ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Казаков Анатолий Михайлович
Флаг Устоял

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.08*22  Ваша оценка:


"... ФЛАГ УСТОЯЛ ..."

  
   18 января 2000 года в газете "Дальневосточная магистраль" была опубликована вот эта информация: "Скорбная весть пришла в Дальневосточное УВД на транспорте из Чечни. Обороняя от чеченских боевиков железнодорожную станцию Аргун, что в 18 километрах от Грозного, погибли трое наших товарищей: лейтенант Виноградов Николай Николаевич, старший сержант Бугаев Виталий Анатольевич, старший сержант Тамгин Владимир Алексан­дрович".
   Лейтенант милиции Виноградов Николай Николаевич, инженер-сапер ОМОНа при Дальневосточном управлении внутренних дел на транспорте, родился 1 ноября 1969 года в Магадане. В школе N 51 в Хабаровске окончил восемь классов и профтехучилище N 3. А после армейской службы в железнодорожных войсках в сентябре 1995 года был принят в ОМОН при Дальневосточном УВД на транспорте. Прошел там путь от рядового до лейтенанта милиции.
   В 1999 году защитил диплом в Дальневосточном государственном межрегиональном индустриально-экономическом колледже по специальности "Правоведение". В сложной обстановке при решении возложенных на него задач Николай действовал с полной отдачей, самоотверженно, с чувством высокой ответственности.
   9 января 2000 года погиб в бою. Указом Президента РФ за мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга в Северо-Кавказском регионе, ему посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.
   Приказом МВД РФ лейтенант милиции Виноградов Николай Николаевич навечно зачислен в списки личного состава ОМОН при Дальневосточном УВД на транспорте.
   Старший сержант милиции Бугаев Виталий Анатольевич, родился 30 сентября 1969 года в городе Черкесске Ставропольского края. В 1979 году семья переехала в Воркуту, где Бугаев В.А. окончил среднюю школу, оттуда ушел служить в армию. В июне 1995 года поступил на службу в ОМОН при Дальневосточном УВД на транспорте.
   Не мог Виталий служить кое-как. Он все, что ему ни поручалось, делал, как говорят, по уму. Врагов у него не было, приятелей и друзей - хоть отбавляй. Уже после его гибели они, навестив маму Вита­лия, сказали, что он умел находить со всеми общий язык. Был отменный спортсмен, хорошо стрелял из винтовки. В служебной командировке в Чеченской Республике был дважды.
   9 января 2000 года старший сержант милиции Бугаев В.А. погиб в бою. Указом Президента РФ за мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга, ему посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.
   Приказом МВД РФ старший сержант милиции Бугаев Виталий Анатольевич навечно зачислен в списки личного состава ОМОН при Дальневосточном УВД на транспорте.
   Старший сержант милиции Тамгин Владимир Александрович, родился 24 сентября 1974 года в Киевской области. Получив среднее образование в 47-й средней шко­ле Хабаровска, Владимир в 199З году был призван на военную службу, которую проходил в одной из частей Ванинского гарнизона. Уволившись в запас, стал трудиться в линейном отделе внутренних дел Хабаровского аэропорта.
   Немало добрых отзывов заслужил Владимир Тамгин как человек, досконально знающий свои обязанности, волевой, твердый характе­ром, как человек неподкупной честности, что в деле, которым он занимался, имеет особенно высокую цену.
   Погиб в бою 9 января 2000 года. Указом Президента РФ за мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга в Северо-Кавказском регионе, ему посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.
   Приказом МВД РФ старший сержант Тамгин Владимир Александрович навечно зачислен в списки личного состава линейного отдела внутренних дел в аэропорту Хабаровска.
