ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карцев Александр Иванович
Их догнала война

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Письма и Книга памяти журналиста и бывшего афганца Виктора Руденко.


Их догнала война

  
   Несколько дней назад я получил письмо от одного из многочисленных друзей Артофвара - Виктора Руденко (В.Г.Руденко - автор-составитель Книги Памяти воронежцев, погибших в Афганистане. Род. в 1966г. В Республике Афганистан - с 28 октября 1985г. по 16 мая 1987г. Службу проходил в инженерно-саперной роте 191-го отд. мотострелкового полка (в/ч пп 39676, г.Газни). Младший сержант, сержант, спецминер (радиоминер) взвода специального минирования, командир отделения. С 1984 по 1985 и с 1987 по 1991гг. - студент факультета журналистики ВГУ. На штатной работе в прессе - с 1990г. С 1993г. - в газете "Коммуна").
   Виктор Руденко, октябрь 1986г. в горах в районе Баграма-Чарикара [Виктор Руденко]
   С Виктором мы познакомились на восьмой годовщине нашего Сайта (здесь размещены несколько фотографий с этой встречи, сделанные Виктором http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0190.shtml):
   Александр, я прочитал твою статью "Афганистан документальный" (http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0440.shtml)... Там есть один момент, когда ты говоришь о статистике смертей после Афгана. У меня в книге памяти "Прощай, шурави" есть раздел "Их догнала война" с подзаголовком "Погибли (умерли) после возвращения из Афганистана. Так вот статистика по Воронежской области шокирующая: 75 умерших в 1996г., более 500 - в 2008г. Данные собирали по моей просьбе военкоматы, организации РСВА. Данные эти  неполные, но хоть какие-то... Мне сотрудница одного из военкоматов честно призналась: умер солдат и офицер, мы его карточку не обязаны дальше хранить, и как правило должны уничтожать, но мы храним, может пригодиться... И вот благодаря таким женщинам, и умным комиссарам районов, а такие остались, удалось вот эти имена сохранить. Я их публикую в книге. В 1996 году я пытался провести некий анализ: кто от чего умер или погиб... Ладно, я просто эту главку скопирую, посмотри. Проблема, о которой никому не хочется сейчас говорить, в том, как помочь тем, кто вернулся с войны живым прожить еще какое-то количество лет. Наше поколение вымирает, как мамонты...  3.02.09 "Виктор Руденко"
  
   По странному, почти мистическому, совпадению в этот день, третьего февраля 2009 года, когда я получил письмо от Виктора, умер один из главных героев ТОЙ статьи. Один из создателей 12 серийного документального фильма об Афганской войне, автор книги "Трагедия и доблесть Афганистана" и автор нашего Сайта Ляховский Александр Антонович.
   Ляховский А.А. 30.10.08 г. на презентации 12-серийного документального фильма об Афганистане [Карцев А.И.]
  
   ... В дополнение посылаю две главки - о книге немного. Книга вышла в 1997-м году. В 96-м я трижды съездил в Чечню, как журналист, понятно... Собственно после этого сделал свое маленькое открытие - что это СОВСЕМ ДРУГАЯ ВОЙНА... И что наша, афганская, будет ею заслонена. Так я понял, что нужно писать Книгу Памяти о погибших воронежцах. Почему ее раньше не написали, я не знаю... Ну мне, как бы Бог велел. Книга вышла... После этого пошел некий процесс: незаметный, захвативший многих людей, так называемый эффект синергии... Разные люди, и военные, и гражданские, в чьи руки попадала книга предлагали что-то сделать по увековечиванию памяти погибших. В результате практически всем погибшим были установлены мемориальные доски, некоторым школам присвоены имена выпускников. Я так полагаю, этот процесс мог бы идти и без книги, но книга стала неким документом, той последней каплей, подвинувшей других на какие-то поступки. И потом, я очень не люблю слова "подвиг", его в книге нет, так просто рассказывается, как люди служили в Афганистане, и гибли. Может быть, поэтому она была принята. В прошлом году было принято решение книгу переиздать, за что я людям благодарен. В этой книге будет большой блок - 64 стр. афганский фотографий под рубрикой "Лица афганской войны". Ты про книгу о русско-японской войне упомянул вскользь (Андрей Грешнов в прошлом году, перед отъездом в Афганистан, попросил меня отсканировать шеститомную энциклопедию Русско-Японской войны. Прим. А.К.)... Так вот, я когда-то увидел снимки солдат первой мировой. Они меня потрясли. Простые снимки: солдат с винтовкой, с амуницией, но лица... Таких лиц больше нет. Поэтому я сделал такую вкладку, и хотя у младшего сержанта на войне не так уж и много возможностей, но я был еще и журналистом, поэтому я много снимал, и постарался все это сохранить. И вот такой небольшой репортаж я добавляю в книгу памяти, хотя это уже совсем выходит за обычное понимание таких книг. На этом все, удачи! На связи! 3.02.09 "Руденко" rudenko@kommuna.ru
  
