ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Макаров Андрей Викторович
Благое дело

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.66*10  Ваша оценка:

  Марина, когда я зашел в офис, едва улыбнулась и позвала меня в переговорную. Не в кабинет. В кабинете мягкие кресла, кофе секретарша подаст по первому свистку, может и сама хозяйка захлопочет у кофемашины. В переговорной же длинный стол, канцелярские стулья. В ней можно говорить только о деле.
  Мы сели друг напротив друга.
  Она была как всегда ухожена. Высокая блондинка в деловом костюме. Ее должность уже не помню. В корпорации были какие-то департаменты, отделы, сектора, один из них она возглавляла. Кабинет и секретарша с кофемашиной в придачу.
  - Андрей! - она внимательно посмотрела на меня. - Я с тобой попала в неприятную ситуацию.
  Стоп! Ничего личного. Исключительно деловые отношения. Марина - бизнесвумен, я - военный журналист. Просто журналист, а что военный, еще недавно никакого отношения к делу не имело. Корпорация мирового значения выпускала металлопрокат, одно из его подразделений делало попутную продукцию: сковородки и кастрюли, металлическую мебель. Все это надо было рекламировать. На одной из выставок я, как нештатный корреспондент рекламного журнала, подошел к их стенду, попросился к руководству и меня подвели к Марине. Сказал ей, что их реклама неинформативна и предложил написать статью о том, как хороша их продукция, и почему именно она должна оказаться в доме читателя.
  Статья Марине понравилась. Ее опубликовали, я получил какие-то деньги.
  Это были девяностые годы. Военным платили копейки. Офицерское жалованье уходило на съём квартиры в Подмосковье. Каждый крутился, как мог.
  С тех пор раз в квартал Марина через меня размещала в журнале рекламу. Однажды заказала разворот на две страницы. Я получил памятный гонорар в два своих военных жалованья.
  Наши отношения поднялись на ступеньку выше деловых. Я мог заехать к ней, поговорить 'за жизнь', что-то посоветовать. Рассказывал о себе. Как десять лет при СССР ходил в море, о работе в новые времена, службе в армии. Она мне о корпорации, бывшей государством в государстве. Своя авиакомпания, хоккейная команда высшей лиги, бывшие жены директоров судились с ними в Англии. Все как у людей очень узкого круга.
  Как-то она заметила:
  - Долго тебя не было, в декабре и загорел. На Кипре отдыхал?
  - Марин! - отставил я чашку с кофе, - война идет, только вчера из командировки вернулся.
  Марина задумалась, когда она это делала, то хлопала ресницами, потом сказала:
  - На очередном совещании говорили о благотворительности, что надо помогать военным, а как, мы не знаем, продукция у нас специфическая.
  - Почему же, - пожал я плечами, - металлическая мебель военных сопровождает всю жизнь. В общежитиях, казармах, госпиталях.
  - Госпитали! - подхватила она, - отличная идея! У нас полная линейка медицинской мебели. Можем бесплатно обставить палату. Под ключ. От вешалок до кроватей, тумбочек и стульев. В подарок от корпорации.
  И черт меня дернул за язык сказать, что войска такую помощь примут с радостью.
  Вскоре Марина сообщила, что акция одобрена, мебель зарезервировали. До нового года оставалось дней десять и все, что нужно от войск - это адрес, куда ее доставить и благодарственное письмо.
  - На самом видном месте повешу, - сказала она.
  На службе я отправился в медицинское управление внутренних войск.
  Медоборудованием занимался полковник с невыразительным лицом. Он выслушал рассказ о том, что известная корпорация хочет обставить палату 'под ключ' в любом нашем госпитале.
  - Не подойдет, - покачал головой полковник, - мебель нужна специальная.
  - Это медицинская мебель для больниц, - показал я красочный буклет.
  Полковник на буклет посмотрел с неприязнью и заявил:
  - Пусть они перечислят деньги, мы сами что-нибудь купим. Почему вы вообще занимаетесь этим вопросом?
