ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Коломиец Александр
Они были,что бы умереть

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миг истории показателен на все времена.Можно судить эти факты по своему разумению.Но знать историю своего Отечества надо.Так же как и владеть военным делом надлежащим образом.

  
   Судьба представила мне счастливый случай посетить исторические места боев столетней давности в китайском городе Порт Артур. Он
   расположен на Северо- Востоке Китая на полуострове Ляодун. Военно-морская база России с 1898-1905гг, СССР- с 1945 по 1955 гг. Ныне город Луйшунь.
   Оборона Порт Артура с 27.01(9.2) января по 20(2.1.1905) декабря 1904 года. Русские войска, под руководством генерал-лейтенанта Р.И. Кондратенко героически обороняла военно-морскую крепость и выдержала 4 штурма. После гибели Кондратенко крепость была сдана противнику генералом А.М. Стесселем.
   Краткие энциклопедические данные совсем не давали точного представления о причинах поражения и истинных событиях того времени. Наличие базы российского флота на полуострове сто лет назад имело важное стратегическое значение на Дальнем Востоке Российской империи. Тем более ее поражение в Цусимском сражении 14-15 мая 1905года (по старому стилю) в Корейском проливе у островов Цусима во время русско - японской войны вызывало закономерный вопрос о причинах. Японский флот (адмирал Х.Того) имевший превосходство в силах артиллерии и скорости разгромил " русскую Тихоокеанскую эскадру(вице-адмирал З.П.Рожественский). После Цусимского сражения Россия вынуждена была начать мирные переговоры.
   Делегация была первой, посетившая эти памятные места и подписавшая договор с Китаем о культурном обмене между нашими городами. Возникшие вопросы заставили взяться за поиски документальных материалов по этим историческим событиям. Наиболее интересными оказались исследования замечательных авторов -Сергея Балакина и Сергея Дроздова. Подобранные материалы долго лежали без попыток опубликовать их с моими комментариями. Однако толчком к публикации стали случайно попавшиеся на глаза цитаты из сочинений по истории государства. Вот некоторые из них
  Об Иване Грозном
  "Иван Грозный уехал в Александровскую слободу, обидевшись, когда узнал, что бояре стучат на царя.
  Люди начали подозревать, что монарх злой, это позже выльется в Смуте.
  При Иване происходило искоренение инакомыслия путем коррупции.
  Иван Грозный - первый царь в истории, которому надоел его народ"
  О Екатерине II
  "Смысл жалованной грамоты дворянству заключался в том, что дворяне могли жаловаться на крестьян, а крестьяне жаловаться не могли. При Екатерине страна покрылась университетами и она осуществляла политику просвещенного насилия." Большего невежества и дремучести представить просто невозможно. Итак, обратимся к материалам .
  
   "Шал пятый час боя. Стоявший на ходовом мостике "Микасы" адмирал Того был мрачен; несмотря на сразу захваченную инициативу, ему так и не удалось нанести противнику серьезного урона. Русские легко нейтрализовали его попытки совершить классический маневр по охвату головы эскадры и продолжали двигаться вперед, по направлению к Владивостоку. Взирая на свой избитый русскими снарядами корабль, он уже был готов прекратить преследование. Но, как это нередко бывает, все решил случай...
  В начале шестого часа японский 305 -мм снаряд попал в фок-мачту флагманского русского броненосца "Цесаревич" и вывел
  из строя весь находившийся на верхнем мостике штаб контр-адмирала В. К. Витгефта - командующего прорывавшейся из Порт-Артура эскадрой. Адмирал погиб, но командир корабля капитан 1-го ранга Иванов* 2-й не стал передавать командование младшему флагману и самостоятельно повел эскадру дальше. Увы, злой рок продолжал преследовать "Цесаревича". В 17.45 в непомерно широкие смотровые щели боевой рубки влетели осколки еще одного 301-мм снаряда, ранив или убив всех находившихся там матросов и офицеров. Корабль выбился из строя и начал описывать циркуляцию. Порядок эскадры нарушился, чем не преминул воспользоваться адмирал Того. В итоге прорыв во Владивосток не состоялся: младший флагман контр-адмирал князь Ухтомский приказал повернуть назад в Порт-Артур. Часть эскадры кораблей, в том числе и "Цесаревич", разбрелась по нейтральным портам, где и была интернирована до конца войны. Так неудачно для русских закончилось сражение в Желтом море , ставшее прологом к гибели сначала Первой, а затем и Второй Тихоокеанской эскадр.
  За ходом боевых действий на Дальнем Востоке пристально следили военно-морские специалисты всех стран, и в первую очередь - англичане. Британский морской агент Пэкинхэм даже непосредст?венно участвовал в сражениях на борту броненосца "Асахи" и немедленно слал в Адмиралтейство подробные отчеты. Интерес к ним вполне понятен: ведь бои в Желтом море, помимо всего прочего, были еще и столкновением двух кораблестроительных школ - английской, типичными представителями которой являлись японские броненосцы, и - французской, к которой принадлежал флагманский "Цесаревич".
   Может показаться странным, но до 90-х годов прошлого века ни в одной из стран под систему бронирования боевых кораблей не подводилось никакой теоретической базы. Конструкторы и корабле-строители полагались на традиции и свой личный опыт. И первым, кто сформулировал требования, которым должна в комплексе отвечать броневая защита, стал французский корабельный инженер Эмиль Бертэн. Для своего времени его принципы были поистине революционными.
  В основе теории Бертэна лежал анализ условий, при которых можно было обеспечить живучесть корабля.
  