   9 января 2000 года. Черный день в истории Дальневосточного УВД на транспорте. Что же произошло на чеченской станции Аргун? Как получилось, что в одном бою погибли три молодых парня? О тех событиях рассказывает непосредственный их участник майор милиции Владимир Андреевич Палюх, начальник линейного отдела внутренних дел ст. Хабаровск-1, в январе 2000 года - будучи начальником криминальной милиции, заместителем начальника линейного отдела внутренних дел ст. Комсомольск, находился в командировке в Чечне, командовал сводным отрядом ДВ УВДТ. Награжден орденом Мужества.
  

БОЙ НА ЗАСТАВЕ

(записки командира)

   Застава "Восток". Место дислокации - стан­ция Аргун, задача - охрана и оборона мостов через реку Джалка и Аргун. Застава состояла из двух отрядов по 30 человек Кузбасского УВДТ и Дальневосточного УВДТ. Я командовал вторым...
   5 января 2000 года вечером застава под­верглась обстрелу. Стрелял снайпер. Ранил стар­шего сержанта милиции Сергея Бондаря, кото­рый находился на посту N 1. Будучи раненым, Бондарь вел огонь из автомата в сторону обстре­ла, и это позволило личному составу занять по­зиции согласно боевому расчету без потерь и от­ветить огнем на обстрел заставы...
   Утро 9 января 2002 года. Мост через реку Джалка охраняло 1-е отделение сводного отря­да (СО) ДВ УВДТ в количестве 8 человек. Стар­ший - лейтенант милиции Валерий Насон. Мост находится в 7 километрах от станции Аргун в сторону станции Гудермес. Мост через реку Аргун охраняло 3-е отделение СО ДВ УВДТ в количестве б человек, старший - Дмитрий Яро­вой, и отделение Кузбасского УВДТ. На мосту находились 3 БМП, танк Т-72 и мотострелко­вый взвод РА, вооруженный восемью гранато­метами АГС-17. Армейцы прибыли на усиление 31 декабря 1999 года и заняли оборону с целью не допустить прорыва боевиков в тыл частям Российской армии, ведущим бои за Грозный. Мост располагается в 800 метрах от станции Аргун в сторону города Грозного.
   Ежедневно, согласно внутреннего распоряд­ка, в 9.00 проходило построение личного соста­ва, на котором объявлялось, кто и чем должен заниматься в течение дня: боевой расчет, строи­тельство укреплений, хозяйственные работы и так далее. Но именно 9 января построения не было по ряду причин. Во-первых, в этот день необходимо было выехать за получением продо­вольствия в город Кизляр, но главное -- в райо­не моста через реку Аргун была обнаружена не­разорвавшаяся ракета класса "воздух-земля", и саперам нужно было срочно выдвинуться на мост обезвредить ракету.
   В 8.30 утра на автомобиле "Урал" к мосту выехали мой зам. по тылу капитан милиции Сер­гей Балянин, вооруженец капитан милиции Вла­димир Зубарев, инженер-сапер Николай Виног­радов, взрывотехник Виталий Бугаев и два бой­ца Кузбасского УВДТ... Позже мы узнали, что после того, как машина выехала со станции и свернула в переулок, один из боевиков с заранее занятой позиции перебрался во дворы частных домов, намереваясь расстрелять проезжающую машину из гранатомета. Но один местный жи­тель, чеченец, парень-инвалид, повис на боеви­ке и не дал ему выстрелить, спас тех семерых, кто был в "Урале". После боевых событий он был вынужден скрываться: боевики очень жаж­дали ему отомстить за тот случай...
   Я в тот день назначил на 8.40 встречу заме­стителю начальника Грозненской дистанции пути Супьяну Хамидовичу Татарханову: нужно было решить вопрос об осмотре пути в зоне охраны нашей заставы. Татарханов так и не прибыл, но поскольку я ждал его в вагоне, дал команду об­щее построение не проводить, расчет оставить прежний.
