ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Коломиец Александр
Повесть для Внука Глава 2 Спецназ

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.92*13  Ваша оценка:


  
  
  

Спецназ

Часть вторая

   Описываемые события - близкие к реальным.
   Фамилии действующих лиц изменены. За исключением фамилии
   майора Рещикова Виктора, позывной "Доктор".
   Глава посвящается светлой памяти погибших сотрудников АЛЬФЫ
  
  
  
   Электрик стоял на столбе на специальных приспособлениях,, именуемыми в народе "кошками" и хорошо поставленным голосом с цыганским надрывом пел песню о любви и счастье. Слова "Джанарли- джанарли" Алик повторял потом еще очень долго. Он не мог вспомнить, как назывался этот фильм со счастливым электриком на столбе, но этот день для него оказался не совсем удачным . Мать дала 50 копеек и послала за хлебом. Путь от края деревни он преодолел почти бегом. Хлеба не успел взять по случаю перерыва в лавке и, чтобы не бежать назад , решил скоротать время в киношке. Пятак мать наверняка не заметит, а фильм уж больно интересный. Кроме "Чапая" Алик в свои десять лет вообще никакого кино не видел. Не терзаясь сомнениями "Быть или не быть" кину, он вскоре сидел в практически пустом, сыром зрительном зале и с восхищением смотрел на этого электрика с его диковинной песней "Джанарли". Сорок пять копеек, зажатых в детском кулачке, после просмотра фильма должны были воплотиться в увесистую булку хлеба и небольшую булочку к чаю. Время отсутствия самого пацана в деревне, где жизнь течет размеренно и неторопливо могло быть и незамеченным . Однако после окончания фильма Алик вдруг обнаружил , что на его сорок пять копеек имеют претензии и другие посетители горячего южного кино. После выхода из зала к нему устремились не сформировавшиеся фигурки трех пацанов. Одного толстого, своего одногодка, он знал еще по пионерскому лагерю и не однажды встречал возле маминой работы , куда по ее наказу носил ей обеды. Двое других были ему не знакомы и, хоть ты тресни, не навевали ему на ум никаких воспоминаний.
   То, что они имеют виды на его кровные сорок пять копеек, выяснилось сразу после выхода из зала, когда самый длинный из них задал недвусмысленный вопрос-
  -- Чуешь, поца, гроши е ?. ( Слышь, пацан! Деньги есть?)
  -- Ну! Мамка на хлиб дала! (Ну, мать на хлеб дала)
  -- Давай сюды, Хлиба завтра купыш. (Давай сюда! Хлеб завтра купишь)
   Алик почти задохнулся от такой наглости . Чувство справедливости, воспитанное в постоянной борьбе с единственным старшим братом , который притеснял его , диктовал поступки и волю на каждом шагу, толкнуло его на такой же дерзкий ответ
   -Так завтра и прыходь! (Так завтра и приходи!)
   Длинный угрожающе начал надвигаться на заветные сорок пять копеек. Алик, не задумываясь, врезал ногой в пах, переломив детскую наглость пополам, и пока толстый соображал как ему быть - поднимать своего товарища или заниматься этим сопляком , с разбегу толчком двумя ногам в живот, опрокинул его на пыльную землю. Третий "пацан" отбежал метров на семь и истошно кричал: - "Мама, мама!" Не искушая судьбу, Алик налег на ноги и, сделав небольшой круг через балку, вернулся домой минут через тридцать с булкой хлеба.
  
   В противостоянии со страшим братом, Алик достиг совершенства в кулачном бою для своего возраста. Отстаивая свое мнение, не однажды был бит им и стоял на коленях на кукурузе и соли за разбитые губы и "фингалы" под глазами . Столько же раз стоял там и его родной брательник . "Правота" старшего была опровергнута им только через добрых десяток лет, когда, будучи мастером спорта по боксу, встретился с братом после его "дембеля" из Германии. Франт на два дня! Весь в ленточках, в плотно посаженном галифе с наглаженными стрелочками, ослепительно белым подворотничком и... в сапогах на высоких каблуках из резины от танкового трака.
   После выпитого вина трехгодичного настоя, по случаю встречи (отец поставил вино, когда его провожали в армию, вернешься - откроем) вышли во двор покурить - не покурить, вроде как силами померяться. Одели на руки старые боксерские перчатки. Алик не стал "куражиться" и сразу предупредил брата, что будет работать только левой. Брат, усмехнувшись по старой привычке, с намерениями "диктовать правду" жизни изрек:
   -Так я что, с обеих рук, что ли?
   -Ну, хочешь, ноги добавь!
   Брат не сознавал еще , что детство кончилось и время его условий прошло. Началась серьезная, взрослая жизнь, которая "понтами" не диктовалась.
   Даже не поднимая руки к подбородку он повернулся левым боком . После двух переносов центра тяжести тела вправо, влево, брат показал ложный выпад и движение в голову и тут же нанес сильный удар правой в грудь. Провернувшись корпусом на ударе и заставив скользнуть атаку в сторону, Кольцов тут же на встречном движении нанес два прямых удара левой в голову, не слишком делая акцент на скорости и силе. Пока голова брата качнулась назад, добавил еще один короткий боковой той же левой. Мог бы и еще, но и этого хватило сполна. Правая щека сразу приняла овально- вздутую форму и с губы потекла кровь. В многолетнем противостоянии двух родственных истин, "Кто сильней -тот и прав" была поставлена точка. Брат сразу скинул обе перчатки и с восхищением воскликнул
  -- "Ну, ты даешь! Пошли! За встречу, батиного вина вмажем!"
   Память яркой картинкой вырвала эту сцену из жизни. Уже давно от Алика (с украинского сокращено от Олекса ) ничего не осталось. Родители еще в конце 60 с Украины переехали на Кубань и по-русски его стали звать Александром. Противостояние с братом продолжалось с постоянным успехом со стороны брата и иногда доходило до жесточайших форм и 'хватания' за ножи . Правда, они никогда не применялись, но всегда выражали серьезность намерений . Отец , дабы уменьшить телесные повреждения двух противоборствующих сторон , однажды решил приобрести настоящие боксерские перчатки, которые и дали Саше Кольцову, в тринадцать лет основательную подготовку в занятиях спортом . В казачьей станице эти умения и навыки играли определенную роль, где танцы были постоянным местом клича 'Наших бьют!' и вызывали большое уважение со стороны сначала своих , а потом и 'заводских'. Отец с поощрением относился к его занятиям спортом и для увеличения нагрузок с работы притащил два тракторных катка, приваренных по краям лома. Больше того, разжигая любопытство познающей мир пытливой души, имел привычку задавать каверзные вопросы о причинной связи некоторых замысловатых деталей от разных механизмов. И даже перед защитой диплома , когда Кольцов - уже и не студент, но еще и не инженер- конструктор, допытывался (проверял) о полях допусков прессовых посадок. Наверное, из- за такого перетаскивания младшего чада на свою сторону (мать-медик, отец слесарь- инструментальщик высшего разряда) и привело его к выбору профессии инженера. Он не однажды задавался вопросом, почему его взяли в систему? И несмотря на вытащенные 'минусы', в результате копания в своей биографии и воспоминания, как побили этих 'заводских' , как уложили в больницу 'заозерку', как не однажды мать утром будила его и глядя на разбитые и опухшие суставы рук причитала: 'Ой, лышенько ! Посадят тебя в тюрьму', всегда приходил к двум выводам. Он никогда не переходил грань и не хватался в драке за другие предметы. Никогда не дрался потому, что был сильней. И уже имея оперативный опыт работы, и зная систему, всегда уповал на некачественную проверку. Эти отрезки жизни весьма слабо исследовались по заданию кадрового аппарата в силу занятости сотрудников более важными оперативными делами. Повезло!!! Тогда он еще не знал, что занятия спортом для него станут составной частью жизни, точнее можно сказать - образом жизни. Не однажды он выбирал между - ' посидеть за столом или получить адреналин другим путем' чаще- второе, воспитав чувство уважения к самому себе только за то, что имел силу воли заставить заниматься спортом. Потом это стало его работой и своеобразным наркотиком! Без нагрузки на мышцы тело ломило, а сознание испытывало неудобства только от мысли , что неделю прожил зря. *** Жизнь сотрудников специального подразделения 'Альфа' была подчинена жесточайшему графику учебы, с завидной периодичностью прерываемому на выполнение боевых задач. У подполковника Кольцова забот было полон рот потому, что всю подготовку тащил на себе. Принцип командира в армии 'Делай как я' применялся им постоянно. Для этого сначала сам доводил до совершенства владение предметом , и только потом показывал как нужно делать . Он не понимал, как можно было учить по принципу 'Делай, как я сказал'. Семнадцать видов подготовок, в которых сотрудники должны иметь профессиональные навыки, заставляли его быть в хорошей физической форме. На одном из оперативных совещаний 'в доме номер 7' генерал-лейтенант Расщепов, начальник 7 Главного управления, поставил задачу мастерского владения оперативным составом всеми, без исключения, дисциплинами. О серьезном подходе к подготовке свидетельствовало и стремление руководства обеспечить элитное подразделение всем необходимым. Не случайно на конспиративной базе появился, в то время считавшийся редкостью, тренажерный шведский комплекс, приобретенный после выставки 'Полицейская техника'. Окольными путями были закуплены приличные каски TIG и револьверы 'Смит Вессон' с четырьмя сменными стволиками. На них сразу же положило 'глаз' 9 Управление. Наличие этого оружия, давало возможность стрелять сразу по направлению ствола, не утруждая себя снятием с предохранителя, да и удержание рукоятки выключало кисть руки, что для стрельбы было гораздо удобнее. Стрелковые учебные комплексы, оборудование и литература для различных экзотических стилей японской борьбы, стали учебными пособиями в работе. Одной из задач нашей резидентуры было добывание методик боевой подготовки. Очень быстро наработки и опыт борьбы с террористами спецслужб англичан, американцев, немцев и евреев стал предметом пристального изучения в 'Альфе'. Правда, никто не собирался слепо копировать 'Дельту' и немецкую GSG -9. Многие способы и приемы оказались просто неоценимыми, а кое- что и отвергалось. Доработанную и усовершенствованную методику скорострельной стрельбы 'флэш' американцы уже считали за честь иметь в своем арсенале от русских . Они , оказалось, не представляли как можно стрелять с двух рук из пистолета лежа на спине , и произвести спаренные прицельные выстрелы в прыжке или при выполнении переднего сальто. В реальной ситуации такая стрельба применялась крайне редко, но с кувырка через голову - практиковалась часто. Подход к планированию мероприятий по освобождению заложников у зарубежных коллег был несколько иной - заложников просто не жалели! В одной из операций террористам 'сломали' самолет и предложили для продолжения маршрута другой такой же 'Боинг' Во время перехода они, естественно, прикрылись заложниками. Все решилось гениально просто. Снайперскими выстрелами террористы были уничтожены, а с ними и одиннадцать заложников. Кому нужна была смерть заложников? Но таким образом руководители страны показали всему миру, что они не остановятся ни перед какими жертвами, что бы отстоять свою 'демократию'. Хорошая демократия!!! Когда ума нет! Мы весь народ уничтожим, но 'демократия' будет! Потом руководители иностранных государств несколько изменили свои концепции и подобных 'ляпов' старались не допускать. *** За тридцатилетний период существования 'Альфы' ни один заложник не пострадал!! Погибло 18 сотрудников. *** Не однажды оперативный состав вспоминал добрым словом и восхищался продуманностью и многофункциональностью технического оснащения спецназа. Для сбора сотрудников по тревоге применялась система связи 'Мультитон'. При подаче диспетчером, он же дежурный, закодированного сигнала, постоянно носимый приемник издавал короткие 'попискивания' и предупреждал о потере связи в зонах недосягаемости в метро и далее 200 км от базового передатчика. Диспетчер мог войти в режим циркулярной связи и все сотрудники, получив сигнал, обязаны были сделать контрольный телефонный звонок. Получив сообщение 'три пятерки' ( учебная тревога) или более высокий - 'три семерки' (боевая тревога), сотрудники должны были в кратчайший срок прибыть на базу и быть готовыми к выполнению боевой задачи. Майор Полонезов (радио позывной 'Плюс') в этот день отдыхал. После вчерашней тренировки болели все мышцы. Как всегда 'зарубились' на спор с майором Сучковым Виталием - кто сможет перекрыть норматив американской 'Дельты' по 'физике' в два раза. Потом доспорили - кто больше до 'упора'. Так бы, без спора, может, и лень бы заела - сделал норму свою (она и так высокая) - и руку ставить на стрельбу перекинулся бы. А тут - закусил! Кураж мобилизовал все внутренние ресурсы. Жим лежа - сто пятьдесят! Подъем на перекладине переворотом - шестьдесят раз, приседание со штангой сто двадцать. Черт! Как 'крепак' тупит мышцу! Сколько же организм туда выбросил молочной кислоты? Сегодня в парную схожу, а завтра в спортзале разомнусь. Пройдет. Не впервой! 'Плюс' по дороге в 'спальный район' уже успел использовать весь муниципальный транспорт (сначала на трамвае, потом на автобусе) и шел проходными дворами. Чудо связи как-то робко пискнул одним сигналом и стыдливо затих. Майор даже не успел определиться - что это было? Вызов или технический сбой? Ну, нужен буду - дадут знать . Он не успел додумать свою мысль о том, что сегодня выходной и имеет на это право, что семью видит только ночью. Когда он уходит - все еще спят, а когда приходит - все уже спят. 'Мультитон' запищал короткими сигналами, напоминая о святой обязанности немедленно сделать звонок дежурному. 'Плюс' нажал на кнопку принятия вызова и огляделся. На той стороне улицы был только один таксофон, в котором, заполнив почти все стеклянное пространство, стоял франтоватый и холенный 'сливок общества'. На стук в стекло копейкой и показанные на руке часы - нужно срочно позвонить, - франт брезгливо махнул рукой и отвернулся в другую сторону. -Пупсик! Ты не ложись без меня.- доносилось его воркование со своей возлюбленной, - Я сейчас приеду! Майор честно подождал, отведенные правилами электросвязи три минуты, обошел телефон автомат с другой стороны и вновь постучал в стекло. Франт приоткрыл дверь и уверенный в своей безнаказанности зло зашипел. - Ты! Урод! Шел бы ты отсюда пока я тебе в пятак не врезал. Не видишь- разговариваю. Боссота! Только вчера 'Плюс' уважал себя. Уважал за то, что веса ворочал такие, какие мало кто может. А тут такие оскорбления. Такое не прощается. Он, молча, потащил дверь таксофона на себя. Клиент электросвязи, почувствовав открытую дверь, тоже повернулся, не отнимая телефонную трубку от уха. Майор, левой рукой прихватив за воротник куртки, резко сделал рывок на себя и в то же время навстречу, основанием ладони нанес резкий удар в лоб. От такого сотрясения вестибулярного аппарата 'франт' оказался в глубоком нокауте. Тело его осело. Ноги подогнулись и по коленки вытянулись на асфальт. Экстренный выход на дежурного известил 'Плюса' о том, что завтра будет проверка тревожного чемодана. Необходимо иметь положенную для этого денежную сумму. В каждую проверку сотрудники имели в тревожном имуществе месячную норму денежек. Но она никогда не залеживалась больше двух-трех дней. Кто же потерпит, что бы такая заначка лежала без дела. Он наклонился к все еще, безвольному телу. Похлопал по щекам, приводя его в сознание. - Ты что же спотыкаешься на ровном месте? Тебя в детстве вежливости не учили? Соловелые глаза и расслабленные, без какой-либо координации, движения свидетельствовали, что 'сливки общества' соображали слабо. -Ты, давай, вставай. Пупсик твой заждался,- и быстрым шагом перешел улицу. Редкие прохожие обходили таксофон стороной. А для милиции он на холеном теле даже синяка не оставил. *** В постоянной работе для связи использовалась гарнитура, встроенная в каску TIG (вес 4,5 кг, четвертый класс защиты), к ней подсоединялись разные системы радиостанций . В начале это были 'Ангстремы', от которых отказались по причине их неудобства и ненадежности . Очень быстро спецназовцы пришли к выводу, что использовать позывные необходимо одни и те же, хорошо запоминающиеся и ассоциирующиеся с каждым сотрудником. От этого никуда не уйдешь - позывной становился вторым именем или кличкой. С одной стороны скрывал настоящее имя, с другой - должен легко запоминаться и использоваться в переговорах автоматически. Поэтому все сотрудники, подписав обязательство о неразглашении сведений, в работе использовали только позывные. Кольцов получил приказ о закреплении системы позывных официально, под роспись. Здравый смысл показывал, что это необходимо сделать. Как правило, операция не заканчивалась на нейтрализации преступников, и даже во время прозябания последних в узких и тесных стенах изолятора временного содержания, прокуратурой восстанавливались действия каждого сотрудника, подготавливалась документация для суда. А если было применено оружие на поражение, то следователи были весьма дотошными. Каждый выбирал себе позывной и своеобразно защищал правильность такого выбора. Только снайперские пары брали цифровые позывные, причем в том выражении, которое используется исключительно на жаргоне авиационных диспетчеров. 