ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Горбань Валерий Вениаминович
Лимончики

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 7.26*18  Ваша оценка:

  Хр-руп! - и осколки раздавленного граненого стакана вспороли ладонь того, кто та-ким пижонским образом решил продемонстрировать крепость своих дланей.
  Проведению атлетического эксперимента и его печальному результату способство-вал целый ряд обстоятельств. Во-первых, суровому обладателю могучей кисти через две недели должно было исполниться аж семнадцать. Во-вторых, все его познания в области общения с прекрасным полом ограничивались курсом дворовых лекций и изучением меди-цинского справочника, который был позаимствован другом детства у отца-гинеколога. А в-третьих, как еще можно было привлечь внимание миниатюрной, но совершенно независи-мой, невероятно глазастой и очень строгой старосты параллельной группы, если при од-ном взгляде на ее ладную фигурку в сером мини-платьице кровь просто вскипала, намерт-во иссушая обычно разговорчивый рот и приклеивая онемевший язык к гортани.
  И вот - привлек...
  Уже изрядно поддавший друг Серега, который и притащил его на восьмимартовскую вечеринку своей группы, удивленно воззрился на алую струйку, стекающую с кисти друга:
  - Стакан полный был, что ли?
  - Ты, что, кровь от портвейна не можешь отличить? - злясь на себя в душе и потому особенно язвительно ответил пострадавший.
  - Ну это сколько выпить, - резонно заметил приятель - а то состав может быть и со-всем одинаковый...
  Девчонки же - хозяйки тесной общежитской комнатки, уставленной двухъярусными железными кроватями - всполошились.
  - Вы с ума сошли? Он же порезался!
  И тут произошло то, ради чего можно было передавить еще дюжину стаканов и даже сплясать боевой танец на их осколках: ОНА первой метнулась к шкафчику с женскими при-чиндалами и, выхватив пакет с какими-то ватно-марлевыми делами, вернулась к герою ве-чера.
  - Покажи рану, там стекло не застряло?
  Он разжал ладонь. Тонкая красная струйка, цвиркнув, прыгнула на ее платье, мгновенно расплывшись пятнами по модному кримплену.
  И без того громадные глазищи стали еще больше. Но маленькие ловкие ручки уже соорудили тампон, прижали его к зияющему разрезу и принялись заматывать скрюченную от боли кисть.
  Закончив перевязку, сестра милосердия скомандовала:
  - Мальчишки, идите погуляйте минут десять, я переоденусь.
  Парни двинулись в коридор, на ходу подначивая хорохорящегося стаканобойца, а она, закрыв дверь, разревелась. Было очень жалко этого смешного дурачка, весь вечер ук-радкой следившего за ней и было стыдно перед подругой, одолжившей на вечер свое луч-шее платье. Личный парадный гардероб, состоявший из мини-юбки и нарядной кофточки, был выстиран еще вчера, но до сих пор сох на спинке кровати. Так что и переодеться-то, собственно было не во что.
  Душевная умница Лелька поняла все сразу. Обняв подружку за плечи, она весело сказала:
  - Ну, ты что! Из-за платья, что-ли? Да кримплен отстирается без проблем, только сейчас прямо замочим. Зато какой кавалер, а! Кровь готов для тебя пролить! Ты возьми, одень свой домашний халатик, мужики все обалдеют.
  - И все с ходу начнут резаться, - добавила яркая, темпераментная и язвительная На-талья.
  Вернувшимся же представителям сильного, но бестолкового пола, дамы, переодев-шиеся из солидарности в разноцветные халатики, объявили:
  - Мы тут хотели все в белые халаты одеться и бинтов еще накупить, но надеемся на ваше трезвое поведение и предлагаем попить чаю.
  Сгорающий от стыда виновник переполоха пытался смыться еще в коридоре, но был отловлен. Теперь он сидел с пылающим лицом, пил чай и, погрузившись в горестные раз-мышления, ждал удобного момента, чтобы извиниться за причиненные хлопоты.
  - Остановилась?
  - А? - он вздрогнул.
  - Кровь остановилась? - нежная ладошка осторожно коснулась замотанной руки. На-клонившись, ОНА внимательно смотрела на бинты, сквозь которые проступало багровое пятно. Воротничок желтенького ситцевого халатика, украшенного незатейливыми цветоч-ками, отошел, приоткрывая небольшие смуглые грудки. Еще чуть-чуть и... Но маленький пластмассовый желто-зеленый лимончик, верхний из ряда застегивающих халатик пуговок, спас... нет, не хозяйку, а того, кому она так хотела помочь.
  Ведь и так просто удивительно, что не бетонная плотина, а обычный марлевый там-пон оказался способен удержать гремучую смесь из гормонов и адреналина, прогоняемую сумасшедшими толчками молодого сердца с частотой сто восемьдесят ударов в минуту...
  И все же...ах, лимончик, лимончик!
  * * *
  
  В первый месяц они практически не спали. А тут еще и сессия подвернулась. Так что после ночных бдений над конспектами, то и дело прерываемых для занятий, не предусмот-ренных программой, особо и отсыпаться было некогда. Но не зря восточные мудрецы рас-сматривали любовь как особый род помешательства, обычно не опасного для окружающих.
  Скорее - мешали окружающие. Ведь все имеет свой предел. В его комнате жили еще пятеро, в ее - четыре подружки. Принудительные коллективные походы в кино и самоот-верженное высиживание друзей в учебных холлах общежития могли продлиться месяц-другой. А год?.. Постоянные встречи украдкой, пятнадцатиминутная "любовь" с насторо-женным ожиданием тяжких шагов бдительной комендантши, вечный страх забеременеть и неопределенность своего положения - все больше и больше тяготили прекрасную полови-ну влюбленной пары. Все чаще пылкие встречи стали заканчиваться неожиданными сле-зами, приводившими второю половину, более легкомысленную и толстокожую, сначала в недоумение, а затем в тихую ярость. Ибо нет на свете средства, которое действует на мужчину сильнее, чем женские слезы.
  И наступил день, когда бушевавшее в крови возбуждение, не найдя желанного и привычного выхода, прорвалось жестокими словами:
  - Как ты мне надоела!
  * * *
  