   Я продолжал ждать замначальника дистан­ции пути (как выяснилось позже, его за две ули­цы до станции остановили боевики и сказали, что на станцию ехать сейчас нельзя, лучше уб­раться подальше). А ровно в 9.00 в вагон забе­жал мой заместитель майор милиции Владимир Фомкин и сообщил, что есть сведения: в Аргун вошли боевики, неминуем бой. Объявили трево­гу. И в тот же момент начался массированный обстрел заставы из автоматического оружия и гранотометов со всех четырех сторон. Особенно сильный - со стороны частных домов (расстоя­ние 50 - 100 метров) и с территории зернохра­нилища (расстояние 25 - 50 метров).
   Первое попадание двух гранат пришлось в торец крытого вагона, еще одной гранатой ото­рвало ступени у пассажирского вагона. Свист пуль, взрывы на заставе, сплошной шум и гро­хот.
   Несмотря на плотный огонь, бойцы на бое­вых постах быстро заняли оборону и ответили встречным огнем, не давали противнику стрелять прицельно, дали возможность всему личному составу без потерь занять позиции согласно бое­вому расчету.
   Старший сержант Василий Корняков занял позицию в сарае рядом с баней и огнем через амбразуру в кирпичной стене не давал высунуться снайперам, засевшим в близлежащем двухэтаж­ном доме. У него был всего один боекомплект, а бой был долгим и почти беспрерывным, по тер­ритории заставы в светлое время передвигаться было невозможно из-за высокой плотности огня. Место расположения В. Корнякова было удале­но от остальных объектов, и боеприпасы ему нельзя было доставить. Израсходовав боезапас, Корняков оставил один патрон для себя и с 14 часов до вечера был готов при возможном штур­ме не дать взять себя живым.
   В целом расстановка нашего отряда на зас­таве была такова: в здании находились я, стар­ший лейтенант Петр Олексюк, связист старший лейтенант милиции Игорь Зыков, повар старши­на милиции Олег Юн и четверо бойцов Кузбас­ского УВДТ. Под вагонами под защитой колес­ных пар держали бой В. Фомкин и А. Марчен­ко. В доте - пулеметчик прапорщик милиции Сергей Савватеев и старшина милиции Исабек Аликулиев. В окопе - прапорщик милиции Вла­димир Куприянов.
   Эффект внезапности нападения не мог на нас не подействовать, но он держался от силы минут двадцать, после чего мы ощущали только нормальную "мужскую работу" - ведение боя.
   Я дал команду вести огонь одиночными выстрелами. Основная задача на этот момент - не дать противнику подойти на расстояние брос­ка гранаты. В дальнейшем стало легко опреде­лить: вот ведут огонь наши, а это стреляют бое­вики. У боевиков было большое преимущество в численности и в вооружении. У нас на заставе был всего один пулемет, но он в умелых руках Сергея Савватеева принес очень много пользы.
   Носимый боекомплект закончился через 40 минут боя, а весь остальной боезапас находился в здании вокзала в оружейной комнате. Юн и Зыков перебежками направились в оружейную комнату, и как только за ними закрылась дверь, прогремел сильный взрыв прямого попадания гранаты в эту комнату, железную дверь сорвало с петель, она пролетела по зданию станции мет­ров пять. Из оружейной комнаты повалил гус­той дым. Все это было на моих глазах, я поду­мал, что ребята погибли. Но через минуту из дверного проема оружейной комнаты выбежал Олег Юн. Он сильно согнулся, держался обеими руками за уши, тряс головой, кричал: "Пожар в оружейной комнате!", - побежал на кухню, где была вода. Следом за Олегом - Зыков, он тоже закрывал уши руками. (Граната попала в решет­ку, оттого взрывная волна и осколки были на­правлены в потолок, с которого осколки падали уже без поражающей силы; но загорелся ящик с патронами.) Юн схватил на кухне таз с водой и разведенным в нем чистящим средством "Фейри" и таким вот "огнетушителем" одним движе­нием затушил очаг пожара.
   Мы вытащили ящики с патронами и грана­тами, взяли ножи, очень торопились открыть ящики, наверное, оттого это получалось не сра­зу. Тогда П. Олексюк схватил топор и стал раз­рубать крышки ящиков.