  
   В первых числах сентября 1905 года, всего через неделю после заключения мира с Японией, в российских газетах появилось краткое сообщение о том, что в японском порту Сасебо взорвался и затонул флагманский корабль адмирала Того броненосец "Микаса". Причиной взрыва стал пожар в артиллерийском погребе и последовавшая затем детонация боезапаса. Трагическая случайность унесла жизни 256 человек, и еще 343 было ранено (что, кстати, превышает суммарные потери японцев в Цусимском бою). Но у российских моряков эта информация вызвала сожаление о другом: "Ну почему этот злосчастный взрыв не произошел хотя бы четырьмя месяцами раньше? Почему фортуна перестала улыбаться противнику только сейчас, когда уже ничего не изменишь и не вернешь к жизни тысячи наших погибших товарищей!"
  Доля истины в этих горьких словах, несомненно, была. Дело в том, что, несмотря на массу причин объективных и субъективных, приведших русский флот к разгрому, в пользу японцев работал еще один немаловажный фактор - обычное везение. Действительно, вражескому флоту в 1904-1905 годах поразительно везло! Адмирал Хейхатиро Того все морские сражения провел, открыто стоя на мостике своего флагманского броненосца, и не получил ни одной царапины, хотя в его "Микасу" попал не один десяток русских снарядов. В то же время оба русских командующих - адмиралы В. К. Витгефт и 3. П. Рожественский - в двух главнейших боях были поражены вражескими снарядами еще до того, как сражения достигли кульминации. А чего стоит случай, происшедший с броненосцем "Фудзи" на 50-й минуте Цусимского боя! Русский снаряд пробил броню кормовой 305-мм башни японского корабля и разорвался внутри, воспламенив подготовленные пороховые заряды. Огонь побежал по элеваторам вниз, еще чуть-чуть, и "Фудзи" взлетел бы на воздух, но... случайный осколок перебил трубу гидравлической магистрали, и ударившая струя воды затушила пламя. В очередной раз счастье оказалось на стороне японцев.
  Но, как известно, фортуна имеет свойство изменять даже своим фаворитам. И сколь "госпожа удача" сопутствовала флоту микадо в годы войны, столь же безжалостно она бросила на произвол судьбы своих любимцев сразу же после ее окончания.
  Начало свалившимся на голову японцев несчастьям положил взрыв "Микасы". Три года спустя по той же причине взлетел на воздух крейсер "Мацусима". В июле 1912 года у острова Уруп разбился в шторм крейсер "Нанива". В августе 1916-го в проливе Цугару вылетел на мель и переломился пополам крейсер "Иасаги". Через год у берегов Японии погиб крейсер "Отова". Август 1922-го стал последним для еще одного участника русско-японской войны - крейсера "Нийтака": находясь у берегов Камчатки, он попал в тайфун и, прижатый к скале, перевернулся, унеся с собой на дно 400 человек.
   Сурово обошлась судьба и с японскими миноносцами, отличившимися в действиях против Порт-Артура. "Инадзума" в декабре 1909 года столкнулся со шхуной и из-за тяжелых повреждений был сдан на слом. "Харусаме" в ноябре 1911 года во время шторма в Японском море перевернулся и затонул вместе с 45 членами экипажа. А 10 октября 1913 года в разных местах одновременно погибли сразу два миноносца: "Сазанами" был выброшен волной на камни, а "Икадзучи" пошел ко дну от взрыва котла. Если же к этому списку добавить послевоенные корабли - броненосный крейсер "Цукуба" и линкор "Кавачи", погибшие в результате взрывов боезапаса соответственно в январе 1917 года и июле 1918-го (в сумме более тысячи убитых), а также весьма внушительные не боевые потери кораблей, происшедшие до 1904 года (включая пропавший без вести в октябре 1887 года новейший крейсер "Унеби"), то можно констатировать любопытный факт: японский флот за период до начала второй мировой войны страдал от аварий и несчастных случаев сильнее, чем от воздействия неприятеля. И это несмотря на то, что он активно участвовал в трех войнах - с Китаем в 1894-1895 годах, Россией в 1904-1905 годах и Германией в 1914-м!..
  Родоначальниками броненосного флота Страны восходящего солнца стали небольшие корветы "Котецу" (позже переименованы в "Адзуму" и "Рюдзё"), купленные в 1867-1869 годах соответственно в США и Англии. Правда, их нормальное водоизмещение не превышало 1,5 тыс. т, и они, по существу, являлись скромными плавучими батареями. Первый же корабль, который можно считать настоящим броненосцем - казематный фрегат "Фусо",-был заложен в Англии в 1875 году. Его создатель - известный конструктор Э. Рид - над японским заказом "не мудрствовал лукаво", а просто сделал уменьшенное повторение британского броненосца "Айрон Дюк". В 1894 году "Фусо" лишился парусного вооружения, став двухмачтовым, и получил новое вооружение из восьми 152-мм пушек, нескольких картечниц и двух торпедных аппаратов. Он участвовал в бою с китайским флотом у устья реки Ялу, отделался легкими повреждениями, но три года спустя - о, гримасы фортуны! - затонул у берега острова Сикоку, столкнувшись с крейсером "Мацусима". 11 месяцев броненосец пролежал на дне, но в сентябре 1898 года был поднят. Ремонт занял два года, в ходе которого артиллерию вновь заменили на две 152-мм, четыре 120 мм и 11 мелких пушек, "Фусо" дожил до русско-японской войны и применялся в боевых действиях, осуществляя блокаду Порт-Артура. Его исключили из списков флота в 1908 году.
  Победа над Китаем пополнила флот Японии несколькими трофейными кораблями,срнди которых оказался и достаточно мощный броненосец "Чин-Йен" (см. "М-К ? 7 за 1992 г.). Однако он уже никак не удовлетворял аппетита самураев: теперь на первое место среди противников Японии вышла могущественная Российская империя. И адмиралы страны Ямато взялись за создание мощного линейного флота с прицелом на новую, куда более серьезную войну.
  В 1894 году, еще до начала боевых действий против Китая, Япония заказала два первых полноценных эскадренных броненосца "Фудзи" и "Ясима", подрядчиками по строительству которых выступили британские фирмы "Тэмз Айрон Уоркс" в Блэкуоле и "Армстронг" в Эльвике. В качестве их прототипа был выбран английский "Ройял Соверин". Правда, "Фудзи" и "Ясима" были на две тысячи тонн легче, могли взять на борт меньше угля и несли современные 305-мм пушки главного калибра вместо устаревших 343-мм. Более легкое (хотя и более мощное) вооружение позволило существенно усилить броню. В частности, барбеты 305-мм орудий снабдили броневыми башнями с толщиной плит 152 мм, однако защита средней артиллерии была неудачной* в броневом каземате находилось всего четыре 152-мм орудия, а остальные шесть стояли открыто на палубе за тонкими противоосколочными щитами. По официальным сообще?ниям, броненосцы на испытаниях развили прекрасный ход в 18,5 узла ("Ясима" да?же в 19,23 узла), но следует отметить, что испытания проводились в наивыгоднейших условиях при недогрузке кораблей. Фактическая эксплуатационная скорость броненосцев типа "Фудзи" не превышала 16 узлов. "Ясима" отличалась от своего "систершипа" увеличенным числом цилиндрических паровых котлов (14 про?тив 10) и несколько иной формой подвоной части кормовой оконечности.
   Последнее, кстати, обеспечило значительно лучшую маневренность.
  В 1896 году, еще до ввода в строй кораблей типа "Фудзи", Япония приняла 10-летнюю программу развития флота, согласно которой надлежало построить еще 4 броненосца, 6 броненосных и 6 бронепалубных крейсеров, 23 больших и 63 малых миноносца. Одновременно началась модернизация военно-морских баз, арсеналов, верфей, системы обучения и подготовки морских офицеров. Забегая вперед, заметим, что в отличие от России японская кораблестроительная программа была досрочно выполнена и даже перевыполнена.
  Следующая пара броненосцев - "Сикисима" и "Хацусэ" - была заказана тем же фирмам, что построили их предшественников. Новые корабли также принадлежали к чисто английской школе. У них опять-таки имелся явно выраженный прототип в британском флоте - "Маджестик"; однако в проект было привнесено немало усовершенствований. В основном это касалось броневой защиты и механической установки.
  Прежде всего, японцы - в противовес многим зарубежным коллегам - отказались от неразумного ограничения водоизмещения, что облегчило устранение многих недостатков кораблей типа "Фудзи" (без особого риска получить чрезмерную перегрузку). Вес брони новых броненосцев превысил 30% от нормального водоизмещения (против 24% на "Фудзи"), а за счет применения гарвеевских плит (более тонких, но имевших повышенную сопротивляемость) удалось существенно увеличить площадь бронирования. Корпус "Сикисимы" и "Хацусэ" имел двойное дно и бракетную систему, состоявшую из многочисленных водонепроницаемых отсеков и клеток (всего их было 161), часть из которых могла использоваться для дополнительного приема угля. (Неудивительно, что максимальный запас топлива составил 1772-1900 т против 1100-1200 т. у их предшественников). Новые броненосцы получили более современные водотрубные котлы Бельвиля (25 шт.), что обеспечило устойчивую 18-узловую скорость и дальность плавания в 5000 миль экономическим ходом. Наконец, артиллерийские установки главного калибра оснастили электроприводом вместо устаревшей гидравлики. Кстати, теперь их конструкция позволяла осуществлять заряжание при любом угле возвышения стволов и положения башни. В итоге японский флот пополнился двумя весьма совершенными броненосцами, претендующих на звание сильнейших в мире. Пожалуй, единственное, в чем они уступали строившимся в то время русским и французским кораблям,- так это то, что у них отсутствовала какая-либо противоминная защита.
  Последние два броненосца "программы 1896 года", по существу, повторяли проект своих предшественников. Так, "Асахи" отличался лишь увеличенным до 288 числом водонепроницаемых отсеков, другой компоновкой котельного отделения и некоторыми мелкими улучшениями. В литературе того времени особо отмечалось, что в конструкции корабля полностью отсутствовало дерево: шкафы, умывальники, полки для книг и рундуки - все изготавливалось из тонких стальных листов. А палуба вместо традиционного дощатого настила была покрыта специальным материалом на основе пробковой крошки - "кортицином".
  На броненосце "Микаса" несколько изменили схему бронирования: верхний пояс укоротили, зато ввели третий пояс, закрывавший броней всю центральную часть корабля вплоть до верхней палубы. Батарея из десяти 152-мм орудий, таким образом, оказалась внутри сплошного каземата-цитадели, вместо отдельных казематиков на предыдущих кораблях. В целом защита "Микасы" считалась весьма мощной. Кроме того, артиллерия главного калибра на последнем броненосце имела повышенную скорострельность (3 выстрела за 2 минуты на один ствол), а также получила три дублировавшие друг друга системы привода: гидравлическую, электрическую и ручную.
   Все шесть новых броненосцев составили основное ядро флота микадо в годы русско-японской войны. Двум из них сильно не повезло: "Хацусэ" и "Ясима" 15 мая (2-го по старому стилю) 1904 года погибли от подрыва на минах у Порт-Артура - это был один из немногих за время войны случаев, когда фортуна изменила адмиралу Того. Остальные корабли активно сражались в обеих главных баталиях - в Желтом море и при Цусиме, показав при этом хорошие боевые качества.
   В ночь с 11 на 12 сентября (с 30 на 31 августа) 1905 год броненосец "Микаса" затонул от взрыва боезапаса, но через год был поднят, отремонтирован и вновь введен в строй в августе 1908 года. Он числился линкором до сентября 1921 года, когда его переклассифицировали в ко-рабль береговой обороны. Любопытно, что, буквально, через несколько дней после своего "разжалования" "Микаса" налетел на камни у острова Аскольд под Владивостоком и получил тяжелые повреждения. Броненосец отбуксировали в Японию и вскоре разоружили. В 1926 году "Микаса" был превращен в музей: его ввели в специально вырытый котлован в Иокосуке и засыпали землей по ватерлинию. В таком виде он сохраняется по сей день -подобно своему противнику по Цусимскому бою - "Авроре". Правда, как и на "Авроре", пушки на "Микасе" стоят совсем другие, а главный калибр вообще сымитирован крайне грубо.
  "Фудзи", "Сикисима" и "Асахи" до заключения Вашингтонского соглашения также служили сначала линкорами, затем броненосцами береговой обороны. В 1923 году первые два были разоружены, превращены в учебные блокшивы и разобраны на металлолом только в 1947-1948 годах. Зато "Асахи" выпала совсем иная судьба. В 1926-1927 годах этот броненосец был переоборудован в спасательное судно по подъему подводных лодок. С обоих бортов корабля установили две тяжеловесные стрелы, а на палубе - две мощные лебедки. Подъемные стропы оснастили так называемыми "скобами Яма-гака" - приспособлениями для быстрого зацепления потерпевшей аварию подлодки. Увы, несмотря на успешно завершенные испытания, "Асахи" так и не довелось поднять со дна ни одной субмарины, хотя последние довольно-таки регулярно тонули в результате разных несчастных случаев. В 1938 году бывший броненосец вновь сменил профессию - стал ремонтным судном. В годы второй мировой вой?ны его занесло аж к берегам Индокитая, где его и настиг конец карьеры: 25 мая 1942 года "Асахи" был торпедирован американской подводной лодкой "Сэлмон".
   Военные события столетней давности. Их неизбежный анализ толкает на мысль и вопросы - Была ли в то время военная мощь Российской империи такой уж великой? Почему поражение и гибель тысяч людей на Востоке оказались в результате таких бездарных действий? Давайте вновь обратимся к документальным материалам.
   Рассказывая о событиях русско-японской войны, нельзя не коснуться некоторых забытых документов и свидетельств. Я их нашел у замечательного автора и знатока истории морского дела Сергея Дроздова-
  "В Петербурге, в Николаевской морской академии, зимой 1902-03 гг., проходили практические занятия по стратегии, в ходе которых был произведен подробнейший разбор подготовки и хода вероятной войны России и Японии. Русские стратеги рассчитывали, что она состоится весной 1905 года.
  В ходе этой многодневной военной "игры" принимали участие виднейшие флотоводцы Российской империи:
  
