ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
3 - Офицеры в военной печати 20-40 гг. 20 века

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


    []
   Наука Побеждать - т.2
   8(926)286-91-89
  
  

3 - Офицеры в военной печати 20-40 гг. 20 века

  

  -- А. Фрейман. Итоги съезда работников е.-у.з.
  -- В.Л. Военно-академические курсы и их значение для Красной Армии (ВВ- 1922.- N 15-16. - С.24-26.)
  -- П.В. Е-ов. Подготовка помощников командиров пехотных полков в командном отношении (ВВ -1922.- N 15-16. - С. 27.)
  -- С. Романенко. Нам нужны пролетарские кадетские корпуса (ВВ- 1922.- N 15-16. - С. 30-31.)
  -- А. Суворов. Воспитание воли (Военное знание. - 1922. - N12. - С. 4-5.)
  -- А. Андерсон. Советы строевому краскому (Военное знание. - 1922. - N12. - С. 6-7.

А. Фрейман

Итоги съезда работников в.-у.з.

  
   В течение пяти дней, с 30-го августа по 3-е сен­тября, заседал съезд ответственных работников военно-учебного ведомства. Съезд подвел итоги минувшего учебного года и наметил план наступающего учебного года.
   Работа съезда протекала в напряженной деловой атмосфере. Слишком много накопилось вопросов...
   Съезд разделил свою работу на русла: военно-педагогическое, политическое и организационное. Со­ответственно этому плану работали и секции. Особая секция была выделена для высших школ. А кроме дел учебных, съезд занялся еще и вопросами науч­ными; вниманию его была предложена проблема совре­менных факторов войны. Лозунгом съезда, его руко­водящим принципом надо признать положение: "вни­мание курсанту". И поскольку лозунг этот не является пустым звуком, поскольку внимание к кур­санту, как объекту обучения, пронизывает все тезисы и резолюции,--надо признать в этом крупное педаго­гическое завоевание.
   *
   Съезд открылся речью главначвуз'а в которой он призывал окружить курсанта максимумом внимания. А завершился съезд приветствием тому же курсанту. Все участники съезда, партийные и беспартийные, молодые и старые, строевики, педагоги и политработники еди­ногласно приняли решение приветствовать своего лю­бимого ученика --красного курсанта.
   Нельзя не отметить одного характерного факта. Съезд этот спаял воедино всех работников в.-у. з.; чувствовалась особенная теплота отношений. Очевидно, пять лет совместной работы сказываются. Беспартий­ные товарищи живо интересовались вопросами поли­тического воспитания, признавая политическую созна­тельность бойца первостепенным фактором.
   Одновременно заседал всероссийский съезд началь­ников агитпропотделов. Так как оба съезда имеют сходную задачу в вопросе политического воспитания воина, то 1-го сентября было устроено объединенное заседание обоих съездов. Участники, таким образом, бок о бок работали весь этот день, совместно освещая вопросы в перекрестных прениях о принципах воспи­тания. В этот день были заслушаны доклады т. Буб­нова (зав. агитотделом ЦК РКП), тов. Крупской, тов. Рафеса (зав. секц. Г. П. П.) и др.
   Тов. Петровский во вступительной речи отметил как дефекты, так и достижения минувшего года. Пер­вое, на что он предложил обратить внимание--это недостаточно проникновенное отношение к укомплек­тованию военных школ молодняком. Второе--надо при­ложить все усилия к тому, чтобы курсант мог с успе­хом, любовью и интересом проводить три-четыре года в школе. Третья задача--это вопрос устойчивой и планомерной работы, планомерности во всех сферах военно-учебного строительства, как-то: в определении рабочего дня курсанта, в установлении учебных пла­нов и т. п.
   Из достижений и успехов главначвуз отметил творимую в стенах в.-у. з. добрую традицию; нор­мальную линию развития; проведение активно-двига­тельного метода; овладение единой идеей военно-политического воспитания; проникновение общеобразовательных предметов военно-политическим духом и, наконец, самое главное, большие успехи на поприще революционного роста: военные школы всюду являются передовыми отрядами революционной, энтузиастской молодежи.
   Съезду были принесены приветствия тех органи­заций, с которыми Гувуз работает наиболее тесно. Первое приветствие было заслушано от Пур'а. Тов. Ланда отметил то особое значение, какое придает этому съезду Политическое управление Реввоенсовета Республики. Работники в.-у. з., говорил он, пригла­шаются напрячь усилия для того, чтобы школа 1-й сту­пени давала командира, достойного революционной Красной армии. Для сего Пyp призывает усилить политическую подготовку краскома.
   Начальник Штаба РККА тов. Лебедев, привет­ствуя съезд от имени главного командования, отме­тил те трудности, с которыми придется считаться в.-у. з. в связи с сокращением армии: командные краткосрочные курсы будут, очевидно, комплектоваться не красноармейцами, а молодыми людьми, непосред­ственно призванными по сроку, взамен их службы в войсках. Нормальные же школы придется комплекто­вать добровольцами. Все это потребует глубокого вни­мания в смысле пересмотра методов обучения. Еще важнее выработать принципы воспитания, гарантирую­щие близость новых будущих крайкомов--не из красноармейцев--к войскам. Больше всего мы боимся,-- говорит тов. Лебедев,--курсанта-белоручки. Красный курсант не должен отрываться от войсковых масс. Для сего предлагается курсанта отправлять периодически в войска.
   Далее были заслушаны доклады и приветствия от РКСМ и от Всевобуча.
   Большой интерес был вызван докладом на тему "Современные факторы войны". Доклад был пред­ставлен главным инспектором в.-у. з., А. И. Верховским. Доклад был задуман оригинально и построен по нижеследующему плану: а) современное оружие: б) современный боец; в) современная организация армии: г) задачи в.-у. з. при подготовке комсостава. Подробные тезисы этого доклада напечатаны в N 8 "Военного Знания". Здесь мы отметим лишь выводы из этого доклада. Они сводятся к признанию того обстоятельства, что при нынешних условиях прихо­дится говорить о новом этапе в военном искусстве.
  
   Эта новая эра характеризуется следующими основными чертами:
  
   I. Решающим значением для успеха организованности в массовом масштабе.
   II.Решающим значением политработы в армии.
   III.Новою формою боевого порядка, приобретшего групповой характер.
   IV.Новой (по сравнению с 1914--18 г.г.) формой свободного и гибкого маневра.
  