   Патроны быстро доставили в окопы, на по­зиции. Это было непросто. Тем, кто находился под вагонами, патроны пришлось бросать через вагонные окна, которые простреливались боеви­ками, вообще - закатывали горсти патронов в платки и тряпки и кидали, как камни, бойцам на позициях. Не могли доставить боезапас толь­ко Василию Корнякову...
   Где-то около 12 часов стрельба прекратилась, и со стороны двухэтажного дома с поднятой на палке белой тряпкой к нам направился парла­ментер. Я этого не видел, это был сектор обстре­ла пулеметчика С. Савватеева, но он сообщил мне о парламентере по рации. Я дал Савватееву ко­манду подпустить его поближе, но метров за 15 остановить и узнать, что он хочет передать. Ра­зумеется, во избежание провокаций держать его под прицелом.
   Парламентер сказал, что мы полностью ок­ружены, шансов якобы у нас нет и сопротивле­ние бесполезно, и если мы хотим жить, то долж­ны сложить оружие и сдаться. Нам обещают гражданскую одежду и даже билеты до Москвы. Иначе - штурм и мучительная смерть.
   Мы ответили отказом в резкой форме, ко­нечно, не выбирая выражений. К этому моменту мы, если можно так сказать, освоились в этой сложной обстановке и были уверены, что выстоим в любом случае. В горячке кто-то мог и при­стрелить парламентера, поэтому я специально дал команду не стрелять, добавив, что это может быть не боевик, а местный житель, которого застави­ли передать нам такие унизительные требования.
   Бой продолжился.
   В первые же часы боя снайперы сбили две антенны стационарных станций, поэтому связь поддерживали только носимыми радиостанция­ми, дальность которых была ограничена. Приходилось налаживать связь по цепочке - с теми, кто находился на мосту через Аргун, они связывались с Самарским ОМОНом (позывной "Горец"), и через него - дальше на Моздок через Гудермес и Червленную Узловую.
   Ближе к вечеру я попросил через "Горца" передать, что просим огня артиллерии вокруг вокзала и в основном - по зернохранилищу. От­туда все время огонь боевиков был особенно плот­ным.
   В небе над Аргуном заработали 4 верто­лета Ми-24, один из них был сбит, второй полу­чил повреждения, удалился и сел поблизости от Самарского ОМОНа. Один из пилотов был ранен. Остальные вертолеты улетели.
   Поддержки с воздуха больше не было. Но к вечеру мы осмелели и привыкли к бою до такой степени, что выбегали на улицу под прикрыти­ем пулемета и производили выстрелы из грана­томета РПГ-7В, поскольку из помещения стре­лять из него было невозможно, а гранатометный огонь несомненно усилил нашу оборону. Именно из РПГ была уничтожена пулеметная точка бое­виков на третьем этаже здания зернохранили­ща...
   (Как мы потом узнали, в Аргун вошел от­ряд Хаттаба численностью свыше 600 человек. В районе вокзала было 150 человек. Задача все­го отряда Хоттаба - отвлечь основные силы рос­сийских войск от Грозного, где были блокирова­ны отряды боевиков, и дать этим отрядам выйти из города.)
   ... Мы находились в окружении в течение двух суток. На третьи сутки под утро со стороны Ханкалы пришел бронепоезд, забрал раненых и убитых, привез сухой паек и боеприпасы, ушел обратно. И только на пятые сутки с начала ок­ружения, 14 января, со стороны Гудермеса по­дошла 101-я бригада внутренних войск...
   Но не только мы, те, кто находился на зас­таве, держали бой превосходящих сил боевиков. Вспомним, что 9 января группа наших товари­щей поехала обезвреживать неразорвавшуюся на мосту ракету...
   Прибыв на мост, саперы Виноградов и Бу­гаев сразу направились на уничтожение ракеты и тут услышали грохот взрывов и стрельбы на заставе.