'Полста первый' и 'полста пятый' , а не пятьдесят первый и пятьдесят пятый. Перехваченные разговоры для постороннего человека или преступника составляли смесь жаргона и технических терминов, напоминающих перегонку и сортировку вагонов на железнодорожной станции. 'Локомотив в направлении....', 'груз на третьей платформе...' Закупленные японские радиостанции позволяли работать при выполнении задач по негласному аресту преступника в городе в дуплексном режиме и с элементарным переворотом несущих частот. Вставленный в ухо звуковод, в виде прозрачной пластиковой трубочки, побуждал вопросы и недоуменные взгляды обывателей, -'Такой молодой и, уже глухой' Реализация специальных операций показала на необходимость иметь своих профессионалов практически во всех сферах деятельности спецназа. Но, прежде всего - на авиационном транспорте. Через оперативные возможности несколько сотрудников были определены на полугодичные курсы в учебно-тренировочный отряд (УТО), где они успешно осваивали профессии аэродромного обслуживающего персонала. Двое - заканчивали подготовку по программе летчика- штурмана с допуском работы на международных линиях. Английский язык входил в программу обучения. Постоянно носимая форма летно-подъемного состава (ЛПС), позволила влиться в учебные группы и ничем не выделяться в среде настоящих аэродромных специалистов, а способность схватывать на лету материал по изучаемому предмету (все имели высшее образование) поражала преподавателей УТО. После окончания все сотрудники, как правило, получали похвальные грамоты и благодарственные письма. Знали бы преподаватели кого готовили по этим специальностям, наверное, гордились бы еще больше. *** Этот день начинался как обычно. В плане стоял выезд на базу полевого учебного центра, где должны быть отработаны навыки работы со специальным пистолетом для стрельбы под водой. Оружие было замечательно уже тем, что стреляло гвоздями обычным автоматным патроном калибра 5,45 . Гладкий ствол без нарезов, выбрасывал каленый пруток длиной 10 сантиметров, который летел хаотично, вращаясь вокруг поперечной оси. Поражение под водой такой пулей давало хорошие результаты. Достаточно было порвать гидрокостюм или зацепить воздушные шланги аквалангиста, чтобы вывести его из строя. Под водой стрельба из такого оружия на расстоянии 6-7 метров не представляла особых трудностей. Но динамический удар по маске, по ушам впечатлял очень сильно и был сродни хорошему удару палкой по голове или удару боксерской перчаткой. Два автобуса ПАЗ, без каких либо признаков принадлежности, рано утром чинно выехали из ворот. Все сотрудники сидели в пассажирских салонах с зашторенными окнами и держали зачехленное оружие в руках. Передоверить свой ствол кому- либо или свалить все в одну груду считалось дурным тоном. Чтобы поддержать легенду конспиративной базы, сотрудники ходили только с зачехленным оружием и для жителей окружающих домов были инструкторами ДОСААФа. На небольшом отрезке пути , не доезжая до стрельбища , располагался бобровый заповедник , в котором мирно соседствовали дикие козы и бобры. Благо, друг для друга травоядные не представляли никакой угрозы. Обилие корма на соседних участках и совершенное незнание правил содержания в заповеднике и, тем более, границ территории, иногда толкало смиренных животных переходить дорогу в поисках корма. По этому поводу старший первого направления майор Рещиков Виктор (позывной 'Доктор') пошутил - А ведь коза видит, что у нас все в чехлах. Точно выйдет на дорогу! Сколько раз выезжали на стрельбище, всегда была одна и та же закономерность. Как только патрон в патроннике - ни одна живность не выходит. И наоборот. Все в чехлах - коза, а то и две, лениво переходит дорогу и, словно замечая лихорадочную суету по освобождению от чехлов всего стреляющего, лениво скрывается в кустах. Наверное никто и стрелять бы не стал на поражение , но азарт....! Потом все со смехом вспоминали все огорчительные возгласы и стенания. -Уйдет! Патроны давай! Э-э-х! На этот раз козы, как ни странно, не было! Автобусы с гражданскими номерами солдатик пропустил на стрельбище сразу, без проверки документов. Номера стояли в списке автомобилей, находящемся на КПП. Пока шел процесс освобождения от чехлов специального оружия ( в то время пистолет для подводной стрельбы был уже не секретным и стоял на вооружении Внутренних войск ) и извлечения из патронных ящиков боеприпасов, Кольцов пошел на наблюдательный пункт для определения участка стрельбы . По пути прошел мимо строя солдат в черной форме и своим внешним видом обратил на себя внимание. Ботинки с высокими берцами и камуфляжные брюки - а сверху летная куртка (ЛПС) из хорошей кожи 'шеврет', была дивом для черной солдатской массы. - Сегодня вопросов не оберусь? - подумал он, уловив любопытство во взглядах, - Но у нас другой одежды нет! На НП подошел к руководителю стрельб и совсем по-домашнему обратился: - Товарищ майор, здравствуйте! Я по письму 212. Вам должны были передать. Нам необходимо отработать свои упражнения. Выделите нам участок стрельбы и дайте сигналы оповещения. Майор от такого не уставного обращения опешил и сразу перешел на 'ты'. -Это что за форма у тебя такая? 'Партизаны - мабутовцы'? ( Так назывались на жаргоне офицеры, призванные на курсы переподготовки по нарядам Мобилизационного резерва МО). Ты у меня всех солдат распугаешь. -Майор! Да ты не волнуйся, мы 'партизаны' мирные, а твое войско только баба Яга испугать может. Майор почувствовал язвинку в словах Кольцова и решил попридержать свою прыть - кто знает, что дальше будет. -Сержант! - обратился он к старшему сержанту - Возьми 20 мишеней и - в дальний пистолетный тир. С рядовым Уразаевым обеспечь охрану 'партизан'. - и уже обращаясь к Кольцову, - Можете работать по своему плану. После сигнала - на автоматную директрису не выходить! У Вас что сегодня? ППС? У нас тоже. Рота ДСК (дивизион сторожевых катеров) стреляет. Через часок заскочу к вам. Посмотрим результаты. Чтобы не терять время на выполнение регламентных стрелковых действий на проверку и осмотр оружия , Кольцов дал команду на снаряжение магазинов ( в магазин входило 4 патрона, располагавшихся по квадрату и входивших сразу в четыре стволика) и приказал двигаться к дальнему пистолетному тиру. К приходу сержанта и командира спецназовцы уже разобрали мишени и приготовились к стрельбе. -Товарищи офицеры! Напоминаю! Стрельба из этого оружия требует крепкого удержания рукоятки пистолета в кисти руки. Условия выполнения выстрела обычные. Сход с линии прицеливания, резкий спуск - являются ошибками. Всем задача - стрельба на поражение. Работать самостоятельно. Время отработки упражнения - двадцать минут. Вопросы есть? Время пошло! Все офицеры начали работу по мишеням, не выпуская из виду действия своих товарищей. Выстрелы бухали с завидной периодичностью и через пятнадцать минут все цели были разнесены гвоздями в щепки . -Сержант! Доложи майору, что мишеней не хватает, и тащите с рядовым еще одну партию. У нас по 30 патронов на ствол осталось. И обращаясь к спецназовцам, -Всем самостоятельно проверить оружие . Перекур 20 минут! Через десять минут вместе с сержантом и рядовым подошел майор. Сильное недоверие выражалось у него на лице. Пока новые мишени устанавливались сержантом на мишенные стойки, руководитель стрельб с любопытством рассматривал непривычную форму. Несоответствие информации о результатах стрельб, доложенных сержантом, и необычность ситуации сбивала его с логического представления об этой группе. Он явно терялся в выводах. Прерывая его страдания, Кольцов дал команду, - Приготовиться к стрельбе. На огневой рубеж - марш! По готовности - огонь на поражение. Меры безопасности самостоятельно! Вновь размеренно забухали выстрелы, и через некоторое время половина мишеней была превращена в щепки. Кольцов дал команду на перенос огня по еще оставшимся , и гвозди с остальных стволов в мгновение размочалили жалкие остатки. Как только последняя мишень приказала долго жить, сразу пошли доклады об окончании стрельбы и об остатках боеприпасов. Что - бы не возиться с остатком, Саша решил, заодно, до конца добить воображение майора. -Доктор! Собери сотрудников с 'остатками' и покосите полынь справа и слева на обваловке тира. Разбирая тактику стрельбы на занятиях, Кольцов обращал внимание на маленький нюанс в поведении гвоздя- пули при выстреле. Поскольку она имеет значительную длину, то во время выстрела ствол на отдаче поднимает хвостовик пули вверх - плоскость вращения ее будет находиться в вертикальном положении. Сейчас как раз представился случай подтвердить это аксиому. Достаточно только было рукоятку пистолета удержать горизонтально. Увидев, как гвозди прорубают просеки в полыни, майор разразился целой тирадой восхищения: - Ни хрена себе! Да у меня из 70 солдат только двое попали в мишень. А тут 'партизаны' не только весь запас деревянных щитов мне извели , так еще и траву покосили . Нет! Что-то вы ребята на 'партизан' мало похожи. Спортивная команда! Сборная округа, наверное? Есть предложение - из ПМ зарубимся. Твои- пятеро и я дам своих столько же. На ящик пива. Ну, как командир? Видно, что майор понимал толк в стрельбе и считал себя профессионалом. Все - таки, - стрельбище округа ВВ. А он там - преподаватель и пример для подражания. Дергая за тонкие душевные ниточки руководителя стрельб, Кольцов преследовал и другие цели. Давние горькие размышления, что сегодня в армии бойца готовят только по уставу, и что в боевых условиях они - что первоклашки, заставили его не только согласиться на ящик пива. При проведении операции эти бойцы будут стоять в оцеплении и, так или иначе, выполнять их же задачи. Да и хотелось своим офицерам показать, что их изнурительный труд, постоянные тренировки не пропали даром. Пусть сами посмотрят насколько они выше по уровню подготовки. - Нет! Стрелять из фиксированных положений - это просто. Предлагаю наши условия. Сначала - пробежимся, а потом - стрельнем. Лады? - По рукам. Пиво- 'Асахи. - Сам - то будешь стрелять ? - Буду. Уж больно 'задницу' хочется Вам надрать. - Ну-ну! Только свою не надорви. Командир-то всегда впереди должен быть. Он еще не знал, что такое 'наши условия'. Практически при каждом выезде на стрельбище использовались методики тренировок, максимально приближенных к боевым условиям. Нормативы американского спецназа были превышены вдвое. Стреляли из любых положений и в самых тяжелых условиях. Зимой - на лыжах, в промежутках на восьми километровой дистанции с четырьмя огневыми рубежами с зачетом очков и секунд. Летом - в бронежилете ЖЗТ (жилет защитный, тяжелый 10,5 кг) с обязательным нормативом - на трех километрах забежать в 12 минут. Но перед огневым рубежом пройти полосу препятствий из тех же сотрудников, которые просто не пускают идти дальше. Чтобы добраться до стрельбы нужно провести несколько приемов рукопашного боя, проще- как хочешь, опрокинь статиста. Как это сделать? Это твои проблемы. Вот и бегали офицеры каждый день, в спортзале на 'покрышке' отрабатывали удары и приемы, 'ставили руку' на тренажерном стрелковом комплексе. А еще тактика. Специальная подготовка. Забот хватало. Быстро приготовили 10 бронежилетов. Пять из них подогнали на офицеров стрельбища. Кольцов дал команду, - Становись! Поясняю условия проведения следующих стрельб. Две команды по пять человек. В нашей команде - я, Доктор, Сема, Квадрат и Стрелочник. В команде соперников - руководитель стрельбища и четыре офицера. В магазине - восемь патронов, дистанция для стрельбы- 25 метров. Мишень грудная, зеленая, с кругами номер 4. Маршрут - бегом 3 километра. Зачет - по последнему участнику. Остальные - играют роль стенки. И, обращаясь к руководителю стрельб, сказал: -Товарищ майор! Вы готовы? Предупреждаю, можно стрелять с двух рук. Если хоть одного вашего участника не будет на рубеже, то и время будет учитываться по нему. Даю две минуты на разминку. Отошел в сторонку и нажав тангенту рации, передал своим , -'Стрелочник'! Впереди группы. Покажешь точку возврата. Не торопись! Минута меньше графика. А то - лейтенанты 'сдохнут'. А им еще стенку проходить. Назад возьмешь 'Доктора' и 'Сему'. Они тебя догонят. Я с 'Квадратом' на подборе. После небольшой разминки группа тесной толпой резво взяла темп. 'Стрелочник' сразу стал во главе молоденьких офицеров стрельбища. Майор шел шестым. И все эту бегущую 'ораву' прикрывал 'Диспетчер' (он же Кольцов),'Сема', 'Квадрат' и 'Доктор'. Полтора километра бега в одну сторону показали достаточно хорошую подготовку у двух войсковых офицеров. Остальные темп сбавили после километра, очевидно, что физические нагрузки никто из них не держал, а пиво употреблялось не ранее чем вчера. 'Стрелочник' опередил всех шагов на сто и на поворотной точке сделал 'привал', переминаясь с ноги на ногу и подпрыгивая на месте. Дождавшись двух первых лейтенантов, повернул назад. На обратном пути, когда руководитель стрельбища заметно стал отставать и вскоре перешел на шаг , Саша предложил ему снять бронежилет. - Я помру, а условия менять не буду !- едва прохрипел он, задыхаясь, в ответ. Своим упрямством подкупал, показывал характер и вызывал уважение. Но для выполнения задачи этого было мало. Наверное, он был хороший собеседник , может даже хорошо играл в карты или красиво произносил тосты за столом. Но в армии нужны иные свойства. 'Переть'- как лошадь, и если ты командир- то и тащить всех бойцов за собой. Дурные привычки сокращают жизнь и забирают силы. На прямом отрезке уже было видно, как Стрелочник вступил со 'стенкой' в схватку. Удар ногой в бронежилет был парирован блоком с подхватом ноги и подсечки опорной. Второго статиста он перекинул через спину простым приемом 'вертушка'. Как обычно, уже 'стенку' прошли 'Доктор' и 'Сема'. Лейтенанты в противоборстве не знали что делать. На сближение не шли и назад не убегали, ожидая командира. Чтобы не уронить честь старшего по должности и по званию перед подчиненными и ненароком не обидеть, пришлось по рации отменить 'стенку' и сразу приступить к стрельбе. Результаты оказались плачевными. Майор четыре выстрела вогнал с одной руки , - хорошо был виден разброс трех пробоин по всей мишени и одно попадание в 'молоко'. Стрельба из двух рук оказалась для него еще сложнее, а результат - хуже. В сердцах плюнув и сняв бронежилет, он молча уходил на свой командно - наблюдательный пункт. Наглядно-показательное 'избиение' должно было дать толчок в переоценке его позиции на свою роль в армии. Через своих знакомых- военных контрразведчиков, Кольцов получил потом информацию, как майор предпринимал попытки все-таки узнать, кто же приезжал к нему на стрельбище? А 'Доктора' встретил однажды в городе и пристал к нему с вопросом - У вас, Диспетчер- это кто? - А-а! Так это- старший диспетчер на железной дороге! С нами случайно попал. Сам даже стрелять не умеет! Получив такую 'правду', он только махнул рукой. Кольцов тоже не выпускал из виду этого настырного майора. Встряска была явно на пользу и, испытав такой позор, он для своих офицеров придумывал неординарные упражнения для стрельбы из стрелкового оружия. А пиво все же поставил после того, как увидел знакомый автобус в составе личной охраны первого лица государства, во время приезда того на Дальний Восток. Время двигалось к обеду. Сели перекусить чем бог послал. 