ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Лучков Андрей Юрьевич
Высшая школа Винити

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.42*8  Ваша оценка:


  

Высшая школа ВИНИТИ.

  
   Тёмный город. Широкий... пустынный... проспект. Редкие фонари. Буйная зелень деревьев, ночная духота и оседающий зной прошедшего дня. Тишина не плохая и не хорошая, стрёмная, вынужденная быть тишиною, потому что весь город спит. Устал темный город. Огни в окнах нигде не горят...
   Проспект... Широкий проспект уходит куда-то в темноту, слепую и липкую и из этой темноты вырываются фары одинокого автомобиля...
   Взгвизнув скрипучими тормозами, останавливается милицейский "Уазик", выпрыгивает солдат с кожаным "дипломатом" в одной руке, фуражка в другой. Глазами ищет знакомые окна в угрюмой "сталинской" пятиэтажке. Менты переговариваются между собой, на заднем сидении один уже спит.
   Автобусная остановка с названием "Высшая школа. ВИНИТИ".
   Глаза солдата привыкли к темноте, нашли свои окна - знакомые и родные, но темные и "слепые"...- так не должно быть! Не должно быть так! Окна должны гореть, если горят - значит тебя ждут!
   - М-а-м-а-а-а...!- крик застрял в горле, сорвался на хрип-стон, а должен был разорвать в куски мрачную темноту, но спрессовался в комок чего-то липкого и слезливого. Тишина осталась - город не проснулся.
   Опустился солдат на колени, на широком пустом проспекте. Менты заметили это и старший вылез из машины. Кашлянул в усы для начала и спросил: "Отслужил своё? Откуда пришел-то? Служил, спрашиваю, где?".
   Раздаются шаги, слышна какая-то речь, по проспекту, раздвигая темноту, широкой колонной движется отряд солдат. Пыльные лица, странная, не "союзная" форма, зеленые звездочки на панамах, все с оружием. Сбоку колонны идет командир, подходит к стоящему на коленях солдату.
   - Встать! Кто такой?!
   - Рядовой ...! 181 мотострелковый полк, расположен в Кабуле!
   - Встать в строй!
   - Есть!
   Вскочил на ноги как "ужаленный" командой. Старший милицейского наряда не видит никого кроме одиноко стоящего солдата, который разговаривает сам с собой.
   - Ты домой пришел?! Вернулся откуда? - громко переспрашивает обеспокоенный милиционер. Просохло лицо от минутных слез, улыбается солдат, широко так, зажигательно. Нет, город мой родной, страна моя родная, не один я здесь, среди этой ночи, много нас, очень много! И не привидения мы! Просто не всякий нас разглядит!
   - Да нет, лейтенант, я ещё не пришел! Я ещё служу!
   И не прощаясь ни с кем, шагнул в проходящий мимо строй.... Исчез.... И нет никого!
   - Мистика какая-то! Коль, ты видел?!
   - Что случилось-то?! Орешь как псих! Нет же никого! - водитель Коля тоже "закимарил" на минутку, - Ну, никого же нет!
   Только почудилось им, как вокруг ихнего "Уазика" послышался размеренный шум, топот солдат, заклубилась пыль, заставляя зажмуриться и удерживать фуражки, а нарастающий рокот-рев "вертушек" накрыл их, накрыл весь этот город и разорвал к чертовой матери и эту тишину, и эту темноту!
   И яркий свет ударил в глаза,... и высветилась надпись " Высшая школа. ВИНИТИ".
  
  
   .... Поднимающееся из-за перевала солнце заставило сомкнуть на миг глаза, захотелось прикрыться рукой. Струйки пота стекали по лицу и по спине, ночная прохлада быстренько уходила, а руки-то заняты - носилки несем! Крупным планом серое пыльное лицо и краешек широкой, мятой панамы, жилистая шея, грязный от пота и пыли подворотничек.
   Небольшой отряд разведчиков напоролся на пост душманский, а теперь уносили ноги и своих раненых. И передохнуть бы надо, устали до смерти, но смерть-то она хуже усталости! Поэтому вперед, то есть назад, к своим! Пост остался в ночи, далеко, а вот что противно, так это погоня и настигает она их - это уж точно. С ранеными не оторвешься.
   - Стой! Привал пять минут! Сержант Гаврилов, ко мне!
  
   ...Вот они ноги чугунные, сел-упал, почти завалился на камни, раскинул руки в стороны, подмышки, что ль проветривает? Снял панаму, обтёр чуток потную пыль с лица и сразу узнать можно того пацана-солдата, что привиделся ночью "уставшему" милицейскому патрулю.
   Хлебнул глоток воды из фляги и дал её, флягу, раненому:
   - На "Макар", горло промочи, да много не пей, а то потом пописать захочешь, а наш экспресс идет без остановок!
   Гогот покрыл его слова, ребята повеселели, раненый тоже заулыбался.
   - Ох, Андрюха, хрен тебе в ухо! Давай к нам, пыхнем!
   Затянулась "косячная" самокрутка, пошла по кругу. Вдохнул в себя по очереди и держи, подсасывая ртом воздух, сколько хочешь, или сколько сможешь...
  
   - Слышь, сержант! Нам, чтобы оторваться, заслон поставить надо, прикрытие, раненые у нас. Рация разбита, а несем! "Вертушки" не вызовешь, а несем её, казенную! Погоня в жопе, мать её так!
   - Понятно, товарищ лейтенант! Кого?!
   - Того!!! Как бы на лбу у них было написано, я бы прочел! Вобщем, троих надо. Здесь пулемет, какая - никакая, а всежь высотка! Боеприпас оставим, воды. Нам бы полчасика, минут двадцать, хотя бы. А? Что думаешь?
   - Давайте я и еще двоих. Вон Тажибаев, он снайпер, и Женька "Шатура", у него язва на ноге открылась, все равно хромает, ни носилки нести, ни ... Вобщем, такое предложение.
   - Тажибаев! Звонарев! Ко мне!
   Притих отряд, ничего объяснять не надо. Пока там командиры совещались, здесь свой совет вели, только в добровольцы не набивался никто.
   Тажибаев сразу, после слов командира, начал собираться. Винтовку протирать, прицел осматривать, да мало ли что. А Женька как вкопанный секунд десять стоял, потом глаза предательски заслезились, повернулся в ту сторону где "наши", да и обмяк весь! Нет, сначала дернулся правым боком, а уж потом "винтанулся" вперед как подкошенный! Только "хэбэшка" на правом плече кровью наливается. Пулю Женька поймал! Догнала их погоня! Держись теперь!
   "Гаврила" сразу за пулемет, орет " - Уходите, мы при-кро-ем!". Да только вдвоем много не навоюешь! Вот тебе времечко, испытание какое, аль экзамен? Вобщем "Высшая школа. ВИНИТИ"
   Андрюха Женьку поднял: " - Идти сам сможешь?! Давай, догоняй наших! Черт хромой!"
  
   Вот оно значит как!
  
   Совесть спросила: " - Кто?" и ты руку поднял.
  
   Молодость не порок, не болезнь разума!
  
   Молодость - она по своим законам живет!
  
   Никто тогда на себя "геройскую" звезду не примерял, а только надо было так...
  
   ... Женька бежал, прижимая неперебинтованную руку, автомат долбил по спине, свистело что-то в ушах, но не ветер...
  
  
  
   2004 год, Москва.
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Примечание: "Высшая школа. ВИНИТИ" - это автобусная остановка в г. Люберцы Московской области.

Оценка: 8.42*8  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018