  - Акция будет широко освещена в военной печати, - пояснил я, - вот визитка ответственного лица корпорации, её зовут Марина. Она ждет вашего звонка.
  - Хорошо, позвоню, - взял он визитку.
  Я не был наивным. Есть какие-то поставщики, свои интересы. И тут я влез с этой мебелью. Но бесплатно же! В дар воюющим войскам! Раненым в госпиталь. Без каких-либо обязательств на дальнейшее сотрудничество. Отдав визитку, я переключился на служебные дела. Как всегда, в конце года был завал.
  Спустя неделю набрал номер Марины.
  - С наступающим! - Сказал я. - Звонил тебе полковник из медуправления? Мебель отгрузили?
  - Никто мне не звонил, - обиженно ответила Марина, - дай его телефон, сама позвоню. Уже двадцать седьмое декабря. Меня насчет этой акции начальство каждый день теребит.
  На следующий день Марина прислала на пейджер сообщение, попросив меня приехать.
  И вот мы в переговорной смотрим друг на друга.
  - Андрей! Я позвонила тому полковнику, он как-то странно разговаривает. Что мы должны делать какие-то шаги навстречу. Не понимаю, надо заплатить денег, чтобы они приняли благотворительную помощь?!
  - Нет, - глядя ей в глаза, уверенно сказал я, - тебе показалось!
  - Если мебель не нужна, мы ее кому-нибудь продадим, просто акция у нас в плане, если я до конца года ее не проведу, у меня будут неприятности, все будут считать, что я... болтушка.
  Марина обиженно захлопала ресницами. Какое забавное слово: 'болтушка'.
  - Марин! - вздохнул я, - какое число? Двадцать восьмое декабря? Еще целых три дня. Все проведем. Обещаю! Прямо сейчас займусь этим.
  И я снова отправился в медицинское управление. Уже к его начальнику - генералу медслужбы.
  Генерал сидел за столом как будда. Широколицый, основательный. Смотрел сквозь меня. Пришел какой-то майор, чего-то хочет. Все визитеры чего-то хотят. Путевку в дом отдыха, номер люкс в санатории, направление на госпитализацию.
  Я представился, рассказал о том, что одна из корпораций хочет сделать войскам подарок. Готова сама все привезти, отдать и тихо уйти.
  - Что вы хотите? - перебил меня он.
  Я повторил, что войскам хотят подарить медицинскую мебель.
  - Обратитесь к полковнику... - он назвал фамилию.
  - Я был у него. Полковник говорит странные слова о встречных шагах от дарителей.
  - Выйдите! - лениво произнес генерал и отвернулся.
  С таким я еще не встречался. Ничего себе генерал-доктор! И что дальше? Записаться на прием к главкому? В этом году приема уже не будет. Опубликовать статью в войсковом журнале или газете? Пока она выйдет... да и не опубликуют ее. Медуправление - это путевки, госпитализация, дефицитные лекарства. Свои же потом затопчут.
  Бахнуть статью об этом свинстве не в войсковой газете? Нельзя! В своем доме не гадят.
  В редакции машинистки наряжали елку, а я ломал голову, не зная, что делать.
  Через дорогу от главка базировался отряд спецназа. Позвонил в их санчасть.
  - У вас мебель есть?
  - Есть, - ответил кто-то.
  - Еще нужна?
  - Нет. А вы кто?
  - Дед Мороз! - сказал я и повесил трубку.
  Позвонил еще в несколько мест в Москве. Люди отказывались или просили позвонить в январе.
  Все готовились к новому году, а я бегал с бесплатными кроватями и тумбочками, пытаясь всучить их хоть кому-нибудь.
  29 декабря переключился на область и с утра отправился в главный клинический госпиталь внутренних войск.
  В нем также командовал генерал. В приемной сидела очередь. Секретарь допустил меня 'к телу' на пять минут.
  Генерал смотрел настороженно.