   Доклад этот вызвал, естественно, оживленный обмен мнений. В результате съезд принял резолюцию, в ко­торой задачи в.-у. з. зарисовываются довольно ясно.
   Надо готовить комсостав со знаниями как военно-технического, так и политического характера. Для этого надо дать командиру ясное понимание классо­вых задач Красной армии; надо развить в командире способности и уменье использовать современную тех­нику и противостоять технике врага; надо выяснить ему значение современного группового, маневренного боя; надо развить в командире способности борца-агитатора и организатора, умеющего вести политра­боту как в своих частях, так и в войсках противника, а равно и в массах населения. Весь уклад жизни в.-у. з., как образцовых строевых частей, должен слу­жить укреплению твердой, сознательной дисциплины и умению дисциплинировать других.
   Не меньший интерес вызван был докладами про­фессоров-педагогов А. П. Нечаева и К. Н. Кор­нилова.
   А. П. Нечаев, известный исследователь по экспериментальной психологии, работал еще при царском Гувузъе и потому имеет опыт по военному ведомству. В настоящее время он ведет изыскания по выяснению психического облика курсанта. Работа эта протекает в психофизиологической комиссии при Академическом Совете РВСР.
   На съезде тов. Нечаев был приглашен сделать доклад вот по какому вопросу. Еще в прошлом году Гувуз задался целью ввести в норму рабочий день курсанта, установив число часов умственной работы, физической работы, часов отдыха, развлечений и пр. и т. п. Главное Управление в.-у. з. обратилось на места с призывом вести точную запись среднего рабочего дня среднего курсанта в разных типах военных школ. Ныне этот материал должен быть систематизирован и научно обработан. Вопрос о рабочем дне воспитанника в.-у. з. глубоко всех волнует.
   Проф. Нечаев построил свой доклад "О нормальном расписании учебных занятий в в.-у. з." со всей присущей ему компетенцией. Зависимость работоспо­собности от количества питания, от условий отдыха, от общей обстановки и пр., норма ежедневной работы; зависимость от методов преподавания,--все это стало предметом внимания и оживленного обмена мнений участников съезда. Удачным надо признать соедине­ние этого доклада с докладом проф.-педагога К. Н. Корнилова на тему об активно-трудовой школе.
   Прения велись по обоим докладам совместно и выяснили настроение съезда. Работники в.-у. з, счи­тают активно-моторный метод преподавания наиболее рациональным. Съезд приветствует решение Гувуза исследовать психофизиологический облик красного курсанта, объекта воспитания и обучения в военных школах. Съезд нашел весьма важным вопрос о вы­яснении точного рабочего дня в в.-у. з. и введения его в норму.
   Работа в секциях завершалась принятием поста­новлений секций на заседаниях пленума. Резолюции педагогической секции вызвали к себе наибольшее внимание. Резолюция по строевому обучению гласит:
   "Учить надо так, чтобы воин не только знал, что де­лать в бою, но чтобы был способен работать в боевой обстановке". Далее идет перечень средств к достижению этого. Муштра признается приемлемой и необходимой, поскольку она способствует выработке автоматических навыков, переводя, где это нужно, сознательное в подсознательную область.
   В ча­сти, касающейся обучения стрельбе, работники в.-у. з. признали, что "несмотря на развитие оружия массового поражения, пулевое оружие, а в том числе и винтовка, сохраняют свое громадное значение и требуют к себе внимательного отношения". Далее при­няты решения о тирах, о боевых патронах к проч. Съезд постановил принять срочные меры для скорей­шей переработки существующих официальных стрел­ковых руководств соответственно новым системам в вооружении, организации и тактики войск"; это дей­ствительно насущная задача.
   Повышение квалификации комсостава в военных школах--также насущнейшая задача. Съезд принял ряд решений как по вопросу аттестования постоян­ного состава и комплектования его, так и о мерах к повышению его знаний. Та категория, комсостава, которая должна, постоянно пополнять свои знания путем самообразования в стенах своего в.-у. з.,--эта группа признана наилучшей: она должна быть отне­сена к первой категории. Вторая категория комсостава это--недостаточно подготовленные, но подающие на­дежды: эти должны получить возможность продолжать свое образование в военных школах и должны быть туда командированы в качестве обучающихся1). Третью категорию составляют те командиры, которые не соответствуют и не подают никаких надежд. Эти должны быть удалены.
   Съезд принял ряд важных решений по вопросу об улучшении постановки инструкторского обучения кур­санта. Среди них наибольшее значение имеет следующее постановление: "Для приобретения практики к инструктировании и для ознакомления с той средой, в которой придется жить и работать будущему коман­диру, необходимо командировать курсанта в полевые части за время его пребывания в нормальной школе два раза: в первый раз рядовым красноармейцем (в первый год) и второй раз--отделенным командиром (на третий год).
   Когда дело дошло до пересмотра инструкций, опре­деляющей внутренний уклад жизни в.-у. з., то оказа­лось, что изменить инструкцию (а изменить ее надо бы) в настоящее время нецелесообразно. Объясняется это тем, что уставы еще не закончены пересмотром, а до завершения этой работы нельзя выработать и инструкцию. В связи с этим съезд принял нижесле­дующую резолюцию: "Съезд, заканчивая свою работу, считает необходимым отметить, что правильное прове­дение в жизнь всех директив, намеченных в резуль­тате продуманной коллективной работы, станет воз­можным лишь после того, когда наши уставы будут как по форме, так и по содержанию приведены в полное соответствие с задачами Красной армии".
   Интересным был на съезде момент обсуждения балловой системы. В результате прений съезд, почти единогласно решил, что оценка при помощи бальной системы не может служить действительной характери­стикой приобретенных познаний и необходимых для командира качеств. Поэтому бальную систему отме­нить. Съезд признал, что наиболее рациональной ме­рой оценки успехов в науке и способностей к занятию командной должности надо считать характеристику курсанта, даваемую преподавателями и команди­рами.
   Школы совершенствования--высшие шкоды--пред­ставляют особенный интерес, так как они квалифици
руют средний комсостав. Секция высших школ выра­ботала и предложила вниманию съезда ряд существен­ных вопросов по отделу нормализации высшей школы, как-то: подчинение высших школ, права и обязанности слушателей высших школ, укомплектование, прохожде­ние курса и т. п.
   *
   Особенный интерес представляют работы полити­ческой секции. Отчет о деятельности этой секции мы начнем с того, что отметим параллельно оценку деятельности политотдела военно-учебных заведений Украины и Крыма.
  
   На конференции коммунистов Красной армии Украины и Крыма в августе с. г. была принята резолюция по докладу начповузукркрыма следующего содержания:
  
   "Заслушав доклад начповузукркрыма, т. Ульмана, о деятельности Политотдела военно-учебных заведений Украины и Крыма, конференция отмечает правиль­ную линию в руководстве работы в командных школах и курсах Украины и Крыма". И далее:
   "4. Конференция, констатируя сравнительно хорошее как общее, так и политическое состояние военно-учебных заведений Укрины и Крыма, предлагает Политотделу Увузукрыма и в дальнейшем неослабно продолжать работу в том же направле­нии, неуклонно проводя принцип создания из кур­санта красного командира, воспитателя и политиче­ского руководителя".
  