  
   "Афганский синдром"
   То непродолжительное время, когда в нашем обществе существовал интерес к афганской войне, на слуху было такое понятие, как "афганский синдром". Одни воспринимали всерьез, другие относились с недоверием: с чего бы это вдруг? Отслужил полтора-два года в Афганистане, ну и что? Врачи оперируют другими категориями - "посттравматический синдром", как следствие пребывания в экстремальных ситуациях, на грани жизни и смерти. Такие нагрузки для человека не проходят бесследно, сказываются на здоровье, ведут к преждевременной смерти.
   О том, что афганская война не прошла бесследно для сыновей, лучше всего знают их матери. Вот несколько выдержек из писем.
   "Добрый день, уважаемые товарищи!
   Пишут вам из Кантемировского района, с. Андрюшевка, Локтевы Александр Кузьмич и Александра Яковлевна.
   Мы прочитали в газете "Коммуна" от 16 июля 1996г. вашу просьбу сообщить о ребятах-"афганцах". Наш старший сын, Локтев Валентин Александрович, 1963г.р., был призван 13 апреля 1982г. Лисичанским райвоенкоматом в армию. В Лисичанске он окончил медучилище. На выпускном вечере представитель военкомата нам сказал, что вся группа ребят уйдет служить на Южную границу. Четыре месяца мы получали письма из г.Хорог Таджикской ССР. Потом приходили письма из Калай-Хумба. В общем, все это время он был в Афгане медиком. Домой приехал 3 июля 1984г.
   После возвращения домой три месяца не мог спокойно спать, все вскакивал во сне и жаловался на головную боль. Несколько раз были приступы малярии. Был контужен и не слышал на одно ухо. Но нам с отцом ничего не говорил. Сказал жене, и то приказал ей, чтобы нам не говорила ничего. Женился он до армии. Когда был в армии, у него родился сын. Жена его жила у нас все время, его ждала, хорошая, честная девушка. Потом все вошло вроде бы в норму. Ему как "афганцу" дали новую квартиру, работал на медпункте фельдшером, и жена с ним работала медсестрой.
   В 1989г. у них родилась дочь. Сын был очень рад дочке, но с ним что-то происходило. То наступала какая-то депрессия, то нервный срыв. Стал неуравновешенным, иногда злым. И это наш мальчик, за которого мы и в школе, и в училище, и в армии получали одни благодарности. За его хорошее воспитание. И вот последние два года он часто говорил о своей смерти. Два года назад выбрал на кладбище себе место для могилы.
   Мы часто говорили на эту тему. Спрашиваю его: сынок, неужели тебе не хочется жить, ведь дети маленькие? А он отвечает: "Нет, мама, не хочу". Знаешь, говорит, меня какая-то сила куда-то тянет. Я бы куда-то шел и шел. Не знаю, куда и зачем...
   И вот 17 июня 1996-го выстрелом из ружья в висок покончил свою жизнь. Бывало, котенка, или щенка на улице подберет и несет домой. Говорит: да у него дома же своего нет, пусть у нас живет. Золотые руки, медик от Бога. Он одним словом ласковым и улыбкой лечил людей. Как его все любили - и старики, и детки. У него не было распорядка работы: в любое время приходил на помощь людям. А своими руками убил себя.
   Мы думаем, что виноват во всем проклятый Афган... Не только мы, родители, но и чужие люди, все наше село, до сих пор не может смириться с тем, что он ушел от нас.
   До свидания. Больше не могу. Локтевы. Просим внести фамилию нашего сына в списки Книги Памяти".
   И еще одно письмо: "Здравствуйте! Я мать Родина Сергея Викторовича. Прочитав в "Воронежской неделе", что готовится к изданию Книга Памяти погибших в Афганистане, я решила написать вам о своем сыне. Он у меня один, прослужил в Афганистане полтора года. Вернулся в июне 1981г., уже больным, хотя в армию я его провожала совершенно здоровым, даже в детстве он болел очень мало. А когда пришел, у него сразу обнаружили хронический бронхит. Из бронхита болезнь перешла в бронхиальную астму. Лежал в больницах, то в одной, то в другой. И вот в 93-м году моего сына не стало... Прошу, извините меня, что плохо написано, я писала, а сама плакала, не видя строчек, и рука дрожала от волнения.
   Родина Мария Ивановна, 22 июля 1996г."
   По сведениям районных военных комиссариатов Воронежской области, собранным летом 1996г., на тот момент умерло (или ушло из жизни по другим причинам) 75 ветеранов афганской войны.
   Проанализировали причины смерти. Оказалось, что каждый второй погиб в результате несчастных случаев, дорожно-транспортных происшествий, каждого третьего подкосила болезнь, каждый седьмой сам свел счеты с жизнью. Война так просто не отпускает...
   Осенью 2008г., в период подготовки Книги Памяти к переизданию, районные военные комиссариаты, районные отделения Воронежской областной организации Российского Союза ветеранов Афганистана повторно собрали сведения об умерших (погибших) ветеранах афганской войны. Полученные цифры шокируют! Ушли из жизни более 500 "афганцев". Если принять во внимание, что в Воронежской области насчитывалось около 5200 участников афганской войны, то получается, что за 20 лет после вывода войск из Афганистана, ушел из жизни каждый десятый!
   Это холодная статистика, а за ней горе потерь близких людей - отцов, мужей, сыновей, братьев, ушедших из жизни в самом расцвете сил. Потери для экономики страны, лишившейся рабочих рук. И виной тому уже по большому счету не Афган. Причины такой высокой смертности лежат на поверхности: вернувшиеся с войны ветераны не прошли в свое время психологической реабилитации; не получили тогда (и не получают сейчас) квалифицированной медицинской помощи, тем более, что ныне она стала многим не по карману; у многих отсутствует работа, жилье. Такая житейская неустроенность способствует росту пьянства, наркомании в среде ветеранов Афгана.
   Вспомним кошмар 90-х годов. Ведь тогда вернувшиеся с войны "афганцы" попали, как говорится, из огня да в полымя. Развал СССР, неудачные экономические реформы, забастовки, митинги... До "афганцев" ли было обществу? В итоге, как мы видим, поколение молодых ветеранов оказалось "потерянным". И уже не в переносном, а прямом смысле слова.
   А что ждет "чеченцев"?
  