'Мусолили' майора и его лейтенантов. Никто их не осуждал. На стрельбище служба- синекура! С однообразия и скуки с ума сойти можно. А бойца... стрелять научил, не научил - кто же проверит. Приходили крепкие офицеры, прошедшие войну в Афганистане. Пытались давать настоящую боевую подготовку личному составу, да уж больно высокому начальству это все не понравилось. Многие считали, что под них копают. А для начальства, чем меньше головной боли - тем лучше! 'Доктор' завелся, - Я в каком - то армейском наставлении по рукопашному бою прочитал, что боец может схватить клинок ножа нападающего голой рукой. Ахинея полная! 'Пилот' поддержал его, - Ну, он там только своей жизнью рискует и отрезанными пальцами, а вот наставления по безопасности полетов предписывают стрелять в преступника на борту самолета. Это в эшелоне в десять тысяч метров над землей. С парой сотен пассажиров! Если пуля перебивает маслопровод или делает короткое замыкание. Все! Братская могила для двух сотен. Да только большой начальник- руководитель из края идиотов мог такое придумать! Сотрудники помаленьку начали вспоминать противоречия и несоответствия в разных инструкциях и наставлениях и сошлись во мнениях, что хотя и спускают до самых низовых профи проработку положений законов и наставлений ,но... в итоге к ним, там наверху, и не прислушиваются . Кольцов уже начал рассказывать детали катастрофы в результате захвата самолета ТУ-154 над Иркутском и стрельбы на нем как вибратор рации известил о вызове. -'Диспетчер' - 'Форду'! - Вышел водитель автобуса -Ответил! -Командир! База дала срочное радио. Три семерки! -Понял! Заводи! И обращаясь ко всем офицерам, -Минута на сборы и бегом в автобусы. Тревога! По дороге выясним подробности. Два автобуса, с проблесковыми синими маячками (ставились на магниты), на скорости около сотни километров в час неслись по населенным пунктам. Немногочисленный народ опасливо сторонился на обочины, отдельные крутили у виска пальцем , -Ну, 'психи' же, разве можно с такой скоростью? За ними сразу увязался 'жигуленок' ГАИ, поскольку нарушений правил дорожного движения было предостаточно. -Командир! Надо его впереди поставить. Чего зря сзади тащится?- предложил кто- то из сотрудников. - Остановись, -коротко приказал водителю Кольцов. К автобусу уже бежал капитан ГАИ и, возмущенно, на высокой ноте стал требовать документы. Предъявленное удостоверение и 'проезд-вездеход' Главного управления ГАИ страны оказали отрезвляющее воздействие на служителя полосатого жезла. -А теперь слушай сюда, капитан. Мы из-за тебя потеряли три минуты. Становись впереди наших автобусов метров в ста и будешь 'чистильщиком', сбрасывай с трассы все автомобили, предупреждай пешеходов, школьников. Ори в свой 'матюгальник', но обеспечь нам проезд в сотню километров. Своих - не предупреждай, нам лишний шум в ГАИ не нужен. Тебя хватит! В городе на 'стрелке' (развилка дорог) сойдешь, - дальше мы сами. Кольцов не хотел лишний раз показывать местонахождение базы, хотя секрет держался среди работников милиции только первое время. Дежурный базы передал скудную информацию, которой сам располагал: - Два террориста вооруженные пистолетами и ножом, прикрываясь тремя заложниками, проникли через четвертый КП на территорию аэропорта и захватили грузовой АН-24, прибывший из Иркутска. - Откуда информация? - Управление воздушным движением аэропорта. Штаб будет на ЦДП (центральный диспетчерский пункт). - Всем! Боевая готовность. Аккумуляторы питания заменить! Старшим в группе остается 'Доктор'. Сбор на Авиатехнической базе через 30 минут. 'Пилоту' с собой взять всю полетную документацию. Я в штабе. На связи. В штабе операцию возглавил Начальник управления КГБ. Его заместители- Начальники Управлений МВД, УВДТ, начальники ВВ и МО округов. Поднятые по тревоге личные составы ведомственных подразделений занимали свои места по расписанию операции 'Набат' Через некоторое время борт АН-24, номер 47354, стоящий в кармане взлетно- посадочной полосы был взят в два кольца оцепления. Система правосудия, в ее основной части 'пресечение', приведена в действие. Огромное количество сотрудников вышеуказанных ведомств будут выполнять свою роль в операции по нейтрализации преступного замысла. Самолет только совершил посадку и с грузом почты был передан аэродромному специалисту - авиатехнику. Едва автомобиль с почтовым багажом отъехал от грузового люка, преступники, удерживая трех заложников и авиатехника под стволом пистолета, проследовали в пассажирский салон. Информация о чрезвычайном происшествии и о приметах преступников стала поступать через 'опера', обсуживающего аэропорт, в результате опроса дежурного четвертого КПП. Линейный отдел милиции в аэропорту ужесточил режимные меры на случай попытки соединения с возможными сообщниками. О требованиях преступников не было известно по причине отсутствия с ними связи. Самостоятельно они не умели пользоваться самолетным радио, а авиатехник прикинулся несведущим в этих вопросах . Для выяснения намерений и требований террористов было принято решение о начале ведения переговоров. Это была первые, видимые и очевидные для всех участников операции, действия. Не использовать такую возможность вступления в визуальный контакт , и не попытаться определить физическое и психологическое состояние уголовников и наличие у них оружия, было бы для спецназа непозволительной ошибкой. Поэтому для переговоров был направлен офицер, позывной 'Толмач', хорошо разбирающийся в психологии и владеющий приемами дипломатии. При приближении к самолету его остановил окрик из самолета, -Стоять на месте! Руки в гору! Повернуться кругом! Если увижу 'волыну' (оружие) - стреляю одного заложника! Что надо? Офицер увидел в переднем грузовом люке темную фигуру преступника в светлых брюках, прикрывающегося девушкой-заложницей. - Давай поговорим! Что хочешь сам -то? Я уполномочен разговаривать с тобой и принять все требования. Но хочу предупредить, что твои действия подпадают под статью уголовного кодекса. Подумай! У тебя есть еще время остановиться, пока ничего не натворил. - Знаю я уголовный кодекс. Мне терять нечего, а в зоне я уже насиделся. Короче - сюда миллион 'баксов', заправляйте самолет и летчика давай сюда . - Сколько у тебя заложников? Четверо? Зачем тебе столько много? Убитых и раненых нет? Отпусти девушку! Да и миллион 'баксов' сразу, где же возьмешь? Подождать надо! В город только ехать полчаса! Опасность обострила чувства, спрессовала время в толчки сердца. Сознание искривило пространство и приблизило темный 'зрачок' пистолета. Он хорошо видел металлический отсвет на ободке ствола, каждую крупинку сгоревшего пороха. Ему казалось, что если выстрел произойдет- он увидит выход пули из ствола и успеет увернуться. Так только казалось. На самом деле он будет ловить движение руки с оружием, момент прицеливания и, используя свой опыт и интуицию, уходить от пули. Хотя после первого выстрела может последовать и второй и еще шесть. Сознание генерировало четкие мысли, -Если он не стрелял из этого пистолета, то первый выстрел будет в ноги - 'на кивке'. А стрелять ему невыгодно. Патроны беречь надо, да и как потом выпустят его? Внешне спокойный 'Толмач', расслаблено переминался с ноги на ногу, немного повернувшись правым боком. 'Светлые брюки' зашелся в крике, -Я сам знаю, сколько нам нужно заложников! Иди, решай свои проблемы и через двадцать минут я жду тебя с ответом. Не успеешь - я ей прострелю ногу! 'Толмачу' нужно было тянуть время. Он хорошо знал, что первые десять минут выброшенный в кровь адреналин, возбуждает нервную систему и может привести к агрессивным и не предсказуемым действиям. Но потом, он разлагается на норадреналин и дофин. И последний - очень угнетает психику. По опыту он уже знал, что последует требование доставить водки. Она отпускает и успокаивает, придает силы и уверенности. Но так только кажется пьющему! Постепенно 'Толмач' вошел в контакт с террористами. Убедил их в том, что на этом самолете лететь нельзя, так как он выработал весь технический ресурс и должен стать на ремонт. Предложил его поменять на исправный и заправленный. Во время перехода ( оба преступника прикрылись кольцом из четырех заложников) со всех точек в оптические средства визуально определялось вооружение и количество террористов, наличие взрывных устройств. -'Полста первый'- 'Диспетчеру'! Наблюдаю выход из посадочного люка одного заложника! За ними один в белых брюках и второй в клетчатой рубашке, оба с пистолетами Макарова. По бокам еще двое заложников и один сзади. Дополнительных свертков в руках не наблюдаю! Могу открыть огонь на поражение. - 'Полста первый' до 'Полста пятого'! У Вас есть уверенность, что вы не заденете кого - то из заложников или не нанижете на одну пулю? Без приказа огонь не открывать! На требование принести водки и 'жратвы', 'Толмач' уговорил отпустить девушку. Исходя из неписаного правила - если террорист может дать попробовать любые продукты заложникам - химия в них не добавляется. Для создания чувства постоянной опасности от возможного поражения снайперским огнем, намерено была засвечена одна снайперская позиция. Преступник сразу потребовал убрать этого снайпера. В угоду его требованиям офицер демонстративно ушел с позиции. Но преступники теперь закрылись в самолете и требовали летчика. Предоставленный 'новый' самолет был сразу осмотрен террористами. 'Пилот', с портфелем полетной документации постучался в дверь хвостового люка и был рывком затащен внутрь пассажирского салона . секретно Из личного дела 1788/ СК на капитана Бурковского Валентина Ивановича, 1960 года рождения ....средней школы успешно прошел обучение в Сызранском авиационном училище по специальности летчик-штурман. После окончания учебного заведения был направлен на работу в 144 авиационный отряд, где два года отработал вторым пилотом на малых летательных аппаратах и 3 года первым пилотом. Летчик первого класса. Имеет налет 5 000 часов. В связи с болезнью (эксплозия - врожденный, не сформировавшийся сустав бедра) сына, по семейным обстоятельствам и по собственному желанию переведен инженером аэродромного обслуживания. Изучался через агентурные позиции - агентов 'Корсика', 'Шаталин' и 'Береза'. Информация, поступившая от указанных агентов, дала положительные характеристики. Литерные мероприятия 'Светлана' и 'Ольга' (см. меморандум за вх. ?341\8 к), а так же проведенные эксперименты на создание экстремальных условий и наблюдение за поведением изучаемого, показали его адекватные реакции на ситуации, выдержку, самообладание, четкость мышления. Аттестован на работу в качестве оперативного уполномоченного с линей обслуживания 'Авиация'. Прошел обучение на годичных Высших курсах оперативного и руководящего состава в городе Ташкенте. Рекомендован для работы в специальном подразделении 'А' 7 Главного управления КГБ СССР. Назначен на должность старшего оперативного уполномоченного. Прошел стажировку в качестве летчика на летательных аппаратах серий Антонова и Илюшина. Физически развит. Вынослив. Способен выполнять задачи особого риска и сложности . Радио позывной- 'Пилот'. 'Пилот' сразу по энергичному рывку и нервным действиям 'белых штанов' определил накаленность ситуации. Ствол пистолета уткнулся ему в бок. Его заставили повернуться спиной и быстрые, бесцеремонные руки ощупали тело с ног до затылка. Портфель с полетной документацией был просто выпотрошен на пассажирское сидение. Из ценных предметов для преступников там была только радиостанция, которая своим кратковременным шипением обратила на себя их внимание. - На каком канале твой 'начальник'? - Да ты не волнуйся, рация уже настроена, на 4 канале можешь с прокурором поговорить. Эту кнопку нажимаешь - говоришь. Отпустишь ее - услышишь ответ. Только я сам взлететь не смогу. Грохнемся на взлете, а на посадке так, 'вообще, полный рот земли' будет. А же не осьминог тебе - одновременно всю механику включать. Или ты сможешь мне помочь? Так я тебя часов пять учить должен. Давай, второго пилота требуй. 'Пилот' проследовал в кабину самолета, попутно отметив, что второй террорист с пистолетом в руках удерживает всех заложников. Все они находятся ближе к пилотской кабине. Не теряя времени 'светлые штаны' нажал тангенту радиостанции, - Прокурор! Или кто там за него! У тебя готовы 'баксы'? Давай второго пилота. Быстро! Пусть несет мешок прозрачный и без фокусов. Перед люком пусть остановиться, и покажет содержимое мешка. Если что - стреляю сразу! Сотрудники спецназа уже сидели под фюзеляжем самолета. По оси центроплана для наблюдения из иллюминатора была 'мертвая' зона и любое передвижение в этом пространстве оставалось незамеченным. Террористы, опасаясь быть пораженными снайперским огнем, не рисковали выглядывать. Второй пилот - старший лейтенант Каленков Владимир (позывной 'Кореец') так же как и 'Пилот' был досмотрен и не особо торопясь, проследовал в пилотскую кабину, которую сразу закрыл на запорное устройство . Валентин!- обратился он к 'Пилоту' - Все на прежних местах - посреди салона! Два ПМа. Заложники - между ними. Главный - в белых брюках, второй -в клетчатой рубашке. Взрывного устройства не заметил. Сейчас принимаю защиту, оружие и ГСЗ. Через форточку пилотской кабины им передали два бронежилета, оружие и 4 свето - звуковых гранаты. Завершающий этап операции 'Набат' вступил в действие. 'Пилот' по громкой связи объявил салону, -Так, мужики! Мы взлетаем сразу. На взлете все может быть. Лучше пристегнитесь. А то 'баксы' некому будет тратить . И сразу штабу на ЦДП, -'Пилот' и 'Кореец' готовы. По салону диспозиция без изменений. Набираю сто километров на прямом участке с кармана, резко торможу. 'Доктор' может работать сразу после сдвоенного взрыва ГСЗ. После остановки 'Кореец' поможет. Удачи! И далее - диспетчеру по взлету, -Байкал-контроль. 47385! Запуск! -47385! Я 'Байкал- контроль'! Запуск разрешаю! Ветер у земли 270 встречный 7-8 до 10, давление 756 -'Байкал-контроль'. 47385! Карту выполнил. Исполнительный. Прошу разбег с кармана по 'рулежке' . -47385! Я 'Байкал контроль'! Разбег разрешаю. Условия те же. Помехи контролируются. Удачи ! Диспетчер по 'рулежке' уже давно расчистил всю полосу для руления и убрал все самолеты на отрезке в полкилометра. 'Пилот' передвинул на режим взлета ручки газа двух движков и после набора полных оборотов освободил колесные тормоза. Не заправленный самолет резво побежал по бетонке. Движение самолета вызвало щенячий восторг у терроритсов - Ну, что я говорил? Все получилось! Баклан! И 'бабки' у нас и скоро в Китае будем. Стрелка прибора уже была у отметки 100 км. Все! Хватит! 'Пилот' резко сбросил обороты винтов и начал тормозить всеми колесами. Сила тяжести по инерции вдавила тело в ремни безопасности. 'Кореец' преодолевая эту тяжесть, ругал скорость, - Сейчас ты мне не союзница, а 'клятая вражина', да еще бронежилет тащит назад - сопротивляется. С непослушной тяжестью в мышцах, он сделал три шага из пилотской кабины до шторки, отделяющей грузовой отсек от пассажирского салона. В одно мгновение увидел, как эта же сила инерции пригнула и придавила к впереди стоящим креслам всех террористов и заложников. Одновременно выдернув обе чеки, бросил гранаты в середину салона. Чтобы не ослепнуть, отошел за перегородку. Раздалось два оглушительных взрыва. Ослепительная вспышка, даже отраженным светом резала глаза и изменила все цвета в салоне на черноту, а потом на черно - белые. При замене самолета двух сотрудников спецназа поместили в хвостовом отсеке , предварительно убрав оттуда радиоприборы. Более часа офицеры наблюдали в небольшие отверствия в легкой обшивке действия террористов и ждали обусловленного сигнала на их нейтрализацию. Томительное ожидание. Наконец 'Диспетчер' передал минутную готовность. Вот пошел запуск двигателей, которые быстро набрали полные обороты. Самолет присел на хвост и резво начал катиться по рулежной полосе. Когда же торможение? Выброс адреналина в кровь удесятерил внимание, волю, и сконцентрировал все силы на этом броске. Через мгновение в гарнитуре раздался голос 'Корейца' - Я пошел. Удачи ! Раздалось два, почти одновременных взрыва. 