   Такое признание высокоавторитетного органа укрепляет Гувуз в мысли, что линия, взятая им в развитии системы политического воспитания--линия правильная. Начальники политотделов округов и ко­миссары округов также признали это. В своей секции они разрешили ряд насущных вопросов по укрепле­нию и углублению партработы в военных школах. Особенное внимание посвятил съезд вопросам сближения в.-у. з. с полевыми войсками, с местными политорганами, с Наркомпросом (Г. П. П.) к т. д. Также обращено внимание на инструкторскую подготовку краскома.
   Методика партработы, методика политпросветработы, методика политграмоты--все это привлекло к себе внимание политработников на съезде и но всем этим вопросам приняты решения. Разобраны также вопросы об укреплении партийной ячейки, о заготовке производственного плана политработы, о курсантских организациях и комиссиях, о самодеятельности кур­сантов и т. д.
   Резолюции по работам организационной секции интересны в смысле оформления и фиксации плано­вого порядка развития в.-у. з. Здесь были приняты решения по вопросу комплектования постоянным и переменным составом; по вопросу выпусков из в.-у. з.; взаимоотношения между округами, Гувуз'ом и местным командованием; наконец, по вопросам снабжения в.-у. з. Обращает на себя внимание заключительная резолюция о приспособлении аппаратов в.-у. з. и окружных управлений к их задачам и целям:
   "Так как основная цель в.-у. з. подготовить знаю­щего, опытного и воспитанного красного командира, то все внимание должно быть перенесено в учебно-строевую и политическую сторону; соответственно этому и строятся аппараты в.-у. з. и округа".
   Съезд закончен. Еще один учебный год красных советских военных училищ протек, и ему подведены итоги. На опыте прошлого будем стараться избегать ошибок в будущем. Грядущий учебный год должен быть использован максимально.
   Накануне великой годовщины Октябрьской революции ответственные работники в.-у. з., подведя итоги и приняв решения, разъезжаются по местам. Этот съезд был особенно удачен. И неудивительно. Подготовительные работы к съезду были задуманы и проведены с тщательной планомерностью. Тезисы и доклады были заготовлены заранее и разосланы на места, В округах происходили предварительные сове­щания по каждому из докладов. Вопросы политической работы предварительно обсуждались на совещаниях партработников в центре, в округах и на местах. Проблемы педагогические обсуждались на заседаниях педагогических комитетов в.-у. з. и в военно-педаго­гических школах. Вопросы принципиально-военные дискутировались в военно-научных обществах и в Ма­лом академическом совете.
   Год тому назад в Москве заседал подобный же съезд. Подводя итоги нынешнему съезду, мы не можем не отметить некоторого успеха как в деле развития, так и руководительства военно-учебного дела. С исто­рической последовательностью неуклонно и поступа­тельно нарастает мировая революции. Очаг ее--Совет­ская Россия, крепнет в своей мощи. Военно-учебные заведения, кузницы победы, шествуют в авангарде завоеваний рабочего класса.
  

В.Л.