  Я начал издалека, про статью о мобильном госпитале в Чечне. Как его подчиненные 'вытаскивали' солдата с двумя ранениями в сердце, протянул журнал с публикацией.
  Он оживился, сказал, что статью читал, и она ему понравилась.
  Я перешел к делу. В который раз рассказал про корпорацию, которая хочет поддержать военных и подарить медицинскую мебель именно нашему главному госпиталю.
  - Взамен ничего не хотят? - уточнил генерал.
  - Так точно. Единственное...
  - Что такое? - насторожился он.
  - Мебель привезет красивая женщина, она мечтает получить благодарственное письмо за подписью генерала. Я его сам подготовлю. Разрешите завтра в одиннадцать часов все доставить?
  - Привозите! - довольно улыбнулся он.
  Прямо из приемной я позвонил Марине.
  - Завтра в одиннадцать торжественно вручаем вашу мебель главному клиническому госпиталю внутренних войск. Готовься, прическа, макияж - ты прекрасна, как всегда. Будет генерал и пресса в моем лице.
  Утром на выезде из города я подсел в их служебную волгу. С Мариной была сотрудница корпорации, отвечавшая за направление медицинской мебели. То ли хотела засветиться на акции, то ли посмотреть, куда именно все отвезли (вдруг мы свернем на рынок)?
  Всю дорогу я рассказывал веселые истории, на душе же было тревожно. Генерал дал 'добро', но не чиркнул ничего на листе перекидного календаря. Его могли вызвать в главк или министерство, уехав, он мог не сказать о нашем визите никому из замов. Те могут быть не в курсе. Их самих может не быть, и тогда единственный, кто нас равнодушно выслушает перед шлагбаумом - капитан - дежурный по госпиталю.
  Мы пробирались через пробку на Горьковском шоссе, за нами полз грузовик с мебелью.
  Приемная генерала оказалась забитой народом. Визитеры сидели с пакетами и коробками. Все хотели дружить с начальником госпиталя.
  - Назначено на одиннадцать, - напомнил я помощнику и под недовольный гул очереди протолкнул женщин в кабинет.
  Дамы разложили буклеты, рассказали, что для подарка выбрали лучшую мебель из ассортимента.
  Генерал хмурился, от вчерашнего благодушия не осталось и следа. Рассеянно слушал, то и дело поглядывая в мою сторону. Перелистал буклет, вздохнул:
  - С января выпрашивал в главке деньги, мне их кинули сегодня утром, чтобы потратил до конца года, - он посмотрел на циферблат. - Финансовый год закончится через пять часов. Если не потрачу - он назвал какую-то неприлично большую сумму - в следующем году урежут фонды.
  И снова глянул на меня. Генералу все понятно. Накануне здесь крутился этот майор. 'Финики' деньги держали до упора, бросили ему миллионы в последний момент, и тут же нарисовался майор в обнимку с коммерсантами. Благотворительная палата говорите! Ну-ну.
  Он повернулся к моим спутницам.
  - Вы можете поставить медицинскую мебель на эту сумму?
  - Столько на складе в Москве нет, - захлопала ресницами Марина.
  - Поставим! - твердым чуть хриплым голосом сказала ее напарница. Она подалась вперед, глаза загорелись, - отправим прямо с завода.
  - Мне надо, чтобы мебель отгрузили в этом году, - уточнил генерал, - сегодня или завтра.
  - Да я сама впереди паровоза ее толкать буду!
  Генерал вызвал финансиста. Маринина спутница позвонила в офис, прорычала несколько команд, через пять минут из факса вылез счет. Который тут же отправили в банк.
  Пришел замначальника госпиталя по работе с личным составом и оформил передачу благотворительной мебели.
  Все были довольны. Генерал, что ему не урежут фонды, Марина с напарницей радовались неожиданному крупному заказу, я - что вся эта затея с благотворительной палатой завершилась. Мелькала мысль, а сколько это три или четыре процента с заказа? Больше моего годового жалованья!