   От автора-составителя
   ...За то письмо мне стыдно до сих пор.
   На заставе N13 в Дуабском ущелье 1 ноября 1986г. подорвались двое наших саперов, Игорь Малышев и Сергей Золотарев. На склоне, обращенном к ущелью, ночью сработали (т.е. взорвались) ПОМЗы (заградительные мины), и старший заставы приказал им выяснить, в чем дело и поставить новые мины. Как они могли подорваться? На этот счет было немало версий. Из ущелья дул такой силы ветер, что вполне мог раскачать провода-растяжки и выдернуть чеку. Но не полностью, а так, что она удерживалась на самом краешке. И в такой ситуации рука так и тянется поправить чеку, что однозначно может привести к взрыву. Другая версия: Сергей Золотарев, у которого на плече висел штатный РПК (ручной пулемет Калашникова), мог висящим вниз стволом задеть растяжку.
   Как бы там ни было, один из саперов скончался сразу, а второй - к вечеру, от болевого шока. "Вертушки" за ним не могли прилететь днем: вертолетчики боялись "стингеров", а до ночи он не дотянул...
   Спустя месяца полтора из средней школы из Евпатории, откуда родом Игорь, пришло письмо. Дети просили рассказать о "подвиге воина-интернационалиста". Письмо поставило меня в тупик. Я, наверное, месяц маялся, не зная, что ответить. Подвига не было... Они выполняли повседневную работу саперов. Да, тяжелую, да, опасную, но в инженерно-саперной роте каждый день кто-то выезжал на проверку дороги до Газни. Почти каждую неделю сопровождали колонны до Кабула и обратно. Во время операций, засад, реализаций сопровождали мотострелков, разведчиков. Обычные будни, только на войне...
   И вот я думал: как мне об этом написать?! Чтобы на Родине, в Союзе, в мирном и сонном городке, где нет мин на дорогах и ежедневных обстрелов, где люди воспитаны на фильмах и книгах о подвигах Великой Отечественной, поняли: служба в Афганистане состоит не из ежедневных подвигов? И если парень не стал "косить" под дурачка, не сбежал в поисках легкой доли в повара на кухню, в писарчуки, не взрывал в руке запал от гранаты, чтобы себя покалечить, а честно тянул солдатскую лямку, значит, уже совершил свой маленький подвиг и сполна отдал свой долг Родине. В общем, я долго откладывал и после напоминания замполита - чтоб обязательно ответил! - я расписал о "подвиге" воина-интернационалиста. И о письме вскоре позабыл.
   К 23 февраля 1987 года на мое имя пришло более двадцати писем от второклассников школы, в которой учился Игорь Малышев.
   Детский, слабенький, но старательный почерк, - каждая буковка выведена: текст, который, конечно же, диктовала учительница: "...поздравляем... желаем воину-интернационалисту скорейшего возвращения на Родину..." И благодарность, что ответил на письмо, рассказал о героическом поступке выпускника школы.
   Меня словно окатила горячая волна, стало жутко стыдно: обманул! И кого обманул?! Детей... Хотя если бы я написал тогда правду, едва ли бы они поняли.
   При подготовке книги я исходил из одного принципа: писать так, чтобы потом не было стыдно!
