ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Лопатенко Александр Николаевич
Разводняк

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 3.26*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сокращенный "Свобода или смерть!"


А. Лопатенко

РАЗВОДНЯК

  
  
   Май, 1977-й год. Город Дубно, Западная Украина.
   Алекс - светловолосый, голубоглазый, спортивного телосложения - студент первого курса Львовского университета имени Ивана Франко. Юность провел на турнике, с перерывами на бокс. Школа на десятом месте, домашние задания проходил в течение часа, то есть - Богом не обижен. Несмотря на средний рост, неплохо играл в баскетбол - выступал за сборную.
   В тот вечер друзья, если по правде, сглупили. После "сухарика"...
   "А почему и нет?!"
   Пошли на провокацию.
   "Даешь танцы! Даешь девочек!"
   На первый взгляд, ничего необычного - кто в восемнадцать лет не прижимал к сердцу красавиц?
   Все дело в микрорайоне...
   Сахарный завод - отдельная республика. Рейсовый автобус ходит нечасто, к тому же - через железнодорожный переезд. Бывало, стояли по полчаса, пока фея из будки не поднимет шлагбаум. Но дорожные трудности не та беда, чтобы отказаться от удовольствия. Все дело - в местном населении. Последствия переработки сахарной свеклы, или чрезмерное употребление самогонки, реально сказались на психике аборигенов. Иначе не назовешь... мужики - буйные, подруги - не предсказуемые. В таком случае, зачем нарываться на скандал? Заслуга Алекса, уговорил:
   "Шикарная группа! Свежие девчонки!"
   Как будто центровые - протухли. Ха-ха!
   На самом деле, причина в поиске, на свою задницу, приключений.
   Стандартный, бело-кирпичный поселковый ДК - библиотека, несколько кабинетов, в фойе - танцы. Высокий потолок, стекло - с перегородками на всю стену, приглушенный свет. В углу четверка лабухов, наяривают рок ин рол. По залу бегают разноцветные, светомузыкальные лучи. Обстановка, можно сказать, интимная, если бы не вопящая компания нетрезвых парней в самом темном углу.
   "Вот присосался!"
   Распивают, по кругу, под конфетку, отнюдь не французский коньяк.
   Одним словом, как всегда. Есть лидер, есть шестерки.
   "Дай закурить!"
   Официально - запрещено, но администрация не вмешивается. У стаи есть вожак, ему и "карты" в руки.
   Ребята, осмотревшись, заняли позицию в противоположном углу. Рядом - не все чужие...
   "Привет! Привет!"
   Знакомые девчонки приглашают на "белый" танец.
   Репертуар - стандартный: "Цветы, Самоцветы, Битлз, Дип Перпл".
   Алекс, прижимая подругу, под "Дом восходящего солнца" (группа "Энималз"), нашептывает ласковые слова.
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Девушка идет на контакт.
   Неожиданно, не по месту, кто-то засмеялся, что конь. Оглянулся... ярко выраженная брюнетка в мини-юбке, не стесняясь, веселилась во весь белозубый рот.
   "Село..."
   Презрительно оценил Алекс. Отвернулся, забыл.
   Прозвучали последние аккорды, проводил подругу в девичий коллектив.
   Через минуту воздух разорвала мощная роковая мелодия.
   "Ого! Это что-то новое!"
   На "сахарном" любили эксперименты.
   "Да, это же "Слейд"!"
   Одна из любимых рок-групп.
   "Можно?!"
   За спиной прозвучало, как приказ, то есть - без права на обжалование. Повернулся... темные глаза, короткая челка, смуглая кожа. На вид... лет семнадцать. Однако толком не успел рассмотреть, как запрыгали в такт на затертом паркете.
   У подруги с ритмом и длинными ногами - все в полном порядке, но взгляд...
   "Не проходите мимо!"
   Самоуверенный, дерзко-притягивающий.
   Второй танец - медленный. Алекс прижал девчонку к груди...
   "Ни фига себе! Третий номер, не меньше!"
   Попытался опустить руки ниже талии - провокация. Подруга, как глянула, так и убрал.
   "Алекс!"
   "Рита!"
   И только теперь, по голосу, узнал...
   "Это же та самая... "деревня"!"
   Полчаса назад, в полумраке, не рассмотрел. Но на этот раз не посмел сказать:
   "Село..."
   Что-то властное одновременно и отталкивало, и притягивало.
   "Такую на "ура" не возьмешь!"
   Алекс мыслит правильно, но действует...
   "Я тебя никогда раньше не видел..."
   Вместо того, чтобы, вежливо, проводить неадекватную подругу, идет на "штурм".
   "Я не местная, приехала на день рождения к родственникам!"
   "Где живешь?"
   "На Шевченко!"
   Разъясняет:
   "Недавно отца перевели из Польши"
   Без усилий, не ломаясь, идет навстречу. Алекс воспрянул духом!
   "Глаза боятся - руки делают!"
   Любимая поговорка.
   В дальнейшем - весь вечер крутился у ног офигенной девчонки. Осталось заорать...
   "Это все мое!"
   И раствориться в танце.
   О друзья, которых сагитировал на откровенную авантюру ("сахарников" били в центре, "центровых" - на сахарном), абсолютно забыл. Что совсем не удивительно... темные, бездонные глаза, черная челка, длинные ноги в ажурных чулках - роковая подруга!
   Последний автобус (в депо) отправляется без пятнадцати двенадцать. Если по пути не возникнет проблем, в час, по любому, дома.
   "Можно проводить!"
   Алекс предельно вежлив.
   "Пожалуйста!"
   Прямой ответ на прямой вопрос.
   Никто не сомневался, что на выходе, под кустами, местные бойцы: ждут-не дождутся. Еще бы! Кто упустит такую возможность? Когда еще выпадет такое "счастье"? Два десятка, да еще под "допингом", героев против пятерки центровых! Но "сахарникам" не повезло - не их день.
   Через полчаса, в сопровождении наряда милиции, Алекс и компания покинули столь "гостеприимную" территорию на рейсовом "ЛиАЗе".
   Прошло еще полчаса...
   "Давай! До завтра!"
   Друзья рассосались по квартирам.
   Наступил ответственный момент...
   "Вот мое окно..."
   Рита кивнула на штору, на втором этаже пятиэтажного дома.
   "Родители не спят..."
   В соседнем окне - блеклый свет. То есть - перспективы никакой. Алекс загрустил... топать через полгорода - кому охота?
   "Ладно, увидимся!"
   Рита аккуратно прикрыла коричневую дверь.
   Алекс остался, что дурень, в полном одиночестве. Впереди полуосвещенная, безлюдная улица... дальняя дорога.
   Прошлепал метров восемьсот.
   "Нет! Так не пойдет!"
   Организм требует... столько обхаживал, и зря?
   Алекс вернулся...
   Через полчаса торшер погас, пришло время действий.
   Как раз под желанным окном (угловая квартира) открыли продуктовый магазин. На входе - пять бетонных ступеней и козырек. Рядом - ветвистая, цветущая яблоня. Перепрыгнуть с ветки на бетонный навес - не составило большого труда.
   "Звяк... звяк..."
   Осторожно постучал.
   Ждала? Не ждала? Но открыла сразу.
   "Да тише, ты..."
   Попросила полушепотом. Или приказала?
   В маленькой комнатке, в тусклом свете уличных фонарей, в цветной пижаме, Рита выглядела возбуждающе. Однако подруга, несмотря на юный возраст, предупредила:
   "Только без глупостей!"
   И спокойно вернулась в кровать.
   Алекс скинул одежду и через несколько секунд присосался к выпуклым губам. Рита ответила. Дальше - пижама. Никакого сопротивления, типа...
   "Не надо, мама услышит!"
   Рита подняла руки, "любовник" стащил верхнюю одежду... девушка - а ни полслова!
   Алекс не сомневался, что под бельем скрывается девичья краса, но не таких же размеров!? Атласная, упругая кожа, темно-коричневые огромные соски. Возможно, именно так выглядели первые женщины на Земле.
   Парень застонал и поцеловал правую, затем левую грудь - Рита... никакого движения. Язык, ложбинка промеж девичьей красы, соски - все смешалось в бешеном ритме. Алекс задыхался, Алекс - на грани. Возбуждение зашкаливает.
   Рука, на автомате, потянулась к пижаме...
   "Это мое!"
   Парень не сомневался - второго не дано. Зацепил пальцами резинку...
   "Там... там такие ноги!"
   Приметил, не мог не приметить, еще на танцах.
   "Не надо..."
   Обычно, таким голосом в автобусе просят передать деньги за проезд. Вежливо и безотказно.
   Алекс понял...
   "Легкой победы не будет!"
   Не тот вариант.
   Поцеловал упругий живот, искупался в грудях - ноль!
   "Не надо..."
   Все удовольствия, в неограниченном размере, только до пояса.
   Алекс не сдается - прекрасный повод под руками.
   "Милая... любимая..."
   "Не надо!"
   Всякий раз трезвым голосом отшивала Рита.
   Алексу бы встать, одеться и вернуться на плохо освещенную улицу. Но... оторваться от атласной, упругой, длинноногой красы не было сил. В промежутках между атаками, тяжело дыша, откидывался на подушку.
   "Все... с меня хватит!"
   Злился, но не вслух... и опять целовал, гладил, массировал груди - играл сосками.
   "Не надо..."
   Как заведенная, повторяла красавица.
   Светало - на пижаме нарисовались цветочки.
   "Но ягодок сегодня не будет!"
   В этом Алекс не сомневался. Однако... не все сразу.
   "Сходим в кино?"
   Ради такого счастья ничего не жалко!
   "Что идет?.."
   Рита оставляет надежду на успех в сомнительном деле.
   ""Полет над гнездом кукушки" - режиссера Формана"
   Девушка откровенно зевнула, раскинув руки в стороны.
   "Только на семь часов!"
   Очередной приказ.
   Алекс на полусогнутых (перевозбудился), с первыми лучиками солнца, немного постанывая, улегся в родную кровать.
   "Вот, зараза!"
   Прокрутила "динамо", но... еще не вечер.
   ................
   Без пятнадцати семь, кавалер занял позицию у входа в фойе кинотеатра. В кармане - два билета на последний ряд.
   "Мы еще посмотрим..."
   И не только кино. Что ни говори, а подруга - шикарная!
   Через пять минут идет, но не одна. Рядом, энергично жестикулируя, шагает дама. Уверенная походка, строгий взгляд.
   "Это Алекс!"
   Рита представила кавалера.
   Темные глаза цепко, резко скользнули по лицу.
   "Завтра в школу!"
   Не предупредила... приказала.
   Та же походка, те же глаза, но над верхней губой...
   "Такие усы!"
   Парня передернуло. Может, кому и нравится обилие женской растительности, но только не Алексу.
   Заняли центральные места под кабиной киномеханика. Погас свет, на экране забегали по больничным палатам белые человечки. Фильм - классный, оскароносный, но неделю назад Алекс уже видел - после бокала пива, с друзьями, во Львове.
   Рядом, локоть к локтю - столь желанный объект, но что-то сломалось, лопнуло. Боковым зрением, скосив глаза, осмотрел Риту. Полные груди распирают джинсовую курточку, строгий, с небольшой горбинкой, нос, над верхней губой - легкий пушок.
   Непроизвольно, отодвинулся...
   "Где были мои глаза?"
   Где-где... на полушариях!
   Только сейчас осознал смысл поговорки:
   "У мужика мозги находятся на конце члена!"
   Грубо, но справедливо.
   На экране Джек Николсон упорно доказывал, что не идиот, но Алекс...
   "Сейчас приду"
   Встал и занял кресло в местном буфете.
   "Кофе, пожалуйста!"
   Рассуждая о странностях жизни, угробил полчаса.
   Экран погас, народ, обсуждая шедевр, потянулся на выход.
   ............
   До дверей, оправдываясь...
   "Завтра на учебу, электричка в шесть утра!"
   Не провожал. Расстались около пятиэтажки без поцелуев.
   Через пару лет, Алекс мельком, узнал... Рита рано вышла замуж, родила дочь.
   ...........................................................................
   Весна-лето, 2014-го года. Город Дубно, Ровенская область.
   Сейчас другое "кино". По экрану бегают зеленые, в масках, человечки и, убивая друг друга, уверенны в своей правоте.
   Под Волновахой расстреляна колонна молодых, необученных солдатиков, на Донбассе "Стрела" уничтожила "ИЛ-18" - более шестидесяти десантников обрели вечный покой. Через месяц сбили пассажирский "Боинг" - погибло, без малого, триста ни в чем не виновных людей. В том числе - женщины, дети.
   "Это российские террористы!"
   Безапелляционно утверждают украинские СМИ - средства массовой информации.
   "Требуем международного расследования!"
   Протестуют кремлевские телеканалы.
   Алекс мечется...
   "Товарищи-афганцы воюют по обе стороны..."
   Как два берега - одной реки.
   "Что делать?"
   Вечный вопрос. На диване страдать - не в силах.
   В Интернете, в разгаре, агит-кампания. Чего стоят одни заголовки:
   "Сепаратисты-террористы захватили заложников!"
   Дальше - еще круче...
   "На трассе расстреляли семью бизнесмена!"
   Журналисты, проигравшие начало информационной войны, пытаются, и не без успеха, наверстать упущенное...
   ""Градами" уничтожено несколько жилых домов,
   есть жертвы среди мирных жителей!"
   Усидеть, среди потока невинной крови и страдания соотечественников, - невозможно! Тем более, что АТО (антитеррористическая операция) в самом разгаре. Освобождены: Мариуполь, Славянск, украинская армия на подходе к Донецку.
   "С такими темпами можно и пролететь!"
   Вероятно, и без Алекса справятся.
   На освобожденных территориях олигархи набирают батальоны добровольцев. Интернет забит объявлениями:
   "Батальону "Донбасс" требуются наводчики,
   инструктора по боевой подготовке"
   Алекс записал телефон. Мужику не двадцать лет, но опыт - в наличии. Знает, что многие погибают по собственной глупости и преступной халатности командиров! Однако оправдания...
   "Украина последние двадцать лет ни с кем не воевала!"
   Не проходят.
   Последней каплей в споре: "Быть или не быть?!" стал агитационный кремлевский ролик о великих и благородных освободителях из северного Кавказа. Чеченцы, осетины прыгали под национальную музыку, потрясая оружием. Всего несколько лет назад, с чувством выполненного долга, резали, сажали на цепь граждан России, а сейчас донецкие жители обсыпают цветами.
   Ветеран задумался...
   "Это что... всеобщее помешательство?!"
   Мусульманин никогда не станет другом "нечистого" - по "уставу" не положено. Алекс - в курсе, от звонка до звонка, двадцать один месяц "оттащил" в Афгане.
   Но есть одно, существенное, препятствие - здоровье! В регулярную часть не прорваться, однако по силам стать добровольцем-инструктором. Преступно бродить по тихим улицам, рассуждая, осуждая непрофессиональные приказы командования.
   "А сам то, что сделал?"
   Для сохранения жизни молодых бойцов. Это не красивые слова - это образ жизни.
   "Каждому - свое!"
   Написано на воротах лагеря смерти. Цинично, но верно...
   Перед поездкой необходимо убрать "хвосты". В течение десяти дней прошел курс лечения в киевском госпитале воинов-интернационалистов - необходимое условия при прохождении очередной "мсэковской" комиссии. Война - войной, но и о семье надо позаботиться. Добровольцев кормят, поят, но с оформлением - большие проблемы. На компенсацию, в случае летального исхода, надеяться нечего. Вербовщика не интересует паспорт, как и справка о здоровье, но если загнешься...
   "Никто не узнает, где могилка твоя..."
   А так - вдове остаются льготы и пятьдесят процентов пенсии.
   Формальности позади, Алекс набирает номер...
   "Абонент не отвечает"
   Сегодня робот на приеме.
   Второй номер...
   "Абонент не отвечает"
   Программа работает, вербовка - "спит".
   Алекс звонит Косте - товарищ по интересам.
   "Мы выезжаем в воскресенье, в батальон "Азов"!"
   Алекс обрадовался, что-то намечается. В памяти всплыл интернет-ролик:
   "Спецбатальон МВД "Азов" освобождает Мариуполь"
   На мониторе картинка...
   Через дорогу перебегает гранатометчик, занимает позицию и...
   "Бах!"
   Заряд полетел в невидимую цель.
   Далее еще веселее...
   На обшитом броней "КамАЗе" парень в панаме выпускает несколько очередей из крупнокалиберного пулемета "Утес". Закончив стрельбу, боец выплясывает "рок ин рол".
   Следующая картинка...
   Бойцы приволакивают, на полусогнутых, молодого парня. Диктор комментирует:
   "Взяли в плен сепаратиста!"
   Ролик впечатляет, но все-таки...
   "Почему "Азов"?"
   Спрашивает у Кости.
   "Посоветовали, как наиболее дисциплинированное подразделение"
   А где порядок, там больше шансов выжить.
   "Позвони старшему... найди место!"
   Алекс не просит, умоляет.
   "Хорошо, завтра отвечу!"
   Обнадежил.
   До потенциальной отправки еще два дня.
   Достал из кладовки старый, мейд ин СССР, выгоревший рюкзак - заранее купил по Интернету. Отложил необходимые, на первый случай, походные вещи. Отдельно, в небольшой сумочке, - гигиена. Осталось дождаться звонка.
   Время проводил на "Островке" - тихо и безлюдно. Вода по кругу, смешанный лес, непроходимые кусты.
   Ночь прошла без сновидений и постельных выкрутасов.
   После обеда звонок:
   "Завтра, в три дня - у тебя"
   Коротко, ясно. А как же...
   "Волнение, давление, учащенный пульс?!"
   Глупости... дело добровольное - назад дороги нет. Твое решение - твои проблемы.
   Жене показал, где лежит страховка на двадцать пять тысяч. Вызвал сына...
   "Два романа не изданы - вот телефон.
   В случае чего, свяжешься - помогут.
   Для оплаты используешь страховку"
   Шаг "в никуда" близкие восприняли буднично - спокойно и без истерики. Отец давно умер, мать проживает отдельно. Алекс придерживается правила:
   "Меньше знаешь - лучше спишь!"
   Поездку не рекламировал.
   Аккуратно уложил в сумку-холодильник (лето в разгаре): бутерброды, сало, картофель в "мундирах", фруктовый компот - походный вариант, ничего лишнего. Приготовил трехместную итальянскую палатку, надувной матрас, коврик-каримат. Алекс - дитя природы, ежегодно отдыхает на море или озере.
   В коробку сложил пять сборников - "25 лет выводу войск из ДРА". Всего: двадцать книг. Литература - не только визитная карточка... познавательно для мозгов и полезно для здоровья.
   Вечер, ночь - объятия, поцелуи, но не прощание - это не Афган, граница не на замке.
   ...............
   Шестое июля.
   "Присели на дорожку!"
   Так положено... жена вздохнула, промолчала. Только необычайно-бледное лицо выдавало волнение.
   Сын помог с вещами. Лифт плавно доставил на первый этаж.
   "Небольшая командировка, не более!"
   Мысли не вслух.
   В три дня у подъезда припарковался желтый "Кадик".
   "Привет! Здоров!"
   За рулем - хозяин машины, Мишаня. Крепкий, упитанный от природы, парень. Розовые, пухлые щечки, голубые глаза, лысая башка. Из салона выскочил Костя - среднего роста, спортивного телосложения, русая бородка - "а ля Ильич".
   Костя занес рюкзак в багажник.
   "Но палатку брать не стоит!"
   Советует.
   "А матрас?"
   Земля холодная, пригодится.
   "Грузи!"
   Немного подумал...
   "И палатку - тоже, места валом!"
   "Ситроен" - полугрузовой, экономный (пять литров на сто километров) аппарат. Что-то типа "минивема", с обрезанным, высоким салоном-багажником.
   Алекс потащил сумку с продуктами, спальный коврик.
   "Не бойся, не раздавишь!"
   Мишаня руководит погрузкой, укладкой. Через пару минут...
   "Все, пора... отчаливаем!"
   До свидания, дом родной.
   Поцеловал жену, прижал сына.
   "Все будет в норме, устроюсь - позвоню!"
   Костя - впереди, с водителем, Алекс - на заднем сиденье.
   Машина мягко тронулась, зашуршала резина.
   Скорее всего, супруга, глазами, провожала машину до поворота, но кормилец, ни разу не оглянулся. Не до нюансов, с гражданкой покончено, необходимо, если хочешь выжить, настроиться на войну.
   "Заедем ко мне, необходимо догрузиться..."
   Мишаня притормозил у горисполкома и повернул направо.
   Небольшой, одноэтажный дом. За забором - несколько фруктовых деревьев, цветочки.
   Через десять минут багажник забит по крышу - рюкзаки, одеяла, ящики с тушенкой.
   "Почему стоим?"
   Алексу не терпится оторваться от родных пенатов.
   "Должны бронники подвезти..."
   Солнце в разгаре, асфальт плавится. По погоде и форма одежды - шорты, футболки, рубашка с коротким рукавом.
   Вскоре подъехал "бус" белого цвета. Из кабины выпрыгивают Володя, Оксана (семейная пара), Андрей и Игорь-журналист.
   "Слава Украине! Героям слава!"
   Волонтеры, из "Правого сектора", привезли "бронники", мейд ин Германия - гуманитарка от Бундесвера.
   "По две четыреста отдали за каждый!"
   Володя с супругой собирают добровольные пожертвования на нужды батальонов. Алексу подошел размер "М", приподнял...
   "Мама родная... килограмм под тридцать!"
   В Афгане воевали в одном "хэбэ", а то и в "сеточке" на голое тело. Недоумевает....
   "Как перебегать, уклоняться?"
   Мишаня советует:
   "А ты "фартук" сними, но тогда за яйца сам отвечаешь! Хи-хи!"
   Бронежилет солидный, с передком и шеей, но тяжелый.
   Подошел журналист.
   "Ребята, сделаем фото на память!"
   Настроил фотоаппарат.
   "Да нафига оно надо?!"
   Костя работал в охранных структурах, светиться не привык.
   Но здесь вмешалась Оксана:
   "А как нам отчитаться за собранные деньги?"
   Против такого аргумента не попрешь.
   "Ладно, встали..."
   Журналист заулыбался.
   "Щелк!"
   Сейчас можно и в путь.
   Один бронник Костя кинул себе под ноги, остальные запихнули между ящиками с тушенкой и кузовом.
   "Ну... все, до встречи!"
   Обнялись, но не прощались - плохая примета.
   Мишаня завел движок, выехал на трассу. У калитки... мать, отец, жена махнули рукой.
   Алекс - почти счастлив, конец раздвоению личности - выбор сделан. Позади... "быть или не быть", впереди...
   "Еще надо доехать!"
   А там будет видно.
   Дорога неплохая - на "Евро-2012" готовили, так что через полчаса припарковались возле "Континента" - мега-маркет на окраине Ровно. Со словами:
   "Необходимо купить каримат и фонарик"
   Мишаня и Костя скрылись за автоматическими стеклянными дверями. Алекс - за часового.
   Дорога дальняя, поэтому спустился с пригорка и очистил мочевой пузырь. Рядом - луг, пшеничное поле, на горизонте - лес. Тихо и жарко, только шум проезжающих по трассе машин нарушает идиллию.
   Через полчаса - в центральной части города. В районе автовокзала Мишаня притормозил...
   У обочины ждал помятый, бледный мужик, с армейским ранцем в руке.
   "Привет! Привет!"
   "Серега! Алекс!"
   Познакомились.
   Мужик не первой, даже не второй свежести, но общительный.
   "Хорошо, что вчера водку не пил!"
   А никто и не интересовался...
   "Целый день пивком догонялся!"
   Оно и видно - мешки под глазами.
   Алексу пришлось потесниться - салон высокий, но не широкий.
   Серега достает пачку документов, вернее - несколько листов четвертого формата, прошитые стиплером.
   "Обвинительный акт!"
   С неприкрытой гордостью передал ветерану.
   Если коротко...
   "У такого и такого-то, при переходе грузино-российской
   границы, при досмотре обнаружена снайперская книжка..."
   Это серьезно...
   Но далее - непонятка. После нескольких месяцев в КПЗ - приговор:
   "Условно, с поселением на год!"
   Что-то в этом роде.
   "Ну, ты и везунчик!"
   Алекс, искренне, не понимает...
   "Почему такой никакой срок?!"
   "Я сам в шоке!"
   Серега заулыбался. Нормальные крепкие зубы, с желтоватым налетом от сигарет.
   "Однажды, вышли на задание..."
   Парень ходил из Грузии в Абхазию в составе диверсионной группы.
   "Как накрыли минами! Думаю... хана!
   Со всех сторон фонтаны земли, камней, свист осколков...
   Вот... смотри!"
   Снайпер задрал выше колен штанину.
   "Как шарахнуло... куска мяса, как не бывало!"
   На самом деле... у самого колена - вмятина.
   "И нога уцелела?!"
   Алекс не перестает удивляться. Что такое ранение, знает по собственному опыту.
   "Тогда много наших полегло, мне повезло - выполз!"
   "Живучий... это неплохо!"
   Вывод не вслух.
   До Киева домчались в моменте.
   "И кто это уродство разрешил строить?"
   Невдалеке, среди жилых домов, торчит не поймешь что - гибрид византийской церкви и мечети.
   "Какая гадость!"
   Костя явно нервничал...
   Через час вырвались на оперативный простор.
   "Поедем по одесскому автобану!
   Лучше сделать небольшой крюк, чем прыгать на ямах!"
   Мишаня - в курсе. Гонял из Западной Европы бэушные тачки по всей Украине.
   Ты - хозяин, тебе виднее! Коллективу, что надо? Доехать!
   "Посцать бы не мешало, и перекусить пора"
   Серега зевнул на весь рот.
   "Недалеко "АЗС", с туалетом"
   Повезло с водилой - трассу знает не хуже путеводителя.
   И точно, через пять минут Миша припарковался возле магазина у заправки. Стандартная стекляшка с автоматическим входом.
   "Пожалуйста, два чая и кофе!"
   Алекс сделал заказ. Серега отказался, сигарета - превыше всего!
   Белокурая девушка предъявила счет.
   "С вас - сорок пять гривен!"
   "Ни фига себе!?"
   Не вслух возмутился Алекс. Тем не менее...
   "Прошу!"
   Рассчитался.
   Продавец поставила на стойку три пластиковых высоких стакана с кипятком и кивнула налево.
   "Там чай, кофе..."
   Не смотря на то, что добровольцы - единственные клиенты, в магазине - самообслуживание.
   "Сорок пять гриваков!"
   Алекс никак не успокоится. С такими ценами необходимо экономить...
   От дома оторвал, на всякий "пожарный", пятьсот гривен.
   "Ничего, учтем на будущее..."
   Пытается себя успокоить. Придумал отмазку...
   "Стаканы крепкие, фирменные, еще пригодятся!"
   ............
   Наступили сумерки. Чем дальше от столицы, тем меньше машин. Мишаня включил магнитолу, настроил на попсу и объяснил:
   "На меня музыка действует, как допинг!"
   "А не заснешь? Может, сменить?"
   Алекс не то, чтобы переживает, но Костя тоже неплохой водитель.
   "Не проблема! С юга Франции машины, в одиночку, перегонял"
   Успокоил.
   После многочисленных пригорков дорога выровнялась, но по качеству... далеко не автобан. Из-за ямочных ремонтов одну полосу, довольно часто, перекрывали. Приходилось сбрасывать скорость и тащиться за попутной колымагой. Мишаня - водила осторожный, на авантюру не пойдет. Но где просвет, давит на газ, и "тачка" - на просторе.
   "Спокойно, мужики... доедем!"
   А никто и не сомневался.
   За окном - глубокая ночь, машины исчезли. Изредка проскочит по встречной полосе легковушка.
   "Пора и отдохнуть... часик, второй"
   Водитель свернул к ближайшей заправке и припарковался у стены магазина.
   Серега выскочил на перекур, Алекс - размять затекшие ноги. Через десять минут дружно откинулись на сиденьях. Вскоре Серега засопел, засвистел - дыхание неровное, хриплое. Курильщик... что с него возьмешь?
   Алекс мостился, мостился, но...
   "Куда деть ноги?"
   Справа - свистящий Серега, впереди - водительское сиденье. Вдобавок, снайпер уткнулся головой в боковое стекло и на автомате вытянул ноги на чужую территорию.
   Алекс - товарища в беде не бросит, и будить не собирался. Один черт, не уснуть, но расслабиться можно - лег на спину, уперся в потолок ногами, закрыл глаза.
   В Афгане - случалось всякое, разное. И на земле - под тентом, и на крыше блиндажа - под бушлатом. Одна существенная разница... в ДРА - по приказу, сейчас - добровольно.
   Голые ноги замерзли - натянул бундесверовскую парку. Возможно, задремал, но о семье старался не думать - лишнее.
   Когда открыл глаза, за стеклом светало. На стоянке захлопали дверки, из машин, потягиваясь, разминаясь на ходу, потянулись в магазин водители.
   Алекс, осторожно, выполз из салона. Кое-как сполоснул в туалете лицо, пальцем почистил зубы (паста, мыло - в багажнике), вернулся.
   У "кадика" потягивался Мишаня, Серега достал очередную сигарету.
   "Через десять минут выезжаем!"
   Если коротко... сбегали в туалет - и вперед. Чем меньше остановок, тем ближе цель.
   Мягко завелся мотор, зашуршал асфальт.
   С каждой сотней пролетевших километров меняется пейзаж. Леса и сплошные придорожные посадки сменили редкие деревья и кустарник.
   За Одессой, в очередной раз, перекусили. И было чем! Костя захватил пару килограмм тушеного мяса, Мишаня - овощи, бочок, Серега...
   "Лично запекал!"
   Свинячью ногу. Алекс - картофель в мундирах, вареные яйца, зелень. И самый популярный походный продукт - сало!
   Отсутствием аппетита никто не страдал. Дружно нарезали, поели, запили. Затем убрали остатки продуктов, и в путь!
   Не дорога, а сплошная скука... за окном сплошные, до горизонта, поля. Пшеница, подсолнечник, кукуруза. Иногда плантации карликовых плодовых деревьев. Смотреть не на что. Серега опять вздремнул...
   Чем дальше в степь, тем меньше селений. Дома небольшие, двор утопает в винограднике. Людей почти не видно... как вымерло. Неважная дорога, редкие машины, однообразные поля - вот и вся картина.
   "Мишаня, и как ты умудрялся в одиночку
   мотать тысячи километров?"
   Алекс пытается расшевелить экипаж.
   "Никаких проблем! Кофе, сигарета, музыка!"
   "Без напарника не скучно?"
   "Не люблю дорожные разговоры"
   Намек...
   "Меньше болтаешь - дальше заедешь?!"
   Но если Серега и Алекс, вспоминая "подвиги" давно минувших дней, почти беспрерывно болтали, то Костя, надвинув бейсболку на глаза, делал вид, что задремал. Все слышал, однако в разговор не вступал. Изредка, ворочаясь с боку на бок, вздыхал, ворчал.
   После обеда в придорожном кемпинге, - несколько деревянных беседок, дорожки, туалет, - провели небольшое оперативное совещание. Костя в это время бродил вдоль дороги.
   "В Афгане наиболее успешно действовали "тройки" -
   снайпер, гранатометчик, стрелок-помощник", -
   Алекс высказал свое предложение.
   Затем добавил:
   "Что-то случилось с Костей... может, нервы подводят,
   или заболел?"
   Всю дорогу предлагали:
   "Прими пару таблеток, полегчает!"
   Упорно отказывался. В чужую душу не влезешь, но поведение - не адекватное.
   "Короче, так: Серега - снайпер, Мишаня - гранатометчик,
   Алекс - автоматчик, на подхвате"
   На том и закрыли совещание. Костя остался сам по себе. На войне не до нежностей - упал, пробежка, очередь, упал.
   Так и мчались по бескрайней степи. "Тройка" болтала, Костя изредка, часто невпопад, ворчал.
   Миша пояснил цель поездки.
   "Я в армии не служил, поэтому без справки в ментовку не возьмут!"
   Серега вообще не стеснялся, не впервой стрелять.
   "А что дома ловить? Война не только убивает, но и кормит!"
   Костя оживился и презрительно, не поворачивая головы, рявкнул:
   "Мародерствовать?!"
   Разговор принимал агрессивный характер, поэтому вмешался Алекс...
   "Трофеи..."
   Поправил Костю, и добавил:
   "В Афгане брали все, что "плохо" лежит. И наше, и не наше...
   Но сейчас еду не за деньгами - по велению сердца!"
   Сказано спокойно, без патетики.
   Костя разрядил обстановку...
   "У меня есть деньги, но нет покоя!
   На диване не вылежу"
   Теперь понятно, почему поведение довольно странное.
   "Умирать, когда "клад" под подушкой, кому охота!"
   Но выбор сделан, причем - добровольно.
   ...............
   Перед Николаевом - первый блокпост. Несколько бетонных блоков, на обочине - хибара с желто-голубым флагом. Из мешков с песком сложили пулеметное гнездо. Рядом - старенький "БТР-шестидесятка".
   "Слава Украине!"
   Мишаня поздоровался с бойцом.
   Парень заулыбался...
   "Героям - слава!"
   Универсальный пароль времен "Евро-Майдана".
   Проехали без проблем, бойцы по номерам определяли - кто и откуда. Служба у ребят - далеко не мед. В любую погоду - на посту. А времена - лихие, "неадеквата" на дорогах в избытке.
   Чем ближе к Донбассу, тем больше солдат. На перекрестках - блокпосты, бронетехника, минометные расчеты. Внутреннее напряжение не покидало, но страх заключался только в одном...
   "Нам бы доехать!"
   Не дай, Бог... какие придурки перехватят. Оружия в салоне не было, но достаточно бронежилетов и западных номеров.
   Зазвонил телефон, Миша поднял трубку.
   "Привет, подъезжаем... да... понял... пока!"
   Заулыбался.
   "Хочу вас обрадовать - "Азов" базируется в бывшей
   резиденции Януковича, в Урзуфе!"
   То есть - комфорт обеспечен. Пассажиры оживились...
   "Класс!"
   Изрек Серега и предложил:
   "Надо перекусить, поссать! Кто его знает, как встретят!"
   Резонно. Свернули на проселочную дорогу.
   После обеда, на скорую руку, Мишаня включил джипиэс-навигатор.
   "Сейчас поворот налево!"
   Машина ушла с трассы. Через какой-то небольшой городок выехали на проселочную дорогу.
   "Еще с тридцать километров..."
   Обнадежил водитель. Но тряслись - не меньше часа. Не дорога, а одно название. Не так мешали машины (редкий случай), как "засады" - в виде ям и кочек.
   "И это дорога на курорт?!"
   Возмутился Мишаня и сбросил газ.
   На горизонте - частный сектор, поселок Урзуф.
   "Вот мы и "дома"!"
   Немного волнуясь, пошутил Алекс.
   ...........................................................................................
   Урзуф.
   День первый. Седьмое июля, 2014-й год.
   Позади... тысяча триста тридцать километров (спидометр не врет), за спиной... двадцать три часа - с перерывами на сон, покушать, перекурить. Впереди - металлические высокие ворота.
   "Приехали, сейчас узнаю, где Вася..."
   По идее, добровольцев ждали. По крайней мере, так планировалось.
   "Эй, охрана!"
   Над воротами, в будке, показалась голова в каске.
   "Где третья сотня?"
   Часовой пожал плечами. Можно понять...
   "А кто мы такие?"
   Мишаня звонит...
   "Да... понял... едем..."
   Объяснил:
   "Они дальше, в доме отдыха "Горняк""
   Завел мотор, тронулись. Недалеко, метров за сто, арматурные ворота, без замка. На бетонном столбе - вывеска "Горняк".
   "Сейчас точно на месте"
   Миша поставил машину на ручник, открыл ворота.
   Проехали по тенистой аллее, и припарковались у двухэтажного корпуса. Вышли, размяли ноги. Серега закурил. Солнце в зените.
   "Эх, искупаться бы!"
   Серега потянулся. Урзуф - курортный поселок, расположенный на берегу Азовского моря.
   "Сначала устроимся"
   Миша вытер пот. Мужики, потягиваясь, осмотрелись...
   Довольно уютно. Вокруг заасфальтированной площадки - три двухэтажных корпуса, под окнами - елки, березы, тополя. Между деревьями - бельевые веревки. На ветру качается белье. Кругом - деревянные, выгнутые лавочки. Тихо, спокойно.
   Из правого корпуса, спускаясь по бетонным ступенькам, высокий, упитанный боец крикнул:
   "Слава Украине!"
   "Героям - слава!"
   Стандартный ответ.
   Алекс узнал парня...
   "Мой сосед, живет в следующем доме!"
   Пошел навстречу. Приятно встретить земляка за тысячу километров. Но на самом деле...
   "Я ничего не знаю, никто не звонил!"
   Вася - рядовой доброволец. Полный ноль.
   Костя набирает номер...
   "Никто не отвечает!"
   А обещали...
   "Встретят, накормят, устроят!"
   Миша настаивает:
   "Еще позвони!"
   "Какой смысл? Не берут "трубу"!"
   Костя опустил руки. Не боец, а одно расстройство. Его подвели, он подвел.
   "Назад никто не поедет!"
   Жестко рявкнул Алекс.
   "Батальонов валом, пристроимся!"
   Тысяча триста километров за плечами. Да и не в кайф, через день...
   "Вот мой дом родной!"
   Вопрос о возврате даже не поднимался.
   Миша берет инициативу в свои руки, набирает номер.
   "Я Вам звонил... да... договаривались... сколько? Четверо..."
   Затем, объясняет:
   "Две недели назад связывался с киевским вербовщиком из
   "Азова", сейчас перезвонят комбату"
   На горизонте замаячила перспектива.
   Серега в курилке развлекает бойцов.
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Одним словом, не скучает.
   Внезапно ребята притихли...
   "Комбат... комбат..."
   Шепотом.
   По аллее, в сопровождении бородатого, с "АКСом" в руке, мужика, уверенно приближался невысокий, коренастый, сорокалетний мужчина. На бедре пристегнута кобура с "ПМ" - девятимиллиметровый пистолет Макарова.
   "Это он зря..."
   Профессионально заметил Серега.
   "Если долго носить, натирает"
   Сигарету бросил в урну.
   "Как дела, бойцы? Нормально?.."
   Фразы отрывистые, взгляд уверенный.
   "Кто тут у нас?.."
   Кивнул Алексу.
   "Афганистан, охрана перевала"
   Не без волнения, доложил Алекс. Мужик, с виду, прирожденный командир. Все в его руках.
   "Когда служил?"
   Толковый вопрос.
   "Восемьдесят второй - восемьдесят четвертый!"
   Четко ответил Алекс.
   "Первая волна..."
   Со знанием дела, повернув голову к бородатому, заметил комбат. Чем окончательно завоевал доверие "афганца".
   "С какого года?"
   Неприятный вопрос.
   "С пятьдесят девятого..."
   Нехотя ответил Алекс.
   "На десять лет старше!"
   Опять, обращаясь к бородатому, заметил комбат.
   Чтобы смягчить возраст, Алекс добавил:
   "Чемпион города по теннису!"
   "Здесь другие игры..."
   Негромко произнес командир.
   "Это я о физухе!"
   Оправдывается Алекс, и раскрыл, как аргумент, военный билет.
   "Это не обязательно!"
   Отмахнулся комбат, но ветеран настаивает...
   "Дата, ранение, награды - в наличии"
   "Хорошо!"
   Комбат развернулся и пошел в противоположную сторону. Бородатый, как привязанный.
   Командир ушел, но вопросы остались...
   "Откуда такое пренебрежение к документам?"
   Когда собирались, Костя наказал:
   "При себе иметь паспорт и две фотографии!"
   Алекс, как ветеран войны, захватил еще и военный билет.
   "Возможно, достаточно рекомендации от "Правого сектора"?"
   Успокаивает сам себя, но все равно... не порядок.
   "А что за мужик пришел с комбатом?"
   Спросил Серега.
   "Сотник, псевдо - Палий"
   Выходит, беседовали с непосредственным руководящим составом.
   ...............
   Среди бойцов выделялись два парня - усатый шатен и блондин с небольшой русой бородкой. Среднего роста - плотные, спортивные. Держались отдельно, больше командовали, чем общались.
   "Кто такие?"
   Заинтересовался Костя.
   "Четник Вий и его зам - Зверобой"
   Просветил Вася. В переводе... взводный и заместитель.
   ...........
   Ребята стоят под деревом, ждут. Подходит Вий...
   "Пока занимайте две комнаты - восьмую и тринадцатую.
   Но, возможно, вас перекинут в другое место!"
   Добровольцы, по ступенькам, зашли в коридор.
   "Я и Костя - в двухместной!"
   Выбрал напарника Мишаня.
   "Как хочешь..."
   Алексу одинаково.
   Перед багажником, на "ровном месте", Костя заводится...
   "Щуряка, иди отсюда!"
   Серега пытается товарищу помочь, но там, где не просят. Вдобавок...
   "Зачем орать?"
   Возмущается.
   "Ты что... давно не летал?!"
   Костя не прав, но это нервы.
   Обошлось без рукоприкладства, однако осадок остался.
   Быстро перенесли рюкзаки и питание в комнаты - палатку не трогали.
   Миша занес ящик тушенки на кухню - та же комната, с электроплиткой и холодильником, но без кроватей. Затем подошел к парням на лавочке...
   "Есть пять комплектов формы, но черная"
   Пошили под заказ.
   Бородатый мужик тут же заинтересовался.
   "А на меня - есть?"
   Дядя - довольно крупный.
   Миша вытянул из пачки самый большой размер.
   "Иди, меряй"
   Затем раздал блок сигарет.
   "Курите, не кашляйте!"
   Пошутил.
   Через пять минут выскочил, улыбающийся, мужик.
   "Как по мне шили!"
   И объяснил:
   "Я - фермер... приехали ребята и забрали,
   в чем был, прямо с поля!"
   "Носи на здоровье!"
   Улыбнулся Мишаня, и подошел к четнику.
   "Друже Вий, после долгой дороги не мешает искупаться"
   Пропотели насквозь.
   "Добро, но оставьте номер сотового дежурному!"
