ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
3 - Офицерская история 20 века

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


   ВПЕРВЫЕ
   Статистика на 14/01/2010
   Каменев Анатолий Иванович "Наука побеждать"
   Полковник
  
   Общая статистика за все время 500.616 чел.
  -- Обьем: 20400k
  -- Количество публикаций - 410
  -- Построение по количеству иллюстраций
   398
  

  
  

ОН (ИИСУС) же сказал им:

поэтому всякому книжник, наученный Царством Небесным,

подобно хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое.

Притча. От Матфея. Гл.13, ч. 52.

  

А.И. Каменев.

История подготовки офицерских кадров в СССР (1917-1984 гг.)

3

Преобразования в подготовке военных кадров в межвоенный период (1926-1940 гг.)

  
   Смерть В. И. Ленина, устранение с пути к неограничен-ной власти Л. Д. Троцкого, смерть М. В. Фрунзе создали необходимые предпосылки для реализации эгоистических целей Сталина.
  
   Обстоятельства требовали установить контроль не только над партией, но и над такими ведомствами, как Вооруженные Силы и органы государственной безопасности.
  
   На посту Наркомвоенмора нужен был "свой" человек. И он был найден. Таким человеком оказался К. Е. Ворошилов (1881-1969).
  
   Чувствовал ли Ворошилов себя подготовленным к столь сложной и многоплановой деятельности? Да, у него были заслу-ги перед революцией, был революционный энтузиазм, хорошие организаторские способности. Но у него не было того, чем обладал М. В. Фрунзе - широты научного кругозора, глубины стра-тегического мышления, государственной прозорливости и твер-дости характера. Немалую роль в назначении Ворошилова имел и факт личного знакомства Сталиным Ворошилова и расположение к нему.
  
   Чем же компенсировал Ворошилов недостаток военной эрудиции и государственной прозорливости?
  
   Сложа руки, он, конечно, не сидел. Работал много. Ездил по войскам, проводил крупные учения, созывал совещания, на которых призывал кре-пить боевую мощь Красной Армии. Сталин ценил в Ворошилове преданность, послушание и последовательность. Особенно ему нравилось последовательность в прославлении его, Сталина, приписывании ему всяческих "заслуг" в годы революции и гражданской войны.
  
   На посту Наркомвоенмора у К. Е. Ворошилова проявилась и еще одна черта - страсть к лакировке, приукрашиванию дейст-вительности. Заверяя страну, что Красная Армия готова ответить ударом на удар любого противника и наголову разгро-мить его на его же территории, Ворошилов в сущности зани-мался очковтирательством. А во многих других он этим все-лял наивное легковерие.
  
   В силу ограниченности мышления, он не смог по достоин-ству оценить ряд ценных предложений, исходящих от видных военачальников. Сроднившись в годы гражданской войны с кон-ницей и не осознав грядущих перемен в военном деле, он отверг предложение М. Н. Тухачевского о реорганизации наших Вооруженных Сил на базе танковых частей и соединений. Даже в 1938 году, когда уже всем стало ясно, что войну с кавалерией не выиграешь, он упрямо утверждал:
  
   "Красная кавалерия по-преж-нему является победоносной и сокрушающей вооруженной силой и может и будет решать большие задачи на всех боевых фрон-тах".
  
   По оценке такого выдающегося авторитета в военном деле, каким являлся Г. К. Жуков, Ворошилов до конца оставался дилетантом в военном деле: не поспевал за его развитием, не мог охватить всей его многогранности, и главное - не улавливал перспектив развития.
  
   Как бы там ни было, но руководил он военным ведомст-вом 15 лет, т.е. до 1940 года. И лишь военные поражения заста-вили Сталина принять решение об его отставке.
   Думается, факт столь длительного руководства Вооружен-ными Силами данной личностью не мог не отразиться на вопро-сах подготовки военных кадров. Если Нарком любил приукра-сить действительность, предпочтение отдавал коню, а не танку, к вероятному противнику относился с пренебрежением, то, как соблазнительно и подчиненному последовать за тем, о ком сло-жили горы песен?
   Конечно же, не все так слепо копировали Наркома. Были люди совершенно иных позиций, иных взглядов на возможную войну, развитие военного, дела и вопросы подготовки воен-ных кадров. В нашу задачу входит анализ таких взглядов и позиций.
  

СССР и Германия перед войной

  
   На фоне благодушия и самоуспокоенности руководства вооруженными силами СССР резко выделяется политическая, военная и идеологическая деятельность будущего противника нашей страны - Германии. События того периода поучительны для нас и требуют надлежащих выводов для сегодняшнего дня.
   *
   Прежде всего, свою "лепту" в дезорганизацию подготовки нашей стра-ны и ее Вооруженных Сил внесла фашистская пропаганда и разведка. Первая все делала для того, чтобы дезорганизовать мировое мнение, притупить внимание к проблемам обороны в нашей стране, идеологически подготовить свой собственный народ к войне. Вторая, помимо чисто разведывательных задач преследовала цели дискредитации высших советских воена-чальников.
   *
   Впервые в истории человеческого общества фашизм, при-шедший к власти в Германии в 1933 г., задался целью про-вести крупномасштабную идеологическую подготовку к миро-вой войне. Эта подготовка осуществлялась в 3 этапа:
  
   - I этап (1933-1935 гг.). На этом этапе пресса развер-нула публикацию материалов об СССР антисоветского содержания: вымыслы о "большевистской угрозе", о "планах" нападения на Германию и т.п. При этом многое делалось для разжигания низменных инстинктов и чувств в отношении народов СССР, распространение измышлений о неполноценности советских лю-дей и провокационных сообщений о положении граждан немец-кой национальности в СССР.
  
   - II этап (1936-август 1939 гг.). На этом этапе произош-ло усиление антисоветской пропаганды - в отдельные дни прес-са публиковала до 50 антисоветских статей. Задача статей заключалась в том, чтобы показать, что "большевизм - смертель-ный враг немецкого народа" (так предписывала "Директива по антибольшевистской пропаганде" от 24 марта 1937 г.).
  
   - III этап (август 1939 г. - июнь 1941 г.). На этом этапе произошло изменение тактики подачи антисоветского материа-ла: пресса не стала проявлять открытой враждебности, но на-чала публиковать антисоветский материал в виде "исторических воспоминаний". Однако, уже с начала 1941 года антисовет-ская пропаганда резко усилилась.
  
   Стратегический расчет фашистских идеологов заключал-ся в том, чтобы убедить мировой общественное мнение, а также собственный народ в необходимости похода на Восток, дабы "предупредить агрессивные устремления СССР", не дать людям "низшей" расы завоевать "цивилизованные" народы. Геополити-ка, доктрина о "расовом превосходстве немцев" были постав-лены на службу захватническим планам.
   *
   Мощный механизм фашистской пропаганды, изо дня в день, растлевая общественное сознание, отравил немецкий народ ядом шовинизма. Не прошла эта пропаганда бесследно и для нашей страны. Маневры буржуазных идеологов, а также собствен-ное благодушие и беспечность притупили бдительность и привели к неправильным оценкам и выводам в военной облас-ти.
   Период мирного социалистического строительства, песни о непобедимости Красной Армии, кинофильмы, где советские воины неизбежно побеждали врага, расслабили тех, кто должен внимательно анализировать военно-политическую ситуацию в мире и делать надлежащие выводы для обороны страны и под-готовки военных кадров. В силу этих обстоятельств в ряде печатных трудов, в устных выступлениях стали переоценивать-ся мощь Красной Армии и узы пролетарского интернационализма. Некоторые писатели и пропагандисты стали рисовать ра-дужные картины развития войны: при столкновении СССР с противником трудящиеся этой страны в силу классовой соли-дарности выступят на стороне СССР, забастуют и потребуют от правительства прекратить вооруженную борьбу. Если же война все же будет продолжаться, то Красная Армия малой кровью разобьет врага на его же территории.
   Такие оценки и выводы вводили в заблуждение советский народ, дезорганизовывали командиров и политработников армии и флота, притупляли остроту подготовки военных кад-ров.
   *
   Свой отпечаток на вопросы подготовки офицерских кад-ров в межвоенный период наложила и та общественно-полити-ческая и идеологическая ситуация, которая имела место в тот период. Политические процессы 20-30-х годов, шпиономания и репрессии, культ личности, подавление инакомыслящих не могли не породить обстановки нервозности, психоза в военно-учебных заведениях. В такой обстановке любому человеку, будь то преподаватель или слушатель, проявиться как личности было чрезвычайно трудно, а порой и невозможно.
   Таковы были, на наш взгляд, основные факторы, определяв-шие характер и направленность подготовки военных кадров в период с 1926 по 1940 гг.
  

Основные тенденции в подготовке офицерских кадров в предвоенные годы

  
   Следуя принципу объективности в освещении историчес-ких событий, дадим анализ основных составляющих системы подготовки военных кадров в названный период.
  
   Прежде всего, следует отметить, что система военно-учебных заведений в эти годы претерпевает ряд существенных изменений:
  
   а) разворачивается ряд новых военных академий и уве-личивается их пропускная способность;
   б) создаются заочная и вечерняя система академичес-кой подготовки офицеров;
   в) расширяется сеть военных училищ (с 1937 года воен-ные школы стали называться военными училищами).
  