Военно-академические курсы и их значение для Красной армии

   1 августа состоялся первый выпуск красных командиров высшего командного состава, прослу­шавших курс в "Школе красных маршалов", как обыкновенно в бытовом обиходе называются военно-академические курсы. Этот выпуск--круп­ный вклад в нашу Красную армию, которая очень нуждается теперь в начальниках, могущих не только водить войска в бой, но умеющих также подго­товлять войсковые части в мирное время. Больше 80 красных командиров, крепких, доказавших уже в гражданскую войну свою преданность рабоче-крестьянской власти, возвращаются сейчас в ряды Красной армии, пополнив свои теоретические по­знания, углубив и освежив их в течение 9-ти месячного пребывания на курсах.
   С самого начала существования Красной армии, построенной на классовом принципе, командные должности заняли в ней преимущественно началь­ники, вышедшие из рабоче-крестьянской среды. Чуждое в массе по своему мировоззрению и духу новой Красной армии, бывшее офицерство только в незначительном меньшинстве стало в ряды крас­ных войск, вся же масса красных командиров вышла из самой Красной армии, начала свою службу в ней в большинстве случаев рядовыми красно­гвардейцами или красноармейцами. Эти красные командиры составляли одно целое со всею рядовою массою армии, были беззаветно преданы делу освобождения трудящихся и беспредельным революционным порывом боролись за революции республику.
   Не обладая в большинстве случаев сколько-нибудь серьезной военной подготовкой, они в своей боевой работе руководствовались зачастую только "здравым смыслом" и подчас жестоко платили за свои невольные ошибки, жертвуя своей жизнью и лишней кровью своих бойцов. Постепенно, практическим путем, накапливали они свой боевой опыт и военные знания в долгие годы гражданской войны. И когда в 1921 году закончилась борьба на всех внешних фронтах и все враги революции должны были смириться, признать право на суще­ствование за Республикой Советов и оставить ее хотя бы временно в покое, во главе войсковых соединений и частей Красной армии мы имели уже командный состав с громадным боевым опы­том. Но знаний, теоретических военных знаний, у этого командного состава было все же недостаточно. Подготовка же нового красного командного состава в военно-учебных заведениях в период гражданской войны не могла быть основательной и не могла дать достаточных военных знаний из-за краткости пребывания в них курсантов, так как условия непрерывной войны и большие потери в командном составе требовали особой быстроты в производ­стве все новых и новых выпусков.
   Только с прекращением войны и с наступившей передышкой явилась возможность пополнить недо­стающие у командного состава Красной армии теоретические военные знания. И это стало тем более необходимым, что с наступлением мирного времени явились новые задачи по обучению войск, настоятельно требующие широких военных знаний по всем вопросам военного дела. А развивающаяся военная техника, все более и более широкое при­менение ее в армии требует все более сложной и основательной подготовки войск и командного состава.
   С ликвидацией всех внешних фронтов Красная армия, сокращаясь в числе, должна была для под­держания своей боевой мощи улучшаться каче­ственно, и в этом отношении поднятие уровня военных знаний ее командного состава играло главнейшую роль. Командный состав сам сознавал это и жажда знаний в нем развивалась все больше и больше. Всюду при дивизиях, округах, на фронтах начали в громадном числе появляться и расти раз­личные повторительные курсы для низшего и сред­него командного состава. В связи с этим расши­рены были программы постоянных, военно-учебных заведений, и дело подготовки нового командного состава было поставлено на более прочных осно­ваниях в нормальных школах с значительно удли­ненным сроком обучения. Старший командный состав для пополнения своих знаний командировался в высшие школы, и при них для этой цели открылись высшие повторительные курсы.
   Но особенно важное значение имело пополнение теоретических военных знаний для высшего командного состава, стоявшего во главе бригад и дивизий. Наряду с громадным боевым опытом его теоретические знания также были недостаточны, особенно для руководства подготовкой войсковых частей в мирное время. Для пополнения знаний этого высшего командного состава, по мысли главнокомандующего С. С. Каменева и, главным образом, по его инициативе, были образованы военно-акаде­мические курсы, положение о которых было утверждено РВСР 29-го июля прошлого года. Этим как бы логически была завершена сеть различных курсов и школ, пополняющих теоретические позна­ния командного состава нашей Красной армии.
   На эти курсы были собраны из различных окру­гов и фронтов Республики высшие строевые на­чальники, командиры бригад и дивизий. Среди них были и бывшие командиры корпусов и коман­довавшие армиями в гражданскую войну. Этот высший командный состав пришел на курсы с огромным боевым опытом, приобретенным не только на полях гражданской войны, некоторые из них участвовали и в предыдущей империалистической войне; большинство из них имело большие боевые заслуги.
   За время с октября прошлого года и до июня настоящего года на курсах прочтены законченные курсы стратегии, тактики,--общей и отдельных родов войск,--истории военного искусства; был прочитан целый ряд лекций по вопросам военной географии и статистики, организации Красной армии, устройства тыла и военных сообщений, по обучению и воспитанию войск. Наряду с прохож­дением военных дисциплин, было уделено на курсах должное внимание общественно-политическим пред­метам и был предложен целый ряд лекций по экономической географии, политической экономии, историческому материализму, истории Российской Коммунистической партии и конституции РСФСР.
   Кроме того, в течение всего учебного года преиму­щественно высшими представителями командования и самим главнокомандующим С. С. Каменевым был прочитан целый ряд эпизодических лекций в дополнение и развитие читаемых курсов. Укажу на важнейшие из них: "Карельские события" и "Стрелковый бой", прочитанные главнокомандую­щим, "Артиллерия сопровождения" и "Пушка сверхдальней стрельбы", прочитанные Смысловским, "Конница" -- Шапошниковым и "Служба инспек­ций"--Надежным, Шейдеманом и др.
   Ознакомлению высшего комсостава на курсах с последними новостями военного дела и военной техники много способствовал целый ряд военно-научных экскурсий и посещений частей и учрежде­ний, предпринятых в конце учебного года. Так, в Петрограде осмотрены были военные заводы, укрепления Кронштадта, морской полигон, морская академия и боевые суда Балтийского флота, на которых был произведен выход в море. В Москве в Высшей стрелковой школе курсанты ознакоми­лись с методикой обучения стрельбе, с различными образцами ручного оружия, опытными стрельбами и сами лично упражнялись в стрельбе. В Высшей школе маскировки они ознакомились с опытными данными по маскировке как в опытных мастерских, так и на опытном полигоне. Курсанты побывали затем и на Клементьевском полигоне.
   Наряду с теоретическими занятиями и одно­временно с ними в течение всего учебного года велись и практические занятия по тактике и по снабжению группами под руководством соответ­ствующих специалистов. Особенно широко поста­влены были эти занятия во время военной игры, когда в течение десяти дней самостоятельно дей­ствовали две армии, -- "красных" и "синих",--друг против друга, постепенно развивая свои действия от высадки из эшелонов и сосредоточения до непосредственного столкновения в больших массах, при чем учитывалась и политическая обстановка, как обязательное условие для красных командиров, в лице которых должен сочетаться и военный на­чальник и политический работник.
   Систематические и эпизодические лекции и бе­седы, соединенные с практическими занятиями, а также экскурсии и посещения, в связи с широкой возможностью пользоваться книгами как из библио­теки на курсах, так и из московских библиотек вообще, давали слушателям возможность значи­тельно пополнить свои сведения в вопросах воен­ного дела, увеличить свой научный багаж, освежив его новыми данными военной техники, а также приобрести известный навык в приложении этих сведений к решению практических вопросов.
   Собранные со всех сторон обширной Советской Республики эти высшие начальники-слушатели впервые могли более близко и тесно ознакомиться друг с другом. Единство учебного курса, общность работы, а для некоторых даже и общность жизни наилучшим образом способствовали самому тесному сближению между собой этих командиров с раз­личным опытом, полученным на различных фрон­тах, с различными взглядами и различной подго­товкой.
   Это собрание высшего командного состава на курсах давало также возможность ознакомления с ними главного командования и высших лиц штаба и управления Красной армии. Устанавливалось то идейное и нравственное единство между главным командованием и непосредственными исполнителями его планов и предначертаний, которое всегда явля­лось залогом успеха в боевой работе. В этом отно­шении курсы представляли собою как бы длитель­ный съезд высшего комсостава.
   То большое внимание и заботы, которыми поль­зовались курсы и слушатели как со стороны главно­командующего, так и со стороны Реввоенсовета Республики, наилучшим образом обеспечивало то духовное единение, высшим выражением которого служило принятие Реввоенсоветом Республики шеф­ства над курсами, чем было положено твердое основание к сохранению и закреплению этого идей­ного и нравственного единства высшей военной власти в Республике и высшего командного состава в Красной армии, а через него, как через "живых в армии людей", и со всей армейской массой. Идейное руководство главного командования очень ярко сказалось в том непосредственном участии, какое принимали в работе курсов главнокомандую­щий и начальник штаба, а также многие сотруд­ники полевого штаба РККА.
   Наличие установившегося тесного общения и связи как между самими высшими начальниками, добранными на курсы, так и между ними и глав­ным командованием создали очень благоприятную обстановку для выполнения еще одной задачи, лежавшей на курсах. Собранные на курсах высшие красные командиры принесли с собой живой опыт гражданской войны, и опыт немалый. Не всякий опыт особенно ценен и полезен, когда он, по мет­кому выражению тов. Склянского, "преломляется через призму научных обоснований".
   Призма на­учных обоснований создавалась здесь же на кур­сах путем пополнения, расширения и усовершенствования военных знаний командного состава при помощи лекций, бесед, чтения книг и практических работ. С другой стороны, здесь же на курсах сосредоточивался значительный опыт главного командования, командования фронтов, армий и их штабов. Этот опыт, конечно, до некоторой степени разнился от опыта, имевшегося у непосредствен­ных, хотя и высших исполнителей в лице слушателей, бывших в период гражданской войны началь­никами войсковых соединений и частей.
   Вместе с тем, здесь же на курсах сосредоточивался и старый опыт империалистической войны на различных ее фронтах и в различные ее периоды, и притом опыт, в некоторой степени уже продуманный и преломленный через "призму научных обоснований". Это--опыт многих профессоров и преподавателей. При наличии столь благоприятных условий зада­чей курсов и было выявить и выяснить опыт по­следней гражданской войны, рассмотреть его в свете научных знаний и сопоставить как со ста­рым опытом высших начальников и руководителей Красной армии, так и с опытом мировой войны.
   Эта работа на военно-академических курсах велась по двум направлениям. С самого начала учебного года путем создания отделения военно-научного общества началась самостоятельная работа слушателей по выявлению имевшегося у них опыта гражданской войны. Входившие в состав военно-научного общества слушатели разделялись на не­сколько секций, внутри которых происходила раз­работка различных вопросов, по которым составля­лись доклады и производились дискуссии.
   С первого мая настоящего года, с целью еще большего сбли­жения и объединения совместной и всесторонней разработки опыта последней войны, была введена в учебный план разработка тем, причем был ис­пользован совершенно новый метод работы, доселе не практиковавшийся еще ни в каких других выс­ших школах. К этой разработке тем были привле­чены все слушатели и все преподаватели, которые составили несколько секций, и каждая секция, под руководством преподавателя и представителя от штаба РККА занялась разработкой нескольких тем военно-исторических (из последней гражданской войны) и по военному искусству.
   Разработка этих тем базировалась главным образом не на архивных данных, а на тех, которые накопились у слушате­лей на основании их личного участия в тех или других боях и операциях. В течение мая месяца эти темы были проработаны слушателями и препо­давателями при помощи метода, представлявшего собою сочетание коллективной и индивидуальной работы, доложены и продискутированы в секциях, а некоторые из них были вынесены на общий доклад всей аудитории или приготовлены к печати. Всего разработано было до 56 различных тем, из которых доложено 19, а остальные подготовлены к печати.
   Кроме этих работ, в отделении военно-научного общества слушателями было написано до 180 статей различного, преимущественно военного харак­тера, из которых часть уже издана в первом и втором "Сборниках воспоминаний", а остальная часть печатается в третьем сборнике. Разработан­ные и приготовленные к печати темы вместе с дру­гими трудами слушателей составят издающиеся в настоящее время три книги "Сборника трудов В. Н. О.". Из докладов и работ особенно выделяются: 1) работы ударной секции-- "Новая организация стрелковой роты и ее тактика"; 2) ряд тем, связан­ных с вопросами моральной и политической обста­новки Красной армии, ее бойца и командира, и 3) описание некоторых операций и беев из гражданской войны, в том числе Гродненской операции (3-й армии) в 1920 году. Поднятый главнокомандующим вопрос о новой организации стрелковой роты и ее тактики в условиях современной техники был особенно тщательно разработан слушателями совместно с преподавателями и представителями от управления по обучению войск и проверен на практике во время посещения слушателями высшей стрелковой школы.
   Вся эта, хотя и значительная самостоятельная работа слушателей, не могла, конечно, исчерпать всего боевого опыта. Она могла ознакомить их только с методами научной разработки данных своего опыта, указать приемы этой работы и пре­доставила им возможность, совместно со своими руководителями и преподавателями, сделать первые шаги по пути выявления этого опыта, сопоставле­ния его с опытом других войн и "преломления его через призму научных обоснований". Тот громад­ный интерес, который был проявлен слушателями именно к этой работе, позволяет с уверенностью предполагать, что она не заглохнет и что высшие красные командиры, вернувшись в ряды Красной армии, продолжат ее до полного выявления всех современных вопросов тактики и техники.
   Результатом достижений как в области расши­рения и углубления военных знаний, ознакомления со всеми новыми данными военной науки и воен­ной техники, так и в области выявления и изуче­ния личного опыта должна явиться выработка в высшем командном составе единого взгляда на организацию и деятельность Красной армии, кото­рый должен лечь в основу мирной ее подготовки и будущей боевой работы.
   Этим обусловливается значение военно-акаде­мических курсов для Красной армии. В настоящее время, когда на наших глазах в западных странах с каждым днем все больше и больше развивается техника, когда машина все более и более прони­кает в армию, значительно осложняется все воен­ное дело. Широкое использование всех новейших
данных техники настолько затрудняет управление войсками в современном бою, что вызывает на­стоятельную необходимость в высококвалифицированных и вообще высокообразованных командирах. Серьезная и быстрая подготовка кадров армии в мирное время также немыслима в настоящее время без соответственно подготовленных начальников.
   Только при наличии таких командиров и таких начальников мы можем не отстать от западно­европейских армий, а добиваться тех же достиже­ний. Как бы крепка ни была наша Красная армия морально, но техника в ней не может оставаться ниже определенного уровня, и наоборот, чем силь­нее ее дух, тем больше может быть в ней развита техника. Поэтому задача каждого военного работ­ника заключается в том, чтобы следить за разви­тием техники и соответственно с этим вносить изменения в методы, приемы и формы боевой работы армии.
   Это по плечу только надлежаще под­готовленному высшему начальнику. Подготовляя такого высшего начальника, увеличивая его воен­ные и технические знания, давая ему возможность сознательно относиться к своему опыту, выраба­тывая в нем один общий взгляд и сообщая ему пути и методы к самостоятельной творческой работе, военно-академические курсы отвечают тем насущнейшим задачам, которые стоят сейчас перед
доблестной Красной армией.
  