'Доктор' знал, что воздействие светозвуковых гранат оказывает неизгладимое впечатление на психику. Если вспышка случайно попадает в поле зрения - то ослепляет секунд на десять, а громкость взрыва приводит к легкой контузии. Соображать после такого воздействия весьма проблематично. Такая же граната попала на колени пассажиру-заложнику, во время операции в Тбилиси. Взрыв на полминуты вывел его из контролируемого сознания. Потом он , показывая врачу две обширных гематомы от коленок до детородного места , уверял , что тут разорвалась граната. Врач махнул рукой, - Если бы твоя граната разорвалась даже в метре, ты бы без ног был ! Но это была такая граната. Сила инерции вбросила их в салон и через мгновение 'Доктор' просто придавил своим телом террориста в белых брюках, железной хваткой заблокировав руку с пистолетом. Зажав кисть руки он вывернул ее и, обезопасив себя от выстрела, удерживал выше собственного плеча. Выстрел все же раздался. Пуля угодила в обшивку, пробив полочку для легкой ручной клади. 'Доктор' резко рванул вверх кисть вместе с пистолетом. Раздался хруст разрываемого сустава, и душераздирающий крик от боли. Он навалился на тело террориста, зажав его между подлокотником кресла и сломав два ребра. Террорист обмяк как мешок и был без сознания. 'Квадрат' уже сделал загиб одной руки 'клетчатой рубашке' и сразу взял кисть на излом. Подобрали и разрядили оружие. Быстро сделали личный досмотр террористов, и надели на них наручники. 'Кореец' продолжал осмотр салона и первичный опрос заложников о наличии раненых, взрывных устройств. Как старший направления в этой операции Виктор сделал доклад- -Здесь 'Доктор'! Лечение больных произвел успешно. Потерь нет. Материальная часть в исправности, за исключением повреждения обшивки пулей калибром 9 мм. К самолету с сиреной и 'мигалками' уже двигались машины следственной бригады, скорой помощи и машина штаба. Бежали зеваки, из числа обслуживающего персонала, которых остановило оцепление внутренних войск. Первый, самый сложный этап операции 'Набат', был завершен. В работу вступали другие взаимодействующие службы. секретно Из личного дела 5863/8 майора Рещикова Виктора Геннадьевича, 1954 года рождения Начальника отделения специального подразделения 'А' 7 Главного управления КГБ СССР ... окнчил Высшие командное училище пограничных войск КГБ СССР имени Бабушкина, работал старшим оперативным уполномоченным с участком оперативного обслуживания 'Государственная граница'. Окончил Высшую школу КГБ СССР. Находился в Афганистане в 1985 году в составе группы специального назначения 'Каскад'. Характеризуется положительно. В результате плановых проверочных мероприятий компрометирующих материалов не получено. Физически развит. Занимается восточными единоборствами. Занятия спортом считает смыслом жизни. Предан долгу. Развито чувство товарищества. Способен выполнять особо сложные задачи, связанные с риском для жизни. В экстремальных ситуациях действует правильно и эффективно. Грамотен и профессионально подготовлен. Радио позывной 'Доктор' Работа Виктору приносила удовлетворение. Он часто говорил своим подчиненным, -У меня есть возможность тренироваться два раза в день и мне еще за это и деньги платят. Почти каждую неделю он отпрашивался на тренировку в городской клуб каратэ-до. В то время повальное увлечение этим видом единоборства пресекалось законом. Кто-то из чиновников в Москве решил, что занятия этим видом спорта могут представлять угрозу безопасности государству. По этой причине и загоняли энтузиастов в подвалы, а официальные занятия старались контролировать через властные структуры. В городском клубе собиралась элита фанатов. Тренироваться с ними было и честью и хорошим практическим подспорьем в работе . О своих дополнительных тренировках он отмалчивался. Однако на теоретических занятиях очень активно отстаивал точку зрения на приоритетное использование ударов ногами. Это могло привести к однообразному использованию ударной техники в ущерб выполняемым задачам. Пришлось убеждать его в том, что высокий удар ногой в голову невозможно провести без разогрева и подготовки растяжки, а руки всегда готовы для этой миссии. К тому же во время удара уязвимой остается устойчивость корпуса. А потеря равновесия может быть хорошим подарком для подготовленного противника. Кольцов у своего друга интересовался о том, как выглядит 'Доктор' на тренировках в городском клубе. Был он, безусловно, тактически выше, разнообразнее и физически сильнее. Давние занятия, хорошая растяжка, прилично развитое бедро, давали преимущества в ударной технике ногами. Он играючи пробивал поставленный блок и не однажды посылал своих партнеров в нокаут. Такая легкость в получении результата и привела мысли майора к ошибочной позиции. Пришлось просить своего друга поставить в пару с ним боксера, с хорошей реакцией и поставленным ударом. После этого спарринг- боя 'Доктор' начал активно отрабатывать удары руками. Свой позывной он не выбирал, точнее сказать, что его ему выбрали сами сотрудники. Да он и не возражал особо! Лишь бы все запомнили и не путались в горячке. На одном из теоретических занятий приглашенный профессор психологии развивал тему ассоциативных приемов запоминания личности по образу. В качестве примера попросил запомнить по этому методу две колоритные фигуры . Первому - низкому и широкому дали определение - 'Квадрат' -Его легче перепрыгнуть, чем оббежать. Второму - высокому и накачанному дали имя 'Доктор'. Это не укладывалось в метод 'ассоциативных восприятий' ученого мужа. - Почему доктор? - удивился профессор. - А он полечить может, и... 'пилюли' раздает и ногами и руками! Профессору пришлось пространно объяснять логику такого рассуждения, и он согласился, что раньше просто так не думал! *** На очереди стояла воздушно-десантная подготовка и прыжки с парашютом. Говорить о том , что вид доставки спецназа к месту проведения операции с использованием парашютов являлся основным, это было бы неправильно. Обучение скорее носило психологический и воспитательный характер. Кто мог пересилить себя в прыжке с парашютом тот спокойно мог работать на вертикальной стенке на СУРах (Спусковое устройство, роликовые) Навыки работы на них должны быть устойчивыми и отрабатывались постоянно, как навыки пилотирования самолетом. Сложностей в работе особых не было. Свой 'ручей' (СУР для каждого веса имел свой ручей 'запасовки' фала) запоминался сразу . Закрепление на подвеске делалось нейтральным, позволяющим без особых усилий перевернуться головой вниз и посмотреть в окно, где находятся террористы. Поскольку управление спуском производилось только одной рукой , вторая была высвобождена для удержания оружия. Что бы не демаскировать спецназовца свисающими веревками свободный конец укладывался в специальный мешок .Защитные накладки на руках и ногах предохраняли от порезов стекла при входе корпуса тела с разгону сразу в помещение через оконную раму. Поскольку десантирование с парашютом и работа на СУРах в полном объеме использовались лесными пожарными (Авиационная база охраны лесов) - они имели неплохую подготовку и огромный опыт работы. Для лесных пожарных доставка к месту возгоррания уже была приличной экстремальной ситуацией. Ими никогда не выбиралась площадка для приземления. Садились прямо на лес поближе к огню - время берегли на тушение пожара, а не на подход к нему. Конечно, парашют 'Лесник -2' были идеально сконструирован для этих целей, да и специальный костюм парашютиста - пожарного хорошо спасал от сучков при посадке на вековые деревья. Лесники для обучения своих пожарных имели хорошую базу для наземной подготовки. Лопинг и батут никогда не пустовали, а с приходом офицеров спецназа к ним всегда была очередь. Потренировать вестибулярный аппарат на этих тренажерах желающих нашлось много. Задавали тон офицеры, на гражданке занимавшиеся спортивной гимнастикой. Для них было дело привычным на батуте крутить заднее и переднее сальто, а арабское, вообще, вызывало зависть у всех спецназовцев. Месячное обучение , премудростям парашютного дела, повторявшееся каждый год, началось с теоретических занятий по устройству парашюта и теории скольжения. Все с огромным вниманием слушали лекционный материал по истории развития парашютного дела, а устройство прибора безопасности и его испытания вызывало гордость за наших умельцев. На испытания были представлены образцы приборов из разных стран. Американцы и французы доминировали в количестве и вариантах, и конечно были впереди по дизайну и красоте. Однако перед членами комиссии предстал совсем не инженер- конструктор, а, вроде как, народный 'умелец-кулибин', который и блоху и слона может подковать. В одной руке он держал три гвоздя - сотки , а в другой - квадратной формы , прибор безопасности . Этим прибором он молча забил все три гвоздя в раму двери и со всего размаху бросил его в угол. Видно для 'кулибина- самоучки' что-то значили исторические факты, когда инженер-строитель на испытаниях сидел под собственным мостом и поэтому он заявил членам комиссии, - Если сейчас мой прибор окажется сломанным, Вы можете меня убить! Прибор безопасности работал и был принят комиссией как основной. Может такого случая и не было в жизни , но после этого сотрудники с доверием относились к устройству и на первых прыжках некоторые раскрытие парашюта доверяли ему. Первая укладка парашютов была нудным и 'муторным' занятием. Инструктор проверял поэтапно все действия по разбору ткани купола на укладочном столе (Брезентовая ткань размерами с полтора метров в ширину, до 20 - в длину), а выданные для этой работы приспособления в виде грузов, крючков и затяжек, нужно было сдать по счету. Если не хватало хотя бы одного предмета, парашют распускался, и все начиналось с самого начала. Это железное правило, как и все остальные, были написаны кровью - нахождение лишнего предмета в уложенной материи могло привести к запутыванию или перехлесту строп через купол и ... трагическому концу. Укладкой парашютов в армии занимается штатный служащий-укладчик парашютов. Но на спортивных прыжках укладочные столы возятся с собой. За время подъема очередной смены на сброс за считанные минуты парашют укладывается прямо на поле аэродрома. При желании в готовности к прыжку можно попасть в очередную прыжковую смену, а если успел уложиться - то и в последующую. И за день можно прыгнуть 4-5 раз. За месяц ежедневных занятий на тренажерах отрабатывались до автоматизма навыки раскрытия запасного парашюта и правила поведения в воздухе при групповых прыжках. Конечно, смоделировать все ситуации просто невозможно. Бывало, к трагическому концу приходили парашютисты с огромным опытом и таким количеством прыжков, что даже выговорить трудно. Утверждения в том, что человек, имеющий за тысячу прыжков, привыкает к этим процедурам, являются досужим вымыслом. Майор Рещиков настолько впитал в себя эти правила, что разбуди его ночью, сможет автоматически сделать движение вытянутой руки в сторону для поворота тела на воздушном потоке и выброса запасного парашюта. Наука не давалась легко. Вызывали вопросы о способе нахождения в подвеске во время встречи с землей. Если сидеть как в кресле - то центр тяжести будет отнесен на копчик. И удар, силой реального прыжка с трех метров, приземлит сначала копчик, а потом все, что прилегает к нему. Нет! На встрече с землей надо выходить из подвески. Мысленно он опять прошел все этапы подготовки и укладки парашюта. Не за что зацепиться. Сомнений нет. Все сдал чисто. Основной парашют уложен и запасной тоже. Инструктор построил всю группу. После осмотра укладок, проверки наличия стропореза в верхней лямке подвески, он решил сказать краткую, почти пламенную речь, -Внимание! Сегодня у нас первый прыжок с парашютом тренировочным летчика (ПТЛ-72).Температура воздуха 17 градусов. Ветер 4 метра в секунду. 'Колдун' хорошо показывает направление ветра, - Инструктор пальцем показывает на длинный полосатый чулок, надутый ветром, в народе именуемый еще и 'Иван Иванычем' и 'Дедом' -Ваша задача - не стараться попасть в круг приземления , а только освоиться с управлением парашюта. Напоминаю, с момента отделения от самолета Вы должны начать счет- Ваня Маня раз, Ваня Маня два , Ваня Маня три. Это соответствует 3-4 секундам И после этого- выдергивать чеку . Если вы этого не сделаете - то прибор сам раскроет парашют. Поскольку в шлемофонах вы имеете не радиостанции, а только приемники на мой запрос - 'Как себя чувствуешь?'- отвечать условным сигналом. 'Нормально' - постучать каблуками ботинок или свести и развести ноги. Парашютисты, имеющие собственный вес 98-100 килограммов, три шага вперед, 90-98 кг - два шага вперед, 85-90 один шаг вперед. Марш! Запоминайте очередность выхода из самолета. Самый тяжелый идет впереди, за ним остальные по убыванию веса. Первая смена к врачу на осмотр. Вопросы есть? Всем желаю удачи! Врач уже сидел на раскладном стульчике. Не снимая одежды и не закатывая рукава у пациентов, он обкручивал руку своим надувающимся 'полотенцем' и сразу выдавал данные по давлению. Вся первая смена, несмотря на каменное спокойствие и кажущееся равнодушие, имела повышенное давление. Виктор тоже сдерживал внутреннее волнение. Нет! Не страх. Боязнь неизвестности, как все пройдет? Все ли правильно сделал? С интересом наблюдал за мастерами- парашютистами. Они тоже измеряли давление. Вон, у мужика две с половиной тысячи прыжков, а давление - тоже 165. За это время он уже привык к этому давлению? Да, нет! Оно повышается кратковременно, если бы держалось - давно гипертоником бы стал. А 'кайф', видно, получает. Прошла команда на посадку в самолет. АН-2 уже прогревал двигатель и раскрытой пастью борта поглотил 8 человек. Согласно очередности по весу расселись на откидные стульчики, зацепившись карабинами фала вытяжного парашюта за верхний трос. За наблюдениями майор не заметил, как пробежали минуты взлета. 'Кореец' жевал конфетку, 'Сема' рассказывал 'Квадрату' анекдот, близко наклонившись к самому уху. После набора высоты по вертикальной спирали инструктор открыл люк и по сигналу летчика сбросил контрольный вымпел. На следующем круге летчик, сделав корректировку по ветру и контрольному сбросу, зажег зеленую лампочку - общий сброс. Виктор с любопытством наблюдал, как красиво шел на прыжок мастер. Он стал одной ногой на кромку двери, рукой держась за ее верхнюю часть, левую ногу и весь корпус вынес за борт и 'поймал ветер'. Было видно, как тугие струи воздушного потока с силой надули одежду парашютиста . Еще мгновение и незаметным толчком он оторвался от самолета и, взяв воздушный поток падения, сделал две фигуры воздушной акробатки. 