   К началу 1941 года высший и старший начсостав гото-вился в 16 военных академиях и 10 военных факультетах при гражданских вузах. Кадры среднего начсостава готовили 63 сухопутных училища, 32 летные и летно-технические и 14 военно-морских училищ.
  
   Что следует отметить по поводу бурного развития сети военно-учебных заведений?
  
   Думается, что можно отметить сле-дующее:
   - во-первых, рост числа военно-учебных заведений был обусловлен перевооружением армии и появление в ее составе новых родов войск;
   - во-вторых, увеличение пропускной способности военно-учебных заведений диктовалось потребностью Красной Армии и Флота в командных кадрах в условиях военной опасности;
   - в-третьих, директивное создание новых военно-учеб-ных заведений не могло быть обеспечено материально-техни-чески, методически, научно и в кадровом отношении; принцип "голого энтузиазма" возобладал и в военно-учебном деле.
   *
   Можно ли было в таких условиях обеспечить качествен-ную подготовку военных кадров? Полагаем, что справиться с такой задачей было чрезвычайно трудно. Не это ли является одной из причин поражений Красной Армии в начальный период Великой Отечественной войны?
   *
   Упреждение военной практики в деле подготовки воен-ных кадров на базе научно-обоснованного прогноза разви-тия военного дела - путь, по которому нужно идти в создании и совершенствовании сети военно-учебных заведений.
   Могло ли такое упреждение иметь место в рассматри-ваемый период? Да, могло быть, если бы Сталин и Ворошилов прислушивались к военачальникам, умеющим мыслить глубоко и масштабно.
  
   Одной из таких личностей был М. Н. Тухачевский (1893-1937). Сталин называл его прожектером. Но он был не прожек-тер, а реалист. Будучи незаурядным военным теоретиком, он много занимался прогнозированием характера будущих войн.
   Он стремился осмыслить происходящие в военном деле изме-нения, найти наиболее целесообразные формы военной органи-зации и подготовки войск. Его перу принадлежать такие ра-боты, как - "Война как проблема вооруженной борьбы", "Новые вопросы войны", "Военные планы нынешней Германии" и др..
   Понимая, что будущее армии в значительной степени определяется составом командных кадров, он высказал немало ценных идей по совершенствованию их подготовки. В частнос-ти, касаясь необходимости наращивания боевой выучки, он придавал большое значение решению учебно-тактических за-дач, сформулировав ряд принципов их построения:
  
   - подготовку комсостава следует базировать на большом числе тактических упражнений, поставленных в жесткие рамки боевой действительности;
   - постановка занятий должна отличаться большим разнооб-разием, увлекать обучаемых и в то же время давать им возмож-ность накапливать боевой опыт;
   - большое значение в обучении имеет хорошо составлен-ное задание; оно должно отвечать реальности современного боя и исключать искусственность;
   - годовой учебный план должен представлять одно целое и в то же время распадаться на известные циклы, связанные между собой и вытекающие один из другого.
  
   В этих принципах прослеживаются идеи деятельностного обучения, требования принципа "учить войска тому, что необ-ходимо на войне", мысли о комплексировании обучения.
   *
   По свидетельству Г. К. Жукова, нарком Ворошилов недолюб-ливал М. Н. Тухачевского. Вместе со Сталиным он относился скептически и даже враждебно к его новациям, не брезгуя случаем уязвить его. Так было тогда, когда Сталин по одному из докладов Тухачевского заключил, что принятие его програм-мы привело якобы к ликвидации социалистического строитель-ства и к замене его системой "красного милитаризма". Эту хлесткую сталинскую формулировку Ворошилов огласил на расширенном заседании Реввоенсовета. В результате Тухачев-ский был отстранен от преподавания стратегии в Военной академии РККА. В дальнейшем он разделил судьбу большой группы военачальников.
   *
   Другой личностью, исповедующей передовые взгляды на вопросы военного строительства был И. П. Уборевич (1896-1937). В 1928 году в свет вышла его книга под названием "Подготовка комсостава РККА (старшего и высшего). Полевые поездки, ускоренные военные игры и выходы в поле". Она ста-ла настольной книгой для подготовки комсостава на долгие годы.
  
   "Книга захватила меня, - писал К. А. Мерецков, - в ней я нашел ответы на многое, что нас тогда интересовало, но ниг-де не было разъяснено. В ней было разжевано главное - методика совершенствования и воспитания начальствующего состава. И. П. Уборевич рекомендовал различные приемы проведения занятий, сопровождая рекомендации поучительными, оригинальными мыс-лями... Успех командно-штабных игр, учений и обычных заня-тий Уборевич ставил в зависимость от подготовки руководите-ля. Сам он готовился удивительно тщательно, продумывал множество вариантов решений".
  
   "Положительное знание для действий приобретается, когда сам обучающийся несколько раз проделает данную ра-боту и постепенно приобретет практические навыки, когда способность" действования" войдут в плоть и кровь", - так писал в своей работе И. П. Уборевич. Видя пагубность упрощен-чества в подготовке комсостава, он с горечью писал: "Уже слишком много учений и игр, где так гладко все побеждают, это может приучить к вредным иллюзиям".
  
   К такому выводу И. П. Уборевич, видимо, пришел не только наблюдая нашу систему обучения, но и сравнивая ее с систе-мой подготовки командного состава Германии.
   Как известно, И. П. Уборевич был репрессирован.
   *
   Как воспринял нарком Ворошилов истребление лучших советских военачальников?
  
   О его реакции можно судить по приказу наркома обороны СССР N 96 от 12 июня 1937 года:
  
   "... 11 июня перед Специальным Присутствием Верховного Суда Союза СССР предстали главные предатели и главари этой отвратительной изменнической банды: Тухачевский М. Н., Якир И. Э., Уборевич И. П. Корк А. И., Эйдеман Р. П., Фельдман Б. М., Примаков В. М. и Путна В. К.
   Верховный суд вынес свой справедливый приговор! Смерть врагам народа!
   ... Конечной целью этой шайки было - ликвидировать во что бы то ни стало и какими угодно средствами Советский строй в нашей стране, уничтожить в ней Советскую власть, свергнуть рабоче-крестьянское правительство и восстановить в СССР ярмо помещиков и фабрикантов.
   ... Мировой фашизм и на этот раз узнает, что его вер-ные агенты гамарники и тухачевские, якиры и уборевичи и прочая предательская падаль, лакейски служившие капитализ-му, стерты с лица земли и память о них будет проклята и забыта.

Народный Комиссар Обороны СССР

Маршал Советского Союза К. Ворошилов".

  
  
   Таким образом "карающий меч" обезглавил людей, которые задались целью повернуть дело подготовки военных кад-ров в русло его современных задач.
   *
   Не следует, однако, думать о том, что жизнь военно-учебных заведениях того периода стояла на месте. Совсем не так: там происходили определенные подвижки в методике и системе преподавания. Дело в другом: педагогика и методика - это инст-рументарий реализации политических установок и военных доктрин в сфере теоретической и практической подготовки военных кадров.
   Этот инструмент может быть хуже или лучше, но его предназначение делать то, что от него требуют.
  
   Педагогика и методика призваны выполнить поставленный социальный заказ. Об этом в свое время писала и Н. К. Крупская:
  
   "Методика органически связана с теми целями, которые стоят перед школой. Если цель школы - воспитать послушных рабов капитала - и методика будет соответствующая, и наука будет использована для того, чтобы воспитать послушных исполнителей, как можно менее самостоятельно думающих, рас-суждающих; если цель школы - воспитать сознательных строите-лей социализма - и методика будет совсем другая: все дости-жения науки будут использованы для того, чтобы научить са-мостоятельно мыслить, действовать коллективно, организован-но, отдавая себе отчет в результатах своих действий, разви-вая максимум инициативы, самодеятельности".
  
   Во все времена руководители государств использовали педагогические средства в политических целях, прекрасно понимая, что, придав воспитанию и образованию соответствующее направление, можно получить в итоге поколения людей с заданным типом поведения, нужными ценностными ориентациями, потребностями и мотивацией. Безусловно, знание этой закономерности было взято на вооружение и Сталиным.

"Сталинская педагогика"

  
   Есть все основания утверждать, что именно во второй половине 20-х - начале 30-х годов складывается так называе-мая "сталинская педагогика", т.е. та отрасль педагогической науки, которая была призвана обслуживать интересы сталинского режима. Это - разновидность авторитарной педагогики.
   Не претендуя на полноту освещения того, что называет-ся "сталинской педагогикой", попытаемся показать ее основ-ные черты, специфичные средства воздействия на людей и те основные цели, которые она преследовала в реализации требо-ваний социального заказа.
   Думается, что отличительной чертой "сталинской педа-гогики" является ее двуличность: проповедуется одно (благое), а де-лается другое (злое, коварное и порочное). Ее целевое назначение состояло в том, что-бы:
  
   а) подавить личность, закрепостить ее, превратить в послушных исполнителей воли одного;
   б) отлучить людей от мысли о демократии, свободе и привить им сознание важности и исключительной полезности сосредоточения власти в руках "вождя";
   в) приучить людей безоговорочно верить "вождю", его прозорливости, непогрешимости, умению вести общество в "свет-лое" будущее;
   г) приучить к мысли о том, что не следует сетовать на трудности и лишения, ибо впереди народ ждет процветание и благополучие;
   д) заставить людей поверить в то, что "большое" дело требует и больших жертв ("лес рубят - щепки летят");
   е) приучить "монолитно" выступать против врагов, вреди-телей и т.п. ("главный идеал - послушание"; "вождь знает, что делает", "кто не с нами - тот против нас").
  