   Главным руководителем занятий и председателем совета посредников (!!!) был сам ЕИВ Великий Князь Алексей Михайлович
  Посредниками были :
   контр-адмирал Г.П. Чухнин (считался тогда одним из самых авторитетных русских флотоводцев);
   свиты ЕВ контр-адмирал З.П. Рожественский (будущий командующий 2-й Тихоокеанской эскадрой в Цусимском бою)
   контр-адмирал А.Е. фон Нидермиллер (с 1903 г. помощник начальника, а с 1905 по 1906 г. и. о. начальника Главного морского штаба. Империи, Член Совета государственной обороны (СГО).
   Генштаба генерал-майор Н.П. Михневич
   военный инженер генерал-майор К.И. Величко
   капитан 1 ранга М.П. Молас (будущий контр-адмирал и начальник штаба С.О. Макарова в Порт-Артуре, погибший вместе с ним при взрыве броненосца "Петропавловск")
   полковник артиллерии А.А. Якимович
  Заведующий занятиями и делопроизводитель посредников капитан 2 ранга Н.Л. Кладо. (Он считался виднейшим российским морским историком и теоретиком того времени).
  Составленный им и капитаном 2 ранга Л.Ф. Кербером подробнейший отчет об этой стратегической военной игре (на 328 страницах) - потрясающий документ. Мы будем неоднократно обращаться к нему.
  В этом отчёте есть всё: и поразительные предвидения грядущих событий, и верные суждения, и точные рекомендации, и удивительные по наивности и простодушию предположения и выводы.
  