   Книга Памяти - это документальные повествования о войне. Мы стремились собрать свидетельства, воспоминания обо всех погибших. На седьмом году после окончания войны это было делом нелегким: если нет в живых близких, то по три-четыре месяца искали знакомых, друзей. Что уж говорить о трудностях, если бы мы спустя двадцать лет попытались собрать воспоминания. Это было бы вообще делом нелегким! Что скрывать, матери, отцы погибших уходят от нас, со временем теряются фотографии, документы...
   В самом начале работы над книгой мы хотели ограничиться биографическими сведениями: учился, служил, погиб... Но когда прикоснулись к теме, чуть копнули вглубь - и нам открылись такие судьбы, такие люди! Они заслуживают гораздо большего. Так и родилась эта книга зарисовок о войне, о времени. Но и опять-таки подход остался сугубо документальным...
   Мы привлекаем официальные документы и воспоминания близких, друзей, сослуживцев. Сразу скажем, что свидетельствам личным, субъективным, порой гораздо больше веры, чем официальным документам. И на это есть свои основания. Долгие годы государство войну просто не признавало. На обелисках не разрешалось писать, что солдат или офицер погиб в Афганистане. Многие родители не принимали официальных версий гибели сына и искали друзей, пытались узнать правду, узнавали.
   Много в книге писем. Они не предназначались для массового читателя, и в этом их ценность - искренние, нежные, сколько они несут в себе теплоты и как много говорят о людях, их писавших, о войне. Потрясающие письма!
   Телеграфный стиль, сжатость некоторых зарисовок - от желания больше втиснуть в книжную страницу сведений, может быть, даже в ущерб художественности изложения.
   Упаси Бог, не пытались "создавать" героев. Обычные люди, только волею судьбы оказавшиеся в Афганистане... И все же... Как жалко их, молодых ребят...
   В том, что эта книга нужна, убеждался не раз. Сестра погибшего в 80-м солдата так удивилась, что ее спрашивают о брате! А потом призналась: "Вы знаете, как это трогает, что Сережу помнят!"
   Пока книга создавалась, она заметно выросла в объеме. Поняли, что для полноты картины необходимо включить в книгу сведения об умерших после возвращения из Афганистана, как-то прокомментировать каждый год афганской войны.
   Взявшись за переиздание книги спустя десятилетие после ее выхода, мы не стали существенно ее переделывать. В этом не было и нет никакой надобности! Внесли информацию о том, как увековечена память о погибших. Дали развернутые наименования воинских частей. Уточнили обстоятельства гибели нескольких воронежцев. Добавили необходимые указатели. Поместили вкладку с афганскими фотографиями. Дополнили списки тех, кого догнала война. Последний раздел вырос в несколько раз. 75 фамилий умерших мы назвали в 1997г., и 501 - в 2008г. Вот такое неожиданное горькое эхо у афганских событий.
   Книга Памяти из повествования о погибших на войне и о самой войне неожиданно превращается в свидетельство того, чем отзываются афганские события на российской земле спустя десятилетия.
   И эта книга уже не столько о войне, сколько об "афганском" поколении.
   В том, что эта книга появилась и в 1997 году, и сейчас, немалая заслуга моих коллег, "коммуновцев". И, конечно же, всех тех, кто, так или иначе, помогал.

