ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Кудаев Борис Черимович
В окопах не бывает атеистов

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.20*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Соперничество разведок - старая, но не избитая тема. Одно плохо - для разведок это всего лишь соперничество пред ликом власть предержащих, а для людей это - война не на жизнь, а на смерть


БОРИС КУДАЕВ

В ОКОПАХ

   НЕ БЫВАЕТ АТЕИСТОВ

2011

  
   Друзей и денег не бывает много.
   (Кавказская пословица)
   Защити себя от друзей, а от врагов я тебя защищу.
   (Гравировка на лезвии кавказского кинжала)
  
   Константинов. Арпачай. Завершение.
  
   Начальник разведки 7 гвардейской армии полковник Сергей Александрович Константинов сидел на своей полевой шинели, брошенной на охапку веток, и невидящим взором глядел на догорающий костер, на шампуры высыхающего шашлыка и початую бутылку трехзвёздочного армянского коньяка, стоявшую на треногом столике среди живописного беспорядка овощей, фруктов и ломтей армянского хлеба - матнакаша. Когда он бывал в ударе, он любил разъяснять своим друзьям, что это - не лаваш, как его все называли в Москве. Лаваш - это тонкий, как полотно скатерти, хлеб без дрожжей, в который хорошо заворачивать люля-кебаб с зеленью и зелёным моченым перцем. А то, что русские называют лавашом - это матнакаш - мягкий, толщиной в два пальца круглый хлеб, который хорошо резать на длинные ломти и макать в мацун - кислое коровье или буйволиное молоко. Константинов усмехнулся: он уже не раз замечал за собой эту черту: находясь в Армении, где он служил уже три года, он даже в мыслях называл кислое молоко мацун, а когда бывал в любимом Тбилиси - это было мацони. Стоило ему пересечь границу Армении, как в беседе с молодым армянином он говорил: "я еду в Ленинакан", а если судьба его свела с ровесником, он спрашивал: "тоже едете до Кумайри?" Ну, а если попутчиком был пожилой армянин, то Сергей интересовался, заговорщически понижая голос: "Вы не из Гюмри, уважаемый?". Три названия одного и того же города - как лакмусовая бумажка - помогают определить, с кем ты сейчас говоришь, не задавая ненужных вопросов и сразу исподволь подавая собеседнику условный знак - как у Киплинга - "Мы с тобой одной крови!" Это особая черта разведчиков - постоянная мимикрия, подсознательная модификация акцента, интонаций, названий блюд, городов, памятных дат. До Еревана и Тбилиси он служил за границей, а призывался в Орджоникидзе. Для казака - Владикавказ (сокращённо - Владик), для русского - Орджоникидзе (сокращённо - Орджо), для осетина - Дзауджикау (на этот раз без сокращений - это свято). Как для грузина - Сухуми, а для абхаза - Сухум, для осетина - не Цхинвали, а Цхинвал... За осетинским столом он привычным жестом отливал на землю из стакана с церембоном (осетинским самогоном) первый глоток - дань умершим, точно так же, как, не задумываясь, клал кусок хлеба на стакан водки, поминая товарища по русскому обычаю. Но, даже задумавшись, он бы не заказал в кафе на проспекте Комитаса в Ереване грузинское блюдо чижи-пыжи, а в тбилисском Авлабаре - армянский тава-кебаб, хотя они так похожи. И вино - в Армении он бы заказал Аштарак, Аревшат, Геташен, Айгешат, Арташат или Ашакан, хотя и не любил полусладкие и мускатные вина, а в Грузии - Мукузани, Саперави, Цинандали, Кахети, Риони, на худой конец - Саэро. И тут, и там, он бы пил настоящий кофе по-восточному - другого не признавал. Но здесь он бы сказал бы официанту "Кофе из джезве, пожалуйста", там - из турки, в Каире - из далла, в Болгарии из раквы, а ещё где-то из ибрика, а то и из срджепа... - смотря куда его забросила судьба сегодня. Он не думал об этом - личины, языки и привычки - вернее, привычные жесты - менялись автоматически. Рассказывают, что один из христианских путешественников, посетивших Мекку под видом мусульманина, совершающего хадж, погиб потому, что притопывал под музыку в Мекке во время праздника жертвоприношения Гид аль-Адха - мусульмане не притопывали тогда ногами в такт музыке. Страноведение для разведчика - это не просто важный предмет в расписании занятий в Военном институте иностранных языков и в дипломатической академии. Это образ жизни, ставший самой жизнью... Или не ставший - но тогда жизнь его может стать короткой. Привычные жесты очень важны. Думать о них нельзя - нет времени. Они должны исполняться "на автомате". Если в Пакистане поприветствовать вошедшего жестом " намасте" - сложив ладони перед грудью - можно нарваться на нож. Это - жест индусов. Ничего хорошего не будет, если закуришь на людях во время месяца Рамадан в мусульманской стране. В Баку, если хочешь расположить к себе человека, можно взять собеседника за пуговицу на пиджаке и сказать доверительно: "Я же вижу, Вы образованный человек, Вы меня поймёте, да-а?" Если хочешь польстить грузину, этот номер не пройдёт. Надо сказать: "Я знаю, Вы из интеллигентной семьи...". На Кавказе, если старший зашел в комнату - надо встать, а если он просто прошел мимо - надо сделать движение, как будто ты встаёшь. Это движение делают адвокаты, отвечая судье: - Да, ваша честь! Привычные жесты - верхняя одежда обычаев. А обычаи надо чтить и соблюдать. Нельзя дерзить обычаям - это добром не кончится. Бывают старые разведчики. Бывают дерзкие разведчики. Не бывает старых дерзких разведчиков. Кстати о старых разведчиках и их привычках...Его любимого преподавателя Владимира Николаевича Соколова все ученики звали за глаза "Colonel Elsewhere"* за его привычку при рассказе даже своим ученикам о каком-либо случае из своей богатой происшествиями жизни никогда не называть город или страну - "Once, when I was... ...well... elsewhere" - "однажды, когда я был...ну, где-то, я...". Так вот он научил Константинова очень полезной привычке. Если не спится, то не надо __________________________
   *Colonel "Elsewhere" - полковник "Где-то"
  
   считать слонов или баранов. Надо вспомнить какой-нибудь из городов, где ты жил, и мысленно пройти от своего дома до, например, городской управы, чётко вспоминая каждый дом, перекрёсток, названия магазинов и автобусных остановок, запахи кофеен и звуки уличного движения, крики продавцов и зазывал, ощущение мягкого от жары асфальта или холодной чавкающей массы полурастаявшего снега под ногами.
   Запахи и звуки - они помогают запоминать малейшие подробности, и через многие годы с их помощью можно вспомнить о событии, которое ты тщетно искал в тайниках своей памяти...
   Константинов оглянулся: там, в километре всего, за рекой Арпачай, была Турция. Вон, и стекло стереотрубы блеснуло в лучах закатного солнца - турецкие пограничники отлично видели его. Да что там его - они видели, наверное, что его шашлык уже безнадёжно высох. Скоро стемнеет. Здесь, на юге, солнце не болтается у горизонта перед закатом, медленно опускаясь по пологой линии. Еле дождавшись ужина, оно стремглав опустится по прямой, и после заката сумерки будут очень коротки. Наступит тёмная южная ночь. В 8 пограничники сменятся на посту и старая смена уедет в Мейданджик. Он вспомнил маленький городок, кривые, но чистые улочки домов из известняка, голос муэдзина с минарета украшенной изразцами мечети. Он побывал и в Хопе, на берегу моря, и в Борчке под Артвином, и в Мейданджике в уезде Шавшат, где располагались батальоны 14 пограничной бронекавалерийской бригады. Ни брони, ни кавалерии в бригаде не было. Просто турки следовали британской традиции сохранять названия воинских частей - мол, сохраняются и их боевые традиции. Бригада охраняла турецкую границу от Черного моря до Арагаца.
   Слава чиновникам министерства внешней торговли, придумавшим звучные термины - "приграничная торговля", "народная дипломатия" и прочие новшества. Да и распространённая практика встреч пограничных комиссаров для решения назревших местных проблем была очень полезна. Все эти новые веяния и умение находить общий язык с восточными людьми помогли ему, начальнику разведки самой боеспособной армии Закавказского военного округа, не только побывать на той стороне границы, но и сблизиться с некоторыми офицерами 14 БРКБР - а ближе всего - с командиром седьмой погранзаставы, в зоне ответственности которой он сейчас и находился. Он ждал возвращения Грека. Окно для его перехода было открыто два часа тому назад и закроется через два часа. План был одновременно и смел и прост. На сегодня была назначена встреча пограничных комиссаров для урегулирования вопроса о перегоне двух больших стад турецкого крупного рогатого скота через границу для его переработки на Ленинаканском мясокомбинате. На юге СССР, несмотря на мудрые решения руководства и созываемые регулярно совещания по обмену опытом, не хватало скота, а у чёртовых турков его было в избытке, хотя у них полностью отсутствовало партийное руководство. Константинов усмехнулся. Не находятся ли эти два понятия в обратной друг от друга зависимости? Больше партийного руководства - меньше мяса? Не ёрничай, полковник - одернул себя Константинов - ты ведь на партсобрании этого не скажешь... Так вот - на переговоры отправились пограничные комиссары. Вот только настоящих комиссаров было не два, а только один - начальник нашей погранзаставы. Вместо второго через границу у всех на виду в пограничной полевой форме пошёл двоюродный брат турецкого офицера-пограничника, турок-месхетинец Ахваз Озден. Константинов сообщил наверх, что у него появился ценный контакт на той стороне. Контакт был ценен не только тем, что был офицером-пограничником, начальником погранзаставы, а и тем, что был уязвим - у него был секрет от своего командования. Турки не признавали никаких национальных меньшинств на своей территории. Черкес ты по происхождению, курд или месх - ты должен быть только турком, иначе не только на офицерскую должность в армии, но и простым писарем в сельскую управу не возьмут. А офицер Махсуд Озден был месхетинцем, но тщательно скрывал этот порочащий его по турецким понятиям факт. Константинов узнал об этом от начальника соседней заставы. Когда после обильного застолья Константинов пригласил своего визави "выйти покурить" - тот с удовольствием согласился. Турецкое командование, зная стойкость русских в распитии спиртных напитков, строго-настрого ограничило общение турецких офицеров с ними принятием пищи, но не спиртного. А о содержимом фляжки Константинова уже шли слухи - и не зря. Для некоторых избранных разливали иногда на Ереванском коньячном заводе старый выдержанный коньяк - и не в бутылки, а в литровые банки. Именно для таких вот фляжек или хрустальных графинов. Во время перекура, под влиянием ереванского КВВК - "коньяка выдержанного высшего качества", пожаловался пограничник на своего соседа - мол, досталась ему отличная застава - и по местности, и по доходности. Что ни месяц - то перегон скота, то мелкотоварный обмен. А вот у него - горы и ущелья, никакой радости. Везёт же беспородным... На вопрос Константинова - почему сосед "беспородный" - тот поведал участливому русскому, что сосед - не настоящий турок, а турок-месхетинец. Да ещё и брат его живет в Грузии, в Месхети. Сдать его начальству, что ли...
   Сергей Александрович отговорил собеседника - не факт, что именно его назначат на освободившуюся должность, а для того, чтобы жизнь казалась завистнику посветлей, подарил ему - нет, конечно, не коньяк, а серебряную под карман пиджака плоскую фляжку, в коей коньяк и содержался. А сам в следующий раз постарался поближе познакомиться с начальником заставы - месхетинцем. Брата его, проживавшего, кстати, не в Месхети, а в Тбилиси, вскоре разыскали и очень кстати арестовали за торговлю валютой - тяжкое по тем временам преступление. Впрочем, если бы не валюта, то нашлось бы какое-нибудь другое преступление - не менее тяжкое. Брат-пограничник согласился выручить его и обменять на человека, который подойдёт на заставу "с той стороны". Вот так и вышло, что открылась возможность организовать "окно" на границе. Турок с двумя набитыми старыми газетами портфелями пойдёт с советским начальником заставы на ту сторону и останется на заставе своего брата, а Грек, переодевшись в его полевую форму и переложив свои бумаги в портфели, пойдёт назад с нашим пограничником. Комар носу не подточит. У советских двое ушли, двое пришли. У турков двое пришли, двое ушли. Всё бьёт, как говорил начальник финчасти штаба 7 гвардейской армии Толя Козлов.
   ***
   ВСЕГО МЕСЯЦ МОЛОДОСТИ... *
   Сентябрь 1967 .
   АФП -119
   5 сентября
   Балтимор, Мэриленд
   Полиция арестовала японского учёного, который, по официальному заявлению, попытался отправить секретные данные космических исследований в Японию в 3 больших ящиках, помеченных "домашние вещи". Доктор Хидебуми Хазама, 39 лет, был задержан в аэропорту "Френдшип" в Балтиморе, когда он сажал свою жену и детей на самолёт, отправлявшийся в Лондон. Данные, которые доктор Хазама отправлял в Японию касались исследования проблем функционирования человеческого мозга в космосе. Исследования проводились коллективом учёных НАСА и у исследователей не осталось бы даже копии собранных данных.
   Хазама отпущен под залог в 15 000 долларов и под поручительство первого секретаря посольства Японии в США.
   pp 22 22.14
  
   АФП-017
   8 сентября
   Лондон
   Американский негр полковник Хьюберт "чёрный лев" Джулиан, известный торговец оружием, заявил после прибытия сюда из Лагоса, что он совершенно убеждён в том, что бывший конголезский премьер-министр Моис Чомбе мёртв. Чомбе содержался в заключении в Алжире с конца июня, когда он был выкраден и вывезен по воздуху из Испании. В течение последних нескольких недель Джулиан вёл переговоры с конголезским президентом генералом Джозефом Мобуту. который добивается экстрадиции Чомбе в Конго (Киншаса), где Чомбе приговорен к смертной казни. Джулиан предлагает Мобуту 20 миллионов долларов за жизнь Чомбе.
   ra 22 0743
   _________________________
   * Все сообщения АФП - Агентства Франс Пресс - подлинные, с сохранением номеров (первая строка), даты (вторая), места, откуда поступило сообщение (третья строка). Последняя строка состоит из инициалов радиотелеграфиста, номера частоты (22- это частота f=8020) и времени передачи по Гринвичу.
  
   АФП - 233
   15 сентября.
   Каир
   Фельдмаршал Абдул Хаким Амер, правая рука президента Насера до поражения египтян в июньской войне, покончил жизнь самоубийством на 48-м году жизни после обвинений в заговоре против президента.
   pp 22 21.10
  
   АФП-006
   16 сентября
   Нью Дели
   Сэр Джон Нант, возглавлявший английскую экспедицию, покорившую Эверест в 1953 году, заявил во вторник, что твёрдо верит в существование снежного человека. Выступая в Индийском институте альпинизма, утверждал, что он видел следы босой ноги йети на заснеженном склоне горы Канченджанга.
   la 22 07.20
  
   АФП-111
   17 сентября
   Тегеран
   Египетский маршал Амер, по-видимому, был ликвидирован, потому что знал слишком много, предположила англоязычная тегеранская газета "Кайхан". Публичный процесс над маршалом мог дать ему возможность раскрыть всю слабость египетского режима и доказать, что президент Насер виновен в сокрушительном поражении в войне с Израилем.
   ra 22 08.08
  
  
   АФП-206
   20 сентября
   Стэнфорд, Калифорния
   18-летняя дочь государственного секретаря Соединенных Штатов Маргарет Элизабет сегодня вышла замуж за 22-летнего негра, Гая Гибсона Смита. Он работает в аэрокосмическом агентстве НАСА. Обряд венчания состоялся в протестантской часовне Стэнфордского университета, где учится невеста. На ней присутствовали господин и госпожа Раск.
   Всё сохранялось в тайне, и журналисты не подозревали ничего, пока госсекретарь не прибыл в Стэнфорд. Брат Дина Раска, Джек Фойзи сообщил, что секретность была необходима, чтобы избежать демонстраций протеста. Муж обучается на пилота военного вертолёта.
   mp 22 20.12
  
   АФП-017
   21 сентября
   Вашингтон
   В столице распространяются слухи о том, что госсекретарь США Дин Раск предложил свою отставку президенту США Джонсону в связи с тем, что его дочь вышла замуж за негра, если этот факт может повредить администрации президента Джонсона. Семья Расков родом из южного штата Джорджии, где до сих пор соблюдаются сегрегационистские законы (то есть белые и черные не учатся вместе и запрещены межрасовые браки - пер.)
   pb 22 08.40
  
   АФП-040
   22 сентября
   Нью-Йорк
   В США ежегодно регистрируется более 1 800 000 браков. Около 8 000 из них - смешанные, но лишь 2 500 случаев, когда белая женщина выходит замуж за негра. У простых людей это может пройти без последствий, но когда семь лет назад негр Сэмми Дэвис женился на шведской кинозвезде Мэй Бритт, её карьера в Голливуде закончилась - ей не дали после этого ни одной роли. И теперь, когда такой смешанный брак заключается в одном из 16 (!) штатов, где браки белых с представителями других рас запрещены, добром это не кончается. Среди этих штатов - Виргиния, Алабама, Флорида, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Теннеси и Техас.
   laf 22 11.22
  
