ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Днестрянский Иван
Антиприднестровье

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 3.58*104  Ваша оценка:

"Всегда побеждает в борьбе за умы та партия, которая разрешает свинство...
То есть, если разрешить людям быть немножко нелюдями, дать им право на ненависть, право на погром -
отклик будет массовый и очень радушный и искренний".

Андрей Кураев

АНТИПРИДНЕСТРОВЬЕ

   Резкое ухудшение отношений между Россией и Украиной, возникновение вооруженного конфликта в Донбассе, плохо замаскированное участие в нём российских добровольцев и целых подразделений армии РФ, деятельность СМИ, подающих российскому народу события в Украине как "фашистский переворот", а возникновение ДНР и ЛНР - как народный протест против него, законно поддерживаемый Россией, возобновили интерес к Приднестровскому вооруженному конфликту 1992 года.
   Этот интерес прослеживается как во втором издании в России повести "Раненный город" (является сильно сокращенным вариантом "Рожденных в РССС"), так и в длительном повышенном внимании читателей к статье "14-я общевойсковая российская армия в Приднестровском конфликте", которая тоже представлена на "АоВ".
   Большинство полагает, что действия России на Донбассе подобны её действиям в Приднестровье, то есть, направлены на защиту населения Донбасса от "украинского фашизма", вроде того как на Днестре защищали народ от "румыно-молдавского фашизма".
   Неудивительно, что на меня обрушился шквал упреков, связанных с тем, что в нынешнем украино-российском военно-политическом кризисе я занимаю позицию бескомпромиссного осуждения действий российской политической стороны и спровоцированных ею сепаратистов ДНР и ЛНР. Будто бы за истекшие годы я полностью изменил свою позицию и стал фашистом. Что-что, а клеить ярлыки в России умели всегда, не считая нужным разбираться в причинах давно назревавших разногласий.
   На самом деле, я своей человеческой, авторской, политической позиции никогда не менял и менять её в угоду политическому моменту не собираюсь. Называл, называю и буду называть все вещи своими именами, под какими бы "товарными знаками" они не подавались в СМИ. В свою очередь, ярлыки мне можно клеить любые, - не прилипнут. Имею свои собственные, давно устоявшиеся взгляды на то, что должно и чего не должно делать любое правительство и массовое движение, если они действительно считают себя народными, а не являются маршем леммингов с обрыва или очередью на новый Нюрнбергский процесс. Иметь свое мнение просто необходимо, ибо беспринципные политические поводыри всегда в наличии, а некрепких головой людей, готовых под ложные призывы построиться колонной на погромы и убой, да ещё затаскивать к себе случайных прохожих, увы, хватает.
   К сожалению, в России подавляющее большинство мало знает о ситуации в Украине, и почти ничего о Приднестровском вооруженном конфликте кроме упрощенных клише, а то и откровенных политических сказок, сочиняемых по принципу "чем дальше в лес, тем страшнее". Поэтому люди совершенно не в состоянии увидеть существенные особенности Приднестровского конфликта, несопоставимые с конфликтом в Украине и на Донбассе, а тем более уяснить себе фундаментальную разницу в действиях своего правительства в этих двух только кажущихся подобными случаях.
   Книга "Раненный город" в данном случае читателям не поможет, являясь обрезанным произведением. Почти все факты и оценки, расходящиеся с общепринятыми в России, в неё не попали.
   Поэтому я намерен кое-что систематически объяснить. Без особой надежды, что российское большинство, "нанюхавшееся" шовинистического угара, эта логика вразумит. Если заставит задуматься хотя бы некоторых, - уже прекрасно.
  
   Итак, первое. При каких обстоятельствах оправданно начало вооруженной защиты народа, вплоть до непризнания центральной власти, развития сепаратистского движения и помощи ему из-за рубежа.
  
   Для того, чтобы иметь моральную и правовую санкцию на защиту вооруженной рукой гонимого и страдающего меньшинства, нужно: А) чтобы это меньшинство реально начало подвергаться гонениям и страданиям; Б) чтобы это ненормальное положение не было решаемо политическим путем. Тогда да, к насильникам, пользующимся привилегиями власти и не разумеющим морали, слов и диалога, вполне применим меч. При таких условиях оправданным оказывается вооруженное сопротивление вплоть до провозглашения государственно-политического отделения, а равно поддержка его демократическими силами из-за рубежа.
   В Приднестровском конфликте к моменту вмешательства в него России были налицо как "А", так и "Б".
   Так, ещё до официальной даты его начала - 2 марта 1992 года, и задолго до того, как Россия склонилась к политической и военной поддержке Приднестровья в июне того же года, в Молдавии, в результате бесчинств националистических молодчиков и в вооруженных столкновениях погибло не менее 15 человек. Две трети из них - жертвы оппозиции и только 1/3 - проправительственных сил (в Дубоссарах и Вулканештах), где им был дан отпор. Десятки человек были ранены, сотни - арестованы. Во всех без исключения случаях, инициатором стычек, приведших к трагедиям, была националистическая, правительственная сторона.
   Скандирование на улицах лозунгов "Чемодан, вокзал, Россия!", "Русских за Днестр, евреев в Днестр!", расстановка знаков мелом на воротах и дверях "сепаратистов" яко бы для последующей "ночи длинных ножей", ежедневные оскорбления в СМИ, все это было реалиями жесткого морального и политического прессинга на русскоговорящих жителей Молдовы.
   Если чему стоит удивляться, так это тому, что в результате организованных румыно-молдавскими националистами "походов" на Гагаузию и Бендеры, ряда "великих национальных собраний", уличных беспорядков и провокаций в Кишиневе, нескольких визитов молдавского ОПОНа на Левобережье, погибло так мало людей.
   Это ненормальное положение не могло быть решено политическим путем, ибо националистическое большинство в администрации Президента и Парламенте Молдовы игнорировало все попытки меньшинства договориться, и кончилось все битьем народных депутатов от Левобережья, их арестами, погромами редакций оппозиционных газет.
   Противостояние носило тем более принципиальный характер, учитывая продекларированный властями курс на объединение Молдовы с Румынией, при котором русский и другие малые народы Молдовы теряли всё, оказываясь с минимумом прав и возможностей в чужой, неприязненно настроенной к ним стране.
   России, как наследнице бездеятельно развалившегося СССР и национальному русскому государству, давно следовало вмешаться в такую ситуацию, но она долго не вмешивалась, переживая неурядицы собственного становления. Поэтому естественным ответом наступлению сил румыно-молдавского национализма стала самоорганизация русскоязычного населения: создание Приднестровской и Гагаузской республик. Когда националистов не вразумило и это, - началось создание рабочих отрядов и батальонов гвардии ПМР - первых по-настоящему боеспособных формирований оппозиции. В считанные недели после этого разгорелся вооруженный конфликт, опять же, совсем не по причине действий этих дисциплинированных батальонов.
   При данных обстоятельствах последовавшее российское военное вмешательство было воспринято положительно не только большинством населения Приднестровья и Гагаузии, но даже частью подвластного националистам населения Молдовы. Большинство молдаван не желало денационализации и растворения в румынском этносе, многие понимали бесперспективность для Молдовы развязанного кровавого конфликта, видели как правительство Молдовы, обманывая народ ходами пропаганды, последовательно срывало попытки политического урегулирования. Вернуться за стол переговоров это правительство могло только "получив по зубам".
  
   Но было ли, сложилось ли что-то подобное в Донбассе да и вообще на Украине 22 года спустя?
   В разительное отличие от Приднестровья, Донбасс в течение четырех предшествующих конфликту лет имел своего общеукраинского президента Януковича и его партию "регионалов", пришедших к власти на голосах жителей больших донецких городов и южных русскоговорящих областей. В Верховной Раде "регионалы" имели большинство. Вплоть до февраля 2014 года (победы майдана или переворота) не могло идти никакой речи о том, что жители Донбасса находятся в ущемленном положении по сравнению с жителями других регионов Украины, что им кто-то угрожает. Даже в ходе острой фазы майданов - антимайданов противостояние в Донбассе ограничилось несколькими драками, в ходе которых было несколько пострадавших и больший урон потерпели не местные, а украинские активисты, заехавшие в места иной ментальности и оказавшиеся в меньшинстве. Силовой поддержки действий невооруженных активистов со стороны новых властей Украины не было, спекуляций в украинских СМИ для разжигания на этих фактах межэтнической и политической розни не было тоже.
   Куда больше пострадавших было не на Востоке, а на Западе Украины, где часть украинских активистов повела разборки со своими же "родными" коррупционными чиновниками, были факты захватов обладминистраций и областных управлений правоохранительных органов.
   Жертвы в Киеве в результате майдана-переворота тоже никак не привязываются к Донбассу и ущемлению русского населения, ибо в большинстве своем погибшими были жители самого Киева и ряда наиболее активно протестовавших областей без различия национальности, плюс несколько сотрудников ОМОНа. Эти события имели чисто политические свойства и не обнаруживают сегрегативного окраса. Этот окрас можно было "поймать" разве что в серии последовавших "победных" уличных заявлений самых разных, участвовавших или примазавшихся к Майдану деятелей, среди которых были ультраправые и безответственные, но, их опять же не получается связать с политикой новых властей, отмежевавшихся от радикалов.
   Равным образом ничего не клеится с событиями в Одессе 2 мая 2014 года, так как они произошли спустя две недели после начала вооруженного противостояния на Донбассе и причинно-следственную связь между ними следует разворачивать не так, как принято в России. А учитывая результаты расследования о непосредственных зачинщиках беспорядков, которыми были все-таки не украинские, а пророссийские активисты, в том числе не местные, о непредсказуемом характере пожара в доме профсоюзов, версия умышленных зверств украинского фашизма не клеится вообще никак. Большая часть жертв последовала в результате трагического стечения обстоятельств, а не избиения по национальному или национально-политическому признаку. Эксцесс опять не был использован и поддержан украинскими властями, заявившими о непрофессионализме и халатности руководителей милиции (что реально соответствует действительности).
   Приходится констатировать, что Одесса и Донбасс связаны между собой лишь как попытка сил влияния раскачать общественно-политическую ситуацию и перекинуть пламя конфликта в ещё один регион Украины, а вовсе не как однотипные проявления "фашизма".
  