  Моложавый генерал крутился вокруг Марины. Меня это слегка раздражало.
  Я сделал общее фото на память, достал заготовленное письмо, замначальника госпиталя по работе с личным составом подышал на печать.
  Письмо я вложил в руку генералу, тот отдал его раскрасневшейся Марине.
  - Извини, что без рамки, - шепнул я ей.
  Когда мы уходили, гости в приемной не помещались, последние ходоки с подарками томились в коридоре.
  Меня подвезли до службы. Всю дорогу напарница Марины причитала:
  - Какой хороший человек генерал, - повторяла она, - надо чаще встречаться. Марина, ты его визитку взяла?
  - Взяла.
  - А нашу ему оставила?..
  Я успел в редакцию, в которой вовсю отмечали, отказался от шампанского и жахнул стакан водки.
  Все! Лучший подарок - это свобода!
  На небесах в этот момент кто-то ухмыльнулся.
  Новый год хороший праздник, длинные выходные, тринадцатая зарплата. Подарки. Корпорация подарила мне бутылку шампанского, календарь, кастрюлю и сковородку. Никакого конверта в пакете не было. 'Зато совесть чиста', - вздохнул я и улетел в командировку. Когда вернулся и включил пейджер, на нем висело сообщение от Марины:
  - Срочно позвони, а лучше приезжай!
  Хоть бы раз она написала: 'с вещами'!
  В офисе еще стояла елка под потолок, по стенам висели новогодние шары и мишура. В кабинете над столом в роскошной рамке красовалось благодарственное письмо госпиталя.
  Марина встала к кофемашине. Я делился идеями по продвижению продукции.
  - Это потом, - отмела она 'сковородки' и заговорила торжественно, - акция с палатой корпорации в госпитале внутренних войск доложена на совете директоров в списке лучших благотворительных акций года. Ты просто не понимаешь, как это важно. Нас отметили на правлении! Один из директоров захотел приехать и лично вручить подарки лежащим в ней раненым...
  'Блин! - подумал я. - Зачем я во все это влез?! Ну почему мне не живется спокойно? То есть, кто-то из руководства, пролетая из Куршавеля к себе, приземлится в Москве, раздаст подарки, которые ему заранее приготовят и, довольный собой, улетит. Надеюсь, подарит не сковородки. На фига мне это нужно?!'
  - Я все сделаю, когда приедет ваш Дед Мороз?
  - Когда захочет, - пожала плечами Марина.
  - Марин! Это воинская часть. Если он прилетит на вертолете - его собьют. Прибудет на машине - надо заказать пропуск. Все подготовить. Ковровую дорожку, белый халат, раненого, которому вручат подарок.
  Марина хлопала глазами. Шлеп-шлеп-шлеп - ресницы о ресницы.
  - Предупреди накануне...
  На пейджер приходили сообщения, что, возможно, на следующей неделе... что вот-вот, наконец, что он точно будет завтра.
  Я взял папку и отправился в госпиталь. Главковская нашивка на рукаве и папка в руках - так легче решать вопросы.
  Начальник госпиталя отгуливал что-то за прошлый год. Я общался с его замом по воспитательной работе.
  - Здравствуйте, товарищ полковник! Помните перед новым годом вы получили в дар от корпорации мебель, чтобы обставить палату под ключ?
  - Не помню! - сказал он и покосился на мою папку.
  Вот свинья - месяца не прошло, все ты помнишь, рядом стоял, улыбался от счастья и дышал на печать.
  - Ну как же, - раскрыл я папку, - вот ксерокс вашего благодарственного письма, газета со статьей, на фото вы? Газету оставьте для отчета о своей работе. Акцию решено продолжить с участием телевидения. Приедут представители трудящихся в лице олигархов и вручат раненым, лежащим в подаренной корпорацией палате, подарки. Надеюсь она выглядит прилично?
