ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Коломиец Александр
Штурм дворца.Рецензия на версию военного разведчика

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 5.94*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я надеялся опубликовать более подробно Раздел 3-"Шторм" над Кабулом" книги генерал-майора, Героя Советского Союза Геннадия Николаевича Зайцева "Альфа- судьба моя",однако такого разрешения не получил, за что и приношу свои извинения читателям. Конечно,Г.Н. Зайцев связан договором с издательством "Славия" и, возможно, сам уже не вправе решать такие вопросы. Но это обычная практика. А вот после публикации издания читателю остается право обсуждать и цитировать выдержки из произведений. Что я и намерен сделать в продолжении. Хочу подчеркнуть ,что в этой рецензии я выражаю свое мнение. У многих читателей оно может быть другим...


   Октябрь. 2008год. Центральный клинический санаторий.
   Самая большая достопримечательность этого заведения не массивные строения в стиле ретро 30 годов прошлого столетия ,не платаны и пирамидальные пихты, а все же неожиданные встречи и открытия. Лет пять назад я там встретил своего дальневосточного земляка-летчика патрульного пограничного Ан-72, который очередью самолетной пушки остановил уходящую в нейтральные воды японскую шхуну-браконьера. В газете "Суворовский натиск" был помещен репортаж с подробностями этого задержания. Один из досужих читателей все возмущался искажением фактов, основываясь на собственных знаниях устройства самолета. Не может быть там самолетной пушки! На этом самолете может, и, даже, НУРСы есть. А эмоции понятны. Читатель всегда судит обо всем только с колокольни своих знаний.
   В этот раз судьба преподнесла мне еще одну интересную встречу.
   Человек кормил грибами белочку. Совсем ручную. Как и во всех домах отдыха на побережье, эти зверьки всегда были местной гордостью. Их показывали детям, ими любовались. После моего резкого движения белочка настороженно замерла и, подхватив очередное лакомство, скрылась в ярко разукрашенном домике. Я виновато развел руки в сторону и сказал, что сразу пришло на ум.
   -Ну вот. Убежала. Пайса пасан. (деньги потом-фарси)
   Из его неожиданной для меня тирады из пяти предложений можно было уловить несколько слов, что еще прибежит, как только захочет есть. И вопрос на русском
   -Афганистан?
   -Да, конечно! А вы?
   -Тоже. Шесть лет был советником.
   Меня насторожило такое продолжительное время. Я знал только одного человека- командира 3 ММГ Алексея Лобова, который в Афганистане был пять лет. Среди советников же неизбежная процедура замены работала как кукушка с периодичностью в два года. Я сразу стал допытываться по какой линии, в каком городе...
   Он как-то неохотно продолжал.
   -У меня, в основном, город Пешевар, а потом все время в горах и на базах у "панджшерского льва", Карима, Башира, Расула и других.
   Я уже с недоумением и немым вопросом взирал на него, лихорадочно строя свое поведение по поводу такого фантастически невероятного сообщения. Такого быть не могло, что бы в центральном клиническом санатории кормил белочек советник руководителей крупных душманских банд. Но он спокойно продолжал,
   -Я был советником от американских штатов.
   После этих слов все стало на свои места.
   Мы разговорились. Он знал в совершенстве 9 языков, и выполнял задание в нескольких странах. В подготовке моджахедов на базе в Пешеваре активнейшее участие принимали инструктора из трех стран. Германии, Америки и Британии. Я не проявлял излишнего любопытства, а он сказал только то, что посчитал возможным. Даже из этой скудной информации уже была видна цена сведений, которые получал комитет государственной безопасности в этот период. Воображение рисовало целую цепочку этапов по натурализации, продвижению в соответствующие структуры и попадание в обойму инструкторов-советников для получения таких нужных сведений в этот период. Не могло быть в этой работе так, что бы его не проверяли или он не рисковал. Жизнь там была совсем не безопасной. Могли убить и свои и бандиты. И все же несмотря ни на что, он кормил этих белочек в южном парке.
   Мне не случайно вспомнился этот эпизод как раз перед этой юбилейной датой- двадцатилетием вывода войск из Афганистана. Совсем не хотелось читать всякие домыслы лихих авторов о самом начале боевых действий и штурме дворца Тадж Бек, приписываемые себе подвиги, лихо закрученные сюжеты. Цена такой словесной шелухи и неправдоподобных фантазий была очень близкой к нулю. Все эти рассказы о "легендарной группе Октава" ЦК КПСС, о братоубийственной мясорубке или прочих героических свершениях не вызывали никакого уважения. Пусть это останется на их совести . И все же ряд авторов- участников этих событий опубликовали уникальный материал, основанный не только на собственных воспоминаниях, но и боевых соратников. Это, прежде всего, генерал-майор Дроздов, генерал -майор Ляховский, генерал-майор Колесник ВВ, Болтунов М, генерал-майор Зайцев ГН, руководитель антитеррористического подразделения Альфа.
   Им веришь безоговорочно. И вот появление труда нового автора Кошелева В.М. "Штурм Дворца Тадж Бек. Версия военного разведчика".
   несомненно порадовало меня своей монументальностью и почти энциклопедической подборкой фактов. Беглый просмотр приятно удивил достоверностью собранного материала. Положительную оценку получило и выделение как наиболее правдоподобного и приемлемого для него издания Г. Н. Зайцева - "Альфа-судьба моя".
   "Санкт-Петербургское издательство "Славия" в 2005 году выпустило в свет книгу бывшего командира группы специального назначения "А", Героя Советского Союза генерал-майора Г.Н. Зайцева "Альфа" - моя судьба"
   1. Об этой книге коротко можно сказать, что она представляет собой, по большому
   счёту, самое объективное видение вопросов организации и проведения операции "Шторм" из всех чекистских публикаций. В ней использован значительный новый фактический материал, имеющий отношение, прежде всего, к деятельности спецназа госбезопасности, но подан он взвешенно и без предвзятости по отношению к коллегам из спецназа ГРУ ГШ. В этой связи несомненно, что автору данной книги удалось
   стать выше ведомственных амбиций, показать довольно-таки объективную картину происшедших событий"
   Стр.47. Кошелев В.М.Штурм дворца Амина: версия военного разведчика.
  