   В этой связи возникает вопрос: какое отношение социальный протест и беспорядки, развернувшиеся в столице и других областях Украины, имели к ущемлению русскоговорящего населения Донбасса? Разве косвенное - донбассцы потеряли свое привилегированное положение во все более беднеющей Украине. Потеряли потому, что они возложили свои политические надежды на алчную и глупую (зато, увы, поддерживаемую Россией) политическую силу, умудрившуюся потерять свое фактически монопольное положение и трусливо бежать, предав интересы собственных избирателей.
   После того, как прозападные силы и настроения были дискредитированы администрацией бытового националиста и политического бездельника Ющенко, "гундевшей" про голодомор в попытке представить его "геноцидом украинцев" и расследовавшей возникновение прыщей на лице своего "лидера", правительство "регионалов" четыре года продолжало разворовывать и душить всю Украину ещё хуже ющенкиной камарильи. Оно, как и его предшественники, ровно ничего не сделало для её гражданского и политического объединения, мечась от России к Европе и обратно, "отжимая" бизнес и доворовывая остатки, пока не грянул социальный взрыв.
   Ведь было понятно, что если окончания "каденции" Ющенко люди с трудом дождались, чтобы проголосовать против него, то до окончания президентства нового душителя они могут не дотерпеть. При этом столь важные для сытого мещанина вопросы внешней политики отодвигаются на второй план. Лишенному прав и голодному гражданину интересно совсем другое. А внешнеполитически он пойдет за первым встречным, обещавшим или поддержавшим его избавление, и это будет не Россия, поддержавшая президента, против которого назрел бунт.
  
   Только что сказанное было хорошо понятно всем на Украине, а в России надо было проявить толику сообразительности, чтобы принять такой фактор во внимание. Совсем небольшое усилие мысли, особенно для российского правительства, которое должно было иметь соответствующие донесения дипломатических и специальных служб. Если бы такое понимание было явлено, то российское руководство нашло бы возможность сообщить господину Януковичу что-то вроде: "Мы Вас, конечно, поддерживаем, но если Вы будете продолжать в том же духе, безудержно нагнетая социальную напряженность, которая ставит под угрозу Наши интересы, Мы найдем кого поддержать вместо Вас".
   Если бы это было сделано, если бы началось давление России на прежнюю украинскую власть в указанном направлении и подготовка ей замены, новейшая история Украины была бы иной. Но политические верхи России полностью проигнорировали народ Украины и его насущные потребности. Вместо них о нарушениях прав и свобод, о безответственности и криминальных замашках украинской власти глухо пробормотали с Запада. Это западные политики раздавали украинцам ни к чему не обязывающие, но такие важные комплименты, которые российские "знатоки" социальной психологии презрительно называли "печенюжками от Нуланд". Ну, как, икнулись маклакам грошовые "печенюжки"? Стоит ли удивляться тому, за кем большая часть украинской массы пошла? Во сколько уже обошлись российскому бюджету попытки вернуть Украину и втягивание в международный конфликт?
   В том числе и пророссийски настроенным жителям Донбасса надо было не ждать взрыва, а вместе со всеми остальными гражданами Украины спросить со своих протеже за убийственную экономическую политику, удушающую бюрократию, беспринципность и бандитские замашки. Не нравилось продолжение "ползучей украинизации"? Так надо было спросить, почему правовой статус русского языка остается фикцией, а президент Янукович подписывает закон за законом, по которым во всех областях государственной и общественной жизни монопольно вводится украинский язык. Если бы Донбасс за это со своих политических жуликов спросил, он не выпал бы из общеукраинского процесса, и остался бы реальной крупнейшей политической силой в Украине, внося коррекцию в её движение между Европой и Россией. Но он не спросил и не остался, там, как и в России, не оказалось способных на это лидеров.
  
   В Украине созрел и разразился масштабный социально-политический кризис совсем другого рода, нежели объявленный раздосадованной Москвой "фашистский переворот". Заявить подобное - значит либо ничего не понимать, либо умышленно передергивать. Националисты и правые, выступившие застрельщиками беспорядков, были далеко не главной их силой, точно так же, как в подобных, но менее трагичных беспорядках в Кишиневе в 2009 году, в результате которых вылетел из президентского кресла нелюбимый народом президент Воронин (тоже, кстати, поддерживавшийся Москвой). Но по поводу тех событий в Молдове, тоже негативно воспринятых в России, все же не поднималась "антифашистская" истерия, не возникло идеи "раскачать" Молдову и возобновить Приднестровский конфликт. Думается, лишь потому, что посткризисное развитие ПМР, полностью направляемое из России, пошло неудовлетворительно, проросийский потенциал и положительный социально-политический пример ПМР были утрачены. Соответственно, не оказалось достаточных каналов вмешаться в ситуацию в Молдове. Ниже мы вернемся к тому, как это произошло и почему.
   События в Молдове были не такими значимыми и глубокими как сегодняшние. В Украине же, в среде угнетенных масс, при наличии слабого антинародного государства, дошедшего до коррупционно-бюрократического паралича, сложилась самая настоящая, описанная в марксистских учебниках революционная ситуация, начавшая перерастать в революцию. Украинские низы больше не могут жить по старому, а верхи - не в состоянии управлять по-новому. Только отсутствие организованной политической силы тормозит второй удар этой революции, но он все равно грозит разразиться в зависимости от степени неспособности нового правительства. Украина - это не маленькая Молдова, ею невозможно управлять упрощенно, дергая за струны национализма и отделываясь пустыми заявлениями в социально-экономической сфере.
   Все происходящее на Украине, как по нотам, вписывается в рамки буржуазно-демократического движения, направленного против криминально-клептократической диктатуры крупнейшей коррумпированной бюрократии и постсоветских нуворишей (олигархов), которые оказываются в общем политическом спектре значительно правее разночинного движения "Майдана". На данном этапе оказались свергнуты самые одиозные олигархи и высшие бюрократы, а оставшиеся пытаются обратно "оседлать" ситуацию.
   Никаких гонений по национальному и языковому признаку, никакого фашизма в Украине не было, и нет. Наоборот, правые и националисты оказались удивительно слабы, - даже слабее молдавских образца 2009 года. Ещё хуже, просто никчемными, оказались коммунисты Симоненко, - эти ренегаты занимались пустой болтовней, изображая из себя защитников народа, на деле исправно холуйствуя и пособничая антинародной власти, полностью дискредитировав свою идеологию и политическую платформу.
   Соответственно, при вышеописанном политическом положении со слабостью радикальных партий и их неспособностью осуществить какие-либо национальные, региональные и прочие частные притеснения, нет оснований к сепаратистскому движению в Украине. Наоборот, все политические силы страны, если хотят гарантировать свое политическое и экономическое будущее, просто обязаны принять участие в общенародном движении и общенациональном политическом процессе.
   В данной ситуации Донбасс не пошел за разночинным демократическим движением, продолжая следовать за правыми силами: своими донецкими, а потом - за вмешавшимися в украинский кризис российскими олигархами. В Приднестровье же было совсем наоборот - левая демократическая оппозиция боролась против правых фашиствующих националистов.
  
   В это же самое время никто не разгонял фракции партии "регионалов", наследие Януковича и Азарова было просто брошено на произвол судьбы. Пока тысячи чиновных крыс бежали с тонущего корабля, напрасно отдувался в теледебатах слабенький мыслитель Добкин. Никто не поддержал его. Будто где-то за кулисами было решено, что теперь никакие политические процессы в Украине больше не актуальны. Где именно было принято такое решение - наглядно показали мартовская аннексия Крыма и дальнейший хор российской пропаганды о создании Новороссии...
   Но и после аннексии Крыма, где украинская сторона уклонилась от столкновения, вплоть до самого начала боевых действий, Донецк и Луганск могли не выходить из общеукраинского политического процесса, никто не препятствовал волеизъявлению их населения, не бил и не арестовывал их представителей, в разительный контраст с тем, что происходило в 1990-1992 гг. в Молдове и ПМР.
  
   Одним словом, в украинском кризисе не было ни "А", ни "Б". Не было избирательных "фашистских" репрессий ни в целом по стране, ни на Донбассе. В отличие от Приднестровского кризиса, сохранялась реальная возможность продолжения политического процесса, от которого Донбасс просто отвернулся, не пожелав принять участие в совместном выходе из всеукраинского тупика. В Одессе и Харькове политическая ситуация решилась иначе, так где же "фашистские зверства" победителей против многочисленных и никуда не исчезнувших тамошних русских? Где хотя-бы устные, пропагандистские угрозы? Террористическую активность отдельных "пророссийских" радикалов мы видим, а репрессий против русских, - нет... Отсутствуют даже минимальные элементы психологического давления на нас. Наоборот, правительственные заявления носят солидарный, успокаивающий характер, и так же спокойно реагирует украинская часть населения. В Молдове же после начала боевых действий в 1992 маховик национализма остановился не сразу. Продолжались эксцессы в Гагаузии, аресты, долго не утихала националистическая пропаганда.
   Так кого же пошли защищать отряды Гиркина-Стрелкова, на какой ратный подвиг начали записываться добровольцы? По ком пустила слезы российская пропаганда, подливая масла совсем не в тот, что в Приднестровье, без жарких углей народного гнева, огонь? Откуда вообще этот огонь взялся? Мог ли бы он разгореться из одних беспочвенных опасений "восточников" и их раздражения низким уровнем жизни в Украине, как о том недвусмысленно и скептически высказался сам Стрелков?
  
   Непохоже, чтобы движущая сила дальнейших трагических событий крылась в самой Украине. В ней ещё не зашли в окончательный тупик политические переговоры, не завершилась необходимая политическая дифференциация, не возникло взаимного гражданского ожесточения. Зато в соседней России пожелали увидеть в украинских событиях именно "фашистский переворот", что позволило кинуть к населению Украины призывы в революции не участвовать, выключить часть населения из общеполитического процесса, дав ему вместо демократических - сепаратистские ориентиры, а заодно представить российскому народу ситуацию в Украине в ложном свете.
   Возможно, 1) российская власть просто испугалась. Ведь она почти так же антинародна, как свергнутая власть "регионалов" Януковича, которую поддерживала. Она не менее коррумпирована и не более компетентна, разве что более богата и дисциплинированна. Часть населения Украины, приняв участие в неприемлемом для российской власти социальном движении, будет так или иначе перемещаться в Россию, подпитывая тем оппозиционные настроения в ней самой. В то же время хорошо известно: ничто так не помогает против народных беспорядков и революций, как встречная инициация "патриотических" движений и шовинистических настроений. Быстро инициировать их был практически единственный способ: аннексировать у Украины автономную республику Крым.
   Возможно и то, что 2) российские лидеры "приняли международный вызов", сочтя по многим причинам переворот в Украине нестерпимой потерей для своего престижа, коварной "подачей" Запада, отказывающего признать их равными в мировом клубе. Они посчитали, что не могут отдать Западному миру такой козырь и плацдарм как Украина. А наиболее очевидной основой для политических попреков Западу является развившийся там и потерпевший поражение 70 лет назад германский фашизм. Возможно и первое, и второе вместе.
   Что сказать? Вызовы своей власти и стране надо принимать, но компетентно, готовясь заранее, не игнорируя объективные социальные процессы, не уповая при управлении массами на голую силу и манипулирование через СМИ. Равнодушные наблюдатели, вдруг превратившиеся в громогласных обличителей, выглядят плохо, а потому при всех своих прагматических плюсах избранная российскими верхами позиция полностью лишила их симпатий населения Украины. Об этот не замечаемый ими народ они в своих расчетах и споткнулись, вместо ожидаемого реванша выполнив задачу Бжезинского - разрыв отношений России и Украины на длительное обозримое время. Это - грандиозный провал и подлинная трагедия.
  