   После паузы предупредил:
   "В одиночку у нас не принято выходить за территорию,
   только небольшими группами - двое-трое"
   Перестраховка. Земля числится за Украиной, но осторожность не помешает.
   "Мы в темпе!"
   Заверил Костя.
   Петляя по переулкам, через небольшой тоннель (ориентировались по курортникам), вышли на пляж.
   Безветренная погода, море спокойное... значит, чистое. На дне, среди песка, камешки, изредка качаются небольшие медузы, рыбок - не видно. Это не центральный пляж, малолюдно: в основном, молодые женщины с детками. Азовское море не глубокое, берег пологий, пляж песчаный, глубина начинается за сто метров - все условия для семейного отдыха.
   Окунулись в теплую воду...
   "Прекрасно! Чудненько!"
   Мишаня лег на спину, Алекс поплыл вдаль. Серега (плавки, что трусняк, во все стороны равны) зафыркал у берега. На левом плече - выцветшая наколка, череп с костями. Костя за дежурного - у телефона.
   "А вдруг - вызов?"
   Положение шаткое, расслабляться не стоит.
   Через десять минут вышли на берег, Костя поплыл.
   "Какой класс!"
   Мишаня подставил лицо под теплые солнечные лучи. Алекс не любит загорать, организм требует движений, но уходить далеко не стоит, поэтому крутился в радиусе двадцати метров.
   Костя, отмахав сотку, заложив руки за голову, замер, как статуя, на песке - греется. А что еще надо? Чайки над головой, детки роются у воды, мамы балуются пивком.
   И вдруг, среди идиллии...
   "Твою мать!.."
   Часовые выясняют отношения.
   Как раз над пляжем, в двадцати метрах, нависает база "Азова".
   "Клац! Клац!"
   Бойцы, от нечего делать, дергают затворы автоматов.
   Костя посмотрел, поморщился, но промолчал.
   "Ребята, фото на память - первый день!"
   Серега за фотографа. Щелк, и готово! Картина - "Три богатыря на Азовском побережье".
   Здесь звонок...
   "Срочно на базу!"
   Схватили шорты, и бегом в дом отдыха.
   "Палий ждет на даче!"
   Приказал Вий, и предупредил:
   "В шортах не принято, переоденьтесь!"
   Алекс не сомневается - идем на собеседование. Впереди - последний и решающий экзамен. Вий - в сопровождении. Серьезный парень, улыбки не дождешься.
   Протопали по аллее метров с пятьдесят. Затем, через кованую калитку, вышли на улицу. Еще столько же, и уперлись в металлические, глухие ворота с калиткой. Сотник нажал на сигнальную кнопку.
   "Кто?"
   "Вий!"
   Ответил четник.
   Загремел засов, и добровольцы, перешагнув через порог, оказались на территории бывшей резиденции Януковича.
   Перед глазами - гектар ухоженной, обустроенной приморской земли. Особо не рассматривали, не до того, но не заметить бунгало под металло-черепицей, плитку на дорожках, уютные беседки с часовыми - не реально.
   На газонах, раскинув лапы, зеленеют декоративные елки, туи. Все деревья, внатяжку, подвязаны шнуром, возможно, от штормового ветра.
   Петляя вслед за четником, подошли к двухэтажному дому.
   "Стойте здесь!"
   Вий скрылся за дверью.
   Через минуту на пороге показался сотник Палий. Мужик, на вид, серьезный... широкие плечи, мощная грудь. Но "визитка" - борода. Русая, аккуратно подстриженная - азовский Хемингуэй, в молодые годы.
   "Будем знакомиться по порядку!"
   Подошел к Мишане.
   "Это резюме!"
   Доброволец передал отпечатанные листы четвертого формата.
   "Юрист..."
   Палий бегло просмотрел биографию.
   "Да, но по специальности не работал"
   Импортные тачки гонял...
   "Ты можешь подготовить, но кратко,
   правила поведения бойца при проверке транспорта на дороге?"
   Затем сотник добавил...
   "Иногда наши такого напортачат...
   потом разбирайся с жалобами!"
   Мишаня дословно законы не помнит, но...
   "Сегодня свяжусь с другом, скинет по Интернету.
   Останется распечатать и раздать!"
   Верный ход.
   "Псевдо?"
   Как правило, боевики, в обращении, использовали позывные, а не имена.
   "Студент!"
   Не улыбаясь, ответил Миша.
   Палий отдал документы.
   Следующий, Серега...
   "Кто здесь у нас?.."
   Сотник посмотрел глаза в глаза.
   "Вот..."
   Кандидат-доброволец протянул справку.
   "Снайпер... еще и боевой..."
   Серега переминается с ноги на ногу, нервничает.
   Палий, неожиданно...
   "С уголовным кодексом знаком?"
   С ходу определил, что будущий борец за демократию не дружит с законом.
   "Было дело... но давно!"
   То есть, судимость сняли.
   "Псевдо?"
   "Явир!"
   Костя всю дорогу возмущался...
   "И кто тебе дал такое погоняло? Ты же вылитый щур!"
   То есть - крыса. Вытянутая мордочка, бегающие глаза... что-то общее есть, но и Костя не ангел. Поведение в дороге, мягко говоря, не ахти.
   Палий вернул бумаги. Еще шаг...
   Алекс не стал ждать наводящих вопросов.
   "Афганец, образование - высшее, экономист.
   Военная специальность - стрелок-радист.
   Медаль "За отвагу", ранение..."
   После небольшой паузы добавил:
   "Ранение - средней тяжести, без особых последствий!"
   Палий посмотрел в глаза...
   "Контузия?"
   "Легкая!"
   Жить, воевать можно.
   Документами не заинтересовался.
   "Псевдо?"
   "Саланг!"
   Сотник удивленно вскинул брови, но промолчал.
   Следующий...
   "Образование - высшее!"
   Косте не удалось скрыть волнение.
   "Что закончил?"
   Парень замялся, опустил глаза...
   "Учитель..."
   Затем добавил...
   "Физкультуры..."
   Алекс рад помочь товарищу, но как? Только мысленно...
   "Скажи... работал в охранных структурах,
   и не на последних ролях!"
   Но Костя, немного вызывающе...
   "Националист!"
   Палий выслушал внимательно, но без эмоций.
   "Псевдо?"
   "Монах!"
   Бородка соответствовала, но и на Ленина похож. Как подкалывал Алекс:
   "Да, ты - вылитый Ильич! Ха-ха!"
   По-доброму, по-товарищески.
   Палий, прищурившись, отошел на шаг.
   "И на сколько вы?"
   "До победы!"
   Костя не сомневается.
   Напоследок сотник спросил:
   "Кто может быть инструктором?"
   "Я!"
   Вызвался Алекс, и это не понты.
   ..............
   Во времена аннексии Крыма (впрочем, украинская власть не сильно сопротивлялась) ветеран Афгана пытался создать небольшой партизанский отряд. В школе, в течение двух недель, разъяснял тактику и стратегию диверсионной войны.
   ..............
   "Неплохо..."
   Подытожил Палий, и, еще раз осмотрев кандидатов, сказал-приказал:
   "За мной!"
   Через небольшой мостик (рядом бассейн, ручейки журчат) прошли метров с десять и присели в той самой беседке, что заметили с пляжа.
   Длинный стол, лавки, резные подпоры. Не броско, но со вкусом. С моря - освежающий ветерок. Неплохо...
   "Это Борман! Пулеметчик от Бога, как даст из "Утеса"...
   спасайся, кто может!"
   Палий представил худощавого, светловолосого паренька - полная противоположность реальному фельдмаршалу времен "Третьего рейха". На голове - выцветшая тропик-панама.
   "Чай, кофе?"
   Официальная часть закончилась, перешли к дружеской беседе. Психологически - очень разумно! Сотнику - плюс.
   После именного заказа приказал:
   "Борман, сообрази!"
   "Сделаем, Папик!"
   Парнишка, с улыбкой на лице, скрылся в двухэтажном доме.
   Небольшую паузу прервал Костя... прорвало, возмущается:
   "Люди на пляже отдыхают, а часовые - мат на мате!
   Мы строим европейское государство!"
   Прозвучало немного патетически, но верно.
   "Друже Монах... позволь немного просветить..."
   Сотник ответил спокойно, как бы нехотя...
   "Половина состава уже отсидела, вторая..."
   Пауза.
   "У моего брата - три ходки... а ты хочешь -
   "правовое государство""
   Поставил точки над "и".
   Костю ответ не удовлетворил, но... такова реальность. С командиром не спорят.
   Борман принес заказ, и устроился по левую руку от Алекса. Приступили к чае-кофепитию.
   Разговор плавно перешел на конкретику.
   Палий:
   "Где именно в Афгане служил?"
   "На Саланге, перевал такой, псевдо в его честь!
   А вообще-то молодняк прозывал "Дядькой" -
   В роте, по возрасту, старший!"
   Сотник заулыбался...
   "Так и окрестим - Дядька!
   А то непонятно, что за Саланг?"
   Без разницы, не важно, но вопросы остались...
   Алекс:
   "По опыту знаю...
   лучше всего информация воспринимается утром,
   занятия проводить после завтрака
   и не более, чем полтора часа"
   Выпалил без запинки.
   "Согласен, на большее организм не способен!"
   Сотник соображает, что располагает к доверию.
   "Понадобится доска - схемы чертить!"
   "Сделаем!"
   Палий держался с таким командирским достоинством, что Алекс не сомневался.
   "Условия обеспечат!"
   Постепенно компания разбилась на пары: Костя общался с Палием, Миша - с Вием, Серега...
   "Мне бы "РПК" с оптикой..."
   Просит сотника. И - как аргумент...
   "Эффективнее оружия для снайпера не найти!"
   Палий не ответил.
   Алекс повернулся к Борману.
   Через пять минут знал всю биографию. Несмотря на юный, цветущий вид, - задорный, немного вздернутый носик, проступающий сквозь загар румянец, - парень успел повоевать в Абхазии.
   "Я из семьи военнослужащих, оружие с детства люблю!"
   Открытый, душа нараспашку.
   "Без армии жизни не представляю!"
   Прирожденный, потомственный воин. Впрочем, как и Алекс. После Афгана прошло тридцать лет, а на "подвиги" тянет. Война - наркотик, и дальнейшая твоя судьба зависит не столько от "дозы", как от семьи, окружения.
   Неожиданно, в сопровождении подруги с мини-камерой, появился комбат.
   Сотник понял без слов...
   "На сегодня - все! Свободны!"
   Средства массовой информации, как оружие - в действии.
   Теми же дорожками вернулись в дом отдыха.
   "Пока будете в третьем рою!"
   В переводе - отделение.
   "Отдыхайте, в семь подъем!"
   "Вий, подожди..."
   Алекс достал из коробки четыре тома.
   "Раздай бойцам, полезно!"
   "Сделаем!"
   Четник по лестнице поднялся на второй этаж.
   До ночи далеко.
   "Что делать?"
   Правильно... знакомиться с территорией.
   Товарищи остались, Алекс убежал на пляж. Ветеран уверен...
   "Если бы не "АТО", Азовского моря не видать!"
   Предпочитал "ЮБКа" - южный берег Крыма. С женой отдыхали в санатории или на частной квартире (один раз - с сыном), в одиночку - в палатке на камнях.
   Окунулся, постоял в лучах уходящего солнца. Отдыхающие, встряхивая покрывала, расходятся. Алекс прошелся по кромке воды. Теплые волны ласково накатывают на ноги. Песок довольно плотный, укатанный - ступни не проваливаются.
   Остановился возле красивой, фигуристой женщины.
   "Да нет... сидят на месте..."
   Дама беседует по телефону.
   "Повторяю! Никто не выезжал..."
   Подруга нервничает, видно, собеседник переспрашивает энное количество раз.
   "Одни часовые в беседке!"
   Только сейчас Алекс понял...
   "Это об "Азове"..."
   И пошел, неспешно, в обратном направлении.
   Окунулся, обтерся полотенцем. На выходе с пляжа, смыл, под шлангом, песок с ног.
   Комната, как в блочной общаге, только без душевой кабинки. Три кровати, стол под окном, три стула, тумбочки. Справа, на входе в одежном шкафу болтается несколько вешалок.
   Алекс занял правую, а Серега - левую кровать. На третьей, во всей красе, бронежилет.
   "Серега, ты почему босиком?"
   Явир за столом, что-то вырисовывает на тельнике-майке.
   "Шлепанцы дома забыл..."
   Царапает дальше.
   "А купить... слабо?"
   Это не вслух... еще в Ровно понял:
   "За душой - ни копейки!"
   Алекс скинул мокрые плавки, натянул спортивные трусы.
   Серега оторвался от писанины.
   "Слушай, Алекс... у тебя, случайно, нет шортов... про запас?"
   "На тумбочке лежат, бери!"
   Никому не понравится, если личные вещи носит чужое тело, но не тот случай.
   "Я недолго, сбегаю на базар - куплю!"
   "Интересно, за что?.."
   Не вслух. Алекс - парень, в меру воспитанный.
   "И все-таки, что ты там рисуешь?"
   Подошел к столу.
   Явир не художник... сорокалетний мужик старательно обводил шариковой ручкой застиранные контуры орла со свастикой в когтях.
   "Зибен зольдатен, фюрен официрен..."
   Бормочет под нос гитлеровский марш.
   "Ин аф! Ин аф! Ин аф!"
   На этом словарный запас заканчивался.
   Алекс хотел предупредить:
   "На дворе - мамы, дети..."
   Соседние корпуса занимали беженцы. Но промолчал.
   "Хрен с вами, придурками!
   Я что, приехал за тысячу километров - нервы мотать?"
   Прикрыл дверь, и вышел на улицу.
   Наступили сумерки. Лавочку, как обычно, оккупировали курцы. Смех, мат. Под ногами, виляя хвостом, крутится дворняга. Направился в противоположную сторону - не переносит табачного дыма. В свое время, в Афгане, перекурил.
   Через минуту, во всей фашистской красе...
   "Кто даст сигарету?"
   Присоединился к лавочникам Явир.
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Повеселело.
   Бойцы неопытные, совсем "зеленые", открыв рот, слушают ветеранские байки.
   "А вот было дело..."
   Алекс не прислушивается, но Явир на шепот не способен. Ругань разносится по всей округе.
   ..........
   Часовой в десять обязан закрыть дверь и занять пост - отбой. Но и в половину одиннадцатого добровольцев не загонишь - время детское, а контингент - от восемнадцати до пятидесяти. По периметру патруль не выставляли - людей не хватало: так как сотня, как и остальные бойцы, дежурила еще и по базе.
   Пока Явир курил очередную сигарету, Алекс уже спал. Без сновидений и походов в туалет - настолько вымотала не так дорога, как, далеко не гостеприимная, встреча. Нас не ждали...
   ......................................................................................
   День второй.
   Алекс открыл глаза, посмотрел на дисплей - шесть утра. Тихо встал (Явир, приоткрыв рот, похрапывает), накинул на плечи полотенце и вышел в коридор. Негромко поздоровался с дежурным:
   "Привет!"
   Молодой парень протирает пол. В обязанности последней смены (с четырех до шести) входит уборка кухни и коридора. В семь на зарядку, но народ спит.
   "Кха! Кха! Кха!"
   Из какой-то комнаты доносится глухой, надрывный кашель.
   "Не порядок... место больного - в лазарете!"
   Возмутился мысленно Алекс и трусцой побежал на пляж.
   Погода немного испортилась - над горизонтом нависли серые облака.
   "Возможно, будет дождь"
   Немало не беспокоясь, заметил Алекс. Затем приступил к гигиене.
   Для начала, почистил зубы. Потом намылился (прохладно!), и прыгнул в море. Отмахал метров двадцать, опустил ноги - воды по пояс. Поплыл дальше. Где-то через сто метров проверил глубину - дно достал, но волна накрыла с головой.
   "Пора возвращаться!"
   Лег на спину, и поплыл к берегу.
   Отдыхающих... единицы: пожилой мужчина делает зарядку; дама, бальзаковского возраста, выгуливает собачонку; молодожены разминаются на берегу.
   "Раз! Два! Раз! Два!"
   Руки вверх, в сторону, присели, встали.
   Над головой мелькают чайки - курортники прикормили. В пятидесяти метрах, на пирсе, рыбак пытается что-то поймать.
   "Войной и не пахнет! Обычный курорт..."
   Алекс попрыгал, помахал руками - согрелся. Из-за туч прорвалось солнце.
   "Хорошо..."
   На минуту прикрыл глаза, расслабился.
   "Привет!"
   Костя проснулся.
   "Как спалось?"
   Парень воспитанный.
   "Не помню..."
   Алекс поднял полотенце.
   "Я побежал!"
   На входе в небольшой туннель техработник гремит пустыми бутылками.
   "Доброе утро!"
   Алекс уважает рабочий класс - не торгаши занюханные.
   Дом отдыха просыпается. Молодая мама развешивает пеленки, папы... не видно. Вероятно, хату охраняет или зарабатывает на хлеб насущный.
   Без пятнадцати семь.
   "Подъем!"
   Дежурный тарабанит в двери.
   "Все на зарядку!"
   Алекс зашел в комнату. Явир, потягиваясь, сидит на кровати.
   "Привет! Что там?"
   Рука, на автомате, потянулась к пачке сигарет, но вовремя передумал.
   "Нет, сначала в туалет!"
   Через минуту заурчал унитаз, полилась вода из крана.
   Алекс распахнул окно - свежий воздух ворвался в комнату.
   "Окна настежь не открывать!"
   Предупредил четник. Сомнительная мера предосторожности.
   Затем заправил кровать, и вышел во двор. Алекс, еще вчера, заметил, за корпусами беженцев, рядом с детской площадкой, турники и брусья.
   "Раз! Два! Мах вправо, влево!"
   Разминается.
   Через минуту, выстукивая ботинками, шлепая кроссовками, тяжело дыша (курцы!), пробежала колонна бойцов. Вий - во главе.
   "Я свое уже отмотал..."
   Улыбнулся Алекс. Ветерану с "молодняком" на зарядке делать нечего - армейские понятия времен развитого социализма.
   Прошло пять минут, и появился Костя. Скинул футболку, запрыгнул на турник.
   "Раз... два... три... четыре..."
   Алекс не считал, Костя - в отличной форме. Накаченный, подвижный боец - занимался единоборством.
   "Не отставать!"
   Взвод мотает очередной круг. Текут сопли, задыхаются.
   "Это вам не на Майдане тушенку, между штурмами, хавать!"
   Усмехнулся Алекс.
   "Война - тяжкий труд!"
   Требует физической и психологической подготовки.
   Подошли два парня - не санаторные, не беженцы. Спортивные, уверенные в себе.
   Дядька посмотрел на Костю...
   "С меня хватит, приходи на завтрак!"
   Съестные припасы хранили в тринадцатой комнате, где просторнее и светлее, и холодильник солиднее. В восьмой комнате - темно и сыро... под окном посадка густых елок.
   Алекс умылся, побрился, причесался.
   "Сейчас - норма!"
   Типа...
   "Готов к труду и обороне!"
   Серега снова на перекуре.
   По коридору, стуча в двери, прошел дежурный по кухне.
   "Все на завтрак!"
   Своя тарелка, ложка, чашка, а раздающий, в порядке очереди, обслужит.
   "Нам, сначала, свое бы доесть..."
   Резонно предложил Миша. Холодильник забит - масло, овощи, копченые куры, колбаса. Хлеба - три буханки.
   "Не пропадать же добру!"
   Поддержал снайпер, и приступил к обгрызанию свиной ноги. Ложку и чашку забыл.
   После завтрака и всеобщего перекура, со второго этажа, в сопровождении Зверобоя, спустился Вий.
   "Строиться..."
   Некомандным голосом приказал четник.
   Бойцы, гремя оружием, вытянулись в шеренгу. На плече, в основном, "АКА -74", калибра 5,45 мм, но парочка пулеметов "РПК" и гранатометов "РПГ" - в наличии.
   В чете выделялся невысокий, но плотный, с небольшим брюшком, кавказец. Не так внешностью (и на Майдане, с неславянской внешностью, нередкий случай), как нестандартной маркой Калашникова. Похож на десантный - складной приклад, калибр 7,62 мм, однако между ствольной коробкой и магазином торчала короткая ручка. Похоже... иранская модификация. С "аргументом" (уважительное прозвище оружия в майданской среде) никогда не расставался. Автомат все время болтался на плече, или держал в руке.
   Вий озвучил распорядок.
   "Идем на базу, два часа тактических занятий!"
   Четверка новичков пока без оружия.
   По той же дорожке, через металлическую калитку...
   "Кто там?"
   "Свои!"
   Вышли на широкую, метров пять, заасфальтированную дорогу, которая пересекала бывшую дачу Януковича - от беседки над побережьем до центральных ворот. Можно сказать:
   "Основная артерия!"
   От которой, во все стороны, расходились ухоженные тропы.
   Справа, под руководством инструкторов, небольшая группа бойцов, плотно прижавшись друг за другом, семенила по бывшему газону вперед-назад.
   "Грузины, гоняют парней!"
   Авторитетно заметил Бизон, командир нашего роя - отделения. Тот самый, что...
   "Забрали прямо с поля!"
   Бородатый, под пятьдесят, плотный мужик.
   Прошли вдоль, огороженного сеткой, мини-футбольного поля - несколько бойцов гоняют мяч. Дальше... теннисный, без сетки, корт. Давно не использовали - сквозь красноватый грунт пробилась зеленая трава.
   "Нам бы такой, дома!"
   Размечтался вслух Алекс. Асфальт задолбал... мячей не напасешься - стираются в момент, впрочем, как и кроссовки.
   Расположились под фруктовыми деревьями.
   ""Тройка", вперед!"
   Скомандовал кавказец.
   Трое парней, прижав автоматы к плечу, плотной группой заняли позицию у дальней яблони.
   "Интересно, как он будет стрелять?"
   Усмехнувшись, заметил Явир.
   Один боец прислонился к дереву с левой стороны. В результате... прицельная видимость - нулевая.
   ""Пятерка", вперед!"
   И очередная группа воинов перебежала к макету стены.
   "Гранаты, к бою!"
   В предполагаемого противника полетели камни.
   Занимались недолго, не более часа.
   "Отбой!"
   Скомандовал Вий. Затем представил:
   "Ветеран Афгана, позывной "Дядька",
   проведет теоретическое занятие!"
   Большинство бойцов устроилось на траве, но несколько добровольцев прислонилось к деревьям.
   Незаметно подошли два иностранных журналиста - вчера крутились возле "азовского" корпуса.
   Алекс стоит перед взводом, в руке - четыре тома афганской прозы.
   "Сам пишу, сам издаю, сам раздаю!"
   Раскинул книги по бойцам.
   "Предупреждаю... стиль необычный.
   На украинский переводили - читается не хуже оригинала, но...
   английский, немецкий не проходит, пробовали"
   И подытожил:
   "Слов не хватает - варварские языки..."
   Иностранцы насторожились...
   Алекс посмотрел на Костю. Это такой стиль - из толпы выбираешь слушателя и изредка обращаешься, как бы к нему.
   "Начнем с главного: с двадцатого февраля...
   расстрел барpикадников на Институтской"
   Ребята явно не ожидали подобного начала - если кто и лежал с закрытыми глазами...
   "А мне по фонарю!"
   - в моменте преобразились.
   Алекс негромко, но жестко, предупредил:
   "Ваше дело - слушать или нет, но жизнь одна...
   И как бы потом, сидя на облаке,
   горько не пожалеть... а меня предупреждали!
   Однако, назад дороги не будет!"
   Затем, немного повысив голос, добавил:
   "Вас, там, что... наркотой кормили?"
   Ветеран, вспомнив бойню, разволновался.
   "Да, в Афгане любой солдат, через две недели службы, знал -
   под снайперами раненых не вытягивают!"
   На паузе осмотрел притихших парней (если честно... какие из них бойцы?), и презрительно...
   "Это детская разводка... вместо одного трупа - будет три!"
   Затем, немного успокоившись, спросил:
   "Неужели, за три месяца, вас ничему не научили?!"
   В ответ... молчание.
   "Ваших командиров не награждать надо, а судить!"
   Ребята - ни звука.
   "Ладно, дело прошлое, но уясните...
   если на Майдане жертвенность принесла результат,
   в современном бою - трупами не закидаешь!"
   После небольшой паузы:
   "При первом же выстреле снайпера необходимо спрятаться.
   По-простому - смыться! И только затем думать, как нейтрализовать Демона смерти. Почему Демона?
   Потому, что его не видно, а трупы падают"
   Ребята замерли, только один, с уголовной внешностью, лежа, жевал травинку.
   "Из-за элементарной ошибки недавно
   погиб подполковник СБУ, кажется, из Сумм"
   Алекс окончательно успокоился - речь связная, внятная.
   "В ближнем бою ранили его товарища, и, вместо того, чтобы уничтожать противника, офицер бросился вытягивать друга из-под обстрела...
   В итоге: бросили гранату - два трупа в наличии!"
   Дядька никого не собирался щадить - резкими, порой злыми, словами пытался спасти молодые жизни.
   "А в действительности, что надо делать?
   Вести бой до победного конца!
   И только потом заниматься ранеными...
   Повторяю: даже если упал ваш лучший, еще со школьной
   скамьи, друг - не дергайтесь... не спасете, а погубите!"
   Алекс не просил, а умолял...
   "Не делайте глупости!"
   Затем - снизил "обороты".
   "Как себя вести, если ранили...
   Во-первых: это болевой шок, ты понимаешь,
   что и для тебя есть пуля"
   Ветеран говорит не от фонаря, опыт в наличии.
   "Что делать?..
   Перебороть панику,
   И, если можешь двигаться, искать убежище.
   Но, ни в коем случае, не орать, не звать на помощь.
   Крики раненых бойцов, знаю по себе,
   подавляют волю товарищей"
   Ребята немного расслабились, зашевелились.
   "У кого есть вопросы, не стесняйтесь - не на танцах"
   Парень, слева...
   "А это правильно - перебегать группами?"
   Алекс усмехнулся...
   "Конечно, нет! Только в одиночку, под прикрытием товарищей"
   Кавказец (осетин, псевдо - Али) возразил:
   "А спину прикрывать кто будет?"
   Дядька - человек тактичный. Зачем подрывать авторитет бывшему кадровому офицеру.
   "Действуйте по ситуации, точного рецепта нет.
   Но повторяю... мы перебегали в одиночку!"
   Когда на кону человеческая жизнь, компромиссы во вред.
   "А как штурмовать здание?"
   Интересуется тот же боец.
   "Подобраться, под прикрытием огня
   или дымовой завесы, на бросок гранаты, и - вперед!
   В дым, огонь, пока противник не успел очухаться!"
   Здесь вставил "пять копеек" Явир:
   "Советую разбиться на пары, чтобы в бою было кому доверять!"
   В принципе, правильно, но ребята не знают простейшего... какие там "двойки"?..
   Незаметно пролетело полтора часа, добровольцы устали - информация воспринимается только небольшими дозами.
   К Алексу подошли журналисты (скрывшись за деревом, не забывали щелкать фотоаппаратом).
   "Я не согласен, что немецкий - варварский язык!"
   Тот, что повыше, возмущается на неплохом русском языке.
   Дядька мог сказать:
   "Да мне по фонарю, с чем ты не согласен!"
   Но мужчина интеллигентный...
   "Подходите к спальному корпусу -
   подарю один экземпляр, напишу эмэйл адрес.
   Сделаете литературный перевод - возьму слова обратно!"
   "Хорошо!"
   Принял вызов австриец, и добавил:
   "У моего коллеги жена - украинка"
   Вероятно, на нее и вся надежда.
   "Приходите..."
   Усмехнулся Алекс.
   Австриец кивнул головой.
   ..............
   После телефонного звонка Вий приказал: "Строиться..."
   Ребята выкинули сигареты.
   В колонну по двое, в развалку, переговариваясь на ходу, добровольцы потянулись к центральной "тропе".
   По асфальту вышагивал, с "АКСом" в правой руке, сотник Палий.
   "Бойцы, выезжаем на полигон!"
   Командирский взгляд, неспешно, пробежал по бойцам.
   Алекс заметил... Палий не орет, но голос поставлен хорошо, глаза - жесткие.
   Костя-Монах обратился, негромко, к Вию:
   "А нам, без оружия, что там делать?"
   "Идите отдыхать"
   Логично согласился четник.
   Один Явир-Щур подсуетился...
   "Друже Палий, может, оружие пристрелять?"
   Сотник:
   "Держи..."
   Как великое одолжение, передал свой "калаш".
   Серега в восторге - тешится, как дитя от "Чупа-Чупса".
   Взвод укатил на "КамАЗе", тройка новичков, через ту же калитку, вернулась в дом отдыха.
   "Может, перекусим?"
   Предложил Миша-Студент. Двенадцать часов - пора.
   В первую очередь, скоропортящиеся продукты - колбаса, масло, копчености. Сало не трогали - на потом.
   "Ну что, загорать?"
   Алекс-Дядька, не дожидаясь товарищей, знакомыми переулками вышел на пляж.
   Ветер разогнал тучи, но редкие облака, изредка, заслоняли солнце.
   На горизонте - рыболовный траулер неспешно рассекает волны. Чайки кричат над головой, детки ковыряются в песке - строят замки. Мамы с игрушечной лопаткой - помогают...
   "Какая война? Какие террористы?"
   Зажав в руке сотовый, потопал вдоль берега.
   Теплые волны приятно освежали ноги, уплотненный песок, как лесная тропа, - чистый, укатанный. Иногда, останавливаясь, чертил большим пальцем узор, который, через секунду, смывал прибой.
   Как и вчера, мужиков почти не видно - женщины, перекидываясь в карты, запивают "Балтикой", креветки.
   "Тарань, мидии, холодное пиво!"
   Рекламируют товар лотошники. В руках - сумки-холодильники, на поясе - кожаные барсетки.
   У пирса развернулся и так же, с остановками, побрел назад. На берегу, подставив грудь под солнце, ждал Монах. На голове - тропик-панама. Рядом Студент, фильтруя горизонт, баловался с биноклем.
   "Ты, со стороны, вылитый "ватник"!"
   Усмехнулся Костя. В среде "западников" ватник - презрительное, унижающее "погоняло" сепаратистов.
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Подтвердил Студент.
   Военная выправка и Алекс - не совместимы. Сказывается двадцатимесячное пребывание под прицелом. Афган... стройных не любит.
   "Но и подруг не забываешь! Ха-ха!"
   Весело намекнул Костя.
   "Кукуруза! Вареная, сладкая кукуруза!"
   "Шоколадная" девушка, привычно перемалывая шлепанцами песок, зазывает покупателей. Лицо - симпатичное, но "жирное" от пота. Солнце в зените!
   "Мужики, вы по-быстрому! Так и обгореть недолго!"
   Подгоняет Алекс. Хотел добавить:
   "Мишаня, ты - первый кандидат!"
   Кожа - белая, тело - пухлое, но промолчал.
   Курортники с опытом, давно, стряхнув песок с покрывала, покинули гостеприимный берег. Но вновь прибывшим не терпелось...
   "Бабах!"
   Окунуться в долгожданное море. Отпуск - дело приходящее, а работа...
   "Куда от нее денешься?!"
   На целый год.
   "Покажи бинокль!"
   У Алекса был точно такой же - полевой, армейский, выпуска тридцатых годов прошлого столетия. На черном фоне - белыми буквами:
   "Министерство обороны СССР"
   Но...
   "Был, да сплыл!"
   Наследник вынес, осталась одна коробка-футляр.
   "Когда вернемся, подарю!"
   Пообещал Дядька.
   .............
   Обеденное время, а в корпусе - одни дежурные.
   "Ребята, первое готово!"
   Предложил повар. Приветливый, немного курносый, мужик. Смуглый, среднего роста, жилистый. Глаза - добрые, располагающие.
   "Ярый!"
   Представился.
   "А по виду и не скажешь!"
   Заулыбался Алекс, и ответил:
   "Дядька!"
   Познакомились.
   "Мужики, третий день без горячего!"
   Настаивает Студент.
   Ярый не жадничал... полные тарелки красного борща с тушенкой.
   "На здоровье, ребята!"
   Душа-парень.
   Костя присел, с деревянной ложкой.
   "На всех сборах со мной!"
   Хвастается.
   "Так вкуснее!"
   Облизнул.
   Второе не брали, своего добра навалом.
   После обеда прилегли. Не так утомили занятия, как...
   "Первый день, он - трудный самый!"
   Что верно, то верно.
   0x01 graphic
   В три часа загремели берцы по коридору. Бойцы вернулись голодные, припыленные, но довольные.
   "Первый раз стрелял из "Утеса"!"
   В восторге докладывает Явир.
   "Мишень - вдребезги!"
   Хвастается.
   "Палий автомат забрал, но я пристрелял "РПКа""
   Ручной пулемет Калашникова, калибр - 5,45 мм.
   "Обед! Обед!"
   Немного с опозданием, но вкусный.
   "Дядька, дай ложку!"
   Алексу не в кайф, но... как откажешь?
   "Шорты я положил назад"
   Щур нашел замену - обрезал ниже колен старое, облезлое "хэбэ".
   "И за то спасибо!"
   Промолчал Алекс, и вышел в коридор.
   На кухне, в порядке очереди, раздавали первое, второе. Кто из бойцов пошустрее, болтали в курилке.
   "Из трех зарядов только один разорвался!"
   Возмущается Андрей-гранатометчик. Ниже среднего роста, смуглый, темноглазый парень, немного за двадцать. Выделялся среди коллектива не так тропик-панамой, как палестинским, вокруг шеи, шарфом. Псевдо - "Руля".
   "Это еще почему?"
   Заинтересовался Дядька.
   "Первый попал в песчаную горку, второй - срикошетил!"
   Ясно... взрыватель не сработал. Боеприпасы хранили на складе не один десяток лет, давно пора утилизировать, но дорого. Куда проще - пальнуть!
   "Дядька, смотри!"
   Васька - сосед по дому, сделал групповое фото. Бойцы - под "Пряником" (КамАЗ, обшитый бронью, на кузове - пулемет "Утес"). Лица серьезные, как перед боем.
   Тяга к фотографиям - одно из немногих увлечений, что сближает ветеранов всех войн. Каждый хочет оставить (возможно, последний) след в истории - маленький, но оставить...
   Алекс вышел через центральные ворота, и потопал на базар. Поселок - маленький, одна улица. Вся жизнь сосредоточена на пляже, да между торговыми рядами.
   "Свежие торты! Шаурма! Плов!"
   По ходу - вывеска на вывеске.
   "Обувь! Пресса! Галантерея!"
   Что справа, что слева - никакого просвета. Рестораны, дискотеки, бары, киоски...
   "Только натуральные вина и коньяки!"
   Подходи, выбирай, наливай, пей... не отходя от кассы.
   За поворотом луна-парк - чертовое колесо, аттракционы, карусели. Короче, в наличии все условия для отдыхающих
   Дядька подошел к палатке, выбрал...
   "Сорок второй, пожалуйста!"
   Резиновые шлепанцы для Явира.
   "Сколько можно париться в берцах?"
   Сапожки у Щура фирмовые - летний вариант с дырочками, тропика. Но куда приятнее шлепать по раскаленному асфальту вьетнамками, чем армейскими ботинками.
   "С вас сорок гривен!"
   Девушка, в топике, протянула пакет.
   "Спасибо! Пожалуйста!"
   Алекс зашел в продуктовый магазин. Когда стоит жара, на лотках не стоит покупать. Но это дело вкуса...
   Цены почти не отличаются от "западных", и выбор - идентичен. Разве что... на обратном пути напоролся на вывеску.
   "Пахлава..."
   В голове промелькнула ассоциация... Симеиз, горы, неспокойное Черное море. Прошло всего два года, но это так далеко! Как в другой жизни.
   Подошел к киоску, в очереди - молодая пара.
   "Нам торт, за шестьдесят!"
   "Неплохой выбор!"
   Похвалила продавец. Но, если судить по цене, не дорогой.
   "Пахлавы, четыре штуки"
   Заказал Алекс. Продают не штучно, а по весу.
   "Тринадцать гривен!"
   Женщина подала пакетик.
   Рядом, почти бесшумно, скользнул электрокар, зашуршали открытые вагончики. Курортники использовали, как местную маршрутку. На импровизированном автовокзале кругом - объявления...
   "Записываем на автобус до Донецка!"
   Всего-то... пару сотен километров.
   "А как же АТО? Неужели так просто...
   записался и поехал в зону боевых действии?!"
   Алекс недоумевает...
   "Что за война?!"
   ...............
   В корпусе - сонный час. Кто курит, кто вылеживается.
   Достал из машины один сборник, подписал:
   "Палию от автора...
   Бороться, любить и не сдаваться!"
   Число, подпись.
   Это не подхалимаж. Сотник, на первый взгляд, мужик хоть-куда! Украинский богатырь - казак, без оселедца, времен Тараса Бульбы. Все при нем... и плечи широкие, и руки крепкие. Глаза, как рентген, просвечивают бойцов.
   ...............
   Студент умчался в Мариуполь - необходимо передать воинам-землякам берцы, а то ходят в рванье. Костя залег с книгой на кровати, Серегу не видно.
   "Я - на пляж!"
   Предупредил Алекс, и, накинув полотенце, потопал на берег.
   "Пока время терпит и погода позволяет -
   грех не воспользоваться!"
   Впереди неизвестность.
   Картина не изменилась... детки, мамы, молодожены, чайки-попрошайки. Прыгнул в воду, поплыл. Море плавно качает, отдых для души и тела.
   "Что за сюрреализм? В тридцати метрах клацают затворы,
   А здесь... "Пиво! Креветки! Свежие, горячие пирожки!""
   Умом не понять...
   Не так далеко - стреляют, умирают. В пяти шагах - балуются виноградным вином, играют в картишки.
   Неожиданно с винтовой лестницы, покрытой пластиком, повалил дым. В свое время хозяин дачи и гости использовали для выхода на пляж. Установили в нескольких метрах от центральной беседки.
   Алекс заметил поджигателей - десятилетние пацаны подкинули зажигалку. Пока прибежал часовой с огнетушителем, пластик успел оплавиться.
   "Диверсанты, твою мать!"
   Улыбнулся Дядька.
   Затушили в минуту, но осадок остался... не все, что пишут в СМИ, стоит читать.
   Ходил взад-вперед по берегу, пока солнце не село.
   Возвращаясь, заметил на площадке второго этажа Палия. Сбегал в комнату. Поймал сотника на спуске...
   "Держи, братан! Сам пишу, издаю, дарю!"
   Искренно, от сердца.
   "Так уже и братан?!"
   Удивился Палий. И только сейчас Алекс заметил...
   "Глаза, как неживые!"
   Колючие, мертвые.
   Но не растерялся:
   "Так обращались в Афгане!"
   "Я знаю, спасибо!"
   Смягчился сотник, но взгляд уже не вернешь.
   .............
   После ужина, накинув на плечи летнее бундесверовское "хэбэ" (набежали тучи), Алекс по аллее потопал в центр.
   "В форме выходить нельзя!"
   Предупредил кто-то из бойцов.
   "Мне одинаково, я так одеваюсь дома!"
   Отрезал Дядька. То есть, и здесь - не заграница.
   Если днем луна-парк - под замком, то с наступлением темноты засверкал всеми цветами радуги. Из динамиков - музыка, от детей - смех! Курортники катались, гуляли под ручку, молодые родители ругались - обычная обстановка.
   Алекс, неспешно, прошел по кругу. Молодая, красивая девушка:
   "Купите, купите!"
   Предлагает отдыхающим розы.
   "Некому дарить..."
   Вздохнул, и занял наблюдательный пункт недалеко от детской карусели для самых маленьких. Перещелкал из сотового все аттракционы, походил, как маньяк, за красивыми ногами, купил бутылку спрайта - убивал время.
   Но не все так просто...
   "Там проживает одна пьянь!"
   Уверенны, на сто процентов, жители Западной Украины.
   Выпившие попадались, но, как правило, молодожены. Однако, "неадекват" не встречался - никаких криков, мата, резких движений. Обычная курортная атмосфера - блеск огней и шум моторов.
   .........
   Полдесятого вернулся в санаторий. Несмотря на кусты и наступившую ночь, пищащих, кусачих тварей не наблюдалось. На всякий случай, спросил:
   "Москиты достают?"
   "Здесь нет!"
   "Слава Богу!"
   Обрадовался. В Симеизе за две недели загрызли в кровь.
   Подошел Монах. Кивнул головой на солдатика с телефоном возле уха.
   "У него трое детей и больная жена..."
   На самом деле... вид у мужика, как у мученика. Алекс еще раньше заметил, "воин" не участвовал в боевой подготовке, постоянно торчал на кухне - старший куда пошлют. Постоянно сидел на связи - переживает за семью.
   "Надо отправить на родину - не боец!"
   Подытожил Монах.
   Алекс уточнил... земляк! В пригородном селе разводил свиней. Вступил в УНСО, выезжал на Майдан, но "Азов" не для него.
   ............
   Полдвенадцатого снайпер выключил свет - отбой. Дядька - на койке справа, лицом к Явору.
   "Сейчас немного помечтаю... и улетел!"
   Как раз, размечтался.
   "Фиу! Фиу! Кха-кха!"
   Щур, уставившись в потолок, издает нечленораздельные звуки.
   Алекс повернулся к стене, натянул одеяло на голову.
   "Кха! Кха!"
   Мечты о счастливом будущем не помогают - сон, как корова языком слизала.
   Встал, толкнул в плечо.
   "Повернись на бок..."
   "Что? Да, сейчас..."
   Серега вину прочувствовал. Накануне Дядька спрашивал:
   "Только честно... не храпишь?"
   Знает по опыту - заядлые курцы с легкими не дружат. Тем более, что заметил... Щур платком не пользуется, сопли со свистом втягивает в нос.
   "Ты меня поворачивай!"
   Попросил Явор.
   "Всю ночь?"
   Пробурчал ветеран, и попробовал заснуть.
   Минута времени...
   "Кха! Кря! Кха!"
   Что на спине, что на боку - одинаково. Сопит, кряхтит, кашляет.
   Со злости запустил тапочки. Помогло секунд на десять.
   "Бесполезно!"
   Кроме головной боли, в этой комнате ничего не получишь.
   Алекс достал каремат, захватил подушку, одеяло. Открыл дверь, и вышел в коридор.
   "Тук! Тук!"
   Постучал в восьмую.
   "Кто там?"
   Мишаня ответил сразу, как будто ждал.
   "Алекс!"
   Щелкнул замок, приоткрылась дверь.
   "Щур задолбал... храпит, падло!"
   Устроился под правой стеной - комната маленькая, особо не разгонишься.
   .............................................................................
  