   Все это нужно было "вождю" для того, чтобы сформиро-вать такую серую массу, которая бы безропотно подчинялась его указаниям, не роптала и жила надеждой получить "про-пуск" в "светлое будущее".
  
   Средства "сталинской педагогики" весьма разнообразны.
  
   К ним относятся такие, как:
   - создание обстановки (ситуации) всеобщего психоза, подог-реваемого "разоблачительным" материалами в прессе и выс-туплениями по радио;
   - насаждение страха посредством репрессий;
   - духовное и физическое насилие над личностью посред-ством вдалбливания определенных постулатов;
   - перенесение недовольства и гнева народного на разного рода вредителей, "врагов народа" и т.п.;
   - манипулирование общественным и коллективным мне-нием посредством использования приемов "от народа". "вы-полнения воли масс", пресса "большинства" и т.п.;
   - применение отвлекающих маневров в виде шумных празднеств, торжеств, манифестаций и т.п.
  
   Надо отметить, что "сталинская педагогика" оказалась действенным орудием: под ее воздействием сформировался це-лый отряд бездумных исполнителей чужой воли, людей, не рассуждающих и действующих в нужном направлении, твердо верящих в правоту и прозорливость "вождя".
   *
   "Сталинская педагогика", конечно же, в первую очередь была адресована военно-учебным заведениям. Здесь инакомыс-лие было особенно недопустимо с точки зрения Сталина и его окруже-ния.
   Но ведь и здесь не следовало забывать простой истины: "Сила хора не в том, что все поют одинаковыми голосами, а в том, что у каждого есть собственный голос".

Новые акценты в подготовке офицерских кадров

  
   Из исторического анализа видно, что по мере приближе-ния к концу 20-х годов меняются акценты в постановке за-дач перед военной школой.
  
   Так, в 1929 году по результатам работы военных школ делались следующие выводы:
  
   а) политико-моральное состояние военных школ устойчи-вое и обеспечивает нормальный ход учебы;
   б) молодые командиры в настоящее время имеют удовлетво-рительную теоретическую подготовку и обладают значительно большим объемом знаний, более дисциплинированы.
  
   В то же время, в работе военных школ отмечались такие недостатки, как отсутствие у молодых командиров-выпускников школьно-инструкторских навыков, неумение вести воспитание красноармейцев, слабые навыки в проведении занятий по боевой и политической подготовке, перегибы и извращения дисциплинарной практики, слабое развитие и плохое зна-комство с жизнью и бытом воинских частей. Причины были указаны такие:
  
   1) слабый в методическом отношении преподавательский состав; плохое знание им опыта гражданской войны;
   2) слабая общеобразовательная подготовка курсантов (80-85% - с низшим образованием);
   3) задержки со стороны командиров в откомандировании в военные школы лучшего комсостава;
   4) нежелание лиц, окончивших военные академии, идти в военно-учебные заведения из-за отсутствия перспектив и достаточных стимулов;
   5) разобщенность военных школ и воинских частей;
   6) низкое материально-техническое снабжение военных школ всем необходимым.
  
   Установки ГУВУЗа сводились к следующему. Командир должен быть инструктором подчиненных.
   Вот почему инструк-торская подготовка должна привить и укрепить у обучае-мых:
  
   а) твердое знание всех предметов военного обучения и владение на практике методикой преподавания последних;
   б) знание программ и методики обучения, принятых в воинских частях РККА;
   в) умение организовать и направлять обучение в пределах до роты.
   *
   Прояснить сказанное позволяет ряд публикаций.
   В частности, в одной из публикаций 1929 года предпри-нята попытка осмыслить недостатки в подготовке военных кадров в сравнении с опытом подготовки таких кадров в Гер-мании.
  
   Автор указывает, что главным недочетом в подготовке курсантов является отсутствие предварительной армейской выучки у будущих командиров, а также неудовлетворительная система войсковых стажировок. Обращаясь к опыту подготовки офицерских кадров в Германии, он отмечал, что желающие стать офицерами должны пробыть в строевых частях пред-варительно не менее 25 месяцев, причем первые 10 месяцев они должны были пройти через учебные подразделения. Затем на два года они направлялись в военные училища, а остав-шееся от 4-х лет учебы время, вновь проводили в войсках, стажируясь в должности.
  
   В нашей военной школе дело было поставлено иначе: первые два года курсант готовился в объеме подготовки одиночного бойца и младшего командира и лишь последний год посвящался его подготовке как командира взвода.
   *
   Неблагополучное дело, сложившееся со снабжением военно-учебных заведений учебной литературой, привело к тому, что по состоянию на 1930 год единственным учебным пособием по военным предметам являлись уставы РККА.
   В одной из ста-тей, посвященной этой проблеме, предпринята попытка изло-жить требования к учебнику. По мнению автора, требования к учебнику должны быть таковы:
  
   - он должен соответствовать развитию обучаемых и быть составлен строго по учебной программе и содержать мате-риал, избавляющий курсанта от поиска других источников ин-формации;
   - краткость и популярность изложения содержания;
   - соответствие уставам РККА;
   - наглядность в виде подзаголовков, разных шрифтов, рисунков, фотоснимков, чертежей и схем;
   - соответствие объема материала времени, отведенному на эту дисциплину учебным планом;
   - постановка в конце каждого раздела контрольных вопро-сов;
   - разделение всего учебного материала на минимум (обя-зательный) и максимум (для особо успевающих);
   - постоянное усложнение материала по мере развития курсанта;
   - максимальная конкретизация учебного материала, активное использование исторических примеров, задач и упражнений для тренировки и развития курсантов.
  
   *
   Изложенные нами факты позволяют сделать обобще-ния такого порядка:
   а) советская военная школа постепенно суживала сферу подготовки военных кадров, особенно в самом ее низшем звене - школах, готовящих командиров взводов и равных им должностных лиц;
   б) прослеживается тенденция ухода военной школы от требований принципа "учить войска тому, что необходимо на войне" в сторону строевой и прочей показной подготовки; курсант готовится не быть воспитателем и командиром под-чиненных, а к исполнению обязанностей инструктора бойцов;
   в) сведение всей военной науки к обоснованию, конкре-тизации и развитию уставов РККА, а системы обучения - к заучиванию положений уставов вело к формализму и догма-тизму в обучении слушателей и курсантов;
   г) именно в этот период наметился подход, ставящий заграничный опыт, в том числе в деле подготовки военных кадров, в зону недосягаемости и запрета. "Железный занавес" накрепко прикрыл для военных кадров опыт подготовки зару-бежных армий и не позволял им сравнивать этот опыт с соб-ственными достижениями.
   *
   Известно, к примеру, что задолго до второй мировой войны военные круги Германии организовали серию экспери-ментов, предшествовавших развертыванию массовой армии. Один из таких экспериментов был связан с кадровой пробле-мой. Экспериментаторы задались целью ускорить процесс под-готовки новобранца до 2-х недель. Не вдаваясь в подроб-ности, отметим, что решить поставленную задачу удалось успешно: через две недели новобранец стал вполне приличным бойцом. Эксперимент преследовал и такую цель: выявить возможность "двойной" подготовки военнослужащих, т.е. по за-нимаемой должности и на категорию выше. К примеру, командир отделения готовился в рамках своих обязанностей и как за-меститель командира взвода. Тот же, в свою очередь, и как командир взвода и так по всей служебной цепочке.
   Что давала такая подготовка войск и командных кадров? Помимо развития общего кругозора, она, в конечном счете, обес-печивала возможность комплектования армии командными кадра-ми в случае ее развертывания. Германия так и поступила, когда сбросила с себя обязательства по Версальскому договору.
   *
   В противоположность Германии, подготовка военных кад-ров в СССР замыкалась на решении узкопрактических вопросов, подчас не имеющих прямого отношения к развитию умений действовать и руководить воинами в боевой обстановке и уж никак ни в расчете на перспективу, вероятного противника, систему его подготовки и тактику действий, а также оружие, которое он намерен применять в бою. Не это ли способствова-ло возникновению в первые месяцы Великой Отечественной вой-ны таких явлений, как "танкобоязнь", "самолетобоязнь", "радио-боязнь" и т.п.?
   *
   Если все же, при очевидных просчетах в подготовке ко-мандных кадров, причины которых рождались не в военно-учебных заведения, но тиражировались именно там, попытаться выявить позитивное в военно-учебном деле, то обращает на себя внимание тот факт, что довольно большой прогресс все же наблюдался в методической области.
   *
   Работа военно-учебных заведений по бригадно-лабораторному методу заставила профессорско-преподавательский состав приступить к разработке системы учебно-методических материалов.
   *
   В этом отношении характерен опыт Военно-политической академии имени В.И. Ленина. Низкий общеобразовательный уро-вень подготовки обучаемых заставил разрабатывать такие прозаические вопросы, как совершенствование простейших навыков самостоятельной работы. Думается, что толчком к этому послужило циркулярное письмо о постановке работы по лабо-раторному плану, где, к примеру, четко указывались навыки, которые должен приобрести обучаемый в работе с книгой. К ним относились следующие навыки пользования справочниками и библиографией; производства выписок, цитат и рабочих за-меток; составления плана-конспекта тезисов, осуществления компиляции; беглого просмотра книг, аннотаций, выборочного чтения; составления доклада и реферата и критического чтения.
   *
   Интересным нововведением, предложенным в циркулярном письме, были рекомендации по составлению карточек качествен-ного учета работы студента за год, включающих следующие пункты:
  