   Интенсивное вмешательство в дела Украины началось сразу же, как в ходе ростовских "конференций" и по первым обстоятельным докладам "проспавших" мидовцев и спецслужб выяснилась глубина Кремлевских заблуждений: Януковича вернуть на Украину не удастся, проблема не в точечном перевороте в Киеве, даже не в Западной Украине, а в неприятии свергнутого президента и правительства всей страной. При этом, в отличие от Молдовы 2009 года, протестный пророссийский потенциал, большая тяга к России на Украине все ещё имелись, хотя за два десятилетия Россия пальцем не пошевелила, чтобы русскую часть населения как-то, хотя бы культурно поддержать и организовать. Маклакам это мыслилось задорого. О протестном потенциале позаботилось само правительство Украины, "завалившее" внутреннюю социальную и экономическую политику.
   Поэтому начала ускоренно реализовываться отработанная ещё в 90-х российская тактика на застопоривание уходящей из-под влияния очередной республики её расколом. Только в 90-х были реальные народные движения, ориентированные на Россию, а в 2014-м, после 20-летнего презрения к русским за рубежом, их требовалось подстрекнуть и организовать. На Донбассе, вместо продолжения участия в общеукраинском политическом процессе последовал поворот в русле начавшегося российского давления, и уличная толпа впала в гипноз от иллюзорной возможности зажить при украинских ценах на российской "социалке". Да ещё по российскому ТВ ей нескольких фашистов показали (удивительно, если бы среди 40 миллионов населения Украины в острый политический момент не нашлось бы нескольких провокаторов и маразматиков для такого показа). Аналогичный поворот пытались инициировать в Харькове и Одессе.
   Разве перед вмешательством в Приднестровский конфликт Россия что-то аннексировала у Молдовы? Разве это не стимуляция последующих кризисных событий в Украине, какой совершенно не было со стороны России в случае с Приднестровьем? Действия современной России в 2014 в данном случае весьма напоминают действия румыно-молдавской стороны, угрожавшей в 1991-1992 (но только угрожавшей) присоединением Молдовы к Румынии. Разве массивная российская пропаганда федерализации Украины вплоть до отделения "Новороссии" не была такой же стимуляцией, как в свое время националистическая румыно-молдавская пропаганда?
   Как и полагалось ждать, пророссийски настроенных лиц охватила излишняя эйфория, а украинцы были изрядно напуганы, осознали начавшийся развал своего государства. Как следствие, их готовность применить против этого силу, вызрела почти моментально. Было бы удивительно, чтобы после таких действий путинской России где-то на Донбассе или Юге Украины не полыхнуло...
  
   Таким образом, на Украине вместо реальных угроз "А" и "Б" была "Г" - опережающая внешняя стимуляция Россией не сложившихся и не вызревших самостоятельно сепаратистских движений в виде аннексии Крыма и массированной пропаганды сепаратизма, подобно тому, как определенные круги Румынии изначально тайно, а потом открыто стимулировали молдавский национализм и отделение МССР от СССР. То есть, в Приднестровье и Донбассе Россия действовала и действует в совсем разных направлениях, хотя и сходными способами, оказываясь при этом по отношению к человеческим и демократическим ценностям на разных сторонах морально-политической шкалы.
   В Донбассе она сама огонь опережающими темпами разожгла и поддерживает теми средствами, что "подсмотрела" у своих внешнеполитических противников, применяя их ещё более массированно и жестко. В отличие от ПМР не приходится говорить о том, что ДНР и ЛНР сорганизовались сами. Прежней, "патриотической", только гораздо более лживой и мощной, осталась лишь российская пропаганда, маскирующая вопиющее несоответствие действий России реальной социально-политической ситуации в Украине и оправдывающая новый, "улучшенный" военно-политический инструментарий Кремля, используемый без тех ограничений, которые считались необходимыми ранее и совершивший "качественный скачок" от краткосрочных операций понуждения к миру до развязывания и поддерживания длительных кровавых конфликтов для защиты интересов отнюдь не русского населения, а только нынешней Кремлевской клики. Тем самым неуклюжие, но морально оправданные миротворческие миссии России, имевшие место ранее, эволюционировали в Украине до эгоистичного живодерства, прикрываемого наглой ложью и ханжеством. К сожалению, часть населения России на это "купилась" так же, как в 1989-1992 гг. "купились" на ложь своих националистов многие молдаване...
   Моральной санкции к сепаратистскому движению на Донбассе просто не было... Сепаратистские движения, возникающие без каких-либо притеснений, на основе банального нежелания продолжать участие в общенациональном политическом процессе (вверху) и уличной глупости (внизу), на фоне мощного внешнего давления, - справедливо квалифицируются не как народно-демократические, а как мятежнические и изменнические.
   Но, как в 1992 году румынские цели не были достигнуты из-за преступлений, настроивших против такой политики народные массы, так и сегодня, в 2014, Россия зримо буксует: всеобщее возмущение сплачивает против неё население Украины. В то же время, множество эффективных способов и возможностей урегулирования процессов в Украине к обоюдному удовольствию стран и народов, руководством России были отметены и не задействованы.
  
   Это есть принципиальная разница в целях, методах и политическом поведении России в этих конфликтах, превращающая путинскую и медведевскую Россию из защитника русских в обманщика населения, провокатора и агрессора. Каков бы ни был ущерб, нанесенный России в результате событий на Украине, он не оправдывает выхода из мирного политического процесса и перехода к преступным методам в отношении Украины. Точно так же профит, ожидавшийся определенными кругами Румынии от присоединения Молдовы, не оправдывал преступных методов достижения этой цели.
   Это есть радикальное, диаметральное внутреннее различие между Приднестровским конфликтом и конфликтом в Украине вообще и на украинском Донбассе в частности. За начало масштабного кровопролития на Донбассе, как интересант и провокатор, явно ответственна современная политическая Россия, в то время как в Молдавии 1992 года эта ответственность лежала на румыно-молдавских националистах и Кишиневском правительстве.
  
   Дальнейшее кровопролитие начало разворачиваться совсем по другой причине, нежели мифический украинский фашизм: агрессивная политика Путинской и Медведевской России по отношению к новой Украине опять оказалась плохо рассчитанной: утлый кораблик Украина неожиданно не потонул. То, что не было "откушено", начало сплачиваться, и этот "самотоп" после множества "китайских предупреждений" открыл огонь из тех немногих орудий, что у него остались, открыл его в полном соответствии с положениями своего внутреннего и международного права. Точно так же, если бы в 1992 году Приднестровье начало вооружаться и отделяться от Молдовы беспричинно, Кишинев, попытавшийся ввести войска, был бы прав... Право защищать свою территорию от неспровоцированной агрессии соседней державы, от внутренней и внешней подрывной деятельности, игнорирующей основные гражданские права и обязанности, - есть неотъемлемое право каждого государства.
   В ответ продолжились усилия потопить Украину. Они тщетно, с нарастающими кровопролитием и разрухой, продолжаются и поныне.
  
   Сравнение некоторых обстоятельств хода конфликтов в Приднестровье и Донбассе
  

Приднестровье

Донбасс

   Наличие жертв и притеснений от действий правительственных сил до начала вооруженного конфликта

Были, как в самом Приднестровье, так и в других районах Молдовы, но в связи с одним и тем же имеющим национально-политическую окраску конфликтом

Нет, вместо них для оправдания произвольно привязываются жертвы, возникшие в несравнимых ситуациях в других регионах, в том числе после его начала

   Проявления национализма в Молдове и Украине

Сильные, повсеместно, с преобладанием откровенно националистических и антирусских лозунгов

Слабые, ориентированы не столько против русских, сколько против политики РФ

   Националистические партии Молдовы и Украины

Сплоченная - НФМ, сильное влияние на правительство

Разные и слабые, эпизодически набирали голоса, а затем терпели поражение на выборах.

   Возможность политического диалога
   Утрачена в конце августа 1991 года, за 6 месяцев до начала боевых действий
   Сохранялась до самого начала боевых действий
   Внешняя угроза существованию расколовшейся страны
   Была, создана Румынией в виде концепции воссоединения с Молдовой, провозглашенной ещё до начала боевых действий
   Есть, создана Россией в виде концепции отторжения от Украины 60% её территории как "Новороссии", Крым аннексирован Россией до начала боевых действий
   Инициатива в создании образа врага и основная масса пропаганды принадлежали
   Правительственным СМИ Молдовы
   СМИ России
   Иностранные добровольцы впервые участвовали в боевых действиях со стороны
   Румынии, в составе организованных ДРГ, в первые же дни боевых действий. Одновременно в Дубоссарах были неорганизованно вовлечены в противостояние группы российских казаков, также прибывшие в Приднестровье до начала боевых действий.
   России, зашли в Донбасс и организованно избрали позиции против правительственных войск ещё до начала боевых действий. Со стороны Украины иностранный элемент появился с заметным опозданием, в ходе длительного "топтания" под Славянском.
   Социально-экономический фон конфликта
   Экономический и политический кризис
   Глубокий экономический и политический кризис
   Исход
   Военный статус-кво, длительный раскол, ПМР не признана, после зачистки из руководства лиц, хоть в чем-то несогласных, стала бесправным сателлитом России
   На текущий момент военно-политический тупик, Россией принимаются меры к зачистке руководства ДНР и ЛНР, одновременно идет консолидация остальной Украины.
   Вид конфликта
   Антинационалистическое, антифашистское демократическое движение меньшинства, поддержанное Россией и затем убитое по достижении считавшегося выгодным для Москвы политического момента.
   Демократическое антиклептократическое движение большинства, меры по переводу которого в национальный конфликт с меньшинством и дальнейшему удушению предприняты Россией
  
   Второе. Насколько оправдано дальнейшее продолжение инициированного вооруженного конфликта в связи с его возможными целями и исходами?
  