  Давайте посмотрим, как причудливо переплетались прогнозы этой военной игры и реальные события.
  Безусловно, победу, или поражение войск, в конечном счёте, определяют ЛЮДИ. Качество личного состава, укомплектованность специалистами ключевых должностей, их боеспособность, желание служить и умение воевать.
  В отчете записано, что русская Тихоокеанская эскадра имела РЕАЛЬНО накануне войны:
  "Можно привести вполне ДОСТОВЕРНЫЕ сведения на 1 ноября 1901 года.
  Некомплект обер-офицеров на судах эскадры составляет 19,2%.
  Эта нехватка наименьшая в году.
  Некомплект собственно вахтенных начальников 26%, из них 68,9% в чине мичмана.
  Инженер-механиков не хватало 1/3 всего числа.
  Из числа инженер-механиков на судах эскадры Тихого океана 23,3% закончили курс в гражданских заведениях, а поэтому связаны непродолжительным сроком службы.
  Если и их исключить, то только 1/2 вакансий механиков заняты вполне определенно.
  Нижних чинов-специалистов не хватает:
   Артиллерийских унтер-офицеров и комендоров - 13,4%
   Галванеров - 31,4%
   Минеров - 19,7%
   Старших кондукторов - 31,4%
  Недостаток в обер-офицерах и инженер-механиках не может уменьшиться к 1905 году, а потому следует считать эскадру Тихого океана вышедшей в море с нехваткой в обер-офицерах 20%, инженер-механиках 33,3%.
  Что касается личного состава портов, то необходимо указать, что в Порт-Артуре главной базе эскадры контингент мастеровых исключительно китайцы. В случае войны с Японией большая часть из них, вероятно, оставит работу".
  