   1. Общая подготовка и развитие (уровень предварительных знаний по темам или иным предметам курса).
   2. Отношение к работе (добросовестность в работе, инте-рес к предмету, формы проявления активности, систематичность в работе).
   3. Навыки самостоятельной работы (умение составить конспект, пользоваться справочниками, наглядными пособиями и т.п.).
   4. Навыки классной работы (умение формулировать мысль, обобщать, техника речи, постановка вопросов и др.).
   5. Насколько усвоена программа (особенности усвоения отдельных предметов).
   6. Способность к самостоятельной политической и про-пагандистской работе.
   7. На какие дисциплины необходимо обратить внимание.
  
   Под влиянием этого документа и насущных потребнос-тей в Военно-политической академии было разработано нес-колько интересных методических материалов. Среди них внима-ние привлекают "Советы по организации и технике умственного труда", "План воспитания навыков самостоятельной работы", "Ориентировочный план дифференциации форм и мето-дов учебной работы на различных ступенях обучения во ВПАТ на 1926/1927 учебный год", "Временное положение об индивидуальных занятиях по предметам социально-экономического цикла" и целый ряд других документов.
   В "Отчете Военно-политической академии РККА им. Толма-чева за 1927/28 учебный год" делались следующие выводы:
  
   1. Продолжить энергичную работу по повышению теоретического уровня преподавания.
   3. Усилить связь и увязку в текущей работе между воен-ными кафедрами и кафедрами партполитработы и социально-экономической. ...
   5. Более решительно и смело осуществлять план диффе-ренцированного преподавания...
   7. Принять меры по уменьшению перегрузки слушателей учебными заданиями...
  
   В "Отчете" указывалось, что в организации самостоятельной работы и руководстве ею со стороны преподавателей имели место такие недостатки недостаточная конкретность консультаций по методике самостоятельной работы; слабое знание преподавателями проблемы воспитания навыков учеб-ной работы неэффективная помощь отстающим слушателям и др.
   *
   В этом документе были сформулированы требования к учебным программам курсов:
  
   1. Программа должна состоять из следующих частей: 1)объяснительной записки; 2)систематически построенного текста программы знаний; 3) программы воспитания навыков самостоятельной работы; 4) расчета времени; 5) указателя литературы.
   2. В объяснительной записке следует отметить: а)целе-вую установку и обоснование построения программы; б) обос-нование программы навыков и указание методов ее осущест-вления; в) особенности предметной методики. ...
   5. При разработке программы навыков иметь в виду, что в ходе работы по отдельным предметам могут воспитываться навыки 3-х видов организационно-технические, навыки мышле-ния и навыки практической партийно-политической и воен-ной работы. При этом должно быть указано, какие навыки вы-рабатываются данным предметом, а в каких данный предмет принимает лишь участие.
  
   *
   В 1928 году был разработан "Программный план обра-зования общих методико-технических навыков".
   Этот факт следует рассматривать как попытку создать своеобразную профессиограмму - описание той части профес-сиональной деятельности, которая называется обучением и развитием личности.
   *
   Новое изменение системы преподавания произошло в 1932 году в результате принятия ЦИК СССР 19 сентября поста-новления "Об учебных программах и режиме в высшей шко-ле". В нем относительно методов преподавания было сказано следующее:
  
   "В целях обеспечения качественного контроля за ка-чеством учебы каждого студента в отдельности, провести следующие мероприятия:
   а) запретить всякие коллективные зачеты студентов;
   б) возложить ответственность за оценку знаний сту-дентов на профессорско-преподавательский состав и повес-ти решительную борьбу с фиктивными зачетами;
   в) ввести дифференцированную форму оценки успеваемос-ти студентов в зависимости от характера дисциплины и мето-да преподавания;
   г) ввести, как правило, зачетные сессии два раза в год - в конце осеннего и весеннего семестров;
   д) установить на последнем курсе обучения для каждого студента во втузах - дипломный проект (с обязательной его защитой), для чего должно быть предусмотрено специальное время в учебном плане;
   е) ввести специальные аттестаты с характеристикой успеваемости окончивших втузы, вузы и техникумы, а также систему премий и поощрений (научные командировки, литерату-ра и т. д.) за лучшую успеваемость как во время обучения, так и по его окончании".
  
   *
   Приказом РВС СССР от 9 ноября 1932 года "О постанов-ке учебной работы в военных академиях РККА" названные тре-бования распространялись и для военно-учебных заведений. Устанавливался единый учет успеваемости слушателей с оцен-ками "отлично", "хорошо", "удовлетворительно", "слабо". В кон-це учебного года вводились переводные экзамены, а по окон-чании военно-учебного заведения - госэкзамен.
   *
   Надо сказать, что возврат к лекционной системе обучения, отказ от идей бригадно-лабораторного метода произошел значительно быстрее, чем осуществлялось внедрение лабораторного метода обучения.
   К примеру, во ВПАТ организация учебного процесса в 1933/1934 учебном году уже имела следующий вид:
  

Группа дисциплин

Система преподавания

   А. Политическая экономия, Всеобщая история, история России и СССР, ис-тория РКП (б), история Коминтерна, диалектический и исторический ма-териализм. ленинизм, экономическая политика СССР, партийно-политичес-кая работа, учение марксизма-лени-низма о войне.
   а)систематический курс лекций;
   б)самостоятельная работа слушателей;
   в) консультация;
   г)классно-групповые занятия;
   д)зачеты.
   Б. Иностранные государства, история мировой войны, история гражданской воины, история военного искусства, экономика войны
   а)систематический курс лекций;
   б)самостоятельная работа слушателей с консультацией преподавателя;
   г) проверочные КГЗ по дисциплине в целом;
   В. Общеобразовательные дисциплины, иностранене языки
   Система преподавания - классно-урочная. Преобладающее время отводится на работу слушателей с преподавателями. Зачеты проводятся по всей дисциплине.
  
   *
   Согласно принятой системе обучения, повышалась ответственность преподавательского состава за обучение слушателей. Систематический курс лекций становился важнейшим звеном учебного процесса. Большое значение продолжало уделяться самостоятельной работе слушателей. Большие задачи возлагались на классно-групповые занятия.
   *
   Новым шагом по упорядочению учебной работы явилось принятие ЦК ВКП (б) постановления "Об упорядочении общест-венных нагрузок студентов вузов, втузов и техникумов" от 7 августа 1933 г., в постановляющей части которого было сказано:
  
   1. Категорические запретить проведение во время учеб-ных занятий всяческих заседаний и собраний общественного характерам также выполнение студентами общественных ра-бот в учебное время.
   2. Установить, что на каждого студента может быть воз-ложена только одна общественная нагрузка, которая не должна превышать 4-х часов в шестидневку, включая и затрату време-ни на собрания и заседания неучебного характера.
  
   *
   В первые годы введения новой системы преподавания в военно-учебных заведениях ставка делалась на закрепление достижений перестройки учебного процесса. Усиление индиви-дуальной помощи со стороны преподавателей сопровождалось повышением личной самостоятельности и активности слушате-ля в овладении учебной программой.
   *
   Большое внимание уделялось совершенствованию форм и методов социалистического соревнования и ударничества. Последнее рассматривалось в качестве "мощного орудия осу-ществления высоких требований преподавательского состава, повышения самостоятельности и индивидуальной ответствен-ности слушателя, широкой мобилизации всей общественности ВПАТ на лучшее выполнение задач марксистско-ленинской и боевой подготовки".
   *
   Учебная лекция приобретала все больший статус. Пре-подавательский состав нацеливался на выполнение следующих требований, как:
  
   а) тщательность отбора материала для лекции;
   б) систематичность и последовательность его изложения;
   в) четкость формулировки основных теоретических положений;
   г) подчеркивание основных вопросов;
   д) четкая формулировка итоговых выводов и обобщений;
   е) строгое укладывание всех вопросов лекции в отве-денное время.
  