   Так или иначе, вооруженная борьба против "украинского фашизма" за российские интересы и русских Украины, без подлинной на то причины, началась. Каковы же цели и перспективы, чтобы её продолжать? Есть ли хотя бы тут аналогия с Приднестровьем, или опять налицо своеобразное "Антиприднестровье"?
   Вот тут-то, в разворачивающихся событиях видны определенные аналогии, но, увы, тоже из области непрогрессивного, что пряталось перед российским народом при рассказах ему о Приднестровском вооруженном конфликте.
   В ПМР, у приднестровских "сепаратистов", были довольно ясные цели и перспективы. А) Защитить народ и избежать затаскивания Молдовы в Румынию. Б) Опираясь на российскую поддержку, добиться смены власти в Молдове, создав там народно-демократическое правительство. Эта вторая задача появилась после того как выяснилось, что восстановление СССР является несбыточной мечтой.
   То есть, строго говоря, коренные приднестровцы и сепаратистами-то не были, а всего лишь федералистами, причем могли отказаться от провозглашенной независимости при условии возобновления и изменения политического процесса во всей Молдове и дачи гарантий её неприсоединения к Румынии. Они просто не могли думать иначе, потому что в 1992 уже не было путей к приему ПМР в состав России или Украины. Да ещё река Днестр разделила массу связей и семей. Только победа над одиозным политическим Кишиневом решала эту проблему. И приднестровцы видели, как колеблются многие молдаване. Соответственно, приднестровские формирования на передовой жаждали решительного наступления, которое так и не состоялось...
   Думать иначе могли только российские казаки, прочие добровольцы в местных делах не разбирающиеся, а также политики в Москве. Это только для них было победой оторвать 1/5 часть Молдовы и приплясывать на этом пятачке в радости от "победы", потеряв влияние в остальных 4/5, временно "заморозив" таким способом невыгодный геополитический процесс, а заодно кризисную социально-экономическую обстановку в регионе. Вот если бы их родные Москву, Новочеркасск или Красноярск так разделили, "заморозив" на много лет, они бы поняли, что это не победа, и что население, оказавшееся в такой ситуации, будет понемногу разбегаться и отворачиваться от России как от страны, которая такую малоприятную систему (ни мира, ни войны, ни перспектив) установила и поддерживает.
   При такой системе, да ещё с традиционным российским неприятием любой инициативы с мест, отрезанные территории быстро приходят в упадок и приводятся к марионеточности. Первоначальный морально-политический капитал сопротивления бездарно растрачивается, и все труднее становится доказывать международному сообществу, что эти республики держатся на чем-то кроме российского военно-политического диктата. Это ярко показала и доказала судьба ПМР.
   Но эта точка зрения возобладала в России и политическом руководстве ПМР, попавшем от российской помощи в полную зависимость. Надо помнить, что лидер и президент ПМР Смирнов приехал в Молдавию зрелым человеком с опытом работы, но и он, в итоге, оказался "слишком местным", за что и был впоследствии убран. Российское политическое влияние уже тогда не признавало никаких мыслей и тенденций, кроме собственных, оценивая события как-то хулигански - местечково, будто за 1,5 тыс. км от Москвы можно поступать гораздо грубее, чем у себя на Арбате. В итоге, вместо победы на Днестре сложился долговременный, болезненный пат.
  
   Задача "А" была выполнена, но задачу "Б" в России даже не увидели, считая необходимым просто разделить и "застопорить" Молдову, для чего было достаточно разделить её по Днестру, наплевав на чаяния населения обоих его берегов. Поэтому, с применением интриг, даже откровенных убийств, разогнали и ликвидировали ту часть приднестровских офицеров и руководителей, которые настаивали на решении задачи и мыслились как препятствие для реализации более статичной и простой московской геополитической композиции. Наиболее громким в этой связи было убийство подполковника Костенко - командира 2-го (Бендерского) батальона РГ ПМР и расстрел 2-й роты его батальона. А это, извините, не что иное, как военные преступления, вызвавшие ропот о предательстве и неизвестный в России "путч", который был быстренько задушен...
   Это к сведению для тех, кто думает, что действия России в Приднестровье были безупречны, а между приднестровскими формированиями, российскими политиками и добровольцами были полное взаимопонимание, дружба и любовь. Нет! Помимо братства по оружию существовало стратегическое разногласие, которое российской стороной было проигнорировано, и вместо учета решено преступными средствами, отчего братство по оружию начало разваливаться буквально на глазах. Оно развалилось бы дотла, если бы ликвидации и перетасовки в РГ, милиции и ополчении ПМР не удалось довести до конца...
  
   Много позднее, чуть ли не 20 лет спустя, когда ожидания от казавшейся такой перспективной концепции раскола Молдовы в Москве изрядно умерились, а положение вокруг Приднестровья вновь начало ухудшаться, аналогичные ("Б") идеи урегулирования все же посетили какие-то московские головы. Но время было безвозвратно упущено, каналы влияния на Молдову утрачены, инструментов для таких решений не было (ими могли быть только люди, подобные ликвидированному Костенко, а не авантюристы и торговцы национальными интересами типа задействованного в 2011 году Бергмана). Выглядела эта попытка мерзко, наподобие торговли крепостными крестьянами, и, по счастью, реализована не была.
   Важная задача "Б" в Приднестровье оказалась снята, а без её решения, при видимом сегодня ослаблении влияния России, звезда ПМР клонится к закату. Все более ожидаемым становится историческое поражение, вопрос лишь в том, насколько унизительным оно будет, сколько прав и свобод сохранится у тех, кому сегодня уже под 50 и за 50 да детей солдат, защищавших свой народ, а затем политически раздавленных своим "большим другом".
  
   Теперь посмотрим, что мы видим сегодня с ДНР и ЛНР? У этих образований явно прослеживается только задача "А": Защитить народ и избежать затаскивания Украины в ассоциацию с Евросоюзом и НАТО. Но, в отличие от ПМР, эта задача сформулирована не под влиянием прямой практической угрозы, поскольку русские на Украине не подвергались гонениям, и Украине не угрожает потеря суверенитета. Население Донбасса никак не может оказаться в совсем чужой стране, угроза чего была для населения ПМР. Это будет все та же Украина. Оправданны ли в связи с этим страхи населения, его запугивание разрывом с Россией? Это большой вопрос, который следовало бы выяснить в политическом процессе, прежде чем, поддавшись на чужие советы и провокации, начать раздел и пиф-паф.
   Задача "А" явно поставлена на шатком основании, в угоду временной политической горячке, и более соответствует не интересам местного населения (экономические и прочие потери от разрыва политических связей неизбежны, их никто не считал), а политическим интересам соседней России, которые многие жители украинского Донбасса могут недопонимать и не вполне разделять скармливаемые им взгляды на катастрофичность событий. Слабость такой позиции настолько очевидна, что для мобилизации населения с самого начала использовалась и продолжает использоваться пропагандистская подпорка: постоянные ссылки на очень низкий уровень жизни в Украине, что (по умолчанию) в ДНР и ЛНР будет лучше, а то и Россия насовсем к себе присоединит.
   Но, во первых, это просто ложь. Расколом и сепаратизмом уровень жизни не поднять никак, он станет ещё ниже, что и происходит. Россия не присоединит, ей Крыма хватило и впору думать о своем кризисном бюджете. Чистая химера, не говоря уже о сакраментальной российской психологии: "Россия никому ничего не должна!" Во-вторых, такие посулы без гарантий привлекли на сторону ДНР и ЛНР люмпенизированную часть населения, бросовый человеческий материал, не умеющий и не желающий ни строить ДНР с ЛНР, ни работать в интересах России, а только ждущий подачек. Материал явно хуже, чем в ПМР, где опорой республики были трудовые коллективы крупных фабрик и заводов, кадровые военные и правоохранители.
   "Результат" уже виден. Идейные бойцы ДНР и ЛНР, всей душой болеющие за "русское дело", с отвращением относятся к этой немотивированной массе. Презрительно фыркают добровольцы из России, видя в местных "непонятный людской хлам". В ПМР такого не было. Аналогичные упреки чаще были адресованы наоборот, - от местных к приезжим.
  
   Перспектив решить задачу "Б" (Свергнуть киевское правительство) у ДНР и ЛНР нет вообще никаких, особенно после провала проекта большой Новороссии. Им труднее чем ПМР просто стабилизироваться и существовать, хотя бы потому что в истории ПМР есть политическая автономия, а у Донецкой и Луганской областей - нет. ПМР вызревала 2 года в политической борьбе, а ДНР и ЛНР "снеслись" за два месяца при мощном влиянии России... Соответственно, местное политическое руководство, лидеры ДНР и ЛНР - это просто горе. Лидеры ПМР, при всех претензиях к ним, были титанами по сравнению с имеющимися на сепаратистском Донбассе "руководителями".
   В этой связи никто не может заблуждаться в том, что Россия вынуждена за них осуществлять внутреннее политическое урегулирование и организационные мероприятия на Донбассе. В отличие от ПМР, донбасские республики марионеточны с самого начала, от кожи до костей.
   Задача "Б" в ДНР и ЛНР оказалась снята ещё быстрее, чем в ПМР, буквально через 2-3 недели после начала вооруженного конфликта, когда обозначился провал попыток раскачать остальные области Украины, так и оставшись на уровне крикливых надписей на бронетехнике: "На Киев!", "На Львов!"
  
   Но вышесказанное не значит, что в ДНР и ЛНР нет остро чувствующих потребности своего населения и региона активистов, которые пытаются ставить перед собой модифицированную задачу "В": Раз уж война началась, отбить у киевского правительства как можно больше, чтобы затем торговаться с ним за автономию в составе Украины в обмен на гарантии её нейтралитета и не вступления в НАТО.
   Угадывается, что в их числе самые надежные бойцы Новороссии, от действий которых нацгвардия и ВС Украины уже понесли немало утрат. Но, все же, с ними можно договариваться Киеву, и, скрепя сердце, можно простить обоюдные утраты, поскольку в случае достижения согласия в них будет смысл, кровь будет пролита не зря. Появится новое политическое устройство, которым хотя бы временно большинство населения Донбасса и Украины будет довольно, война прекратится.
   Они мыслят как в свое время приднестровцы: сражаться до конца, но не лить кровь ради откровенных заблуждений, взять то, что необходимо взять. Нужно же - подлинное урегулирование с учетом интересов Донбасса, а не понурое болтание непризнанных республик невесть сколько лет на шлейке российских вождей, медленно но верно проигрывающих борьбу за русский мир в глобальном масштабе.
  