  Это была чистая самодеятельность. В служебное время я выкраивал часы, чтобы заменить собой управление тыла, медуправление и пресс-бюро внутренних войск. Работая с такой энергией на свой карман - давно стал бы миллионером. Но, скорее всего, тогда бы у меня ничего не получилось.
  - Когда? - тоскливо посмотрел на меня полковник.
  - Завтра!
  Я его прекрасно понимал. Никакой палаты от корпорации в госпитале нет. 30 декабря нам похлопали, пожали руки и растащили подаренное по разным углам. Теперь до утра надо все разыскать и снести в одно место.
  На следующий день к госпиталю подъехал лимузин. Бегали какие-то люди с фото и видеокамерами, помощники несли пакеты с подарками. Нас облачили в накрахмаленные выглаженные белые халаты и повели по коридорам.
  Навстречу попадались бойцы на костылях, в колясках. Один брел, держа в руке стойку с капельницей. Здесь были не только раненые. Подкармливали дистрофиков. В девяностые годы истощенных призывников хватало.
  Мы добрались до нужной палаты. Недавно отремонтированная, уставленная новенькой сверкающей мебелью. На кроватях лежали бойцы. В гипсе, с аппаратами Илизарова - спицы торчали из ног и рук.
  Прилетевший директор оказался немногим старше их. Он раздал чем-то набитые пакеты, подсаживался к раненым, жал им руки. Через полчаса все закончилось.
  На таких мероприятиях я всегда присутствовал как корреспондент. Теперь был организатором. Знал всю подноготную. Мне стало противно, захотелось уйти.
  Предстояла и какая-то неофициальная часть. Выйдя из госпиталя, молодой шеф стоял в окружении свиты. Он поворачивал голову, и все смотрели в ту же сторону. Что-то говорил, и все с почтением слушали. Одеть их в форму, и от армии не отличить.
  - Готовься, - шепнула Марина, - тебя ему представят.
  В парадном костюме она напоминала стюардессу международных линий, в руках папка с планом мероприятий. Проходившие мимо офицеры невольно держали на нее равнение.
  - Мне пора, - отказался я, - пойду, напишу об этом статью для газеты. Знаешь, плюнь на все! Давай свалим вместе.
  - Как я могу плюнуть на члена совета директоров?! - изумилась Марина и захлопала ресницами.
  И я ушел. В те дни я получил жилье в городке при дивизии Дзержинского, от госпиталя до моего дома было метров пятьсот. За КПП поднял голову и посмотрел на небо:
  - Теперь точно всё?
  Потом я снова улетел в командировку. Дальше сессия. На заочном факультете за месяц в наши пустые головы вбивали то, что курсанты на дневном проходят за полгода. А еще я перестал сотрудничать с рекламным журналом. Отдавать жалованье квартирной хозяйке уже не надо было. И с рекламой я завязал. Слишком много беготни из-за не таких уж и больших денег. Если честно, они урезали полагающийся мне процент. Скорее всего, кто-то позарился на окученную мной поляну.
  С Мариной я больше не виделся. Пару раз поболтали по телефону. Потом мне позвонили из рекламного журнала и позвали назад, на старые условия. Пожаловались, что, когда пришли в корпорацию 'за урожаем', Марина спросила, где Андрей и, узнав, что он больше не работает, ответила, что у них изменилась стратегия, и рекламу они размещать не будут. Мелочь, а приятно. Возвращаться я отказался.
  Через несколько лет генерала - начальника войсковой медицины - посадили. За откаты с поставщиков медоборудования. По всем телеканалам показали, как он с чемоданом денег прятался от группы захвата в туалете (интересно, сколько миллионов успел спустить в унитаз?)
  Звания его не лишили. Так и сидел на нарах генералом. Вообще многих в медуправлении главка убрали.
  А я еще долго вздрагивал, слыша слово 'благотворительность', и если кому-то помогаю, то изредка, немного и анонимно.
  Так спокойнее.
  
  Андрей Макаров

Оценка: 7.66*10  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018