   Однако более тщательная проработка изложенного материала породила массу вопросов и к автору и к его логическим заключениям .Отдельные положения с самого начала заставляли относить их к досадным недоразумениям и вносили сомнения в энциклопедичность издания и его не предвзятость.
   И все же произведенный анализ всех наиболее популярных воспоминаний в известных опубликованных изданиях, безусловно, делает автору честь, поскольку избранный им резонерский тон, основанный на действительно опубликованной информации, ни разу не скатился на простое злопыхательство или очернение личности. Не хотелось приводить факты в противовес сделанным выводам, но, судя по тому, как "ловко натянуто одеяло на себя", пришлось это делать. Иначе разговора не получается.
   В нескольких местах в издании Кошелев В.М утверждает, что "разговорчивые комитетчики вдруг разговорились" и даже причины такой разговорчивости нашли. "Перипетии 90 годов и усиленный развал ведомства" не сдерживал их языки. И они без зазрения совести приписали все заслуги себе" Позволю Вам в связи с этим заметить , что во всех существующих изданиях авторы -комитетчики пишут только о себе. Может умолчание о "мусульманском батальоне" с их стороны вызвало у автора несколько негативные чувства и подвинули на такие выводы?
  
   И прежде чем приступить к рассмотрению сделанных им выводов по своей профессиональной привычке я попытался составить представление о самом авторе. Очень быстро я нашел в Интернете маленькую заметку моего хорошего друга-журналиста Николая Стародымова. Эта запись относилась еще к тому времени, когда боевые действия во всю велись в Афганистане.
   20.10.1985 "Пишу в Герате. Вернее, не в нем самом - до города еще километров 20. Приехал для участия в операции, а ее уже в который раз переносят.
   (Дополнение. Это была моя первая боевая операция. Я был верный марксист-ленинец, хотя и с изрядным налетом скептицизма - тогда уже многие заразились этой заразой. И все же я не сомневался, что мы в Афгане делаем важное дело, что мы несем этому отсталому народу социализм, что мы здесь находимся на передовом рубеже борьбы с мировым империализмом. При этом я, конечно, волновался, но в то же время ощущал, что приобщаюсь к клану настоящих офицеров-фронтовиков. Понятно, что сейчас я немного подтруниваю над собой тогдашним. Но только думаю, что в те времена подобные чувства испытывал не я один. Ну, а если это не так, то пусть я буду такой- единственный).
   Должен был лететь вчера днем на вертолете. Но отменили, поехал на БРДМе с Володей Кошелевым (случайно оказался в Шинданде).
   (Дополнение. Тогда я, понятно, не знал, что судьба свяжет меня с ним надолго. Биография Кошелева - сюжет для романа. Там он был пропагандистом 101-го мотострелкового полка, потом замполитом батальона спецназа. Слова "делай, как я" он возвел в абсолют, участвовал во всех боевых, влезал в любую передрягу... С ним на боевые ходила команда солдат таких же как и он сам сорвиголов, и у него не было потерь - эти его подопечные его едва не боготворили. Зато он не терпел бумаги, лекции, повседневную будничную работу политработника. Он всегда был немного позером - вершиной его пижонства было, когда он, заполучив в тело порцию мелких осколочков, пошел в парилку и выковыривал их из-под кожи. В 91 и 93-х годах участвовал в защите Белого дома - сначала на стороне Ельцина, потом от него. Сейчас писатель и поэт Владимир Кошелев живет в подмосковной Ивантеевке. По-прежнему полон идей и энергии). http://www.afgan.ru/43/text/zapisi.html
   "Руководство операцией под кодовым названием "Шторм-333", было возложено на старшего офицера направления спецназа ГРУ Генштаба Вооружённых Сил СССР полковника В.В. Колесника, а его заместителями стали подполковник ГРУ ГШ О.У. Швец и генерал-майор госбезопасности Ю.И. Дроздов. На последнего, в этот период- возлагалась задача по руководству действиями специальных формирований КГБ СССР "Гром" и "Зенит", а также обеспечению их взаимодействия с другими подразделениями, задействованными в данных событиях.
   Для того чтобы более чётко разобраться с вопросом о руководстве, заметим, что генерал-майор Ю.И. Дроздов в последующем рассматривал своё личное участие в операции "Шторм" исключительно с позиций выполнения "оперативного задания", то есть в части использования сил спецназа госбезопасности для физической ликвидации Х. Амина.
   Однако сама данная операция предусматривала применение
   не только специальных формирований КГБ СССР "Гром" и "Зенит",
   а, прежде всего, таких войсковых структур, как 154-й отдельный отряд специального назначения ГРУ ГШ и подразделения воздушно-десантных войск из состава 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка.
   "Таким образом, фактически, в данном случае имела место организация общевойскового боя, составным элементом которого являлся, говоря языком армейского спецназа,
   "налёт" на Тадж-Бек или, выражаясь в соответствии с терминологией воздушно-десантных войск, "захват объекта в тылу противника", то есть захват того же дворца Х. Амина. И, более того, даже после осуществления "оперативной" (специальной) составляющей "Шторма" её участникам, в случае неблагоприятного развития ситуации следовало быть готовыми к отражению возможных танковых и иных атак кабульского
   гарнизона, а также других верных режиму Х. Амина воинских подразделений"
   стр294-295 Кошелев В.М ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА: версия военного разведчика
   Сама по себе постановка вопроса о том, кто главнее и кто был настоящим руководителем операции весьма некорректна и более того поставлена из понимания ситуации только военного человека. Совершенно справедливо Дроздов ее рассматривает как оперативную, имеющую в завершающей стадии (в основном ) военную составляющую, то есть участие и спецназа ГРУ и подразделений ВДВ МО. Думаю, что все действия были подчинены общему замыслу и каждому были распределены соответствующие роли. Уровень такой операции предполагал многошаговые комбинации и подготовительные этапы. Как известно формирование мусульманского батальона началось задолго до штурма дворца. Задолго до штурма сотрудники различных структур выполняли подготовительную работу по изучению объектов предполагаемого воздействия. И из соображений целесообразности руководителем операции был назначен Колесник В.В, а его заместителем генерал Дроздов, который имел и гораздо больше полномочий и был хорошо осведомлен об оперативном замысле. Для него достаточно было осуществлять координацию действиями групп Грома и Зенита, основной действующей силой этого этапа операции Байкал 79. (Основной силой - только в штурме дворца) Другие направления были не менее важные и без их осуществления логическое завершение операции "Шторм 333" вряд ли бы удался.
  