   ***
  
   Попков. Москва. Начало.
   - Нет, ты не слышишь меня! Слушаешь, но не слышишь! Это - не подстава, это - не уловка, это - проверка моей, понимаешь - моей проницательности. И ты вовсе не провокатор, не предатель, ты - мой помощник в очень важном и нужном деле. Если мы проведём эту проверку, и Константинов на неё не клюнет, или если он даже и согласится на твоё предложение, но каким-то образом сможет провести меня и не попасться - значит, я нашёл достойного кандидата и буду его с лёгким сердцем рекомендовать его и дальше. Ты знаешь мои возможности - куда. Пойми, мне очень трудно! У вас у всех безупречные анкетные данные. Отцы - или старшие офицеры и генералы, или высокопоставленные советские и партийные работники. У одного только Александровича отец не чиновник - так он знаменитость - певец, знаменитый тенор, лауреат государственной премии, народный артист! Это мне и проверять не надо - всех подбирали по определённым критериям. У вас отличное образование, языком вы владеете практически безукоризненно (ну, Литовченко не в счёт), у вас безупречные характеристики... Но и что, скажи на милость, я могу из них почерпнуть? "Идеологически выдержан, делу Коммунистической партии предан, дисциплинирован, морально устойчив". У каждого из тридцати - в личном деле эти слова. А что мне-то прикажешь делать с вами - дисциплинированными, морально устойчивыми и идеологически выдержанными? Ведь полгода уже прошло, а отсеялись из всех языковых групп только шесть человек! Мне ошибиться нельзя! Вы же не знаете, что меня давно рекомендовали на генеральскую должность заместителя начальника ВИИЯ, а я по милости такой вот характеристики одного из вас до сих пор начальником спецкурса штаны здесь протираю!
   Полковник Попков перевёл дух, вытер платком бычью шею, покосился на стоявшего навытяжку лейтенанта.
   - Ну, хватит этой риторики. Что я тебя уговариваю? Я тебе сейчас правду - матку в глаза скажу, а ты сам выбирай. Поедет в Ирак один - или Константинов, или ты. Константинов очень осторожен, он не доверяет никому, особенно москвичам. Вы с Балаяном приехали с ним из Орджоникидзе, вы однокашники, ты живёшь с ним в одной комнате. Балаяну я не доверяю, слишком много кровей там намешано - отец армянин, мать - гречанка, и, хотя его дед - заслуженный строитель всего Советского Союза, ты - моя последняя надежда. Я не хотел тебе говорить, но признаюсь - я хотел бы, чтобы выбор пал на тебя - ты коренной москвич, русский, отец твой военный врач, подполковник, у меня душа не лежит к этим провинциалам - и хотя у Константинова отец второй секретарь обкома и друг члена ЦК Кабалоева, а что-то не нравится мне ни он, ни Балаян. Ну, с армянином просто - он у меня засветился с медсестрой из нашей клиники - поедет в Ленинакан, на родину. А Константинова, если мы всё сделаем правильно, отправим в Перевальное, под Симферополь - пусть воспитывает бойцов народно-освободительного движения юга Африки. Повторяю для особо сметливых: завтра к Константинову подойдут Молчанов и Александрович и пригласят в город на квартиру Молчанова отпраздновать день рождения ленинградца Кашпура. Мол, парень приезжий, живет, как и Константинов и Балаян в офицерском общежитии, соскучился, небось, по семейной обстановке. А у Молчанова родители недавно уехали в Австралию - отца назначили генконсулом в Мельбурн. Вот почему приглашают не в кафе или ресторан, а домой к Молчанову. Если он им откажет, вся надежда на тебя - надо его уговорить. И поможешь его хорошенько напоить. А потом смоешься на ночёвку к своей тётушке. Я специально подменю на дежурстве подполковника Кузнецова в субботу. Вот и прихвачу нашего кавказца с поличным. А потом - комсомольское собрание проведем, выскажем товарищу наше недоумение - мы, мол, тебя командиром группы назначили, а ты... Никаких взысканий, конечно - просто поставить на вид на первый раз, но мне этого будет достаточно. А у начальника института генерал-полковника Танкаева не зря псевдоним - Ингуш. Он из ваших краёв, с Кавказа. Так вот, он уже упрекал меня, что я зажимаю национальные кадры и провинцию. А с Ингушом шутки плохи, крутой, чёрт! Ну, иди, лейтенант, и смотри у меня - я не зря должен выходной день дежурным с палашом на бедре таскаться, мне Константинов нужен - тёпленький, на блюдечке. А то вздумал меня, старого, учить - мол, уберите, товарищ полковник, из своего кабинета портрет Никиты Сергеевича - его уже несколько часов как сняли со всех должностей. И откуда он это вперёд всех узнал, про Хрущёва?
  -- Так ведь вы помните - нас тогда ночью увезли на радио - мы на всех языках читали в эфире сообщение о решении Политбюро. Гражданским дикторам не доверили, наверное... Я и Константинов - на английском, Половинкин и Захаров - на французском, Потапов и Цветков - на испанском. Причём читали сразу оба из каждой пары - из разных кабинок, а чей голос шёл в эфир - мы так и не узнали. Как с радио вернулись, так он к Вам и зашёл, предупредить хотел, наверное. Он не со зла...
  -- Ну ладно, проехали! Помни, что я тебе сказал. Вопрос стоит именно так - Ситников или Константинов. Твоя судьба - в твоих руках. Да, ещё не забудь себе обеспечить алиби - ночёвку у своей тетки, а то припрёшься с ним вместе поддатый - что я буду делать? Обоих на собрании пропесочивать? Александрович поедет в Канаду, его отец через международный отдел ЦК ВЛКСМ ему место обеспечил, Молчанова мать устроила здесь, в Москве, в 10 главное управление, кадровиком по загранкадрам, каковым был и его покойный отец - у него свадьба скоро, ему не до загранки сейчас. Литовченко не знает язык и никогда знать не будет, его хоть в Вашингтон отправь - за папиной спиной не привык сынок зубрить глаголы. Значит, возьмут в политуправление московского округа, к отцу. Гаппаров пришёл из Воениздата, неизвестно зачем - туда и вернётся. Вот и все англичане - нет у меня свободных, как видишь. Всё рассчитано. Выпуск на носу. Понял?
  -- Так точно, товарищ полковник.
  -- Ну, если понял, то выполняй. Или пеняй на себя.
   ***
   Ситников. Кипр. Завершение.
   Юрий это понял уже давно. Дожидаться, как именно и под какими предлогами полковник Попков будет продвигать "нужных" людей в спецшколу ГРУ, или за границу в "хорошие страны", или в московский штат второго и десятого Главных управлений Генштаба - разведывательного и международного сотрудничества, ему нужды и тогда, на курсах ВИИЯ, не было. И в ГРУ он не стремился. Они, чего доброго, начнут проверять будущего сотрудника, вынюхивать, что да как, и узнают, что Юра с молодых ногтей - секретный сотрудник другого ведомства. Его, студента иняза, приехавшего на каникулы к отцу в венгерский городок Кишкунлацхаза, где базировался 14 гвардейский ордена Суворова истребительный авиационный полк, привлёк к интересной игре в контрразведчиков начальник особого отдела авиаполка, где отец был военврачом. Он назначал Ситникову встречи на улицах городка, где тот, увидев его, должен был следовать за ним на приличном расстоянии, а затем войти в тот же подъезд, куда зашёл майор. Там, всегда на первом этаже, была конспиративная квартира. Потом Юра понял, почему на первом - у конспиративной квартиры всегда должен был быть второй, запасный выход. Первый раз он был буквально ошеломлён: шёл по улице за особистом, одетым в модную тогда болонью, на расстоянии 10-12 метров. Зашел за ним в подъезд и увидел, как дверь левой квартиры тихонько закрыла рука в синем болоньевом рукаве. Закрылась, но английский замок не щёлкнул - открыто! И вдруг, зайдя в квартиру, он увидел, что жилая комната пуста. Не было майора ни на кухне, ни в туалете. Пусто. Ошарашенный, вернулся в комнату и подошёл к окну. И вдруг услышал сзади щелчок английского замка - и в комнату с улицы вошёл особист. Потом только понял. Ничего сверхъестественного: книжный стеллаж поворачивался на петлях, открывался ход на чёрную лестницу, выходившую во двор жилого дома. Обогнуть угол дома и снова войти в парадное - дело одной минуты. А результат-то каков! Озадаченный собеседник готов и вправду поверить в безграничные возможности организации, сотрудники которой могут проходить сквозь стены, исчезать и появляться, как в сказке! Ну, а рассказ о том, как иностранные спецслужбы хотят всеми правдами и неправдами переманить наших офицеров и членов их семей на свою сторону, завербовать их и использовать в своих целях был так естественен и настолько совпадал со всем, что каждый день звучало по радио и телевидению, что предложение поработать для соблюдения чистоты наших рядов выглядело не как вербовка, а как проявление высшего доверия облеченных властью и озабоченных государственными тайнами людей к нему, молодому, но, несомненно, выдающемуся человеку - ведь недаром выбор пал именно на него! Ситников подозревал, что полковник Попков тоже сотрудничает с госбезопасностью. Но участвовать в грязноватых играх Попкова, вовсе не связанных с госбезопасностью и попахивавших самоуправством, ему не хотелось... Конечно, он знал, почему Попков до сих пор не щеголяет генеральскими лампасами. Полковник заблуждался, думая, что эта великая тайна на курсе никому не известна. Молодой он был, только что получил звание полковника, поверил вот этим самым словам - выдержан, предан, дисциплинирован, устойчив - и подмахнул рекомендацию в Военно-дипломатическую академию ГРУ подполковнику Олегу Владимировичу Пеньковскому, тоже родом из Орджоникидзе, как и три мушкетёра - однокашники Серёжка Константинов, Армен Балаян и Юрий Ситников. (С тех пор при словах Осетия, Орджоникидзе у Попкова волос на голове матюком встаёт - обжегся на молоке, полковник, а дуешь на воду!) Да ещё они с Пеньковским были одногодки... Ну, как не поверить в исключительную положительность такого же молодого и перспективного, как и ты сам, подполковника? А тот возьми да и стань знаменитым на весь мир шпионом. Знаменитый шпион - или разведчик, как вам угодно - при жизни - это парадокс! Шпион должен быть или жив и незаметен, или знаменит, но мёртв. Как Зорге. Или, ещё лучше - как скромные и незаметные супруги Михаил и Елизавета Мукасей - агенты-нелегалы, закончившие разведшколу, специализируясь по английскому и бенгальскому языку, а проработавшие всю жизнь в Европе и Израиле со знанием родного еврейского - идиша, не провалившиеся до конца, вернувшиеся в СССР в 1977 году и закончившие свою карьеру преподавателями в школе СВР. Он был уверен, что его учителя, так трогательно державшиеся за руки, прогуливаясь по коридору в перерыве между занятиями, проживут, как сказано в сказке: "они жили счастливо вместе и умерли в один день". Юра, прожив на Кавказе всего пару лет, знал - это счастье. В идеале после долгой совместной жизни мужчина должен уйти первым. Нет ничего неприкаяннее, чем мужчина, оставшийся вдовцом в старости. Похоронив его, жена может прожить ещё несколько лет - её совесть чиста, она выполнила свой долг! Да и переносят старость женщины лучше, чем мужчины.
   Ну, бог с ними со всеми. Попковыми, Пеньковскими и Мукасеями. Свои проблемы надо решать. Никакой он не предатель! Человек не сразу становится Иудой. Первое, небольшое предательство - это как прививка. Вирус в ослабленном виде попадает в кровь. Лихорадит, конечно. И самочувствие поганое. И укол под лопаткой ноет, как больное сердце. Но всегда есть оправдание - другой человек, его злая воля: полковник Попков, сволочь, принудил, не дал возможности выбора. Второе предательство сопровождают громкие слова: затронута честь мундира, большие государственные или важные ведомственные интересы. А третье - уже образ жизни, здесь те привычные высокие слова перемешиваются с житейской "мудростью": жизнь подлая заставила, а мы что - мы люди маленькие, выхода не было, цель оправдывает средства, не я, так другой, какая разница, таковы правила игры, начальство само приказало, оно не осудит, а другие не узнают. Не я же виноват, что нет горше соперничества, чем у ГРУ с СВР, у военных разведчиков и комитетовских...
   Иуда... Как бы не так! Не всем же на осине болтаться, да и денег я за это не брал, какие там серебряники! Ну, хватит самоедства. У нас у всех есть скелет в шкафу. Необходимо научиться жить с этим. Надо отвлечься, переключиться. Надо "сделать перебивку". Эту способность мгновенно переключать мысли в другое русло он воспитал в себе еще в Минской школе КГБ, а с годами довёл её до автоматизма. Ему не надо было делать никаких усилий - стоило только дать себе команду - "переключись!" - и задать задание, как мгновенно начинало работать параллельное мышление. Юрий с детства удивлялся людям, которые говорили собеседнику: "Не волнуйся, не думай об этом - тебе же вредно!" Да разве мы вольны в своих мыслях и переживаниях? Он вспомнил, как издевались над ним в институте за тему его дипломной работы. У всех работа как работа. У Константинова - "Политическая лексика английских и американских газет и журналов", у Балаяна - "Метод Палмера как основа преподавания иностранного языка в дошкольных учреждениях". Звучат нормально! Не то, что у него: "Глаголы движения в произведениях Байрона". Вспомнить стыдно! Девчонки с постными мордочками подходили к нему и, притворно стесняясь, спрашивали: - "Юрочка, а глагол "fuck" можно считать глаголом движения? Ведь без движения... это... ну, как бы это сказать... в этом деле никак нельзя? Как ты считаешь?" Дурочки! При его стеснительности он готов был сквозь землю провалиться! Вот тогда он и подумал впервые, что хорошо бы владеть собой так, чтобы можно было переключать мысли в нужное русло по желанию, не краснея так мучительно... Ну, ладно. Всё! Переключаюсь! Перечисляю все произведения Байрона с заглавием в одно слово. Начал! Лара... Манфред... Гяур... Каин... не отвлекаться, при чём здесь Авель? Авель сам его спровоцировал! Да и неизвестно, Каин ли убил, или... Продолжай! Остров... Беппо... Мазепа... Сон... Темнота... а десятое? Лара? - нет, уже было... ну, конечно же, Сарданапал! Вечно я его забываю. Ничего себе имечко, почти Навуходоносор.. .Сарданапал - брат Ашурбанипала... или Навуходоносор - их брат? Попков им всем брат!
   А, может, Попков - царь Ирод?
   Или Попков - первосвященник Каиафа?
   Тогда я...
   Стоп! Господи, прости и помилуй меня, я устал!
   Напиться, что ли...
  
  
   ***
  
   ВСЕГО МЕСЯЦ МОЛОДОСТИ
  
   Октябрь 1967
  
   АФП-78
   5 октября
   Лондон
   Министр иностранных дел Великобритании Джордж Браун, отвечая на вопросы о своей привычке к спиртному, заявил: "Сейчас, если не пьёшь, то умрешь". Разговор о его злоупотреблении алкоголем возник из за редакционной статьи в газете "Дейли Миррор", в которой было сказано: "Беда не в том, что г-н Браун пьёт слишком много, а в том, что ему нельзя пить вообще. Парень-рубаха Джордж родился таким, что даже просто глоток содовой делает его поведение непредсказуемым. Министр в ответ сказал: "Кто скажет, что сэр Уинстон Черчилль не пил спиртного?"
   ph 22 07.23
  
   АФП-111
   11 октября
   Меридиан, Миссисипи
   Сержант полиции Меридиана Уоллес Миллер заявил в среду федеральному районному суду, что Сэм Боуерс, "имперский маг" Ку-Клукс-Клана, приказал умертвить 24-летнего белого противника расовой сегрегации Майкла Швернера. Сержант, который признал, что является осведомителем ФБР, сообщил, что получил от ФБР вознаграждение в 2400 долларов. Он сообщил, что узнал о приказе главы Клана от Эдгара Рэя Киллена, одного из 18 обвиняемых в убийстве трёх борцов за гражданские права. Трупы Щвернера, Эндрю Гудмена и Джеймса Чейни были обнаружены после полутора месяцев поисков под 3-х метровой земляной плотиной. Сержант заявил, что Киллен вербовал его в Ку-Клукс-Клан. "Сейчас наша цель - сказал он - не допустить, чтобы негры посещали школы вместе с белыми".
   lr 22 07.28
  
   АФП-313
   11 октября
   Брюссель
   Бывший премьер-министр Конго Моис Чомбе сказал двум бельгийцам, сидящим с ним вместе в алжирской тюрьме, что его выкрало ЦРУ. Господа Чарльз Сигал и Марсель Хамбурсин - бельгийцы с того самолёта, на котором летел Чомбе, когда его перехватили и посадили в Алжире, чтобы арестовать Чомбе, сообщили корреспонденту еженедельника "Пуркуа па", что Чомбе сказал им это, когда их на время оставили вместе одних. Они пожаловались также на плохое обращение. "Нас пинали постоянно и говорили, что суд нас всё равно скоро приговорит к смерти" - сказали они.
   brn 22 23.20
  
  
   АФП-054
   14 октября
   Никосия, Кипр
   Проправительственная газета "Агон" предположила сегодня, что катастрофа авиалайнера "Комета" Британских европейских авиалиний (BEA) произошла из-за столкновения с американским военным самолётом, который не вернулся на авиабазу Суда на Крите.
   rdg 22 12.44
  
  
   АФП-085
   14 октября
   Лондон
   Лондонская вечерняя газета предположила, что причиной крушения "Кометы" была бомба, сработавшая в момент переключения на частоту авиадиспетчерской башни Кипра. Самолет за несколько минут до взрыва произвёл посадку в аэропорту Афин, где на борт поднялся бывший лидер террористов генерал Джордж Гривас. Этого времени могло быть достаточно, чтобы доставить на борт бомбу.
   imr 22 15.42
  
   АФП- 113
   17 октября
   Дамаск
   Специальный военный трибунал сегодня заочно приговорил двух бывших сирийских дипломатов к смертной казни. Ахмед Камаль Хамза, бывший вице-консул Сирии в Восточном Берлине и бывший бухгалтер консульства Мухаммед Абдул Фарадж аль Салман осуждены за то, что вывезли в багажнике дипломатического автомобиля 2 граждан ГДР в Западный Берлин. Расследование установило, что им помогал и вице-консул Йемена Мохаммед Абдель Вали.
   pgm 22 12.43
  
   АФП-208
   21 октября
   Тель Авив
   Израильский эсминец "Эйлат" был потоплен сегодня вечером ракетами с египетского боевого корабля, стоявшего на рейде Порт-Саида. Из 220 человек команды 15 убиты, 48 ранены, из них 8 тяжело. Спасен всего 151 человек, остальные считаются пропавшими без вести.
   dav 22 22.00
  
   АФП-032,33
   22 октября
   Каир
   Как только эсминец пересёк 12-мильную зону территориальных вод Египта, два ракетных катера выдвинулись навстречу. Заметив, что артиллерийские орудия эсминца поворачиваются в их сторону, они ракетным залпом в17 часов 28 минут по восточному времени нанесли по нему удар. Прямое попадание ракет потопило эсминец. На корабле начался пожар и он затонул.
   mm 22 23.30
  
   АФП-021
   26 октября
   Тегеран
   Шах Мохаммед Реза Пехлеви и императрица Фарах были коронованы сегодня на красочной церемонии во дворце Гёлистан. Шах был в военной форме, а шахиня - в платье дизайнера Марка Бохана от Диора.
   mh 22 08.18
  
   АФП-263
   30 октября
   Лондон
   Бывший глава КГБ Александр Шелепин инспектировал специальное подразделение советских войск в Египте, состоящее из уроженцев советских среднеазиатских республик, которые носят египетскую форму, сообщил Йон Кимче - известный специалист, пишущий о ближневосточном конфликте.
   gsk 22 22.16
  
  
   АФП- 020
   30 октября
   Монтевидео
   Президент Уругвая Оскар Гестидо временно оставляет свой пост, чтобы сразиться на дуэли с бывшим министром финансов Амилкаром Васконселосом, который оскорбил его, нелестно отозвавшись о его статье, критиковавшей финансовую политику министра. Он заявил, что это статья нелояльного человека, и написана она писарем. По уругвайской практике, если трибунал чести сочтёт это оскорблением, то Гестидо имеет право вызвать Васконселоса на дуэль. Последняя подобная дуэль состоялась между президентом Луисом Батлберресом и генералом Хуаном Педро Рибасом. Оба были легко ранены.
   dst 22 09.01.
  
   АФП-031
   31 октября
   Каир
   4 генерала ВВС Египта сегодня предстали перед военным судом по обвинению в том, что они несут ответственность за поражение египетских ВВС в июньской войне. Они занимали посты: главкома ВВС, начальника штаба ВВС, командующего ВВС на Синае и командующего ПВО
   jjc 22 09.26
  
   АФП-299
   31 октября
   Анкара
   Лидер турков-киприотов Рауф Денкташ, арестованный при попытке высадится на Кипр с двумя своими соратниками, Османом Конаком и Ерролом Ибрагимом, покинул Турцию, по заявлению официального представителя, без разрешения турецкого правительства. Турецкое правительство попросило своего поверенного в делах в Никосии связаться с миротворческими силами ООН на острове, чтобы получить полную картину происшедшего.
   ph 22 22.10
  
   АФП-328
   31 октября
   Никосия, Кипр
   Подразделения национальной гвардии Кипра приведены в боевую готовность из-за ареста Рауфа Денкташа, лидера турков-киприотов. Денкташ, которому запрещено высаживаться на острове, был арестован при высадке на юго-востоке острова. Неподтвержденные сообщения утверждают, что на лодке было также обнаружено оружие. Правительственное коммюнике утверждает, что арестованные сообщили, что их лодка была доставлена к Кипру турецким судном.
   bon 22 00-42
  
   АФП-329
   31 октября
   Никосия
   Президент Кипра архиепископ Макариос встретился сегодня с генералом Джорджем Гривасом, командующим греческими силами на Кипре, как только получил известия об аресте Денкташа. Обозреватели считают возможными последствиями этой высадки и ареста Рауфа Денкташа эскалацию напряженности на острове и возможные столкновения между греками и турками-киприотами.
   Денкташ, бывший президент палаты турецкой общины на острове, жил последнее время в Анкаре. Он покинул Кипр после столкновений между турками и греками в конце 1963 г.
   Он посетил лондонскую конференцию по урегулированию кипрской проблемы как представитель турков-киприотов. Но после конференции въезд на остров был для него закрыт.
   bon 22 00.44
  