   Наряду с лекцией продолжали развиваться другие виды учебных занятий, причем применение той или другой группы занятий было дифференцированным. К примеру, применительно к группам дисциплин или отдельным наукам система препода-вания была следующей:
  
   Группы дисциплин, отдельные науки
   Система преподавания
   Социально-экономические дисциплины
   Систематический курс лекций
   2. Самостоятельная работа слуша-телей
   3. Добровольно-индивидуальные консультации
   Тематические КГЗ
   Итоговые КГЗ по разделам прог-раммы
   Годовые зачеты: письменные и устные
   Цикл военных дисцип-лин
   Лекции
   Самостоятельная работа слуша-телей
   Занятия по отделениям с руко-водителем
   Зачетные занятия по отделе-ниям
   Посещение слушателями учений с войсками
   Инспектирование слушателей
   Литература
   Систематический курс лекций, с подчисткой и консультациями
   Контрольные занятия по разде-лу программы
   Итоговые занятия по предмету
   Иностранные языки
   Классно-групповые занятия
   Самостоятельная работа
   Внешкольное управление развитием навыков разговорной речи
   Зачеты: письменные и устные
  
   Как видно из представленной таблицы, система препо-давания была довольно дифференцированной, в значительной степени отвечающая особенностям изучаемой науки.
   *
   Каким был идеальный обучаемый в представлении тогдаш-них работников высшей военной школы? Известно, что он в значительной степени выражен через требования к обучаемым и, в частности, в требованиях к отличной оценке. Применитель-но к 1935/1936 учебному году отличная оценка выставлялась за:
  
   а) умение по вызову преподавателя самостоятельно и на высоком теоретическом уровне дать заключение по тому или иному вопросу;
   б) умение в выступлениях уверенно и широко опираться на материалы других дисциплин;
   в) умение самостоятельно ставить и разрешать вопросы современности в связи с той или иной теоретической пробле-мой и делать исчерпывающие политические выводы;
   г) умение подготовить небольшой доклад с максимальным использованием произведений классиков марксизма-ленинизма и самостоятельно, в развернутом виде, критиковать теории противников.
  
   Что можно сказать по поводу такого "идеала"? Думает-ся, что он ("идеал") вполне отвечал духу сталинского времени: мысли лишь в этом направлении, будь готов четко и ясно высказаться по любому вопросу, дать "исчерпывающий" политический вывод и т.п. Такой подход, как известно, рождает формалистов и начетчиков.
   *
   Портрет "идеального" слушателя можно дополнить штри-хами несколько иного плана. Стахановские идей, культивирую-щиеся в стране в то время, проникли и в военно-учебные заведения. Там тоже, как и везде, были определены требования к "ударникам", "ударным отделениям", "ударным курсам". Так, к примеру, "ударником" среди слушателей мог быть тот, кто:
  
   а) беря обязательства по тем или иным ведущим дисцип-линам на "отлично" и "хорошо" и полностью выполняя их, имел общую оценку за год не ниже "хорошо";
   б) принимал активное участие в общественно-партийной работе и, не имея дисциплинарных проступков, образцово бо-ролся за воинскую дисциплину;
   в) являлся "ворошиловским стрелком", стрелял из поло-женных ему видов оружия на "отлично", сдал норму ГТО 1-ой ступени и успешно выполнил нормы ГТО 2-ой ступени.
  
   *
   Не умаляя роли ударничества в решении народно-хозяй-ственных задач, отметим негативное влияние идеи ударничест-ва, в том числе и в военно-учебном деле.
   Гражданская война, думается, укрепила в народе и в ру-ководителях уверенность в том, что посредством натиска (уда-ра) можно справиться с любой поставленной задачей. Вот почему так привлекателен оказался пример А.Г. Стаханова.
   Само по себе стремление людей в какие-то моменты сос-редоточиться, напрячься не предосудительны. Но тогда, когда такой порядок становится стилем жизнедеятельности, то это уже явление (система) негативное. Почему именно так? Дело в том, что общественное и индивидуальное сознание начинает разлагаться вредными иллюзиями-установками, типа:
   - "любую задачу можно решить, стоит лишь поднапрячься";
   - "в любой момент можно наверстать упущенное";
   - "стоит только захотеть и все будет сделано" и т.п.
   Нужно ли говорить, что такие установки толкали людей на путь штурмовщины, приучали работать рывками, создавали иллюзию благополучия при временной "победе". рождали массы людей, которые в чисто эгоистических целях шли на "рекорды", рождали их. Вот и получалось, что при общем неблагополучии в сельском хозяйстве. промышленности, военное деле имелись многие тысячи, а то и миллионы "ударников".
   *
   Нет, не "ударными неделями", месяцами, мощными натисками людей можно разрешить серьезные и ответственные проблемы, а только целеустремленной повседневной деятельностью можно их решить.
   *
   И еще одно обстоятельство, рожденное в данное время (середина 30-х годов), требует краткого рассмотрения. В связи с утверждением культа личности Сталина, нагнетанием по-литической истерии все больше и больше стала политизиро-ваться учеба и ее основа - наука. К месту и не к месту стали делаться "довороты" в сторону политики, навешиваться разно-го рода политические ярлыки и т.п. В конечном счете, дело было сведено к цитированию во многих науках (не только общественных, но и военно-технических) тех или иных изрече-ний высокопоставленных деятелей. Известно: ни наука, ни обу-чение от этого не выиграли.
   *
   Дальнейшая регламентация учебного процесса в учебных заведениях связана с двумя актами - принятием СНК СССР и ЦК ВКП (б) постановления "О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой" 23 июля 1936 г. и выходом в свет "Краткого курса истории ВКП (б)" в 1938 году и соот-ветствующего Постановления ЦК по развертыванию работы вокруг этого акта.
  
   Постановление ЦК от 23 июля 1936 года установило следующие жесткие формы учебной работы:
  
   а) лекции, проводимые профессорами и доцентами;
   б) практические занятия в лабораториях, мастерских, клиниках и т.п.;
   в) производственная практика;
   г) самостоятельная работа студентов;
   д) консультации.
  
   *
   После того многообразия учебной работы, которое имело место до 1936 года, такая регламентация, конечно же, была ша-гом назад в постановке обучения слушателей и курсантов военно-учебных заведений.
   *
   Свертывание демократии в обучении связано и с актом введения в обучение "Краткого курса истории ВКП (б)" Отныне и на долгие годы вперед этот учебник и заложенные в него постулаты стали определять мировоззрение основной массы со-ветских людей. Не исключение составляли и военные кадры.
  
   Оценивая впоследствии этот акт, главный идеолог страны "брежневского периода" М. А. Суслов, писал в журнале "Комму-нист":
  
   "Претензия Сталина на своеобразную монополию в разви-тии революционной теории, присвоение им права на последнее слово в теории и стремление решать теоретические вопросы административным путем, серьезно сковывали развитие общест-венных наук, обобщение практики социалистического строитель-ства, лишали ученых на научную перспективу..."
   *
   Но самым поразительным в истории явилось то, что имен-но Суслов несколькими годами позже стал возводить на не-досягаемый пьедестал нового вождя - Л.И. Брежнева, монополи-зируя, в свою очередь, его право на последнее слово в теории и анализе практики социалистического строительства.
   *
   В целом, 1938 год можно назвать годом решительных перемен в военно-учебном строительстве. Самыми существен-ными среди них были следующие:
  
   1) перевод военных училищ на 2-х летний срок обуче-ния;
   2) значительное расширение сети военно-политических училищ;
   3) расформирование национальных военных училищ.
  
   Так, приказом НКО от 24 марта 1938 года военные учили-ща переводились на 2-х летний срок обучения. Это было свя-зано с нехваткой командных кадров, а также некоторым подня-тием уровня общеобразовательной подготовки поступающих в военные училища.
   *
   В этом отношении известный интерес представляют дан-ные о социальном и партийном составе курсантов и их общеоб-разовательном уровне:
  
   Социальный и партийный состав принятых в военные школы

Годы

  
  

1928

  
   1930
  
   1932
  
   1934
  
   1936
   Рабочих
   56,6
   59,6
   63,0
   60,0
   21,7
   Крестьян
   34,4
   34,2
   32,4
   28,0
   7,2
   Прочих (интел., уч-ся)
  
   9,6
  
   6,2
  
   3,8
  
   12,0
  
   71,2
   Коммунистов
   24,5
   30,2
   70,8
   12,0
   0,5
   Комсомольцев
   52,6
   49,5
   24,3
   82,0
   55,0
  
   Такая картина обусловлена следующими обстоятельст-вами, во-первых, тем, что с 1936 года в военно-учебные заве-дения стали поступать представители интеллигенции и уча-щиеся общеобразовательных школ; во-вторых, снижение числен-ности коммунистов среди поступающих объясняется тем, что в период с 1933 по 1936 гг. в партии проходила чистка и обмен партийных документов, а также тем, что в эти годы произошло значительное омоложение поступающих в военные школы.
   *
   По образованию поступающих положение обстояло так: в 1928 году в военные школы поступило 18,8% лиц, имеющих образование ниже 7 классов, в 1930 г. - 21,8%, а в 1932 г. - 24,3%. Это обстоятельство обязывало УВУЗ выделять до 30% учебного времени на освоение курсантами общеобразователь-ных предметов. К 1938 году положение изменилось и это дало возможность установить определенный общеобразователь-ный ценз для поступающих в военные училища: с осени 1938 г. в пехотные училища принимались лица с образованием не ни-же 8 классов, а в артиллерийские и летные - не ниже 10 клас-сов средней школы.
   *
   Обстановка потребовала увеличения сети военно-полити-ческих училищ. В 1938 г. они уже функционировали в каждом военном округе (емкость училища на 75-125 курсантов, срок обучения - 1 год). В 1940 г. эти училища были переведены на переподготовку политсостава, не имеющего военного образова-ния, а подготовкой политруков из военнослужащих стали за-ниматься военно-политические училища (всего их было откры-то пять; штат - 1 тыс. курсантов; срок обучения - 2 года). В том же году было создано политучилище для подготовки пропаган-дистов. Всего к началу Великой Отечественной войны кадры политруков готовили 26 военно-политических училищ.
   *
   Расформирование национальных военных училищ, созданных согласно приказа РВС "О национализации военно-учебных за-ведений" от 9 июня 1924 г., началось после опубликования 7 марта 1938 г. постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР "О на-циональных частях и формированиях РККА". Созданные во многих союзных республиках национальные военные училища, го-товившие командиров и политработников для национальных формирований, были преобразованы в общесоюзные.
   События военного времени (особенно 1942-1943 гг.) пока-зали, что мера эта была преждевременная и в оборонном отно-шении негативная.
   *

Какие проблемы в подготовке офицеров выявили были в 1938-1940 гг.?