Виктор Руденко. Март-декабрь 1996г. Сентябрь 2008г.-январь 2009г.

  
   Это тоже отдельная страница!
   После выхода книги из печати она живёт по своим законам. У неё своя судьба, своя жизнь, иногда длинная, иногда короткая, как у человека. И уже не автор определяет её путь, а те люди, в чьи руки она попадет.
   Книги имеют свою судьбу, было сказано в древности
   Вместо послесловия - письмо:
   "Пишет вам брат погибшего в Афганистане старшего лейтенанта Киселёва Сергея Ивановича - Владимир. Большое вам спасибо за Книгу Памяти о наших земляках "Прощай, шурави". Спасибо и низкий поклон за память об этих ребятах всем, кто работал над созданием книги.
   Вот уже в который раз перечитываю страницы, полные горя, человеческих судеб, вглядываюсь в молодые, такие разные лица. Кто кем стал бы сейчас, как жили бы, чем занимались? У каждого была бы семья, дети, какие-то увлечения. Всё перечеркнула война. Отняла жизни стольких людей, перечеркнула столько надежд и планов. Покалечила жизни их родственников, оставила столько вдов, сирот. Тяжело читать вашу книгу, тяжело писать это письмо. Я уже давно собирался, да всё как-то...
   Вы хорошо сделали, что использовали в книге и личную переписку, тем отчётливей контраст мирной жизни и войны. Книга правдива, в отличие от общероссийского издания (где, например, о брате написали неправду). Она нужна, но, знаете, по-моему, книга больше нужна нам. Тем, кто соприкоснулся с войной, прошёл через этот ад, пережил потерю друга, близкого человека. За последнее время, к сожалению, равнодушия и эгоизма стало больше. Сдвинулись ориентиры порядочности, чести. Много ли желающих бескорыстно отдать долг Родине, отслужив положенный срок (хотя с другой стороны, как судить за отказ служить в "такой" армии?). Многих ли тронет рассказ ветерана, судьба человека, много повидавшего в жизни?
   Я не хочу провести какую-то черту, утвердиться в том, что смешно говорить сейчас о патриотизме, чести и т.д., тем более сейчас в Чечне, как и раньше в Афгане, героизма хватает, но и погибают, как правило, лучшие. И погибают часто (как вы упоминаете в книге), просто выполняя свою военную работу. Страшно, что люди привыкают к войне, к тому, что гибнут молодые, здоровые ребята. Часто передают о наших потерях в Чечне - три, пять человек... Но по-настоящему это трогает только тех, кто знает, что такое потерять близкого человека, а потом попытаться жить без него. Видеть вокруг жизнь и осознавать, что уже никогда не увидишь его, не поговоришь, не дождёшься, не... не... не... Самое страшное после ужаса похорон, слёз, тоски - это осознание вот этого "никогда"... Но человек, далёкий от этого, в лучшем случае, может посочувствовать, а через пять минут забыть. Хотя, конечно, всё зависит от человека. Когда-то и мы думали и надеялись, что Афган обойдёт нашу семью стороной, этого просто не может быть, это бывает с кем-то, но не может быть с нами. Не обошёл...
   А войны мало чему учат. Они кому-то нужны, кто-то наживается на чужом горе. Бесспорно, эту гадость (боевиков) надо уничтожать, но как это делается, вызывает удивление. Это всё равно, что посадить человека с завязанными руками за богатый обеденный стол. Так воевать нельзя. Человеческая жизнь обесценена до предела. Раньше воевали за Отечество, шли на войну, осознавая свой шаг, а теперь многие идут заработать денег. Я много раз слышал в адрес нашего Сергея: "Ведь он сам пошёл туда...", или даже: "Ведь моего послали, а ваш сам пошёл...". Остаётся только добавить, что чего хотели, то и получили. Говорят, даже не думая, что он был офицером-десантником, что это была его профессия, и не мог он отказаться и жить нормально после этого. Это был бы не наш Сергей.
   С благодарностью, Владимир Киселёв. Новохопёрский р-он Воронежской обл., р.п.Елань-Коленовский, 4.03.2001г."
   Книга Памяти воронежцев, погибших в Афганистане в 1979-1989гг. Автор-составитель В.Г.Руденко [Руденко Виктор]
   Прощай, шурави.
   Книга Памяти воронежцев, погибших в Афганистане в 1979-1989гг. Автор-составитель В.Г.Руденко. - Воронеж: ОАО ИПФ "Воронеж", 2009. - 412с, ил., 1 цв. вкл.
   В книге собраны наиболее полные сведения о военнослужащих, погибших (умерших) в Афганистане и захороненных на территории Воронежской области, об уроженцах Воронежской области, захороненных за пределами региона, а также о военнослужащих из других краев, областей, государств, чьи близкие постоянно проживают в Воронежской области. Кроме того, собраны сведения об умерших (погибших) ветеранах афганской войны, проживавших на территории Воронежской области.
   За основу второго издания взята книга, выпущенная в 1997г. В нее добавлены пять биографий погибших, внесены изменения и дополнения, касающиеся наименований воинских частей (за это особая благодарность - Александру Ивановичу Бешкареву), обстоятельств гибели ряда военнослужащих. Обновлен список умерших после возвращения из Афганистана.
   No Руденко В.Г., содержание, составление, фотографии 2009. ISBN 978-5-89981-570-6
  