   К сожалению, наблюдаются многие признаки, что руководство России намеревается по своему обыкновению жестко держать в узде всю жизнь и борьбу ДНР и ЛНР. Не воспринимается никакая местная инициатива, уже сделан переход к травле и убийствам таких "не в меру" самостоятельных групп и лидеров, хотя как раз в них-то и есть единственная надежда Донбасса на уход от полного разгрома и поражения. Как обычно, считается, что разоружаются и ликвидируются мародеры, недисциплинированные отряды, криминальные элементы. Частично, это, конечно, так. Но, побывав в аналогичных событиях, вполне логично предположить, что под этот "шумок" вычищается всё, что хоть на йоту не соответствует окостеневшим политическим соображениям Москвы.
   Разборки идут в масштабах, какие в ПМР не снились. Сеть пестрит сообщениями о ликвидациях российскими спецгруппами "местных авторитетов", имеющих заслуги в деле организации вооруженного сопротивления сепаратистских республик, но проявивших то или иное несогласие с политической линией Москвы. В резонансных случаях, когда убийство принесет политический вред, стараются удалить мягко. Так отстранены вольно думающие, но популярные Гиркин и Безлер, ряд других ранее считавшихся ответственными лиц.
   Таковы и личные сообщения с мест. Лично меня, как бывшего приднестровца это нисколько не удивляет.
   Учитывая сырость ДНР и ЛНР, крайнюю слабость их высшего политического руководства, неорганизованность подразделений внизу, значительно больший чем в ПМР процент чисто российских формирований и добровольцев, а также вышеописанное рвение в "зачистках" (выводы из Приднестровской "фронды" сделаны вполне, но не те, что надо), - задачу "В" Донбассу решить категорически не дадут.
   Непризнанные гумконвойные марионетки Кремля, прозябающие в полной разрухе и бесправии - вот будущее мятежного Донбасса, за которое обманутые люди шли голосовать на местных "выборах". В это "будущее" ДНР и ЛНР прибыли практически моментально, в отличие от ПМР, где ряд лет сохранялись видимое относительное благополучие и собственная экономическая жизнь.
  
   Довольно разительное отличие, ставящее многих в Донбассе на грань выживания и вынуждающее к пересмотру недавнего выбора. А это значит, что если Россия намерена продолжать действовать в том же стиле, скоро местных на Донбассе надо будет либо всех разными способами зачистить, либо они совсем перестанут слушать "утешения" о скором "вот-вот крахе" "фашистской" Украины, начав массово отвечать свинцовой "взаимностью" своим "благодетелям".
   Это самое уже пытается представить Киев, вещая о развитии партизанского движения на Донбассе. Возможно, это пока неправда. Но логика подсказывает, что может стать правдой.
  
   Увы, мы опять видим со стороны современной политической России вместо точных и компетентных действий, её обычную слепоту к народу, осуществление системы раскола территории, тотального давления на всех инакомыслящих и полумер, полностью игнорирующих чаяния "местных". Как и раньше, даже в значительно больших масштабах, российская политика прибегает к откровенно преступным способам добиваться своего. И опять ситуация стремится к "замораживанию" конфликта. Но, если в случае с ПМР и Молдовой, Россия рассчитывала перевести такую ситуацию в победу и не смогла (а ведь тогда было время частичной стабилизации, влияние российского руководства росло), то теперь на победу подобного образа действий рассчитывать вообще не приходится.
   Остается единственный мотив: дождаться давно провозглашенного, но все никак не наступающего полного социально-экономического краха Украины и как-то использовать его. Но чем это поможет России в условиях крупнейшего международного и тяжелого внутреннего экономического кризиса? Все равно она никакие новые области Украины ни прямо, ни завуалировано захватить уже не сможет. Одно дело подбирать готовые народно-хозяйственные комплексы и совсем другое - разваленные. Их надо будет восстанавливать, вкладывая большие средства, сталкиваясь при этом с проблемами массы перемещенных, бегущих от нищеты и голодной смерти лиц, часть из которых будет настроена к России неблагоприятно. Местных кадров - почти ноль, и остатки их самой Россией выбиваются за несогласие. А на голых провокациях и посулах, которые очевидно для всех не оправдываются - далеко не уедешь.
   Не забудем нынешние популярные российские мысли, кочующие из головы в голову, сайта на сайт, из дискуссии в дискуссию: "Россия никому ни чего не должна!", "Россия никогда ни в чем не виновата!" Разве с таким менталитетом в описанной выше ситуации это будет не кошмар, не пролог к новому мощному социальному взрыву в самой России?
   Но с таким менталитетом на украинский Донбасс прибывают из России добровольцы, желающие принять участие в борьбе против "украинского фашизма", в то время как для её продолжения не обнаруживается достижимых целей.
  
   Третье.Сравнительное положение и роль российских добровольцев.
  
   Русское добровольческое движение первой половины 90-х в значительной степени было компенсаторной реакцией на постыдное бездействие слабого правительства Ельцина перед рядом вызовов, брошенных России, сопровождавшихся притеснениями бывших сограждан со стороны новых националистических правительств.
   В это движение были вовлечены выходцы из разных слоев, была в нём и люмпенизированная, примазавшаяся часть, принесшая вместо пользы изрядно вреда, но, в целом моральное состояние и действия добровольцев того времени в Приднестровье надо оценить хорошо.
   Главное, их представления о сложившейся в Молдове и Приднестровье ситуации были в целом верны, а потому правильными были действия. Они действительно воевали против тех, кого ожидали: обнаглевших и наступающих притеснителей русского населения, стоявших в связи с враждебными России внешнеполитическими силами. На их стороне были мораль и право. Единственный контрдовод, что они незаконно прибыли на территорию другого государства легко парировался тем, что молодой стране без году неделя, и "не вопрос, если она ваша, чего ж вы в ней насильничаете?" Т.е. неспровоцированные силовые действия националистического правительства Молдовы состояли в прямом противоречии с международно-признанными правовыми и демократическими ценностями.
   Этому способствовало то, что освещение событий, даваемое СМИ России было хоть и неполным, но в целом разносторонним и таким, на основании которого можно было сделать объективные выводы. Не было существенного разрыва между подаваемой информацией и реальной ситуацией в регионе.
  
   Касательно российского добровольческого движения в Украину 2014 года, оно тоже в основе своей является компенсаторной реакцией наиболее деятельных и отзывчивых граждан на униженное положение терпящей беспрерывные внешнеполитические поражения России. Ещё до украинских событий, на основании 1-2 летнего обзора различных СМИ легко можно было сделать вывод о том, что у России больше не осталось в мире союзников, недружественное окружение быстро сжимается.
   Нельзя требовать от масс ответа на вопрос "почему". Глубокий анализ массам недоступен, и вывод оказывается простым: "потому что враги". Отсюда совсем близко до второго вывода и посыла к действию: "Я должен помочь".
   Но, общественно-политическая ситуация в Украине и прочие условия развития добровольческого движения по сравнению с 1992 годом в 2014 году - совсем другие,
  
   Во-первых, администрация и правительство Путина-Медведева гораздо прочнее контролируют внутреннюю жизнь России, чем администрация Ельцина. Если в 1992 году российские добровольцы, желающие попасть в Приднестровье, организовывались самостоятельно и действовали вместо своего правительства, а не по поручению оного, в нынешней ситуации с Украиной - не так. В отличие от 1992 года, невозможно себе представить, что такое движение развилось бы, если бы российское правительство его не захотело. Добровольческое движение в Украину имеет официальное одобрение, в том числе из уст президента Путина, пользуется помощью правительства, которое способствует организации и засылке в Украину целых больших отрядов, вооружаемых уже в России, а не прибывающих на место событий с голыми руками.
   Этими привилегиями не пользуются только те из добровольцев, которые все равно действуют самостоятельно, на свой страх и риск. Порой таких лиц даже увольняют с работы или пытаются привлечь к ответственности. И это понятно. Правительство, которое упорно и последовательно борется с любой "фрондой" в ДНР и ЛНР, не воспринимает никаких союзников, ничьей точки зрения, кроме собственной, не заинтересовано в неконтролируемом передвижении опасно инициативных лиц. В связи с этим кое-кто из особо активных патриотически-настроенных авторов АоВ уже попал "под раздачу" за вояж на борьбу с "украинским фашизмом".
   В результате такого образа действий современного российского правительства, контингент добровольцев оказывается не тот. Мало среди них независимых и идейных, что было характерно для ПМР. Зато оказалось намного больше социального мусора (в первичных вербовках) и намного больше контрактников (в последующих).
   Гиркин (Стрелков) уже всё сказал о военной пригодности российского казачества, с представителями которого ему пришлось общаться под Славянском. Лично я ему верю и даже сочувствую. Щадя читателей, в своем разделе на "АоВ" я дал сдержанную характеристику российским казакам в Приднестровье. Ему же пришлось столкнуться с гораздо худшими образчиками...
   Касаемо контрактников, тут, увы, хоть идеи остаются идеями, а благородные порывы благородными порывами, начинает попахивать наемничеством и интервенцией...
  
   Во-вторых, российские добровольцы на Донбассе действуют в условиях мощной однонаправленной российской пропаганды, а не сдержанной разнонаправленной, как в 1992 году. Поэтому они прибывают на Донбасс с уже сложившимся и распаленным видением ситуации. В большинстве своем они даже не задумываются, соответствует ли оно действительности. Раз есть война, фронт, враги за его линией, разрушения, артогонь, несчастные мирные жители и жертвы среди них, - самый простой вывод не сомневаться, что с противной стороны точно орудуют фашисты.
   Даже если говорить об идейных одиночках, они в 2014 гораздо больше мыслят категориями защиты самой России и привычного им мировоззрения, нежели защиты русских за её пределами. Отсюда и оценки типа: "Не понимаю, зачем мы их вообще поддерживали" (Все "геть с пляжа", и сами будем с украинским фашизмом воевать").
   Как результат, лишь с серьезными оговорками можно утверждать, что нынешние российские добровольцы соответствуют моральному облику бескорыстных и объективных защитников русских на Украине. Происходящее больше похоже на некий "крестовый поход" против врагов России (как в свое время против врагов христианства с благословения папства).
  
   Добровольцы желают отличиться и отличаются. Но когда человек плохо, зато близко к сердцу, представляет себе общую военно-политическую ситуацию (враги у него в голове уже безоговорочно назначены, но в реалиях все не совсем так), этому человеку легко стать не солдатом, а убийцей, совершив свои подвиги и убийства во вред, а не на пользу своей Родине... После чего только и остается всю жизнь кричать, какой он "патриот" и гнать от себя прочь любые сомнения...
   Лично мне не симпатичны известные по общению на "АоВ" типажи литературно-поэтического склада души (nomina sunt odiosa), которые бросают своих малых детей в России для того, чтобы пострелять в указанных им "украинских фашистов", лишая украинских детей старших братьев и отцов, в то время как наши деды вместе боролись с германским фашизмом. Шанс убить на Донбассе "клятого бандеровца" для пламенного русского патриота очень и очень мал...
   Мне давно известны такие же литературно одаренные типажи с румыно-молдавской стороны, причем поэтический дар легко и свободно соседствовал в их головах с бредятиной и кровожадными призывами (Виеру, Лари). Просто оторопь берет, что дожил до того, что вижу в своем собственном народе точно таких же "поэтов", когда со школьной скамьи всем внушали: русская интеллигенция не такая, добрая и прогрессивная...
   Да, не приходится сомневаться, что с украинской стороны тоже орудует масса криминальных личностей, просто глупцов и совершаются эксцессы. Но разве это является основанием для огульной морально-политической оценки, причем не самостоятельной, а усвоенной из СМИ ещё до прибытия в Украину, к слепым действиям на её основе?
  