   День третий.
   Алекс проснулся рано, на сотовом - шесть часов. Осторожно, стараясь никого не тревожить, вышел, прикрыв дверь. Дежурный шваброй протирал пол.
   "Привет!"
   Поздоровался. У Дядьки под мышкой скрутка постельного белья.
   "Привет!"
   Машинально ответил парень, в глазах немой вопрос:
   "Почему и откуда?"
   Явир не храпел, немного посвистывал. Алекс взял пасту, щетку, мыло - выскочил во двор.
   Небо затянуло тучами, моросил дождь.
   "Не сахарный, не растаю!"
   Однако...
   "Простуды нам не надо!"
   Побежал.
   На пляже - несколько всепогодных курортников и собака. Прыгнул в море.
   "Класс!"
   В воде оказалось теплее, чем на суше.
   Отмотав сто метров, вышел на берег. Появился Костя.
   "Ну что, вперед?"
   Приглашает на пробежку.
   Монах в роли ведущего, Дядька - прикрывает.
   "Шлеп! Шлеп!"
   По береговой кромке, брызги в стороны.
   Вот и центральный пляж. Справа, под набережной, - дутые, пластиковые горки, детские бассейны, пивная будка - под замком.
   "Если устал, тормози!"
   Советует Костя.
   "Мой предел через сто метров!"
   Дядька заранее выбрал ориентир - последний водный аттракцион.
   Через пару минут...
   "Вздох! Выдох!"
   Алекс восстанавливает дыхание, Монах побежал дальше.
   "Буду ждать!"
   Предупредил ветеран, и повернул назад. Опять окунулся в теплое море.
   "Вот это жизнь!"
   .....................
   В восемь, полдевятого - завтрак. На кухню не ходили - достаточно и чая с бутербродом.
   Затем... перекур, построение, та же калитка, те же, шагающие гуськом, бойцы. Но больше никаких групповых перебежек, с ходу приступили к занятиям.
   "Командир, желательно что-то похожее на школьную доску!"
   Сотник обещал:
   "Без проблем!"
   Но... забыл.
   "Завтра что-нибудь придумаем!"
   Заверил Вий.
   "Ладно, схемы можно и на земле чертить..."
   Алекс не настаивает.
   "Ребята, для начала - повторим..."
   Осмотрел добровольцев. Нормальные, адекватные лица, но кое-кого жизнь изрядно потрепала. Абсолютное большинство - с Майдана, друг друга знают, что в боевой обстановке помогает.
   "Для начала повторим... раненых под снайперами не
   вытаскивать, раненым не орать, толпой не бегать,
   и еще немаловажно..."
   Дядька специально посмотрел на Явира. Перед глазами - свастика на тельняшке. А мужику под пятьдесят лет!
   "Запомните, вежливость - высокоточное оружие!
   Без поддержки местного населения,
   рассчитывать на победу - бесполезно!"
   Алекс по глазам видел... поняли далеко не все.
   "В Афгане, из-за дурости отдельных солдат и командиров,
   больше девяти лет топтались на месте!"
   Объяснял спокойно, не спеша, чтобы самый неповоротливый усвоил.
   "Ребята, то, что я рассказываю, передайте другим -
   здоровее будут!"
   Добавил:
   "Автомат разобрать - много ума не надо,
   но заставить работать мозги - куда сложнее..."
   Добровольцы слушают, но все ли понимают? Практика покажет...
   "Книги читаете?"
   "Читаем, читаем!"
   В ответ - нестройные голоса.
   "В СССР будущий комсостав, в военных академиях,
   обучали на горьком опыте афганской войны!"
   Да и не только в Союзе. Американцы анализировали вьетнамскую, корейскую войны... французы - Алжир...
   "А сейчас поговорим о планировании операций"
   Возможно, еще рано, но время не ждет.
   "Первое... информация! Лично осмотреть объект.
   Карта неплохо, но глаза лучше.
   Второе... нанести "слепой" удар по противнику.
   Если нервы не выдержат,
   по ответному огню зафиксируете огневые точки.
   Однако, необходимо знать боевую характеристику оружия -
   радиус поражения, скорострельность, дальность стрельбы.
   И только, когда соберете все данные,
   приступайте к планированию!"
   Взвод внимательно слушает.
   "И еще... противника надо уважать.
   Думайте... а что бы сделал враг?
   Запомните, всякому действию есть противодействие"
   Тут же объяснил...
   "На вашу засаду могут выставить заграждение,
   на наступление организовать контрнаступление!"
   Сложно? Но ребята три месяца воевали с ментами, обязаны соображать.
   "Это - общие правила, перейдем к частностям..."
   Алекс снизил "обороты".
   "Огонь бывает: беглый, прицельный и заградительный.
   Беглый применяют "на всякий случай",
   а вдруг в посадке - засада?
   Прицельный используют, в основном, снайпера.
   Пехота воюет плотностью, то есть - количеством огня,
   а не качеством.
   Заградительный или прикрывающий... при перебежках.
   Причем, не обязательно подставлять башку под пули,
   достаточно вытянуть из укрытия автомат
   и пустить очередь в сторону противника"
   Дядька притормозил...
   "Вопросы?"
   Боец, под деревом:
   "А как удобнее стрелять из положения лежа?"
   На первый взгляд, вопрос покажется немного наивным, но это далеко не так.
   "Естественно, магазин никуда не спрячешь,
   так как, стрелок, приподнимаясь,
   увеличивает площадь поражения.
   Поэтому, если нет времени на рытье окопа,
   ищите бугорок, пенек"
   Курсант (ну, какие бойцы?), с пониманием, кивнул головой.
   "Но если хотите выжить, постоянно меняйте позицию!
   Помните... противник не дурак, и пули летают в обе стороны"
   ...........
   Полтора часа позади, слушатели устали, впрочем, как и инструктор.
   "Если нет вопросов, завтра продолжим!"
   Ребята разговорились, закурили. Алекс подошел к четнику...
   "Вий, когда выдадут оружие?"
   Без "аргумента" ты - никто. Спальный корпус никто не охраняет, забаррикадированный боец может поднять тревогу, но не более. Кинут гранату в окно, и бегай с голыми руками по коридору, пока пуля не успокоит.
   "На днях должны подвезти!"
   Заверил взводный.
   На обед - неплохой капустняк, на второе - каша с тушенкой. Коллектив голодом не страдал. На кухне, постоянно, в холодильнике - сало, бочок. На столе - чай, кофе, сгущенка. В большом эмалированном тазу - белый, серый хлеб. В миске - леденцы. Не кухня, а "шведский стол". Бери - не хочу!
   Разумеется, это счастье не от государства... волонтеры постарались. Гоняли, пацаны, бусы через всю Украину. Добровольцы, в основном, c запада, как и продукты.
   После обеда постановили:
   "Монах переходит к Дядьке, а Явир - к Студенту!"
   Алекс предупредил:
   "Храпит конкретно!"
   "Ничего, переживем..."
   Заверил Мишаня, и занялся посудой. Костя перенес вещи и постель в тринадцатую комнату. Серега...
   "А мне без разницы!"
   Это точно... накурится и спит, как убитый.
   Не успели толком полежать (после хавчика - положено!), как зашел Вий.
   "Палий вызывает, оружие привезли!"
   Сотник ждал возле командирской беседки. Рядом - двухэтажный домик, где жило и кормилось (своя кухня) батальонное начальство.
   Явору тут же выдали что просил - "РПК" с оптикой.
   "Класс! Класс! Класс!"
   Снайпер на седьмом небе от счастья. Крутит, вертит, целится.
   "Надо пристрелять!"
   Обратился к Палию.
   "Уже пристреляно..."
   Успокоил сотник, и скомандовал:
   "Пошли за мной!"
   Вышли на центральную дорожку, навстречу топают два обормота - "хэбэ" не по росту, в зубах - сигареты. Неожиданно, за пять метров, перешли на парадный шаг и, печатая асфальт, вскинули руку в фашистском приветствии.
   "Зиг хайль! Друже, Палий!"
   Со стороны - комедия, но в реальности... в батальоне тащили службу не один десяток "фашистов". Почему в кавычках? Потому, что реальные нацисты не только ломали, но и строили - прокладывали дороги, осушали болота, боролись с уголовниками и безработицей. Но расовая теория перечеркнула все плюсы и привела на скамью подсудимых. Хотя миллионам убитых, замученных, невинных людей от этого не легче.
   Наши "фашисты" сходятся с нацистами только в одном... цыгане, евреи, цветные...
   "Вон из страны!"
   Но свой кодекс чести соблюдали, воевали неплохо. Прославленный своей жесткостью батальон "Восток" абсолютно не боялись. Скорее, наоборот... прочесывали вокзалы, вылавливали кавказскую национальность.
   Однажды, подозреваемого в сепаратизме заперли на всю ночь в подвале. Утром вытаскивают на Божий свет, а у мужика кисти - умерли.
   По инструкции... каждый час наручники необходимо ослаблять, иначе - нарушается кровообращение. Кто в ответе? Дежурного забрали, но чем закончилось, толком никто не знает - забыли...
   Добровольцы подошли к одноэтажной, длинной постройке - вероятно, при "бывшем" использовали под склад и гаражи. Впрочем, назначение не изменилось.
   "Ждите здесь!"
   Сотник скрылся за дверью.
   Вокруг деловая суета... ребята сдают оружие, получают.
   "Входить по одному!"
   Постоянно орет завсклад.
   Первый... Монах. Через десять минут... в полной боевой готовности - автомат, штык-нож, подсумком с магазинами, каска.
   "Следующий!"
   Подгоняет сотник.
   Но следующих, согласно уговору, двое - Студент и Дядька.
   "Почему вдвоем?"
   Свирепо рявкнул завсклад.
   "Гранатометчики..."
   Успокоил Палий.
   На двоих выдали: "РПГ", пять тяжелых реактивных зарядов, по штык-ножу, подсумку, каске и по "АК-74" - неудобный, с деревянным прикладом.
   "Это временно!"
   Успокоил Палий. Гранатометчикам положено - "АКС-5,45 мм", со складывающимся прикладом.
   Оказалось, новое оружие не получали. Бойцы уехали на ротацию, вот и выдали, временно, что было. Один "РПГ" - нулевый. Однако, судя по количеству ящиков, батальон к войне не готов - на десять минут боя.
   Завсклада документы не интересовали - псевдо, фамилия и подпись. Нагруженные снаряжением, бойцы (уже можно так назвать) вернулись в комнату.
   Дядька больше тридцати лет не держал оружия. Так разволновался, что начал разборку не с коробки, а со ствольной крышки - детская ошибка. Но простительно...
   "Аргумент" поставил все точки на "і". Минуту назад, ты - полуфабрикат в "хэбэ", сейчас - воин. Автомат, далеко не новый, прошел через десяток рук, но ствол чистый - передернул затвор, и...
   "Огонь!"
   Только не в доме отдыха. По кругу гуляют мамы с колясками, пенсионеры отдыхают на лавочках, детвора играет с помойными котами.
   "Костя... в Афгане магазины перематывали изолентой -
   шестьдесят патронов под рукой!"
   Монах не дурак, уважает ветеранов.
   "Один недостаток... если валяешься в грязи,
   можно испачкать патроны.
   Донбасс не Афган, где грязь?
   Днем с огнем не найдешь, но не забывай чистить магазин"
   Через десять минут - красавцы! Голый торс, шорты и "аргумент".
   В сравнении с Явиром, Дядька и Монах - детский лепет. У снайпера на широком кожаном поясе - множество отделений. Под патроны, ножи, заточенные пики. На спине, на разгрузке (лифчик под магазины), в специальном чехле - огромный тесак.
   "Кости рубает с одного маха!"
   Хвастается Явир.
   "Вжик! Вжик!"
   Замахал перед собой.
   "Классная вешь!"
   Сам себя хвалит.
   Дядька усмехнулся...
   "В джунглях - необходимая, в степи - понты ненужные!"
   Не вслух, все равно ничего не изменишь.
   Не Явир, а вылитый черепашка-ниндзя. Платок на голове подчеркивал сходство.
   Потом, при полном параде, весь вечер носился перед бойцами.
   "Меняю пулеметные магазины на автоматные!"
   Соображает...
   Снайперу количество ни к чему, а с коротким рожком (на тридцать) проще замаскироваться.
   Ребята налетели, как мухи на мед.
   "Молодняк... что с него возьмешь!"
   Усмехнулся Дядька. На разгрузке отсеки для "магазинов" не приспособлены под пулеметные рожки - коротковаты. Можно доточить, но это возня.
   ............
   Под вечер подошел, в прекрасном настроении, Палий.
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Устроился между бойцами на лавочке.
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Проводит подобие политзанятия, дым столбом.
   Дядька, как обычно, в стороне... пытается не слушать. А зачем, когда вокруг такая красота!
   Природа отдыхает... ветер разогнал тучи, на зелени, в солнечных лучах, переливаются дождевые капли, песик виляет хвостом - Алекс прикормил куриными косточками. Не жизнь, а музыка...
   И здесь...
   "У меня нравственность на конце моего х...!"
   Сотник перешел на откровенную чушь.
   "Если бы я был нравственный,
   у меня не родилось бы пятеро детей!"
   "Что за бред несет?"
   Возмутился ветеран, и быстрыми шагами покинул санаторную территорию.
   Стемнело...
   Карусели вращались - детвора и взрослые пищали от удовольствия. Воздух пропитался пловом, шашлыками, адреналином.
   "Я хочу кататься!"
   Закатил истерику очередной ребенок.
   "На сегодня хватит!"
   Мама на грани - достал!
   "Идем на мороженое!"
   Папа предлагает компромисс. Семейная троица, споря, скрылась в толпе.
   "Отдых с детьми - каторга!"
   Алекс знает по себе. Наследники болеют, капризничают, издеваются над родителями. Все не так... это подай, это не хочу. Через минуту - наоборот. Но...
   "Куда без них?"
   Дети - свет в окошке, однообразной (в основном), супружеской жизни.
   Праздник жизни немного подпортили, бредущие навстречу, три уголовные "хари". Ни улыбки, ни веселья в глазах - серьезные лица, настороженный взгляд. Выделяются среди курортников, как черный камень на желтом песке.
   "Наши - не наши?!"
   Дядька присмотрелся...
   "Наши!"
   Здоровый, неуклюжий мужик точно из соседнего роя-отделения.
   Алекс, повернув за карусель, обошел коллег по большому кругу. В уме всплыла поговорка...
   "Больше трех - не собираться!"
   Шутка... но с долей правды.
   На обратном пути подошел к кондитерскому киоску. Тот же продавец, та же улыбка. Алекс - мужик общительный, с контактом - никаких проблем!
   "Благодарю!"
   Неспешно потопал в дом, пусть по воле случая, но родной.
   На вечерней поверке, в коридоре, Вий объявил приказ:
   "Завтра - на задание!
   От каждого роя на базе оставить по два бойца!"
   Кто-то выкрикнул:
   "Когда?"
   "Точно не знаю, но с обеда никому не покидать территорию!"
   Настала очередь Зверобоя:
   "Командирам опросить бойцов и составить список...
   кому и чего не хватает!"
   Чтобы не писали лишнего, пояснил:
   "Бронежилетов нет, в наличии - разгрузки, носки, парки"
   Затем начальство удалилось.
   После десяти в комнату зашел Бизон.
   "Дядька, надо посоветоваться..."
   Тяжело вздохнул, и присел на стул.
   "Мое мнение... оставить Свинопаса и Фотографа"
   С фермером все ясно... не сегодня, так завтра - домой. А чем?..
   "Фотограф не угодил?"
   Львовский парень. Выше среднего роста, нескладный, постоянно щелкает зеркальным фотиком.
   "Тугодум!"
   Обрезал Бизон.
   Дядька встал...
   "Тебе виднее, с Майдана людей знаешь. Если надо - поддержу!"
   На том и постановили.
   Костя спал...
   "Слава Богу!"
   Как ребенок. Алекс повернулся на бок, вздохнул. Через полчаса баиньки... автомат за кроватью, у стены.
  