   Из письма Виктора Руденко:
   Александр, извини: Ляховский - это автор "Трагедии и доблести Афгана"? Это в самом деле, большая потеря... Его труд, собственно, самый фундаментальный по Афгану...
   Про совпадения... Ты знаешь, Саш, очень много совпадений, я просто боюсь о них даже писать. Потому что это ЗНАКИ, но Знаки чего - не пойму.
   На ту встречу я пришел из-за Андрея Дышева. Андрей был тем капитаном, заведующим отделом "Фрунзевца", который редактировал мои заметки из Афгана, заметки сапера. Мне просто хотелось его увидеть... На встрече познакомился с тобой...
Ты пишешь о
б Андрее Грешнове, а я накануне, пару месяцев назад, прочитал его "Друг мой, друг" (потом купил предыдущее издание "Заложники времени")...
В каком то твоем материале прочитал ссылку на
"Книготорговца из Кабула". А эту книгу я купил буквально вчера...
Для книги Памяти вытащил из интернета Список воинских частей, потом оказалось, что это работа
Александра Ивановича Бешкарева, который был на той же самой встрече...
Какой то круг... почему то столько совпадений...
9.02.09
  
   Да, Виктор абсолютно прав - какой-то круг. Но не "какой-то". А круг ДРУЗЕЙ собирается вокруг. И это дает силы и надежду. А по поводу ЗНАКОВ...
   Вчера днем у меня в офисе собрались замечательные люди профессор-историк (и наш Автор) Анатолий Иванович Каменев и профессор Радмила Тонкович (известнейшая сербская летчица, писательница, член Союза славянских журналистов - о ней можно кое-что узнать здесь - http://forums.vif2.ru/showthread.php?t=307 - немного позднее обязательно напишу об этой замечательной женщине). Они рассказывали о своих новых книгах, о планах на будущее...
   Кроме Радмилы Тонкович и Анатолия Ивановича Каменева на встрече присутствовал и кот Озик [Карцев А.И.]
   Сегодня позвонил наш неунывающий Вардан Оганесян. Прислал ссылку на одну из своих работ (http://www.youtube.com/watch?v=haJzsqTV84s&feature=channel_page) Помните? О волшебном острове, на котором около двадцати тысяч местных жителей, два автомобиля и шесть тысяч осликов?! Удивительно светлый и жизнерадостный фильм! Вардан рассказал о своем новом археологическом проекте, который свяжет Афганистан, Армению, Россию (и ряд других стран)...
   Все это ЗНАКИ...
   Знаки того, что нам всем нужно ЖИТЬ ДОЛГО. Что нужно мечтать, творить и помогать друг другу. Потому что нам еще очень многое нужно УСПЕТЬ сделать в этой жизни.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015