   Российским добровольцам следовало бы задать себе несколько вопросов, например:
   Откуда вообще взялся массовый украинский фашизм, если совсем недавно у власти в Украине было правительство, поддерживаемое и кредитуемое Россией, а о крайних националистических проявлениях ничего не было слышно?
   Что это такое происходит, если на украинской стороне воюет столько русских, и разговоры в эфире практически все ведутся по-русски, фамилии летчиков ВВС Украины в большинстве русские, и т.д. и т.п.?
   Каким образом при появлении в Украине российских вооруженных добровольцев должно себя вести молодое поколение жителей Украины призывного возраста, выросшее после обретения ею независимости на общепринятых понятиях о народе и суверенитете Украины? Ведь эти понятия точно такие же, на каких воспитаны сами россияне применительно к суверенитету России. Не автоматическое ли это "сталкивание лбами" в Донбассе? А раз так, легко ли будет свалить неугодное "фашистское" правительство в Киеве, попирая при этом главные гражданские ценности украинцев? Разве не стоило поискать какой-то другой путь, чем с оружием ломиться в Украину?
   Точно ли не было путей к политическому урегулированию кризиса, как вещает пропаганда?
   Как быть с международными соглашениями, в которых Россия гарантировала территориальную неприкосновенность Украины в обмен на отказ последней от ядерного оружия? (Применительно к Молдове у России не было таких договоров, и тут добровольцы 1992 года были юридически чисты).
  
   Коматозное бездумие российских добровольцев вместе с бездумием и малопонятной эмоциональностью той части российского населения, деятелей культуры и офицерства, которые поддержали экспансионистскую и совсем не похожую на народную и честную политику властей РФ по отношению к Украине, является очень плохим симптомом.
   Вся эта масса людей жаждет для России побед и возвращения мирового влияния любой ценой, не взирая ни на какие нелепицы и нарушения норм права, будучи готовыми закрыть глаза на любые последствия. Заступили хоть одной ногой за пределы нынешних границ РФ вопреки подписанным её же правительством соглашениям - Ура! Убили там кого-то - Ура! Произошел где-то в Украине теракт, опять - Ура, жалко только, мало терактов и слишком они маленькие... Причем подобные высказывания позволяют себе даже старшие российские офицеры.
   Похоже на то, что не только современная российская власть, но и все российское общество глубоко больны. Разумеется, нет ровно никаких оснований переоценивать состояние общества на Украине и шаткой украинской власти. Оно не лучше.
  
   Четвертое. Кто и чем политически болен, кто после своих глупостей больше фашист?
  
   1. Россия.
   Из всего вышесказанного должно быть понятно, что уже во время Приднестровского вооруженного конфликта 1992 года в действиях правительства РФ проявились не только прогрессивные, народно-демократические тенденции, но начала вскрываться удручающая некомпетентность и антинародная эгоистичная сущность новой российской власти. Эта власть более прикрывалась тем, что несет урегулирование на несчастные бывшие окраины, а на самом деле осуществляла систему полумер, которые полностью игнорировали чаяния населения и содействовали его притеснению, не стесняясь прибегать к откровенно преступным способам добиваться своего.
   В послекризисных двухтысячных эта тенденция лишь упрочилась. Укрепившись и пересматривая внешнеполитическую тактику первых лет существования новой России, основанную на разделах бывших республик СССР с применением силы после более-менее длительного периода выжидания, в течение которого происходило ослабление противников внутренними процессами, правящие круги РФ не осознали её пороков. Вместо качественного скачка обозначились лишь готовность ко все более быстрому применению силы и ускоренному продвижению агентов своего влияния во власть конфликтных республик с целью их удержания в орбите интересов Кремля. Но кадры этих агентов (президентов, министров, доверенных лиц) как были, так и остались вопиюще негодными. Эти протеже угнетали, обворовывали и дурачили народ не хуже самых "клятых" националистов, которые наоборот, несколько поутихли. Положение населения национальных республик Россию нисколько не волновало, ему не уделялось внимания даже на уровне бесплатных советов и дешевых жестов. В результате, Россия медленно, но верно теряла привлекательность. Угасали русские диаспоры, ещё недавно готовые к вооруженной борьбе или хотя-бы консолидации, население перемещалось на заработки в западные страны с более высокими социальными стандартами. А силовая линия, так привлекательно смотрящаяся из окон богатеющего и все более амбициозного Кремля, плодила страхи за остатки благополучия, оказываясь при этом в социально-политическом вакууме.
   Этот провал резко обозначился в 2008 году, когда нанеся пограничное поражение аморальному националистическому и милитаристскому режиму Грузии, Россия не пошла дальше, не оказала поддержку грузинской оппозиции, тем самым в очередной раз проигнорировав грузинский народ и сохраняя привычную схему раздела территории, аналогичную приднестровской. В результате, эта победа России ничего не дала. В 2009-м в Москве проморгали новый молдавский политический кризис, во многом вызванный деятельностью её же ставленника Воронина, а затем, в 2011, - попытались вступить в торг за Приднестровье, закончившийся только очередным ущемлением престижа Кремля. Альтернативы применению грубой силы найдено не было, завоевывать симпатии населения и действовать широким набором политических инструментов в Кремле так и не научились.
   В этом провале повинна сама классовая и моральная природа правительства РФ, поскольку оно до сих пор олицетворяет власть советских и постсоветских спекулянтов, интриганов и нуворишей, всегда презиравших и не понимавших официальных советских народности и коллективизма. Они смотрели, смотрят и продолжают смотреть через людей как через пустое место, как на квадратные километры территории, с которой можно проделывать все, что заблагорассудится, лишь бы выгодно и дешево. Считаются они только с грубой силой, как в свое время паниковали перед советскими НКВД, прокуратурой и МВД.
   Пока они действовали в сфере внешней политики таким же примитивным образом, каким стяжали свои капиталы, на Западе, который довольно глубоко учел уроки социалистических революций и развил новые технологии манипулирования, на рубеже 2010-х годов научились при помощи протестных настроений масс делать над "квадратными километрами" большой ветер. Этим Кремль был поставлен в полный тупик.
   Современная политическая Россия пытается ответить на этот вызов, не меняя при этом своих сущности и воззрений. В результате, наблюдается соединение возврата к практике и риторике советской эпохи, с подражанием новым методам стран Запада провоцировать социальные кризисы. Коктейль, по ходу событий в Украине, надо отметить, состряпан в Кремле провальный. Невзирая на возросшую готовность к противостоянию, получается хуже чем раньше. На смену постылым ситуациям типа "Ни мира, ни войны, ни перспектив" приходят длительно кровоточащие конфликты, причем под боком у самой России, с максимальным негативным для неё самой и населения спорных территорий результатом.
   По сути, это "дежавю" - давно устаревшая политика, основанная на игнорировании "туземных" народов, ошибки которой хорошо умели использовать в СССР. Поэтому, когда подобной политикой "баловались", к примеру, британцы, они делали это на других концах света, а вот в Северной Ирландии посчитали нужным, избегая лишней силы, кропотливо работать над урегулированием.
   Наивно полагать, что этого "дежавю" не заметили внешнеполитические противники Путино-Медведевской России. Пока верхушка РФ ударилась в младенческие болезни капитализма, они, зная эти прошлые свои глупости назубок, получили возможность, действуя вариативно, легко и дешево, причинять России гигантский урон. Примерно также первобытные люди доводили насмешками до исступления поначалу игнорировавшего их медведя, подсовывая в нужный момент ему под брюхо острый кол. От использования такого преимущества никто в Мире не откажется.
  
   Вроде бы не стоит питать иллюзий на компетентность современной российской власти и стоит трижды задуматься над советами и путями, какие она предлагает подвластному обществу. Но, как ни странно, в российском народе критические раздумья большого хождения не нашли.
   Последние десятилетия показали, что постсоветская российская власть скоробогатеев, криминала и прочих могильщиков СССР явилась и задержалась на политической сцене не просто так. Наивно было бы, как в первой половине 90-х, полагать, что она вообще не имеет социальной поддержки внизу и держится лишь внешней поддержкой. Удивительное открылось в том, что, не имея широкой социальной опоры, она все же имеет основательную психологическую опору в виде распространенных в разных слоях российского общества негативных качеств и пороков:
   - низкопоклонничества перед властью (остатки цезаризма), а потому склонности приписывать беды и ошибки не ей, а кому-то подальше (воистину гениальны и ужасны получаются враги);
   - завышенной национальной самооценки, основанной на великом прошлом, а вернее - на неумеренном и однобоком воспевании многих дорого стоивших народу побед и образцов (что ведет к постоянному наступанию на те же грабли);
   - почти полного отсутствия способности к компромиссам от бытовой жизни до политики, в результате чего маленькие разногласия быстро превращаются в крупную вражду, вместо того, чтобы сохранить отношения и чему-то новому научиться;
   - болезненного маклачества (мы "никому ничего не должны", "ни в чем не виноваты", "не будем договариваться, обманут", "ну и что, если мы к ним лезем, пусть сами с собой разбираются", "украинцы и пр. ленивее и более склонны к халяве, чем мы").
   - слабости горизонтальных социальных связей, благодаря чему один русский другому часто не друг, не соплеменник и не брат, зато вертикальному начальнику - исправный холуй.
  
   Поэтому в сфере высокой политики Ельцин и его окружение развалили Союз, чтобы дорваться до главных богатств России, а российский народ (именно российский, а не русский, - та часть его, что жила в РСФСР) пассивно одобрил этот развал: "пусть отделяются, дармоеды, нам достанется больше из наших богатств". И не думая о том, что он за ожидаемые (даже не обещанные) "демороссами" сребреники, предал своих же соотечественников, оставшихся под властью "нацменов" на отделенных окраинах. Это же проще, чем реально бороться с националистами, чтобы сохранить территорию, население и потенциал! На борьбу с обнаглевшими националистами, спасая честь России, тогда поднялись лишь немногие добровольцы...
   Поэтому, не смотря на серию оглушительных политических провалов и экономическое прозябание большинства населения при Путине и Медведеве (что-то не видно отдачи от "скидывания с плеч 14 республик - дармоедов), российская власть все "хорошеет", а количество плохих врагов "за буграми" увеличивается в арифметической прогрессии.
   Поэтому развиваются смешные представления о нынешних чеченцах как "больше русских, чем сами русские": они ведь сейчас активно поддерживают "нашу" власть. В то же время идут призывы к русским Украины типа: "убей в себе укропа" и считается за подвиг выпустить рожок-два в сторону неубитых "укропов", легко, как отвернуться к дереву пописать.
   Поэтому российские "русаки" сегодня желают навести свой порядок в Украине, но при этом категорически не желают ничего в обоюдные отношения вкладывать, ни с чем-либо считаться. В нынешней "патриотической" сфере даже не считается нужным мыслить, каким образом можно культурно извлечь дивиденды из вожделенного российского политического господства. И т.д., и т.п.
   Поскольку описанный менталитет не всеобщий, а распространен более всего в центральной и северной России, неудивительно, что война, идущая на территории Украины, на которой осталось в 1991 году 17 миллионов русских, имеет черты не столько межгосударственной, сколько русской гражданской войны. Доигрались...
   Благодаря приведенным "перлам" народного политического сознания, вопиющей его неразвитости в России, нынешняя кремлевская власть презирает любой народ, делает что хочет, и становится все хуже и хуже. Никто в мире не понимает ни российское правительство, ни российскую ментальность. Американцы (тоже занижением самооценки не страдают) давно характеризуют вышеописанный менталитет кратким термином "крейзи". Подобное "недопонимание" великими нациями друг друга отношения между ними отнюдь не улучшает.
  