   ***
  
   Балаян. Кобулети. Начало.
   Кобулети - райский уголок земли на побережье Черного моря. Весь город - это длинная, километров шесть, улица вдоль полумесяца бухты. В начале улицы - сквер, типовое здание горсовета и горкома партии, милиция, почтамт, банк, кинотеатр - там нам делать нечего, это официальная часть города. А вот дальше по улице-дуге - милые нашему сердцу баня, базар, санатории, выстроившиеся один за другим вдоль сверкающего мелким белым песком пляжа. Это - еженедельный воскресный маршрут молодых офицеров. Баня с парной в воскресенье - святое, на этот кусочек свободы своих подчинённых не покушается даже командир радиоразведывательной части майор Коваль - по мнению младших офицеров - душитель свободы, жадина и демагог. На самом деле - обычный командир части. Впрочем, санатории интересуют только начальника секретной части старшего лейтенанта Александра Толстого. Он, несмотря на свою фамилию, настоящий грузин, и очень озабочен качественным отдыхом прибывающих в эти санатории блондинок. Только блондинок. Остальных он предоставляет заботам местного населения. Между санаториями, в качестве пограничных столбов, стоят однотипные деревянные киоски. В них - совершенно одинаковый набор продуктов, вернее, напитков. Сладковатая "Столичная", сделанная в Очамчири из инжиров, простая чача и (внимание!) "чачико" - ласковый суффикс потребители присвоили этому напитку за его благородную крепость и выдержку - это выдержанная чача, приготовленная по коньячному способу - с дубовой клёпкой. Патриарх продавцов этого курортного променада батоно Валико характеризует её очень колоритно - будучи представителем старшего поколения, он говорит: "это - довоенного качества напиток!" Высшая оценка в Кобулети... После парной идём на базар, выбираем самую лучшую ставриду и начинаем путь вдоль "санаторного проспекта" - в каждом киоске выпиваем по стопке чачико и на полном серьёзе обсуждаем достоинства и недостатки - как в рекламе - "богатый, насыщенный вкус!", "тонкий, благородный аромат!"
   На самом конце дуги, которой Кобулети охватывает голубую с прозеленью бухту - неожиданные для этого умиротворяющего пляжного пейзажа колючая проволока, покосившиеся и совсем не грозные щиты "Запретная зона. Проход посторонним запрещён". За проволокой - антенны, нацеленные на невидимый отсюда турецкий берег. Местные жители на эту экзотику никакого внимания не обращают и продолжают в нескольких метрах от грозных предупреждений ловить основной продукт этой благословенной бухты - рыбу "иглу" - разновидность ставриды, только очень тонкую и длинную, что и объясняет её имя. Копчёная "игла" - лучшая рыбка в Кобулети.
   Чуть выше полоски пляжа - несколько кирпичных зданий - штаб, казарма, клуб-столовая, автопарк, и несколько уютных и совсем не военного вида деревянных "финских домиков". Здесь живут семейные и прикомандированные офицеры. Один домик занимал два раза в год по месяцу и Балаян. Весной и осенью он приезжал из Тбилиси в Кобулети. Туда отбирают солдат из крупных городов Союза, где есть специализированные школы с углублённым изучением английского языка или недоучившихся студентов. Задача Армена - за месяц научить их особенностям радиоперехвата. То есть - сделать из них "слухачей" - радистов, способных на слух воспринимать и записывать содержание радиорелейных и радиотелефонных переговоров натовских штабов. В автопарке - ряды мощных приёмных станций с огромными "кунгами" - кузовами, нашпигованными мудрёной аппаратурой для обнаружения, подслушивания, записи и пеленгования радиообмена противника. Через месяц Армен принимает у них зачёты, комиссия присваивает им 4 разряд радиста и они начинают свою службу - 6 часов перехвата, 3 часа занятий, 7 часов сна, 6 часов караульной службы, 2 часа свободного времени. Но... разведка должна быть беспрерывной, а потому - всё это по скользящему графику. А ещё надо побелить казарму, покрасить облупливающиеся тягачи, кунги, антенны - солнце в Кобулети мягкое только на пляже! Интересно, где взять на это время... 4 смены радиоперехвата в сутки сменяют друг друга - это смысл существования "хозяйства Коваля" в столь экзотическом месте, их трогать нельзя. Караул и строевые занятия - расписаны до минут в Уставе. Занятия политподготовкой замполит сократить не даст. Значит, за счёт свободного времени... Так и идет солдатская служба - "через 6 по 6". Ну, а служба у офицеров хороша тем, что их воинская часть расположена в Кобулети, но плоха тем, что выбраться отсюда заграницу или в центральную Россию практически невозможно. Здесь служили, старели и уходили в отставку, навсегда сохраняя грузинский акцент и ненависть к сладковатой водке из инжира...
   Когда Балаян первый раз прибыл к нему в часть, командир представил его офицерам части, и разместил в финском домике для командировочных. После нескольких дней занятий все вошло в привычное русло и новичок почувствовал, что вечерами здесь скучновато. У Коваля стоял лишний телевизор, и Балаян попросил его на время своей командировки. Коваль устремил на него удивлённый взгляд своих ясных голубых глаз: "Армен, ты же знаешь, что есть три вещи на свете, которые нельзя доверять даже друзьям - это жена, деньги и телевизор!"
   Когда он рассказал об этом Сане Толстому, тот заржал от удовольствия: "А ты попробуй, попроси у него через пару дней ещё что-нибудь! Не важно, что. Ответ будет аналогичным - только третьим элементом в этом перечислении будет именно то, что ты попросил". Балаян не поверил. Через три дня он обратился к Ковалю и попросил его на пару часов фотоаппарат. Плёнка, мол, у меня есть и я хотел бы сфотографироваться с ребятами на пляже. Голубизна чистого взгляда, устремлённого на просителя с искренним и неподдельным удивлением, могла соперничать с небом над бухтой Кобулети: "Армен, неужели тебе никто не говорил, что никогда нельзя давать в долг друзьям жену, деньги и фотоаппарат?"
   Майские праздники пришлись на время командировки, и Балаян, уезжая в Кобулети из Ленинакана, прихватил с собой три бутылки нормальной, не сладкой, как в Кобулети, "Столичной" водки. Пригодятся. Построение личного состава Коваль решил, кроме праздничных поздравлений, посвятить "воспитанию личного состава". На этот раз он выбрал тему борьбы за чистоту русского языка. То есть посвятить беседу борьбе с матерщиной в солдатской среде. Беда была в том, что все его подобные выступления перед солдатами (независимо от темы) обязательно скатывались в наезженную колею стандартных фраз. Их наизусть знали все офицеры и солдаты части. О чем бы он ни хотел поведать подчиненным, он не мог избежать роковой концовки из нескольких понятных, но не связанных между собой фраз: "Все мы... разведчики... на этом маленьком клочке земли... позади наша Родина... впереди - территория вероятного противника... все как один... непоколебимо... полны решимости..." А дальше - одно короткое замыкающее предложение, например: "сдать итоговую проверку на "отлично!"... Вольно! Разойдись!" Вот и сегодня Коваль, кратко описав, как он был потрясён грубыми словами, сказанными одним молодым солдатом другому, остановился перед строем на минуту, словно бы в раздумье. Балаян, как прикомандированный, не участвовал в построении и сидел в комнате дежурного по части, окно которой выходило прямо на плац. Из открытого окна была видно широкую спину Коваля и стоящих перед ним солдат, прапорщиков и офицеров. Начальник секретной части Александр Толстой, дежуривший в тот день, видимо, досконально изучил повадки Коваля. Своей гауптвахты у Коваля не было, а без секретчика в разведывательной части и дня не проживёшь. Всех возможных выговоров Саня набрал уйму и Коваля не боялся - "меньше лейтенанта не дадут, дальше Кушки не пошлют". И когда тот сделал задумчивое лицо и сделал глубокий вдох, чтобы приступить к завершающей фазе своей речи, Саня свистящим шепотом стал подсказывать ему из окна:
   - Все мы...
   - Все мы... - вторил Коваль.
   - Разведчики...
   - Разведчики...
   - На этом маленьком...
   - На этом маленьком клочке земли... Армен уже видел, как напряглась спина Коваля и сжались кулаки. Лица стоявших в строю покраснели от сдерживаемого смеха.
   - позади Родина...
   - позади наша Родина...
   - впереди территория...
   - Толстой! Прекратите мне подсказывать на ...!!!
   Беседа о недопустимости сквернословия была безвозвратно загублена...
   Как, впрочем, и назидание о недопустимости употребления спиртных напитков рядовым и сержантским составом, которую Коваль решил провести после очередного увольнения. В части служили несколько солдат из местных, и их отпускали иногда на выходные навестить родных. Те, не будучи дураками, присылали подарки - местные блюда и лучшие вина командиру части и старшине, чтобы чадо отпустили и в следующий раз. Но... подарки командирам - это одно, а как солдат будет смотреть своим друзьям в глаза, если не принесёт и для них "гостинцев"? Ясно, что надо попытаться пронести и им чурчхелы, ставридки и заветную бутылочку. Вот и решил Коваль провести рейд по "недопущению" спиртного в казарму. Старшина роты конфисковал на проходной 3 бутылки чачи и передал их Ковалю.
   - Вылей воду из графина и перелей туда две бутылки чачи - приказал Коваль старшине.
   - Так ведь, товарищ командир, в графин поместятся все три!
   - Без сопливых знаю! А солдатам что предъявлять будем? Теперь налей в эти две бутылки воду и закупорь. Построишь личный состав, я проведу с ними беседу о недопустимости пьянства, и при них разобью о крыльцо штаба сначала две бутылки с водой, а потом, сверху - одну с чачей. Когда мы уйдём, солдаты наверняка проверят - действительно ли мы спиртное уничтожили. А у чачи такой запах, что одной бутылки за глаза хватит. Понял, недотёпа?
   Так и сделали. Коваль разъяснил солдатам, что пить советскому военнослужащему совершенно нельзя, закончил любимым отрывком про разведчиков, Родину позади и территорию вероятного противника впереди и, очень довольный собой, залихватски трахнул первую и вторую бутылки о крыльцо штаба. Но с третьей вышло не очень гладко. То ли рука дрогнула (жалко ведь!), то ли ветерок пахнул, но бутылка разбилась с хлопком и с брызгами. Одна крупная капля попала на верхнюю губу Коваля. Скосив на неё глаза, Коваль секунду колебался - что делать. Строй замер. Тут у Коваля сработал инстинкт - видимо, вдохнул запах чачи - и он чётко, "раз-два!", как и подобает военному, слизнул каплю с губы. Строй зашелся от хохота, не оценив военной выправки командира...
   Закончив натаскивать радистов к 9 мая, Армен явился к командиру доложить, что зачёты сдали все солдаты и он готов ехать. У Коваля в кабинете сидел его замполит. Выслушав доклад, Коваль сказал:
   - Куда торопишься? Хочешь у себя в части попасть дежурным на праздники? Поедешь после праздников! Да вот и Алексеич говорит, что нехорошо нам после торжественного собрания разбегаться по своим домикам. Солдаты пойдут на праздничный ужин, молодежь - к Валико, а вы, холостяки - переростки, приходите ко мне - жена домашнего что-нибудь приготовит. Кстати - тут он невинно уставился на Армена своими голубыми глазами - если у кого-нибудь есть нормальная, не сладкая водка, то можно захватить с собой парочку флаконов - инжирная надоела, да и чачико тоже...
   Балаян был поражен его осведомлённостью о его запасах, но деваться было некуда. Завтра, значит, ребятам достанется только одна бутылка "Столичной". После собрания командир и замполит пошли посмотреть, как покормят солдат, а Армен, переодевшись в гражданскую одежду, отправился к Ковалю домой. Передав хозяйке (как могут различаться муж и жена - добрее и хлебосольнее Танечки не было человека в Кобулети!) две бутылки "Столичной", он вышел на крыльцо покурить и подождать хозяина (оставаться даже на короткое время наедине с посторонней замужней женщиной нельзя - это правило кавказского этикета не раз уберегало Армена от неловких ситуаций). Он стоял на веранде финского домика, курил и представлял себе, с каким удовольствием сейчас Коваль смотрит на проходящие в столовую взводы, которые при виде командира подают команду "смирно!" и переходят на строевой шаг, приветствуя его. Торжественность момента нарушал только солдатский любимец - поросёнок Васька. Поросёнок был местной, грузинской породы, поросший редкой черной щетиной и необычайно шустрый. Такой шустрый, что все офицеры утверждали, что это особая порода - "свинья грузинская беговая". Откуда он взялся, никто не знал, но он стал настоящим служивым и твердо заучил армейское правило - держись подальше от командира и поближе к столовой. Чтобы он не лазил в огород к Ковалю и его прапорщику, ему на шею приладили треугольник из ящичных дощечек, которые мешали ему протискиваться между штакетником забора. Но сегодня он и не хотел в огород. Безошибочное чутьё подсказывало ему, что у солдат будет праздничный ужин с тортом и киселём, а, значит, перловки из гарнира останется много. Вот он и встречал подходящие колонны солдат, радостно вертя хвостиком, но не забывая находиться на противоположной от Коваля стороне строя. Подальше от командира, поближе к столовой. Забавная картина...
   Через полчаса пришли Коваль и замполит, и все уселись за праздничный стол. Застолье текло своим чередом и две бутылки "Столичной" и бутылка коньяка, которую принёс, да и пил сам Виктор Алексеевич, опустели. Коваль обратился к Армену:
   - Нехорошо смешивать напитки! У тебя там...ещё...
   Танечка попыталась остановить мужа:
   - Хватит уже водку пить, давайте я вам чай приготовлю, у меня варенье инжировое есть! Коваля аж перекосило: - Про инжир мне ни слова! Тащи ещё грибов солёных!
   Замполит решительно поднялся: - Я пас, мне надо готовиться к экзамену в академию!
   Но Коваль уже упёрся: - Ничего, иди, мы с Арменом можем и сами продолжить!
   Деваться Армену было некуда - надо идти в свой финский домик за подкреплением. Виктор Алексеевич поблагодарил хозяйку за хлеб-соль и они удалились. Когда Балаян через 10 минут вернулся, у Танечки голова была перевязана вафельным полотенцем и глаза заплаканы. Она молча убирала лишние приборы со стола, пряча от Армена глаза. Коваль, наливая водку в рюмки, обратился к гостю с искренностью, достойной Станиславского:
   - Армен, я вот о чём часто думаю: и как это у других офицеров жёны выживают? Вот ведь как я Танечку люблю, как лелею, а всё равно - что-нибудь, да случится! Представляешь: ты ушёл, а я хотел с Танечкой поиграть - ведь предпраздничный вечер, душевное застолье... Хотел шутя кинуть в неё диванной подушкой - так надо же, табуретка под руку попалась!
   Теперь пришла очередь Армена прятать от Тани глаза. Не мог же он, в самом деле, вмешиваться в чужие семейные отношения...
   На другой день Балаян решил после обеда ехать домой и в баню не пошел. Перед обедом зазвонил телефон: - Это дежурный по части. У нас ЧП. Товарищ капитан, помогите! Я в части один, командир с замполитом уехали на возложение венков, а из санатория имени Калинина медсестра позвонила, говорит, что у входа в санаторий наши офицеры на деревьях висят! Буквально так и сказала! Беда!
   По возможности успокоив его, Армен сел в дежурную машину и поехал к санаторию. Картина, которую он застал, была достойна кисти Кукрыниксов. У входа в санаторий росли из одного корня две пальмы. Стараясь избежать тени друг друга, они росли от самой земли под углом, буквой V. На этих наклонных стволах, каждый на своём, глупо улыбаясь, полулежали два молодых лейтенанта. Они, как стало понятно из их лепета, зашли после бани на рынок купить пучок "иглы". При взгляде на аппетитную копчёную рыбку у них появилась вполне понятная идея - выпить по кружке пива. Как же русскому человеку не выпить пива после баньки, да при хорошей рыбке? Только не учли они, что чачико после этого ни в коем случае пить нельзя. Вот и повисли - голова соображает, а ноги не несут... Повезло ребятам... Век должны благодарить бога, что Коваль и Виктор Алексеевич задержались у городского начальства после возложения венков, а то бы он их по-другому повесил сушиться!
   Это был последний приезд Армена в Кобулети. Через месяц на Ближнем Востоке началась война, и его размеренной жизни в ЗАКВО пришел конец.
   Он ждал эту войну, как божий дар. Какой-то умник из контрразведки придумал правило, что офицеры военной разведки не могут ездить в мирное время за границу - велика возможность разглашения секретной информации. Он, наверное, не знал, что если кто-то захочет её разгласить, ему не надо куда-то ехать. Охотники до секретной информации есть везде - их искать не надо. Если ты обладаешь секретной информацией, тебя найдут. Если разведчика никто не хочет перевербовать - значит, он не интересен. Это может быть только по двум причинам. Или потому, что его информация уже известна противнику, или потому, что запрашивают непомерную цену - нет, не деньги (их бы не пожалели), а другую информацию, в обмен. Так вот, в мирное время ехать радиоразведчикам за рубеж нельзя. Другое дело - война. Тут все Александровичи и Литовченки сразу теряют интерес к поездкам в воюющие страны, и возникает вакансия для Константиновых, Балаянов и Ситниковых - а покажите-ка, ребята, на что вы способны, а то сидите в своих Тьмутараканях, пригрелись на Кавказе, в Крыму - в Перевальном, или в Капустином Яре и Красноводске! Слетайте, например, перегоните бомбардировщики из Североморска в Каир-Вест или перевезите на "АН-12" истребители в Бени-Суэйф! Или доставьте боеприпасы под видом бурового оборудования курдам в Ирак. Это вам не чужие радиограммы перехватывать да расшифровывать. Или листовки на иностранном языке писать. Растрясите кабинетный жирок! Только, чур, если вас поймают, мы здесь не при чём - это ваш командир корабля с экипажем погнались за валютной выручкой и опорочили честное имя советских соколов. Ничего, посидите у них, а если вернётесь, не выполнив задания, то и у нас - невелики вельможи. Толмачи, возомнившие себя невесть кем! Артисты и переводчики сродни друг другу - они за свою жизнь как будто проживают несколько жизней. Переводчик годами работает то с геологами, то с врачами, то с моряками, ну, а актёры вживаются в роль. Но играть короля - не значит быть монархом. Инженер, пришедший в ГРУ, становится разведчиком, как и неудавшийся пилот, ставший, если есть "волосатая рука", помощником военного атташе по авиации. Но переводчику никогда не забывают его изначальной профессии - он и для инженеров, и для пилотов, и для дипломатов - переводчик, как когда-то актер для обычных людей - лицедей-греховодник, мужчина с бритым, как раньше говорили - с голым, лицом. И Армен и Юра переводчиками стали совершенно случайно. Они с Константиновым и Ситниковым после десятого класса подали документы в лётное училище. Романтика одолела. Да и перед девочками - Верочкой Однолько, Оленькой Шеманской и Эллочкой Новиковой уж очень хотелось похвастать: "да, поступаем в лётное, конечно в истребители!" Но Сергея не взяли из-за операции на ноге - неудачно упал с велосипеда, у Юры Ситникова возникли проблемы со зрением, а у него, оказалось, давление повышено. Кто в семнадцать лет меряет давление? Обида на военных была столь велика, что подсознательно захотелось "им назло" избрать профессию, как можно более далёкую от армии. Вот и поступили все три мушкетёра на факультет иностранных языков. Хотя, если честно, то только Константинов имел тягу к языку и уже тогда довольно неплохо изъяснялся на английском - начальственные родители нашел ему какого-то необыкновенного репетитора. Но... от судьбы не уйдёшь. К середине 5 курса их, троих единственных мальчишек на курсе, сначала отправили в Ирак, Индию и Пакистан на практику, а по возвращении опять вызвали в военкомат и предложили стать военными переводчиками. Так они и очутились в Военном институте иностранных языков, на Танковом проезде, под неусыпным оком полковника Попкова.
   ***
   ВСЕГО МЕСЯЦ МОЛОДОСТИ
  
   Ноябрь 1967
  
  
   АФП-077, 078
   1 ноября
   Анкара
   Ертугрул Денкташ, брат арестованного на Кипре лидера турков-киприотов, заявил, что его брат высадился на Кипре в районе Галатии 21 октября, хотя официальные источники сообщают, что он высадился и был арестован 31 октября.
   Жена Рауфа Денкташа сегодня была принята премьер-министром Турции Сулейманом Демирелем и передала ему два письма от своего мужа. Одно из них адресовано премьер-министру, другое - министру иностранных дел. Она заявила, что Рауф Денкташ просил её передать письма адресатам, если с ним случится что-нибудь.
   esr 22 12.41
  
   АФП-104
   4 ноября
   Москва
   Советские власти, занятые подготовкой к празднованию 50-летней годовщины Октябрьской революции, никак не отреагировали на заявление министра обороны США Роберта Макнамары, что Советский Союз разрабатывает оружие для орбитальной бомбардировки Земли.
   pio 22 15.52
  
   АФП - 084
   05 ноября.
   Багдад
   Республиканские вооруженные силы совершили военный переворот в Йемене, сообщило ближневосточное агентство новостей. Закрыты порты и аэропорт Саны.
   Президент Абдаллах-аль-Саляль низложен. Президент Саляль находится в Багдаде. Он прибыл в Багдад из Каира по пути в Москву, куда он направлялся с официальным визитом на празднование 50-й годовщины (Октябрьской революции - пер.). Захвативший власть Совет состоит из трёх человек - кади (судья) Абдул Рахмана эль-Ириани, Мохаммеда Ахмеда Нумана и Мохаммеда Али Османа. Они по очереди будут исполнять обязанности президента республики.
   Низложенный президент лишен всех постов и званий и заочно приговорен к смертной казни.
   jlg 22 10.46
  
  
   АФП-027
   6 ноября
   Панама сити
   Панамские власти направили отпечатки пальцев арестованного американского гражданина Франсиса Виллиарда Кейта, которого подозревали в том, что он в действительности является бывшим шефом гестапо Генрихом Мюллером, в Германию. Оказалось, что это чисто портретное сходство. Странно то, что господин Кейт, который якобы живёт в Панаме уже 8 лет и является американцем, не говорит бегло ни по-испански, ни по-английски.
   dpy 22 07.54
  
   АФП-298, 299
   15 ноября
   Бонн
   Западногерманское правительство подтвердило, что направило в Панаму запрос об экстрадиции человека, подозреваемого в том, что он является Генрихом Мюллером, шефом гестапо. Отпечатков пальцев Мюллера не существует, но есть его рукописи, которые можно сравнить с почерком Кейта. Настораживает то, что Кейт наотрез отказывается написать даже просьбу о своём освобождении.
   jo 22 01.08
  
   АФП-187
   6 ноября
   Париж
   150 000 полицейских Франции приведены в состояние повышенной готовности в связи с поисками убежавшего из самой неприступной французской тюрьмы на острове Иль-де-Ре в Бискайском заливе. Беглец - осужденный на пожизненный срок киллер террористической организации ОАС Клод Тенне. ОАС борется за сохранение Алжира французской колонией. (Знаменитые сигналы автомобильных клаксонов: два коротких, три длинных:
   ти-ти-та-та-та - Аль-же-ри фран-сез! Алжир - французский! - пер.) Он сбежал, сложившись, как Гудини, несколько раз в чемодане освобожденного узника. Чтобы облегчить ему побег и избежать слишком тщательного досмотра освобождаемых, заключенные устроили бунт якобы из-за некачественного питания, отвлекая жандармов, и сорвали вечернюю перекличку в пятницу. Отсутствие заключенного было обнаружено лишь в субботу после обеда.
   bqt 22 01.02
  
   АФП-025
   9 ноября
   Лондон
   Лондонская "Таймс" сообщила, что расследование причин авиакатастрофы пассажирского самолета "Комета" Британской компании "BEA" над Средиземным морем в октябре установило, что среди обломков есть подвесной топливный бак, который используют истребители для увеличения дальности полёта. Есть предположение, что топливный бак принадлежит истребителю "МиГ" советского производства, летевшему в Египет. "Комета" выполняла рейс из Афин на Кипр. В катастрофе погибли 66 человек.
  
   АФП-352
   10 ноября
   Каир.
   Низложенный президент Йёмена маршал Саляль сообщил: убывая в Москву он предупредил человека, которого оставлял за себя на месте, что "определённые экстремисты могут попытаться действовать против интересов йеменского народа". По иронии судьбы он предупредил об этом кади эль - Ириани, который и захватил власть и объявил себя президентом в результате государственного переворота. Кади эль Ириани обвинил маршала Абдаллу ас-Саляля в "безответственности и импровизации при исполнении властных полномочий".
   wbt 22 01.41
  
   АФП-153
   12 ноября
   Никосия
   Кипрский кабинет министров заседал 4 часа, решая судьбу Рауфа Денкташа, лидера подпольной организации турок-киприотов ТМТ и двух его соратников. По решению правительства они были репатриированы в Турцию самолётом. Турецкие источники подтвердили прибытие Денкташа в Анкару и МИД Турции приветствовал этот шаг правительства архиепископа Макариоса, который сам вёл заседание кабинета.
   bc 22 22.36
  
  
   АФП-229
   16 ноября
   Авиабаза Эдвардс. Калифорния
   Экспериментальный гиперзвуковой ракетный самолёт Х-15 разбился, достигнув высоты в 260 000 футов (79 000 метров). Самолёт упал в пустыне Мохаве. Пилот погиб. Лётчик-испытатель майор Дж. Адамс, ветеран Корейской войны, не смог катапультироваться по неизвестным причинам. Он совершил на Х-15 одиннадцать полетов. Самолет установил абсолютные рекорды скорости (7 295 км/час) и высоты (107 900 метров)
   ltr 22 20.57
  
   АФП-336
   20 ноября
   Мюнхен
   Двое израильтян, которые вломились в дом вдовы бывшего шефа гестапо Генриха Мюллера, приговорены сегодня к трём месяцам тюрьмы. Барух Шур 39 лет и Даниель Гордон, 38, долго следили за вдовой, желая найти доказательства, что исчезнувший из Берлина в 1945 году военный преступник Мюллер жив. Недавние сообщения, что его нашли в Панаме, не подтвердились. Семьи Шура и Гордона погибли в фашистских концлагерях. Вдова Мюллера работает в Мюнхене продавщицей.
   dmt 22 17.22
  
   АФП-303
   20 ноября
   Иерусалим
   Священнослужители в пятницу подрались с израильскими чиновниками в нескольких сотнях метров от места тайной вечери и других святых мест иудаизма и христианства. Столкновение произошло, когда около 50 греческих православных монахов начали строить высокий забор вокруг участка на горе Сион, который принадлежит греческому патриарху в Иерусалиме. Чиновники израильского Министерства по делам религий, которые воспрепятствовали таким же действиям в прошлое воскресенье, вмешались, чтобы помешать возведению забора. Произошла драка, которую пресекла полиция. Этот земельный участок представлял собой единственный проход к месту тайной вечери и к месту преображения богородицы. Однако это же место по иудейской традиции считается местом погребения царя Давида. Теперь, когда после захвата израильтянами западного берега реки Иордан иудейские верующие могут использовать другой проход на гору Сион к храму Давида, без вторжения на землю греческой патриархии, патриарх желает оградить свою территорию.
   mw 22 00.01
  
   АФП - 156
   21 ноября.
   "Литературная газета" обвинила группу ведущих индийских журналистов в том, что они находятся на содержании у американского агентства "USIS" (United States Information Service). В статье, подписанной Джоном Смитом, бывшим агентом ЦРУ, перебежавшем в СССР, сообщалось, что г-н Раму Сингх, редактор журнала "Мысль", за плату перепечатывал материалы информационного агентства ""USIS", а господа Омар Гош - помощник редактора газеты "Хиндустан Стандард" и Атул Гош - редактор и владелец бенгальского ежемесячника "Прадит" получали большие суммы денег от Глен Ли Смита - главы калькуттского отделения "USIS", всегда подозревавшегося в связях с ЦРУ. Автор утверждал, что Джогендва Сингх, землевладелец из Уттар Прадеш, Джайпал Сингх, представитель промышленников в индийском парламенте, и магараджа Кешари Део регулярно получали деньги от ЦРУ. Автор утверждал, что он решил обличить подрывную деятельность ЦРУ в Индии, когда узнал, что должен принять участие в подрыве авиалайнера "Принцесса Кашмира", на которой летели делегаты афро-азиатской конференции из Пекина в Бандунг.
   imr 22. 17.38
  
   АФП-015
   22 ноября
   Джакарта
   Десятки офицеров Народной армии Китая под предводительством генерал-майора и двух полковников секретно действуют на западной Яве, подготавливая повстанцев против правящего режима, сообщила независимая газета "Ампера". Один из полковников является специалистом по партизанской и психологической войне. Они находятся там уже несколько месяцев.
   lag 22 07.42
  
   АФП-223
   23 ноября
   Роскилде, Дания
   23-летний бывший сотрудник американского разведывательного подразделения во Вьетнаме сегодня обвинил специальные войска США в применении пыток по отношению к пленным. Давая показания на четвёртый день заседаний "Трибунала военных преступлений" под председательством Рассела, Питер Мартинсен, студент психологии в Университете Беркли, Калифорния, сообщил, что он служил в 541 подразделении военной разведки. С ноября 1966 по июнь 1967 года он принимал участие в допросах вьетнамских военнопленных и гражданских лиц. Более двух часов он подробно рассказывал о пытках электричеством и с применением бамбуковых игл, загонявшихся под ногти и о том, что высокопоставленные офицеры разведки знали об этом. Так что американцы тоже могут совершать военные преступления, заявил он. Другой свидетель, американский негр Давид Тук, теперь проживающий в Кливленде, заявил, что он видел, как военнопленных пытали, а потом сбросили с летящего вертолёта.
   bqt 22 21.26
  
   АФП-145
   23 ноября
   Москва
   Четверо американских моряков, которые дезертировали с американского авианосца "Интрепид", провели День благодарения в Москве, под присмотром агентов в штатском.
   Крейг Андерсон, Джон Майкл Барилла, Ричард Бэйли и Майкл Линднер заявили в телевизионном интервью, что они хотели бы переехать в нейтральную страну и войти в контакт с международными организациями, борющимися за мир, чтобы активно поддерживать их.
   lb 22 16.27
  