  

П. В. Е-ов

Подготовка помощников командиров пехот­ных полков в командном отношении

  
   В 1919 году в Красной армии была введена должность помощников командиров пехотных полков. Мера эта была принята с тем, чтобы, освободив этих помощников от командования батальонами и исполнения других ответственных обязанностей, дать им возможность разносторонне подготовиться и по­том, когда понадобится, со свежими силами всту­пить в командование пехотными полками.
   По расчетам командования, помощники коман­диров пехотных полков будут оставаться в этой должности впредь до открытия свободной вакансии на должность командира полка, что можно исчислять примерно двумя-тремя годами; следовательно, у них есть время всесторонне подготовить себя к делу командования вообще.
   Было бы весьма полезно, если бы будущие ко­мандиры пехотных полков поближе познакомились на практике с условиями командования войсковых частей других родов оружия. Развивая положение о помощниках командиров пехотных полков и штаб-офицеров вообще в германской армии, которое на­шло себе уже практическое применение в Германии, я попытаюсь изложить ряд некоторых соображений, которые весьма возможно в недалеком будущем дадут применяться и у нас в Красной армии.
   Должности помощников командиров пехотных полков рассматриваются, как контингент, откуда будут выхолить командиры тактических единиц, состоящих из всех родов оружия. Вполне естествен­ным, поэтому, является требование, чтобы помощ­ники командиров пехотных полков, готовясь к их ближайшему назначению, приобретали в то же время знания об основных началах обучения и упо­требления войск всех родов оружия. Достигнуть этого можно лишь путем более или менее про­должительного командирования пехотных помкомполков в войска кавалерии, артиллерии, инженер­ные и технические.
   Необходима эта мера по отношению к кавалерии, необходима для того, чтобы пехотные помкомполки непременно на практике усвоили современную так­тику кавалерии в полном ее объеме. Припоминая случаи, имевшие место в минувшей гражданской войне, когда пехотные начальники нередко требо­вали от кавалерии или слишком мало, или слиш­ком много, невольно возникает вопрос, знают ли они работу кавалерийской лошади и, в частности, хотя бы, сколько времени она может работать. Та же практика гражданской войны показала, что при совокупных действиях пехоты и кавалерии пехот­ные начальники не всегда правильно понимают употребление кавалерии. Они могут не знать, как кавалерия должна делать свое дело, но они должны знать, в чем дело это состоит и когда следует его делать. Для приобретения всех этих сведений до­статочно прикомандировывать на два или на три месяца пехотных помкомполков к кавалерийским полкам.
   Командировки в полевые артиллерийские части еще более необходимы, чем командировки в кава­лерийские части, хотя продолжительность их может и не превышать шести, восьми недель, потому что в данном случае для пехотных начальников важно знать не подробности службы, обучения и т. д., но, главным образом, материальную часть артиллерии и ее употребление. За последнюю империалистическую войну артиллерией достигнута масса усовер­шенствований, значительно изменились материаль­ная часть и правила стрельбы, между тем наш ком­состав не знаком с успехами, достигнутыми артил­лерией. В военной литературе существует немало специальных исследований по технике и тактике артиллерии, но изучение этих предметов по книгам представляет такие затруднения для пехотного ком­состава, что нет ничего удивительного, если они уклоняются от этого. Опять-таки лишь одна прак­тика в состоянии пополнить указанный пробел в образовании лиц, под начальством которых на поле битвы собираются войска всех родов оружия.
   Командирование же пехотных помкомполков в инженерные и технические части понятно само со­бой, ибо развитие технических средств нападения властно требует знания и умения использовать и технические же средства борьбы с ними. Нельзя пользоваться тем, чего не знаешь, а знать изучать, что легче и проще всего достигается практическим участием в работе всех родов войск.
  
  

С. Романенко

Нам нужны пролетарские кадетские корпуса

  
   Вопрос о пополнении командным составом на­шей К. армия с каждым днем приобретает все более и более острую форму. Контингент молоде­жи, коим ныне укомплектовываются В. У. 3., в громадном большинстве оставляет желать много лучшего.
   В своей статье "Нужны ли кадетские корпуса" ("Военный Вестник" N 4), тов. Петровский говорит: "Нельзя заставить людей посвящать себя крайне сложной и крайне трудной профессии ко­мандира: очевидно, что хорошим командиром бу­дет лишь тот, кто испытывает определенное рас­положение к этой профессии".
   Так должно было бы быть, но на самом деле мы наблюдаем почти что совершенно противопо­ложное. В стены В. У. 3. поступают мобилизо­ванные члены Р. К. С. М., командированные из полков красноармейцы и, наконец, в самом незначительном количестве "добровольцы", ищу­щие каких-либо знаний, или же с намерением пристроиться на службу вблизи своей деревни, когда в "деревенском воздухе" запахнет близким призывом очередного года в ряды армии.
   Все это--юноши от 18 до 20 лет, с ничтожней­шим багажом самых элементарных знаний как общеобразовательных, так и военных и политиче­ских, коим в течение трех лет надлежит изучить все то, что в дореволюционное время изучалось в военных училищах, куда поступали молодые лю­ди с однородным запасом знаний курса средне-учебных заведений, гимназий или, главным обра­зом, кадетских корпусов, контингент коих в по­давляющем большинстве шел на пополнение во­енных училищ.
   Материалом, из коего надлежит выработать будущих краскомов, является мало дисциплиниро­ванная и столь же мало образованная молодежь, и ее неподготовленность к изучению программы военно-учебных заведений начинает сказываться с самого начала учебного года образованием зна­чительного большинства "отсталых".
  