'Доктор' бросил взгляд на землю: - Ни хрена себе! Как высоко! Домики такие маленькие, а люди совсем букашки. Команда инструктора, - Первый пошел! Майор, взявшись двумя руками за края люка, сделал движение назад на вытянутые руки и резко бросил тело вперед, сгруппировавшись и поджав ноги. Фал выдернул вытяжной парашют, сразу наполнившийся воздухом, и как котенка за шкурку, держал тело в вертикальном положении. Он сразу начал счет, - Маня Ваня Раз. Да бог с ним! Пойду до прибора. Заодно проверим технику безопасности. Бросив взгляд на самолет, отметил как быстро он удаляется в падении. Через секунду автомат выдернул чеку, и вытяжной парашют вытащил весь основной и воздух тут же выгнул его огромным куполом. Без всяких эмоций, словно завороженный, осмотрел купол. Перехлеста нет. И тут в наушниках шлемофона услышал запрос, - Первый! У тебя все нормально? За необычностью ощущений и действий Виктор не сразу понял, что обращение было адресовано ему, тем более, что не привык к такому позывному, и разведение и сведение ног сделал только после повторного запроса. Он еще раз посмотрел на купол. - Елки палки! Он же весь в дырках. Даже небо видно. На наземной тренировке он восхищался тем, как человеческая мысль использует законы физики для управления движением. Сам воздух- нечто легкое и податливое, на большой скорости становиться хорошей жесткой силой и может держать тонны тяжести. Соотношение площади ткани и проходных пустых окон для воздуха изумляло. Так как же держит этот воздух сотню килограммов? Немного освоившись, потащив за клеванты (веревочный фал, который регулирует открытие проходных окон на основном куполе) и 'порулив' вправо и влево, убедившись, что парашют держит его, испытал невероятное чувство блаженства полета и свободы. Ему хотелось петь и летать. Летать и петь! Счастливое возбуждение от самостоятельности и ощущения свободного полета, давало какую- то легкую эйфорию и воздушность. Земля приближалась. Он уже прикидывал как попасть в посадочный круг. Сделал петлю и зашел навстречу ветру, ориентируясь по полосатому чулку. Обе 'клеванты' вытянул до предела, закрыв окна на куполе и уменьшив воздушные потоки. Возле земли скорость и направление встречного ветра изменились, и он пролетел над посадочным кругом. Метров за двадцать до земли вышел из подвески. Встреча с землей не дала никаких эмоций. Он просто завалился на бок. Парашют потащило ветром в сторону. Сделав подсечку за нижние стропы, он выпустил воздух и стал собирать ткань, наматывая его на две руки. Подошел к инструктору. Доложил. - Все нормально. - Ну как ? - Не разобрал. - Сейчас посвятим тебя, а потом - на укладку. Процесс посвящения в разных местах отличался только деталями процесса. Ритуал соблюдался как при пересечении экватора - там заставляли выпить целую кружку соленной морской воды. Здесь, с разными вариантами, укладкой запасного парашюта, мастера или старики тремя ударами по заднице возвещали мир о том, что еще одним парашютистом стало больше. Выдержав эту процедуру и пожав руку с поздравлениями, Виктор побежал на укладочный стол. Как желание утолить жажду, он хотел вновь испытать счастливое ощущение полета. Он потом, прыгая с другими системами парашютов, всегда испытывал это чувство . Быстро сделав укладку, он попал в третью смену и ожидал команду на погрузку. Борт, с высоты полутора километров почти спикировав вниз, перешел на руление на посадочной полосе. Для летчика выброска парашютистов была обычной работой, и он ее выполнял почти как лифт в многоэтажном доме. Взлет, подъем, посадка. Второй прыжок был групповым. Один за другим сразу отделялись от самолета самый тяжелый 'Бусидо', затем 'Доктор', после него ' Квадрат'. Выход на второй прыжок был более осмысленным. Он уверенно отделился от самолета. Даже не считая 'Маня Ваня раз', отпустил самолет приблизительно до такого же расстояния, как и на первом прыжке и спокойно выдернул чеку парашюта. Проверив раскрытие и отсутствие перехлеста строп, развел и свел ноги в ответ на запрос. Он уж готов был поймать и испытать это чувство свободного полета, как вдруг увидел , что опережает в спуске 'Бусидо' -Черт! Он что ошибся в определении собственного веса? Я же выше его и тяжелее. Он меня не видит из-за своего купола. По правилам сходящиеся парашютисты должна сделать расход по сторонам, если идут лицом друг на друга , вытягивая оба правые 'клеванты'. Мозг мгновенно просчитывал все возможные варианты, и пока еще до нижнего купола было метров пятьдесят, он принял неординарное решение- - Пока он меня не видит, я буду рассчитывать только на себя. Иначе может быть путаница в расхождении, да и поздно уже поворачивать. Вытянув обе 'клеванты' , он уменьшил вертикальную скорость и пошел прямо на нижний парашют. Ткань купола была прямо под ногами и 'Доктор', словно в беге перебирал ногами, стараясь не зацепить 'каландр' (наименование парашютной ткани) матерчатой сферы. Перебежав середину и оставив справа вытяжной 'куполочек', он с облегчением подумал, что поступил правильно. И вдруг почувствовал , что проваливается как в вакууме вместе со своим куполом. Он не держал его больше! Не успев сообразить, что происходит и даже не подумав о том, что пора избавиться от бесполезного основного купола и перейти на запасной , как достаточно резкий рывок известил его , что купол вновь взял воздух! Он попал в столб низкого давления от парашюта 'Бусидо'. В посадочный круг уже и не пытался попасть - потерял высоту. Приземлился далеко. Собрал парашют и медленно пошел к инструктору. Тот бледный, и еще не выйдя полностью из оцепенения, ожидал его с докладом. - Ты в порядке? - Да! - А теперь скажи, почему ты принял такое решение? Виктор изложил ход своих рассуждений. - В принципе, ты поступил правильно. Ты хорошо представил свои действия, если бы два ваших купола схлестнулись вместе? - Да представить то можно, да вот пока не знаю, что делать бы стал, если бы это случилось. Высоты мало было. - Осмысли. Еще прыгать будешь? - Ну, конечно! - Давай на укладку. К нему подошел врач, - Позволь, давление проверю. Наверное, за двести будет. Давление оказалось на двадцать единиц выше, чем до прыжка. Это была настоящая стрессовая ситуация и на всех последующих прыжках Виктор всегда помнил , что в воздухе расслабляться нельзя. Дома жена почувствовала, что с ним что-то случилось и осторожно начала задавать наводящие вопросы, - Как на работе? - Все нормально! Вопросов больше не было потому, что знала - все равно не скажет. В постели долго ворочался. Внутренне напряжение не спадало. Копался в себе и вспоминал моменты своей жизни, когда ситуация не зависела от него и он не мог ее предвидеть или просчитать. Несколько лет назад Всевышний удержал руку пьяного до беспамятства линейного осмотрщика телефонных линий. Тот уже залег с карабином на тропе и ждал трех пассажиров с только что прилетевшего вертолета. Хорошо, что он тогда был в гражданской форме. Одним выстрелом 'работяга' нанизал бы всех троих. Спас тогда его друг - Николай Осадчий - прыгнул на этого осмотрщика и вырвал карабин. Потом они все вместе искали в траве выброшенный затвор. А протрезвевший 'пьянчуга' плакал, размазывая слезы с соплями в истерике, - Каких людей бы загубил, сволочь я! Дайте похмелиться, помру сейчас. Потом та граната, которую боец уронил за спину... А пробитый в двух километрах от берега борт лодки и температура воды шесть градусов... Вспомнилась разорвавшаяся в 10 метрах граната из АГС... Все! Хватит 'землю лопатить',- Приказал сам себе Виктор, - Спать! Спать! Спать! Усилием воли он перешел на 'аутогенику'. Представил поле цветущей ромашки. Теплый день. Солнечный лучик постепенно освещает лоб, глаза, нос. Все становиться теплым. Тепло проникает во все уголки усталого тела. Напряжение спадает сознание уходит. Уходит... Он провалился в глубокий сон . *** За день до окончания учебы занятия были прерваны, группа поднята по боевой тревоге и сидела в готовности к вылету, принимая и анализируя очередную информацию об угоне самолета. Ан -24 рейсом Якутск-Чита в районе контрольной точки Тахтамыгда был захвачен вторым пилотом с использованием перочинного ножа, который тот и приставил к горлу командиру корабля и потребовал изменить курс на Китай. Ситуация была бы расценена как забавная, если бы случилась на земле. Однако в воздухе, сидя за штурвалом в тесной кабине, многое нельзя делать исходя из здравого смысла . У тебя 40 пассажиров! Ответственность за их жизни диктует определенное поведение командира воздушного судна. Второй пилот это хорошо понимал и удачно использовал его беспомощное состояние. В этом месте китайская граница оказалась совсем не на замке и воздушное судно незаметно для наших стражей границы, и для китайских тоже, ее нарушило. Как впоследствии оказалось, информация об этом происшествии поступила спустя 3 часа от китайского МИДа. Сели на грунтовую дорогу посреди картофельного поля и почти два часа ждали представителей властей. Все пассажиры , в том числе 17 пограничников речной охраны, вышли из самолета покурить. Прибыли представители властей Китая. Вскоре подвезли горячий чай и бутерброды. Далее , чередой были действия по возврату всех членов рейса, за исключением - второго пилота. По данным резидентуры разведывательного управления (ПГУ-первое главное управление) китайцы его завербовали, обучили и... вскоре, он был заброшен на территорию Сахалинской области. В связи с этим был объявлен во всесоюзный розыск, установлен и судим сразу за два преступления. Эта ситуация вызвала горячие споры по поводу правомерности действий тех же пограничников на сопредельной территории. Были подняты международные законодательные акты, изучение которых показало на правомерность любых силовых актов со стороны пограничников или экипажа на борту судна. Если бы они знали об этом! Не знали и не обучены были. Это наталкивало на размышления о скудности и однобокости программ подготовки в высших учебных заведениях. Страна не знала, что теракты могут быть, что есть преступники, которые захотят решить свои проблемы именно таким путем- захватить заложников и угрожая их жизни диктовать свои условия . *** Служба в спецназе шла своей чередой. Каждый год, в том числе, проводились месячные занятия по тактике действий и организации противотанковой обороны. Новые приемы и специфическая информация хорошо развивали оперативное мышление офицеров. Использование всех видов артиллерии на прямой наводке входило в программу обучения. Не осталось без внимания и возможность получить устойчивые навыки по вождению броневой техники, тем более, что в учебной дивизии округа имелся целый танковый полк. Через особый отдел быстро 'порешали' вопросы выделения горюче -смазочных материалов и под видом кадрированной войсковой части сделали заявку на учебные занятия. На исходном рубеже уже стояли двенадцать машин с заведенными движками ( в танковом полку на рабочих учебных машинах были разболтанные воздушные системы запуска и эти танки заводились только в парке со стационарной системы либо с буксира) и сержантами-преподавателями на броне. Только на исходном рубеже ровная бетонированная площадка. Вся остальная прилегающая местность была изрыта танковыми траками, и представляла безжалостно изувеченную землю, местами выглаженную до блеска днищами. Маршрутный круг уходил вниз и терялся в болотной мари, через огромные лужи и небольшие возвышенности . Утренняя дымка стояла над полигоном и красное солнце высвечивало свежесть проснувшейся земли. Командир учебного полка подполковник Овсарагов, по случаю прибытия и занятий кадрированной части, решивший лично принять гостей и не ударить лицом в грязь, с улыбкой наблюдал, как здоровые мужики пытались втиснуть свои габариты в тесное танковое пространство. Майор Бужаков , позывной "Курган", мастер спорта по гандболу, имеющий руку немного меньше чем совковая лопата, ростом под два метра, широкий как курган, не смог вообще втиснуть свою гору мышц в этот железный "клифт". Сразу оценив бесплодность попыток воспользовался радиостанцией -'Диспетчер' - 'Кургану' -Ответил. -Командир! Хочу атомную подводную лодку с моими размерами. А в эту железяку я не влезаю. -Да, вижу! Отдыхай! С меня два выстрела из ПТУРСа. (На артиллерийской стрельбе 'Кургану' не досталось выстрелить из этого устройства, и Кольцов там обещал ему дать 'стрельнуть' в следующий раз) Овсарагов закатывался от смеха. -Все танки одного размера и механики - водители подбираются маленького роста ! Наконец с 'чертыханием' и поминанием конструктора нехорошими словами, разместились между рычагами, муфтами и тормозами. Пять минут посидели, осваивая пространство и привыкая к триплексу. Сержанты начали давать наставления. -Вот эта педаль - главный фрикцион, она же муфта. Вот эти два рычага - планетарный механизм поворота каждого борта гусеницы (ПМП). Если их отпустить- то редуктор начинает вращать гусеницу. Поворот танка плавно - рычаг ПМП надо выбрать. Резко повернуть - еще и тормозом заблокировать ПМП. -Сержант! Все почти так же как на тракторе? -Ну, да. -Так поехали! Кольцов принял все команды о готовности, и сам повернулся к командиру полка, -Все готовы. Можно начинать. -Что- то быстро они у тебя научились. У меня солдатик только полгода материальную часть изучает и учиться к танку подходить. Он взял микрофон армейской радиостанции, - Всем экипажам! Справа, по одному- 'товсь'! Дистанция сто - сто пятьдесят, скорость в пределах 40. Докладывать прохождение контрольных точек. Все двигатели взревели на оборотах и со второй скорости начали медленно, по очереди, выходить на полосу движения. Одна машина заглохла, и дежурный тягач быстро стал впереди танка. Два бойца зацепили тяжелый трос и отбежали в сторонку. Рывок.... и двигатель взревел на полных оборотах. Бойцы так же быстро отцепили трос. Танк, выбившись из очереди, последним уходил на трассу. - 'Бусидо'! Ты что заглох? Газа мало? - Запросил временного механика-водителя Кольцов - Командир ! Так, с непривычки с третьей скорости трогаться решил. - Внимательней! Догоняй машины. Овсарагов приник к окулярам дальномера. Минуты две молча наблюдал за движением бронированных коробочек. Первый отошел от старта. Сразу переключился на четвертую скорость и резво дал полный ход. На очередное возвышение танк выскочил так быстро, как будто и не имел этих, тянущих к земле, 48 тонн веса. Легко пролетев полтора метра, он всей своей громадой плюхнулся в грязевую лужу. Добротно размешанная траками жижа выплеснулась за края ямы, а приличная ее часть, как зонтиком, накрыла башню и сержанта - преподавателя. -'Задельфинил'! Еще один! У тебя что? Они все механики- водители? -Да, нет! Водители - все! Но не механики. А танк водят первый раз. Вон, в 'Волге' сидит - настоящий механик-водитель танка. -Не может быть! Восхищению командира полка не было предела. Он пытался найти какие- то ответы на себе же поставленные вопросы. Закурил сигарету! Первая машина возвращалась к 'старту'. Сержант на броне представлял по цвету однородную грязевую массу, и после остановки стек одним комком на землю, растопырив грязные руки. Между тем танки пошли на второй круг, но уже без преподавателей. Сержанты на старте дружно курили, обсуждая своих водителей довольно миролюбиво. В унылой службе хорошая встряска. Да и еще один день к 'дембелю'! После окончания вождения Кольцов попросил Овсарагова, - Ты дай-то мне хорошую 'машинешку'. Хоть немного прокачусь. -Бери двадцать третью. Почти новая. Кольцов, так же с трудом (все же 90 кг мышечной массы), залез в тесное для него сидение водителя. Огляделся. Осев в рывке на заднюю бортовую и качнув стволом пушки, танк уверенно тронулся с места. Укатив метров на сто заблокировал тормозом 'планетарку' и на полных оборотах крутнулся вправо, затем влево ... взрыхлив траками землю и оставив два концентрических следа. Тысяча двести лошадей, спрятанных в цилиндрах мощного дизеля, играючи двигали это порождение конструкторской мысли. У Кольцова невольно возникли сравнения, - В военной технике как в природе. Если есть хищник - то его пожирает другой хищник. Против этого монстра военной техники другой уже конструктор придумывает новую, более совершенную машину убийства. А человеку весьма неуютно находиться под этой броней, когда в него стреляют. Поставив машину на исходную позицию, предупредил вопросы Овсарагова, - До института на тракторе работал. Все вспомнил. - Я вижу, Вы все тут 'на тракторе работали'. *** Неделю назад майор милиции Дима Успенский (лет десять назад ходил тренироваться к Кольцову в спортзал), пригласил его провести цикл небольших лекций по премудростям спецназовской работы для недавно созданной в УВД роты быстрого реагирования. Занятия по тактике действий были как раз необходимы. Восемь сотрудников милицейского спецназа только что вернулись из Приморского городка. Там выполняли аресты по заданию следственного управления . Дело было