  
   АФП-078,80
   28 ноября
   Москва
   Британский и американский военные атташе, бригадир Ван Харпер и полковник Виллиам Дж. Спар, посещая во время ознакомительной поездки по Молдавии винодельческий завод около Кишинёва, участвовали в дегустации вин. Вернувшись в свой отель, они плохо себя почувствовали, заявили официальные представители двух посольств. Когда они легли в кровати, в их номер якобы проникли неизвестные лица, которые приказали им не двигаться, обыскали их вещи и взяли все документы из их бумажников. Через час эти люди якобы вернулись в номер, вернули бумаги, разбили пепельницу, содрали гардины с окна и обвинили офицеров в хулиганском поведении.
   В Вашингтоне госдепартамент заявил протест по поводу инцидента, не углубляясь в подробности.
   md 22 13.09
  
   ***
   Константинов. Москва. Начало.
   Лейтенант Константинов был в недоумении. Экзамены и выпуск были на носу, а, значит, и распределение. До сих пор всё шло так, как ему рассказывали его старшие товарищи - Емизов и Букаев, уже прошедшие школу полковника Попкова за год и за два до Константинова. Схема была бесхитростна и надёжна. Приехавшего из провинции сынка партийного босса или министра какой-то там республики полковник назначал начальником языковой группы, каковых у него было три - английская, французская и испанская. За шесть месяцев интенсивной учёбы и напряженного распорядка дня не могло не возникнуть ситуации, когда командир отделения вошел бы в конфликт либо с кем-то из преподавателей, либо со своими сокурсниками. Если же он проявлял недюжинное сочетание командирской воли, гибкости и такта (а откуда оно может взяться у лейтенанта, недоумевал полковник), то в ход шло испытанное средство - кандидата на отрицательную характеристику приглашали на "семейный ужин". Полковник в этот день случайно дежурил по институту, и, прохаживаясь около единственной проходной на Волочаевской улице, ловил нарушителя тёпленьким - а дальше по накатанной. Комсомольское собрание, выступления подготовленных товарищей и постановка на вид, а то и выговор. Кто и за что может упрекнуть полковника Попкова? И чиновные отцы не помогут. Сыновья первых секретарей предпочитали МГИМО, Плехановский или Бауманский, а других Попков не боялся. Будь ты хоть вторым секретарём обкома партии - что делать, если сынок оплошал? Ну, послужит в Копьяре, или в Красноводске. Или поедет заграницу - но в Монголию или Вьетнам. Сам виноват, не беда, молодой ещё, исправится! А, главное, и Ингуш не прицепится... Система!
   "Система Попкова" стала известна Сергею на горьком опыте друзей, проходивших обучение в ВИИЯ до него. Сначала одного Попков "завалил", воспользовавшись ссорой командира отделения со строптивым курсантом - москвичом, не пожелавшим дежурить на праздники: "Вам, иногородним, делать нечего, вот и сидите, дежурьте!" И никакие доводы, что у иногородних праздники - единственная возможность познакомиться с Москвой или слетать домой, не убеждают. Слово за слово - и за грудки.
   Результат понятен. Хорошо ещё, что удалось, отслужив два года, уволиться из родной армии, не спившись. Другого, наученного горьким опытом предшественника, на ссору взять не удалось, его "пригласили посидеть в семейной обстановке". Полковник, конечно, в этот день был дежурным по институту и после предупреждающего звонка москвича стал прогуливаться у проходной. И застукал, ясное дело! Собрание. Выговор.
   Система сработала и на этот раз. Выручила только война в Египте. Да и то - не самое завидное назначение - Синай. Но... У Константинова была выдержка, воспитанная многолетним кавказским почитанием старших, и с преподавателями он не конфликтовал. И на ссору с сокурсниками не повёлся. Он ждал, когда же его пригласят на "именины" или просто "отдохнуть в семейной обстановке, расслабиться". Сергей не верил, что Попков придумал что-то новое. Во-первых, его система работала, и не было нужды её заменять или усложнять. Во-вторых, полковник часто повторял, что "этим провинциалам и так много чести - после вшивых гражданских университетов и институтов получают офицерское звание, не попотев как следует. Раньше в армии служили солдатами три года, а во флоте - все четыре. Курсантскую лямку тянули тоже четыре года, а то и пять - и только тогда получали офицерские погоны и разрешение жить не в казарме. А эти переводчики... Толмачи чертовы! Малюта Скуратов говаривал, что толмачи, люди всё больше по своему происхождению из народа подлого, будучи приставлены к большим государевым мужам, узнают секреты важные и этим могут во вред государю же воспользоваться. А посему их надо, время от времени, пороть жестоко, а ещё лучше - в котел или на дыбу. А толмачей других найдём, эка невидаль... Малюта был прав!"
  
   ***
  
  
   Телегин. Москва.
   Заместитель председателя Комитета государственной безопасности Пётр Васильевич Телегин смотрел на докладывавшего ему полковника Кузьмина в своей известной манере. Он знал, что его в конторе называют "верхогляд"- не за поверхностность, боже упаси - он бы не достиг такой должности, если бы не был первоклассным профессионалом. Это председатель КГБ может быть партийным или государственным деятелем. А его заместители - все профессионалы самого высокого класса каждый в своей области - в разведке, контрразведке, территориальной службе (благонадёжность своих граждан), следствии и охране госграницы. Нет, кличку ему дали за привычку смотреть при разговоре не в глаза собеседника, а чуть выше - на лоб. Телегин знал, как неуютно становилось собеседнику от того, что он не видел его прямого взгляда, не мог оценить, как относится его собеседник к услышанному, не может прогнозировать его реакцию на поступающую информацию. Но Кузьмин не волновался. Он знал другую особенность Телегина. Зампред объективно оценивал доложенное ему, не отвлекаясь на личность докладчика, не болел "звёздной болезнью" и при необходимости мог не только выслушать, но и услышать рациональное предложение, даже если оно исходило от младшего офицера. Полковника Кузьмина Телегин зал как отличного аналитика и не удивился, когда он через голову своего начальника обратился к нему с просьбой об аудиенции. Он понимал, что только дело высшей степени секретности (по определению КГБ - "государственной важности") могло вынудить полковника обратиться лично к нему, заместителю председателя комитета по внешней разведке напрямую. Он услышал доводы Кузьмина и не удержался, чтобы не похвалить себя мысленно за проницательность. Пусть он не сформулировал определения, данные полковником, так филигранно, пусть он не достроил все логические цепочки до конца, но ведь было же у него уже смутное предчувствие именно такого поворота событий, который так чётко и подробно описал в своем докладе аналитик. По своей прошлой работе он знал, как остро переживает Кузьмин то, что по здоровью он не мог быть оперативным работником, что сослуживцы называют его, как и всех аналитиков, "иезуитом", а недоброжелатели, завидовавшие его блистательному уму - "кабинетной крысой". Иезуит и сейчас был, пожалуй, прав. В его посылах и выводах генерал Телегин не видел ни одного изъяна, ни одного слабого звена. Всё подчинялось логике и анализу. Кратко это звучало так.
   Начавшееся в стране по воле генерального секретаря ЦК движение под названием "перестройка" не останется в тех рамках, которые очертили Горбачёву его помощники. Они идут на половинчатые меры по либерализации общества, надеясь на то, что именно эта половинчатость сможет лишить перестройку глубоких демократизирующих последствий, позволит лишь в очередной раз "выпустить пар", ослабить ту напряженность, которая возникла между развращенной безнаказанностью верхушкой партийного аппарата и народом, живущим в условиях унизительных очередей, талонов, мизерных зарплат, пенсий и никчемных льгот. Но перестройка повлечет за собой либерализацию выезда за границу с туристическими и производственными целями, появится мощный поток информации, видеофильмов и иностранных печатных изданий. Усилится приток в Союз родственников, оказавшихся по разным причинам за рубежом в военный и послевоенный периоды. Очень скоро даже простые люди заметят разительную разницу в витринах магазинов, в одежде и в манере поведения даже простых людей из-за рубежа, в их уверенности в том, что любой, самый высокий чиновник на Западе уязвим и ответственен перед лицом общественности. Эти наблюдения сначала будут восприниматься просто как интересная информация, но затем будут накапливаться, подсознательно систематизироваться и анализироваться. Далее неизбежно последуют сравнения, а за ними выводы, которые будут не в пользу советской действительности. Партийные органы в силу своей косности и скрытых интересов различных группировок - территориальных, ведомственных, политических сторонников того или иного члена политбюро ЦК, не справятся с валом нарастающих проблем. Потеря власти сначала партийными органами, а затем и правительственными ведомствами - неизбежна.
   Финансисты, как всегда, первыми почувствуют опасность своими нежными брюшками и кинутся бежать с тонущего корабля. Но, в отличие от крыс, они сначала постараются переправить в спокойную гавань наиболее ценное из содержимого трюмов. Партийная валюта и драгоценности Гохрана потекут сначала в сейфы Швейцарии, а потом, чтобы не привлекать излишний интерес и диверсифицировать зарубежные вклады, в другие банки. Оффшорам партия своих средств не доверит никогда. Италия и Греция ненадёжны - что ни день, то политический кризис. Германия - устоявшийся стереотип для престарелых членов Политбюро - это "немцы", враги. Значит - Великобритания, Австрия, Испания, Норвегия, Швеция, Дания. Но для нашей организации это не выход. При крушении империи надеяться на кристальную честность курьеров, доставляющих деньги на секретные счета и знающих номера счетов и пароли, глупо. Людей убивают за десятки тысяч долларов. За миллионы сражаются банды и кланы. Ради десятков миллионов можно развязать небольшую войну. А разговор идёт о сотнях. Необходимо безотлагательно направить в страны, не входящие в круг интересов партии, людей, которые, вместо примитивной перевозки денег и золотых слитков займутся скупкой дорогостоящей, но не конфликтной недвижимости. Не надо приобретать химические и автомобильные заводы с их мощными профсоюзными организациями и экологическими проблемами. Гораздо перспективнее - создание обществ с ограниченной ответственностью, в которые номинальными совладельцами и членами совета директоров за небольшие проценты акций надо привлекать местных чиновников. Эти общества станут собственниками отелей, пансионатов, санаториев, пляжей, элитных спортивных клубов и комплексов - яхт-клубов, гольф-клубов и частных аэродромов и пристаней, где трудятся люди, не объединённые профессиональной солидарностью и чаще всего конкурирующие друг с другом. И, самое важное - недвижимая собственность не поменяет владельца только потому, что кто-то узнал секретный код и номер счёта. Если цена такой собственности в избранном районе в данное время высока, перед приобретением надо предпринять меры по её удешевлению. Небольшой конфликт на межнациональной или религиозной почве, несколько террористических актов, создающих угрозу финансовой нестабильности прекрасно решают эту проблему. Недвижимость стремительно дешевеет. Нам торопиться некуда - приобретя собственность за полцены, можно подождать несколько лет, пока обстановка не стабилизируется и цены не вернутся на прежний уровень. Мелкого предпринимателя на этом пути ждёт неминуемое разорение. Но не мощную, планирующую свою деятельность на годы вперёд, хорошо законспирированную и технически вооруженную организацию. Проиграть невозможно. План обречён на успех. Но даже если бы он был убыточен - кого волнует баланс, когда речь идёт о жизни и смерти, о большой политической целесообразности. Вспомните миф о деньгах рейха... Идеальной страной для воплощения этого плана в жизнь в настоящее время является Кипр. Наличие компактной группировки турков на севере острова создаёт ту самую обстановку, которую можно не только использовать, но и изменять в своих интересах. Отток крупного иностранного капитала уже наметился, и он будет продолжаться - провозглашение турецкой республики Северного Кипра не за горами. Медлить нельзя...
   Телегин почувствовал изменение интонации и тембра голоса собеседника. Тот понизил голос, как бы показывая, что доложенная информация - не всё. Генерал изменил своей привычке и взглянул полковнику в глаза. Он увидел в них напряженность, как у человека перед прыжком в ледяную воду, и решимость довести задуманное до конца:
  -- Товарищ генерал-лейтенант, разрешите мне перейти ко второй части доклада, которой нет в представленной Вам перед нашей беседой служебной записке. Я сделал это намеренно, так как не хочу ставить в двусмысленное положение Вас и всё руководство Комитета. Если наши выводы подтвердятся, то могут найтись умники, которые начнут задавать вопросы - почему не были приняты меры, ведь вам заблаговременно докладывали? Лучше, чтобы такого доклада нигде в архиве не сохранилось. Прошу просто выслушать меня. К сожалению, я и мои подчиненные в аналитическом отделе, проанализировав обстановку внутри страны и проведя экстраполяцию, пришли к неутешительным выводам - при нынешнем составе Политбюро и состоянии отношений в ЦК перестройка неминуемо и окончательно выйдет за пределы управляемости, партия и правительство потеряют контроль сначала над союзными республиками Прибалтики, над Украиной и Белоруссией, а затем распадется весь Советский Союз. Товарищ генерал, поверьте мне - прогноз о будущем предательстве со стороны украинцев и белорусов - не наше изобретение. Ещё Достоевский писал (извините, я зачитаю эту довольно длинную цитату, чтобы ничего не напутать): "Не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью... Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее. О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Они поймут все величие и всю святость дела России и великой идеи, знамя которой поставит она в человечестве. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению. Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации. У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. <...> России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнут хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества".
   Но тогда на его слова никто не обратил внимания. Достоевский, мол, не совсем уравновешенный человек, кто же ещё мог "Идиота" написать. Наши аналитики считают, что прогноз его будет верен не только для означенных славян, но и для прибалтов, и других республик нашего Союза. Но... извините, я отвлёкся. Разрешите продолжить, товарищ генерал? Наибольшие центробежные силы проявятся в многонациональных и сложных по религиозной ориентации регионах. В Закавказье неизбежна война между Арменией и Азербайджаном - проблемы Нагорного Карабаха и Нахичевани не имеют логического решения. Абхазия уже давно спит и видит се6я суверенным государством. Будут проблемы и на Северном Кавказе. Помешать этому процессу при нынешнем составе руководства страной и вооруженными силами мы вряд ли в состоянии. Значит, надо использовать создавшуюся ситуацию. При выходе Абхазии из состава Грузии неизбежны этнические столкновения. Абхазов в Грузии не много. А вот грузин в Абхазии - тысячи. Они будут вынуждены покинуть свои дома и бежать в Грузию. Вам хорошо известно, товарищ генерал-лейтенант, что объявить себя независимым государством легко, а вот обеспечить функционирование этого государства - тяжелая, иногда невыполнимая задача. У Абхазии есть всё для организации великолепного туризма - и высокогорное озеро Рица, и золотая полоска пляжа от Гагры до Очамчири. И конечно, когда-нибудь эти места - Гагры, Пицунда, Сухуми, Гудаута принесут в казну сказочные доходы. Но... через много лет. Санатории, пансионаты и турбазы останутся бесхозными и будут разграблены. Инфраструктура скоро придёт в негодность. Без неё туристический сервис невозможен. Промышленного животноводства и птицеводства нет. И валюта на закупку продовольствия за рубежом появится не скоро. Мандаринами туристов не накормишь... Вывод: раз нельзя кардинально изменить ход событий, надо воспользоваться создавшейся обстановкой, обратить её себе на пользу. Необходимо уже сейчас направить в Абхазию людей, которые, используя разрешенные в СССР сейчас формы коллективной собственности - кооперативы, приобретут мелкие предприятия сферы обслуживания - кафе, парикмахерские, мелкие турбазы, обустроят офисы и легализируются, привлекая к сотрудничеству не грузин, а абхазцев и русских. Когда начнётся великий исход грузин из Абхазии, а правительство будет лихорадочно искать средства для поддержки своей государственности, оно неизбежно вспомнит о том, что вдоль побережья стоят десятки санаториев - "Металлургов", "Железнодорожников", и так далее. Потом очередь дойдёт и до элитных санаториев 4 управления делами ЦК КПСС, дач ЦК и Совета Министров. Наши люди должны быть готовы - правительство не захочет сначала "терять лицо" и продавать всё это сразу в частные руки. Другое дело - кооперативы. Как-никак - общественная собственность, организации, давно зарегистрированные в Абхазии. Иметь крупную собственность за главным Кавказским хребтом, недалеко от Грузии и Аджарии - для Комитета в будущем станет реальным достижением. Политика Грузии после развала СССР и поведение удельного князя Аджарии Абашидзе непредсказуемы, и наше присутствие на этом оперативном направлении станет необходимостью. Наличие там уже легализовавшейся, обросшей связями и даже роднёй агентуры будет неоценимым фактором успешной работы в Закавказье. Товарищ генерал-лейтенант, полковник Кузьмин доклад закончил!
  
   ***
  
   Константинов. Москва. Начало.
   Господи, наконец-то! Можно перевести дух. Молчанов и Александрович подошли на перемене, и, пособолезновав по поводу неприкаянной казарменной жизни Константинова и Ситникова, пригласили обоих "посидеть, расслабиться". У Молчанова дома. Благо - недалеко, на улице Радио. Там же 5 трамвай ходит через мост в Лефортово, до Танкового проезда и по Волочаевской. Удобно. Сергей сделал озабоченное лицо - как оставить курс в такое время - ну, да ладно, ведь не каждый день московские ребята приглашают, да не куда-нибудь, а домой. Черт с ним, согласен. А каков будет мой взнос? Что взять с собой? Услышав заверения, что ничего не надо, всё есть, согласился, не ломаясь. Как-никак, командир языковой группы!
   Значит, у Молчанова, в субботу, в 6 часов вечера после войны. Шутка.
   Вот теперь всё стало на свои места. Полковник, слава богу, системе остался верен, ничего нового не придумывал, бояться теперь какого-либо нового, неожиданного подвоха не надо. У Попкова все козыри на руках, он не нервничает, а, значит, и глупостей никаких не натворит. В лучшей армейской манере он будет с 9 часов вечера тупо ждать около проходной того вожделенного момента, когда можно будет взять этих кавказцев - тепленьких, "поддатых", готовеньких для порицания товарищами и последующего направления для прохождения службы туда, куда Макар телят не гоняет. Да вот незадача - не будет всего этого. Ни встречи у проходной, ни собрания с порицанием... Константинов приготовил заранее ключик от висячего замка чердачной двери первого подъезда дома преподавателей и сотрудников ВИИЯ, что на углу Танкового проезда и Волочаевской. Возлюбленная Армена медсестра Татьяна жила с мужем-прапорщиком, шофером Ингуша, в этом подъезде на четвертом этаже и считалась ответственной за чердачный ход. Чердак чистый, чердачное окно (кстати, почему оно слуховое?) выходит на пожарную лестницу, по которой легко спуститься во двор института. А сменять дежурных мы тоже умеем. Вместо Половинкина вечером будет дежурить Балаян. Он в 24 часа, пройдя по классам, туалетам и прочая, и прочая, и потянув как следует время, в 24-20 доложит полковнику, что на курсе без происшествий, все на месте, незаконно отсутствующих нет.
   - Как это нет? А Константинов где с Ситниковым?
   - А Константинов с Ситниковым уже часа два как спят сном праведников.
   Праведников или грешников - теперь не проверишь, офицерское общежитие - не казарма, чтобы вломиться в комнату к отдыхающим офицерам, надо иметь серьёзные причины. А их нет. Увольнительных у офицеров нет - у них постоянные пропуска. Пропуска они предъявляют дежурному сержанту на проходной, и этот факт нигде не регистрируется. Когда прошел, неважно. Важно, что офицер прошел в общежитие до отбоя и находится в своей комнате. Отдыхает, готовится к завтрашнему напряженному учебному дню. Хорошая схема, должна сработать. И сработала. Всё так и вышло.
   Так, да не так. И в гости с Ситниковым сходили, и подливали ребята Сергею и Юре - старались, ведь сам Попков велел - довести гостей "до кондиции". И домой пошли, как только началась программа "Время". И сели в 5 трамвай, да вот только Юра Ситников не захотел сходить у института: - "Я дальше поеду. Разве я тебе не говорил, что поеду к тётке ночевать?"
   "Как к тётке - недоумевал Константинов - завтра ведь понедельник, как ты с утра на построение прибежишь? Построение в 7-30, а тебе ещё переодеться надо в форму... Глупо!" Но Ситников, отводя в сторону глаза, настаивал, что ему надо к тётке, она ждёт - не дождётся племянника, глаз не сомкнёт... Юра тогда ещё не умел врать. А Сергей не мог закрывать глаза на то, что было слишком явно. Явным стало теперь то, что не двоих ждал полковник Попков, а его одного. Не нужен ему был Ситников. Нужен только Константинов. И Ситников это знал. Заранее. Он не знал только одного - что Константинов знает о "системе". На Кавказе говорят: "Убереги себя от друзей, а от врагов тебя твой кинжал убережет". А ведь мама-эм была права, подумал Константинов. Мудрая женщина - ей не нужны были характеристики, чтобы увидеть нутро человека. Она говорила Сергею: - "Сержик, он не плохой у тебя, этот Юра. Но он не друг. Он приятель. Чувствуешь разницу? Он разделит с тобой хлеб-соль, и накроет для тебя стол, не пожалеет. Он скажет нужные слова в застольном тосте, но шею свою он за тебя не подставит. Он не станет рисковать собой или даже своим благополучием ради тебя. Самое большое, что он для тебя может сделать - это не сделать тебе вреда. Да и то, если себе не в ущерб..."
   Тётка... Дядя Сергея, старший брат его матери, женился на осетинке. По большой любви. И прожил с ней долгую и красивую жизнь. Благодаря ему и Сергей полюбил этот народ. Люди в детстве и юношестве бывают несчастные, счастливые и не очень. Несчастные - это те, у кого нет родителей. Счастливые - это те, у которых есть "полный набор" - отец и мать, сестра и брат. А не очень - это те, у кого нет брата или сестры. У Серёжи были и родители, и брат и сестра. Счастливчик! Да к тому же матерей у него было целых две. С самого нежного возраста он не представлял, что у других людей может быть только одна мама. Потому, что у него всегда были две. Родная мама - Соня и мама - Мария, тётка, которая любила его и воспитывала не меньше родной. По их соглашению, Сергей называл одну из них по первой букве имени мама-эс (Соня), а другую - мама-эм (Мария). Тётя Константинова Мария Алексеевна была ему не только тётей, матерью, но и старшим товарищем, настоящим другом, с которым можно было поделиться самым сокровенным, пожаловаться на судьбу, посетовать, когда друг подводит или девчонка не хочет... ну... (короче, ничего вообще не хочет!) или вместе просто порадоваться удачному дню. Этот дар - быть другом младших по возрасту - есть у совсем немногих взрослых. Быть другом вообще нелегко, даже для своих сверстников. А уж для младших - и вовсе мука. У них столько заморочек, что свои беды надо совсем забыть и жить только их жизнью. Да и то вряд ли решишь все проблемы. Мама-эм избегла излишней вовлечённости, так как знала - проблемы эти решать не надо. Молодёжь безжалостна. Как бы мудро ты не посоветовал - жди в будущем упрёков. Надо просто посочувствовать, повздыхать, а потом сесть вместе за стол, разделить хлеб-соль, и сказать: пережди невзгоды, всё проходит в этом мире, утро вечера мудренее, завтра будет снова день, а раз Бог даст день, он даст и пищу ... Вроде бы - банально, но нет ведь ничего умнее и мудрее... Тем более, что хлеб-соль в данном случае - просто привычное выражение. Потому что Константинов не знал человека, мужчину (говорят, лучшие повара - мужчины) или женщину, которая готовила бы вкуснее, чем мама-эм. Сейчас на юге каждом шагу можно встретить вывеску: "Осетинские пироги". Молодёжь уже воротит от них нос, как от надоевшей москвичам шаурмы. И поделом! Эти пироги и в подметки не годятся тем фытчинам с мясом, уалибахам с сыром и сахараджам со свекольной ботвой, которые готовила мама-эм. У неё мясные пироги были квадратные, защипанные по краям, с разрезом посредине, где было видно, как в прозрачном соке плавает толстый слой начинки. И к нему она не забывала подать пузатый графинчик очень породистого церембона - ей родные присылали через племянниц самый удачный осетинский самогон-первачок. А племянницы мамы-эм - это отдельная песня. Каждые два-три года в её доме появлялась новая племянница. Миловидные, с глазами-маслинами, белокожие, как многие осетинки, они проходили у мамы-эм ликбез, становились отличными домохозяйками и успешно выходили замуж. Через несколько месяцев появлялась новая племянница, и цикл повторялся. Кузену Володе было проще - он их воспринимал как двоюродных сестёр, а Серёжа западал на них не на шутку. То, что ему всю жизнь нравятся полненькие женщины - последствие цикличной матримониальной деятельности мамы-эм. Когда однажды у родни не оказалось подходящей кандидатуры, мама-эм "взяла на воспитание" дочь своей подруги из Кисловодска, которая у себя не поступила в университет. Ирочка была белокурой дородной молодой женщиной типа "захотелось поработать - ляг, поспи и всё пройдёт" и она довершила юношеский импринтинг Сергея. Правда, на этот раз досталось и кузену Володе. Он даже бросил свою постоянную девчонку - Светочку Капустину ради благосклонности Ирочки. Было весьма забавно слышать, как эта невозмутимая красавица тихим ангельским голоском повторяет некоторые любимые выражения мамы-эм. Тетя никогда не выражалась всуе, но уж если надо было, то ... Фаина Раневская отдыхает! Наделённая живым умом и образной речью, она иногда выдавала настоящие шедевры. Однажды тётя приболела и Серёжа, посмотрев за завтраком телевизионные новости и сообщение о запуске очередного спутника, пришел проведать её. В беседе они затронули тему необычно пасмурной для ранней осени погоды, и она, глянув искоса на его авиационную форму, чётко произнесла: "Погода, Сержик, это настроение Бога. А какое у него может быть настроение, если вы у него постоянно в жопе палкой ковыряете, запуская каждую неделю по ракете!" Возразить было нечего, да она и не ждала ответа. Из гостиной донёсся голос дяди (полная противоположность тёте в манере разговора: - он был истинный джентльмен, от которого никогда не услышишь бранного слова): "И чего ты выражаешься при молодом человеке такими словами!". Мама-эм отреагировала мгновенно: "Это я научилась у шоферов такси, когда работала диспетчером в таксопарке". Но дядя не мог оставить за ней последнее слово и, обладая замечательным чувством юмора, тихим голосом отпарировал: "Мне кажется, до тебя наши таксисты не ругались вообще!" Вот такая была тётка... Кстати, о тётках. Юрка пошёл к своей. Значит, он знал, что полковник Попков будет ждать у проходной. Он только не знал, что Константинов знает о "системе Попкова". Хорошо ещё, что Сергей не рассказал ему о своей контр-системе - пути через чердак на пожарную лестницу. А то попал бы Константинов, как кур во щи. "Правильно - как кур в ощип" - одёрнул он себя.- Значит, Юра стал на сторону ощипывающих. Тётя была права, как всегда. "Не друг он тебе... Приятель! Понимаешь разницу?"
  