Будучи направляемы в стены В. У. 3. главным образом по мобилизация, в тот момент, когда сверстники еще не призваны в ряды армии и жи­вут совершенно свободно, попадая сразу же в "тиски" военной дисциплины, которая после при­вольной жизни кажется довольно суровой, и, по­лучая из дому письма с жалобами-укорами на отсутствие рабочих рук и т.д., молодые курсанты легко поддаются тому демобилизационному на­строению, которое ныне так сильно заметно в В. У. 3.
   Отсутствие заранее приобретенных знаний, безусловно необходимых для слушания лекций, отсутствие гибкости мышления и неподготовлен­ность к сосредоточенной умственной работе в те­чение 8--9 часов, окружающий военный резким,-- все это рождает апатию и автоматизм,--без ясно намеченной цели, а в большинстве случаев даже явно выражаемое нежелание стать командиром. Что же касается перевоспитания 18--20-летних юношей, то это--задача, на мой взгляд, почти что невыполнимая.
   В дореволюционное время почти каждый вос­питанник кадетского корпуса жил мечтой скорее кончить курс и стать юнкером, а последний стре­мился поскорее окончить училище и выйти офи­цером. Таким образом, создавался своего рода "идеал", к которому все стремились; ныне этот идеал почти что отсутствует.
   Народные массы весьма мало отдают себе отче­та в важности создания достойных красных ко­мандиров, ореол почета и будущей великой славы воина-командира Р. К. К. А. не будирует массы.
   Как и четыре с половиной года тому назад, мы находимся в кольце капиталистического окру­жения; коварный враг, жаждущий стереть с ли­ца земли ненавистную ему власть трудящихся, не дремлет, и вопрос о поднятии боеспособности армии и укомплектовании ее командным составом все еще является больным и животрепещущим. Но обучение армии, а вместе с тем и поднятие ее боеспособности, вверено командному составу, и если последний не будет отвечать тем требова­ниям, кои ныне ему предъявляются, то все наши усилия пропадут даром.
   Уповать же на Наркомпрос и утешать себя мечтой о том, что школы первой и второй ступе­ни правильно поставят у себя дело военного обу­чения, не приходится, т. к. жизнь и работа упо­мянутых школ далеко не на высоте своего назна­чения, а время идет, и передышка в самом неда­леком будущем может окончиться.
   Громадные народные суммы тратятся на содер­жание и обучение курсантов, но цель, реальная цель,--создание красного командира в подлинном смысле этого слова,--не достигается. Нужно со­здать какое-то подсобное промежуточное звено и, на мой взгляд, этим звеном должны явиться про­летарские кадетские корпуса, в коих дети трудя­щихся будут получать надлежащую общеобразо­вательную, политическую и военную подготовку, воспитываясь в духе самодисциплины, --о коей, к слову сказать, мы порядком забыли,---выковывая из себя сознательных борцов за дело трудящихся. Обладая же солидным багажом необходимых зна­ний и являясь в будущем кадром пополнения наших В. У. 3., воспитанники этих корпусов сво­бодно смогут изучить курс специальных военных наук и, шутя переносить тяжелую, быть может, на первый взгляд военную муштру.
   Дело за Гувузом. На нем лежит ответствен­ность за воспитание и обучение молодого команд­ного состава,--он же и должен изыскивать пути пополнения В. У. 3. надлежащим составом.
   РКСМ является котлом, в котором выварива­ются и воспитываются будущие члены РКП, а пролетарские кадетские корпуса будут воспиты­вать будущих, красных курсантов, из коих впо­следствии должно выйти то, что мы называем красой и гордостью Красной армии,-- ее красный командный состав.
   Будущие задачи Красной армии велики, и да­лек еще пока тот час, когда можно будет переко­вать мечи на орала; в предстоящих же кровавых схватках труда с капиталом, дабы не быть побеж­денным,--мы должны выступить во всеоружии, а вопрос о пополнении армии надлежащим команд­ным составом поставить в порядке чрезвычайной важности. "Меланхолики", о которых правиль­но говорит т. Петровский, были и при стратеги­ческом отступлении нашей партии, но жизнь, реальная жизнь, требовала, и партия следовала ее велениям, предоставляя "нытикам" впослед­ствии убеждаться в своей неправоте.
   Азербейджанская республика уже сделала пер­вый шаг в деле создания пролетарских кадетских корпусов, и в недалеком будущем этот опыт даст безусловно самые реальные результаты.
   Итак, время не ждет, армии нужен вполне подготовленный командный состав, и упущенное ныне "время передышки", промедление в этом важном деле может оказаться смерти по­добным.
  
  