деликатное. Преступное сообщество хорошо пользовалось телефонным правом. Имело приличные позиции в администрации города, и следователь боялся, что исполнение этого процессуального мероприятия собственными силами, может привести к нежелательным последствиям. Управились быстро. Приезд группы был известен только начальнику уголовного розыска, и все аресты прошли обыденно и просто. Все восемь сотрудников служили ранее в милиции и имели хороший опыт работы. Сдав оружие дежурному городского отдела (в то время ношение пистолета в не служебное время производилось с разрешения начальника и только по рапорту и только по веским основаниям) вечером решили посидеть в кафе 'Паллада'. Кафе было местом постоянной 'тусовки' местных боксеров, которые и контролировали ее. Мирные посиделки не могли быть мирными при нахождении в ограниченном пространстве двух, совершенно противоположных группировок. Очень быстро словесная перепалка переросла в хорошую потасовку. Спортсмены, которых было в два раза больше, растащили по углам всех сотрудников и эффективно применяли свои спортивные навыки. Следы еще долго оставались на лицах мужественных милиционеров. Надо сказать , что спортсмены тоже не досчитались нескольких своих друзей на тренировках. Случай стал известен во всех подразделениях и у себя в группе Кольцов, хорошо зная, кто как действовал, сразу провел детальный 'разбор полетов'. -Вас побили только по одной причине. Вы все были 'сам за себя'. Вы не были командой, - чеканил он слова ,сидящим перед ним милиционерам. -Запомните! Суперменов на свете не было и не бывает. Есть одаренные люди, которые тяжелейшим трудом и упорством достигли совершенства в своем деле или нескольких. Архимед был великим философом, но он еще был и великолепным боксером. Мастер каратэ Ояма - в совершенстве владел этим видом боевого единоборства, но он так же хорошо владел искусством экибаны. Как они сами считали - самые весомые победы для них были тогда, когда они решали противоречия миром! Сотрудник специального подразделения должен иметь 'хорошую голову', оперативную и юридическую практику, мгновенную реакцию на ситуацию, высочайшую физическую подготовку и мастерское владение практически всеми воинскими специальностями ( впрочем, и гражданскими - тоже) Забудьте о принципе "Пришел, увидел, победил"! Всегда должен быть разумный риск, глубокое изучение ситуации, филигранное планирование... и только после этого натиск, напор, быстрота. Философия спецназовца проста, как песня. Умение работать во всех стилях. Иметь непревзойденную реакцию на движение. Обладать жестким и сильнейшим ударом, особенно, на контратаке. Вы должны работать по наиболее болевым и опасным точкам. Степень воздействия на них может принести и пользу, и непоправимый вред. Их на теле у человека больше десятка. И только пять точек - особо опасные. Нанесение удара по шести бальной шкале всего силой только в два балла может привести к увечью, и даже смерти. Если вы профессионал - то должны в совершенстве владеть телом и движениями. Запомните прямую зависимость - Чем больше крови от удара - тем больше это смахивает на работу мясника. Ваша задача - без всякой крови и видимых разрушений обездвижить своего противника. Спецназовец не имеет права отступить или убежать. Ибо он в противостоянии с преступником представляет государство и закон. Кольцов старался, как можно убедительнее донести эту информацию до сознания каждого и закрепить ее на всю оставшуюся жизнь. Приводил личные примеры из жизни и случаи из операций спецподразделения. Надо было быть психологом и утвердить всех в мысли - насколько чувство команды должно сближать сотрудников и делать их в любой ситуации силой. *** Пришел приказ из центра - пройти боевую стажировку в Афганистане. Причем, гласил весьма строго и однозначно - все виды боевых действий! Сама по себе постановка вопроса была обыденной. Для сотрудника специального подразделения разделять, где было больше боевых действий - в своей непосредственной работе или за 'буграми', было бы не совсем правильно. Непонятно почему высокие начальники решили, весьма дорогую, свою элиту обучить ходить в атаку. Ставшие уже классическими, действия по захвату дворца Тадж Бэк (Дворец Амина) были давно изучены. Все офицеры знали по секундам действия групп 'Гром' и 'Зенит', кто и как погиб, а кто получил какие ранения. Кольцов , здороваясь с Кармышевым за левую руку (правую оторвало при штурме дворца ), с восхищением смотрел на этого мужественного человека. Примерял его действия к себе и мысленно прикидывал, как бы поступил сам в такой ситуации. Во время штурма дворца он был начальником районного отдела на 'северах' и сидел в резерве ПГУ, ожидая вызова. О том, что события надвигаются неумолимо, как гроза, чувствовалось по приказам об отмене отпусков, ужесточении повседневного режима досягаемости всех сотрудников. Никто не знал, что это будет Афганистан. Никто не знал, что эта война растянется на 9 лет три месяца и семнадцать дней. Никто не знал - сколько мы потеряем солдат, друзей и товарищей, сынов и отцов. По сути свой черный след она оставила во многих семьях навечно. А душевные раны притупились только через десятки лет. И побывавши в этой стране, Кольцов нашел ответ на постоянно мучивший его вопрос. Что дал ему Афганистан? Афганистан дал ему неоценимый опыт пребывания и выживания в суровейших условиях автономной работы, совершенно иное видение жизни и оценки событий. Опыт передавался с каждым возвращением командированного сотрудника. Составленные отчеты несколько отличались от справок по оперативной обстановке в зоне боевых действий. Сухой язык докладов и официального документа не высвечивал основные недостатки. Да и система заставляла лакировать все события. *** Неделю назад в очередную командировку уехали трое , - 'Доктор', 'Бусидо' и 'Пилот'. Провожая всем составом группы, высказывали только одно пожелание, - Вернуться всем назад! Очередь из солдат к этому спортивному снаряду не уменьшалась. Очередной, особо не разминаясь и как бы делая одолжение, брал гриф с четырьмя 'блинчиками' (всего-то 80 кг) и с натугой во всех мыслимых и немыслимых глубинах своего тела поднимал на вытянутые, дрожащие руки и с особым смаком и придыханием опускал металл на помост. Процедура повторялась с завидным постоянством и прервалась здоровым ефрейтором, который поднял штангу дважды. Солдаты одобрительно загудели, показывая восхищение силой молодого бойца. Желающих повторить попытку на два раза уже вроде не находилось. И тут к грифу подошел слегка лысоватый, в выгоревшей 'песчанке' и без каких-либо знаков различия, незнакомец. Молча вскинул блестящее железо на грудь. Со счета 20 дружные голоса каждое последующее движение, оглашали хором и остановились на цифре 43. Видимой усталости у незнакомца не наблюдалось, только высоко при вдохе поднималась мощная грудь и спина. Половина отряда, свободная от дежурства, сбежалась на спортплощадку. Феноменальные цифири вызывали удивление, восхищение и показывали на возможности человеческого организма. Слух о прибытии нового 'старшины' разнесся в считанные минуты. Особо не отличавшиеся 'физикой' говорили, что 'замордует' и уже прикидывали причины уклониться от занятий по физической подготовке. А на следующее утро весь отряд стоял в каре, отрабатывая приемы рукопашного боя. Это было острой, жизненной необходимостью. Вести о том, что одна застава вступила с 'духами' в рукопашную и дралась саперными лопатками и ножами, а под Кандагаром наемники выбили наш взвод с поражением только в голову и сердце, еще одно подразделение вырезали, поступали постоянно. Много говорят о красоте русской души. Там она раскрывалась полностью. Наверное, со всех сторон можно было исследовать поступок человека, решившегося сознательно, без приказа, пройти ночью более десяти километров по территории, контролируемой душманами, ради молоденького, раненного в живот лейтенанта. Он хорошо понимал опасность - могли убить и 'духи', и свои, поскольку действовало неписаное правило - ночью двигаются только 'духи'. Но умирал товарищ, и нужна была срочная помощь. В разгрузке, с одним боекомплектом, автоматом и шестью гранатами он ушел в ночь. Ранним утром прилетела 'вертушка' и забрала раненого. Это был поступок ради жизни другого человека! *** Ночью группа спецназа была поднята по тревоге. Темные улицы спящего города рассекались светом фар, мчащегося с большой скоростью автобуса Маршруты других автомобилей группы были проложены так, что в течение часа сотрудники были в сборе и через пять минут сидели в камуфляже, готовые к выполнению задачи. Причиной столь быстрого сбора была штатная для группы ситуация, действия в которой для сотрудников были слаженными и многократно отработанными . Но и легкой ее нельзя было назвать ,каждая имела свои особенности ,но всегда психологически тяжела и непредсказуема 'Полста первый' (позывной майора Величко) лежал второй час на холодном, продуваемом сырым ветром, деревянном чердаке. На исходе быстро стыла осенняя ночь. Рассвет едва начинался, наметившейся на горизонте светлой полоской. В щель, между досками крыши, в прицел и в бинокль, хорошо наблюдались все три окна соседнего, такого же деревянного дома. Расстояние для снайпера плевое - всего то 130 метров. Но ... там двое ребятишек, одного из которых мать все время носит на руках, а второго изредка поднимает на руки террорист. Годами воспитанное ощущение необходимости и важности своей работы давало офицеру моральное удовлетворение. Но сладостного чувства превосходства и 'суперменства' в удерживании в руках чужой жизни, он никогда не испытывал. Считал свою работу сродни работе хирурга. Что бы излечить - он всегда делал больно, но удалял, если нужно, смертельную 'заразу'. И хотя его действия были защищены законом, всегда оставалось щемящее ощущение какой то вины перед заложниками. В чем виновата мать этих детей..., да и сами дети? К их папе пришел гость из какой- то колонии.... Они так интересно разговаривают - дети раньше и слов таких не знали - 'на конине выезжать' , 'рябуху увидели'.... Так интересно! Такой весь разрисованный! Потом дядя с папой ругаться начали и подрались ,потом помирились, папа спать пошел и все никак не будился. А дядя схватил ружье и ....страшно стало, стрелять начал. Кричал, что всех убьет, если не будет водки и денег. Какой- то паспорт ему нежен и самолет в Пакистан. Мама вся белая с 'малым' на руках. Потом дядя стрелял в дверь и ранил другого дядю. *** Там шли переговоры. Снайпер слышал в гарнитуре переговорного устройства все команды и через пять минут докладывал изменение обстановки :- из какой комнаты и куда передвигается террорист, что имеет в руках и в какой степени возбуждения находится. От точности доклада и собственного восприятия обстановки зависело во многом решение штаба. Ведь он был не только наблюдатель, но и в ответственный момент должен был предотвратить угрожающее жизни людей поведение террориста. Сверху он хорошо был виден в майке с оторванным плечиком и цветным 'тату'. Снайпер разглядел обнаженную женщину на предплечье и в деталях исполненный замок -кремль на левой лопатке. Сразу возникла мысль о повторной судимости. -Домушник или квартирный вор, - подумал он. -В зоне видно стал закоренелым преступником. Вырвался на свободу...водки перебрал, а может, и 'дури' накурился. Ему сейчас море по колено. Протрезвеет ,конечно, жалеть будет. Но до этого еще столько 'наворотить' может, если его не остановить. Если бы была команда на его отстрел, майор мог бы уже несколько раз выстрелить на поражение. Морально тяжело, но оправданно- этот подонок угрожает жизни детям и женщине.. Пока ситуация не вышла из под контроля и необходимости в нейтрализации преступника нет. ...но если он замахнется и угроза жизни будет прямая - он вынужден будет стрелять. Закон это и разрешает и предписывает . 'Полста первый' размял пальцы, согревая их теплым дыханием. К утру холодало, влага проникала во все щели его укрытия. Стекла прицела снайперской винтовки были смазаны специальным составом от запотевания, а подсветка шкалы расстояния позволяла вести прицельный огонь без 'ночника'.(НСПУ -Ночной стрелковый прицел, унифицированный) Сразу после выхода на точку он проверил установки расстояния. На такой маленькой дистанции поправки на ветер, влажность воздуха и температуру не учитывал. Точку наблюдения он выбрал удачно. Поскольку за ним не велось контрнаблюдение, то и не было нужды особо маскироваться. К принципам и приемам настоящей маскировки он относился как к высокому полету мысли и мастерству. Считал это выражением характера и пытался по мелким признакам понять серьезного противника, поставить себя на его место. Его учитель рассказывал занимательные случаи из снайперской работы еще со времен отечественной, результаты которой он пытался повторить. Не всегда это получалось. Он расценивал фантастические попадания из 'мосинки' (винтовка Мосина) в пятак на расстоянии 500 метров как приукрашивание и желание учителя показать ему рубеж и высший класс точности стрельбы снайпера , к которому он должен стремиться. Да и профессионализм не заключался только в точной стрельбе. Для снайперского выстрела, может только раз, 'штучно', нужно сделать хорошую маскировку и устройство 'лежки'. Все высокие и выступающие предметы на местности легко воспринимаются так же и противником. -Всегда смотри на свою работу глазами врага. Если ты увидишь себя - то и он будет видеть тебя! Надо выбирать точку неожиданную и оригинальную, нахождение в которой снайпера, даже не могло бы натолкнуть противника на мысль ,что он может быть там. Слиться с местностью, стать ею. Не дышать и терпеть. Не двигаться. И упорно ждать своего часа. Это и есть класс работы настоящего профессионала. Он всегда считал высоким искусством - работу против такого же профи. А так по 'легкому' - завалить 'быка' каждый 'ремесленник' сможет. Главное - не работать с одной и той же точки и подготовить пути отхода. *** Меховой камуфляж неплохо держал тепло первые полчаса, потом холод постепенно с ног добрался до всех частей тела. Не сдвигаясь на месте и не прерывая наблюдение ,он сокращал мышцы тренированного тела, чтобы согреться. Чаще согревал пальцы правой руки, При давлении на спусковой крючок снайперской винтовки палец не должен потерять чувствительность. Нажатие на металл должно быть легким как перышко и плавным как качание волны. Так учил его наставник. Как яркий рекламный ролик вспомнилась ситуация в 'горячей точке'. Там было гораздо сложнее. С разрушенного пятиэтажного дома бил снайпер 'чехов'. Боец внутренних войск почувствовал удар в плечо, резкую боль, а затем докатившийся звук выстрела. Блок -пост был готов к отражению атаки, поэтому бойцы вели наблюдение за бетонными укрытиями и автоматные очереди с зеленой полосы особого вреда пока не доставляли и относились к разряду тревожащих. Но этот прицельный выстрел заставил сотрудников вспоминать об опасности даже при передвижении по территории. Все знали ,что выстрел возможен. Бойца увезли в госпиталь в состоянии болевого шока. Пуля раздробила суставную сумку и вырвала часть лопатки. Парень потерял много крови. Его обкололи промедолом , но до прибытия транспорта и врача он еще два раза терял сознание. Очень быстро вычислили, с какого места в кирпичной кладке, стрелял снайпер. Имеющееся на блок-посту оружие, не позволяло подавить стрелка - от стенки отскакивали только кусочки кирпича (вот качество старой постройки), да и он уходил сразу после выстрела. В него нужно было стрелять только тогда, когда тот был в 'точке', за стеной. Для этого нужно выполнить несколько промежуточных задач. Заставить себя обнаружить и уничтожить его в это мгновение. До мелочи вспомнилось, как он целый день готовил муляж из соломы, старых гимнастерок, армейской каски и при помощи блоков на прочной капроновой веревке пытался придать ему некоторое движение, как делал маскировку - небрежную... и все же заметную для опытного профессионала. Второй день он потратил на уговоры командира провести массированный огонь по дому и окрестностям, чтобы вынудить снайпера уйти из укрытия. Затем в кромешной тьме, минуя свои 'сигналки' и обнаружив еще пару растяжек, на ощупь, испробовав все выступающие из земли предметы , он тащил мину со специально сконструированной тарелкой взрывателя и размещал ее на видимой со стороны блок-поста стороне, прямо под разломом в кирпичной кладке. Конечно, его затея вызывала недоумение и вопросы -Зачем это нужно? Лучше вызвать танк или поразить его с 'мухи' (РПГ-22). Но никто не мог гарантировать, что за это время снайпер-чех не сделает еще один выстрел и не убьет кого - то из наших бойцов, да и с гранатомета попасть в 'точку' достаточно сложно. Майор вспомнил с улыбкой, как хлопали его по плечу и обнимали товарищи, когда затея с 'иконой ', (как тут же прозвали вывеску мины) удалась. В то такое же тихое утро, 'чех' рассчитывал на неосторожное движение после сна наших солдат. Мало ли? Бегом в туалет или умывается неосторожно... 