  
   Как проявили себя командиры и политработники в тех военных испытаниях, которые выпали на их долю в 1938-1940 гг.? В боях этого периода командный и начальствую-щий состав Красной Армии показал смелость, высокий боевой дух и воинское мастерство. В то же время боевые действия 1938-1940 гг. обнаружили и серьезные недостатки в подготов-ке наших войск и командного состава.
  
   Недостатки проявились в использовании боевой техники, организации взаимодействия родов войск в бою, оперативно-тактической подготовке комсос-тава. Многие командиры, особенно в ротном звене, не имели твердых навыков в управлении подразделением, действовали порой недостаточно самостоятельно, без должной инициативы.
  
   Мартовский (1940 г.) Пленум ЦК ВКП (б) потребовал учить войска тому, что необходимо на войне. В приказе Наркома Обо-роны от 16 мая 1940 года "О боевой и политической подго-товке войск на летний период 1940 года" отмечалось:
  
   "Крупнейшие недостатки в обучении и воспитании армии явились результатом того, что командиры ориентировались на легкую победу над слабым противником и не были приучены к дейст-виям в суровых условиях современной войны".
  
   *
   Нарком Ворошилов был снят с занимаемого поста и вместо него на этот пост был поставлен С.Т. Тимошенко (1895-1970), а с января 1941 года на пост начальника Генерального штаба был назначен Г.К. Жуков (1896-1974).
   *
   Год, отделявший страну от большой войны, конечно, не про-шел бесследно, но что-либо кардинально изменить уже не мог.
   Война с Финляндией вызвала растерянность Сталина. Помимо слабости нашей армии и ее командного состава он увидел последствия массовых репрессий среди военных. И, тем не менее, деятельность С.К. Тимошенко была оценена в высшей степени положительно: кроме звания Героя Советско-го Союза ему было присвоено звание маршала и принято ре-шение о назначении наркомом обороны.
   Вызванному на заседание Политбюро Тимошенко Сталин сказал:
  
   "Война с финнами показала слабость в подготовке ко-мандных кадров и резкое снижение дисциплины в войсках. Все это произошло при товарище Ворошилове. И теперь ему будет трудно в короткие сроки выправить эти крупные вопро-сы. А время нас поджимает: в Европе Гитлер развязал войну. Политбюро решило заменить товарища Ворошилова другим лицом и остановилось на вас".
  
   Тимошенко стал отказываться, ссылаясь на то, что у не-го нет нужных знаний и государственной мудрости для рабо-ты на таком высоком и ответственном посту. Говорил он и о том, что он едва ли достоин заменить товарища Ворошилова, которого не только армия, но и весь народ хорошо знает и любит.
  
   "Все это верно, - сказал Сталин. - Но народ не знает, что у товарища Ворошилова не хватает твердости. А сейчас твер-дость особенно нужна во всем. У вас она есть. Беритесь преж-де всего за дисциплину и подготовку кадров. А насчет госу-дарственной мудрости - это дело наживное. Где нужно - мы вам поможем".
  
   Известный писатель В. Карпов стал свидетелем того, как подобная "твердость" проводилась в жизнь в воспитании и обучении курсантов.
  
   Об этом он говорит следующее:
  
   "Я в те годы уже служил в Красной Армии - в сентябре 1939 года поступил в Ташкентское пехотное училище имени Ленина. Хорошо помню те изменения, которые произошли в боевой подготовке после издания этого приказа. Армейская жизнь с ее регламентированным порядком во всем всегда бы-ла нелегкой, и после издания этого приказа в армии начались такие трудности, вспоминая которые сегодня, я думаю: как же мы все это могли выносить? Приказ Тимошенко не только вы-полнялся от буквы до буквы, но строгие контролеры и прове-ряющие при выезде в части беспощадно наказывали команди-ров, которые, как им казалось, в чем-то недовыполняли требо-вания наркома. И командиры, как это часто бывает в армии, опасаясь за свою репутацию, в чем-то и за свою карьеру, настолько повышали требовательность, что она порой стано-вилась просто невыносимой.
   Принцип учить на трудностях выполнялся в максимально усложненных условиях. Как только начинался дождь, немедлен-но объявлялась боевая тревога и нас выводили в поле на уче-ние. И под дождем, в грязи, без горячей пищи, на концентратах, которые нам выдавали, мы проводили несколько суток. Копали траншеи в ограниченные сроки, была жесточайшая норма време-ни, за которую надо было отрыть окоп полного профиля. Затем эту оборону оставляли и совершали продолжительные марши. Я участвовал даже в стокилометровом марше, это была настоящая пытка. Как известно по уставу, суточный переход не должен превышать 40-45 километров. Нетрудно представить, что значит совершить за сутки стокилометровый марш в условиях средне-азиатской жары, под палящим солнцем, когда и обычный-то марш дается очень тяжело.
   Дисциплина была доведена до крайней педантичности, за опоздание из увольнения на 15 - 20 минут красноармейцев отда-вали под суд. Помню, однажды на учениях двое курсантов из нашего училища, утомленные до изнеможения, сорвали по веточ-ке винограда... Тут же, через час, состоялось заседание три-бунала... Курсантам дали по шесть лет".
  
  

Военные школы Запада в 30-40-е годы ХХ в.

  
   Сравним, в заключение, систему подготовки офицерских кадров за рубежом, уделив большее внимание Германии.

Шведская военная школа

  
   Подготовка офицеров в Швеции осуществлялась таким образом. Для получения офицерского звания необходимо пройти подготовку в течение 10 месяцев в качестве аспиранта, затем 10 месяцев прослужить в воин-ской части и 10 месяцев проучиться в военной школе.
   Для подготовки офицеров высшего звена имелась воен-ная академия с 2-х летним сроком обучения.

Американская военная школа

  
   Для подготовки старших офицеров в США имелась "Школа высших командиров и геншта-ба". Курс обучения в этой школе начинался решением пробной тактической задачи. Каждое решение тщательно изучалось и оценивалось. Затем в течение 6-ти недель читался курс так-тики и техники отдельных родов оружия. Построение занятий осуществлялось по так называемому "прикладному методу". Суть последнего заключалась в том, чтобы вооружить обучае-мых знанием основных принципов военного дела, проиллюстри-ровать их примерами и закрепить с помощью упражнений, так-тических поездок и решения задач.

Чехословацкая военная школа

  
   Подготовка офицеров в данной школе состояла из двух этапов-1)первоначальная подготовка в военном училище и 2) повторное обучение. Про-должительность обучения в военном училище - 3 года: на пер-вом году курсанты изучали все необходимое для солдата, на втором - технику и тактику, а на третьем уклон делался в сто-рону инструкторского обучения и общего развития курсанта.
   По окончании военного училища выпускник прикоманди-ровывался на 8 месяцев к войсковым частям, после чего коман-дировался в школу своего рода войск, где в течение 10 меся-цев заканчивал свою первоначальную подготовку.
   Повторное 4-х месячное военное обучение было необходимо для получения чинов штабс-капитана, подполковника и полковника.
   Для подготовки высших военных руководителей имелась военная академия со сроком обучения 3-года.

Французская военная школа

  
   Высшая военная школа (воен-ная академия) предназначена для пополнения офицерам гене-рального штаба. Кроме военных училищ, во Франции имелось несколько центров, предназначенных для повышения квалифика-ции офицеров. Основными из них являлись:
   - центр высших военных наук, который имел задачей изучения ведения операций в звене армия и выше. Одновремен-но он исследовал политические, экономические и социальные проблемы, имеющие влияние на ведение войны. Курс обучения в этом центре длился 6 месяцев;
   - центр тактических знаний артиллерии; здесь популяри-зировались среди офицеров теории применения артиллерии в бою и операции; срок обучения также был установлен в 6 месяцев;
   - центр тактических знаний инженерии; задача этого центра - вооружение офицеров знаниями по использованию в бою и операции технических войск.