  Вот ТАК была готова лучшая эскадра царского флота к войне:
  Катастрофическая нехватка на ВСЕХ ключевых должностях:
  - (обер - офицеров - каждого пятого (и это - наименьшая нехватка(!!);
  - вахтенных начальников - треть состава, мичманов - больше двух третей !!!
  - инженер-механиков (а это важнейшая должность, от них зависит и скорость хода и боеспособность корабля) - некомплект более 30%; К чему это привело?!
  В ходе войны выяснилось, что большинство наших кораблей в бою, да и просто при несении боевой службы, не могли развить ход, предусмотренный их тактико-техническими характеристиками.
  Из-за этого погибли многие русские корабли, это была одной из причин Цусимской катастрофы. Японцы во всех сражениях имели преимущество в скорости хода, а значит - могли диктовать нам дистанцию боя, его начало и завершение и многие другие условия. Одной из причин этих бед была низкая подготовка механиков и их подчинённых.
  - как известно, С.О. Макаров, назначенный командующим Тихоокеанской эскадрой, уже во время войны вынужден был вести с собой в Порт-Артур большое число мастеровых (с питербургских заводов), для того, чтобы они могли хоть как-то вести там ремонт и подготовку к бою наших кораблей. Китайские мастеровые - разбежались после начала войны.
  Другие показатели:
  Боезапас
  Положено иметь во Владивостоке и Порт-Артуре по 2 комплекта снарядов, но на самом деле это оказалось весьма затруднительным. Потому решено иметь всего 2 боекомплекта, распределенных между этими портами. В Порт-Артуре для броненосцев и крейсеров 2 ранга 2/3, для крейсеров 1 ранга 1/3, во Владивостоке наоборот.
  Запасы угля
  Единственные угольные станции русского флота на Дальнем Востоке Порт-Артур и Владивосток.
  В Порт-Артуре на 1 октября 1902 года на казенном складе было: кардиффа 43061 тонна, японского 4857 тонн, сахалинского 6843 тонны.
  Во Владивостоке на 1 сентября 1902 года было: кардиффа 30855 тонн, сахалинского 681 тонна.
  Таким образом, в двух главных базах угля было 86 297 тонн, а полный запас на всех судах эскадры состава 1905 года 41188 тонн, а японский флот находится между этими базами. Такие условия привязывают эскадру к нашим портам и сокращают районы действия судов до пределов лишь в несколько сот миль".
  (Это всё РЕАЛЬНЫЕ цифры 1902 года. Понятно, что к февралю 1904 года, когда началась война, положение немного улучшилось, но кардинальных изменений не произошло).
  "В обоих портах Дальнего Востока на настоящее время по сухому доку, но только во Владивостоке док может принимать броненосцы. Таким образом, исправление больших кораблей в случае войны с Японией возможно лишь во Владивостоке".
  