   Так и дошли россияне до жизни такой, что аналогичное состояние общества и его эмоциональную направленность можно было видеть в проигравшей первую Мировую войну, кризисной и униженной Германии начала 1930-х годов.
   Германия выжила, при Веймарской республике даже произошла частичная стабилизация, но все продолжало оставаться достаточно плохо. Шаткая экономика, обрезанные границы, ничтожное влияние в мире по сравнению с недавним имперским периодом, необходимость считаться с соседями, которые раньше были всего лишь нацменьшинствами...
   Такое положение длилось и длилось, обещания роста экономики и улучшения жизни не сбывались, что толкало их к мысли о том, что Германия окружена врагами, ей надо будет возвращать свою правду силой...
   Республиканская идеология в Германии не прижилась, точно так же как в современной России обанкротилась идеология "демороссов".
   Значительная часть населения все более желала поддержать любого правителя, любую политическую силу, которые устранили ощущаемую им несправедливость. Симпатии прочно были на стороне любой сильной власти, какая появится. При этом немцы считали навязанной им всю систему договоров, действовавших на основе Веймара, были готовы вообще не считать их за право, а их нарушение - предосудительным. Германия ни в чем не была виновата.
   Рядовые немцы были поражены скаредностью, их взгляды на экономическую политику вполне описывались установкой "Германия никому ничего не должна!"
   И пришел Гитлер со своей НСДАП, идеология которой на самом деле была весьма беспринципной: сляпанной из имперских, националистических и антикоммунистических идей и лозунгов, зато деятельной и не гнушающейся пользоваться самой дикой и масштабной ложью.
   Всего через три с небольшим года немецкие добровольцы оказались в Испании, где боролись с мировым коммунизмом, а через шесть немецкие войска уже топтали Чехословакию и Польшу. При этом немцы реально вообще не считали Чехословакию и Польшу государствами, а чехов и поляков народом, заслуживающим право на самоопределение. Слова про судьбоносную роль, врагов и славу Германии слетали с их уст легко и бессмысленно, ибо они верили, что те, кого они некритически олицетворили со своей Германией, непогрешимы, непобедимы, а если нет, то как-то всё само рассосётся.
  
   В современной России распространились те же чаяния, наблюдается то же отсутствие критики к первому же правительству, объявившему о защите национальных интересов. (Все равно, откуда оно произошло, крупные там мыслители или мошенники, щепетильные люди или воры, главное - к чему они призывают!)
   Налицо аналогичное презрение к международному праву с готовностью его нарушать, и аналогичные воззрения на бывшие территории с бывшими соотечественниками, как на недогосударства и "недонароды". Множеством россиян граница между Украиной и Россией вообще не воспринимается как государственная.
   Обыденное сознание поражено маклачеством - эквивалентом немецкой умонеподвижности и скаредности: "Россия ни в чем не виновата! Россия никому ничего не должна!" Несчетное количество раз эти восклицания раздавались в дискуссиях и здесь, на "АоВ". Похоже, Россия не должна даже думать, достаточно просто всех несогласных отрицать и кидаться в драку. Кто на 5% не с нами, тот на 100% против нас!
   Это "новое" российское сознание во всех его проявлениях можно точно и метко, без тени иронии охарактеризовать как протофашистское. То, что выступает оно под знаменем антифашизма, такой характеристике совсем не помеха, потому что фашизм - явление морально ущемленное, лживое и изворотливое до беспринципности, может рядиться под любые лозунги и одежды. Национализм ныне не в моде, коммунизм повержен (кроме того, он в собственном прошлом), значит, "антифашизм". Сойдет, благо почти некому, да и никто не хочет анализировать сходства и различия.
  
   Классический фашизм в России, конечно, не наступит. Для этого и лидеры не те, демография не та, и опоры не хватает. Нет у Путина единоличной власти. Виден за ним некий узкий кружок бондарчуковских "творцов" из "Обитаемого острова". Наиболее заметные в этой "ложе" Путин и Медведев, хоть и властвуют в некогда могучей стране, оба своей эволюцией и обликом больше похожи не на Гитлера, а на Муссолини.
   Дружба Путина с Берлускони, плохо скрываемые злые амбиции Медведева, современное экономическое состояние России и трагическая неспособность роднят нынешний российский протофашизм с итальянским, с барахтаньем Италии в экономическом развитии и военными неудачами в районах Северной Африки и Средиземноморья против слабых соперников - эфиопов и греков. Путилини, однако...
   Общий курс менее убийственным от этого не становится. Вреда от российского протофашизма не меньше. Дискредитация России, её международная изоляция, разрыв с Украиной, переход к новой стадии государственной и экономической разрухи, дискредитация антифашистского движения ХХ века и подрыв итогов Великой Отечественной войны, дискредитация народно-демократического сопротивления в Приднестровье, Абхазии и Осетии, - вот далеко не полный перечень этих последствий...
  
   Удивительно, но "спасают" Россию сегодня не новые, а старые политики, крестные отцы которых свою большую страну в Беловежской Пуще развалили, мечтая о том самом сладком Западе, с которым "крестники" теперь конфликтуют, потому что выяснилось, - на роль раздающего у сахарницы кастинг не пройден.
   В Германии было совсем не то. Адольф Гитлер не был ответственен за её поражение. Он против него всеми доступными ему силами боролся, а потому выглядел для народа убедительнее. В Веймарской республике не доходили до такого безумия, чтобы разгонять все имперские военные, производственные и научные кадры. Там их, как могли, берегли. Воров и спекулянтов там не любили, сохраняя понимание того, что они паразиты, а не "политическая соль земли". Сохранилась и старая производственная буржуазия, которой при развале СССР вообще не было.
   Соответственно, предпосылок к возрождению страны было куда больше, процесс этот пошел мощно, загубили его руководители НСДАП, их неверные, расистские ориентиры, все более завладевавшие ими по мере головокружения от побед.
   Для современной России всё изначально хуже. Нет побед и реваншей, нет роста экономики, технологий, научных кадров во многих областях, зато уже есть международная изоляция, новая холодная со вспышками война, принятая на условиях гораздо хуже советских.
  
   Сравнение режимов
  
   Германия 1930-х
   Россия
   Украина
   Лидер
   Сильный, авторитарный
   Умеренно-сильный, один из узкого круга суперолигархов
   слабый, из недружных олигархов, не может состояться без внешней поддержки
   Партия
   Строго иерархичная и устремленная НСДАП
   Относительно устойчивое, но политически аморфное объединение при власти "Единая Россия"
   слабое неустойчивое объединение, каждый раз меняющее название и членов при каждом новом лидере
   Идеология
   Расизм, империализм
   буржуазно-шовинистическая, с элементами империализма и национализма
   буржуазно-демократическая с элементами национализма
   Отношения с компартиями
   Непримиримая вражда
   Пособничество режиму
   Пособничество режиму
   Пропаганда
   Лживая, напористая
   Лживая, напористая
   Лживая, слабая и непрофессиональная до неспособности решать свои задачи
   Состояние экономики
   Успешное преодоление затянувшегося кризиса
   Продолжение кризиса после относительной стабилизации
   Тяжелый углубляющийся кризис
   Общественно -политическое состояние
   Иллюзорная самозащита. Единение ради достижения мирового господства
   Иллюзорная самозащита. Единение ради амбиций и защиты режима, агрессия в ближнем зарубежье
   самозащита
   Фактический режим
   Фашизм
   Переходный по типу - клептократия - диктатура - протофашистский режим
   Переходный по типу клептократия -диктатура
   Союзники
   Германский блок, ось
   Нет
   Много, но каждый решает свои задачи
   Перспективы
   Поражение
   Поражение
   Поражение
  
   2. Украина.
   Понимаю, как неприятно читать многим российским читателям. Пишется и говорится это не для того, чтобы приукрашивать политическую ситуацию в Украине. В Украине дела обстоят не лучше, а просто иначе. Многое об этом было сказано выше. Если с чем и сравнивать Украину, так это, в полном соответствии с избранной исторической аналогией, - с Польшей тех же 30-х годов прошлого века. Плохая социально-экономическая ситуация, сделавшая страну одной из беднейших в Европе, умеренный, но постоянно пованивающий, используемый властями национализм, декларативная приверженность ценностям демократии, а на деле - пытающееся жить по-старинке клептократическое "болото", постылое до того, что из него лягушки готовы хоть в сухой песок повыпрыгивать. Украина даже хуже той старой Польши, она дошла до того, что в ней сложилась отсутствовавшая в Польше революционная ситуация и грянул Майдан.
   Но что из этого для России, если она не может, ни подобно Германии конца 30-х быть быстрым завоевателем, ни распространить свое влияние на собственных положительных примерах, мирным путем, сделав из Украины доброго союзника? В России могут сколько угодно перемывать кости Украине, указывать на её отвратительные струпья и болячки, от этого не наступят перемены. Для этого надо видеть не болячки, как стервятник, а весь организм, как врач. Гной, - он не сопротивляется. А вот слепой удар по живому - вызывает ответ. Из-за которого, в частности, почила в Бозе новороссийская утопия и началась отчаянная борьба кремлевских стервятников за ДНР и ЛНР, стремительно превращающихся в обычную оккупационную зону.
  