  
   День четвертый.
   Все, как вчера... пробежка, разминка, стометровка кролем. Но море грязное. С ночи задул сильный ветер, волна подняла со дна песок, осадок. Среди мутно-желтой воды плавают не только медузы, но и всякий мусор - пакеты, щепки, водоросли. Однако, в стихии есть свои плюсы. Наконец-то Азовское море соответствует названию. Бороться с приливом - одно удовольствие. Пловец сопротивляется, но волны выкидывают на берег, забрасывают песком. Чтобы выплыть на глубину, необходимо нырять под накатывающий вал. А назад - наоборот: ловишь волну и машешь в такт руками.
   "Выходи, пора!"
   Подгоняет Монах.
   Действительно... сегодня в рейд!
   После завтрака выдали по пачке патронов - двести штук и десять трассеров.
   "Мужики, заряжаем в такой последовательности...
   один трассер, два простых"
   Инструктирует Дядька, и объясняет:
   "Через один - нельзя! Противник обнаружит"
   Враг все видит, глаза на месте.
   До обеда валяли дурака - в энный раз проверяли оружие, подгоняли форму.
   "Ничего не должно греметь или блестеть!"
   Ветеран - на контроле.
   Бойцы поймали четника...
   "Вий, когда выходим? Задолбались ждать!"
   Может, кто и нервничал, но по виду не скажешь.
   "Я сам не знаю, возможно, ближе к вечеру"
   Когда спадет жара.
   "Обед! Обед!"
   Зазывает дежурный.
   "Явир, где моя ложка?"
   Алекс - в расстройстве... память о доме.
   "А я почем знаю?"
   Воротит морду.
   В этот момент Дядька пожалел сорок гривен, потраченные на шлепанцы.
   "Последним ты брал!"
   Настаивает...
   "Не в курсе, может, на кухне забыл?"
   Переводит "стрелки".
   "Ладно, прошли..."
   Алекс, в темпе, сходил на базар.
   "Металлические ложки есть?"
   "Шесть гривен"
   Немного уродливая, широкая, но нет времени - супчик стынет.
   После обеда бойцы притихли... "барометр" упал. Все ждали...
   "Вот, сейчас...команда: - По машинам!"
   И сотня уносится вдаль. Романтика... для тех, кто не нюхал пороха.
   Монах, прикрыв глаза, делает вид, что спит. Дядька, надев наушники, слушает музыку по сотовому.
   "Когда ты будешь рядом..."
   Под лирику и дреманул.
   "Мужики, подъем! Строиться, с оружием!"
   Дежурный вернул в действительность.
   Алекс посмотрел на дисплей - провалялись полтора часа.
   Чета, при полном параде, в шеренгу по двое, вытянулась перед входом.
   "Кто остается, выйти из строя!"
   Тихо командует Вий.
   Вот она... неувязка. Если с первым и вторым роем все ясно - трое приболевших и Васька-земляк (звонок из дома - батя тяжелый), то в третьем...
   Со Свинопасом - все ясно, но Фотограф...
   "Не останусь!"
   Уперся, как ишак.
   "Я приказываю!"
   Настаивает Бизон.
   "Я не больной!"
   Воротит морду Фотограф.
   Вмешался Дядька...
   "Послушай, кому-то надо базу охранять ..."
   Если Бизон рычал, не скрывая резко отрицательного отношения к добровольцу, то Алекс, как "хороший" следователь, объяснял, уговаривал.
   Бесполезно... один ответ:
   "Не останусь!"
   Львовский парень - не уступит.
   "Черт с тобой, пусть сотник разбирается!"
   Плюнул, со злости, Бизон.
   Чета, в колонну по двое, покинула гостеприимную территорию дома отдыха "Горняк".
   На базе царила необычайно оживленная обстановка. Водилы прогревали "КамАЗы", взад-вперед, шурша резиной, черепашьим ходом, проезжали джипы. Вся техника - безномерная. Дядька заинтересовался.
   "Откуда столько добра?"
   "Говорят, отжали на штраф-площадках!"
   Монах поправил бронежилет.
   На джипах-пикапах, как на "Прянике", установлены пулеметы. Бойцы экипированные по полной программе - перчатки, наколенники, бронники или разгрузка. Но многие без касок - платки на голове.
   "Штурмовики!"
   Пояснил Студент, и добавил:
   "Где-то сорок бойцов на батальон!"
   На вид - народ серьезный.
   "Чем занимаются?"
   "Шмонают, отжимают..."
   Небрежно ответил Монах.
   Несмотря на всю подготовительную суету (загружали ящики с боеприпасами, сухпай, воду), особо никто не волновался. Казалось невероятным, что среди качелей, пляжа, теплого моря - витает смерть.
   "Привет! Здоров!"
   Добровольцы из разных подразделений знали друг друга еще по Майдану. На дистанции держались только "фашисты".
   "На входе в комнату нацарапана свастика..."
   Просветил кто-то из бойцов.
   Внешне нацики отличались от основного контингента только обилием, наколотых по всему телу, крестов, готических воззваний. А так... веселые ребята! Хи-хи-ха-ха!
   0x01 graphic
   Сотня, повзводно, вытянулась на дорожке. Фотограф, с газона, сделал на память снимок.
   "Кто разрешил?!"
   Палий тут, как тут.
   "Я тебя спрашиваю!"
   Глаза - недовольные, жесткие. Фотограф, молча, занял место в строю.
   "Первый выход, традиция такая..."
   Пытаясь разрядить обстановку, оправдывается Бизон. Но сотник уже не слушал, направился к складу. Моральный втык, профилактика, чтобы "нюх" не теряли.
   Подошли те самые журналисты из Австрии - в санатории больше не появлялись. Один раз Дядька повстречал на пирсе - опрашивали курортников.
   Направили объектив камеры на Явира-Щура.
   "Снять можно?"
   "Без проблем!"
   С гордостью разрешил Серега. На плече, над черепом с костями, наколота надпись на английском языке:
   "Добро пожаловать в ад!"
   На каске шариковой ручкой нацарапал:
   "Убью всех!"
   Но стоял в косынке.
   Отправка затянулась, сплошные перекуры - бойцы расслабились, разошлись. На солнце париться... кому охота?
   Дядька снял бронежилет.
   "Какой тяжелый, зараза!"
   Еще хорошо, что Дик подарил ментовскую, форменную футболку - черная, натуральная, почти не потеет - натянул под бронник.
   Дик - классный мужик (худощавый, плохо выбритый, курносый), до пенсии возглавлял в Винницкой области райотдел по борьбе с оргпреступностью. По вечерам на дальней лавочке частенько беседовал с беженкой - привлекательная женщина, средних лет.
   "С местным населением надо дружить!"
   В моменте отшивал пошлые намеки майданцев.
   Добровольцы - не боевые роботы, жизнь и на войне продолжается.
   .................
   "По машинам!"
   Наконец-то долгожданная команда. Окурки полетели в мусорник.
   Два "КамАЗа" на всю сотню. Плюс... взвод бойцов - на "Прянике", и несколько джипов в сопровождении.
   "Почему так мало взяли воды?"
   Свирепеет, и по делу, сотник.
   "Степь кругом, ни одного колодца!"
   Завсклад, в темпе, вытащил упаковок с двадцать негазированной минералки.
   "Трогай!"
   Техника зарычала - выхлопные газы, сине-черным дымом, загадили воздух. Бойцы, в основном, расположились на ящиках с боеприпасами. Кому не хватило места - на рюкзаках у дальнего борта. Минут с десять маневрировали, выстраиваясь в колонну. Ворота распахнулись, и...
   "Всем надеть балаклавы!"
   Палий, лично, проверил выполнение команды. Надо полагать, на него возложена ответственность за исход операции.
   Дядька натянул зеленую вязанную маску - Студент запасную подарил.
   "Ты ее намочи - немного сядет!"
   Башка у Мишани - будь здоров!
   "Что за маски-шоу?"
   Ветеран не в восторге.
   "Мы на своей территории! От кого прятаться?"
   Возмущается, но не вслух - команды необходимо выполнять.
   У кого балаклавы не было, лица закрыли платками.
   Мчались на всех парах. Впереди и с тылу - джипы. Выскочили на трассу, и возле первой же заправки припарковались на обочине.
   "Не понял..."
   Алекс недоумевает.
   "Выходить в рейд с пустым баком?!"
   За потерянные полчаса можно не одну засаду организовать.
   "Что-то здесь не так..."
   Но это не первый, а второй звоночек...
   Еще перед загрузкой, Бизон:
   "Друже, Апик..."
   Командир "Пряника", заместитель сотника - жилистый, русый доходяга.
   "На Фотографа положиться нельзя, начнут стрелять..."
   "Не начнут!"
   Успокоил Апик.
   "Что-то не так..."
   Задумался Дядька.
   Взревели моторы, и машины рванули по шоссейке.
   Мариуполь проскочили на полном ходу - джипы, заранее, перекрывали перекрестки. Бойцы, приветствуя население, махали руками, кричали:
   "Слава Украине!"
   Многие отвечали, но хватало и тех, кто, молча, глазами сопровождал машины.
   После Новоазовска съехали на проселочную дорогу. Резко стемнело. На очередном блокпосту выделили в сопровождение бронетехнику. Что конкретно? В темноте не разберешь, только лязг гусениц по асфальту.
   Неимоверно трясло и кидало - водилы не обращали внимания на разбитую дорогу.
   "Так недолго и копчик отбить!"
   Дельно заметил Монах, и подложил одеяло.
   Это и есть - тяготы воинской службы, но табачный дым...
   "Пересядем!"
   Не выдержал Дядька. Задолбали сигаретные наркоманы (одну за другой): Ничь... крепкий, белобрысый мужик; Полтава... худощавый, редкие светлые волосы и Али-Баба... вылитый чучмек из майданских бродяг - ни кола, ни двора, ни зубов.
   С асфальта съехали на полевую дорогу, скинули скорость. Мучались недолго, затем свернули вдоль подсолнечного поля, и, прямо по стерне, въехали под ветки каких-то деревьев.
   "Все, отбой!"
   Приказал старший, и предупредил:
   "Лишний шум не поднимать..."
   Мужики разбежались по "туалетам".
   Бизон приволок пластиковый пакет, и полушепотом:
   "У кого нет... разбирайте"
   Антикомаринный спрей и спиральки.
   Дядька успел перехватить и то, и другое. Вокруг - тысячи тысяч голодных кровопивцев. Писк невероятный!
   Монах остался на кузове, на ящике с боеприпасами. Дядька под кустами развернул каремат, опрыскался с ног до головы спреем, и натянул по самую макушку домашнее махровое полотенце-покрывало.
   "Опять эта вонь..."
   Сосед по траве, втихаря, покуривал.
   "Ну и занесло..."
   Усмехнулся, засыпая, Алекс.
   .................................................................................
   День пятый.
   Дядька открыл глаза, светало. С одного боку, закутавшись в армейское одеяло, спал на голой земле Али-Баба. С другой - Энбиэй (Монах прозвал за высокий рост - национальная баскетбольная лига).
   0x01 graphic
   Первым делом - в туалет, реально - в подсолнечник.
   "Только бы не напороться на часового!"
   Весь кайф обломает.
   Напрасные страхи - кроме пищащих, кусачих тварей, никого.
   Когда вышел, осмотрелся... джипов не видно, рядом с "КамАЗом", проломив кормой кусты, стояла бронемашина сопровождения.
   "Что за чудо?"
   В Афгане не видел. На армейский тягач (на вооружении - пулемет, 7,62 мм) установили спаренную зенитку, "ЗУ", калибра - двадцать три миллиметра.
   "Неплохо придумали!"
   Похвалил. Грозное оружие! Стены прошивает - насквозь! Одно, однако, существенное "но" - у стрелка никакой защиты, живая мишень для начинающего снайпера.
   0x01 graphic
   ............
   Народ потихоньку, потягиваясь, разминается.
   Дядька залез на "КамАЗ".
   Монах, поджав ноги, спал. Пришлось потревожить.
   "Где рюкзак?"
   "Ищи под бортом"
   Точно... затоптанный, затертый ногами, но в целости и сохранности. Только карамельки высыпались из накладного кармана - собрал.
   "В рейде все пригодится!"
   Особенно - сладкое.
   Достал щетку, пасту, мыло.
   "Воду берегите! Используйте только для питья!"
   Строгое командирское напутствие.
   "Чужого мне не надо..."
   Меньше пьешь - меньше потеешь.
   Почистил зубы, сполоснул лицо и шею, протер грудь. Солнце поднялось над горизонтом, лучики света загнали комариную нечисть в лесную глухомань.
   "И где это мы?"
   Стараясь не выделяться, пошел вдоль кромки кустов.
   Никакой это не лес... запущенная посадка, сто на пятьдесят метров. Акация, березы, заросли крапивы, орешник - вот и вся растительность.
   Расстояние от основной дороги - не более ста пятидесяти метров. Вокруг посадки - поля. Перед дорогой, справа - стерня от зерновых, с тылу - ряды подсолнечника. Слева - некошеная, по пояс, зрелая пшеница. Не сегодня, так завтра, необходимо убрать, иначе осыплется. Дядька, в свое время, работал в совхозе - опыт имеется.
   В тридцати метрах от "КамАЗа", на небольшой опушке, спрятали "Пряник".
   "А где посты?"
   Задумался Алекс, но не успел пройти и десяти шагов...
   "Туда не ходи!"
   Раздался приглушенный крик из кустов. Кто-то резко замахал руками. Мол...
   "Нельзя!"
   Вернулся на полусогнутых к бойцам.
   Кто-то чистит зубы, умывается, разминается, а кто и курит, но на десятиметровый просвет (между посадкой и подсолнечником) не выходили. Снайпера Сереги не видно...
   "А где Явир?"
   Студент растирается полотенцем.
   "Еще с вечера Палий забрал с собой!"
   "Ясненько..."
   Серега - боец с опытом, а командиры тоже хотят жить.
   Подошел Бизон.
   "На троих один сухпай"
   Раздал пластиковые упаковки.
   Под фольгой, в отделениях, обнаружили мясные и рыбные консервы, галеты, пакетики с растворимым чаем.
   "Что откроем?"
   Спрашивает Студент.
   "Давай, кашу с мясом!"
   Монах, штык-ножом, вскрыл небольшую банку.
   Через пять минут...
   "Может, еще одну?"
   Мишаня - здоровяк за сто килограмм, организм требует.
   "Хватит, не на кухне!"
   Отрезал Дядька. И правильно сделал... кто уничтожил сухпай за один раз, до самого вечера грызли галеты.
   Появился Апик.
   "Окапываться не стоит, но яму под мусор вырыть обязательно!"
   Оно и понятно... жара, мухи, вонь.
   "Технику замаскировать, сколько торчать - неизвестно,
   минимум - три дня!"
   Обрадовал!
   Затем, загорелый доходяга с "ПМ" на бедре добавил:
   "В туалет ходить в подсолнечник, но только с краю,
   чтобы никто не заметил!"
   Бойцы специально для нужд вырубили небольшую просеку.
   Апик потопал к "Прянику", но Дядька догнал...
   "Почему в подсолнечнике ни одного поста?"
   Дальше больше...
   "Мы - что, пушечное мясо?"
   "Какое мясо?"
   Апик возмущается, но не сильно. Оправдываясь, добавляет:
   "Я лично проверял... если пойдут,
   стебли зашуршат - услышим!"
   Немного подумал и добавил:
   "Да и часовой в подсолнечнике ни черта не увидит!"
   С чем ветеран не согласен - это не причина.
   "Верно, боец, на два часа - в роли смертника!
   Но, в случае чего, успеет крикнуть или дать очередь!"
   Апик...
   "Я хотел поставить "сигналки", но много кроликов"
   Резонно, сами себя обнаружим.
   "И все-таки, что мы здесь делаем?"
   Настаивает Дядька.
   "А вас не озадачили?!"
   "Кто?"
   Вий и Зверобой еще вчера, в ночь, укатили вместе с Палием. За старшего... Лучник - молодой, розовощекий парнишка. Сказывали... на Волыни пейнтбольный клуб содержит.
   "Мы - под российской границей!"
   Тоже мне, открыл Америку! И без тебя знаем! Дику коллеги по работе
   выслали ментовский джипиэс навигатор.
   0x01 graphic
   Дядьку ответы не устраивают, но пока - не вслух.
   Апик:
   "Наша задача - контролировать дорогу!
   Если россияне пойдут, сообщить на базу и дать бой!"
   Ветеран промолчал... дать - так дать, но с таким войском...
   На том и разошлись - практически, безрезультатно.
   Подошел Монах...
   "Случайно подслушал разговор..."
   (Бойцы разбрелись по кустам. Пользоваться сотовыми не разрешали, но, в натуре, закрывали глаза).
   "Энбиэй занимается херней!"
   Дядька напрягся...
   "Чуть ли не плачет в "трубу"!
   Какой он несчастный, заброшенный!"
   А с виду и не скажешь... здоровый, под два метра, сорокалетний мужик.
   "Костя... люди разные, оботрутся!"
   Успокаивает.
   Впереди не одна ночь, зачем накалять обстановку. Но сам, чтобы не дергали, выключил телефон еще на базе. Не секрет, что "Грады" наводят по сотовым. Монах перестраховался - вдобавок отключил батарею. А толку? Апик - и тот связывался с Палием через сотовый. Почему? А другой связи не было, в наличии одни маломощные рации.
   Напрашивается вопрос:
   "Зачем выходить на операцию, если снаряжение не позволяет?"
   Но таких "зачем" наберется целый воз. А пока... бойцы отсыпаются. Разбрелись роями-отделениями по всей кромке посадки и валяются на траве.
   .............
   День прошел, на удивление, быстро. На обед открыли две банки каши и "Ставриду в томате". С четырех до шести наш рой - на дежурстве.
   "Мы с Монахом - на "дальнем"!"
   Заказал Дядька.
   Выставляли, по кругу, пять постов. Четыре - непосредственно по углам посадки. Пятый - в пятидесяти метрах от посадки, в сторону границы на небольшой возвышенности. Пятачок среди пшеничного поля, заросший кустами, травой и одичавшими плодовыми деревьями. В ста метрах по фронту - развалины дома. Возможно, в старые времена стоял хутор.
   Дядька повторил:
   "Наш... "дальний?!"
   Это не геройство, а самосохранение. Подсолнухи и развалины - потенциально опасный участок. Если и нападать, то именно с российской стороны.
   Разводил, лично, Апик. Шесть бойцов построились в шеренгу.
   "На каждом посту - по рации,
   если что - докладывать немедленно!
   Особое внимание обращать на остановившиеся машины!
   Позывные знаете..."
   Пошли по кругу. Кроме "дальнего", на всех постах - по одному человеку. Студент занял место в кустах напротив трассы.
   "Бывай, Мишаня! Служи - не тужи!"
   На четвертом оставили Фотографа, но без рации.
   "В тридцати метрах - центральный пост.
   В случае чего, добежишь!"
   Обнадежил Апик.
   Метров двадцать прошли по кромке подсолнечника - бойцы заранее прочистили полосу.
   "Осторожно, "мина"!"
   Ребята в междурядья по нужде не углублялись - себе дороже! Видимость - нулевая...
   Вышли к пшеничному полю.
   "Делай, как я..."
   Апик пригнулся и побежал.
   Через минуту на "островке" встретили постовые - чтобы не стреляли, бойцов по рации предупредили.
   "Все нормально?"
   Стандартный вопрос.
   "Все спокойно!"
   Стандартный ответ.
   Апик:
   "Здесь два поста... один напротив развалин,
   второй - за кустами, на север.
   Но не забывайте о подсолнечнике - поглядывайте!"
   Старший и смена, перебежками, вернулись в посадку.
   ...............
   Для начала - осмотрелись. Затем Дядька расставил посты:
   "Костя, иди в кусты, я - под деревом!"
   Никто не возражал.
   Пшеница невысокая, по пояс, но при желании... можно подползти. Дядька встал за веткой одичавшего дерева - кругом трава, крапива. Рация - одна на двух.
   "В случае чего - кричи, не стесняйся!"
   Алекс наставляет Монаха.
   "Апик вызывает Дядьку!"
   Зашипела рация.
   "Дядька на связи!"
   "Посмотри на подсолнечник... нас не видно?"
   Проверяет потенциальные возможности атакующих.
   Алекс перешел на тыльную сторону.
   "Ну, что?!"
   Апик нервничает.
   "Никого не видно..."
   Спокойно ответил Дядька. Тишина кругом, только шум пролетающих машин нарушал хуторской покой, да и то... редко. В основном, зерновозы - уборка в самом разгаре. Да еще сушняк задолбал!
   "Больше никакой "Ставриды"!"
   Изжога достала. Бутылку воды взяли, но с такими темпами может не хватить.
   Примерно через час - разменялись постами. Топтаться на одном месте надоедает.
   "Лежка неплохая... никто не заметит!"
   Монах вытоптал в кустах укрытие.
   "Разумно..."
   Мысленно одобрил ветеран.
   Впереди, метров на пятьсот, пшеничное поле. За ним - придорожная посадка. Слева, в пятидесяти метрах, подсолнечник. Необходимо работать на два фронта. Надел каску и присел на корточки.
   Солнце медленно уходило за горизонт, проснулись комарики.
   "Нигде от вас не спрятаться, не скрыться!"
   Проворчал и распылил антикомарин.
   Время прошло не быстро, но и без напряга. Сиди и переминайся - ноги немеют.
   "Апик вызывает Дядьку!"
   Заговорила рация.
   "Что за идиотские позывные?"
   Не вслух возмутился Алекс, и ответил:
   "Дядька на связи!"
   "Идет смена!"
   Предупредил.
   Через пару минут...
   "Все нормально?"
   "Все в порядке!"
   Дядька передал рацию, и перебежками вернулись на базу. Но в подсолнечнике Апик спросил:
   "А как в засаде разжечь костер, но без дыма?"
   "В засаде костры не палят..."
   Жестко ответил Алекс. После паузы добавил, но мягче:
   "Используют сухой спирт"
   Апик только вздохнул... а что ему сказать? Дилетанты...
   На ужин выдали сухпай и одну на троих "Корону" - молочный шоколад. Плитка поплыла, ели ложками. Это неважно, главное - полезно.
   "Интересно, выставят в подсолнечнике пост?"
   Перед отбоем подумал Алекс, и сам ответил:
   "Завтра проверю..."
   По кустам, под носом, развесили спиральки комарина. Лучше нюхать химию, чем кормить кровососов.
   Натянул покрывало. Справа - на предохранителе автомат, под головой - рюкзак, слева - бронежилет.
   "Спать, спать, спать..."
   День простояли, осталось ночь пережить.
   "Нашел на свою задницу приключение!"
   Совсем незло усмехнулся Алекс. А помнишь...
   Встреча выпускников. Кто-то женился, а кто-то уже и развелся... детки пищат по садикам. Заказали длиннющий стол в пригородном ресторане "Серпанок". Железобетонное высокое здание, с пивным баром в подвальном помещении. Два зала - основной... потолок под крышу... и банкетный, с выходом на большой балкон. Перед входом, на газоне - елочки, вдоль бордюров - цветочки. Музыка... "живая" - три музыканта и прекрасный вокалист.
   "Потанцуем?"
   Алекс приглашает на медленный танец девушку-женщину из соседнего "А" класса. Десять лет не виделись! Хотя проживает в соседнем городке.
   "Как, что, с кем?"
   Стандартные вопросы.
   "Вышла замуж, девочке - пять лет"
   Марина и в школе отличалась чудной фигуркой, а после родов... похорошела. Исчезла угловатость, резкие движения, речь - плавная. Кофейное платье плотно обтекает бедра, груди.
   "Кто такая?.."
   Суббота, в ресторане полно знакомых. А Марина - одна...
   "Познакомь!"
   Цепляются на перекуре в фойе.
   "Сейчас... разогнался!"
   Еще в школе, да и во дворе (квартира - в соседнем подъезде) сложились непростые отношения. Многое не договорили, не сделали. Алекс уверен...
   "Марина, пришло наше время!"
   Подруга, качаясь в такт, прижалась.
   За столом почти не общались, и без слов - все ясно. Но танцевали только вдвоем - Алекс ни с кем делиться не собирался. Водку не пил, баловался винчиком. А зачем? И так поплыл... каштановые, по плечи, волосы, скромное, но аппетитное, декольте.
   "Ты где остановилась?"
   "В гостинице, одноместный номер"
   Несмотря на то, что знакомых валом, подруга выбрала свободу.
   На очередном перекуре призналась...
   "Развожусь, не сложилось!"
   "Не ты первая..."
   Подумал Алекс, и повел к столу.
   К одиннадцати "встреча" вышла из-под контроля. Не только Алекс выяснял отношения. Тайная и не тайная школьная любовь не прошла бесследно. А так, как одноклассники, за редким исключением, пришли без второй "половины", компания разбрелась по закоулкам.
   Через некоторое время, немного помятые, но счастливые, возвращались. Однако не обошлось без слез. Возможно, водка сделала свое подлое дело, но не исключено, что поняли - прошлую любовь не вернуть. Растаяла в бытовой суете.
   В двенадцать в зале притушили свет.
   "Расходимся, время вышло!"
   Официантки, собирая посуду, выпроваживают клиентов. Рабочий день позади, семья ждет.
   В фойе гостиницы зашли около часа ночи. Дежурная зевала за длинной, полированной стойкой. Тусклый свет ночника освещал журнал регистрации.
   "Пожалуйста, ключ от седьмой..."
   Попросила Марина.
   Алекс положил десятку.
   Женщина оживилась, но предупредила...
   "Только недолго!"
   Ключ с номерком звякнул о полировку.
   Второй этаж, третья дверь, налево. Комнатка со всеми удобствами - туалет с кабинкой справа, слева, под стеной, небольшой столик, напротив - полуторная кровать.
   Разумеется, интерьер никого не интересовал...
   Марина забежала в душ. Через пять минут, в одном махровом халате, выскочила - и в постель.
   Алекса немного носило, но не от винчика - от ожидания. Целый вечер обхаживал, не отходил. Сразу обрезал все "концы"...
   "Эта женщина - моя! И никому не отдам"
   Душ привел в чувство, вода - сила!
   Накинул на бедра полотенце, подошел к кровати, откинул одеяло.
   В дневном свете уличных ламп, раскинув волосы на подушке, ждала любимая женщина. Облегающее платье не обмануло реальность... длинные ноги, плоский живот, выбритое "сокровище" - лето в разгаре! Одна грудь завалилась немного в сторону, соcки на месте... и не на три копейки - рубля не хватит.
   Алекс опустился на колени и аккуратно погладил нежную кожу. Но прелюдия длилась недолго...
   Кувыркались, целовались, как котята... Эти ноги, груди, блестящие глаза. Не стонали, не кричали - не в дешевом романе. Летали - и не более...
   Неожиданно, какое-то царапание в районе дверей...
   "Пора уходить"
   Приглушенный голос.
   Алекс, не обращая внимания...
   "Может, показалось?!"
   Перевернул Марину на живот.
   "Время вышло!"
   Нет, не показалось - дежурной не спится.
   "Я сейчас..."
   Поцеловал подругу между лопаток.
   "Прошу!"
   Через приоткрытую дверь всунул последнюю десятку.
   "Недолго..."
   Предупредила вахтерша.
   "Вот вымогатель!"
   Засмеялся Алекс, и приподнял женщину за талию...
   Домой попал под утро...
   Больше одноклассницу не видел.
   ...................................................................
   "Что за тени на кромке посадки?"
   Одна... две... три...
   "Свои? Не свои?"
   Бог с ними! Дядька повернулся на бок и заснул.
   .............................................................................
  