   ***
  
   Ситников и Балаян. Москва
   Юра и Армен сидели в ресторане "Прага" в зале "с осетрами" и за многие годы впервые вновь чувствовали себя студентами, получившими стипендию за три летних месяца. Они были снова вместе, хотя и на короткий зимний вечер - Юра вернулся из Афганистана, а Армен завтра улетал в Египет. Завтра - это по-аэрофлотовски. А по-простому - это уже сегодня ночью. Улетал он после вот этого прощального ужина. Нехватало Сергея, которого арестовали в Ираке за попытку доставить курдам стрелковое вооружение под видом бурового оборудования. Арест продолжался недолго, всего несколько дней, потом вмешалось посольство и экипаж Ан-12 и сопровождающих освободили. Но теперь его допрашивали наши контрразведчики - им надо было выяснить, откуда протекло, кто сообщил иракцам об истинном содержимом крепких деревянных ящиков. Зато Армен был не один - он пришел со своей невестой. Дарья была крупной, русоволосой и очень эффектной женщиной, и на её фоне обычно велеречивый Армен как-то тушевался, только таращил на неё глаза и постоянно повторял "Даша, Дашенька..." Больше он ей не говорил почти ничего, но каждый раз было понятно, что он хотел сказать. По крайней мере, Даша его понимала, как хорошая хозяйка понимает домашнего пса, лишь мимоходом глянув ему в глаза и иногда потрогав нос. Нос влажный, холодный - это хорошо, пёс здоров, а поскуливает и вздыхает он только от полноты чувств, потому, что любит хозяйку. Если ему сказать тихим голосом ласковое слово или, проходя мимо, коснуться лобастой головы пальцами, пес удовлетворённо вздохнет, ляжет на свою подстилку, положит голову на лапы и, не сводя глаз, будет смотреть на тапочек хозяйки, заранее принесённый им из спальни...
   Уговор был такой: они ужинают, потом Юра с Дашей везут Армена в Шереметьево (упакованный чемодан ждал в их номере в гостинице "Минск"), а потом Юра завезет Дашу назад в гостиницу. Самому тоже идти от "Минска" будет недалеко. На другую сторону улицы Горького, под арку, и в Мамоновский переулок. Тетка использовала свои связи - не зря работала в Моссовете - и поменяла свою двухкомнатную квартиру на Волочаевской на однокомнатную квартиру в сталинском доме, втором налево после арки. Она была настоящей москвичкой и для неё слова "а из нашего окна площадь Красная видна" были не пустым звуком. С её балкона Красная площадь не была видна, но от красного здания Моссовета её отделял только дом Госкомитета по науке и технике, и было видно, как сновали по коридорам чиновники, озабоченные проблемами отечественной науки. А чуть дальше в переулке ходил около полосатой будки часовой и развевался над подъездом посольства флаг Иорданского Хашимитского Королевства. Почему оно было "хашимитским" - она не знала, но выучила название и с гордостью ненароком упоминала: "ну, знаете, это чуть не доходя до посольства Хашимитского королевства!" Комната была одна, но огромная, пять на восемь метров и с потолками выше трёх. Тётка проявила чудеса вкуса и изобретательности и без всяких подсказок поделила её на три зоны: дальняя от двери, с балконом в торце здания, была спальной, середина комнаты, с глубоким эркером, смотревшим в переулок и приподнятая на 10 сантиметров, исполняла функции столовой (тётка всерьёз поверила в перспективность домовых кухонь и дома не готовила), а передняя часть с угловым диваном и телевизором - гостиной. Юра жил у тетки, когда бывал в Москве, и не чувствовал стеснения. Да и ей он был не в тягость - она любила его отца, своего брата, гордилась перед подругами: - "военный врач, закончил медицинскую академию в Ленинграде на "отлично", настоящий полковник!"
   Юра тряхнул головой - он заметил, что Армен и Даша смотрят на него. "Простите, бога ради, задумался!" - извинился он, и, чтобы преодолеть неловкость, начал рассказывать Даше о том, как владельцы магазинчиков в Кабуле обхаживают жен советских специалистов - "шурави".
   - Специальная цена, мадам, товар европа, цена такая только для ты!
   Советские гражданки, не избалованные вниманием продавцов на родине, напрочь забывали мудрые слова классиков о мексиканском тушкане и поговорки о бесплатном (или почти бесплатном) сыре и, "срезав" цену вдвое, с удовольствием давали себя уговорить смуглым обольстителям. А те заливались соловьём (хитрецы знали, что мадам снизит их цену в два раза и заранее подняли её втрое) и готовы были не только рассказывать о необыкновенных свойствах товара. Поглядывая на полные локоточки и соблазнительные коленки покупательниц, они так увлекались, что готовы были говорить бесконечно, лишь бы те слушали и не уходили. "И жили на свете, слушай, мадам, три маленькие бараны, ну, да, егнята. Что? Ну да, ягнята. Звали один - Алюль, другой - Балюль, а третий - Хиштаки Саританур..."
   Ну, вот, слава богу, Даша, наконец, заулыбалась: - Как, как его звали? Господи, Юрий, как вы это всё можете запомнить! Хитачи кто?
   - Не хитачи, Даша, а Хиштаки. Хиштаки Саританур.
   Когда принесли десерт, Даша немного поправила тяжелый стул так, что стала сидеть вполоборота к Юрию, и медленно закинула ногу на ногу. Одна рука Даши легла на белую ложбинку в вырезе платья, другая нарочито медленно поправила кромку зеленого плиссированного платья на колене. Нет, не может быть, подумал Юра. Он знал приемы невербального общения и понимал эти знаки так же чётко, как если бы это были слова, начертанные на стене огненной рукой: мене, текел, фарес. Нет, показалось, наверное. Конечно, показалось! Они же с Арменом вот-вот поженятся. Армен вернётся месяца через три-четыре, максимум полгода и - свадьба. Должна быть свадьба...
   - "A давайте сыграем в игру, в которую мы играли в ВИИЯ - назовем друг друга какими-нибудь именами - и кто первый ошибётся, обращаясь к другому, тот ставит угощение в баре в Шереметьево. Идёт? Вот этими именами из афганской сказки и назовёмся, чтобы смешнее было - Алюль, Балюль и Хиштаки Саританур!"
   Даша с готовностью подхватила:
   - "Согласна! Только я не буду этим, ну, который Хитак какой-то - я буду эта, козочка на букву А, ну, как её зовут, Юра?"
  -- Ягненок, а не козочка. Ну, да ладно - ты будешь Алюль.
  -- Вот-вот, я буду Алюля.
  -- А я - Балюль - прорезался голос Армена.
  -- Нет, не пойдёт, ты Балаян, это похоже. Никто не ошибётся. Ты будешь Хиштаки Саританур.
  -- Ну, конечно, если есть что-нибудь несуразное - обязательно ко мне прилепится. Ну и пусть! Сританур, так Сританур!
  -- А я, значит, Балюль! Договорились. Кто назовёт Дашу Дашей, тебя Арменом, а меня Юрием, считается проигравшим пари!
   Проиграл, конечно, Юрий. Даше не позволили бы проиграть мужчины, в которых после ужина в "Праге" проснулись рыцарские замашки. Армен не мог проиграть - он уезжал от Даши и так переживал, что вовсе уже никак ни к кому уже не обращался, а только смотрел на неё умоляющими глазами. Юра проставился в TaxFree и считал свою миссию выполненной. И сильно ошибся. Как только горбатый "Боинг" Армена взлетел, он повернулся к молчавшей Даше.
   - Поехали, пожалуй, Дашенька, что теперь тут стоять!
   - Я не Дашенька, а Алюля! Марш в бар - уговор дороже денег - проигравший платит!
   Они пили в баре, потом пили в номере гостиницы и всё закончилось так, как и должно было закончиться. Тётка Юрия не дождалась. Улицу Горького - это вам не поле перейти... Они поженились с Дашей через месяц (использовав теткины связи в Моссовете - в ЗАГСЕ хотели дать им выдержку в два месяца), как только Юрий отчитался по своей прошлой поездке, передал "дела" сменщику и выпросил у начальства отпуск. Он был счастлив. Счастлив он был целых восемь месяцев. А потом родился сын. Сын был очарователен, быстро подрастал, черноглаз и черноволос, умница и крепыш. Да вот только Юра и Даша были русоволосы и сероглазы. Незадача. Юрий никогда не говорил с Дашей на эту тему, любил сына и баловал его, но все чаще ловил себя на мысли, что ему комфортнее работать не под крышей посольства или торгпредства, когда за границу едут с семьёй, а в нелегалке или даже участвовать где-нибудь в "локальном конфликте", куда с семьёй не поедешь. Он просто уставал от своего собственного постоянного пристального наблюдения за подрастающим сыночком. Знакомый поворот головы? Кто так почесывает нос, когда врёт? Локон на затылке закучерявился? Знакомые нотки в крепнущем голоске?
   Господи, прости меня, спаси и помилуй! Как это в песне поется? "Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло!" За всё надо платить...
   ***
  
   Тяжельников. Москва.
   Михаил Михайлович Тяжельников вздохнул, сладко, до хруста, потянулся, не вставая с кресла и начал собирать в папку бумаги. Он поглядывал на опись секретных документов и складывал их в том порядке, в котором они перечислялись там. Это не педантичность - это воспитанная годами привычка работать с документами и секретчиками. Он никогда не бросал им начальственно папку со словами: "проверьте и спишите их с меня!". Проверял вместе с сотрудником секретного отдела и только после его росписи в своей описи отдавал документы. Нехватало ещё, чтобы его, опытного военного разведчика, подставил под заказной удар какой-то прапорщик из секретной службы. Эта единственная служба в Главном разведывательном управлении, которая проверялась (как теперь стало модно говорить - курировалась) Особым отделом управления, а, значит, КГБ. Какие у тебя могут быть секреты от всевидящего ока Лубянки, если даже твоя секретная служба у них "под колпаком"?
   Вот и приходилось применять многоступенчатую систему кодировки агентов, операций, тайников, адресов и явок. Черт ногу сломит! И всё-таки, в таких тяжелейших условиях, ГРУ ухитрялось не только вести разведку так, как было сказано в инструкциях и наставлениях - "непрерывно, глобально, достоверно" - с проверкой и перепроверкой поступающей от агентов информации данными радиоперехвата, а информации радиоразведывательных полков и батальонов - агентурной информацией и информацией, приходящей от сотрудников военного атташата во всех странах, где только были советские дипломатические представительства, но иногда даже переигрывать своих коллег из внешней разведки комитета. Правда, своих легальных сотрудников в КГБ у ГРУ не было, но...
   Люди - это всегда люди. Если разведчика не хотят перевербовать заграничные разведслужбы - перевербует своя, соперничающая служба. Если вербуемый уж очень чувствителен к оттенкам своего предательства, то можно своего агента выдать за иностранного. Проверить это очень проблематично. Надо лишь строго следить и избегать даже теоретической возможности того, что их пути в прошлом пересекались. Мир тесен, и каждый начальник разведывательного органа может рассказать о таких совпадениях и случайностях, что и в кино увидев, не поверишь... Ну, да ладно! Хватит растекаться мыслью по древу, надо срочно подобрать человека для операции... операции "Грек". Раз уж приходится держать в голове сотни вариантов, схем и имён, так пусть хоть какая-то зацепка будет - в секретных документах об этой операции не будет ничего. Тяжельников всегда подсмеивался над примитивными псевдонимами - производными от фамилий или национальности агента. Если Кузнецов - то "Кузнец", если из Тбилиси - то "Грузин". Так вот, пусть умники, знающие его приёмы, поломают голову, разыскивая под этим псевдонимом латыша или туркмена. Да, пусть будет "Грек" - и ассоциация есть, и не Греция цель их операции вовсе. Пусть на Лубянке думают, что в ГРУ и слухом не слыхивали об их проделках на Кипре. Знать будут только двое: он как автор сценария и ещё один офицер, который будет заниматься практическими вопросами - документальным обеспечением, связью и финансовой поддержкой операции. Но и он тоже будет играть эту шахматную партию по памяти. Никому не надо знать, что он, заместитель начальника Главного разведывательного управления Генерального штаба получил интереснейшую информацию из первых уст, в беседе со своим старшим братом, бывшим комсомольским богом, а теперь Чрезвычайным и Полномочным Послом в Румынии. Евгений Михайлович Тяжельников совершенно случайно, во время светского разговора на приёме у болгарского посла, узнал, что болгарскому военному атташе, очень близкому к архиепископу, высокий чин из свиты его преосвященства рассказал о том, что их внимание привлекла необычная активность группы чиновников администрации Северного Кипра. Теперь, когда богатые и предусмотрительные люди (а они богатые, потому что предусмотрительные!) стали продавать свою недвижимость на Кипре, проявилась некая группировка, скупавшая эту недвижимость за бросовую цену. Так мог поступать какой-нибудь местный богатей, обуреваемый патриотическими мотивами и уверенный, что на его родине скоро воцарится мир. Но, во-первых, никакой местный богатей не мог скупать такое количество недвижимости. А во-вторых, среди местных богачей дураков тоже не наблюдалось. Богатая иностранная компания не стала бы прибегать к помощи подставных зиц-директоров. Значит, за группой чиновников скрывается богатая и надёжно законспирированная организация. Как хорошо, что ещё восемь лет назад ГРУ договорилось с болгарскими военными дипломатами о налаживании контактов с правительством архиепископа! Никто из социалистических стран не мог это сделать лучше, чем болгары: во-первых, они в своё время очень пострадали от турок, во-вторых, они (не в пример Польше, Румынии и Германии) были православными, как и греки, которым угрожало создание на острове турецкого анклава. Военный атташе Болгарии и его супруга были вхожи ко двору его преосвященства и имели там достаточный вес. Архиепископ был умнейшим политиком и дипломатом и понимал, что и ему не помешает лишний неофициальный канал сношений с правительственными кругами СССР. Тогда и догадалось создать при правительстве архиепископа Макариоса полугосударственную нотариальную службу, занимавшуюся вопросами наследования, и, параллельно, сделками с недвижимостью - ведь завещают (те, у кого есть что завещать на Кипре) чаще всего дома, отели, кафе, рестораны... Чтобы сделать её почти правительственной, был придуман подходящий предлог - нельзя передавать во владение случайных людей земли и вообще недвижимость вдоль намечающейся демаркационной "зелёной линии" с турецкой частью Кипра. Это - зона особой ответственности, требующая повышенного внимания...
   Надо направить туда Балаяна, подумал Тяжельников. Он владеет греческим и английским, у него подходящая внешность, и он засиделся в Управлении. Пусть поработает в агентстве, проследит за скупщиками, соберёт документацию, а там, бог даст, если его, Тяжельникова, догадки подтвердятся, то и закадычных врагов на чистую воду выведем, и себе жирную галочку заработаем...
  
  
   ***
  
   ВСЕГО МЕСЯЦ МОЛОДОСТИ
   Декабрь 1967
  
   АФП--013
   15 декабря
   Алжир
   Начальник генерального штаба алжирских вооруженных сил полковник Тахир Збири возглавил попытку государственного переворота против правительства президента Хуари Бумедьена.
   kk 22 02.33 см. продолжение
  
  
   АФП-056, 057
   15 декабря.
   Алжир
   Президент Хуари Бумедьен объявил, что "безответственные элементы" рискнули ввергнуть страну в "опасное положение" и он принимает на себя прямое командование алжирскими вооруженными силами. Противостояние между Збири и Бумедьеном назревало давно.
   esr 22 11.33
  
  
   АФП-020
   16 декабря
   Алжир
   По сообщению алжирской пресс службы, полковник Збири намеревался ввести в столицу колонну танков и бронетранспортеров, которая была остановлена и разгромлена около моста Уед Буруми, у деревни Эль Афрун. Там можно видеть сгоревший танк, два бронетранспортера и брошенные на дороге грузовые автомобили. Радио объявило, что в сражении с "этими вероломными, затеявшими безумную авантюру", пострадало большое количество гражданского населения.
   jps-2 01.24
  
  
   АФП-021
   16 декабря
   Алжир
   В 20 км. от столицы остановлена колонна из 12 танков и 19 бронетранспортёров. Они прибыли из эль-Аснама рано утром в пятницу. Оставленные экипажами, они стоят под охраной верных правительству солдат. Экипажи разбежались, когда колонна была атакована истребителями МиГ-21 правительственных ВВС. Убито 16 и ранено большое количество гражданских лиц.
   lag 22 08.48
  
   АФП-201
   16 декабря
   Алжир
   Командующий первым алжирским военным округом майор Саид Абейд покончил жизнь самоубийством в пятницу, в 5 часов утра в своём штабе в Блиде.
   Судьба Тахира Збири неизвестна.
   pp 22 21.50
  
   АФП-099
   17 декабря
   Из надёжных источников стало известно, что силы мятежников состояли из 2 танковых батальонов, выдвинувшихся на столицу из Орлеансвиля (250 км.) Одним батальоном командовал зять полковника Збири лейтенант Лячи Хусниа. Второй, Мехди Шериф, был его двоюродным братом.
   hat 22 13.31
  
  
   АФП-018, 076
   17 декабря
   Мельбурн
   Премьер-министр Австралии Гарольд Холт, который после напряженной предрождественской недели решил порыбачить и заняться дайвингом и выбрал для этого Портси, городок на заливе Порт Филипп, известный своим высоким прибоем. Холт в сопровождении друга, сначала бродил по мелководью, проверяя корзины - ловушки для лобстеров. Затем он пошел на более глубокое место, волна накрыла его с головой, было видно, что он пытается бороться с течением, а затем исчез.
   Несмотря на усилия гражданских спасателей и вызванных из Сиднея морских "котиков" ВМФ, премьер-министр не найден. Местные жители удивлены, что Холт осмелился войти в глубокую воду при таком сильном волнении
   rm 22 07-46 19.00
  
  
   АФП-170, 174, 269
   18 декабря
   Москва
   Ким Филби, двойной агент, работавший на Советский Союз, заявил корреспонденту газеты "Известия", что он закончил книгу, в которой описывает свою работу шпиона. Газета "Санди Таймс" сообщила, что Филби предложил не публиковать свои мемуары, где он раскрывает некоторые секреты английской и американской разведок, в обмен на освобождение супружеской пары Крогерс, осужденных в 1961 году и отбывающих наказание в Лондонской тюрьме. Ким Филби был награжден за успешную разведывательную работу в пользу СССР орденом Красного Знамени, будучи заместителем начальника английской МИ-6 (разведка). Филби рассказал, что ЦРУ составило план операции по совершению государственного переворота в одной из балканских стран. Ким Филби одобрил план, разработанный Алленом Даллесом. Естественно, операция закончилась грандиозным провалом. Все агенты были арестованы. Американцы ломали голову о причинах неудачи, но даже в страшном сне Даллес не мог предположить, что работавший с ним рука об руку англичанин, награжденный в молодости генералом Франко и встречавшийся с Риббентропом, когда тот был послом в Лондоне - советский профессиональный разведчик. Ким Филби высоко отозвался о своих знаменитых коллегах по МИ-6 - писателях Иане Флеминге и Грэхэме Грине. Своей самой яркой заслугой Филби считает то, что он смог предупредить своих соратников, Дональда Маклина и Гая Бюргесса - советских шпионов, работавших в Министерстве иностранных дел Великобритании, благодаря чему они смогли избежать провала и бежать в СССР.
   md 22 18.27
   lr 22 00.59
  
   АФП - 225
   18 декабря
   Радио Саны сообщило сегодня ночью, что премьер-министр Мохсен эль-Айни отрёкся от власти в пользу главнокомандующего йеменских вооруженных сил генерала Амри.
   Эль Айни якобы заявил, что на данном этапе для страны будет лучше, если правительство возглавит военный. Это произошло вслед за неудавшимся роялистским переворотом двумя неделями ранее, который возглавляет принц Мохаммед бен-аль-Хуссейн, дядя имама Иёмена. Правительственные силы нанесли воздушный удар по повстанцам, направив в р-н Хаулан 65 км к востоку от Саны бомбардировщики ИЛ-28, которые нанесли бомбовый удар по обозу - нескольким караванам верблюдов и 100 грузовикам, направлявшимся в Джоханан.
   lr 22 21.27
  