Немецкая военная школа

  
   Германский империализм сумел даже в условиях Версальского договора возродить мощную армию. Уже в годы Веймарской республики (1919-19ЗЗ) армия стала государством в государстве.
   Особое внимание уделялось подбору и подготовки офи-церского состава. Грубо нарушая ст.160 Версальского догово-ра, предписывающую Германии иметь не более 4 тыс. офице-ров, она уже в 1929 году имела на каждую тысячу солдат 100 офицеров, а в генеральном штабе числилось на 303 офицера больше, чем в генеральном штабе кайзеровской армии.
  
   Возрождение милитаризма в Германии началось, прежде всего, с воссоздания и широкого распространения его идео-логии и традиций в государственном аппарате и школе.
  
   Зна-чительная часть работников культуры и науки (прежде всего - исторической) сыграла крайне неблаговидную роль по отно-шению к своему и другим народам. Если о прусском учителе говорили, что он выиграл сражение за создание германской империи при Бисмарке, то работники культуры, науки, учителя Веймарской республики несут ответственность за то, что они идеологически подготовили молодежь для агрессии про-тив других народов.
   От самой глухой деревенской школы до университета немцу твердили:
  
   "Все величайшее в истории военные подвиги - прусские. все величайшие творения искусства - германские, са-мые великие изобретения и самые выдающиеся ученые - немец-кие, самые сильные гимнасты - немецкие, самая лучшая промыш-ленность - германская, а самые толковые рабочие - немцы".
  
   *
   В Германии была создана обширная система общественных и государственных учреждений, с помощью которых велось воспитание молодежи.
   Сначала ребенок попадал в организацию "Юнгфольк". Достигший возраста 15 лет зачислялся в "Гитлерюгенд". Важной задачей этой организации, насчитывающей к началу второй мировой войны 8 млн. юношей, являлась военная под-готовка молодежи и воспитание ее в фашистском духе.
  
   Пост-роенная по военному образцу, она имела свои воинские час-ти и подразделения, члены ее носили униформу, имели ранги и звания, обучались стрелковому делу, изучали военную техни-ку, проводили военные игры. Особо отличившихся членов "Гитлерюгенда" направляли в "Школы Адольфа Гитлера", где по специальной программе готовились кадры для партийного и государственного аппарата.
  
   Подготовку кадров для танковых и моторизованных войск вел автомобильный корпус, который охватывал до 400 тыс. автомобилистов и имел мощную учебно-техническую базу: 26 автошкол и 23 отдельных мотогрупп. Личный состав ВВС гото-вился в школах гражданской авиации и многочисленных спор-тивных союзах. К 1933 году только общество "Спортфлюг" и его филиалы подготовили 3.200 летчиков и 17 тыс. планерис-тов.
   *
   С приходом фашистов к власти в Германии быстро раз-вернулась сеть различных военизированных обществ. К ним относились "Стальной шлем", "Союз немецких офицеров", "На-циональное объединение немецких офицеров" и другие. Члены этих союзов выступали с проповедью реваншизма, вовлекая в свои ряды молодежь.
   *
   С объявлением в марте 1935 года о создании рейсхсвера началось создание военно-учебных заведений, опытно-испыта-тельных полигонов и учебных частей. Только в сухопутной армии за короткий срок стали действовать 3 военные акаде-мии (Военная академия, Военно-медицинская академия и Военно-ветеринарная академия), 5 военных училищ и 30 различных военных школ (пехотная, по подготовке унтер-офицеров, кавале-рийская, артиллерийская, танковая, инженерные, связи, автомо-бильная и др.).
   Развертывание массовой армии потребовало нахождения путей пополнения офицерского корпуса (для армии военного времени Германии нужно было 100 тыс. офицеров, а к моменту развертывания она имела всего 4 тыс. сухопутных и 1, 5 тыс. морских офицеров). С этой целью были проведены такие ме-роприятия:
  
   1.Было отобрано из числа молодых солдат максимально возможное количество кандидатов в офицеры (о масштабах подобной акции говорят такие цифры: если в 1933 году кандидатами в офицеры зачислялось 180-200 молодых людей, то в 1938 - до 2 тыс.);
   2. Кандидатами в офицеры были зачислены около 300 студентов юридических, вузов.
   3. На офицерские должности было допущено около 1.500 унтер-офицеров сухопутной армии рейхсвера.
   4. Из полиции было взято около 2.500 офицеров.
   5. Вновь были призваны на службу около 1.800 офицеров, уволенных ранее в запас.
   6. Включение австрийской армии в состав рейхсвера дало 1.600 офицеров.
   7. Были значительно снижены требования об увольнении офицеров в связи с несоответствием.
  
   *
   Принятие в марте 1939 года нового мобилизационного плана, связанного с непосредственной подготовкой войны и переходом на штаты военного времени, привело к ликвидации военных академий и военных училищ. Лишь для подготовки офицеров генерального штаба с января 1940 года были сфор-мированы 8-10-ти недельные курсы. С 1 марта 1940 года бы-ли также открыты унтер-офицерские школы.
   Этот факт говорит о том, что политическое и военное командование фашистской Германии стало ориентироваться на практическую подготовку своего офицерского состава, обеспечивая пополнение за счет унтер-офицерского состава.
   Вся система обучения и воспитания солдат, унтер-офи-церов и офицеров была построена на доктрине "молниеносной войны" (блицкрига). Еще в 1935 году один из ее активных сторонников Г.В. Гудериан (1888-1954) так расписывал ее преимущества:
  
   "В одну из ночей откроются двери авиационных анга-ров, завоют моторы и части устремятся вперед. Первым неожиданным ударом с воздуха будут разрушены и захвачены важ-нейшие промышленные и сырьевые районы, что выключит их из военного производства. Правительство и военные центры про-тивника окажутся парализованными, а его транспортная сис-тема нарушена. В первом же внезапном стратегическом наступ-лении войска проникнут более или менее далеко вглубь тер-ритории противника... За первой волной авиации и механи-зированных войск последуют пехотные дивизии с целью удер-жать захваченные территории и высвободить подвижные сое-динения для очередного удара".
  
   *
   Другими словами, расчет был на использование благо-приятной ситуации, ставка делалась на временные факторы (опережение противника в подготовке к войне, внезапность нападения и т.п.), балансирование на грани риска. В то же время не принималось в расчет другое: возможность затяж-ной войны, способность противника оправиться от внезапного удара и мобилизоваться для отпора врагу и др. Формула борьбы представлялась такой: "боевой порыв и мощный натиск" - "боевой успех" - "поражение противника" - "победа над ним"!
   *
   Как видим, в этой формуле нет места позиционной борь-бе, противодействия противника и многого другого, что сопро-вождает вооруженную борьбу. Только победа, только движение вперед (никаких попятных движений), только поражение противника (ведь "германская армия непобедима!") - таковы стереотипы, которые постоянно вдалбливались в сознание и солдат и офицеров фашистской армии.
  
   Надо ли говорить о том, как пагубен авантюризм, как опасны рискованные действия, как неразумна большая ставка на успех, если этот успех не подготовлен соответствующим образом?
  
   Да, дом на песке построить можно. Какое-то время он будет стоять. Но стоит потревожить песок (фундамент) и дом завалится.
  