  
   Командир группы "Зенит"Рябинин А.Т.
   " Мы были приписаны к ..."
   Стр. 302 Кошелев В.М ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА: версия военного разведчика
  
   В этом утверждении Кошелева ВМ несомненно есть административная правда. Однако более пристальное исследование этого вопроса свидетельствует совсем о другом положении вещей.
   Практика и того времени и последующего девяти летнего взаимодействия разных родов вооруженных формирований свидетельствует о наиболее рациональной форме СВТС (системе вещевого и технического снабжения), когда для выполнения своих задач привлекались системы тылового обеспечения подразделений других родов войск, однако ни в оперативном плане, ни административном прямого подчинения не было. Не секрет, что НБГ (нештатные боевые группы "Каскад") того же антитеррористического подразделения "Альфа" в Афганистане по этому признаку были приписаны к тем же ДШММГ (Десантно-штурмовым мотоманевренным группам), однако они работали по своему плану и командованию этого подразделения не подчинялись. И хочу с большим удовлетворением заметить здесь , что никакого дележа по поводу главенствования при выполнении совместных операций никогда не было. А вот боевой дух взаимовыручки, уважения и действительно братского отношения друг к другу было.
   Можно еще привести ряд примеров, когда для проведения специальной подготовки боевых пловцов подводников команда приписывалась к подразделению спецназа КТОФ, а для прохождения Воздушно-десантной подготовки - к соответствующему подразделению министерства обороны.
   И далее по тексту книги
   " А теперь давайте вернёмся несколько назад и возьмём за основу следующую посылку полковника А.Т. Рябинина: "...Этому батальону ("мусульманскому". - Примеч. В.К.) и отводилась главная задача: взять дворец Тадж-Бек, куда переселился с многочисленной охраной Амин. Сотрудники"Зенита"... вошли в этот батальон..." Таким образом, всё, как бы, становится очевидным. Хотя вопрос можно поставить и несколько по-другому: могли ли спецгруппы КГБ ("Гром" и "Зенит") и 154-й ооСпН, действуя раздельно, решить указанную ранее задачу?.. Ответ на это, пожалуй, был бы таков: спецназ госбезопасности - весьма и весьма маловероятно, "мусбат" ГРУ ГШ - да. Быть может, затратив на это большее время, с большими потерями и всё-таки - да!
   Почему? Да потому, что спецназ антитеррористический и осназ КГБ СССР к ведению подобного рода боевых действий (операций) никогда не предназначался и не готовился. Соответственно и офицерам-чекистам ни к чему было знать тактику мотострелковых подразделений, приданные и поддерживающие их вооружение, технику и боевые возможности. Такого вооружения, техники, обученных экипажей, специалистов, в штатах группы "А" ("Гром") и у внештатного "Зенита" практически не было. Многие офицеры госбезопасности тогда, в декабре 1979 года, только впервые познакомились с таки-
   ми образцами армейской техники и вооружения, как боевые машины пехоты, бронетранспортёры, "Шилки", "Фаготы", "Малютки" и так далее.
   Стр.303 Кошелев В.М ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА: версия военного разведчика
  