   Украина (как и Россия), находится на пороге полного морального и политического банкротства руководящей прослойки нажившихся на распаде СССР и грабеже национальных богатств нуворишей и бюрократии. То, что эта "элита" рано или поздно обанкротится, было ясно с самого начала, когда они, вместо реорганизации своего государства и общества, стали на путь дикого воровского капитализма, которого избежал Китай, из которого начали более-менее успешно выбираться страны Южной Америки после вековой стагнации. Только "процедура банкротства" властей Украины и России развивается по-разному.
   В Украине отсутствует сплоченность представителей высших слоев. Единственная группа "регионалов", попытавшаяся по российскому образцу выстроить жесткую иерархию и "прибить" всю страну под себя, потерпела поражение. Поэтому в Украине с её "демократией воровства", труднее прятать воровство от глаз, коррупция и неспособность верхов к управлению страной приняли вопиющие формы, особенно в связи с тем, что эти неспособные решили провести реформы, в которых сами ничего не понимали, развалив в государстве даже то, что ещё могло работать. К тому же Украина не имела таких источников пополнения бюджета как Россия, а потому быстрее опускалась на социально-экономическое дно. Кризис в Украине намного опередил такой же неизбежный кризис в России.
   Негативное влияние на развитие Украины оказало и то, что организационно-руководящее ядро СССР и большая часть высококвалифицированных специалистов самых разных областей управления остались в России. В Украине их недостаток был не восполнен, а "замазан" местечковостью и провинциальной спесью. Доктора наук и академии плодились как на дрожжах, а их уровень опустился ниже уровня выпускников советских ГПТУ, но все требовали хорошего места под солнцем в "новой немаленькой европейской стране".
   В результате, непрофессионализм в сегодняшней Украине почти во всех сферах настолько удручающий, что власти и органы часто даже не могут определиться, что сказать, а если говорят - то их глупость и вранье очевидны. Украинские новости являются посмешищем для населения, власти это чувствуют и о многом просто не говорят, строя свою позицию по принципу "все хорошо, прекрасная маркиза". Мнение большинства Россиян о том, что в Украине эффективно "промывают мозги" основано на российских, а не на украинских реалиях.
   Стыд и срам полные. В зимних статьях о Донбассе продолжают кочевать летние фото и видеоролики, явные следы обстрела из стрелкового оружия выдаются за артиллерийское попадание и наоборот. Население не верит новостям из Донбасса и с тревогой пытается "отфильтровать" рациональное из разных источников и блоков новостей. Премьер, которого в народе сравнивают с кроликом (а то и похуже), может в порыве "вдохновения" пронести любую прозападную и антироссийскую чушь, под которую (думает, всех задурил) принимаются выжимающие последние народные соки поправки к бюджету, а нувориши по-прежнему не желают тратиться на страну, которую ограбили, и к защите какой теперь призывают.
   Новые украинские власти мечутся в кругу тех же продажных и бездарных, не понимая, что делать и где взять ещё сохранившиеся кадры, начав приглашать не поймешь кого из за рубежа.
  
   Если говорить о виновности в жертвах и разрушениях на Донбассе, то украинское правительство, конечно, виновно. Но не как агрессор и организатор войны. Соседняя большая держава не оставила ему выбора. Но оно виновно разграблении и возникновении тяжелейшего застойного социально-политического кризиса в Украине, породившим у части населения стремление уйти куда и за кем угодно, только бы не оставаться в этой социально-экономической "умиральной яме". На Запад, или на Восток, - это уже дело личных настроений каждого. Не будь социально-экономического развала страны, она выдержала бы внешние потрясения.
   Оно виновно в серии серьезных ошибок в организации так называемой АТО и удручающе плохой, особенно поначалу, подготовке украинских сил. Отсюда лишние жертвы, страх и негодование населения, сделавшие "коновалов от артиллерии" и некоторые добровольческие батальоны, готовые напялить на себя самую кретинскую символику, - добровольными помощниками агитпропа РФ.
   Как можно было завоевать симпатии населения Донбасса, и без того распропагандированного против Украины, если летом артиллерия порой обрушивала до 2/3, а то и 3/4 своих снарядов мимо вооруженных формирований сепаратистов, в жилые районы? А некоторые недисциплинированные "батальоны" больше интересовались не своим долгом, а показухой, пьянством, грабежом, издевательствами над пленными и случайными людьми, принимаемыми за ополченцев и боевиков? Чтобы такого не было, надо было не заниматься популизмом, а создавать единые ВСУ, без нацгвардии и добровольцев, параллельная организация которых дополнительно распылила немногие военные кадры.
  
   Все, абзац. Украинский народ оказался перед необходимостью строить свое государство практически с нуля. Это строительство вынужденно началось с воюющей армии. Украина учится воевать, но из-за этого никак не может начать по-новому жить. Вооруженный конфликт с интересами обозленной московско-питерской клики, спровоцировавшей часть её населения, как горячий ветер, иссушает демократические и экономические процессы. Поэтому политическое будущее Украины - туманно. По общему правилу, неэффективный социально-политический строй стремится к диктатуре. Какой она будет, вот вопрос... По российскому сценарию - диктатурой одного-двух всевластных олигархов, или Украину ждет усиление национализма? Военная диктатура? Кто знает... Но на этом сомнительном политическом пути украинская страна идет не впереди, а позади России, которая его уже прошла. Придя в тот шовинистический угол, из которого выхода, кроме войны, нет. Страшно все это...
   Народ Украины живет бедно, в предвидении новых лишений и страданий. Не своих правителей в навязанной ему войне он защищает, а свою Украину. Он будет защищать её при любых президентах и премьерах, не взирая ни на какие свои беды и заблуждения, пытаясь при этом призвать к ответу и этих бездарей. Впервые в Украине рождается сознание общности, в тяжелейших условиях её Запад и Восток не разодрались, а начинают лучше видеть друг друга. Вполне возможно, что скоро случится новый Майдан. При имеющихся реалиях, пророссийским он опять не будет. Этого может ждать только неискушенный. Все надежды на то, что власть в Киеве удастся поменять, и тогда Украина сложит оружие, откажется от борьбы - тщетны.
   Да, дальнейшие события могут выглядеть как её поражение, но победы путинской и медведевской России тоже не будет. Морально Украина находится в более выигрышном положении, чем когда-то Молдова, а ДНР и ЛНР - в более проигрышном, чем ПМР. С украинцами будут стоять плечом к плечу множество русских Украины, потрясая этим до глубины души задуренных российских "антифашистов". В Украине, как и в России (только не так крикливо), сравнивают происходящее с Отечественной войной, имея для этого гораздо больше оснований.
   Надеждой Украины остается её открытость миру и готовность к мощному социальному протесту. Но эти же факторы (коль Россия забилась в угол и готова со всем миром не дружить) остаются предпосылкой для болезненного отрыва от русского мира, в котором она пребывала более трех веков.
  
   Работу с Украиной можно было успешно продолжать, не убивая украинцев, гораздо дешевле, чем обошлось грубое нарушение международного права и обходятся ныне "гуманитарные конвои" на Донбасс, с возвратом оттуда "грузов 200". Но этого в Кремле не желают и не умеют, продолжая упорствовать в своей дикости, что вызвало остракизм и изгнание лидеров России из мирового клуба.
   Если сегодня все российские добровольцы, спецы и советники уйдут из Донбасса, там не случится катастрофы, не начнется репрессий. "Укры" зайдут, и начнут восстановление. Все кроме убийц будут амнистированы. По-иному просто быть не может. Не те у современной Украины при всех её болячках, ориентиры. А вот если "русские патриоты" упорно будут сидеть там, участвуя в изначально неправом деле, воображая, что стреляют в фашистов точно так же, как средневековые инквизиторы полагали, что сжигают заживо реальных ведьм, собирать трупы придется долго.
  
   В отличие от Украины, в России сложилась достаточно жесткая иерархическая структура постсоветской власти. Наличие ликвидных энергоресурсов существенно подпитывает экономику, управленческие кадры хоть и деградировали, тоже остаются сильнее украинских.
   Основываясь на этом, новые хозяева России воображали, что всё в мире решают наворованные ими у российского народа колоссальные деньги. Теперь им придется в этом разочароваться. Не нужны Западу их напечатанные там же фантики. Запад желает либо интегрировать, либо навсегда успокоить Россию в качестве сырьевого придатка. Интеграция у нынешних российских лидеров не получается и получиться не может, - проваливают вызов за вызовом, действуют неадекватно. Достаточно видеть последствия отказа Украины от интегрирования в таможенный союз. Куда уж таким "бичам-интеграторам" в Европу. При своих гигантских амбициях и поспешных порывах с постоянным желанием найти и наказать крайних, они скоро и в Азии будут непотребны. Китайская экономика уже первая в мире, а Россия по-прежнему первая в правовом нигилизме и потрясании атомной бомбой.
   Плоды так называемой "демократической революции" 1991 года, от которой "демороссы" так много ждали и населению златые горы обещали, спущены в мусорную корзину - после кратковременной стабилизации все стало куда хуже, чем было в СССР. Разве что, кроме установившейся привычки 0,5% населения держать деньги в иностранных банках и 5% - регулярно ездить на отдых за рубеж. Скоро не останется камня на камне и от этого "завоевания".
   Не смея признаться в этом своему народу, не умея восстановить пошатнувшиеся позиции, нынешние правители России спровоцировали патриотический бум, породив поток слепцов, в наивной вере и страстном желании сделать что-то большое и полезное, бредущих, потерявши совесть и честь, "защищать", а на деле рушить и убивать в не знаемую ими Украину.
   Поэтому я не на стороне ДНР и ЛНР, не желаю иметь ничего общего с нынешними российскими добровольцами. Дело это - черное, какими бы благими лозунгами и призывами оно не прикрывалось. Ни к какой новой, лучшей жизни для Донбасса, Украины и России оно не приведет. Поначалу, пока не запустился и не прошел первые обороты бесчеловечный маховик войны, защищаться жителям Донбасса было не от кого, разве что от собственных предрассудков. Остается лишь сожалеть о загубленных жизнях и аморальной готовности загубить новые, о людях, которых я знал за приличных людей, при первой серьезной проверке оказавшихся...
   Пора перестать прикрывать патриотизмом обыкновенную народную глупость и направляющую её грязную политическую интригу. Горько и тяжело наблюдать, как политические "хозяева" России и Украины, эксплуатируя лучшие человеческие порывы, такие как любовь к родине и тяга к свободе, ради своего профита и господства, столкнули людей лбами, а колосс - Россия, теряя последние остатки престижа, пытается "задавить" очередных нелюбимых украинским народом букашек в Киеве, вколачивая при этом в гробы русских и украинцев. Тяжко подумать, что будет с Россией, когда нынешние её руководители окончательно обанкротятся. С Украиной дела уже обстоят хуже некуда.
  
   А жаль. Вместо нынешнего ужаса так хотелось видеть действительно великую и мудрую Россию... Нашу общую былую, воскресшую и по-прежнему великую страну, исправившую ошибки прошлого, ставшую центром нового большого союза, в котором нашлось бы место расцветающей Украине, среди многих других краев и республик, среди тысяч и тысяч километров свободной земли, в каждом городе, городишке и селе которой можно сесть в парке на лавочку и смотреть, как играют дети. Без злобы и дурных мыслей, просто глядеть на них, и на идущее по небу Солнце. Зная, что ничего худого не будет...
  

Оценка: 3.58*104  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017