   День шестой.
   Ветеран с утра - в подсолнечнике.
   "Никаких постов!"
   Что-то не то... третий звонок.
   0x01 graphic
   В соседних кустах, возле "Пряника", разыскал Апика.
   "Командир... это несерьезно!
   Достаточно пятерки бойцов моего уровня
   и сотня в темноте сама себя перестреляет!"
   Апик нехотя приподнялся - вероятно, немного достал.
   Дядька советует...
   "Ряды недлинные, достаточно прорезать коридор, и
   расставить часовых в пределах обоюдной видимости!"
   Так делали в Афгане.
   "Людей нет..."
   Буркнул Апик.
   "Тогда, какого хера в засаде сидим?!"
   Опять не вслух... нет смысла.
   На завтрак, на десерт, выдали мед. Полезный, питательный продукт. Среди мух, пота и вони - экзотика!
   Утром прикатил на джипе Палий.
   "Разгружай!"
   Заднее сиденье и багажник, по самую крышу, загруженные полтора литровыми бутылками с водой.
   Бойцы налетели, растащили по отделениям.
   "В каком рою - два гранатометчика?"
   Спрашивает сотник.
   "В третьем!"
   Ответил Лучник.
   Студент с гранатометом и тремя зарядами укатил в неизвестном направлении.
   "И Пухлый нас покинул..."
   Без злости заметил Монах. Не по своей воле - приказ.
   Сотня, от нечего делать, болтается по всей посадке.
   "Лучник..."
   Дядька подошел к временно старшему.
   "Делать нефиг, давай коллектив обучу стрельбе из "РПГ""
   Собрались, вкруговую, на поляне.
   "Прицельная дальность - триста метров.
   Заряды бывают кумулятивные и осколочные"
   Осмотрел бойцов и добавил:
   "В простоте - залог успеха!"
   Недаром гранатомет, с шестидесятых годом прошлого столетия, стоит на вооружении не одного десятка стран. Одна Африка чего стоит, бегают по джунглям десятилетиями.
   "Сначала аккуратно, чтобы не помять, распечатываешь заряд.
   Затем вставляешь до контрольного винта, взводишь..."
   Дядька положил "РПГ" на плечо.
   "Помощник выдергивает чеку, и... выстрел!"
   Обезьяну можно научить.
   "Только смотрите, чтобы за вами никто не стоял!"
   Реактивной струей может покалечить.
   "Не забывайте открывать рот - оглохните.
   Потом пройдет, но лучше вставить в уши два патрона"
   "А если ветер?"
   Толковый вопрос.
   "Целится по ветру..."
   Дядька кивнул в сторону Андрея.
   "Штатный гранатометчик все подробно объяснит"
   В процесс обучения необходимо втягивать молодежь.
   Через час вся сотня клацала и заряжала без проблем.
   "Ребята, если вы хотите победить,
   будьте взаимозаменяемые!"
   И поставил на сегодня точку.
   После обеда - лежбище.
   Место комаров заняли легионы мух. Гонять бесполезно! Проще, уставившись в небо, лениво общаться с соседом. Все равно через "хэбэ" не прокусят, а лицо закрывали панамой или бейсболкой. Так и лежали под вездесущими насекомыми. И никуда не денешься - спецовки на жаре в момент пропитались потом. Да и воины, не отходя от стоянки, устроили в ближайших кустах туалет.
   "Боялись подсолнухов?"
   Может быть...
   Монах лениво повернулся и спросил:
   "Помнишь тех двух парней, что приходили на турник?"
   "Конечно!"
   Рослые, спортивные ребята.
   "По-моему... они из "сепаров"..."
   "Может быть..."
   Алексу в этих вонючих кустах без разницы.
   "Интересовались, откуда я!"
   "Тоже мне доказательство!"
   Усмехнулся не вслух Дядька.
   Нетрудно догадаться. Монах, чисто принципиально, на русском не общается.
   "Два дня спорили и сошлись, что дело наше общее!"
   "Кто бы сомневался!"
   Подтвердил Дядька.
   "И враги общие - олигархи... государство в государстве!"
   Но какой смысл после драки "кулаками" махать? Процесс пошел...
   Монах отвернулся и напялил панаму на глаза.
   В кустах - парилка. Солнце выпалило всю влагу из кустов - "хэбэ" прилипло к телу.
   Алекс отошел за ветки дерева и каплями воды протер шею, грудь. Война - это не пих-пах, а тяжкий, грязный труд. Кто этого не понимает - потенциальный труп.
   В зарослях, с правой стороны, - непонятная возня, стоны...
   Лучник, нагнувшись к земле, при помощи двух пальцев очищает желудок. Первое, что приходит на ум:
   "Отравился?!"
   Что не удивительно, антисанитария полная.
   За полчаса цветущий парень превратился в бледную тень.
   "В чем дело?"
   Дядька переживает - зараза распространяется очень быстро. В Афгане почти все бойцы перенесли инфекцию.
   "Камни в почках..."
   Просветил Дик.
   "Бардак!"
   Возмущается ветеран. И то запредельный. Последствия приема на "работу" без справки от медкомиссии - налицо.
   Прибежал штатный медбрат. Сделал укол, накормил таблетками. Лучнику немного полегчало, но как боевая единица - ноль!
   На все про все в засаде, из начальства, остался один Апик. Есть командиры отделений - роевики, но мужики больше по хозяйству - обмундирование, питание.
   С шести до восьми отделение заступило на дежурство. Дядька и Монах снова попросились на дальний пост. Понравилось! Шикарный обзор!
   Природа восточной Украины во всей красе. Богатейшие места! Спрашивается... с какого перепугу Донбасс сидит на дотациях? Воруют, и в таких размерах, что даже на дороги не хватает.
   На этот раз разводил Косой - рослый, приветливый, спортивный парень, но один глаз с дефектом. Любитель балаклавы, маску почти не снимал. И это в такую жару!
   Постовые передали рацию и перебежали в посадку.
   Дядька внимательно осмотрелся...
   "Костя, да молодняк совсем оборзел!"
   Вместо того, чтобы по-тихому торчать за ветками, устроили в высокой траве лежку. Вытоптали поляну, и, пуская струйки дыма, отдыхают два часа. Часового, если не курит, со стороны не видно, но и постовой "слепой", как крот.
   "Завтра разберемся, ночь впереди"
   Какой смысл поднимать крик, если морально все равно не доходит. В Афгане воспитывали кулаками и копняками. Пусть жестоко, но эффективно - роту не вырежут.
   После кашки с тушенкой - отбой. Все, как вчера... автомат - под правую, бронник - под левую руку. По кустам - дымящие спиральки. Спал, что заяц... сквозь сон ходили тени постовых, шуршала трава - всякая мелкая тварь выползает на охоту.
   ...............
  