  
   Выводы сделанные в отношении потенциальных возможностей сотрудников госбезопасности на начало штурма дворца вызывает недоумение не только по надуманности ,но и по избранной тональности. С одной стороны "боевики, натасканные на .... И с другой- "тактически обученные и хорошо знакомые с новейшими вооружениями и гранатометами Фагот" Неужели автор не уловил разницу? Трудно в это поверить. А теперь давайте углубим оценку возможностей участвующих сил и средств.
   В системе полноценной подготовки бойца специального назначения имеются несколько основных составляющих, без наличия которых, он не может, вообще, состоятся. Это - физический, психологический аспект, навыки владения тектико-специальной, огневой, диверсионно-подрывной и многими другими дисциплинами. Возьмем из этой линейки самый важный фактор - психологический. Для того, что бы выработать у бойца-спецназовца психологическую устойчивость по оценкам не только зарубежных специалистов, но и отечественных, в том числе и профессионалов, необходимо не менее пяти лет упорных тренировок. То есть осознанно такой сотрудник может решать практически любые задачи, связанные с риском для жизни в возрасте от тридцати до сорока лет. Именно в этот период психика наиболее устойчива, человек уже имеет значительный жизненный опыт, физически развит, а самое главное - адекватно действует в экстремальных ситуациях. Что вряд ли можно сказать о солдате- "срочнике". Обратимся к свидетельствам самих участников штурма.
   В.П. Емышев. Я влево побежал, распахнул дверь комнаты дежурного. Она была вся освещена, но пуста. Направо- холл, а за ним по схеме должен находится телефонный узел. Пока я осматривался, вижу- Якушев упал. Перед этим он успел крикнуть в отношении "Шилок", которые продолжали бить по дворцу
   -Е.. мать , что же они делают?!
   Крикнул и осел, словно в замедленной съемке... Причина, по которой "Шилки" продолжали бить по дворцу, была проста. Во время выдвижения к Тадж Беку один из БТРов перевернулся, и его командир забил эфир призывами о помощи. На какой-то момент связь со всеми группами была прервана. Запасной вариант -сигнальными ракетами не подействовал. Когда "Шилки" бьют, разноцветные огни разлетаются во все стороны. Поэтому сигнальных ракет то и не заметили.
   Л.В Гуменный. Мы лежали за парапетом и стреляли по окнам дворца. Вдруг боевые машины стали уходить. В темноте одна из них наехала на лежащего у бордюра Гену Зудина и раздавила его. К тому времени он был ранен и не смог быстро среагировать . Сергею Кувылину БМП отдавила стопу. Я тоже чуть было не оказался под машиной, Хорошо, что еще Филимонов меня подхватил.
   С.В. Кувылин. Ближняя от меня "слепая"БМП дернулась и пошла прямо на меня, ткнулась в барьер и смотрю- двигается дальше. Триплексы на ней были разбиты. Я автоматом машу и кричу
   - Свои, свои!
   Слышу, как Кузнецов кричит механику водителю
   -Ты что делаешь?
   А БМП рулит прямо на меня. Положение такое, что двигаться нельзя, поднимусь -голову потеряю, останусь лежать- своя же БМП раздавит. Лихорадочно думаю, как повернуться , что бы хоть часть стопы спасти..... И тут эта БМП ударяется корпусом о железобетонный куб. Пытаюсь вскочить, но нога оказалась под гусеницей.
   Глеб ТОЛСТИКОВ.