   Дмитрий Яровой подошел к старшему лей­тенанту, командиру танка Т-72 и сказал, что там наши, надо помочь. Но командир танка не знал дороги. Тогда старший сержант милиции Вла­димир Тамгин, который тоже был на мосту, заб­рался на броню танка и стал указывать дорогу. Танк вброд перебрался через реку Аргун и на­правился в сторону вокзала.
   А в это время саперы Николай Виноградов и Виталий Бугаев уговорили командира мото­стрелкового взвода, защищавшего мост, дать им боевую машину пехоты и два гранатомета, что­бы оказать помощь тем, кто оборонял заставу. Они и еще семь бойцов поспешили вслед танку нам на выручку.
   Не доезжая до станции всего метров трех­сот, шедший первым танк подвергся сильному обстрелу. Не успел В. Тамгин спрыгнуть с бро­ни, как в то место, где он только что сидел, по­пал выстрел от гранатомета. Башню танка зак­линило. Танкистов контузило. Танку пришлось возвращаться на мост. В танк в эту короткую вылазку было семь попаданий из гранатомета и один из ручного противотанкового огнемета "Шмель". БМП, шедшая за танком, была подбита с перво­го выстрела, который был произведен с 30 мет­ров со стороны частного сектора.
   Виноградов, Бугаев и семь бойцов спрыгнули с брони БМП и заняли оборону недалеко от того места, где уже отстреливался В. Тамгин...
   Этот бой был коротким. На открытом про­странстве окруженные со всех сторон ребята сражались два часа, отвлекая основные силы от вокзала. Почти все они геройски погибли, спа­сая наши жизни...
   Позже местные жители рассказывали, что, когда к лежащим омоновцам подошли боевики и один из них наклонился, прозвучал щелчок выстрела и боевик отлетел и упал на землю. А ведь действительно у Николая Виноградова была винтовка ВСК-94 с глушителем. Этот последний выстрел скорее всего сделал Виноградов... А ког­да уже мы подошли к месту гибели наших това­рищей, то увидели в руках у погибшего Вита­лия Бугаева гранату Ф-1, с чекой, готовой к взве­дению запала... Они сражались до последнего мгновения жизни, в живых остался только один солдат, которому удалось притаиться под лис­том железа и ночью уползти на мост...
   Подбитый танк все же принял участие в бое. Танкисты, каждый из которых был контужен, маневрируя гусеницами и заряжая орудие в руч­ном режиме, посылали по три снаряда в полчаса в сторону позиций боевиков, прикрывая нас огнем. Огонь корректировал Д. Яровой.
   Мотострелковый взвод на мосту также под­держивал нас огнем из гранатометов АГС-7...
   Боевики пытались взять заставу любыми способами: ходили в "психическую атаку" с кри­ком "Аллах акбар!" со всех сторон, устраивали ритуальные пляски, но им ничего не помогло.
   Местные жители, всегда очень информиро­ванные, говорили после боя, что боевики поте­ряли убитыми около 20 человек и столько же ранеными. Убитых вывозили автобусом в сторо­ну селения Мескер-Юрт... Наши потери - шес­теро солдат мотострелкового взвода, трое убитых ДВ УВДТ и один КУВДТ, одиннадцать раненых из всех трех подразделений.
   Бой шел и на мосту через реку Джалку. По обеим сторонам моста - лес, где засели 20 боеви­ков и вели огонь по хорошо простреливаемому сооружению, где было восемь наших бойцов.
   В. Насон сберег личный состав, уведя бойцов с укреплений моста в лес и держа преследовав­ших боевиков на расстоянии. На четвертые сут­ки эта группа вышла на укрепбазу Самарского ОМОНа, где вели бой, держали оборону те, кто 9 января так и не смог уехать в Кизляр за продук­тами...
   Над зданием станции остался не сбитый за все дни боя ни шальной пулей, ни осколком, ни снайперами российский флаг. Место крепления флага все было изрешечено пулями, и в самом древке были дырки от пуль, полотнище было изорвано, но флаг устоял...

А. КАЗАКОВ


Оценка: 7.08*22  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018