ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карпенко Александр
Воины и поэты о женщине

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 4.25*22  Ваша оценка:


   ВОИНЫ И ПОЭТЫ О ЖЕНЩИНЕ Александр КАРПЕНКО
  
   Суровая аскетическая обстановка войны всегда вызывала в воинах-ратниках желание запечатлеть подвиг своих однополчан в стихах и песнях. Много было написано и стихов, обращенных к любимым женщинам, которые, отсутствуя на поле боя, тем не менее, незримо на нём присутствовали - и вдохновляли солдат на подвиги.
  
   Я думаю, что это повелось даже не с Отечественной войны 1812 года, а произошло гораздо раньше, в древнерусские времена. Мне трудно представить, что безымянный автор "Слова о полку Игореве" не был вместе со своим князем в этом трудном и трагическом походе, иначе, откуда бы он взял подробности битвы с половцами? Ведь ни почты, ни Интернета тогда не существовало. А сколько души вложил безымянный автор "Слова о полку Игореве" в образ Ярославны, оплакивающей пленение своего мужа! Она молится о судьбе своего супруга и мечтает о его счастливом возвращении домой. "Плач Ярославны" являет собой неслыханный литературный пример беззаветной и верной любви женщины к своему мужу-воину:
  
   "Обернусь я, бедная, кукушкой,
   По Дунаю-речке полечу
   И рукав с бобровою опушкой,
   Наклоняясь, в Каяле омочу.
  
   Улетят, развеются туманы,
   Приоткроет очи Игорь - князь,
   И утрУ кровавые я раны,
   Над могучим телом наклоняясь". (Перевод В.А.Жуковского)
  
   Автор "Слова о полку Игореве" и был первым из известных нам воинов-поэтов, донесших своё огненное слово до наших дней. И ведь посмотрите: пленение Игоря не воспринимается автором как какое-то предательство, Игорь не становится "врагом народа", как не раз бывало в сталинские времена. Автор "Слова" был первым русским поэтом, написавшим о женщине, ждущей своего мужа-воина. Потом эта тема будет развиваться в творениях других мужественных людей, не забывавших на войне о доме и о хранительнице очага - женщине.
  
   Когда мне сказали, что великий русский полководец Александр Васильевич Суворов, герой Шипки и Сен-Готарда, тоже в свободное время писал стихи, я, честно говоря, не поверил. Представляете, такая колоссальная ответственность - главнокомандующий - и вдруг... стихи.
   Но ещё больше я удивился, взглянув на эти стихи. Это были не робкие попытки стихосложения, характерные для дилетанта. Это были стихи настоящие, мастерски, талантливо написанные. Так и хочется сказать: талантливый человек талантлив во всём!
  
   Конечно, в успешности этих опытов, как и в не по годам зрелом искусстве ещё юных Дениса Давыдова и Александра Пушкина, безусловно, сыграло свою роль кадетское прошлое будущих воинов. Нет, писать стихи в кадетских корпусах не учили. Но юноши влюблялись, а кратчайшим путём к сердцу дамы были как раз стихи. К тому же, соревнование подхлёстывало молодых людей быстрее совершенствовать свои поэтические навыки.
  
   Позднее Денис Давыдов станет героем Отечественной войны 1812 года, проявив неслыханный героизм в сражениях в тылу противника. Именно Давыдов является одним из пионеров такого действенного метода войны, как партизанская война. И он не бросит писать стихи, и даже выпустит книжку. Воин, поэт, гусар, поклонник прекрасного пола, Денис Давыдов навсегда вошёл в историю не только русского военного дела, но и русской поэзии. Он воспевал женскую красоту, он поклонялся Женщине-вдохновительнице воина.
  
   Кем же была женщина для воевавших поэтов? "Передо мной явилась ты, как мимолётное виденье, как гений чистой красоты", - эти строки давно стали хрестоматийными. Я так думаю, что образ женщины в стихах военных поэтов не раз трансформировался, дрейфовал от одной своей сути к другой. То он смыкался с высоким образом матери-Родины, то это был чистый и нежный облик реальной земной женщины, как противовес грязи и брутальности войны. То ещё не женатый воин обращался порой к воображаемой, идеальной женщине своих мечтаний:
  
   "Где-то среди скал мелькнули твои черты...
   А в солдатском сердце - ты и только ты!
   Предстоит нам вновь разлука - уж ночь прошла.
   Как же важно мне, чтоб ты меня ждала", -
  
   пишет Герой Советского Союза Валерий Бурков.
  
   Иногда поэты обращались к своим матерям, в которых находили частичку своего "Я". И правда, мать - это уже реализовавшая себя в материнстве женщина; материнство для неё - высшее проявление духа, которое она реализует через плоть. И потом, часто для человека духовная связь со своей матерью богаче воображаемой любви к молодой женщине.
  
   "Вот и солнце зашло за Кабулом.
   Скоро маму увижу во сне.
   И откуда тут взяться пулям -
   В этой чуткой, как нерв, тишине?.."
  
   Фёдор Иванович Тютчев настолько любил Денисьеву, героиню своего лучшего любовного цикла, что не переставал ей писать стихи и после её смерти, обращаясь к ней, как к живой:
  
   Всё темней, темнее над землёю,
   Отлетел последний отблеск дня...
   Вот тот мир, где жили мы с тобою.
   Ангел мой, ты видишь ли меня?
  