   АФП-139
   21 декабря
   Пекин
   Китайское руководство назвало приспешников бывшего президента Лю-Шао-Ци "черепахами" и "черепашьими яйцами". Эти термины в китайском языке являются самыми сильными оскорблениями. Хуже, чем быть названным "черепахой", может быть только оскорбление "черепашье яйцо". Дело в том, что по китайскому поверью, черепахи отличаются исключительной неверностью в семейной жизни. "Черепаха" мужского рода (иероглифы "уанг па") равняется европейскому понятию "рогоносец", а "черепашье яйцо" - "сукин сын, бастард, дитя разврата". Эти эпитеты содержались в редакционной статье шанхайской газеты "Вен хуи пао".
   pb 22 17.32
  
   АФП-271
   27 декабря
   Париж
   Серж Олденбург, брат французской писательницы Зои Олденбург, вернулся сегодня в Париж после того, как его обменяли в Праге на чехословацкого шпиона, осужденного во Франции на 10 лет тюремного заключения. Олденбург отсидел 14 месяцев из трёхлетнего срока, на который он был осуждён за то, что отдал свой паспорт молодому чеху, бежавшему с ним на запад. Олденбург впоследствии заявил во французском консульстве в Праге, что паспорт был им утерян.
   brn 22 01.59
  
   АФП-187
   28 декабря
   Лондон
   Официальный представитель МИД Великобритании отверг предположения о том, что Джеральд Брук, осуждённый в 1965 году за антисоветскую деятельность к 5 годам строгого режима является британским шпионом и назвал их абсолютно беспочвенными. Обвинения, содержавшиеся в газете "Известия", являлись ответной реакцией властей на попытки досрочно освободить Брука. По обвинению в шпионаже Бруку грозит гораздо больший срок заключения.
   wbt 22 20.19
  
  
   АФП-093
   29 декабря
   Дойлестаун. Пенсильвания
   Король джаза Поль Уитмен скончался здесь в результате сердечного приступа в возрасте 76 лет. Композитор и дирижер, Уитмен создал симфоджаз и дал дорогу в мир музыки таким звёздам, как Бинг Кросби и Джимми Дорси. Последние годы он провел в уединении недалеко от Филадельфии, в городке Нью Хоуп, Пенсильвания.
   imr 22 14.12
  
  
   АФП-283
   30 декабря
   Самир Юсеф, один из 55 высших офицеров египетских вооруженных сил, обвиняемых в заговоре, заявил, что маршал Амер хотел силового (военного) решения арабо-израиль-ского конфликта и боялся, что президент Насер склонится в пользу политического урегулирования.
   p/cm 22 01.01
  
   АФП - 122
   31 декабря
   Каир
   Ахмед Шукайри, палестинский лидер националистического толка, обратился к населению Израиля с призывом - вернуться в свои страны, откуда приехали. В своей речи, посвященной 50-летию декларации Бальфура (1917 г.), в которой объявлялось о создании еврейского анклава в Палестине, Шукайри утверждал, что 100 миллионов арабов, окружающие Израиль, никогда не смирятся с потерей Палестины, а, значит, Израиль никогда не будет жить в мире - до тех пор, пока евреи не покинут Палестину. Рано или поздно, продолжал Шукайри, арабская слабость, позволившая Израилю возникнуть и существовать, будет преодолена. Он сравнил израильтян с европейскими крестоносцами, которые захватили Палестину и Сирию в средние века. Они были изгнаны, а их замки лежат в руинах. То же ожидает и Израиль, заявил он. "Между нами нет ни религиозного, ни политического конфликта, нет личной ненависти. Мы, как и вы - человеческие существа. Но ваши вожди обманули вас. Они отдали вам нашу землю. Обратитесь к истине. Ищите мира и благополучия где-нибудь за пределами Палестины, эмигрируйте в страны, где еврейские общины живут в довольстве и спокойствии".
   sg-22 09.53
  
   Декларация Бальфура - подлинный текст:
   Министерство иностранных дел, 2 ноября 1917 года
  
   Уважаемый лорд Ротшильд,
   Имею честь передать Вам от имени правительства Его Величества следующую декларацию, в которой выражается сочувствие сионистским устремлениям евреев, представленную на рассмотрение кабинета министров и им одобренную:
   " Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все усилия для содействия достижению этой цели; при этом ясно подразумевается, что не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине или же права и политический статус, которыми пользуются евреи в любой другой стране".
   Я был бы весьма признателен Вам, если бы Вы довели эту Декларацию до сведения Сионистской федерации.
   Искренне Ваш, Артур Джеймс Бальфур.
  
  
   ***
  
   Телегин. Москва. Завершение.
  
   Генерал сидел в глубокой задумчивости за маленьким журнальным столиком в углу своего кабинета. Недопитая чашка кофе и полплитки черного шоколада на мельхиоровом подносе говорили о многом. Горький шоколад был данью первым годам службы, проведенным в должности третьего секретаря посольства СССР в Мексике, крепчайший черный кофе - привычка, сформировавшаяся за долгую службу в странах Ближнего Востока. То, что он сидел за этим столиком, тоже имело объяснение. Он единственный из заместителей председателя КГБ приказал переоборудовать свою комнату отдыха. Она у него была действительно комнатой отдыха - то есть просто спальней, совершенно без обычных в таких комнатах холодильников, обеденных столов, горок с посудой, рюмками и бокалами, телевизором с видеомагнитофоном. Телевизор стоял у него в кабинете, но он его включал очень редко. Смотреть передачи было некогда, а узнавать новости по телевидению для одного из высших руководителей такой организации, как КГБ, он считал недостойным.
   Ну, а за угловой журнальный столик он садился, когда внутренне хотел почувствовать некоторое отдалении от обязанностей хозяина старинного письменного стола с зеленым сукном, от этого тяжкого и сложного переплетения власти и обязанностей. Сегодня он сел за столик, чтобы решить судьбу человека, которого он знал по работе в Ираке. Балаяна он знал и уважал. Но сейчас этот человек представлял очевидную опасность для него и его организации и пришла пора решить его судьбу, как бы это ни было тяжело. Буддисты правы - свободен только человек, свободный от семейных уз и чувства глубокой привязанности к кому бы то ни было. За любовь и дружбу надо платить. Недаром воры в законе "по понятиям" не должны иметь ни жены, ни детей. Иначе они становятся уязвимы. Он усмехнулся - он всегда удивлялся непреложности этого закона и иногда ловил себя на том, что даже в мыслях боялся признаться себе, что тот или иной человек, или город, стал ему близок - боялся, что жизнь заставит его вскоре пожалеть об этой привязанности. Платить надо, платить справедливую цену, не торгуясь! Память услужливо воссоздала перед его внутренним взором зал ресторана "Кинг Фарук" в Каире. Его старый друг, Даниэль Биренбойм, хитро прищурясь в типично одесской улыбочке, говорил:
  -- Да, Пётр, за всё надо платить. Вот смотри - я приехал сюда для подготовки сепаратных переговоров с египетским руководством. Палестинский вопрос, как твердят в один голос все дипломаты, не имеет простого решения. Предлагают суперсложные решения, разрабатывают так называемые маршрутные карты, говорят о форматах переговорных процессов. Дипломаты предлагают даже продолжить обсуждение и подписание соглашения не здесь, а в США - мол, здесь всё осложняется. А я, старый и мудрый еврей, говорю тебе - они просто обеспечивают себя работой на много лет вперед. Вот и всё. Палестинский вопрос решается абсолютно просто. Это - вопрос о чёрной икре! Да!
   Увидев недоуменно поползшие вверх брови Телегина, Биренбойм рассмеялся, довольный произведённым эффектом:
  -- Да, представь себе, именно о чёрной икре! Давай рассуждать логически. Мы все знаем, что черная икра очень вкусна. Мало того, мы знаем точно, что она, не в пример другим вкусным продуктам, ещё и очень полезна. Так?
  -- Так, но при чём...
  -- Слушай дальше! Почему же мы все, зная, что чёрная икра и вкусна, и очень полезна, не едим её ложками каждый день? Да очень просто - потому что она стоит чертовски дорого. Чтобы её съесть, надо заплатить большую цену. И не торговаться.
   А то подсунут подделку. Палестинская проблема - точная копия проблемы чёрной икры. И евреи, и палестинцы знают, что мир на этой земле достижим. Просто надо заплатить, не торгуясь, большую цену. Евреи должны соблюсти резолюции ООН и вернуться в границы 1967 года, то есть вернуть Египту Синай, Иордании - западный берег реки Иордан, а Сирии - Голанские высоты. А палестинцы, включая и руководство организации Харакат аль-Мукавама аль-Исламийя, которую вы называете ХАМАС, и вообще все арабы должны признать государство Израиль, прекратить угрозы "спихнуть его в море" и расстаться с любимой идеей "джихада". Навсегда. Это значит - не пытаться выторговать себе то, что ты не хочешь дать другому. Не нарушать религиозные и человеческие права других. Как было сказано в Декларации Бальфура 50 лет назад. Это - условие для обеих сторон. То есть - плати нормальную рыночную цену и кушай свою икру, а не пытайся вырвать у собеседника изо рта его бутерброд. За всё в этой жизни надо платить! Особенно, если хочешь что-то получить в этой, а не в будущей жизни!
  
   Да, за всё надо платить. И очень дорого, порой. Но... другого пути нет. Ты - генерал, один из руководителей колоссальной по своему могуществу организации. Тебя уже очень давно не волнуют вопросы повседневной жизни, быта. Но зато в твои обязанности входит принятие таких решений, как предстоит сегодня. Да ты уже решил, чего лукавить. Да и выбора у тебя при всём твоем могуществе не было. И столик в углу, и размышления о привязанностях и стоимости вопроса - это для сегодняшней ночи. Когда после четырёх утра настанет самый глухой час суток - час быка - и ты проснешься в ставшей вдруг неуютной постели и с ужасом подумаешь о том, что убивает не тот, кто спускает курок, а тот, кто приказывает стрелять. И будешь ворочаться, решая - а нужна ли она тебе, эта икра? Не слишком ли велика цена? Господи, о чём это я...
   Балаян не должен доставить документы в ГРУ. Это вам не номера счетов и коды, которые можно было передать по радио или в крохотном донесении на плёнке. Это - нотариально заверенные копии купчих, завещаний и дарственных на сотни объектов элитной недвижимости на Кипре. Они не должны достичь цели. Вот и вся недолга! Какие бы ошибки не допускала твоя служба и твои агенты - драться до конца, не признавать своих оплошностей! Не терять лица, как говорят на Востоке... Он вспомнил старый фильм "Касабланка" с Хамфри Богартом и Ингрид Бергман. На вопрос капитана Рено: "Что, чёрт побери, привело Вас в Касабланку?" агент Рик отвечал, как его учили: "Проблемы со здоровьем. Я приехал в Касабланку на воды". Капитан Рено не мог сдержать удивления: "Воды? Какие воды? Мы же в пустыне!" Рик невозмутимо парировал: " Меня ввели в заблуждение".
   То есть - виноваты другие. Да, только так! Всегда должны быть виноваты другие...
  
  
   ***
  
  
   Ситников. Кипр. Завершение.
   Ласковая кипрская ночь убаюкивала Ситникова шелестом пальм и песней цикад, но сон не шел. Какой идиот выдумал, что цикады поют? Они противно стрекочут, но, собравшись хором, начинают отрабатывать учащающийся ритм, разражаясь под конец неистовым крещендо. Так и хочется пальнуть в их сторону их дробовика - не убьёшь, так попугаешь. Да и заснешь разве, если стоишь на рубеже целого периода своей жизни? Надо уходить, думал Юрий. Рауф Денкташ во мне больше не нуждается. Он крепко стал на ноги. Теперь он не террорист и не мятежник - он теперь президент турецкой Республики Северного Кипра. Дальше с ним находиться не только не нужно, но и не безопасно. Политические лидеры, многими годами добивавшиеся признания, придя к власти, очень остро переживают присутствие в своём окружении людей, которые видели их в "коротких штанишках". Те, которые действительно верны провозглашавшимся ими принципам, обвиняют сверстников, вчерашних соратников, во всевозможном уклонизме - правом, левом - теоретики подскажут. Ну, а те, кто за годы вооруженной или подпольной борьбы за власть привыкли решать вопросы быстро и кардинально - избавляются от товарищей по оружию и друзей молодости иными, иногда очень экзотическими способами. Лучше не рисковать. Господи, как быстро идёт время. Рауф по донесениям агентов высадился на Кипре с двумя помощниками 21 октября 1967 года с подводной лодки, предположительно турецкой. Они чудом уцелели при столкновении с французской субмариной, но бог миловал. Слухачи потом говорили, что они не слышали чужую лодку - оказалось, говорили правду, потому что новая французская подлодка, "Минерва", почти бесшумна. Вот и напоролись. Правда, французам потом всё равно не повезло. Они столкнулись с израильской подлодкой. Эта старушка была выпущена еще в годы второй мировой. Обе лодки затонули. А Денкташу повезло. И оружие выгрузили, и рацию, и деньги, и всё попрятать успели. Но кто-то выдал их из своих же турков-киприотов. И через 10 дней их арестовали. Грекам не хотелось позориться, и они сочинили сказку о том, что Денкташа со товарищи задержали прямо на берегу около рыбацкой лодки только 31 октября. Какая рыбацкая лодка? Как из Турции на рыбацкой лодке доплыть до Кипра? Но никто не собирался оспаривать официальное заявление, а тем более Денкташ - не выдавать же уже оборудованный схрон с оружием, деньгами и радиостанцией. Будут ещё другие высадки, другие убежища. Впереди была долгая борьба, и вот теперь только, через 17 лет, осуществляется его мечта - отдельная республика турков-киприотов. И Ситников выполнил свою задачу. Много месяцев он при помощи подставных лиц из окружения президента скупал на Кипре недвижимость. Не просто особняки, виллы на побережье или квартиры в Никосии. Это мелочь. Здесь каждый может купить особняк с видом на море или с причалом для своей яхты - были бы деньги. У Юры были деньги. Огромные деньги могущественной конторы, которые надо было превратить в реальную собственность. Реальную, но и ликвидную. То есть такую, которая на Кипре не обесценится, не выйдет из моды и не привлечёт особого внимания властей, как какой-нибудь завод или фабрика. Там рабочие, профсоюзы, налоги, меняющиеся каждый месяц - сколько выпустил, чего, нет ли левого товара... Это Юриному начальству не годилось. Другое дело отели, пансионаты, участки пляжей, гольф-клубы и яхт-клубы. И два частных аэродрома - мало ли что, вдруг надо будет срочно прилететь на Кипр нескольким VIP персонам - не писать же в заявке неизвестно чей аэродром. Там может быть нежелательный комитет по встрече ... Да и счета в банках при продажности местных банкиров - ненадёжное дело. Того и гляди все заветные номера выдадут кому не надо вместе с паролями и фамилиями обладателей - хочешь - шантажируй, а хочешь - воруй. То ли дело - недвижимость. Она принадлежит компаниям, а они здесь недаром называются "сосьете аноним"- анонимное общество. И хотя это переводится на русский как общество с ограниченной ответственностью, анонимность всё-таки есть - добиться фамилии действительного владельца очень трудно. А то и невозможно. Особенно, если совладелец (всего-то пять процентов капитала - контора не разорится) - высокопоставленный чиновник из окружения президента или премьер-министра. Юра сделал всё, что от него требовалось. Он умело использовал то, что, казалось бы, в бизнесе использовать нельзя - напряженность, стычки между греками и турками-киприотами, разделение острова Зелёной линией ООН и ввод турецких войск на остров. Любому бизнесу - убытки, балансирование на грани разорения. Любому - только не тому, кто скупает недвижимость, владея почти неограниченными средствами. Чем напряженнее обстановка, чем больше в воздухе пахнет войной, тем меньше туристов на благодатных пляжах острова, тем меньше желающих приобрести здесь отель или лечебницу для желающих сбросить вес, не подвергая себя изнурительной диете. Слабонервные покидают остров, цены на недвижимость падают, и очень кстати, что есть глупцы, согласные хоть за полцены купить приморский отель и яхт-клуб, в котором давно нет американских клиентов. Юра скупал эти лакомые куски оптом и в розницу. Чиновников, желающих поставить впереди своей фамилии заветные буквы esq. - эсквайр или звучный титул "член cовета директоров "Сосьете аноним "Мажестик" искать долго не приходилось. Документы были - комар носу не подточит. Он стал профи в вопросах недвижимости - настоящий риэлтор! Потом со специально присланным курьером он переправил все документы начальству, в Союз. Всё! Самое время получить полковника, почить на лаврах и пожить спокойно в Москве, являясь, как заправский чиновник, на работу в девять и уезжая домой в шесть. Да вот беда - у начальства всегда есть для тебя ещё одно, "последнее задание". Телегину стало известно, что ГРУ собрало большое досье о финансовых операциях КГБ на Кипре. Если бы эти операции проводились только на деньги конторы - бог бы с ними. Но... ведь большая часть этих денег - это "деньги партии". Только вряд ли она их потом получит. Счетов в Швейцарии, Австрии и Великобритании открывалось столько, что даже заведующий финансовым управлением ЦК не мог их все упомнить. А уж на кого они оформлены - и вовсе тайна за семью печатями. А если этот начальник управления, не дай бог, выпадет в окно и шлёпнется на мостовую? Хотел поправить гардину, оперся на раму окна, а оно распахнулось? И в сейфе у него той самой папки с номерами счетов и кодами паролей не окажется?* Так что никак нельзя, чтобы это досье дошло до ЦК. Вопросов будет больше, чем ответов. Носителя этой информации надо остановить любым путём. Пути бывают разные, и Ситников не красная девица, чтобы падать в обморок от их перечисления. За долгую службу он видел и кровь, и любовь. Послужной список не отражает всех подробностей, но то, что в нём нет ни одного понижения в должности или звании, а есть даже одно досрочное присвоение, говорит само за себя. Надо - значит надо. Кому-то не повезёт. Но... скоро рассвет, а сна как не было, так и нет. Надо "сделать перебивку". - Ну, давай же! Вспомни девизы американских полков в Европе на учениях Silk Stockings! Сознание привычно и мгновенно полностью перестроилось на эту задачу. Во время учений на греческие авиабазы прибывало столько разных подразделений НАТО, что в греческих тавернах было не протолкнуться от офицеров. Легко было определить, что эти - артиллеристы, а вон те - десантники. Это видно по эмблемам на воротничках. А вот чтобы точно
   ______________
   * Именно так и произошло с управляющим делами ЦК КПСС Н.Е. Кручиной - он выпал с балкона своей квартиры в доме N 6 в Плотниковом переулке. Г.С. Павлов (управляющий делами ЦК до Кручины) - выпал из окна своей квартиры в доме N 10 по улице Щусева.
   Д. А. Лисоволик - зам. зав. Международным отделом ЦК выпал из окна своей квартиры в доме N 4 по улице Лизы Чайкиной. Все они занимались переводом денег партии за рубеж.
  
  
   знать, какой именно полк прибыл в Афины, а какая бригада в Бриндизи, надо было раз-
   личать их нарукавные нашивки. На них не было номеров, но у каждого полка, эскадрильи или бригады был свой девиз - французское или латинское выражение, мотто.
   Так, поехали! 1 пехотный полк: "Semper primus" - "Всегда первый". 7 пехотный полк - "Volens et potens" - "Хотим и можем". 18 пехотный полк: "In omnia paratus"- "В полной готовности". 333 артиллерийский - "Three rounds" - "С трёх выстрелов". 508 воздушно-десантный: "Fury from the sky" - "Ярость с неба". 4 бронекавалерийский полк:
   "Alons!" - "Вперёд". 14-й: "Suives moi" - "Следуй за мной". 517 зенитный: "We sweep the sky" - "Мы выметаем небо"... А английская авиация в Суда Бэй? Ударное авиационное командование: "Defend and Strike" - "Защищай и бей"; ближневосточное командование:
   - "Wings in the Sun" - "Крылья на солнце"; первая бомбардировочная группа: "Swift to attack" - "Быстрые в атаке". Группировка в Висбадене: "Keepers of the Peace" - "Хранители мира"...
   Что-то не спится, однако. А если по старинке - посчитать, но на разных языках? Поехали!
   Раз, два, три, четыре, пять... un, deux, trios, quatre ,cinq...uno, dos, tres, cuatro, cinco...one, two, three, four, five... ein, zwei, drei, vier, funf...уахид, этнин, талята, арба, хамса...эк, до, тин, чар, панч...
   Ну вот, кажется и сон пришел. Предки были не дураки...
  
   ***
  
   ВСЕГО МЕСЯЦ МОЛОДОСТИ
   Январь 1968
   АФП-111
   1 января
   Тегеран
   Сорокалетний государственный служащий попал сегодня в госпиталь с переломом обеих рук и обеих ног. Хасен Абедейни сидел в кресле и читал детектив, когда к нему привязалась муха. Он пытался отмахнуться, но муха надоедливо жужжала вокруг головы. Он начал гонять её по всей комнате и, наконец, настиг её на окне, где и прихлопнул. Оказалось, однако, что прихлопнул он её слишком сильно - окно распахнулось и мужчина упал во двор с 3 этажа.
   dj 22 21.18
  
   ______________________________
   * счет до пяти на французском, итальянском, английском, немецком, арабском, хинди.
  
   АФП-082
   2 января
   Нью Дели
   Индийское правительство сегодня отменила ограничения в правах Шейху Мухаммеду Аблуллаху, бывшему премьер-министру Кашмира. 25 декабря прошлого года 62-летний кашмирский лидер отказался покинуть тюрьму, в которой провёл в общей сложности почти 14 лет, так как при его освобождении ему было поставлено условие - не посещать Кашмир. Он был низложен в 1953 году и освобожден в 1964, но арестован снова в 1965 за встречу с китайским премьер-министром Чжоу Энь-лаем а Алжире.
   rdg 22 13.19
  
  
   АФП-021
   Нью-Йорк
   3 января
   Нью-йоркский ресторан "Олд хомстид" отпраздновал вчера своё столетие, предложив клиентам угощения по ценам 1868 года. Около 100 посетителей стояли в очереди за полным обедом, стоившим всего 12 центов. Некоторые посетители простояли при температуре минус 7 градусов почти три часа. Фирменный стейк стоил 4 цента, цыплёнок -5 центов, яичница - 10 центов, салаты - по 3 цента, десерты - по 2 цента, а чашка кофе - 1 цент.
   Сто лет тому назад цыплята и яйца были дороже хорошей говядины.
   or 22 07.22
  
   АФП-227
   3 января
   Вашингтон
   Китайская атомная бомба, взорванная 24 декабря, содержала уран-235, уран-238 и литий -6, но в ней не было плутония, заявила Американская комиссия по атомной энергии. Это седьмое ядерное устройство, взорванное КНР. Взрыв произведён на полигоне Лоп-Нор, как и предыдущие.
   wbt 22 22.09
  
   АФП-092
   4 января
   Катманду
   62-летний непальский крестьянин отказался от услуг агентства по планированию семьи, советовавшего ему воздержаться от дальнейшего деторождения. Количество его детей достигло 42.
   jk 22 23.00
  
   АФП-260
   05 января
   Нью Дели
   Бывший премьер-министр Кашмира шейх Абдуллах и премьер-министр Индии госпожа Индира Ганди встретились впервые после того, как "лев Кашмира" был освобожден из заключения в понедельник. Он заявил на пресс-конференции после его освобождения, что встретится с г-жой Ганди и посетит Пакистан для встречи с президентом Пакистана Айуб-Ханом. Шейх Абдулла пробыл в заключении четырнадцать с половиной лет за свои попытки добиться независимости Кашмира.
   wbt 00.43
  
  
   АФП-045
   9 января
   Каир
   Советское посольство в Каире отклонило обвинения Саудовской Аравии в том, что Советский Союз вмешивается во внутренние дела Республики Йемен. Имеются в виду недавние события в Йемене - возобновившаяся гражданская война между приверженцами монархии и республиканцами.
  
   jo 22 10.34
  
   АФП-169
   18 января
   Каир
   Генерал ВВС Египта Мухаммед Амин Айуб, которого должен был судить трибунал по обвинению в заговоре против президента Насера, умер вчера в военном госпитале "от естественных причин". Генерал был госпитализирован всего-навсего с нервной депрессией.
   rm 22 17.19
  
  
   АФП-128
   22 января
   Каир
   12 обвиняемых в попытке государственного переворота 27 августа прошлого года заявили в суде, что они невиновны. Четверо подтвердили заявления, что они подвергались пыткам, а один из них предложил продемонстрировать следы пыток, которые до сих пор видны на его теле. Вместе с полковником Шамсом Бадраном, помощником маршала Амера, перед трибуналом предстали министр внутренних дел Аббас Радуан и глава разведки генерал Салах Наср, другие высокопоставленные офицеры ударных подразделений армии и ВВС.
   jc 22 14.25.
  
