ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Коломиец Александр
Постарайтесь понять

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 9.23*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я долго носил в себе этот рассказ отца.До двадцати лет не мог понять, как такое вообще может быть.И только спустя годы,когда сам носил погоны,истина-смерть защищает жизнь стала очевидной.Постарайтесь и вы понять...


   Наше время. Чествуют  ветеранов локальных войн.
Вопрос из зала.
  -Скажите,  пожалуйста, сколько вы  человек убили?
    Растерянность накатывает сразу  после осознания  абсурдности и нелепости вопроса и наталкивает на размышления. А что дает им,  собственно, наша современная  культура? Синтетику фантазий, череду ужастиков, фильмы с множеством трупов и реками крови,  непременной  улыбкой и торжествующей миной на лице  при умерщвлении себе подобного. В реальной жизни это очень сильное  стрессовое состояние и оно не  проходит бесследно. Психика солдата в повседневной жизни и, особенно, в условиях боевых действий, очень сильно подчинена приказу. В армии эта аксиома лежит в основе. Поэтому выполнение  долга, приказа всегда первично, и доминируют над чувствами и переживаниями.
  Я вспоминаю рассказ своего отца ветерана,
  -Бать, это кто? - показываю ему старую фронтовую фотографию.
  -Мой  командир роты, расстреляли мы  его. И увидев  мое растерянное лицо, он добавил.
  -Ты  сынок не спеши делать выводы. На войне не все так  просто, постарайся  понять, проникнись что ли. Там свои законы - или ты убиваешь или тебя убьют.
Отец с  трудом подыскивал правильные слова, путался и  сбивался  с  речи. Видно, что ему  было самому  тяжело вспоминать  пережитое, и в то же время  потребность выговориться назревала и заставляла  излить душу.
  -После  окончания войны, - продолжал он,- нас направили в леса на границе Украины и Польши на борьбу  с недобитыми немцами и лесными братьями. Лютые  были и хорошо сознавали, что уже  не жильцы на этом свете. Столько злодеяний за ними было, что  помилование им  никак не светило. По-звериному, с особой жестокостью расправлялись они и  с теми, кто остался жив после боев и с непокорным мирным населением. Были случаи,  когда и варили заживо в  котлах, и пилили на  козлах, и разрывали  двумя согнутыми  деревами. Особенно лютовали они над  офицерами.  Поэтому  и  наша рота  противовоздушной обороны, с новенькими счетверенными  пулеметами ДШК, установленными в  кузове грузовиков, имела строгий  приказ при  малейшем сопротивлении этих отморозков  никого в плен не брать.
  Один раз рота следовала пятью машинами в глухомани. Впереди на  "виллисе" командир роты с одним  солдатом. Никто не ждал  засады. Считали, что в этом месте  банды быть не может. Как только он вперед оторвался метров  на триста - взрыв, стрельба. Мы  выскакиваем из мертвой  зоны. "Виллис" перевернут и горит. А комроты "лесные братья" двумя группами к лесу  волокут.  Мы слышим,  как он кричит,
  -Ребята, мне не жить. Стреляйте! Приказываю!
  Мы-то хорошо понимали,  что из этого будет. Я дал приказ открыть огонь  по одной группе, ком. взвода Овечкин- по второй. Посекли мы их  шестнадцатью стволами. Собрали потом, что осталось от лейтенанта, похоронили по - человечески. Зам. ком роты  сообщил  вышестоящему  командованию,  что при захвате подорвал себя гранатой.
  -Бать,  ты же не стрелял?-пытался я найти оправдание этому поступку.
  -Ты пойми. На войне  руками у  командира является  солдат. Если  приказал, значит - я стрелял. Но после этого  всю жизнь себя  виноватым чувствую, не уберегли. Но окажись  на его месте, я поступил бы так же.
  История тогда не  укладывалась  у меня в логику всех представлений о добре и зле. Наверное, поэтому рассказ об отце в школе  уложился в несколько строк - Призвали в 39 году. Участвовал в финской войне. Потом - в Отечественной. В Берлине не был, обошли. В Потсдаме - месяц стояли. После войны два года  выполнял специальное задание. Имеет награды.
                   Прошлый век. Афганистан.
  Оценки боевых действий этой девятилетней войны уже вошли в  историю и содержат самый  широкий разброс мнений- от  восторженных и хвалебных до очернительских и злопыхательских. Психология  поступков  осталась   идентичной поступкам  периодов  Отечественной войны. Общими являются и мотивации совершения  действий самоотверженности и самопожертвования - верность долгу, присяге, служение Родине. Показательны акты коллективного самопожертвования роты десантников, попавших в засаду в Мараварском ущелье (впоследствии, в обиходе-Мараварская рота), когда 16 человек, находясь в безвыходном положении, окруженные бандитами подорвали  себя гранатами. В этом бою в первый день погибло 28 человек и еще трое на следующий день. Раскладывать по полочкам истинные  мотивы дело кощунственное. Это и так  ясно - они   герои.
  Для тех, кто  рискнет, необходимо хоть на минуту представить себя  в этой ситуации.
  У войны не женское лицо.

    Информацию  по Мараварской роте  можно прочитать здесь
        http://artofwar.ru/g/grigorxew_w_a/vg3.shtml
              Вечная память ребятишкам.
  

Оценка: 9.23*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012