   День седьмой.
   После завтрака Дядька подошел к бойцам.
   "Есть разговор на тему о жизни и смерти!"
   Парни вкруговую устроились на поляне.
   "Многие из вас неделями тренировались в полевых лагерях"
   Сделал паузу.
   "Но что, кроме Гимна, вы знаете?!"
   Дядька, не повышая голоса, заводится.
   "Неужели так трудно - отстоять два часа?"
   По глазам видит... не поняли.
   "Не отлежать, а отстоять!"
   Сейчас дошло, опустили головы.
   "Не надо инструктора, достаточно посмотреть кино о войне!"
   Пауза...
   "Прикройся веткой, слейся с травой, но не высовывайтесь,
   как те непослушные дурни на баррикадах!
   Вычислят, получите пулю в лоб или, того хуже,
   ножом по горлу!"
   Глотнул водички. Солнце - все выше и выше, птички чирикают, и...
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Слева, ближе до кромки посадки, расположилось отделение азовцев. С сотней не общались, держались обособленно - никакого взаимодействия. Свой "старший", и двухместная палатка.
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Орут на всю округу.
   "Что-то с засадой не так!"
   Задумался Алекс... очередной звонок.
   "А теперь приступим к занятиям!"
   Взял прутик и обозначил на траве зону обороны и возможной атаки. Полчаса разъяснял, как штурмуют дома, окружают блокпосты, эвакуируют раненых. Все лучше, чем кормить мух и курить одну за другой вонючие сигареты.
   Под конец...
   "Вопросы?"
   Боец, с крутым подбородком:
   "А если прямо сейчас нападут, что нам делать,
   где занимать позицию?"
   За несколько занятий невозможно научить думать - это и к бабке не ходи!
   "Мы уже на позициях..."
   Вздохнул Алекс, и пояснил:
   "Отделения расположены на одной линии,
   друг друга не перестреляем!"
   Затем добавил:
   "Но по тревоге - организовано выдвигаемся
   в сторону противника"
   Объяснил, казалось бы, на доступном, без тактических наворотов, языке.
   "А тыл и фланги... прикрывать?"
   Святая простота.
   "Естественно, пулеметы в наличии!"
   Потом перешли к засадам на дороге.
   Здесь вставил "пять копеек" Бизон:
   "Если обстреливают, то бойцы у правого борта прыгают направо,
   а у левого - налево!"
   Ясно, что не наоборот...
   На этом тактическая подготовка закончилась, ребята разбрелись по кустам.
   .........
   После обеда прилетело два джипа.
   Из первого выскочил Палий...
   "Разгружайте воду!"
   И озабоченно направился в сторону "Пряника".
   Из второго, неспешно, выполз (иначе - габариты не позволяют) Береза, или, как все дополняли - муж Татьяны Черновол. Журналистка, нещадно избитая дорожными негодяями.
   Красавец! Мужчина... хоть куда! Широкоплечий шатен, далеко за метр восемьдесят. В руке - не игрушка, типа "АКСМУ", а ручной пулемет Калашникова, что вполне соответствовало масштабам бойца.
   После разговора с Палием Апик подошел к Бизону.
   "В твоем рое второй номер гранатометчика?"
   Все ясно... Дядька понадобился. Но не в качестве специалиста, а как напарник первого номера.
   Свернул каримат, накинул на плечо подсумок с двумя реактивными зарядами. Положено три, но не тот случай - Студент тянет за сто килограммов, а Дядька весит шестьдесят три.
   "Костя, будь здоров!"
   Пошел к джипу.
   Навстречу... Палий с Березой.
   "Так это ты..."
   Без особой радости встретил сотник.
   "Спеца можно и оставить..."
   Но что-то перекрутил в голове и махнув рукой...
   "Да, ладно... садись!"
   Дал добро. На что ветеран без патетики ответил:
   "Мое дело военное, где Родина прикажет, там и будем"
   Береза довольно кивнул головой.
   "Вот это правильно!"
   Через минуту, ревя моторами, джипы вырвались на оперативный простор. И если первая машина рванула на восток, то вторая, с Лучником на борту (больному человеку не место на голой земле), помчалась на запад.
   Через полчаса активной гонки повернули направо, и по степной дороге погнали на юг. Камыши, трава, редкие деревья - вот и весь пейзаж. Через поломанный шлагбаум заехали на территорию, заставленную, что справа, что слева, небольшими домиками-клетками.
   "Что за ферма?"
   Поинтересовался Дядька.
   "Государственный заповедник редких пернатых!"
   Весело ответил водила. Черноглазый, закованный в бронник, парень. На голове - балаклава, на руках - кожаные, без пальцев, перчатки.
   Через ворота въехали в жилую зону - по кругу сплошной забор. Остановились на небольшой площадке.
   "Приехали!"
   Сотник вышел из машины.
   Дядька - ветеран, дисциплину уважает, без команды не дергается.
   "Выходи, у нас не так строго, как в армии!"
   Объяснил Палий.
   "Оно и видно..."
   Проворчал, мысленно, Алекс, и открыл багажник. На землю посыпались пустые пластиковые бутылки. Подошел боец...
   "И когда оно кончится?!"
   Замучился наполнять, таскать, укладывать.
   Алекс огляделся...
   Слева, за забором, вагончик на колесах. Справа - целый ряд таких же деревянных жилых коробок, но без колес.
   "Бери заряды - и за мной!"
   Скомандовал сотник.
   Дядька по ступенькам поднялся в вагончик. Холодильник, электрочайник на столе - цивилизация!
   "Вот свежая уха - поправляйся..."
   Хлеб, минералка, кружки. Отдельно, в большой кастрюле - присоленная рыба. За забором, в двадцати шагах, шумит море.
   "Постирайся, поплавай..."
   Сотник понимает... за трое суток так привыкли к вони, что перестали обращать внимание.
   На небольшом деревянном пирсе валяется часовой.
   "Привет!"
   "Здоров!"
   Вяло ответил боец с автоматом.
   А ветер... мама родная! Грязные полутораметровые волны с шумом падают на берег. Над белыми пенистыми бурунами носятся перепуганные чайки.
   Снял "хэбэ", и в ментовской футболке прыгнул в море. Отмахал двадцать метров, остановился. Глубина по пояс. Прополоскал трусняк, носки, майку.
   "Хватит, выходи!"
   Сквозь завывание ветра орет охрана. Невдалеке, видно невооруженным глазом, российский берег.
   "Хорошо, но мало..."
   Не без сожаления, выжимая на ходу белье, вернулся в вагончик. Развесив на веревке барахло, приступил к ухе. К сожалению, осталась одна разваренная рыба, юшка - на самом дне.
   Справа от коробки, под навесом - длинный обеденный, грубо сколоченный стол.
   "Привет! Здоров!"
   В тарелках ковырялись бойцы - Вий, Зверобой, Студент, осетин, но говорил один сотник, и то... довольно вяло.
   Из услышанного, Дядька составил картину.
   В первую ночь отряд Палия захватил заповедник и обшмонал домики - поступила информация, что местные браконьеры-рыбаки перевозят нелегалов и оружие. Ничего не нашли, но шороху наделали. И самое печальное... сорвали вылов рыбы.
   На следующее утро примчалось пограничное начальство.
   "Это наша территория, сами разберемся!"
   Браконьеры за каждую ходку погранцам отстегивали.
   "Пусть ловят!"
   Палий не против, однако...
   "Но не в российской же зоне!"
   Погранцы обрезали:
   "Там рыбы больше!"
   Против такого аргумента не попрешь. Договорились об ежедневной дани - ящик тарани. На этом "война" закончилась. Осталась одна невыполненная задача...
   "Я привез из дома украинский флаг. Может, вывесим?"
   Студент настроен явно патриотично.
   "Вешай..."
   Безразлично согласился сотник.
   Студент полез на двадцатиметровую металлическую обзорную вышку, где постоянно торчал, замотанный, в защитных очках, часовой - ветруган ураганный!
   Через полчаса затрепетало желто-голубое знамя.
   Мишаня в восторге, типа...
   "Знай наших!"
   Дядька побродил с полчаса, надоело.
   "Друже Палий, мое место в посадке!"
   Алекс не любитель бегать с места на место.
   "Заряды оставлю, у нас боеприпасов достаточно"
   Дядька догадался, что джип, в скором времени, повезет воду назад.
   "Вероятно, ты прав!"
   Согласился сотник. Ветеран обрадовался, но виду не подал.
   .........
   Через час...
   "Привет! Хи-хи! Ха-ха!"
   Монах валяется под кустом.
   "Да там нефиг делать!"
   Дядька присел на траву.
   "Единственная радость - море и электрика!
   Зато, какой ветруган... мама родная!"
   Сегодня рой дежурит - с десяти до двенадцати ночи. Но если на первый пост вышел по полной программе - бронежилет, четыре магазина, штык-нож, каска, то на следующие - без бронника... тяжелый, гад!
   Разводил Апик.
   "Пост сдал! Пост принял!"
   Это - в кадровых частях. Добровольцы дружески хлопали по плечу, передавали рацию и разбегались.
   Первый час пролетел незаметно, но когда поменялись... комары, как в последний раз, кинулись на жратву. Как на зло, забыл спрей.
   "Твою мать!"
   Стоило присесть (перед пшеницей иначе нельзя), как сотни кровососов впивались в "хэбэ". Если спецуха болтается на бойце, без натяжки, - не пробивают. А так... задница, ляжки, что стол обеденный.
   "Хлоп! Хлоп!"
   Не помогает. Это как раз тот случай, когда...
   "Всех не перебьете!"
   На смену павших бойцов прилетают сотни ненасытных тварей.
   После пятнадцати минут бесполезной борьбы...
   "Чем так мучиться, лучше пулю в лоб!"
   Дядька встал в полный рост. Капюшон парки натянул на голову, затянул шнурки. Ничего, будем жить!
   Комары, от бессилия, пищат, визжат, а Дядька рассматривает горизонт. И было что...
   Сначала на северо-восточном направлении блеснули две вспышки.
   "Показалось или как?"
   Настолько далеко, что звука не услышал.
   Через минуту...
   "Фах! Фах! Фах!"
   Цепочка огненных шаров оторвалась от земли. На долю секунды, не более.
   "Очень похоже..."
   Алекс задумался.
   "Может, "Град"?"
   Видел в Афгане, копия.
   Здесь зашипела рация...
   "Апик вызывает Дядьку!"
   "Дядька на приеме!"
   "Ты не заметил ничего странного на горизонте"
   Пауза...
   "Из соседнего поста заметили отблески вспышек!"
   На секунду задумался, но ответил четко, по-армейски.
   "Ничего аномального не вижу!"
   А какой смысл поднимать кипишь? Один хрен: если обстрел, ничем не поможешь!
   Апик успокоился...
   "Все ясно, до связи!"
   Буквально через пять минут после вспышек резко усилился ветер - комары исчезли. Строго на востоке, на российской границе, длинная молния прорезала черное небо. Донесся отдаленный гром.
   "Этого только не хватало!"
   Ни палаток, ни блиндажей - голая земля.
   Схватил рацию.
   "Дядька вызывает Апика!"
   "Старший" - как ждал звонка, ответил моментально.
   "Апик на связи!"
   "На востоке - гром и молнии! Ветер в нашу сторону,
   возможна гроза!"
   "Понял, будем готовиться!"
   Строить из веток примитивные шалаши.
   Ветер, не утихая, гоняет по черному небу тучи. Вдоль всего горизонта над границей вспышки снизу, молнии сверху. Ничего не разберешь - перемешалось.
   Полетели редкие капли...
   "Сейчас начнется!"
   Втянул голову в плечи.
   Но... достояли, без дождя, до новой смены.
   Когда перебежали через поле, объяснил Апику:
   "Я видел вспышки, но какой смысл поднимать тревогу?.."
   "Я понял!"
   Апик не дурак. Недаром старший над "Пряником" - единственная бронетехника на весь спецбатальон. И та... не без изъяна. Сгодится для скоростной перевозки бойцов, но в городских условиях - мишень для гранатометчика-дилетанта.
   Несмотря на приближающуюся грозу, Алекс, не снимая кроссовки, вырубился. Шум веток над головой, порывы ветра, и ни одного комарика - стихия разогнала.
   ...............
  