А. Суворов

Воспитание воли

  
   Могущество современной техники, в частно­сти--совершенство средств поражения и связи, а также общие социальные условия коренным обра­зом повлияли на характер ведения войн и боя.
   Нынешние войны--войны народные, которые ведутся не профессиональными войсками, а всеми способными носить оружие гражданами. Послед­ствия войны отзываются глубокими потрясениями на всем государственном организме, которому необходимы большие духовные силы, чтобы вы­нести тяготы и лишения, неизбежно связанные с современной войной. Для победы народу необ­ходима вера в светлые идеалы и твердая, не­уклонная воля, переходящая в упорство и само­отвержение, к достижению поставленной цели. Эго ярко выражено знаменитыми словами Гинденбурга, сказанными в 1914 году, что "победит тот, у кого окажутся более крепкие нервы".
   То же наблюдалось и в гражданскую войну, когда Красная армия, наскоро созданная и плохо снабженная, победила и технику, и хорошее управление, и общеэкономические и местные усло­вия. Причина успеха--твердая воля, ясно поста­вленная цель и неуклонное упорство в ее дости­жении.
   Боевые условия современности предъявляют столь же большие требования и к начальнику и к любому воину. В недавнее еще время бой был кратковременным, требующим сильного, но не очень длительного подъема духовных сил,--по­рыв решал бой. Нынешний бой--бой на истоще­ние, который требует громадного и очень продол­жительного напряжения. Воину приходится неде­лями быть под таким огнем, о котором наши предки не имели даже отдаленного представле­ния. И здесь, следовательно, твердая воля, уменье, владеть собой и решимость довести дело до конца являются основанием победы, -- основанием, вне которого не может быть успеха. Кроме того, и внешние условия общественной жизни требуют способности бодро переносить лишения забывать себя и упорно итти к намеченной цели.
   *
   Красному командиру все эти качества осо­бенно необходимы, так как в трудные минуты жизни страны ему придется не только самому итти на поле брани, но и вести других, не только самому отречься до победы от всего личного и уметь справляться с собой, но и двинуть других и уметь в самых тяжких боевых испытаниях со­хранять бодрость и ясность духа в управлять своими подчиненными. Ничего этого без твердой и способной к длительному напряжению воли сделать нельзя.
   Из сказанного достаточно ясно видно значе­ние в военном деле духа, вообще, и воли, в частности. Вот почему необходимо обратить больше внимание на выработку и воспитание воли в будущем командире. Это -- вопрос неотло­жный, без которого вся работа обучения не при несет должной пользы.
   Духовный облик человека и его деятельность определяются не столько его знаниями, сколько теми свойствами духа, совокупность кото­рых принято называть характером. К ним от­носятся, например, воля, храбрость, честность, трусость и т. п. Ясно, что почерпнуть все эти слагаемые характера из книг нельзя, но они имеются у всех в той или иной мере и их можно развить или ослабить. Совокупность всех мер, на­правленных к выработке положительных свойств характера и ослаблению отрицательных, и соста­вит задачу воспитания. Отсюда видно, что вос­питание выражается не в изучении тех или иных наук или запоминании определенных сведений, но заключается в самой системе обучения и устройстве повседневного обихода.
   К сожалению, при­ходится признать, что слабость воли--недостаток, едва ли не самый распространенный среди мо­лодежи; поэтому, чтобы его устранить, потре­буется затратить много труда.
   Создать твердую волю нельзя,--ее надо выра­ботать, а на это необходимо время, и даже очень значительное. Для того, чтобы выработать в че­ловеке способность управлять собой и своими чувствами, необходимо длительное упражнение в этом смысле. Таким образом, воспитание воли должно проходить красной нитью через весь пе­риод пребывания курсанта в школе, а красноар­мейца--на действительной службе.
   Роль понимания и сознания здесь выразится только в выборе разумного направления воли, а не в самой воле, которая является свойством, а не актом чистого сознания. Следовательно, не­обходимо постоянное упражнение и изощрение. Раз необходимо выработать чувство, которое должно заставить человека делать не то, что хо­чется, а что надо, то его следует поставить в необходимость все время в этом направлении и работать.
   Воинская дисциплина, понимаемая как законопослушание, является в этом отношении очень хорошим средством и способом. Закон уста­навливает известные правила обыденной жизни и взаимных частных и служебных отношений военнослужащих. Здесь приходится все время напряжением воли заставлять себя подчиняться требованиям закона.
   Конечно, жизнь позволяет иногда отходить от этих требований, в смысле точности, без особого ущерба по существу, но, имея в виду воспитательные цели, необходимо требовать педантического исполнения, и не только в крупном, но и во всех мелочах. Естественно, что при таких условиях возможна некоторая утрировка, но если она приводит к цели, в смысле воспитательном, то она не только за­конна, но и необходима,
   Такая требовательность должна сознаваться и командным составом, который, в одной стороны, должен быть образцом исполнительности, а с другой--должен вести дело так, чтобы всякое веление закона и приказание обязательно были бы выполнены. Надо очень серьезно думать раньше, чем отдать распоряжение, но раз оно отдано--исполнение должно быть неизбежно.
   У людей слабых и не умеющих управлять собой часто возникает желание, ради собствен­ных удобств и выгод уклоняться от исполнения приказаний и принятых на себя обязательств. У них не хватает собственной воли заставить себя сделать что нужно, а потому эту недоста­ющую волю они должны получить извне, и, та­ким образом, возникает необходимость -- в изве­стных случаях -- принуждения, окрика, дисци­плинарного взыскания. Закон гласит: ни одно упущение или проступок подчиненного не дол­жны оставаться без надлежащего взыскания.
  
   Переходя к частностям, необходимо требовать:
  
   1) точного исполнения всех указаний устава во внутренней службе и домашнем обиходе;
   2) точ­ного исполнения законом установленного порядка поведения, правил взаимных отношений и формы обращения;
   3) точного соблюдения установленной формы одежды;
   4) в школах рассматривать клас­сную работу не как уроки малолетнего ученика, но как служебное поручение, которое должно быть выполнено обязательно.
  
   Воспитание воли, выражающееся в неуклон­ном преследовании цели, может итти в двух направлениях: 1)цель может быть поста­влена в виде определенного приказания, что должно иметь место на первых шагах, к 2)цель может быть избрана, как следствие оценки об­становки в пределах поставленной задачи. Это будет та способность решаться и заставить себя довести дело до конца, о которой говорено выше.
   В частности, в школах, например, надо требовать, чтобы курсант во время решения тактических задач, раньше, чем приступать к исполнению, принимал бы определенное решение и затем про­водил бы его обязательно в жизнь, ни минуты не колеблясь и не уклоняясь от раз избранной цели. Важно найти не гениальное решение, но вообще немедленное и хотя бы только приемлемое, а затем энергично проводить его в жизнь. Отсюда--не смей говорить: "не могу знать".
   Особенно настойчиво надо требовать исполне­ния службы и приказаний, когда искушения велики. К таким случаям относятся: опоздание из отпуска, уклонение от нарядов и работ, со­пряженных с неудобствами и лишениями, лжи­вость из личных выгод, самовольные отлучки и т. д. Все это должно и преследоваться и нака­зываться без всякого снисхождения, памятуя, что, независимо от пользы службы, такими поблажками приносится большой вред именно тому, для кого они делаются.
  
  
  