'Полста первый' лежал на позиции, полностью прикрытым от выстрела. Несколько раз подтягивал шнур замаскированного муляжа, не выпуская из виду пролом в кирпичной стене. В прицел увидел, как в замедленном кино, облачко дыма ,а затем докатившийся звук выстрела. Почти мгновенно он выстрелил в тарелочку взрывателя мины. С оглушительным грохотом она взорвалась, подняв тучу красной пыли и сделав пролом в два метра в кирпичной стене. Внутренне напряжение сразу упало, он почувствовал удовлетворение не только от хорошо сделанной работы, но и от того, что избавил землю еще от одной нечисти. *** За воспоминаниями он не переставал контролировать действия террориста и переговоры своих коллег. Он знал, что в такой же как и он позиции, так же продрогшим и в напряжении лежит его друг-снайпер с позывным 'Полста пятый', выполняющий те же задачи. И в случае поступления команды на отстрел, они будут стрелять вместе. Слишком велик риск и бесценна жизнь заложников, что бы дать террористу сделать свое черное дело. По отрывистым фразам и по их характеру он понял, что вскоре последует команда на штурм. Через некоторое мгновение, он в оптический прицел (ПСО) увидел, как вылетела, словно раздавленная игрушка, входная дверь. Забегающих в комнату бойцов спецназа, лежащего на полу со скрученными руками террориста с заляпанным хлорацетофеноном лицом, набрякшими и залипшими от слезоточивого газа узкими щелочками глаз. Он мысленно повторил фразу своего наставника, - Жизнь хороша в любой форме... Волна облегчения накатилась на все тело. Конец операции, да и стрелять не пришлось. В наушниках прозвучала команды 'отбой' и 'сбор'. Предстоял разбор 'полетов' и хотя группа работала всю ночь, объявлять выходной никто не собирался - не принято. *** По воровским законам 'Барсук' не мог быть авторитетом. В зоне не крутился! За ним нет ни одной ходки. Коронован ворами в законе не был. На 'сходняки' не ходил, да и не звали. Воровские законы ни во что не ставил. И хотя держался особняком со своими дружками, о нем слышали во всех зонах. Среди 'братвы' ходили слухи, что держит он дружбу с начальником уголовного розыска. Даже не слухи так, догадки. Одного 'барыгу' с 'капустой' вроде они прессовали. 'Барыга' с девятого этажа выпал, а им сошло все. Говорят 'мокрое дело'- до сих пор 'висяк' На неделе братва 'хату' взяла, вещички в отстое были. Так он первый появился со своими... а откуда узнал про 'отстой', и кто брал 'хату'?. Наехал нагло, двух 'друганов' били жестко - 'раскололи' горячим утюгом. А на кой им это нужно было? 'Друганы' оба в больнице оказались, те в милицию сообщили - положено. Ну и началась круговерть. Опера набежали, раскрутка пошла. Пальчики на 'хате' кто оставил? Так, это чьи пальчики? Вроде и подкопаться не под что.. 'Ментам' не сдавали. Но подставить- то подставили. А 'крысятничать' то зачем? Свои - законы воровские знают. Свой бы не подставил. На 'перо' быстро посадили бы. Тут нужно присмотреться. На зоне появятся - там проще будет. Проверим быстро. С такими мыслями смотрящий по городу от 'общака' воровской авторитет по кличке 'Ханя', ехал в сопровождении своих телохранителей на 'полковой развод'. Под аркой входных ворот стадиона 'Северный' собиралась вся вольная 'братва' для решения проблем воровского бытия. 'Щипачи' , 'домушники', 'бакланы' и 'гопстопники' несли в 'клювиках' дань от своего бандитского промысла в общую кассу для 'грева' зоны и на дела бренные. И хотя из этих, не праведных денег, только процентов десять пойдет за колючую проволоку, 'Ханя' считал, что остальные тоже идут на пользу дела в собственном кармане. Ему тоже жить надо!. По - другому думать вор со стажем не мог. Все, что можно было украсть, он воровал без зазрения совести. А тут, наделенный доверием 'братвы', кто же пройдет мимо. Эти все шестерки на него работают! У него ответственность смотрящего! И криминал должен быть бизнесом! 'Ханя' обстоятельно сделал 'развод', наметил - кого купить , этого- припугнуть, малолеток на дело поставить. Не забыл поручить своим двум сметливым 'шестеркам' походить за Барсуком недельку. 'Барсук' был жаден патологически и по животному жесток. От вида чужой крови он распалялся. Она приводила его в бешенство. Невероятно силен физически, в исступлении он был страшен и способен на 'беспредел'. Вчера втроем, со своими такими же 'отморозками', они завезли в лес молодого коммерсанта и подвесили его за ноги. С собой у него была небольшая сумма, и 'Барсук' никак не хотел верить, что это все деньги. -Где зелень? Яйца оторву! - Орал он на сильно избитое тело. От вида крови начал сатанеть и уже плохо контролировал себя. Не большой березовой дубинкой, одним ударом, как кролика в забое в основание черепа, он завершил свое черное дело. Жертва задергалась в судороге и сразу обвисла. Двое накинулись на него, - Ты что делаешь? Под 'мокруху' лезешь? Сматываемся!. Тело коммерсанта нашли случайно на второй день. Секретно Управление КГБ СССР по В...скому краю Дело оперативной разработки ?342 'Бешенный' на Жабаева Семена Ивановича, 1968 года рождения В криминальной среде известен под кличкой 'Барсук', чрезвычайно жесток и упрям. Обладая незаурядной физической силой, использует ее для принуждения своих 'подельников' к действиям, в пользу своих интересов. Жаден. Хитер и изворотлив. Год назад был завербован уголовным розыском под кличкой 'Чалый' и состоит на связи у начальника уголовного розыска майора милиции Карасева П.В. Использование агента 'Чалого' планировалось для оказания положительного влияния на криминальный мир, с ближайшей перспективой занять влиятельные позиции в этой среде. Однако в силу отрицательных качеств и отторжения среды, продвижение его в этом направлении не удалось. Реально агент используется для раскрытия уголовных преступлений по указанию начальника уголовного розыска (объект дела оперативной разработки 'Оборотень') Объект 'Бешенный' подозревается в убийстве гражданина Самыкина НП, истязаниях и убийстве предпринимателя Караваева ВГ. Имеет намерения поселить свою группу в отдельном доме в загородном поселке, вооружить ее автоматическим оружием. Откуда осуществлять грабежи видных богатых коммерсантов и предпринимателей . Планируемые мероприятия по реализации имеющихся материалов..... *** За 'Барсуком' и его сообщниками по пятам уже ходили 'братки' и 'контора'. Информация , полученная прослушиванием телефонных разговоров указывала на намерения группы встретиться после недельной 'лежки'. Установленное наружное наблюдение за тремя адресами , позволяло одновременно произвести аресты всех фигурантов банды. Их брали утром. В интересах следствия это должны быть негласные аресты. Следователь уже прогнозировал поведение основного подозреваемого. 'Барсук' начнет отрицать свою причастность, если будет знать, что его два дружка - подельника находятся на воле. Главное было сыграть на противоречиях в показаниях и ломать психологически каждого по очереди. Наружное наблюдение установило, что каждое утро объект разработки 'Бешенный' покупал пачку сигарет в соседнем магазине. Туда и поместили заблаговременно трех сотрудников . 'Барсук' на выходе огляделся . Все было пусто. Как и вчера машина Скорой помощи дежурила третьи сутки - у бабушки на нижнем этаже было тяжело с сердцем - проверял! Точно, вызывали скорую! В магазине покупателей вообще нет. Какой то 'замухрышка' у прилавка стоит, да два грузчика холодильную камеру перетаскивают. 'Барсук' два раза прошелся перед окнами магазина. Вроде все тихо. Ладно! Пошел 'курево' брать. Грузчики возились с дверью, пытаясь открыть верхние и нижние запоры. Как только 'Барсук' поравнялся с грузчиками , даже не поняв толком, что произошло , уже стоял с закрученными за спину руками . 'Замухрышка' ловко одевал наручники. У него оказались цепкие пальцы. Браслеты были так плотно затянуты, что через некоторое время кисти рук посинели и 'Барсук' с трудом их чувствовал . В машине начал орать, -Фашисты, 'менты' поганые! За что невинного человека взяли? Выйду всех резать буду! У конвоя не было намерений церемониться с ним и коротким, сильнейшим ударом в живот, в диафрагму, длинная, истеричная тирада была прервана на полуслове. Наряд по 'форме сто' еще не оформлялся, во избежание лишней ответственности решили наручники немного ослабить. Барсука определили в камеру, где уже находились два таких же 'не винных' обитателя. Как затравленный зверь он лихорадочно соображал, как держаться ему перед 'следаком' и какая у них есть 'предъява'. Расклада не было! Если дружков взяли и те 'расколятся', то 'чалиться' придется в зоне ему одному , а за два 'мокрых' светит лет двадцать - двадцать пять, а то и 'вышка'! Но 'зоновская' братва не простит беспредела со своими и работу на 'ментов'. Опустят сразу. Суки. Зажали. Ненависть сидела во всех глубинах его грешной души . Он считал, что виноваты 'менты' - они сломали его жизнь... и все остальные, у кого 'бабки' есть. Жалости к убитым им людям, он не испытывал. 'Зелень' должна быть у сильного! Барсук еще не знал, что Всевышний уже начал сближать его жизнь с карающим мечом закона. Еще немного и их пути сойдутся . Группа 'Альфа' в третий раз за месяц была поднята по тревоге. Из информации, поступившей на дежурного следовало, что арестованный и находящийся в следственном изоляторе подозреваемый в двух убийствах гражданин Жабаев С.И. по кличке 'Барсук', угрожая 'заточкой', захватил в помещении для досмотра в заложники двух женщин- контролеров СИЗО , из которых одна была беременная. Выставил требования предоставить ему самолет, выпустить его двух 'подельников' и привезти из банка миллион долларов. Металлическая дверь с небольшим окошком, закрытым изнутри, отделяла заложников с преступником от коридора. Переговоры велись через закрытую дверь. Собранный штаб начал анализировать имеющуюся информацию. Представленные материалы дела оперативной разработки 'Бешенный' и уголовного дела по факту убийства, убедили прокурора в высокой социальной опасности Жабаева. Решение о его ликвидации было правильным по нескольким причинам. За совершенные деяния он все равно получит 'вышку', рисковать жизнью женщин- контролеров и жизнью не родившегося ребенка - слишком большая цена. Его нейтрализация должна иметь отрезвляющее действие и иметь показательное значение для всех остальных осужденных. Все должны знать, что захват заложников - это тяжкое преступление и государство церемониться не будет! Теперь стояла главная задача - заставить 'Бешенного' выглянуть в окошко. Решение о ликвидации тут же довели до спецназа, и оказалось, что оно намного облегчало задачу. Штурм помещения с крепкой металлической дверью был возможен только одним способом - путем подрыва накладным зарядом. Но гарантии, что этот взрыв не сделает никакого вреда заложникам, не было. Особенно беспокоило самочувствие беременной женщины - контролера. Коллективно поразмыслив, пришли к единственно правильному решению о размещении сотрудника над самим окошком, который бы был вне поля зрения 'Барсука'. В мастерской отрезали 'болгаркой' трубы и расположили их трапецией над окошком. Двумя отрезками уперли конструкцию в противоположную стенку. Чтобы не было постороннего металлического шума, и устройство не бросалось сразу в глаза, трубы обернули тряпками цвета стены. Очень тихо, сняв обувь, капитана Касатонова, (радио позывной 'Стрелочник'), подняли и закрепили на подвеске от СУРа прямо над окошком металлической двери. Начальник изолятора , (он вел переговоры), принес затребованную сумму денег. - Жабаев! Ты слышишь меня? Я принес тебе деньги как ты и просил. Миллион! Как брать будешь? В банковских мешках или по карманам рассуешь. Так много же - почти два мешка. Посмотри. Оба мешка поставил почти под самую дверь. Для того, что бы их увидеть, нужно было высунуть почти полностью голову из окошка. Жадность и ненасытное чувство обладания деньгами (- Все время мало! Мало! Мало!) , сыграло с 'Барсуком' злую шутку. - Всем выйти из коридора! - Истерично заорал он, - Если не выйдете - заколю бабу. - Да, ты не волнуйся. В коридоре и так никого нет. Я сейчас ухожу. Деньги под дверью. Окошко открылось и оттуда выглянуло измученное лицо женщины- контролера. Она осмотрела помещение, отметила 'трубные' изменения в обстановке коридора и его гулкую пустоту. - Деньги вот здесь лежат. Она показала пальцем на нижнюю часть двери по направлению мешков. - Два мешка. В коридоре никого. Все еще опасаясь, 'Барсук' быстро выглянул в окошко - взгляд вправо- влево, и сразу закрыл его. Уже уверенный, что в коридоре никого нет он выставил голову по шею и с победным торжеством, (мои деньги!) начал рассматривать два мешка, одновременно лихорадочно соображая , что делать если они туда что-нибудь заложили. Эта последняя мысль в его жизни была прервана сухим щелчком пистолетного затвора, исправно вытащившего гильзу использованного боеприпаса. Молибдено - кобальтовая пуля, вытолкнутая штоком из специального патрона, без звука, пламени и дыма, пробила толстую кость черепной коробки 'Барсука', пронизала все тело, выйдя через ягодичную мышцу. С глухим стуком уткнулась в бетонный пол и отколола небольшой осколок. Тело 'Барсука' осело мешком и завалилось на спину. На бетонном полу, возле головы, сразу образовалось черное, густое пятно Стеклянные, неподвижные глаза, устремленные в потолок, сразу заострившиеся резкие черты лица в свете тусклой лампочки, провожали на небеса беспутную душу. Всевышний, наверное, гордился своей работой. Одним грешником на земле стало меньше. Да-а! Не зря он говорил, - Да воздастся за дела ваши! Обитатели всех 'хат' СИЗО очень быстро узнали кого, как и за что 'завалили' в коридоре. Перестук по камерам о том, что в изоляторе находится 'Барсук', был еще вечером - пришла 'малява' (записка,письмо) от 'Хани'. Это был единственный случай, когда обитатели изолятора на допросах получали обстоятельный ответ следователя. - Слышь ! Начальник. А за что завалили 'беспредельщика'? В остальном - все было как обычно. *** Старший лейтенант Полынцев (радио позывной _ 'Бусидо' - взял радио позывной по названию кодекса чести самурая) стоял на страховке спусков. Предварительно , а под воду шел 'Квадрат', он проверил заправку 14 литровых баллонов АВМ-7. Остаточный воздух позволял быть под водой на глубине до 7 метров минут пять. Он проверил на открытие поясной и центральный замки. Подогнал плечевые ремни акваланга и сделал продувку легочного автомата. 'Квадрат' стоял уже в маске и неопреновом гидрокостюме, растопырив руки в черных перчатках. Утяжеленный дополнительным грузом, для придания массе тела, вместе с размещенным не нем оборудованием и пористой резиной нулевой плавучести, он обе ноги всунул в водолазные боты со свинцовыми подошвами и ждал когда 'Бусидо' затянет на них резиновые пряжки. -На сколько воздуха хватит ? - Спросил он у выпускающего -Минут на пять! Железно! Как почувствуешь затруднение дыхания- переходи на резерв . У тебя три минуты на выход. Сигналы те же. 'Квадрат' взял резиновый загубник в зубы и в прыжке спиной ушел на воду. 