   День восьмой.
   "Подъем! Подъем!"
   Дежурные будят бойцов.
   "В пять выезжаем!"
   Радостное известие. Бог помиловал, но небо затянуто грязно-серыми тучами. С минуты на минуту возможен дождь.
   0x01 graphic
   Дядька сбегал в подсолнечник, умылся по пояс (воду не жалели), свернул коврик. На все про все ушло минут двадцать.
   "Перекусим?"
   Монах - в курсе... "выезжаем в пять" обычно переходит на шесть, семь...
   После легкого завтрака остатки сухпая распихали по рюкзакам. Бойцы закопали мусорную яму, очистили от веток технику - ждут команды.
   "Все на месте?"
   Поинтересовался Апик, но обошлось без построения. Каждый рой держался своей компании, ребята - на виду.
   Около шести - команда:
   "По машинам!"
   Как приехали, так и грузились - по своим "КамАЗам".
   В районе первого блокпоста тягач оставил колонну. Пролетев Новоазовск, припарковались на обочине.
   "Кого ждем?"
   Ситуация нервная, накрапывает редкий дождь. Через пятнадцать минут начали разбегаться под деревья - кто поссать, кто на перекур. Дождь усилился...
   "Раздать плащи!"
   Синий, с капюшоном, целлофан.
   Недалеко - кукурузное поле. Дядька прислонил к борту бронежилет. Если обстрел, ноги уцелеют - прыжок, и ты в кювете.
   Наконец-то примчались на джипах начальство и бойцы с временно оккупированного птичьего заповедника.
   "Флаг сняли?"
   Поинтересовался Алекс.
   "Конечно!"
   Подтвердил Студент. Сорвут, порвут...
   Сотник махнул рукой.
   "Трогай!"
   Дождь переходит на ливень - вода, просачиваясь, заливает "хэбэ".
   "Вжинь! Вжинь!"
   Два "КамАЗа" завелись, третий... даже не дергается. Еще ушло полчаса, а кукуруза рядом...
   Сбежались лучшие водилы, подняли кабину - ковыряются. Наконец-то прорвало - из выхлопной повалил черно-синий дым. Машина дернулась и... заглохла. Однако, после нескольких попыток, выехала на трассу. Коробка скоростей почти рассыпалась - вторая передача накрылась.
   Ветер срывает ветхие накидки, дождевые потоки заливают бойцов - промокли насквозь. Пролетели полупустой Мариуполь, редкие прохожие глазами провели колонну. Никто не кричал:
   "Слава Украине!"
   Сейчас главное... добраться до базы.
   Вот и металлические ворота. Еще пятнадцать минут ушло на разгрузку и сдачу ящиков с боеприпасами. Кроссовки, бронежилет... мокрые, "хэбэ"
... хоть выжимай. Никто не ныл, терпеливо ждали очередной команды.
   "Сушиться, мыться, отдыхать!"
   Палий скрылся на складе. Бойцы, через калитку, - в дом отдыха.
   Дядька поставил автомат за кровать, броник повесил на дверь, кроссовки выставил на входе в корпус. Затем (если честно, то кое-как) простирнул в холодной воде "хэбе", носки, футболку. Во дворе на шнурке развесил. Дождь перестал, но и солнца не видно. Одна надежда на ветер - за день просушит.
   Монах занял в душевую очередь, подгоняет...
   "Мужики, давай в темпе, не в сауне!"
   Вода холодная.
   "Это не мое!"
   Отказался ветеран и побежал на пляж. После дождя море всегда теплое - проверено.
   "Класс!"
   Волны грязные, но свои - отмоют, расслабят. Чайки, привычно, летают над головой. Женщина в ситцевом халате собирает цветные камешки. Все спокойно...
   Алекс вернулся в комнату, включил сотовый. Количество непринятых звонков и сообщений зашкаливало. Мама, жена, сын, знакомые, товарищи...
   "Где и куда пропал?"
   Оказывается, тот самый журналюга, что снимал перед отправкой, написал патриотическую статью. Тираж вышел в четверг. Все тайное стало явным...
   "Позвони матери!"
   Умоляет супруга. Желания никакого - одни сопли, вопли.
   "Причитает, что все хотят ее смерти..."
   Старая песня о главном... о жизни. Но куда денешься?
   "Все нормально, сидим за забором,
   до Донецка - двести километров!"
   Алекс пытается успокоить. Получилось? За тысячью километров не видно...
   "Журналист - скотина!"
   Возмущается Костя-Монах.
   "Это его работа!"
   Дядька, наоборот, аргументировано оправдывает:
   "И, к тому же... если грохнут, семья,
   возможно, получит компенсацию!"
   Что не помешает в столь тревожное время. На этом обсуждение, на тему: "Скотина или друг?" закончили.
   Алекс, в спортивном костюме, вышел в насквозь отсыревший коридор. Повсюду - ботинки, берцы, карематы, одеяла. Бойцы отдыхают по кроватям, сидят на телефоне.
   "Все нормально, не переживайте!"
   Доносится со всех сторон.
   "Но, по-правде... переживать стоит и еще как!"
   Ветеран не брал дурного в голову, но мозги работают, поневоле анализируют ситуацию.
   Наконец не выдержал, совесть не позволила. На тетрадном листке нацарапал...
   Комбату спецбатальона МВД "Азов"
   Билецкому А. Е.
   бойца третьего роя, третьей четы,
   третьей сотни, псевдо Дядька.
  
   Докладная.
   Довожу до Вашего сведения, что система позывных не соответствует общевойсковым стандартам. Нигде в мире, в том числе и в НАТО, на посту не обращаются по именам (а если заболеет, поменяют и т. д.?..), используют номера - пост первый, второй и т.д. Разводящий не использует пароль, часовые не знают элементарные правила постовой службы. Техника, по техническим причинам, к рейдам не готова.
   С уважением - Дядька. Число, подпись.
   ................
   Для полной картины Алекс начертил примерную схему расстановки постов.
   Докладная - щадящая, но между строк читалось:
   "Командиры и добровольцы к боевым действиям не
   подготовлены!"
   Листок сложил и со словами: "Это важно, передай Палию!" - отдал четнику Вию.
   За несколько дней, проведенных в засаде, в чете-взводе прошли изменения. Отправили домой переживающего за семью Свинопаса и Ваську-соседа, который после известия о тяжелом состоянии отца, впал в депрессию. Кроме... "Черный ворон, что ж ты въешься..." ничего не слушал, а сотовый постоянно при нем. Также почечника Лучника - здесь все ясно.
   Но это не конец...
   "Обедать будем на базе!"
   Объявил Вий, что, с одной стороны, избавляет дежурных от мучений - электричества не хватало, плитка до кондиции не нагревалась - готовили целый день. Но, с другой стороны, лишало разнообразия.
   "Строиться!"
   Скомандовал четник, и бойцы нестроевым шагом, в колонну по двое, отправились на базу. Рядом, что-то мурлыча, топал Художник - шатен, среднего роста, с добродушным лицом. Из телефонного плейера доносилась однообразная мелодия.
   "Какая гадость!"
   Дядьке не в кайф. Сплошной писк - и не более. Вежливо попросил:
   "Ты не можешь надеть наушники?"
   В ответ:
   "Мне нравится!"
   Алекс посоветовал:
   "Запомни первое правило долголетия...
   живи, не мешая жить другим!"
   И отошел на несколько шагов.
   Столовая находилась в конце центральной дорожки, по аллее - слева.
   При входе в небольшое, с выходом на широкую веранду, помещение встречали "раздающие" с алюминиевые бачками.
   "Пожалуйста!"
   Армейским черпаком наполняли посуду. Кухонные принадлежности у ребят с собой.
   В зале - несколько столов, высокий потолок. В конце, слева по коридору, - умывальник и нерабочий туалет.
   Еда без наворотов, хотя калорийная. Салаты нарезать некому, но по огурцу или помидору - обеспечено. На отдельном столе, на выбор, чай или компот - самообслуживание. Хлеб без ограничений.
   Никто не засиживается, все понимали... за ними придут другие.
   Не успел помыть тарелку, как вошла девушка-корреспондент.
   "Холодная?!"
   От неожиданности убрала руки.
   "А как мыть?"
   Бойцы засмеялись.
   "Вот хозяйственное мыло, немного потри, и микробов, -
   как не бывало! Хи-хи! Ха-ха!"
   Здесь не "Интурист", с комфортом большие проблемы. Та же самая зона, но с выходом на операции.
   После обеда чета оккупировала кровати. В корпусе - тишь и, в сравнении с вонючей засадой, благодать.
   Перед ужином сходили на пляж. У Мишани на ногах - сеть от комариных укусов.
   "Наверное... Студент очень вкусный!"
   Подкалывает Монах.
   "Я не ожидал, что на берегу столько вампиров!"
   Возмущается Мишаня.
   "На посту закутывались в одеяло с головой!"
   "А как же враг, который не дремлет?!"
   Продолжает, беззлобно, издеваться Монах.
   "Да хрен с ним! Спали поголовно!"
   Студент махнул рукой и побежал в море. Вода - она лечит, отраву вытягивает.
   Снова появился лыжник-парашютист. Размотав длинные стропы, встал по ветру, и, плавно поднимая парус-перо, заскользил по волнам. Через минуту вырвался на оперативный простор и поднялся в небо.
   "Интересно, как он будет назад возвращаться?"
   Задумался Алекс.
   "Ведь ветер дует строго на запад?!"
   Целый час ждал спортсмена.
   "Обязан вернуться!"
   На песке остались: рюкзак из-под парашюта и чехол от лыж.
   Солнце опустилось за горизонт, курортники потянулись к тоннелю.
   "Ладно, пора на ужин, никуда пилот не денется!"
   Алекс натянул шорты и вслед за Монахом потопал в дом отдыха.
   "Еще с полчасика!"
   Предупредил, отмокавший в море, Студент.
   Построение, нестроевой шаг, столовая. На обратном пути встречная женщина поинтересовалась...
   "Ребята, вы не из "Азова"?"
   Бойцы заулыбались, но не ответили.
   Довольно странно видеть группу вооруженных парней среди купальников и трусняка. Хи-хи! Ха-ха!
   На вечер привычная программа... курцы сплетничают на лавочке, Дик общается с беженкой, Дядька отправился за "наполеоном" - пахлава надоела.
   Спали, как убитые. Можно сказать:
   "С чувством выполненного долга!"
   Но сомнения остались...
   ........................
  