   Завтра день молитвы и печали,
   Завтра память рокового дня.
   Ангел мой, где б души ни витали,
   Ангел мой, ты видишь ли меня?
  
   Здесь ласковое обращение к женщине "ангел мой" внезапно перевоплощается в реальный образ небесного ангела, которым, конечно же, стала после смерти для поэта любимая женщина.
  
   А ведь далеко не всегда в мировой истории женщине поклонялись. Вот, к примеру, все мы восхищаемся Древней Грецией. Однако достаточно открыть любой из диалогов Платона, чтобы убедиться: идеалом для мужчины - древнего грека был... мужчина. Скульпторы ваяли мужские статуи, стремясь передать красоту и совершенство мужского тела, а женщины зачастую существовали только для производства потомства, не играя никакой видной роли в жизни общества. Царица Клеопатра была исключением, к тому же, она была египтянкой, а не гречанкой.
  
   И только трубадуры (тоже, между прочим, воины) в средние века вернули женщину на мужской пьедестал. В русской истории после Дениса Давыдова, в конце тридцатых - начале сороковых годов девятнадцатого века, хорошо воевал на Кавказе один из классиков нашей поэзии Михаил Лермонтов. Многие адресаты его стихов - тоже прекрасные дамы:
  
   Слышу ли голос твой
   Звонкий и ласковый,
   Как птичка в клетке
   Сердце запрыгает;
  
   Встречу ль глаза твои
   Лазурно-глубокие,
   Душа им навстречу
   Из груди просится,
  
   И как-то весело,
   И хочется плакать,
   И так на шею бы
   Тебе я кинулся.
  
   Или - такие Лермонтовские строчки, написанные, несомненно, на войне:
  
   Как небеса, твой взор блистает
   Эмалью голубой,
   Как поцелуй, звучит и тает
   Твой голос молодой;
  
   За звук один волшебной речи,
   За твой единый взгляд,
   Я рад отдать красавца сечи,
   Грузинский мой булат.
  
   Конечно же, такое поклонение воина женщине бытовало не только на русской почве; факты истории дают возможность представить это явление как интернациональное. Например, знаменитым стал образ французского воина и поэта Сирано де Бержерака, который всю жизнь любил одну и ту же женщину.
  
   Но вернёмся к более близким нам временам. Воин и поэт Николай Гумилёв, в то время - муж Анны Ахматовой, чей юбилей мы отмечаем в эти мартовские дни, ушёл на фронты первой мировой войны добровольцем - и вернулся оттуда кавалером Георгиевского креста, что говорит о том, что оружием он владел не хуже, чем пером.
  
   В Великую Отечественную войну сразу несколько поэтов стали Героями Советского Союза, самым известным из которых был Муса Джалиль. Его именем названа одна из улиц Москвы. Кстати, в молодости стихи пописывал и верховный главнокомандующий, Иосиф Сталин. Однажды они даже были опубликованы в газете. Многие поэты, например, Константин Симонов, были награждены боевыми орденами и медалями. Его стихотворение "Жди меня" стало гимном любви к женщине, пронесённой через все тяготы войны.
  
   А вот как звучит тема утраченной по вине войны прекрасной любви у поэта-фронтовика Булата Окуджавы:
  
   С нами женщины, все они красивы,
   И черёмуха, вся она в цвету.
   Может, случай нам выпадет счастливый -
   Снова встретимся в городском саду!
  
   Но из прошлого, из былой печали,
   Как ни сетую, как там ни молю,
   Проливается чёрными ручьями
   Эта музыка прямо в кровь мою!
  
   А как восхищался своей любимой актер, переигравший множество военных ролей, написавший цикл проникновенных военных песен, Владимир Высоцкий:
  
   Не сравнил бы я любую с тобой,
   Хоть казни меня, расстреливай!
   Посмотри, как я любуюсь тобой,
   Как Мадонной Рафаэлевой!
  
   Уже в наше время поэтическую эстафету предков талантливо подхватили воины-афганцы Александр Стовба, Игорь Морозов, Виктор Верстаков, Герой Советского Союза Валерий Бурков. Между прочим, Валерий написал своего рода песенный аналог вышеупомянутого Симоновского стихотворения. Эта проникновенная, берущая за душу, песня рассказывает о том, как в грохочущих буднях необъявленной войны герой мечтает о любимой женщине, У которой сразу три имени - Вера, Надежда и Любовь.
  
   Итак, женщина на Руси во все времена вдохновляла мужчину-воина на ратные подвиги, а поэты при этом подхватывали это вдохновение и воспевали женщину в самых проникновенных своих строках.
  
   ЖЕНЩИНЕ
  
   Избирая путь, уходя к судьбе,
   Женщина моя милая,
   Доброй феей будь,
   За любовь к тебе
   И за всё, за всё милуя.
  
   Если невзначай пылкий Гименей
   Одарил тебя узами,
   В суматохе дней
   Быть не уставай
   Для меня моей музыкой!
  
   В суматохе дней не сорвись на крик,
   Ведь судьба твоя трудная:
   Воспитать детей,
   Про духовность их
   И про всё, про всё думая.
  
   В суматохе дней не теряй мечты -
   И, случись в судьбе трещина,
   Я уверен, ты
   Справишься и с ней,
   Потому что ты - Женщина!

Оценка: 4.25*22  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012