ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Александр Иванович
Бомбы на борту

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 3.89*11  Ваша оценка:


Александр Каменев

  

Бомбы на борту

  
   Сентябрь 1991 года. Ура! Командировка! Будучи переводчиком Главного военного советника генерала армии Грачева лечу с ним из Кабула на неделю в Союз. В Термез. Хоть и Узбекистан, но все же советская земля. Родина. А будем работать в Афганистане: проверять состояние войск, их обеспечение всем необходимым и работу тыловых баз в Хайратоне. После работы - на ночевку в Союз. Очень гуманно.
   Николай Степанович Клыша - порученец Главного военного советника первым делом отправился в термезский военторг и сообщил, что туда завезли баночное голландское пиво. Есть возможность купить. Рассчитывать на Степаныча не приходится. Степаныч себе-то купит. А мы в это время либо будем бороздить на вертушке небесные просторы Афгана, либо устраивать смотры правительственным войскам. Послали в военторг полковника Партыку. Он всю Советскую армию знает практически поименно. Партыка привез каждому по 10 упаковок. Все-таки неделя впереди. Утром с шефом пересекли границу по мосту "Дружбы", а там вертолетом - в Мазари-Шариф. Из Мазара полетели по родным местам Дустума. На обратном пути под Шибирганом нас чуть было не сбили. Сопровождающий вертолет сделал несколько заходов и уничтожил НУРсами цель. К обеду возвратились. Клыша оседлал местную гражданскую оборону и теперь есть возможность звонить в Москву бесплатно по закрытой связи. Вечером посетили ресторацию. Завтра опять до обеда - работа на афганской территории.
   Вот и прошла неделя. Неделя удачная. В зеленых диппаспортах не отмечают пересечение границы, поэтому живешь полдня в Союзе, а получаешь как за границей. Степаныч вообще всю неделю торчал в Термезе. И разрешение было на пересечение границы с оружием, бродил по Термезу с "макаровым", боялся потерять. Все, завтра вылетаем опять в Кабул.
   В пять утра по местному времени за нами подъехали "Волга" и УАЗик. В "Волгу" загрузились Главный военный советник с женой и порученец. В УАЗик - три полковника и я в штурманском кресле. То есть командирском. Как известно, в армии за дорожно-транспортное происшествие отвечает не солдат-водитель, а старший машины. Я этого пока не осознавал. Полковников быстро сломила усталость, и они быстренько заснули. Меня тоже укачало. Минут через пятнадцать открываю глаза. Метрах в двадцати пяти дорога плавно поворачивает налево, водитель спит за рулем, но держит машину прямо.
   - Боец!
   - А?! Что?
   - Спишь?!
   - Нет.
   - Не спи за рулем - замерзнешь.
   Сон как рукой сняло. После этого не могу вообще спать в авто, даже на штурманском месте, в каком бы ни был состоянии.
   Приехали на аэродром. ИЛ-76 уже ждет. Поднимаемся по трапу. Вдруг:
   - Александр Иванович!
   Поднимаю голову:
   - А, мальгэрай Русин! Салям алейкум. Какими судьбами?
   Младший лейтенант Русин находился в командировке и в качестве бортпереводчика летал из Ташкента в Кабул. А учился в Военном институте иностранных языков у меня в группе, изучал пушту и фарси. Один из лучших моих учеников.
   - Ну, есть тут укромное место на борту? Пойдем поговорим.
   Пошли в хвост самолета. Сели на ящики с бомбами. Генерал поднялся в кабину к пилотам. Достали сигареты.
   - Курить-то можно?
   - В рукав можно, главное, чтобы ваш генерал не увидел.
   - А пилоты?
   - Они и сами бы курили, если бы не ваш генерал.
   - Ну, как работается? Часто бываете в Кабуле?
   - Два раза в месяц получается. Иногда реже.
   - Работа нравится?
   - После первого полета разонравилась.
   - Почему?
   - В Ташкенте экипажи ждут своей очереди на Кабул по две-три недели и в это время каждый день пьют. И тут дают добро на взлет. Взлетели. Пока никаких поручений не было, шляюсь по салону. Что-то дернуло заглянуть в кабину к пилотам. А они все спят, самолет на автопилоте, а уже к Кабулу подлетаем. Всего-то час лету от Ташкента. Я их будить. После этого не могу спать в самолете. Хожу, проверяю, чтобы не спали.
   И тут у меня выпадает окурок и падает аккурат между ящиков с бомбами. А ящики так складированы близко друг к другу, что рука не пролезает, чтобы его достать.
   - Мальгэрай Русин, горящий окурок в бомбы упал. Что будем делать?
   - Да ничего страшного. Потухнет.
   - А не взорвется?
   - Не должно. Бомбы-то без запалов.
   - Главное, чтобы из-под ящиков не дымило. А то панику поднимут - потом не расхлебаешься. Залить нечем?
   - Да не волнуйтесь, Александр Иванович. Постоим здесь чуток, если дыма не будет - пойдем на другое место. Ну а если задымит, чем-нибудь зальем.
   - Главное, чтобы генерал не узнал. Это хуже, чем взрыв на борту.
   - Кажется, не дымит.
   - Да уже и подлетаем.
   - Пойду к штурману в кабину посмотрю на посадку.
   Обычно самолеты над Кабулом снижались с высоты шесть тысяч метров, делая несколько кругов и отстреливая горящие болванки. То ли от отсутствия опыта, то ли еще от чего, но самолет, выпустив шасси, шел на посадку не вдоль, а поперек полосы.
   Голос штурмана:
   - Командир, твою мать, поднимай машину, не попадаем на полосу!
   Самолет с пятнадцати-двадцати метров вновь пошел на очередной круг. Со второго раза благополучно сели. Генерала встречал посол. Посадка самолета на встречающих произвела впечатление. На пассажиров тоже.
  

Оценка: 3.89*11  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018