- Я руководил одной из подгрупп. С нами ехали четверо солдат из "мусульманского батальона". В машине у меня, кроме обычного вооружения, были лестницы, сделанные заранее. Дорога, ведущая ко дворцу, с одной стороны обрамлена высокой бетонной стеной, на нее никак не залезешь, только с помощью лестниц. Или бежать под огнем. Решили с помощью лестниц сократить путь: подставить к стене - и наверх. Держать лестницы должны были солдаты.
Так мы их и проинструктировали: как только открываются двери БМП, выскакивайте, хватайте лестницы. В жизни получилось по-другому. Подъехали, выпрыгнули, попали под огонь, и солдаты мои, как упали, так и не встают, будто приморозило их к дороге. И так я и этак с ними, и кричать, и пинками поднимать. Куда там. Не встали. Короче говоря, теперь уж не помню: сами лестницы держали или под пулями бежали, но, наконец, оказались там, у главного входа во дворец...
   ММ Романов
   Сначала состояние было на грани паники. Всего несколько минут боя и 13 раненных в моей подгруппе. Я видел , что таким количеством людей мы дворец не возьмем, в ужас пришел от огня. Огневые точки, которые должны были подавить армейцы, во всю стреляли. Если бы чуть- чуть тогда дрогнули - иначе бы все закончилось. И вдруг общий порыв, делаем рывок ко входу во дворец, а там уже стояли Карпухин, Берлев... Рядом лежали трупы афганцев. Они падали сверху. Хорошо тут Яша Семенов и его бойцы появились.
   С.В Кувылин.
   Добрались до узла связи, благо он оказался недалеко. Шнуры повыдергивали , телефоны разбили . Бояринов говорит
   - Нет, Серега! Так не пойдет. Давай гранатами забросаем . Закидали туда гранат, двери закрыли. Рванули как надо. Когда наш спецназ КГБ ворвался во дворец и встретил там упорное сопротивление гвардейцев Амина, то Григорий Иванович выскочил из парадного подъезда и стал призывать бойцов "Мусульманского" батальона, прикрывавших "Гром" и "Зенит" к решительным действиям внутри здания. В этот момент начальника КУОСА настигла шальная пуля. Она срикошетила от бронежилета и угодила в шею. Услышав "Мужики! Помогайте" будущий кавалер ордена Ленина старший лейтенант Турсункулов вместе с пятью своими солдатами, затолкав во все карманы гранаты и магазины к автоматам, проник во дворец, где помогал ломать сопротивление гвардейцев. Там получил первую пулю в магазин тем и спасся"
   " Известна статья А. Лебедева "Мусульманин" с орденом Ленина",
   вышедшая в российском журнале "Братишка", которая фактически представляет собой литературную запись воспоминаний бывшего командира группы 154-го отдельного отряда специального назначения ГРУ ГШ Р.Т. Турсункулова.
   Несомненно, ценность этих материалов состоит в том, что здесь (едва ли не впервые. - Примеч. В. К.) было отражено видение событий, произошедших во время кабульского "Шторма", глазами офицеров спецназа из состава "мусульманского" батальона, тех, кто непосредственно возглавлял штурмовые группы советских армейских разведчиков-диверсантов. Ведь В. Шарипов, Р. Турсункулов, а также подчинённые им офицеры, сержанты и солдаты из состава 154-го отряда спецназ ГРУ действовали в том декабрьском
   бою совместно с комитетчиками как на подступах, так и непосредственно в самом здании дворца Тадж-Бек"
   Стр.47 Кошелев В.М ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА:версия военного разведчика
   47
   И все же судить обо всех действиях "мусбата" с такой точки зрения было бы неправильно.
   15 марта 2009 года. Москва. Поклонная гора
   Плешкунов
   Выпьем за тех, кто не вышел тогда из боя. За Волкова, Зудина, Муранова. За ребят из "мусульманского батальона". Грамотно действовали, хотя и молодые были. Вечная всем память!
  