   День девятый.
   Перед завтраком позвонил домой.
   "Как семья?"
   "Все нормально!"
   Бодро ответила жена.
   "Мать успокоилась?"
   "Да, но иногда достает звонками!"
   "Ничего, пусть привыкает!"
   Алекс переходит до главного...
   "Скоро не ждите, все только начинается..."
   Жена, за тысячу километров, вздохнула, но промолчала.
   "Все, мне не звонить! И другим закажи...
   будет время, сам свяжусь..."
   Выключил телефон.
   На построении перед походом в столовую Вий просто убил...
   "Палий настаивает на переводе нашей четы на базу"
   Взвод зашевелился, но опасность осознал только Монах.
   "Ребята, не соглашайтесь! Там тоска!"
   Бойцы понуро опустили головы.
   Дядька не вмешивался... давно понял, что коллектив подневольный - слова не имеет. Как скажут, так и будет.
   Вий невесело потоптался, и добавил:
   "Я просил, чтобы оставили, но Палий настаивает..."
   Костя проворчал:
   "Ясно... наши места проданы!"
   Сотник кому-то уже пообещал.
   0x01 graphic
   Кажется, ничего особенного не произошло, но настроение упало ниже "плинтуса". Организм сопротивлялся...
   "Это не база, а клетка!"
   Сиди целыми днями под замком. Осталось надеяться, что отменят приказ.
   Однако, после грустного обеда, Вий объявил:
   "Под вечер перебираемся, матрасы и постель - с собой!"
   Тоска.
   Бойцы в курсе, что на базе с местами туго, но приказ есть приказ. Твое "не хочу" никого не интересует - в этом вся прелесть воинской службы.
   На втором этаже проживали "крутые" воины. С бойцами не общались - на ходу здоровались и убегали, уезжали в неизвестном направлении.
   "А соседей не тронули..."
   Монах не может успокоиться, в энный раз:
   "Стоим на своем, никто нас не тронет!"
   Стоять некому. Возможно, именно безотказные, "деревянные солдаты" побеждают на войне.
   "Но только не на современной!"
   В этом ветеран уверен на сто процентов. Высокие технологии требуют соответствующего интеллекта.
   Последний удар нанес Палий...
   "Как мне управлять сотней,
   если она разбросана по всему Урзуфу?!"
   Логично...
   Под вечер подъехал потрепанный "газон".
   "Грузимся!"
   Скомандовал Вий.
   Алекс занес постель в последнюю очередь, на сердце - печаль.
   "Все в сборе?"
   Спросил четник. Взвод молчит. И так ясно, что все.
   Груженая машина, через центральные ворота, отправилась на базу. Бойцы, понуро, потопали через калитку. Никаких разговоров, никакой музыки.
   Нехорошие ожидания оправдались на тысячу процентов. Взвод поселили на первом этаже двухэтажного дома. Вероятно, в прошлом помещение использовали для приема гостей.
   "Первый и второй рой занимают комнату справа!"
   Распределяет Вий.
   "Кто не поместится, спускается в подвал"
   Четнику самому не в кайф, но...
   "Третий рой - в комнате налево!"
   Все ясно, осталось перетащить постель.
   Взвод налетел на машину, как коршуны. Боец схватил скрутку с бельем и убежал. В итоге... Дядька остался без личных подушки и простыней. В комнате нашел потрепанный матрас и застелил, валявшейся на подоконнике, атласной шторой. Вместо подушки пристроил рюкзак.
   Помещение просторное, на два окна - однако, одно, прикрытое жалюзью, наглухо забито.
   "Ночью задохнемся - гарантия!"
   Проворчал Монах и выбрал место в самом углу, справа. Дядька - рядом.
   Повсюду остались следы былой роскоши. Под высоким потолком - хрустальная люстра. Сверху, на полированной "стенке" - скрученный, огромный ковер. На сто процентов, в прошлой "жизни" комнату называли залом.
   Помещение справа - намного меньше, но с наворотами. Слева под стеной - барная стойка, умывальник. Окно одно, но на всю небольшую стену, - комната узкая.
   0x01 graphic
   За огромным туалетом, шесть на три метра, деревянная узорная лестница. Спустился...
   Сначала - небольшая стоечка мини-бара, затем фирменный, большой биллиардный стол. Вентиляция - цокольные форточки по кругу. Под зеленым сукном ребята разложили матрасы.
   Тяжко вздохнул и вышел на бетонный порог. Дом, по всему периметру, окружен декоративными елками, пихтой. Во все стороны ухоженные дорожки, фонарики. А так, как здание располагалось недалеко от побережья, то все находилось под контролем часовых. Снова...
   "Ты туда не ходи!"
   Одним словом, шикарная добровольная тюрьма. Но беда не в изоляции... в санитарии. На сорок человек - один унитаз, умывальник и женское удовольствие - бэдэ. Однако, к сожалению, подруг не предвидится.
   После ужина бойцы разбрелись кто-куда. Студент курит под ветвистым невысоким деревом - стихийная курилка, под стеной. Монах разбирает барахло. Дядька захотел в туалет.
   "Твою мать..."
   Обругался втихаря. Постоянная очередь - два, три воина в ожидании. Не беда, уже стемнело, можно и в кусты.
   "Не очень то и можно..."
   Алекс злой, до немогу! Вдоль дорожек - декоративные плафоны, часовые по кругу - туда-сюда.
   Возле бассейна набрел на одноэтажное здание овальной формы, вариант "бунгало". Крыша под евро-черепицей, впрочем, как и вся бывшая резиденция Януковича. Неяркий свет освещал ухоженные кусты. Пластиковые, с перегородками, окна заменяли стену. Дядька заглянул...
   За монитором компьютера, за большим полукруглым столом, щелкал на клавиатуре боец средних лет. Вероятно, рыскал в Интернете - Алекс не приглядывался, чужая жизнь не интересует. Здесь же и поссал. Нифига с этими елочками не случится - каждая шнуром подвязана, колышки торчат по кругу.
   После десяти ...
   "Отбой, мужики!"
   Часовые загоняют в душное помещение.
   Дядька не сомневается - впереди кошмарная ночь. Втроем подошли к Вию...
   "Лучше торчать в засаде,
   чем нюхать вонючие носки!"
   Костя-Монах настроен более, чем категорично. Четник промолчал...
   Дядька добавил:
   "Если на послезавтра ничего не намечается, я уеду!"
   Вий не стал выдумывать...
   "В ближайшие две недели боевых операций не предвидится"
   Повернулся, и ушел в темноту.
   Студент остался на перекур, ветеран зашел в помещение.
   "Завтра я сваливаю!"
   Художник, с круглыми глазами...
   "Ты, серьезно?"
   "Я, вообще, серьезный парень... или не заметно?!"
   "Заметно..."
   Согласился, немного опешивший, боец.
   Дядька:
   "Я не в силах торчать в зоне, ожидая команды на выезд!
   Мы не на передовой линии, только делаем вид"
   Вмешался Аль-осетин.
   "Дядьку осуждать не стоит...
   при мне отпросился на более опасный участок!"
   Это о перегонах в засаде, туда-сюда.
   Подошел молодой парень.
   "Если честно, многим не в кайф, но у нас обязательства!"
   Ребят, как лучших, командировали от партий, организаций. "Азов" считался самым дисциплинированным батальоном. К тому же, через месяц-второй выдавали пластиковое удостоверение, похожее на водительские права. Где четко прописано:
   "Сотрудник МВД"
   А это уже - профессия.
   Напоследок Костя сказал:
   "Никого агитировать мы не собираемся -
   батальонов на всех хватит!"
   На том и разошлись.
   Без четверти двенадцать прилегли, и началось...
   ..................
   День десятый.
   Алекс посмотрел на монитор... еще нет и двух ночи.
   "И за что такое наказание?!"
   Бизон, задрав в потолок бороду, нещадно храпит. Студент, у самой двери, ворочается с боку на бок. Монах, повернувшись к стене, делает вид, что спит. Окно приоткрыто, но толку... дышать нечем.
   Начало третьего - завалился Явир. С начала операции Дядька снайпера не видел - ошивается, под рукой, у сотника.
   "Сейчас мало не покажется...
   прибыла "тяжелая артиллерия""
   Похрапывание Бизона по сравнению с ураганом от Явира - детский лепет.
   Долго ждать не пришлось...
   "Хря! Хрю! Га-га!"
   Алекс встал, и побрел в туалет.
   Немного сыро, но чисто. Над унитазом - лист бумаги четвертого формата.
   "Ты не пей из унитаза!
   Там микробы и зараза!
   Дерни ручку, воду слей,
   Пенку сдуй, потом уж пей!!!"
   Солдатский юмор, черным по белому. Автор неизвестен.
   0x01 graphic
   Щелкнул задвижкой, чтобы никто не мешал, задумался...
   "Я - дурак? Или только кажется?!"
   Скорее всего, полный... добровольно - в тюрьму...
   Прокрутился остаток ночи, поднялся с первыми лучами. Как оказалось, не первый. Мишаня неспешно укладывал здоровенный рюкзак. Студент - парень хозяйственный. Захватил не только пару ящиков тушенки, но и калиматор - лазерный прицел. Мишаня - охотник, так что ничего удивительного в том, что любит оружие, нет.
   Голова раскалывается...
   "Еще несколько ночей - и живой труп!"
   В чем, Дядька не сомневается ни на минуту.
   Боль попытался смыть водой - немного отпустило. Но если вчера еще сомневался, то сегодня...
   "Пешком пойду, но в клетке не останусь!"
   Вольному - воля! Иначе ветеран не живет.
   Вышел на порог, поприветствовал часового. Море немного успокоилось, белых бурунов не видно. Немного покрутив "мельницу", размялся. Голова не болит, но тяжелая. На душе - паскудно. Вчера звонил...
   "Я надолго!"
   Сегодня - сматывается. А что делать? Умереть от запора?! Не двадцать лет, да и вопросов много...
   Мишаня обзвонил знакомых - по Интернету скинули полный пакет правил дорожного патруля. Нашел сотника...
   "Работу сделал, необходимо распечатать и раздать!"
   До сих пор раздают... никому не надо.
   .............
   Постепенно курилка заполнилась бойцами. Костя разминается на дорожке.
   Перед завтраком, разговор на троих - Явир давно откололся.
   "Может, на день-второй задержимся?.."
   Монах волнуется. Можно понять... вчера вышла статья, сегодня - приехали.
   Мишаня:
   "Как хочешь! Я - домой"
   Накануне подходил сотник...
   "Студент, скатаем в одно место...
   не переживай - номера снимем!"
   Мишаня, с трудом, отмазался...
   "Друже Палий, тачку готовил на продажу,
   полдня полировал!"
   Легковушки использовали для внезапных налетов по наводке информаторов. Алекс, лично видел, как какой-то дядя передал Вию записку:
   "Такой-то и такой-то... гнида и сепаратист!"
   История повторяется. Отжимают бизнес, сводят счеты. Ничего нового человек не придумал, не в состоянии.
   Костя долго не думал:
   "Сдаем оружие - и вперед!"
   То есть, назад.
   Монах закрыл вопрос, но основное испытание еще впереди...
   После завтрака подошел угрюмый Вий.
   "Палий вызывает!"
   "Начинается..."
   Дядька не сомневался - без проблем не обойдется, но абсолютно не нервничал. Цель обозначили... вырваться из клетки, а батальонов - валом!
   Палий, что туча, ждал в командирской беседке.
   "Привет!"
   Монах и Студент поздоровались за руку, Алекс отошел в сторону.
   "Присаживайтесь..."
   Пригласил Палий, и сразу пошел в атаку...
   "Вы что думаете: захотел - пришел, захотел - ушел?!"
   Сотник неплохо разбирается в психологии, но с Дядькой промахнулся... ветераны угроз не воспринимают, скорее - наоборот.
   Алекс поднялся...
   "Не надо много слов, разберемся по-пацански..."
   Дядька в курсе, что Палий мотал пятилетний срок за нападение на часового оружейного склада, во время антипрезидентской акции "Украина без Кучмы", двухтысячного года.
   "Я не люблю это слово..."
   Сотник не считал себя уголовником.
   Алекс, не обращая внимания, продолжил:
   "Я написал докладную. Передали комбату?"
   Молчок.
   "Тогда, зачем напрягаться, если опыт не нужен?!"
   На самом деле, основная причина - бытовая. Первая обязанность командира - отдых, обмундирование и питание бойцов. Солдат пришел с рейда... грязный, обкусанный, голодный... а на базе - банька, чистое белье, горячая пища. Но с кем говорить? С человеком, у которого, по его словам, нравственность на конце члена?
   Разумеется, монолог остался в памяти, не вслух. Угрозы сотника - не пустой звук. Между батальоном и блокпостами постоянная связь. Подкинут георгиевскую ленточку, и закроют в подвале, как сепаратиста. А если "найдут" пачку патронов? Все, срок обеспечен. Нарываться не стоит... Дядька сел...
   Палий потер ладони...
   "Все ясно, у тебя завышенные амбиции!"
   Алекс молчит, как рыба.
   "Говори, что угодно, - слово не вытянешь!"
   Опыт общения в закрытом "помещении" имеется - опусти голову, не смотри в глаза...
   Вмешался Костя...
   "Почему, перед выходом, не проводят психологических тестов?"
   Палий усмехнулся, и правильно. Не экспедиционный, натовский, корпус - масштаб не тот.
   Мишаня вообще не вмешивался - сидел, курил.
   Палий:
   "Вы знаете, сколько батальон тренировался
   перед штурмом Мариуполя?"
   Сам, после небольшой паузы, и ответил:
   "Два месяца!"
   Прозвучало, как великое достижение. Но Дядька - в курсе... сопротивления не было, основные силы сепаратистов ушли. Осталось несколько пьяных бомжей. А видеосъемка - чистый пиар. Ни один пулеметчик, во время атаки, не танцует рок ин рол! Состряпали ролик для лохов, и прошло!
   Палий еще что-то говорил, но Алекс уже не слушал. Задача одна:
   "Вырваться за ворота!"
   Несмотря на свой пыл, сотник быстро выдохся. Пришло время для Дядьки...
   Спокойно встал, посмотрел на Палия...
   "Разрешите идти!"
   Не напрягаясь, по-житейски. Не дожидаясь ответа, повернулся и пошел по дорожке.
   Однако, расслабляться не стоит. Получилось так, что добровольцы оказались отнюдь не на дружеской территории.
   На душе - тоскливо, за неделю привязались к бойцам. Первым очухался Студент:
   "Надо сложить вещи и раздать продукты!"
   Кое-что осталось из домашних припасов.
   Не успели зайти в здание, как явился недовольный Палий, рядом - насупленный Вий. Построения не было, ребята уместились в комнате и коридоре.
   Сначала, Вий:
   "Еще есть желающие покинуть батальон?
   Не тяните, выходите из строя!"
   Такой себе воспитательный процесс. Кто хотел, давно вышел.
   Затем, Палий:
   "Позавчера два бойца устроили пьянку..."
   Глаза злые, колючие.
   "Если до вечера не признаются, будут проблемы!"
   На этом вступительная часть закончилась.
   "С сегодняшнего дня переходим на усиленную подготовку.
   Роевым собрать паспорта для оформления!"
   Вероятно, проблема с "пропиской" затянулась, так как Палий в оправдание добавил:
   "Я сам, до сих пор, без документов!"
   Возможно, и не желает. Добровольцы - народ непростой, не все стремились к огласке. Как говорил Полтава, нежно прижимая пулемет...
   "Здесь у меня есть "аргумент", а дома - нифига!"
   Чужая душа - потемки.
   На этом собрание закончилось. Подошел Вий...
   "Оружейка занята, но к часу все разрулим!"
   В принципе, неплохой мужик, но подучиться не помешает.
   Тройка "дезертиров" приступила к упаковке вещей.
   Подошел Бизон...
   "Дядька, а что делать с вещьмешком?"
   "Подарок!"
   Улыбнулся Алекс. После засады отдал роевому солдатский мешок, времен Советской власти.
   Бизон расцвел и похвалил:
   "Мы, мужики, на вас зла не держим - такие не подведут!"
   Здесь ветерану пришла идея...
   "Ребята, время есть - рассказать о засадах?"
   Небольшой, на прощание, инструктаж.
   "Конечно! Конечно!"
   Бойцы не скрывали радости, да и обстановку не мешало разрядить.
   "Первое... правильно выбрать место.
   Самый убойный огонь - это перекрестный.
   Вот и включайте мозги, но смотрите -
   друг друга не перестреляйте!"
   Дядька глотнул водички, половина двенадцатого - от утренней прохлады и след простыл.
   "Второе... отработать маршрут отхода!"
   По глазам видит, не все поняли.
   "Какой толк от засады, если, отступая, вас перебьют?!
   Счет сравняется - один на один...
   А это не в кайф! Надо жить, ребята!"
   Бойцы внимательно слушают.
   "Следующее... есть засады - основная и вспомогательная"
   Опять не поняли.
   "Вспомогательную выставляют только при наличии людей!"
   Все равно не дошло.
   "При первом же выстреле колонна связывается со штабом,
   штаб высылает подкрепление,
   подкрепление несется на всех парах!"
   Ребята заулыбались...
   "Вот здесь и приходит время вспомогательной...
   Как даст из-за бугра - спасайся, кто может!"
   Бойцы оживились.
   "Но и это не все..."
   Дядька заинтриговал слушателей.
   "Как правило, в карательных операциях
   участвуют самые боеспособные части,
   на базе остаются рота охраны и нестроевой сброд.
   При наличии хорошей взаимосвязи с другими партизанскими отрядами, можно организовать налет!"
   В этот момент зашел Вий.
   "Пошли сдавать оружие!"
   На этом инструктаж закончился.
   Дядька подарил Полтаве десять трассеров.
   "Знаешь, как заряжать?"
   "Через два простых..."
   Запомнили... мелочь, но приятно.
   Монах заныкал при сдаче пачку патронов, но вскоре отдал братьям по оружию.
   "Найдут в машине - проблемы обеспечены!"
   Игра не стоит свеч.
   Попрощались с товарищами, и через знакомую калитку подошли к машине.
   "Я приберег ключ от комнаты, можно пообедать"
   Студент - молодец, с таким не пропадешь.
   Дядька сбегал на базар, купил несколько килограмм помидор, хлеб и минералку. Открыли пару банок гречневой каши с мясом, и в спокойной обстановке перекусили.
   "Пошли на пляж!"
   Предложил Костя.
   "В такую жару выезжать бессмысленно..."
   Мишаня знает, что говорит, - водила со стажем.
  
   0x01 graphic
   С часик покувыркались, и в начале шестого покинули гостеприимный дом отдыха "Горняк". Но пока не выехали за пределы Донецкой области, не расслаблялись.
   Машина рвалась на запад, но часть сердца навсегда осталась в третьем рое, третьей четы спецбатальона "Азов" - среди неподготовленных, немного наивных, с немалым налетом романтики, но преданных своей Родине, ребят.
   ...........
   Стемнело. На заднем сиденье рядом с Дядькой, прислонившись к стеклу, спал девятнадцатилетний волынский парень - отправили домой по причине обострения геморроя. Тот самый боец, что два дня назад подошел к лавочке, и...
   "Дядька, не в обиду, прими в подарок!"
   Ручные, пластиковые часы-хронометр.
   ............................................................................................
   Послесловие...
   Десятого августа под Иловайском, под прикрытием старого "БТРа", который то и дело выходил из строя (мотор не тянул), батальон вышел на проческу. Сначала снайпер ранил гранатометчика Светляка. На помощь побежал Береза и Сокол. Крупнокалиберная пуля разорвала Березе, в районе паха, артерию - до больницы не довезли. Сокол получил пулю в живот. После энного количества операций - умер в германском госпитале. Итого: три трупа вместо одного...
   Но эту сотню Дядька не инструктировал, не успел...
   ....................................................................................
  
   25.01.16 г. Дубно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   87
  
  
  
  

Оценка: 3.26*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015