  Что тут скажешь: ЕДИНСТВЕННЫЙ сухой док, способный принимать броненосцы Россия имела только во Владивостоке. Казалось бы, логичным было и главные силы Тихоокеанской эскадры базировать на этот порт. От него и до Японии "рукой подать", и на коммуникации островной державы удобнее воздействовать. Однако там было только 4 крейсера, а ВСЕ остальные корабли (в т.ч. все броненосцы) наши флотоводцы держали в мелководной и неудобной гавани Порт-Артура. После того как японцам удалось, после ночной атаки 4-х миноносцев, повредить наши лучшие броненосцы ("Цесаревич" и "Ретвизан") и крейсер 1-го ранга "Паллада", вдруг "выяснилось", что ремонтировать повреждённые броненосцы НЕГДЕ...
  
   Но самым главным источником всех наших бед была неудовлетворительная организация боевой подготовки русской Тихоокеанской эскадры.
  Как известно, царь Николай Второй был очень странным человеком. Русский флот он любил и старался развивать его (в меру своих способностей и понимания флотских вопросов).
  Но беда в том, что в конкретные вопросы, существо деталей и актуальных проблем он НИКОГДА не вникал. Не любил, да и не понимал важности этой работы, необходимости контроля и проверки исполнения, жёсткого спроса за разгильдяйство, неотвратимого и скорого возмездия за лень и воровство.
  Надеялся Николай на своих приближённых и нередко сам находился под их влиянием. В начале XX века одним из самых могущественных и влиятельных царедворцев был граф С.Ю. Витте. С 1892 по 1903 годы он был министром финансов России, а с 1903 по 1905 годы - Председателем комитета министров империи.
  Это был очень талантливый финансист, много сделавший для укрепления рубля, но своей политикой "экономии" на военных расходах он нанёс неимоверный вред всей русской армии и флоту России перед войной с Японией.
  Отметим лишь, что именно по настоянию этого "эффективного менеджера" были затрачены громадные деньги на строительство и оборудование коммерческого порта Дальний (неподалёку от Порт - Артура). Именно на новеньких причалах Дальнего в 1904 году и была высажена армия Ноги, штурмовавшая и захватившая Артур...
  По его настоянию, "для экономии средств" на русском флоте была принята система "вооружённого резерва", подорвавшая его боевую подготовку и боеспособность.
  О вреде этой дурацкой системы уже немало написано историками.
  Посмотрим, что говорили о ней в своём отчёте крупнейшие русские флотские авторитеты:
  "Наш флот из-за принятой нами системы вооруженного резерва, представляет собой не стройное целое, а не более и не менее, как собрание отдельных единиц, не приученных ни маневрами, ни эволюциями и стройными искусными действиями.
  Плавание эскадры в ее полном составе длится лишь 4 месяца в году, остальные 8 месяцев плавает половина эскадры, а вторая половина состоит в вооруженном резерве. Таким образом, каждое судно до крейсера 2 ранга включительно плавает 8 месяцев, а на 4 месяца зачисляется в вооруженный резерв, то есть должно быть в полной готовности выйти в море, но практически этим временем пользуется для ремонта. Истребители и миноносцы плавают только по 4 месяца, а на 8 месяцев зачисляются в вооруженный резерв".
  