   АФП-190
   22 января
   Тегеран
   Целую команду кормилиц пришлось мобилизовать для кормления самого крупного ребёнка в мире. Младенец, который родился весом в 8 килограмм 800 грамм (более 19 фунтов), Гевок Мирзаян, громким басом требовал молока, которого ему не хватало. Гевок, то есть Георгий, весит в свои 5 дней столько, сколько должен весить годовалый ребёнок.
   mp 22 01.58
  
   АФП-282
   25 января
   Вашингтон
   Министерство обороны объявило о крушении стратегического бомбардировщика Б-52 с четырьмя термоядерными (водородными) бомбами на борту в Гренландии. Генерал Ричард Ханцикер, заместитель начальника штаба Стратегического авиационного командования (САК) сообщил, что найдены 4 парашюта от термоядерных бомб. Это напоминает о водородной бомбе, утерянной САК в районе Паломарес в Испании, два года тому назад.
   otr 22 10.07
  
   АФП-086
   27 января
   Фрагменты 4 термоядерных бомб были найдены в пятницу недалеко от места крушения стратегического бомбардировщика В-52 в 12 милях от базы ВВС Туле (Гренландия).
   Бомбы не потонули, так как не пробили лёд, а вонзились в него. Поиски фрагментов самолёта и бомб продолжаются.
   pp-22 02.25
  
   АФП-246
   27 января
   Вашингтон
   Несмотря на утрату 4 водородных бомб в Гренландии, американские стратегические бомбардировщики Б-52 продолжают круглосуточные полёты по северному ("Chrome Dome"-Хромированный купол -пер.) и южному ("Sky King" - Король неба - пер.) маршрутам вдоль границ СССР.
  
   АФП-243
   27 января
   Капитан американских ВВС Джон Хог (John Haug) сегодня впервые рассказал корреспондентам о последних минутах полета стратегического бомбардировщика В-52. Сидя в инвалидном кресле (он повредил ногу при катапультировании с горящего бомбардировщика) он сказал, что пожар на борту начался в 90 милях от Туле. После безуспешных попыток потушить пламя, он отдал приказ экипажу покинуть горящий самолёт и катапультировался последним.
   la 22 23.57
  
   АФП-099
   27 января
   Тель Авив
   Израильский военно-морской флот и военно-воздушные силы осуществляют интенсивные поиски израильской подводной лодки "Дакар", которая пропала вчера, в четверг, в восточном средиземноморье с 69 моряками на борту. Представитель Вооруженных сил заявил, что связь с лодкой прервалась вчера в полдень (в 10часов 12 минут по Гринвичу), когда она находилась в 400 км. от Израиля. Источник в Лондоне сообщил, что лодка пропала недалеко от Александрии. Лодка возвращалась в Израиль из Британии, где она была построена в 1945 году и вступила в строй под именем HMS "Тотем". Водоизмещение - 1280 тон.
   jcm 22 18.40
  
  
   АФП-319,320
   27 января
   Разведывательная авиация Великобритании и британский эсминец "Диана" присоединились к поискам израильской подводной лодки "Дакар".
   Несмотря на ночь и штормовую погоду, флоты четырёх держав заняты поисками подводной лодки "Дакар", 4-ой субмарины Израиля с помощью прожекторов и сигнальных ракет. "Дакар" - подводная лодка британского производства времён второй мировой войны, шла в Израиль после двухлетнего переоборудования в Портсмуте.
   jpc 22 20.57
  
   АФП-047
   28 января
   Париж
   Французское морское командование объявило о пропаже подводной лодки "Минерва" - самой новой французской субмарины. Она отличалась почти бесшумным ходом.
   cle 22 10.14
  
   АФП-264
   28 января
   Каир
   Израиль теперь имеет только две боеготовые подводные лодки, сообщила авторитетная здесь газета "Аль-Ахрам" после новостей о потере Израилем подводной лодки "Дакар". Всего было четыре, а субмарина "Танин", повреждённая египетским эсминцем в июньской войне, сейчас ремонтируется на Мальте.
   jpc 22 02.10
  
   АФП-010
   28 января
   Лондон
   Израильская подводная лодка "Дакар", пропавшая в Средиземном море в четверг, могла столкнуться с советским военным кораблём.
   cle 22 07.27
  
  
   АФП-146, 147
   29 января
   Тулон
   Поисковая команда нашла сегодня резиновую перчатку и куски пластмассы в районе островов Поркероллес. Они могут быть с подводной лодки "Минерва". Обнаружено несколько масляных пятен, одно из которых имеет длину в 3 километра.
   aa 22 16.53
  
   АФП-079
   30 января
   Тулон
   Надежды на спасение 52 человек экипажа пропавшей в субботу подводной лодки "Минерва" угасают. Запас кислорода на борту был рассчитан на 20 часов. Но батискаф sp-300 Жан-Жака Кусто установил, что металлический объект на глубине 125 метров не является субмариной.
   aa 22 16.53
  
  
   ***
  
   Балаян. Арпачай.Завершение.
   Он не мог не дойти. Хотя его чудом не убили. Только теоретики из здания ГРУ на Полежаевской могли хладнокровно обсуждать варианты возвращения агента с турецкой зоны Кипра. Через Грецию нельзя. Из Стамбула морем - но тогда нужно было бы подготовить хотя бы болгарский паспорт. Хотя и это довольно глупо. Советские круизы начинались в Ялте и через Констанцу, Варну и Бургас шли в Стамбул. Оттуда, чаще всего не заходя в Трабзон - в Батуми, Сухуми, Сочи до Одессы. Какой болгарин пойдёт морем из Стамбула до Болгарии - это всё равно, что левой рукой правое ухо чесать. Да и на автомобиле через Фракию - рукой подать. Труднее, дольше, но вернее - через Восточную Анатолию в Грузию или Армению. Но тут граница на настоящем замке как с той, так и с другой стороны. Птица может и пролетит, но кабан точно не пройдёт - пограничники по контрольно-следовой полосе не только кабанов - туров выслеживали. Надо было организовывать окно. А это дело сложное и опасное. В окно можно пролезть, но из окна можно и выпасть. Как многие выпадали... После стольких лет отсутствия очень хочется домой. "А я в Россию, домой хочу, я так давно не видел маму...". Обидно не дойти последние километры и метры. Это как погибнуть в последний день войны. Он очень старался. Когда понял, что ему придется через всю Турцию пробираться до армянской границы, то единственная мысль, которая не дала ему опустить руки - родина поможет. Даже не Родина с большой буквы - он уже не был тем молодым романтичным офицером ГРУ, который получил тяжёлое задание и гордится доверием - он теперь думал с суеверной надеждой, что там, за горами Анадолу (по-русски это Анатолия - одёрнул он себя), лежит его малая родина - Армения, и она его зовёт и манит к себе, как мать манит сына, делающего первые шаги. Или как она его зовёт теперь, уже взрослого, стараясь спасти от смерти: "Cынок, не засыпай, не опускай руки, не поддавайся, сделай ещё шаг, ну, еще один, ты уже так близко... ". Он знал, что Юрий не позволит ему дойти, не должен позволить, но нельзя огорчить мать, которая зовёт тебя, надо идти, во что бы то ни стало надо стараться дойти, нельзя останавливаться...
   Надо отвлечься, не думать о смерти, не ждать выстрела в спину. Или удара бампером в крыло на крутом повороте, когда казалось уже вот - рукой подать до родины. Он давно заметил большую черную машину у себя на хвосте. Мощная, тяжелая BMW. Оторваться от такой скоростной машины он не мог, а притормаживать было бесполезно - чёрная машина тоже сбавляла ход. Она не приближалась вплотную, но и не выпускала его из виду на извилистой и пустынной горной дороге. Он с самого начала был уверен, что это Ситников. Уже много лет их пути постоянно перекрещивались, они исподтишка наблюдали друг за другом, пытались разгадать замысел соперника на ход, на два вперёд. Дружбы и взаимовыручки между их службами за рубежом не было никогда - недаром они всегда шутили: "это Родина у нас одна, а табачок - врозь!" Но сейчас, когда у Грека был с собой весь материал, накопленный за полтора года лет наблюдений, материал, смертельно опасный для Юриного начальства - здесь разговор шел уже не о понюшке табака. Жить или не жить. To be or not to be - that is the question... Армен ждал его следующего хода, но того, что произошло, он понять не мог. Мощная машина рывком приблизилась вплотную, и Армен почти был уверен, что видит за ветровым стеклом полускрытое тёмными очками "Макнамара" лицо Ситникова. "Он дождётся крутого поворота и попытается скинуть меня в пропасть ударом в крыло" - подумал Балаян. "У него машина тяжелее и мощнее, удержаться мне будет невозможно". Но дальнейшие события не укладывалось у него в голове. На совершенно ровном и прямом участке пути машина Ситникова резко набрала скорость, приблизилась к машине Армена и ударила её в задний бампер и правое крыло. Мало того, что на прямом участке дороги это было совершенно бесполезно - так Юрий ещё и разбил себе радиатор - это было видно. А ведь до крутого поворота на входе в ущелье было уже близко - от силы километр... Что за чёрт... Машина Ситникова начала отставать, и перед самым поворотом Армен увидел, как из водительского окна в прощальном жесте поднялась рука в перчатке. Он вошёл в правый поворот и увидел в зеркало заднего вида, как большая чёрная машина на мгновенье зависла в воздухе, а затем, медленно наклоняясь вперед - "двенадцать цилиндров, немудрено, что тяжёлый движок перевешивает" - автоматически отметил про себя Армен - машина начала беззвучно описывать крутую дугу ко дну ущелья. Взрыва Балаян не услышал. "Он не хотел меня убивать"- подумал Армен. "Он ударил мою машину в бампер и крыло, чтобы отметиться. Чтобы создать видимость, будто он пытался столкнуть меня в пропасть, но не рассчитал, и свалился сам. Отметиться - значит оправдаться. Оправдаться перед кем? Перед своим руководством? Если думаешь покончить жизнь в смертельном полёте на дно ущелья, то не наплевать ли на начальство? Нет, не наплевать. Есть старик-отец, есть жена, есть сын. Есть пенсия для него и жены, чины и награды - на память. Отец, жена и сын не должны думать, что их сын, муж и отец покончил жизнь самоубийством. Если он проиграл в честном поединке, погиб при исполнении служебных обязанностей - это мучительно больно, но... можно и должно им гордиться.
   Хорошо бы, если моим родным ещё не скоро представилась такая возможность, подумал Армен. Хотелось бы пожить, просто пожить на родине, побаловать на старости лет отца и мать, порадоваться на успехи детей...
   Родина... Степь, роща, лес, тайга, горы - привычные нам слова, привычные пейзажи.
   Конечно, у горца дрогнет что-то в груди, когда он услышит грохот водопада и рёв разбушевавшейся горной реки, свист ветра в выветренных скалах, грохот сошедшей лавины, тихое потрескивание ночного костра. Так же, наверное, отзывается и душа казака на степные звуки и запахи... Но всё это своё, привычное, родное. А есть слова, которые мы прочли впервые у Киплинга в "Маугли" или в "Лоренсе аравийском" - джунгли, пустыня. От них веет романтикой неизведанного...
   Есть люди, родившиеся под рёв верблюдов в караване бедуинов, идущем от оазиса к оазису в пустыне, и есть люди, родившиеся в джунглях под пронзительные крики обезьян и стрекот цикад. Бедуины и бенгальцы - такие разные, что на ум сразу приходит: вода и камень, лёд и пламень...
   Ему очень рано, в 22 года, довелось жить и работать сначала в джунглях, а через год - в пустыне. Такие непохожие внешне и такие схожие в своей сути!
   Пустыня - как женщина: её можно любить, её нужно уважать, но ей нельзя доверять. Форма барханов изменчива, они постоянно перетекают с наветренной стороны в подветренную, но каждый имеет свои очертания и совсем не безлик, как волны на море. При переходе по пустыне горизонт то сужается до двух ближайших склонов, то открывает с вершины бархана безбрежное пространство. И только разум помогает справиться с этим ощущением бесконечности - ты знаешь, что где-то впереди есть конец этому морю песка, солнца и ветра. Но внутренний голос тихо поправляет: должен быть, должен... Никогда не мог понять одного: ветер в пустыне дует в одну сторону, бархан медленно, но неумолимо ползёт, на его вершине, пологой с наветренной стороны и крутой с подветренной, постоянно курится дымок - это облачко песка перелетает с пологой стороны и падает на крутую. Но пустыня остаётся в своих границах. Когда говорят, что пустыня наступает - это преувеличение. Если бы она двигалась, то с другого конца обнажилась бы её подошва. И что случается с барханом, когда он подходит к морю? Никогда не видел, чтобы бархан уходил в воду... Пустыня на всех языках - от слова пусто, безлюдно. На английском это desert - покинутое место. Но только у арабов это слово говорит о жаре и здоровье - Сахара. Хотя название другой великой пустыни тоже говорит о пустоши - Руб Эль Хали - пустая четверть. То есть бывают разные ландшафты - водная стихия, лес или джунгли, степь или саванна. Это три четверти, а четвёртая четверть - пустая, хали. Пустая, да не совсем. В ней кипит жизнь. Жизнь эта вынуждена скрываться от беспощадного солнца и выживать в поисках воды и пищи. Но опытный глаз видит её везде. Арабы - бедуины говорят: три вещи нельзя скрыть в пустыне: мужчину на верблюде, дым от костра и любовь. Бедуины - это арабы вдвойне. Они - как шотландцы в Великобритании, как корсиканцы во Франции, как сицилийцы в Италии, как кавказцы в России - горды, свободолюбивы и привержены своим законам и обычаям. Это горцы пустыни. Бедуинов все считают невозмутимыми и воинственными. Первое - правда, второе - нет. Бедуин редко выходит из себя, и зачастую по непонятной для нас причине. Он не любит, когда хавага - иностранец жалуется на жару, когда женщина говорит, что её укачивает на верблюде, когда мужчина ест или пьёт, не напоив и не накормив скот, или когда кто-либо, пусть даже ребёнок, выплёскивает, не допив, воду из стакана. Вода - непреходящая ценность. Если её хватает, чтобы утолить жажду скоту и людям - уже хорошо. Однажды американцы, желая наладить хорошие отношения с арабскими шейхами (нефть, как и кровь людская, уже тогда была не водица!), повезли их на Ниагарский водопад. Стоя на смотровой площадке, шейхи не могли отвести глаз от громадных масс низвергающейся воды. На напоминание чиновника Госдепартамента, что им пора ехать, так как они опаздывают на очередное протокольное мероприятие, старший из шейхов сказал, глядя зачарованно на водопад: "Вот сейчас вода кончится, и поедем, иншалла (с благословения Аллаха)". Он был твёрдо уверен, что щедрые хозяева организовали для них это великолепное зрелище, не считаясь с расходами. Ведь не может столько воды низвергаться с утёса всегда, беспрерывно... Как может он понять индийца? Ведь самое смешное в бомбейском отеле "Ворота Индии" - это лицо арабского бизнесмена у окна холла, с удивлением взирающего на тугие нити непрекращающегося с утра ливня. На его вопрос: "Когда же он кончится?" портье услужливо и радостно отвечает (ехидство и болтливость у индусов в крови): "Это муссон, сэр. Он начался в этом году по расписанию - в конце первой недели июня - и продлится до конца сентября - чуть меньше 120 дней. Здесь, в Бомбее, бывают перерывы - по полчаса, иногда по часу, а в Калькутте и этого нет!".
   В джунглях не так, как в пустыне: здесь можно лечь в белоснежном костюме на песок и встать совершенно чистым. Жизнь таится под покровом песка и в колючках перекати-поле. Желтый песок, синее небо и оранжевое солнце - вот и все цвета. В джунглях, наоборот, жизнь слишком ярка во всех своих проявлениях. Слишком влажно, слишком звонко поют цикады и кричат обезьяны, почва слишком насыщена перегнившими листьями и плодами, пройти 10 шагов и не испачкаться о гнилую лиану или перезревший плод - невозможно, как невозможно и перейти ручей, не набрав полный ботинок пиявок. Поэтому даже в жару - шерстяные гетры до колен.
   Ну, а насчёт воинственности - это каждый понимает по-своему. Скажи мне, как ты приветствуешь встречного незнакомца, и я скажу, кто ты. Вьетнамец приветствует тебя словами: "Вы уже ели рис сегодня?". Он озабочен своим пропитанием. Бушмены приветствуют соплеменника фразой: " Я увидел тебя в саванне издалека!" - они комплексуют по поводу своего маленького роста. Русский говорит "Здравствуйте", то есть живите, будьте здоровы. Араб говорит: "Салам алейкум" - мир тебе. "Этически корректные" (читай: равнодушные) нации ограничиваются простой констатацией факта - доброе утро! Заметьте: не доброго вам утра - это было бы вмешательством в личную жизнь - а просто факт - вот, мол, выдалось неплохое утро. Или день. Или вечер. Араб никогда не скажет так. "Сабах эль хейр - сабах эль нур!" Здоровья вам этим светлым утром... Мир, здоровье, свет - что ещё можно пожелать встречному?
   Араб понимает всю силу женской красоты и не винит другого мужчину, очарованного ею. Он просто создаёт такие условия, чтобы не подвергать постороннего мужчину соблазну - женщина в его доме или шатре живёт на женской половине, она закрыта от посторонних взоров. Ну а если всё же... Ну, тогда не обессудьте. Ответ держать придется и ей, и ему самому, и тому, другому. Потому, что женщина для араба-бедуина не только супруга, мать его детей, но и ценнейшее из его имущества. Он заплатил за неё высокую цену в буквальном смысле слова, она принадлежит ему душой и телом и, по убеждению бедуина, она - верблюдица, предназначение которой - пронести мужчину на своём горбу через знойную пустыню жизни. А что может быть дороже и нужнее породистой верблюдицы? Она кормит, она поит, она одевает, и она приносит потомство. Каждый человек - и продавец, и покупатель на шумном базаре жизни. Приглядывай за своим добром, мужчина, эй, не зевай!
   У индусов всё не так. Во всех грехах виновна только жена. Даже если муж умер молодым от приступа аппендицита или прободной язвы, причиной которой была приверженность супруга к непомерно перчёной пище (да ещё в добавок индийцы вообще не едят первых блюд - в их кухне нет супов, а куриный бульон врачи прописывают больному, как лекарство) - в глазах всей многочисленной родни она одна виновата в смерти мужа. По их религии она сделала что-то настолько плохое, что боги решили наказать её мужа. Поэтому для неё есть три пути - она либо должна при похоронах мужа (то есть при сожжении его тела) совершить сати - броситься в погребальный костёр, либо остаться на всю жизнь в семье мужа приживалкой, над которой будут издеваться до конца её дней. Третий - самый позорный: выйти замуж через несколько лет за мужчину из низшей касты, что для неё хуже смерти.
   Хотя... трудно только решиться на этот шаг, перенести презрение бывшей родни. Зато потом... Она всласть насладится своим превосходством над новыми родственниками и мужем - ведь она из высшей касты! Брахманы - мудрецы, кшатрии - воины, вайшья - купцы и высшие ремесленники, шудра - рабочие и крестьяне - это лишь основные группы каст, которые подразделяются на десятки каждая. Брахманы снисходительно-терпеливы с кшатриями, терпят вайшья и втихую презирают шудра. Кшатрий подобострастен с брахманами, терпит вайшья и презирает шудра. Но даже шудра найдёт себе объект для демонстрации превосходства - есть ведь те, о которых высшие нации предпочитают даже не говорить, чтобы не осквернить свой язык - антьяджа - неприкасаемые!
   Только брахманы могли придумать религию, в которой не бог руководит людьми, а люди своим поведением и делами изменяют божественное начало, то делая его добрее, то ожесточая его. Терпеливо, как ребёнку, брахман будет вам объяснять, почему он не приемлет христианства - "ведь сущность христианства - в Троице, в её единстве и равенстве бога-отца, бога-сына и духа святого. А этого не может быть в принципе, потому что не может создатель и созданный им сын быть равны. И ведь тогда, значит, было очень долгое время, когда не было в мире гармонии, не было Троицы - ведь бог-сын был рожден всего две тысячи лет назад. И если есть отдельная ипостась бесплотного божества - святой дух, тогда и сын, и отец - состоят из плоти, из материи? Из вещества? И что значит "всезнающий"? Неужели, создав этот мир, бог уже видит всё ясно, вплоть до его конца? Тогда зачем наша жизнь - Большая Игра? В чём её смысл? Где азарт, где стремление избежать божьего поражения от сил богини Кали - богини разрушения и зла - когда наступит полное, тройное отрицание - Ничто, Нигде и Никогда? Без материи (ничто), без пространства (нигде), и без времени (никогда). В Большой Игре не может быть перемирия, полупобеды или полупоражения. Либо существование, либо Пустота. Даже не просто пустота - ведь её наличие предполагает хоть какое-то пространство. Но если нет компромисса, значит, у Троицы нет единой задачи! Тогда богослов Яков Боэм прав: бог-отец создал и наблюдает, бог-сын пытался усовершенствовать и спасти нас, а богу-духу святому остаётся лишь закончить, совершить неизбежное - конец света! Ведь только ему, как духу, не вредит исчезновение вещественного мира?
   То ли дело воплощение бога - [Author ID1: at Tue Dec 14 19:19:00 2010 ]аватара - Кришна! Он Великий Игрок. Он не страшится полагаться на людей в непрекращающейся битве созидания и разрушения - своим слабым подручным он даёт силу, невежественным - знание, страдающим - успокоение. Он не страшится блефовать и мошенничать в этой великой Игре - здесь все пути хороши, лишь бы они вели к победе. Своему другу Арджуне в битве, когда у того закончились все боеприпасы, он дал оружие, "которое изменяет лучами плод во чреве матери, а вспыхнув, сияет ярче тысячи солнц". Оппенгеймер, создатель атомной бомбы так и назвал свою книгу словами из "Бхагавадгиты" - "Ярче тысячи солнц". Откуда древние индусы знали это? От стрел и мечей до ядерного оружия в мгновение ока? Арджуне тогда оно помогло... Да вот беда - победа Кришны и людей вместе с ним каждый раз только временная, до следующего сражения со злом, а вот первое же, единственное поражение будет вечным, окончательным и обжалованию не подлежащим... Так говорят брахманы...
   Бедуин никогда не станет обсуждать с чужаком тонкости своей религии. Но он не забывает о ней ни на секунду. Арабский язык так устроен, что забыть Создателя невозможно. Нельзя сказать: "Я завтра отправлюсь в Файюм", не прибавив: иншаалла - если Аллах позволит. Нельзя ответить на вопрос о здоровье или делах - "хорошо", не прибавив альхамдулилля - "слава Аллаху". Нельзя начать никакое дело, не произнеся бисмиллахи рахману рахим - "во имя Аллаха милостивого и милосердного". Предпочтительно произносить слова Коран и Рамадан - священный месяц поста, прибавляя керим - "дорогой". Упомянув имя пророка, уместно пожелать: "да хранит его Аллах и да приветствует!"... Бог бедуина суров, един, одинок (нет у него ни подруги, ни сына!) и бесконечно могуществен. Поступать так, как он велит, или по-другому - вот и весь выбор человека. Но и он предрешен. Так что выбор кажущийся. Бог не борется со Злом - это удел людей, их борьба за своё место в раю. Судьба мира от этого не зависит ни на йоту - судный день придет в своё назначенное время, не раньше и не позже...
   Полная противоположность индуизму, где множество богов ссорятся, интригуют, воюют, любят и ненавидят - всё как в большой и не очень дружной семье среднего достатка. И не стесняются они привлекать к этим перипетиям своего существования смертных. Да ведь и они сами просто долгожители, они вовсе не вечны. Когда-нибудь великий Шива решит наконец задачу со своими половинками - мужской и женской, Кришна зазевается, убаюканный добротой своего воплощения на Земле - коровой, а злая богиня Кали, в век которой "Калиюга" мы все живём, окажется на беду тут как тут - и вот оно - Ничто, Нигде и Никогда...
   Какие мы похожие, и какие разные.
   А может, всё гораздо проще и гораздо сложнее? Ну, появились по Его воле, ну, жили, размножались, как завещано, ну, развивались, как говорят в Одессе, постепенно... Ну, создали кучу разного оружия. Пока что ума хватило не применять самого-самого. А ведь скоро появится еще более мощное - на то у нас и есть наука! Нас ведь не остановишь... Ничем, кроме конца света.
   Но сегодня он, бог даст, для него уже не наступит - ведь он уже скоро пойдёт по родной земле, по земле большой и малой Родины...
  