А. Андерсон

Советы строевому краскому

  
   Значение воспитания курсантов в стенах учебного заведения настолько очевидно, что останавливаться на нем здесь не приходится.
   Наиболее важным является вопрос о системе и методах вос­питания, при помощи которых легче всего добиться тех или иных результатов. Недостаточная подгото­вленность среднего комсостава, его неопытность и отсутствие у него необходимой воли в большинстве случаев не позволяют правильно провести в жизнь те воспитательные приемы, из которых складывается весь внутренний порядок школы.
   Необходимость поднятия квалификации лиц строевого командного состава, как ближай­ших воспитателей курсантов, давно уже сознана всеми; целый ряд мероприятий по подготовке комсостава проводится в жизнь. Командному со­ставу, стоящему в непосредственной близости к курсанту, надо ясно представлять себе лежащие на нем воспитательные задачи и серьезно про­думать те приемы и способы, при помощи кото­рых их можно проводить в практике повседнев­ной жизни школы.
   Например, образцовое несение службы внутреннего наряда в школе имеет боль­шое воспитательное значение, также легко усваива­емые обязанности наряда доступны каждому кур­санту, но проведение этой обязанности на практике зависит от индивидуальных качеств курсанта. Де­журный по роте может проявить много распоряди­тельности, настойчивости, такта, вежливости, знания службы и т. п. Ближайшему командиру остается только, убедившись в знании дежурным своих обязанностей, проследить и проверить при­менение им своих знаний на деле, избирая для этого такое время, когда будет больше возможности наблюсти разные стороны службы дежурного. Непрерывная требовательность и наблюдение за несением службы суточного наряда в результате даст возможность привить курсанту расторопность и требовательность. Я хочу сказать, что рядом определенных моментов школьной курсантской жизни, использованных для воспитательных це­лей, можно достичь больших результатов.
   Возьмем другой пример. Период дня с подъ­ема до начала занятий в классе проходит в школе без достаточного наблюдения со стороны среднего комсостава, тогда как этот период имеет громадное значение в отношении воспи­тания аккуратности, быстроты и точности. Подъем по сигналу, умывание, застилание по­стели, чистка обмундирования, выстраивание на осмотр и прогулку, чай,--все эти моменты должны быть уложены в указанные минуты времени, в известный порядок и во всех случаях должны быть тщательно исполнены. При ознакомлении с этим порядком одного рассказывания, без наблю­дения дежурного и дневальных за исполнением, будет недостаточно, а присутствие в это время кого-нибудь из комсостава роты вызовет большую старательность и распорядительность, что при ежедневном повторение войдет уже в привычку.
   Посещение общежития курсантов комсоста­вом школы в часы, когда занятия не произво­дятся, имеет также большое значение. Не говоря уже о возможности неожиданным появлением проверить курсантов, находящихся в наряде, и взглянуть на общий порядок в помещении, ко­мандный состав в этом случае имеет возмож­ность ближе подходить к курсанту в частной беседе, быть ему полезным в разрешении каких-либо интересующих его вопросов, а также наблю­сти, каковы отношения курсантов к командиру, прекращая немедленно всякий частный разговор в случае выявления фамильярности и непочти­тельности.
   Командир получает таким образом материал для последующих собеседований на эту тему, иллюстрируя свои слова примерами, но не задевая самолюбия того или иного определен­ного лица, что могло бы послужить причиной оторванности курсанта от командира, как стар­шего товарища, кроме, конечно, случаев нару­шения дисциплины, каковые должны быть пре­сечены немедленно, помня всегда, что неизбеж­ность взыскания важнее его строгости.
   Трудно пе­речислить все возможности использования момен­тов соприкосновения командира с курсантом. Полагаю, что достаточно точно уяснить себе принципиальную постановку вопроса, чтобы сами командиры могли найти те случаи, когда надле­жит применить воспитательное начало. А стро­гое управление на почве товарищеских отноше­ний, недопустимость ни в каком случае грубости и чванства со стороны командира, с одной сто­роны, и отличное знание своих подчиненных, с другой, поведут к уничтожению резкой грани между командиром и курсантом.
   Совершенно очевидна неразрывная связь стро­евого обучения с воспитанием. Строгое отноше­ние ко всяким моментам обучения,--от одиноч­ного до ротного, эскадронного и батарейного включительно, -- вырабатывает в курсанте не только привычку к аккуратности, исполнитель­ности, но также дисциплинирует его, прививая навык к здоровой товарищеской сплоченности. Если в процессе самого обучения, при внима­тельном и серьезном отношении к делу со сто­роны комсостава, в этом смысле и получаются кое-какие достижения, то в случаях повседневной жизни курсанта наблюдается нередко расхля­банность, которая влечет за собой неуважение к строю и вносит беспорядок. Например, взвод на взводном учении соблюдает все уставные правила при поворотах, движении и перестроении под наблюдением обучающего, и тот же взвод, по­строенный для движения на обед и т. п., не в часы строевых занятий уже не соблюдает стро­евую внешность, дисциплину и общий порядок. Создается такое впечатление, что достаточно взять в руки, вместо винтовки, хлеб, с которым курсанты идут на обед, или книги, с которыми идут на репетицию, чтобы допустить несоблюдение правила движения в ногу, всякие разговоры и т. п.
   Надо воспитать в курсанте уважение к строю так, чтобы он понимал, что его учат на заня­тиях для того, чтобы построения, кои требуются в повседневной жизни, применялись сознательно с большой еще строгостью, чем на учении. Не­редко приходится наблюдать воинскую часть, удовлетворительно проделывающую все строевые занятия, но совершенно беспорядочную на похо­дах. Это зависит не только от невыучки, но, глав­ным образом, от неправильного воинского воспи­тания.
   Серьезность всякой отрасли обучения за­висит во многом от самого комсостава. Я не представляю себе положительных результатов при строевом обучении в том случае, когда ко­мандир появляется перед строем в неряшливом виде, подает команды, заложив руки в карманы, курит, когда это не разрешено подчиненным, и т. п. В этом случае, если обучающиеся и будут исполнять команды кое-как и, может быть, даже сносно, то все же здесь отпадает уже воспитатель­ный элемент и, наоборот, появляется со стороны обучаемых неприятная оценка такого учения, которое проводится командором с такой небреж­ностью.
   Остановимся еще на одном моменте, который как будто ускользает от внимания командного состава, но имеет также немалое воспитательное значение. Своевременный приход командира на занятия, начало занятий вовремя, по подгото­вленной заранее программе--не только оставляют хорошее впечатление у курсантов, но,--что са­мое главное,--воспитывают в них аккуратность и поднимают престиж командира.
   Взаимоотношения командиров друг с другом в присутствии подчиненных могут явиться или хорошим при­мером для подражания, если они корректны и тактичны, или, наоборот, могут оказать дурное влияние, если будут выходить из рамок прили­чия. Я умышленно оттенил этот столь обычный в школьной жизни пример, имеющий большое воспитательное значение.
   Громадное значение в воспитании имеет также пользование репрессивными средствами в случаях нарушения курсантами порядка и дисциплины. Если ясно представлять себе права, данные дисциплинарным уставом, как средство и метод воспитания, тогда не будут иметь места случаи, дискредитирующие начальника в глазах подчи­ненных при наложении им взысканий, т.е. строгость взыскания будет колебаться не по на­строению начальника, а по тому знанию своего подчиненного, которое подскажет ему, какое взыскание надлежит применить в каждом данном субъективном случае. Командир никогда не потеряет уважения и любви курсантов, если будет искренно проявлять к ним заботу и внима­ние, естественность и ровность в обращении, конечно, без всякой фамильярности. Естествен­ность и ровность обращения только приблизят курсанта к командиру.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Военный вестник. - 1922.- N 15-16. - С.20-22.
   Главком С. С. Каменев, присутствовавший всегда на всех съездах и совещаниях работников в.-у. з., не мог принята участия на этом съезде вследствие своей болезни. Съездом отправлено ему приветствие и сочувствие по поводу болезни.
   Военный вестник. - 1922.- N 15-16. - С.24-26.
   Военный вестник. - 1922.- N 15-16. - С. 27.
   Военный вестник. - 1922.- N 15-16. - С. 30-31. От редакции. Разделяя основную мысль тов. Романенко, ре­дакция не может согласиться со всеми положениями и выво­дами автора. Далеко не так скверно обстоит, например, дело с "добровольцами", которых т. Романенко заковывает и презри­тельные и совершенно, на наш взгляд, незаслуженные кавычки: большинство членов РКСМ, демобилизованных красноармейцев и членов профсоюзов поступают на комкурсы совсем не из тех мотивов, на которые указывает автор. Наши требования к шко­лам Наркомпроса заключаются вовсе не в том, чтобы они "пра­вильно поставили у себя дело военного обучения"; беда в том, что этих школ вообще мало, что обучение в них не налажено, и на общеобразовательную подготовку поступающих курсантов приходится затрачивать слишком много времени, сил и энергии. Нe можем мы также согласиться с устанавливаемым автором "разделением труда" между РКСМ и "пролетарскими кадетскими корпусами". Между ними, наоборот, вполне мыслима тесная связь и дружная контактная работа.
   Военное знание. - 1922. - N12. - С.4-5.
   Военное знание. - 1922. - N12. - С. 6-7.
  
   ...
   Из моих "Мемуаров"
  
   Плох тот, кто...   13k   "Фрагмент" Мемуары
   Не звание возвышает офицера над подчиненными, а умение быть искусным воином.
  
   "Не стой в створе с орудием"... ЧП в артполку не повлияло на солдат - Случай с орудием во 2-ом дивизионе (сорвалось) - Поразительно, но там уже никто не стоял в створе с орудием - Общественное мнение - это сила - Солдатская память прочнее офицерской - Дело тут в общественном мнении - Идеология и практика "дедовщины" - Система ценностей в солдатской среде иная - Издевательство, возведенное в систему - "В солдатской массе много интересного и привлекательного" - Петрушевский о Суворове и познании им солдат - Петр Великий как пример постижения военного дела с основания - Плох тот офицер, который не стал прекрасным солдатом - Солдатская подготовка - это основание офицерства - Надо особым образом организовать 1-ый год курсанта - тренировать в поле - Станет ли эта перспектива реальностью дня?
  
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010