  По сути дела, НАСТОЯЩЕГО флота у России на Тихом океане НЕ БЫЛО. В "вооружённом резерве" мы, по существу, получили лишь плавающие казармы, месяцами не выходившие в море и не имевшие опыта совместных действий, эскадренных стрельб и выполнения других боевых задач. Это крайне отрицательно сказывалось на дисциплине и боеспособности всей Тихоокеанской эскадры.
  
  Вот что вспоминал капитан 2-го ранга В. И. Семёнов (участник обороны Порт-Артура и старший офицер крейсера 1-го ранга "Диана") о том, какие порядки, даже спустя несколько месяцев (!!) после начала войны, он застал на этом крейсере,:
  
   "С первых же слов приветствовал меня начальник штаба. - Я уж на вас прицелился: старшим офицером на "Диану"! Корабль действительно из числа "трех богинь" отечественного изобретения... Да что же делать? - другого нет! А поработать придется! Вот как поработать!..
  Все значение этой фразы я постиг, только уже пробыв на "Диане" несколько дней. За эти дни в моем дневнике не записано ни одной строчки. Работы оказалось столько, что едва хватало времени на сон и на еду. Крейсер, начавший кампанию 17 января, до того 11 месяцев простоял в резерве! Если бы даже при уходе его из Кронштадта на Дальний Восток (осенью 1902 года) команда была сформирована строго по правилам, так и то в составе ее должно было бы находиться два призыва, т. е. около 1/3 людей, не видавших моря. На деле же этих мужиков, одетых в матросские рубахи, оказалось почти 50%, а морская практика доброй половины остальных исчерпывалась единственным походом из Артура во Владивосток и обратно...
  Нравы и обычаи установились не только не морские, но даже и не сухопутно-казарменные, а просто... деревенские.
   При выполнении какой-нибудь работы, хотя и не общей, но требовавшей значительного числа людей, вместо определенного приказания или команды - такое-то отделение туда-то! - унтер-офицеры просили "земляков" подсобить, и даже старший боцман вместо начальнического окрика, приглашал "ребят" навалиться "всем миром", чтобы скорее "отмахнуть - и шабаш!.." Я отнюдь не преувеличиваю и передаю только факты...
  Говоря про нравы и обычаи, установившиеся на крейсере, я назвал их "деревенскими", но это не совсем точно; такие нравы и обычаи должны вырабатываться в общих тюрьмах, конечно, при наличии мягкого и благожелательного начальства...".
  
  Вот так: "мягкое и благожелательное" начальство и "деревенско-тюремные" нравы царили на крейсере даже во время войны!
  
  Стоит ли удивляться крайне низкому уровню морской выучки русской эскадры и отвратительной стрельбе её кораблей в перестрелках с японцами, при ТАКОЙ организации службы?!
  
  Самое интересное, что накануне войны с Японией наши военачальники неоднократно получали предупреждения о грядущем нападении, но легкомысленно игнорировали их.
  
  
  Всеми российскими делами на Дальнем Востоке тогда заправлял адмирал Е.И. Алексеев. Во многом "благодаря" его дури, надменности и крайне безграмотной внешней политике и началась война России с Японией.
  Наместничество Дальнего Востока было образовано указом 30 июля 1903 года из Приамурского генерал-губернаторства и Квантунской области.
  Наместнику была присвоена власть по всем частям гражданского управления в крае, предоставлено верховное попечение о порядке и безопасности в местностях, состоящих в пользовании Китайской Восточной железной дороги, а также ближайшая забота о пользах и нуждах русского населения в сопредельных с ним зарубежных владениях. В руках наместника были сосредоточены дипломатические сношения по делам наместничества с соседними государствами (Китаем, Японией и Кореей); ему же вверено командование морскими силами в Тихом океане и войсками в крае. Для обсуждения важнейших дел при наместничестве образован был особый комитет Дальнего Востока.
  Именно от наместника Алексеева во многом зависела степень готовности нашей Тихоокеанской эскадры к нападению.
  