   Пусть читатель теперь сам сделает выводы в отношении реальных возможностей атакующих.
   Автор, безусловно, располагает к себе читателя почти энциклопедической подборкой материала, хорошим биографическими данными на отдельных участников, в том числе и Бабраке Кармале, Анахите Ротбзад и других. Жаль, что для такого вывода он не подобрал данные о системе подготовки сотрудников спецподразделений.
  
   А вот эти выводы сделанные уважаемым Кошелевым В.М явно предназначены правозащитным организациям для одобрения своего статус-кво.
   "1. Решение о вводе экспедиционного контингента советских войск в Афганистан и ликвидации главы ДРА Хафизуллы Амина принималось Политбюро ЦК компартии Советского Союза. Это решение высшего партийного органа КПСС не было подкреплено постановлениями государственных структур, уполномоченных действующим законодательством СССР на санкционирование подобного рода мер. Сам факт принятия Политбюро ЦК КПСС решения о физической ликвидации Х. Амина выходит за рамки правового поля и является противозаконным"
   Кошелев В.М ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА:версия военного разведчика
  
   Резонный вопрос- Какая структура в СССР в те времена была выше и законнее чем Политбюро ЦК КПСС?
  
  
   "2. Главным инициатором ввода войск Советского Союза в Афганистан и уничтожения генерального секретаря ЦК НДПА, председателя Революционного совета премьер-министра ДРА Хафизуллы Амина стал Комитет государственной безопасности при Совете министров СССР во главе с его председателем Ю.В. Андроповым."
   Кошелев В.М ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА:версия военного разведчика
  
   Это естественно, так как истинной информацией обладало именно это ведомство и на основании их данных принимались политические решения Политбюро.
  
   "3. Для реализации плана "Шторм-333" по штурму дворца Тадж-Бек был задействован 154 й отдельный отряд специального назначения ("мусульманский" батальон) ГРУ Ген-
   штаба ВС СССР, усиленный парашютно-десантной ротой и взводом ПТУРС "Фагот" из состава 345-го гв. опдп, а также штурмовыми группами спецназа госбезопасности из вне-
   структурных отрядов "Гром" и "Зенит".
   4. В рамках реализации задействованными в операции
   Шторм" армейскими формированиями боевой задачи по
   штурму дворца Тадж-Бек, нейтрализации ими сил афган-
   ской бригады гвардии (охраны), зенитного полка и других
   сил охраны и обороны резиденции главы ДРА сотрудника-
   ми КГБ СССР решалась специальная задача, целью которой было уничтожение Хафизуллы Амина"
   Кошелев В.М ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА:версия военного разведчика
  
   С этими утверждениями мне все время кажется, что уважаемый автор в каждом разделе, выводе, описании событий усиленно решает одну задачу- все же, кто был главным в Штурме дворца?
  
   Продолжение следует.
  
  
   Александр Коломиец

Оценка: 5.94*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011