   Не так ли случилось и с гитлеровской армией во второй мировой войне?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   См.: Хорев А. Нарком Ворошилов // Красная звезда. - 1989. - 14 января. - С. 4.
   Там же.
   Там же.
   Там же.
   См.: Потупиков Н. А. Деятельность Коммунистической партии среди тружеников тыла по разоблачению фашистской идеологии и пропаганды в предвоенные годы и в первый период Великой Отечественной войны: Автореф. дис.... канд. ист. наук. - Горь-кий, 1982. - С. 17-19.
   См.: Комков Г. Д. На идеологическом фронте Великой Отечест-венной... - М.: Наука, 1983. - С. 10-13.
   См.: Маслов Н. Политические процессы 30-х годов: характер и особенности //Аргументы и факты. - 1988. - N7. - С. 6-7; Викторов Б. "Заговор" в Красной Армии // Правда. - 1988. - 29 апреля. - С. З и др.
   В 1932 г. на базе Военно-технической академии (создана в 1925 г. ) и 3-х гражданский вузов разворачиваются Академия моторицации и механизации, Военно-химическая академия, Военно-инженерная академия, Артиллерийская, Электротехническая и Военно-транспортная академии. В 1935 г. - Военно-хозяйственная, в 1936 г. - Академия генерального штаба, 1940 г. - Военно-юридическая и др.
   Вечерняя военная академия была открыта в 1929 г. при ЦДКА, а в 1938 г. - заочные отделения при академиях
   См.: Иовлев А. М. Деятельность КПСС по подготовке военных кадров. - С. 109.
   См.: Тухачевский М. Н. Избранные произведения: В 2 Т. - М.: Воениздат, 1964.
   См.: Тухачевский М. Наши учебно-тактические задачи. - М. -Л.: Госвоениздат, 1929. - С. 4-6.
   См.: Хорев А. Маршал Тухачевский // Красная звезда. - 1988. - 4 июня. - С. 4.
   11 мая 1937 года М. Н. Тухачевский был неожиданно для всех освобожден от занимаемой должности замнаркома обороны и назначен командующим войсками Приволжским военным округом. 26 мая этого года он был арестован, а 11 июня ему был вынесен смертный приговор.
   См.: Хорев А. Командарм Уборевич // Красная звезда. - 1988. - 13 августа. - С. 3.
   Уборевич И. Подготовка комсостава РККА (старшего и высшего). Полевые поездки, ускоренные военные игры и выходы в поле. - М. -Л.: Госвоениздат, 1928. - С. 21.
   Уборевич И. Подготовка комсостава РККА (старшего и высше-го)... - С. 29.
   1 ноября 1927 г. Уборевич был направлен в Германию на учебу в академию в составе группы высших командиров.
   Я. Б. Гамарник покончил жизнь самоубийством
   См.: Комсомольская правда. - 1988. - 14 мая. - С. 2.
   Крупская Н. К. Пед. соч.: В 6 т. - Т. 5. - М. - . Педагогика, 1980. - C. 190-191.
   См.: Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художест-венного исследованиях // Новый мир. - 1989. - N8. - С. 7-94.
   Итоги и современные задачи работы военных школ: Тезисы. - M., I929. - C.1.
   См.: Итоги и современные задачи работы военных школ: Тезисы. - С.З.
   См.: Кузьмин Н. Как получить командира, нужного армии // Военный вестник. - 1929. - N2. - С.6.
   См.: Зюзь-Яковенко. Наша военная школа // Военный вестник. - 1929. - N11. - С.17.
   Они описаны Б. Винцером в его книге "Солдат трех армий" (М.: Воениздат, 1976).
   См.: О постановке работы по лабораторному плану (цирку-лярное письмо N2). - Л., 1926. - С. 16.
   Там же. - С.36.
   См.: В помошь выпускнику: Библиографический указатель / Воен, полит. акад, РККАим. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1927. - С. 1-2.
   См.:. Учебные программы 1, 2 и 3 курсов на 1927 (1928 уч.
год) Воен.-полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1927. - С. 299-325.
   См.: Учебные программы для 1, 2 и 3 курсов на 1926 (1927 уч. год) Воен.-полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1926. - приложение N1.
   Временное положение введено приказом по академии от 15 марта 1936 года и предусматривало проведение экспери-мента по индивидуализации учебных занятий по социально-экономическим дисциплинам. На первых курсах особое внима-ние уделялось предупреждению возможного отставания слуша-телей, а на старших курсах индивидуальные занятия служили средством углубленной проработки учебных вопросов. - См.: Каменев А.И. Педагогические проблемы совершенствования са-мостоятельной работы слушателей первых курсов военных академий: Дис. ... канд. пед. наук. - М., 1979. - С.202-204.
   См.: Отчет Военно-политической академии РККА им. Толмачева за 1927/1928 уч. год. - Л.: ВПАТ, 1927. - С.3.
   См.: Отчет Военно-Политической академии РККА им. Толма-чева за 1927/1928 уч. год. - С.18.
   Там же. - С. 122-123.
   См.: Инструкция и положения по учебной работе) Воен. -полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1928.
   Высшая школа: Основные постановления, приказы, инструкции / Сост. Мовшович М.И. - М.: Советская наука, 1945. - С.10.
   См.: Иовлев А., Черемных А. Развитие военно-учебных заве-дений в 1929-1937 гг. // Военно-исторический журнал. - 1980. - N7. - С. 75.
   Организация учебного процесса и методика преподавания в Военно-политической академии РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1933. - С.8.
   Учебные планы и организация учебного процесса и методи-ка преподавания с 1934 (1935 уч. году // Воен.-полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1934. - С. 7-8.
   См.: Учебные планы и организация учебного процесса и. методика преподавания в 1934/1335 уч. году. - С.11.
   См.: Учебные планы и организация учебного процесса и методика преподавания в 1934/1935 уч. году. - С. 9-10.
   Там же. - С.21.
   См.: Учебные планы и организация учебного процесса и методика преподавания в 1934/1935 уч. году. - С. 48.
   См.: Высшая школа: Сб. основных постановлений, приказов и инструкций: В 2-х ч. Ч. 1. - М.: Высшая школа, 1965. - С. 15.
   Суслов М.А. XXII съезд КПСС и задачи кафедр общественных наук // Коммунист. - 1962, N 3. - C.19.
   Иовлев А., Черемных А. Развитие военно-учебных заведений в 1929-1937 гг. - С. 74.
   См.: Иовлев а., Черемных А. Развитие военно-учебных заве-дений в 1929-1937 гг. - С. 74
   См.: Черемных А. Развитие военно-учебных заведений в предвоенный период (1937-1941 гг.) // Военно-исторический журнал. - 1982. - N8. - С. 76.
   Там же. - С. 76
   См.: Макаров Н. Строительство многонациональных Вооружен-ных Сил СССР в 1920-1939 гг.) // Военно-исторический журнал. - 1982 - С 39-43.
   Имеются в виду события у о. Хасан, на р. Халхин-Гол, конфликт с Финляндией.
   См.: Иовлев A. M. Деятельность КПСС по подготовке военных кадров. - С. 136-137.
   Карпов В. Машал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира // Знамя. - 1989. - N11. - С. 83.
   Имеется в виду приказ НКО на лето 1940 г.
   Карпов В. Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мирах // Знамя. - 1989. - N11. - С. 106
   См.: К-ий. Шведская армия // Военный вестник. - 1930. - N17. - С.58-60.
   См.: Лесевицкий Н. Преподавание в американских военных школах // Военный вестник. - 1927. - N28. - С. 75-76.
   См.: К-В. Чехо-Словацкая армия (общий обзор) // Военный вест-ник. - 1928. - N34. -С. 43-48.
   См.: С. Ш. Военно-учебное строительство во Франции после мировой войны // Военный вестник. - 1930. - N13. -С. 60-62.
   См.: История второй мировой войны. 1939-1945. В 12 т. -T. I. -C.31.
   Абуш А. Ложный путь одной нации. К пониманию германской истории / Пер. с нем. -М., 1962. -С. 193
   См.: Комков Г.Д. На идеологическом фронте Великой Отечественной... - С. 49.
   См.: История второй мировой войны. 1939-1945: В 12 т. -T. I. -C. I57.
   См.: Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933-1945 гг.: В 2 т. Т. 1. -М.: Иностранная литература, 1956. -С.175-176.
   Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933-1945 гг. В 2 т. Т. I. -С.32-33.
   Там же. - С.100.
   См.: История второй мировой войны. 1939-1945 гг. В 12 т. T.I. -C. I55.
  
   ...
  
  
  
  


С.С. Каменев


Иероним Петрович Уборевич


Иона Иммануилович Якир


Ян Борисович Гамарник

 []

 []

 []

   ...
  
   Из "Настольного" военного указателя
  
   Штейнгейль. В.
   Настольный хронологический указатель постановлений, относящихся до устройства военно-сухопутных сил России. 1550 до 1890. Дополненный извлечениями из самих постановлений, примечаниями составителя, основанных на исторических документах, ссылками на источники и особым приложением старииинства частей войск настоящего состава. -
   СП б. , 1890. - 254 с.
  
  
   Жильцы. В первый раз упоминается о жильцах в состав войска, собранного Иоанном IV в Коломне для похода в Казань. Они составляли собственно конвой Государя, жильцами названы потому, что во время своей службы обязаны были жить в Москве. В жильцы выбирались из детей боярских или новики, т.е. дети дворян или служилых людей, достигшие 16-ти-летнего возраста, и кандидаты на штатные должности.
   Обязанность жильцов была: развозить повеления и указы Государя, сопровождать Государя при торжествах в Москв и присутствовать при церемониальных приемах иностранных послов; в последнем случае они становились в дворце шпалерами с алебардами и протазанами (копья, употреблявшияся только при торжествах, с позолотою и разными украшениями). Жильцы состояли в ведании разряда и разделялись на три статьи, получая поместья от 350--800 четвертей земли и деньгами от 10--80 рублей в год. Часть жильцов служила на конях; парадная одежда их отличалась пристегнутыми за плечами металическими крыльями. Набор жильцов прекратился в 1701 г. с устройством постоянного регулярного войска.
  

Историч. опис. одежды и вооружена войск. О русском войска в царствование Михаила Федоровича и после того. Беляев.

  
   ...
   Из моих "Мемуаров":
  
   Приказано растоптать   16k   "Рассказ" История
   Не рой другому яму...
  
   Крутов требует привлечь к партийной ответственности майора К. - Жигайло и Некрасов - Орудие возмездия - партийная организация - Секретарь услуживает начальнику - Крутов включается в работу - Коллектив безмолвствует - Моя хата с краю - Что дало мое знакомство с личными делами - Почему не поощряете? - Нужны ли просто исполнители? Ошибка Наполеона - Подчиненный не может быть просто исполнителем - Каждый должен понимать свой маневр - Петр - не держись устава - Ах, эта Великая Екатерина - Ключевский о том, как она замечала людей - Поощряя, защищай! - Правила для начальника - Благодарности и их роль - Благодарность как противовес "служебным несоответствям" - Иду на конфликт с Жигайло - Крутов и Жигайло отступают - Возмездие для Жигайло и Ко - Как сам Жигайло попал под партийные колеса
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011