  Очень трудно объяснить, что ощущает человек, который в полной темноте, на-ощупь, хлебает из жестяной банки варево из скользких грибов без соли и специй. Завер-шался десятый день эксперимента "Мы и природа", реализованного тремя друзьями в чу-десном уголке дальневосточной тайги.
  - А не пора ли домой, соколы вы мои? - весело спросил друг Серега.
  - Угу! - давясь склизотенью, промычал из темноты старого зимовья другой молодой голос.
  - Третий ответил не сразу. Не хотелось, чтобы по дрогнувшему голосу друзья поняли его состояние. И без того поглядывают сочувственно, как на больного, прекрасно понимая, что творится в душе приятеля, попытавшегося сбежать в тайгу от самого себя.
  А в этой душе, изо дня в день, повторяясь словно на заезженной пластинке, все громче и громче звучала одна и та же фраза:
  - Животное, идиот, ведь ты ее теряешь...если уже не потерял!
  
  * * *
  - Нам надо поговорить.
  - А разве не все сказано? - она, беззащитно съежившись, будто ожидая удара, сиде-ла на краешке кровати.
  - Я хотел сказать, что люблю тебя и что не могу без тебя.
  - В первый раз слышу от тебя слово "люблю". Обычно ты говоришь "хочу"... - гор-дость переломила горе. Ее глаза смотрели вызывающе, и теплый коричневый ободок, обычно омывающий бездонные зрачки, исчез под наплывом беспощадно-ядовитой зелени.
  - Это очень серьезное слово, ты слышишь его первая и единственная.
  - Мне тяжело с тобой сейчас говорить...
  - Я понимаю. Но если мы не сможем прощать друг другу обиды и ошибки, как мы сможем прожить вместе всю жизнь?
  Платочек не помог. И закушенные в кровь губы тоже не остановили предательский поток. Слезинки стекали по милому, измученному лицу, как капельки весеннего сока по из-раненной коре березы.
  Его сердце рвалось на части от любви, жалости и той великодушной нежности, ко-торая и делает мужчину мужчиной. А его губы собирали горько-соленые капельки с лица любимой, с ее нежной, трепещущей пульсирующими жилочками шеи и с ребристого бочка маленького желто-зеленого лимончика в вырезе простенького домашнего халата...
  
  * * *
  Женщина, придирчиво хмуря брови, но с тайным удовольствием рассматривала себя в зеркало: в жизни не подумаешь, что у отражающейся в стекле обладательницы лад-ной, стройной фигуры старший сын - двадцатилетний студент.
  И ее обновка выглядела просто замечательно.
  Черно-золотые трусики итальянского ночного шелка, сделанные в виде шортиков, скрадывали слегка располневшие бедра (Ну и что? родите троих, я на вас посмотрю!). Ко-ротенькая маечка, наоборот, соблазнительно обтягивала небольшую, но все еще упругую и красивую грудь. А твердые, как у девчонки, соски выпирали сквозь нежную ткань такими задорными пуговками, что в исходе сегодняшней демонстрации мод сомневаться не при-ходилось.
  А вот и ОН: хлопнула входная дверь и дурачившиеся у себя в комнате младшие пацаны перенесли свои крикливые голоса в прихожую.
  Женщина откинула покрывало на роскошной кровати, легла, только слегка прикрыв обнаженные ноги и сделала вид, будто целиком погружена в очередную серию Санта-Барбары.
  Муж вошел в комнату, тускло - безразличным взглядом скользнул по жене и, мазнув ее губы коротким дежурным поцелуем, вышел, прихватив халат.
  Она, подавив разочарование (умотался, наверное: работа - сплошные нервы), со-общила вслед, что ужин в микроволновке и уже всерьез погрузилась в мыльные страсти.
  Минут через двадцать он снова появился в спальне, и в тот же момент хлопнула входная дверь.
  Женщина, не отрываясь от экрана, спросила:
  - Кто ушел?
  - Мальчишки.
  - Куда они?
  - Я их гулять отправил, на улице погода прекрасная.
  Она удивленно вскинула на мужа глаза, и тут же словно горячая волна плеснула в сердце, растеклась-раскатилась по телу, закружив голову и пробив сладкой дрожью коле-ни.
  Ее мужчина, горячий после душа, благоухающий лосьоном после бритья, стоял пе-ред ней, сбросив халат. Его хитрющие глаза смеялись и уже ласкали...
  
  Нет, это было не долгое и умелое наслаждение двух взрослых людей, изучивших друг друга до последней клеточки и понимающих партнера с полувздоха - полустона.
  Это было сладкое безумство юных любовников, впервые ворвавшихся в сума-сшедший мир неуемной страсти.
  И не полированную гладь хитроумных кнопок, упрятанных в складках дорогого шел-ка ощущали его нетерпеливые пальцы. А шершавую поверхность пластмассовых желто-зеленых лимончиков, ревниво прячущих под незатейливым ситцем сокровища всей его жизни.
  
   * * * Все произведения автора - на сайте: http://vgorban.ru/

Оценка: 7.26*18  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012