  Вот что рассказывал старший лейтенант Р. П. Зотов:
  "В конце лета 1903 года крейсер 2 ранга "Забияка" был послан самим наместником на стоянку в китайский порт Чифу, находящийся в 70 милях от порта Артур.
  Командиром "Забияки" в то время был кап. 2 р. Лебедев, впоследствии, во время осады, погибший смертью храбрых при контратаке на редуты.
  В конце декабря 1903 г. к крейсеру подплыл на китайской "шампуньке" штатский человек и на английском языке попросил разрешения подняться на корабль...
  
  Выяснилось, что приезжий англичанин желает лично и по секрету говорить с нашим командиром. Получив согласие кап. 2 р. Лебедева, граф Кайзерлинг вместе с приехавшим гостем, спустились в каюту командира, где оставались около часу. После этого англичанин и Кайзерлинг вышли на палубу вместе с командиром...
  Кайзерлинг рассказал нам следующее.
  Приезжий англичанин поведал командиру о затеваемых японцами планах нападения на Россию, в частности на Порт-Артур, и в недалеком будущем. Нападение это будет неожиданным и - до официального объявления войны.
  При этом англичанин убеждал, что он истинный друг русских, что он не насмехается над нашим командиром, а говорит совершенную правду, в предупреждение могущего быть зла от внезапности нападения...
  
  На следующий день этот человек вновь прибыл к нам на "Забияку", и на этот раз привез с собой кипу карт, свернутых в трубку. Он опять прошел с графом Кайзерлингом к командиру. На этот раз туда же был приглашен старший офицер Лепко. Совещание было более длительным, чем предыдущее. Все с этого совещания вышли совершенно расстроенные. Оказывается, "доброжелатель" привез командиру карты с точным обозначением японских замыслов блокады нашего побережья, указанием опорных пунктов, складов для военного материала, угля, временных мастерских и прочего...
  
  Прошло, я думаю, не более десяти дней после первого посещения нас англичанином, как мы снялись с якоря и отправились обратно в Порт-Артур.
  По прибытии, командир в тот же день приказал мне собрать все документы и вместе с ними отправиться во дворец к наместнику. Этим назначением я был чрезвычайно недоволен, ожидая только скандала и неприятности.
  Наместник принял нас в своем кабинете без посторонних свидетелей. Командир чрезвычайно волновался и обрывающимся голосом начал свой довольно подробный доклад о происшедшем в Чифу. Я стоял сбоку командира, держа в руках с десяток фотографий, и усердно наблюдал за выражением лица наместника, которое принимало всё более сумрачный вид. Всё же он дал командиру кончить доклад, осмотрел карту, фотографии, не говоря ни слова.
  Вдруг наместник уставился на командира и как разорется:
  - Что это вы панику разводите?! Пришли без разрешения?!
  И пошел, и пошел...
  Прокричав минут пять, наместник сказал:
  - Убирайтесь вон!
  Он пригрозил командиру каким-то взысканием, а мне арестом. Командир, бледный как полотно, выскочил из кабинета наместника, а я с грустью сознавал, что по воле злой судьбы влип в грязную историю, да еще и под арест попал...
  
  Приблизительно дней через 10-12 после нашего возвращения в Порт-Артур была ночная минная атака японцев, а на утро эскадренный бой на внешнем рейде, первая бомбардировка порта Артур и города. И, действительно, без предупреждения".
  Через полвека трудно дать оценку этому случаю, до сих пор нигде не опубликованному".
  (Всё изложенное выше было записано со слов Р. П. Зотова капитаном 2-го ранга А.П. Лукиным 27 ноября 1906 года в присутствии генерал-майора судебного ведомства Евгения Константиновича Томилина).
  
  Очень характерный эпизод, свидетельствующий, как НА САМОМ ДЕЛЕ обращались с "господами офицерами" власть имущие в царской России.
  И такого хамского балбеса (Алексеева) Николай Второй умудрился назначить своим наместником на Дальнем Востоке.
  
  Каких успехов можно было ждать от ТАКИХ руководителей и царедворцев?!
  
   (8 июня 1905 года, "ввиду изменившегося положения дел на Дальнем Востоке", были упразднены комитет и наместничество Дальнего Востока)."
   К сожалению , история имеет закон повторения. Можно было бы не верить разведданным о вероломном нападении на страну Сталину, если бы армия была готова к ведению боевых действий. Но армия была не готова. В наше время наличие "блестящих менеджеров" и назначение их на высокие посты, расценивается как гениальные ходы по укреплению обороноспособности нашего государства. Но считаются, к сожалению, не нами.
   Я стою у памятника генералу Кондратенко на месте его гибели. (Японцы на этом месте поставили камень в знак уважения и стойкости мужественного воина). В голове вертятся слова песни- Врагу не сдается наш гордый Варяг... и вывод- Они были тогда, что бы не побеждать, а умереть.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012