   ***
  
   ВСЕГО МЕСЯЦ МОЛОДОСТИ
   Февраль 1968
  
   АФП-120
   1 февраля
   Варшава
   Польские власти решили выслать помощника американского военного атташе, подполковника Эдварда Х. Метзгера, который был арестован около военного объекта в Быдгожше. Подполковнику предписано покинуть страну в 24 часа.
   fg 22 12.33
  
   АФП-270
   2 февраля
   Каир
   Советский Союз наращивает свою Средиземноморскую группировку для защиты поставок нового вооружения в Египет взамен потерянного во время июньской войны. Это вынужденная мера, заявил редактор полуофициальной египетской газеты "Аль-Ахрам" г-н Хейкал, предпринята для того, чтобы противостоять превосходящим силам 6 американского флота.
   gbn 22 00.28
  
   АФП-284
   5 февраля
   Рим
   Бывший израильский главнокомандующий генерал Ицхак Рабин заявил на пресс-конференции сегодня, что Израиль должен полагаться только на себя. Рабин, теперешний посол Израиля в США, продолжал: - главные причины продолжения войны на Ближнем Востоке - это ненависть арабских стран к Израилю и заинтересованность некоторых держав в ближневосточной гонке вооружений.
   lr 22 23.51
  
   АФП-279
   7 февраля.
   Иерусалим
   Арабские вооруженные силы слишком слабы, чтобы атаковать Израиль в 1968 году - заявил министр обороны Израиля Моше Даян. В такой войне они могут выставить против нас 100 000 солдат, 1000 танков и 250 боевых самолётов на египетском фронте и приблизительно столько же на иорданско-сирийско-иракском. Но Израиль уже победил такую группировку в июньской войне, сказал генерал.
   mm 22 00.01
  
  
   АФП-324
   8 февраля
   Копенгаген
   Датские учёные считают вполне возможным, что радиоактивные фрагменты термоядерных бомб со стратегического бомбардировщика Б-52, потерпевшего катастрофу в Гренландии 21 января, покоятся на дне океана. Учёные будут считать так, заявили профессор Йорген Коч и гляциолог Берг Фриструп, пока не будет доказано обратное.
   tr 22 16.47
  
   АФП-025
   12 февраля
   Солсбери
   Глава малавийских повстанцев бывший министр Ятута Чисиза был убит сегодня во время
   попытки проникновения в столицу с целью убийства президента Камузу Банда.
   bon 22 09.04
  
  
   АФП-123
   20 февраля
   Дамаск
   Сирийская контрразведка раскрыла иранскую шпионскую сеть, сообщило сирийское арабское информационное агентство. Шпионы использовали палестинскую фирму, занимавшуюся импортом и экспортом и редакцию экономического журнала в качестве "крыши". Один из шпионов завербовался под видом террориста для внедрения в палестинскую террористическую организацию, чтобы иметь сведения о её работе.
   blu 22 16.15
  
   АФП-140
   27 февраля
   Брюссель
   В Брюсселе больше дипломатов, чем в любой другой столице. 149 человек имеют статус послов, а 1350 человек пользуются дипломатической неприкосновенностью. Еще 15 000 человек - это связанные с ними члены семей, технические сотрудники посольств и работники международных организаций. Причина такого большого количества дипломатов - посольства при королевском дворе, представительства при Европейском Общем рынке, и представительства в штаб-квартире НАТО.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   "...терпи и созидай в себе
   Мир внутренний, чтоб внешнего не видеть".
  
   Завет Люцифера.
   "Каин". Д.Г. Байрон
   Ситников. Завершение.
   Нет, третьего раза не будет. Юрий решил это про себя ещё в Бангладеш, когда по приказу начальства он выдал пакистанцам своего старого друга, болгарского разведчика. Братушка наивно и очень самоотверженно пытался оказать помощь повстанцам Доджабура в джунглях Бандербана. После весьма резкого высказывания китайского премьера о внешней политики Болгарии у софийского МИДа появилось понятное желание доказать, что, во-первых, болгары могут навредить если не самому Китаю, то его наилепшему другу - Пакистану, и, во-вторых, это не всегда должно обязательно совпадать с самыми сокровенными желаниями чиновников со Смоленской площади. Вот так и получилось, что Болгария решила выступить самостоятельным игроком на столь далёком от болгарских интересов "театре военных действий". Болгары решили поддержать освободительное движение Восточной Бенгалии, но прямым объектом своих забот избрали не Муджибура Рахмана, а Джитара Доджабура. Стоян прибыл в Дакку как предприниматель, заинтересованный в приобретении бамбука. Расчет был прост - бамбук заготавливается в Бандербане. Рубщики бамбука проводят дни в зарослях молодого бамбука, отыскивая и срубая у самого основания стволы "средней спелости" - не слишком тонкие, но и не слишком толстые. После этого заготовленный бамбук разделялся на две категории - менее зрелый, а, значит, более гибкий будет использован для изготовления удилищ, а менее гибкий - для производства лыжных палок. Вот эта поза - полусогнутая с изогнутым ножом кхукри в правой руке, делала заготовщиков бамбука лёгкой добычей для тигров, которых в Бандербване и Сандербане водилось видимо-невидимо - полосы яркого света и густой тени в зарослях бамбука под палящим солнцем тропиков делали тигра практически невидимым. Огромная кошка бесшумно подкрадывалась сзади и человек становился лёгкой добычей. Среди рубщиков существовало поверье, что тигр, как истинная кошка, не переносит прямого взгляда человека. Поэтому они надевали на затылок маску - человеческое лицо с широко открытыми глазами. Отпугивало ли это тигров - неизвестно, а вот что рубщиков бамбука незаслуженно называли "двуличными" - святая правда. В том, что прозвище это не соответствует действительности, Стоян убедился на личном опыте. Трудно было найти более простодушных и доверчивых людей, чем бенгальцы. Войти к ним в доверие было необычайно легко - стоило только сказать несколько нелестных фраз о ненавистных пакистанцах - и готово. А Стоян и не делал из своих убеждений тайны... Конечно, болгарин был прав. Конечно, паки на территории Бенгалии проводили абсолютно человеконенавистническую политику. Но руководство Юрия поддерживало движение Муджибура Рахмана, опиравшегося на холмистую гряду Читтагонгского нагорья и никакие конкуренты в будущем разделе власти ему были не нужны. Стоян не скрывал от Юрия никакой информации о довольно крупном партизанском соединении Доджабура, и эту информацию Ситников регулярно отправлял по своим каналам. Однако... Бандербан был чуть южнее Дакки, которая скоро станет столицей независимого государства, а Читтагонг, хотя и был гораздо более густо населён, находился в пятистах километрах на юго-восток. Пусть Доджабур пока повоюет с регулярными войсками. Пусть проявляет активность в обличении ненавистного бенгальцам режима. Пока. Но когда начнётся операция генерала Авроры, движение должно быть обезглавлено. Не уничтожено, упаси господь. Просто обезглавлено. В Юго-восточной Азии очень сильны восточные традиции. Люди здесь воюют и отдают свои жизни зачастую не из-за принципов, а во имя вождей. Партизаны никуда не денутся. Если убрать их руководство рано - они найдут себе новых героев. Если поздно - они начнут сразу после свержения ненавистного режима делить власть. А вот если накануне, то партизаны, лишенные вождя, но уже втянутые в сражение, по инерции будут воевать с паками, но будут вынуждены встать под знамёна Муджибура Рахмана не потому, что им нравится его политическая платформа - в ней они ничего не понимают, а потому, что он живой вождь и он против пакистанцев. Ведь идет сражение, и не время дискутировать о будущем государственном устройстве. Так что сегодня - рано, послезавтра - поздно. Значит - завтра. Так и было сделано. Ситников сообщил Стояну о готовящейся карательной операции пакистанских войск в Бандербане и Сандербане. Расчет был прост. Доджабур бессилен помешать войсковой операции, но он соберет свой штаб, чтобы решить, как максимально вывести из-под удара, уберечь своих активистов в родных местах, поставлявших живую силу для его отрядов. Расчет был прост и ошибки просто не могло быть. Если проследить за Стояном и его посыльным после его встречи с Ситниковым, то они выведут их на Доджабура, который каждый день менял место своего ночлега, а потом, когда соберутся на срочное совещание все его ближайшие соратники, можно будет накрыть их разом. Так и было сделано. Пакистанцы по наводке Ситникова арестовали Доджабура, его штаб и Стояна в придачу накануне наступления индийских дивизий генерала Авроры. Через неделю на Даккском стадионе Муджибур Рахман был провозглашен президентом Бангладеш. Других кандидатур и не было. А Юра получил внеочередное звание - майор. Но радости как-то не испытывал. Всё чаще вспоминался человек из Кириафа и Гефсиманский сад...
   Поэтому он заранее знал, что Балаян дойдет до границы. Если им надо, пусть они его сами убивают. Или перевербуют, если смогут. Или сфабрикуют документы, опровергающие те бумаги, которые везёт своему начальству Армен. Просто надо сделать так, чтобы комар носа не подточил. И попытка покушения чтобы была, а его нельзя было упрекнуть в неисполнении приказа. И не порвать сердце старику-отцу, и чтобы не стыдились его памяти Дашенька и сынок...
   Когда впереди показалось начало крутого поворота вправо, Юрий дал себе команду: не поворачивать, держать руль прямо. Ну-ка - перебивка! Вспомни все произведения Байрона с заглавием из двух слов! Узник Шилонга... Мелодии иврита... Земля и небо... Бронзовый век... Два Фоскари... Невеста Абидоса...Не надо было уводить чужую невесту... Продолжай! Странствия Чайльд Гарольда... Это три слова или два? Сними ногу с газа - ревёт движок - ведь колеса уже крутятся вхолостую! Интересно, успею почувствовать боль или... Продолжай! Часы досуга... Осада Коринфа... Стенания...чьи стенания? Забыл? Да разве об этом сейчас надо? Господи, я честно заплатил за всё, прости меня!
   ***
  
   Константинов. Арпачай. Завершение.
   Время вышло. Константинов уже прошёл в уме от станции ленинградского метро "Чёрная речка" на Ушаковский мост, "посмотрел" с этого моста в сторону следующего, Кантемировского, а потом, ступив на Каменноостровский проспект, "оглянулся назад" через левое плечо и "увидел" на той стороне Большой Невки стройные здания военно-морской академии. "Прошел" по проспекту ещё пару минут и за краснокирпичной оградой показались стрельчатые с белыми резными каменными вставками окна церкви Иоанна Предтечи, потом густой парк, сквозь который проглядывает длинное здание санаторного корпуса - бывшая царская кухня, конюшня и манеж, отделяющие "людскую" территорию от дворца. Свернул в переулок, пронизанный солнечным светом даже в пасмурную погоду (ярко-желтая краска высоких стен создавала свой "микроклимат") и вошел через проходную на территорию. Неторопливо прошёл мимо парадного крыльца, любуясь литыми чугунными цветочными вазами, потом - мимо дворца с огромными окнами Большого зала, Аванзала, меньшими - Голубой и Малиновой гостиных - к парку. Если обогнуть дворец и пройти к небольшой пристани, то можно покормить принесенным хлебом маленьких диких уточек на Невке. "Какие они маленькие и юркие", подумал Константин. "Не то, что важные, толстые утки в подмосковном санатории в Марфино. Те не торопятся схватить брошенный в воду кусочек хлеба, дадут ему намокнуть, а то и вовсе отплывут за селезнем к себе на плотик посреди дворцового пруда, презрительно потряхивая гузками. Нет" - поправил он себя - "вернись из Подмосковья на Каменный остров!" Так, кормить уточек не пойдём. Мимо кухонного корпуса, конюшни и манежа, в людскую, к себе в номер. Территория Павловского дворца была передана военному санаторию ВВС и Константинов жил там однажды около месяца, отдыхая после муторного задания в Бангладеш - именно муторного, а не трудного - после жары, скученности, грязи и бедности хотелось чистоты, тишины и немножко Европы. Ленинград подходил идеально. Можно было поехать в военный санаторий "Рижское взморье" в Дубулты - это Юрмала, под Ригой, но это была бы европейская деревня, а хотелось европейского города. Жить в палатах дворцового корпуса было неудобно, потому что громадные залы запрещалось разделять на палаты - исторический памятник находился под защитой государства, и военные пенсионеры жили там под сенью бюстов полководцев и композиторов. Сергей Александрович сказал пару комплиментов старшей сестре, подкрепив их коробкой шоколадных конфет, и она поделилась с ним секретом: нормальные одноместные и двухместные номера - только в перестроенном Кухонном корпусе. Так что в "людской" номера лучше, чем во дворце. Там же и столовая, а в бывшей конюшне - лечебный корпус. Ему, привыкшему к тому, что нарзан течёт из скалы (хочешь - пей, хочешь - купайся), а чудодейственная лечебная грязь лежит толстым слоем вдоль берега озера Тамбукан под Пятигорском, ванны санатория на Каменном острове, которые делали, растворяя соль из банки в подогретой водопроводной воде, казались профанацией всего санаторного дела. Но, слава богу, лечение Константинову не было нужно, а в столовой он только завтракал и тут же, не обращая внимания на погоду, шёл на станцию метро и уезжал побродить то на Невский, к Казанскому собору, то в тишину Исаакиевского, где можно было, смотря на маятник Фуко, подумать о вечном, то на канал Грибоедова, то на Мойку. Он действительно наслаждался одиночеством, прохладой и замечательной кухней ресторанов - заходил в "Кавказский", или в "Славянский базар". А ещё вспомнился маленький ресторанчик "Погребок" от ленинградского мясокомбината. Там всегда подавалось только одно блюдо - свиная отбивная. Заказывать надо было только количество порций и вино (или водку). Вообще Константинов был совершенно не согласен с тем, что чревоугодие - это смертный грех. Он остро воспринимал красоту музыки, архитектуры, живописи. Но, что греха таить, и Москва для него была не только столицей государства, средоточием политической и военной власти. Кому первопрестольная, кому белокаменная, кому златоглавая, а ему ещё всегда - очень вкусная. Рестораны "Прага", "Пекин", "Арагви", "Узбекистан", кафе "Арарат" на Неглинке и шашлычная "Казбек" у Никитских ворот имели для него каждый свой вкус, запах, настроение. Нет, даже не так. Просто ресторан он выбирал в Москве под сегодняшнее настроение. И были ещё свои, никому не рассказанные традиции - в какой пойти после прибытия из-за рубежа, а в какой - перед дальней поездкой. Ну, конечно - в "Националь", покушать блинов с икрой или в "Прагу" - та же икра, но в волованах (или взять жюльен с грибами?). А вот когда долго был дома, после утомительного дня в кабинетах Генштаба и надо просто вкусно (и, что греха таить - плотно) покушать - ну, тогда в "Узбекистан" - кушать самсу и плов с зёрнышками, или, как говорили в Москве - "с семечками"... Если уж совсем порастратились, а в ресторан хочется - добро пожаловать в "Пекин" - на "торжественный ужин для двоих". Меню было разработано для тех, у кого лишних денег не водилось, а считать в уме стоимость съеденного и выпитого не хотелось. Туда входили две немудрёные закуски - сельдь с луком или салат из огурцов и помидоров - по сезону, к ним две рюмки водки. Потом два шницеля или бифштекса с яйцом - и к ним два бокала сухого красного вина. И, в довершение пиршества - две чашки кофе с заварными пирожными и две рюмки коньяку. Стоило это удовольствие 28 рублей и можно было, протянув официанту три червонца, важно сказать: "Сдачи не надо!" Молодость...А ещё был "Балчуг" - но он для Константинова теперь был "харам" - запретный. Он там с отцом и дядей ужинал, когда те приезжали в Москву - отец в "Москве" не мог теперь останавливаться - его помнили там заместителем председателя Верховного Совета РСФСР, а теперь... всем не объяснишь! Стеклобетонную "Россию" он не любил, вот и останавливался в "Балчуге" - и к Кремлю, и на Старую площадь легко пешком пройти - по Каменному мосту, Васильевскому спуску, мимо здания тыла министерства обороны, в переулки к зданиям ЦК, или мимо ГУМа на Большую Никитскую и по переходу на площадь Революции. Но теперь, когда отца не стало, зайти в "Балчуг" - это как надеть его пальто или перчатки...
   Ну, хватит воспоминаний. Как ни отдаляй момент принятия решения, как ни упирайся, от него не уйдёшь. Он знал за собой эту черту - упорство, переходящее в упрямство, но не знал - бороться с ней или, наоборот, воспитывать её в себе. Солнце коснулось линии горизонта, скоро день погаснет, быстро опустится ночь. Если через пять минут не пойдут по договоренной тропе два человека в полевой форме - значит, всё его хитроумное построение не сработало, Мало того - трудно объяснить будет, куда делся второй из "переговорщиков"- ведь турок не дурак, назад идти не захочет. То-то генерал Святков обрадуется - он считал только себя специалистом по агентурной разведке на всём Закавказском направлении, а операцию "Грек" не видел в упор. Константинов ясно представил себе завтрашний доклад ему в Тбилиси, в штабе ЗакВО. Генерал, небрежно кинув отпечатанные листы разработки на стол, воскликнет: "Другого я от вас и не ожидал! Разведчики мне ещё нашлись, мать вашу! Триангуляторы хреновы!" Два года назад, когда он только прибыл на должность начальника разведки округа, при докладе дежурного об оперативной обстановке на театре военных действий он недоуменно спросил: "А откуда вы знаете, что это работала именно радиостанция 3 полевой армии в Эрзруме с радиостанцией 9 пехотной дивизии в Элязыге? Дежурный пояснил, что радистов отличают по почерку, а местонахождение станции определяют методом триангуляции. "Я тоже знаю тригонометрию и начатки языка - три - это три, а "энгл" - значит угол. Но зачем три, когда достаточно засечь излучение из двух точек и получить углы. Схождение векторов и будет точкой местонахождения источника излучения, не так ли?"
   Возражение дежурного, что метод, тем не менее, называется триангуляцией, генералом в расчёт принят не был, и он всерьёз рекомендовал Константинову внушить этим чёртовым радиоразведчикам, что не надо расходовать зря народные средства, засекать вражеские станции можно вполне надежно и методом, ну, это, методом двуангуляции... А триангуляторами у него теперь навсегда стали обозначаться все специалисты по радиотехнической разведке...
   Ну, да бог с ним, с генералом. Проблемы надо решать по мере их возникновения. Сегодня - окно на границе и возвращение Грека. Доклад Святкову и его реакция на успех или провал операции - завтра. Оргвыводы высокого начальства, а они были неизбежны в случае провала - в ближайшем будущем. Вот в такой последовательности...
   Константинов почувствовал, как по спине проползли мурашки и обернулся. По долине реки к броду через Арпачай шли двое мужчин в полевой форме с толстыми портфелями в руках. Шли они спокойно, но довольно споро, и через три-четыре минуты уже будут на нашей стороне. Снова блеснуло стекло стереотрубы на противоположной стороне - там тоже следили за маленькими фигурками в военной форме. Константинов как будто воочию видел, как за стереотрубой следует за движением двоих людей длинное дуло снайперской винтовки. "Никакой разницы, - подумал Константинов - Арпачай в Турции или "Чекпойнт Чарли" в Западном Берлине: граница - она везде граница. Сейчас тихо и двое людей идут на виду у всех наблюдающих с той и другой стороны, и вариантов развития событий множество, а через секунду может завыть сирена, откликнутся горным эхом выстрелы и тогда ничего уже изменить будет нельзя. Ничего - ни для шедших, превратившихся в павших, ни для наблюдавших, превратившихся в стрелявших. Детерминизм какой-то... Полковник суеверно прогнал из мыслей это слово. "Детерминизм - это ислам, а я христианин. Просить надо Бога, просить! Господи, пронеси!" Он вспомнил слова подполковника Уильяма Кесси - "в окопах при обстреле не бывает атеистов" - и снова посмотрел на тропу. Двое уже миновали речку и пограничный столб и поднимались по склону к контрольно-следовой полосе. Константинов пригляделся и понял, что согласен вынести всё: и издевательства Святкова, и долгие месяцы ожидания, и неизбежные в его профессии разочарования - он ещё не выиграл, но уже не проиграл: вторым шел не турок. Да турок бы и не пошёл! Значит, он не ошибся, он просто суеверно перестраховался в мыслях - обмен состоялся. Грек пришел. Окно сработало. В голове зазвучали слова любимой со студенческих лет песни из фильма "Звуки музыки":
  
   Nothing comes from nothing
   Nothing ever could -
   So somewhere in my youth or childhood
   I must have done something good.
  
   Просто так ничего не бывает
   И если мне повезло -
   Значит, я в детстве или юности
   Сделал кому-то добро.*
  
  
  
  
  
  
   _________________
   * перевод автора
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   73
  
  
  
  

Оценка: 8.20*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017