'Бусидо' привычно держал один конец страховочной веревки - второй был привязан к поясу аквалангиста. Тщательность в подходе к проверке оборудования диктовали условия нахождения в иной - не воздушной среде, где любая оплошность могла привести к плачевным результатам и даже к трагедии. Теория парциального давления, весьма однозначно, трактовала правила поведения человека под водой. С давлением шутки плохи! Обычный воздух в своем составе содержит только 28 процентов кислорода , остальное азот- почти семьдесят... и на остальные газы- около 2 процентов. Соотношение сохраняется в обычных условиях при давлении в 1 атмосферу. Но под водой давление воды резко изменяет это соотношение из-за разной степени сжимаемости газов . До четырех атмосфер (30 метров) изменение соотношения газов в воздухе незаметно, однако на большей глубине необходимы другие смеси для дыхания. Выход из глубины тоже имеет жесткие правила. Если аквалангист будет опережать всплывающие воздушные пузырьки - то растворенный в крови кислород будет вести себя также как выделяемый газ при вскрытии бутылки шампанского. Необходимы обязательные остановки и адаптация организма. Экстренно всплывающему с глубины 30 метров водолазу, срочно нужна барокамера. Или можно навсегда потерять здоровье. 'Бусидо' помаленьку вытравил страховочный фал до отметки семь метров. Он знал, что на дне есть выступающие предметы для обследования и закрепления навыков работы водолаза на глубине. Страховочный фал плавно ушел на полметра. Резкий рывок - означал сигнал 'срочный подъем'. -Зацепился за предмет! На резкий рывок не похоже ! - подумал лейтенант. Пока секунд пятнадцать 'Бусидо' соображал , что значит этот выбор фала, как из воды, стремительно как поплавок, почти по грудь выскочил 'Квадрат'. Выплюнув загубник и на глубоком вдохе , -И-и-и! Какая с.. забивала баллоны? Где мои резервных три минуты? Ненормативная, громкая лексика 'курсанта' выбросила из своей 'кандейки' инструктора ДОСААФа, где сотрудники спецназа проходили учебу на курсах 'легководолазников'. Оказалось 'Квадрат' выработал воздух в основных баллонах, и почувствовав затруднение дыхания, спокойно решил перейти на резерв. Сжав две симметричных скобы на ручке открытия резерва, вытянул трос и не почувствовал облегчения дыхания. Не ожидая такого поворота событий, дал сигнал фалом 'Экстренный выход' и на выдохе стал ждать подъема. Когда стало совсем невмоготу, и он уже потерял надежду дождаться подъема фалом, сам схватился за рядом уходящие вверх прутья лестницы. В одно мгновение оказался в другой физической среде с живительным воздухом. Ситуация вызывала улыбку и наводила на грустные размышления. Кольцов очень быстро разобрался с причинами невнимательности и несоблюдения технологии 'забивки баллонов воздухом' и заставил офицеров еще раз пройти сигналы оповещения. Все сотрудники готовились работать на базе боевых пловцов подводников ВМФ 'Птичий Остров'. *** Капитан второго ранга Серебров считался гордостью спецназа ВМФ. В черной куртке, с обветренным бронзовым лицом, он стоял на 'палубе' своей учебной базы, - затопленной по самую рубку списанной подводной лодки, в которой были оборудованы несколько помещений - классов для обучения боевых пловцов. От старого корпуса лодки остались и носовые торпедные аппараты, которые использовались для экстренного выхода на поверхность. С глубины 12 метров, на которой были навечно упокоены устройства для выброса торпед, выход был весьма прост, но психологически преодолеть эту процедуру, удавалось не каждому матросу. Дизелей на лодке давно не было. Все механизмы приводились в движение с берегового электропитания. Командование ТОФ с прохладцей относилось к его службе. В использовании спасателей не так часто была нужда. По сравнению с экипажами всех надводных кораблей флота финансово 'любили' Сереброва по остаточному принципу. Оборудование учебной базы - это была его заслуга. Однажды он предложил заместителю командующего провести показательную порку всех командиров кораблей первого ранга. Противодиверсионные мероприятия включают постоянный режим проверок корпуса и периодическое проворачивание винтов. Находящийся под днищем диверсант, должен быть увлечен стремительным потоком воды и 'пошинкован острыми лопастями винта'. Но ведь не соблюдают режим! Мирная жизнь убаюкивает. Его предложение было поддержано контр адмиралом, и в течение одних суток Серебров заминировал все стоящие на рейде и у стенок корабли. 'Разбор полетов' начался в Доме Офицеров, куда были собран высший командный состав флота. На сцене была вывешена специально доставленная с Черноморского флота картина - 'Взрыв крейсера Новороссийск'. - Товарищи офицеры! - Начал заместитель командующего. - Эта картина висит в Италии в штаб-квартире боевых пловцов - подводников. Спустя почти двенадцать лет после окончания войны артиллерийский крейсер 'Новороссийск' был взорван в Севастополе, погибло почти полторы тысячи человек. Сегодня, из-за Вашего разгильдяйства, мы могли потерять все корабли потому, что они были легко заминированы. Командиры кораблей не держали зла на него. Все понимали, что эти меры необходимы. После такого доказывания необходимости своей службы даже в мирное время, Серебров получил приказ сделать все возможное для обустройства учебной базы. Первые полгода действительно чувствовал поддержку и успел выхватить лодку с утилизации. Потом все пошло по-прежнему, 'на тебе боже, что нам не гоже'. Начальство вспоминало о нем только тогда, когда надо было проводить спасательные работы. Но по приезду очередных клерков из министерства его 'утопленную' лодку все время показывали как весомое достижение мысли, а передовой опыт старались передать всему флоту страны. На теоретических занятиях в группе курсантов, собранных со всех флотов , Серебров чеканил слова , -Запомните! Работа боевого пловца-подводника, - сродни работе разведчика. Он должен появляться там, где никто не ждет! Если его обнаружили - это провал и конец всей работе и даже жизни! Достаточно взорвать приличный заряд в радиусе пару сотен метров от водолаза, и он будет не способен выполнить свою задачу. Вы все видели оглушенную рыбу? Вот так же и Вы будете всплывать, если Вас обнаружат! *** . Все обучение на 'Птичьем острове' заканчивалось итоговым занятием. Курсанты за сутки получили маршрутный лист, расчет 'проходки' по азимуту на 'Протоне' (средство доставки) с двумя контрольными точками. 'Квадрат' с 'Бусидо' получили одно основное задание - заминировать корабль, стоящий на рейде, и должны были в паре его выполнять. Вечером долго переговаривались, лежа на диванчиках в гостинице. 'Квадрат', как старший по званию, озвучил свои раздумья, -Слава! Ты понимаешь, что нам по указанному маршруту нельзя идти! Если этот маршрут знает кроме нас еще кто-то, то его могут 'оседлать' и ждать там заранее. На контрольных точках и, самое главное, на рейде, в момент нашего подхода, я бы посадил четверку бравых ребят. И все! Наше задание 'пшик'. -Согласен с тобой. Это же армия. На контрольных точках нас будут ждать дабы убедиться , что все в порядке. Что мы с тобой живы и здоровы! Ты представляешь, какую они будут 'икру метать' если мы сделаем хоть шаг в сторону? Нам потом такую бумагу напишут! -Да пусть пишут. Наша задача заминировать эту посудину. Мы ее выполним! Предлагаю маршрут пройти 'наоборот'. Смотри! На 'Протоне' на 'быстрых ногах' сначала 'магнитим днище' ( постановка мины на магнитных держателях), а потом идем на контрольные точки. Сначала выполняем задачу, а потом им доказываем, что мы живы и здоровы. А то, что напишут...Да и хрен с ним !. У себя то мы 'отожмемся'. Давай прикинем маршрут 'наоборот'. Покричат немного и успокоятся. Смотри прохождение второй контрольной точки по времени такое же, как если бы мы шли 'прямой дорогой'. 'Квадрат' и 'Бусидо' стояли уже в гидрокостюмах мокрого типа и делали продувку легочных автоматов. Пористая резина плотно облегала по окружности переднюю часть лица. Стекло маски уже смазано специальным жировым составом от запотевания, резиновые ласты подогнаны, У каждого на поясе прозрачная планшетка с маршрутом движения и там же по одной магнитной мине .На запястьях обеих рук компас с часами, и глубиномер со светящимися циферблатами. Удерживая зубами 'загубник' и толкая впереди себя индивидуальный дыхательный аппарат (ИДА) ( для того, что бы не демаскировать пловца всплывающими пузырями воздуха от выдоха , используются аппараты с замкнутым циклом, где специальный регенерационный патрон отделяет углекислый газ и возвращает кислород для дыхания). 'Квадрат' протиснулся в трубу. Перебирая локтями продвинулся на размер своего роста . Почувствовал как закрылась задняя створка торпедного аппарата и вода постепенно стала заполнять все пространство. По возросшему давлению на уши он определил, что соединение водной среды на глубине 12 метров закончено, и передняя створка сейчас откроется. Тусклый проблеск света показал на освободившийся путь в морское пространство. Медленно работая ластами и помогая себе локтями, вышел из тела торпедного аппарата. Сделал 'продувку' ушных раковин, зажав нос через маску и создав напряжение в носоглоточных пазухах. Одел на спину ИДА и закрепил его поясным и центральным замком. Поднятым со дна небольшим камешком два раза ударил по обшивке лодки. Тем самым, известив руководителя об отсутствии каких либо происшествий при осуществлении сложной операции перемещения из одной среды в другую. Стал ждать выхода 'Бусидо'. На глубине 12 метров было сумеречное освещение. Громада подводной лодки угадывалась темным контуром. Водоросли едва волновались от покачиваний воды. Металлический корпус лодки густо оброс мидиями. От них уже давно поверхность никто не очищал и корпус представлял собой какую-то шероховатую кожу подводного чудовища. Только выход из торпедного аппарата чистым эллипсом сопряжения, словно глазом задумчиво смотрел в толщу мрака. 'Квадрат' замер, ожидая выхода 'Бусидо'. Тело медленно опустилось на дно. Свобода перемещения в трехмерном пространстве давала восхитительные эмоции. Если бы не давление и ощутимое сопротивление среды состояние можно было бы сравнить с полетом и невесомостью. - А космонавты первое знакомство с невесомостью как раз в воде и делают, - подумал он,- за то они мины на себе не таскают. У каждого своя работа! Майор прислушался к шорохам моря. Издалека доносились искаженные звуки работающего вспомогательного дизеля. А вот громкие и размеренные звуки - работа основной машины. Потрескивание ударов камня друг о друга, шум разбивающейся о стенку волны, далекие и гулкие удары молота о металл, потрескивания и посвистывания. Безмолвие подводного мира было только в сказках. На самом деле водный океан полон жизни и симфонии звуков. Из выхода - эллипса торпедного аппарата, сразу после небольшого выброса светлого переливающегося воздушного пузыря, показались скругленные края акваланга. За ним медленно выплыло темное тело 'Бусидо'. 'Квадрат' помог ему закрепить ИДА за спиной. Глядя друг другу в маски почти одновременно показали друг другу сформированную двумя пальцам букву 'О' - 'Все хорошо',- и работая ластами проплыли вдоль борта лодки к стоянке их подводной техники - средств доставки . На специальной площадке уже были приготовлены и лежали свинными тушками механизмы быстрого передвижения под водой, именуемые среди подводной братии 'Протонами'. В сигарообразном корпусе располагались аккумуляторы, приборная доска с подсветками шкалы показателей и небольшой винт. Это чудо техники могло доставить держащегося за него пловца со скоростью 3 узла на приличное расстояние. (Все зависело от заряда аккумуляторов). Майор, разворотом 'Протона', установил показания стрелки компаса по направлению на основную цель - стоящий на рейде корабль. Держась рядом, на расстоянии вытянутой руки, по пологой восходящей линии, вышли на глубину шесть метров. Посветлело заметно. Тугие струи воды от работающего винта, мягкими толчками уходили в коленки. Майор изредка ластами подправлял направление по компасу. Через некоторое время звук вспомогательного дизеля стал четче, Чтобы не быть замеченным с борта корабля, они сразу ушли на глубину десять метров. Корпус судна перед ними возник внезапно. По деформации металла между шпангоутами майор сразу определил , что крейсер старой постройки. За свой долгий век его изрядно трепала и била морская волна. А вот и вырезанный кусок обшивки... и наложенная заплатка, в отдельных местах обросшая ракушкой. Ремонтировался в доке. Отцепил с пояса одну мину (чтобы не нарушать баланс нулевой плавучести, муляж магнитной мины был подобран по плотности воды). Осторожно придерживая за край и стараясь не издавать звук, прилепил ее к металлу. Опустившись метров на четырнадцать, под килевой балкой прошли на противоположную сторону корпуса, где и поставили вторую мину. Если бы это был настоящее минирование- флот бы лишился боевой единицы. Всего то два пловца - подводника против такой махины и вооружения! 'Квадрат' скрестил руки, показывая, что конец первой части операции и указав направление на вторую контрольную точку. Они еще не знали, что эта точка для них будет и первой и последней. *** Капитан второго ранга Серебров, не получив доклада о прохождении двух пловцов по первой контрольной точке сразу объявил тревогу. Две группы спасателей уже сидели в готовности обследовать дно бухты от торпедных аппаратов подводной лодки до первой контрольной точки . -Понабрали дилетантов , мать их.... ,-крыл ненормативной лексикой пропавших пловцов главный специалист. -Да вроде и не мальчишки. Люди в возрасте. Грамотные и, судя по обращению с аквалангами, опыт есть работы под водой. Наверное, учитывая эти обстоятельств, он не стал докладывать заместителю командующего о пропаже и решил подождать до времени отметки на второй контрольной точке. Оставалось каких-то пяток минут! Служба сидела в напряженном ожидании. Все хорошо понимали мрачные последствия и вполне прогнозируемые выводы, если два пловца - подводника не будут найдены живыми. Ровно в обозначенное время второй контрольной отметки раздался звонок телефона. Серебров схватил толстую трубку из специального зажима , сначала приподняв ее вверх и вытащив из гнезда. - Товарищ капитан второго ранга! Докладывает старший мичман Кайданов! Отметка на второй контрольной точке номером первым и вторым. На душе у Сереброва отлегло. Внутреннее напряжение стрельнуло разрядной молнией между двумя шарами и выплеснулось в крике, - С маршрута снять! Немедленно! Быстро доставить ко мне 'героев' для раздачи 'аплодисментов'. Далее шли словечки, упоминавшие многие предметы обихода, все сферы обитания и имевшие глубокий философский смысл. Божественный - где упомянутые апостолы уже стояли в стройном флотском строю. Материнский - где освещение детородности, тоже было отражено на хорошем уровне. Душевный - что свидетельствовало о настоящих внутренних переживаниях. Из всего набора философских выражений наиболее подходящими для слуха оказались только последние слова главного подводника, - Козлы и салаги! 'Квадрат' и 'Бусидо' смиренно стояли, опустив головы перед Серебровым . Молча выслушали все , что о них думал Тихоокеанский флот в выражениях капитана второго ранга. Немного успокоившись, он перешел на нормальный разговор. ЧП - не большое. Командующему - не доложил правильно. Огласки не было. А так - чего зря словами волну гнать? -Ну, рассказывайте. Орлы! -А что рассказывать? Задание по уничтожению артиллерийского крейсера выполнено. - Как выполнено? - лицо старого морского волка просветлело, - Так Вы шли обратным маршрутом? Хвалю! Если - бы было настоящее задание - сам пошел - бы таким путем. Но 'пилюлю' я вам все - таки вставлю. Отходчив и справедлив был главный специалист Тихоокеанского флота. Он дал превосходный отзыв о подготовке двух пловцов - подводников, а майор Старков и старший лейтенант Полынцев по возвращению в группу получили благодарность. Серебров же на своих последующих курсах ставил в пример оригинальное решение по выполнению учебного задания двумя курсантами .

Оценка: 4.92*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017