ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Мамедов Аяз Алиевич
Грегораш. Абитуриент

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.94*16  Ваша оценка:


   ГРЕГОРАШ.
   АБИТУРИЕНТ.
  
  
   Без преувеличения можно сказать, что в любом воинском коллективе, во все времена, были свои В.Теркины, И.Бровкины и М.Перепелицы. О таком парне, который был душой любой компании, я и хочу рассказать.
   Эта моя работа не относится к жанру военной прозы, и единственное, что связывает ее с армейскими буднями - это герой повествования. Сам я по натуре, человек веселый, люблю хорошую шутку, острые анекдоты и любые хохмовые истории, где можно от души посмеяться. Мой товарищ, о котором пойдет речь, относился именно к тому типу людей, на которых без улыбки не посмотришь. Хотя с ним я не виделся приблизительно лет тридцать, хочется надеяться, что он жив и здоров, и до сих пор может своим балагурством развеселить самого серьезного человека. Не знаю, как точно я смогу его передать, но попытка не пытка.
   Володя Грегораш - человек-хохма, как мы его называли. Не высокого роста, с пышной вьющейся шевелюрой, гордость хозяина и вечный скандал с отцами-командирами, с серьезной миной на лице, и непередаваемой чертинкой в глазах. Все кто знает Володю, постоянно готовы к какой-нибудь его непредсказуемой выходке, и можете представить себе, как бывают поражены люди, попадавшие на его удочку впервые. В начале, немое молчание, а через секунду взрыв гомерического хохота, и что самое интересное, вроде бы, должны обидеться, но ничего подобного. Он с таким невинным видом извинялся: "Простите, это же ведь, шутка", - что любой воспринимал его каверзы с полным пониманием.
   Мы познакомились, когда были абитуриентами. Он рассекал по лагерю в широких казацких шароварах с лампасами, в рубашке расстегнутой до пупа, и нестриженной гривой смолянистых вьющихся волос. Володя так ведь и добился, чтобы к нему обращались до окончания училища, не иначе, как "генерал". Это "погоняло", как непреходящее Красное Знамя, он получил лично от заместителя начальника училища, полковника Бурыкина. А случилось это, когда в неурочное время, в обычном своем виде, он забежал в курсантскую чайную. Надо же было такому случиться, что он чуть не сшиб с ног, почти двухметрового полковника. Тот в бешенстве взревел: "Что это за генерал такой, ешкин кот?" - и в окружении ста метров не осталось ни души.
   Грозного полковника боялись все: от курсантов первогодков, до выпускников, от тети Маши официантки, до начальников факультетов. Здесь же, какая-то шмакодявка-салага, отдавила любимый мизинец на, не менее любимой, правой ноге. Бурыкин - царь, и бог, и воинский начальник, плюс ко всему еще возглавлял Мандатную комиссию, и рано или поздно, но мы все с ним обязательно должны были встретиться. Вовка решил, что лучше встретиться пораньше, и выяснить отношения между собой, тут же не откладывая в долгий ящик.
   Рука полковника, "ласково", так, без напряга, легла на голову Вовчика. Из под величественной длани были видны только уши, прикрытые волосами. Головушка наша бедовая, затерялась где-то между большим и безымянным пальцами. Володя, в порыве предвкушения великой драки, стал размахивать тонкими ручонками, пока в пылу боевого ража, не увидел штаны, цвета хаки, и не понял, что попал в еще более великую неприятность.
   - Ты откуда взялся такой, муравей?
   Володя так, будто прослужил в армии как минимум полтора года, четко доложил:
   - Абитуриент Грегораш. Такая-то группа.
   - А, это у Потапенко? Ну, вот что, Грегораш, марш к командиру и доложи, что полковник Бурыкин сделал тебе замечание. Я проверю.
   - Есть, - четко по-военному отчеканил Грегораш, и, соблюдая все правила строевой подготовки, лихо развернулся через правое плечо, и бегом отправился к командиру.
   - Разрешите, товарищ капитан?
   - Заходите. В чем дело?
   - Товарищ капитан, я только что разговаривал с дядей, полковником Бурыкиным, и он отправил меня к вам доложить, чтобы вы лично взяли мое поступление в училище на контроль. Он сказал, что на мандатной комиссии, проблем не будет.
   - Добро, проверим, какой это твой дядя.
   Они вышли из палатки, и им навстречу идет Бурыкин в сопровождении офицеров.
   Володя бегом бросился к полковнику, принял строевую стойку, и громко доложил:
   - Товарищ полковник, ваше приказание выполнено.
   - Доложил?
   - Так точно.
   - Молодец, генерал. Шустрый ты парнишка, однако. Вам все ясно, Потапенко?
   - Так точно, - у Потапенко отвисла челюсть. Такого с ним еще не бывало.
   Бурыкин похлопал по плечу Володю, и отправился дальше, еще не представляя, как точно его определение "шустроты" Володи.
   Володя не бравировал и не спекулировал своим "родством" с Бурыкиным, и это очень нравилось командиру роты. Он не раз ставил Грегораша в пример абитуриентам: "Вот у Грегораша дядя, а он не требует для себя поблажек".
   Вступительные экзамены, Володя сдавал не плохо. Впереди остался последний, по химии, которую он терпеть не мог. Он узнал, что чимичка, Евгения Ивановна, вообще не имеет любимчиков, а на вступительных - так, сущий зверь. Все ребята усиленно готовились, а Володя ходил, руки в брюки, и только посмеивался: "Раньше надо было учить. Сейчас уже поздно". Все думали, что он готов к экзаменам, а у него в голове работала одна только извилина, и то та, которая отвечает за либидо. Он ходил и думал, как же ему соблазнить Евгению Ивановну. Ну, опережая события, хочу сказать, что до Евгении Ивановны он, конечно же, не добрался, но вот лаборантка, не ускользнула от его чар. Где уж, и как он ее прижал, не знаю, но только Танюшка обещала ему помочь. Нет, она не подсунула ему готовый билет, знала, что если Евгения поймает со шпорой, ничто не спасет, и об этом предупредила Володю. Танечка уговорила несгибаемую химичку, отнестись к Грегорашу, помягче, до нее уже тоже дошли слухи о "родстве" парня с грозным Бурыкиным. Короче говоря, Вовка на экзамене "поплыл", и две женщины, общими усилиями тянули его за уши, рискуя оборвать их. С горем пополам, Володю вытянули все-таки на троечку, но он с гордостью всем объявил: "Твердая тройка". Какая в принципе разница - три с плюсом, или три с двумя минусами. Все равно три, но по любому Володя не добрал до конкурса 1 балл, и "родство" не очень-то помогает. Как же сделать так, чтобы пройти, да какое там пройти, проползти по-пластунски, мандатку? Как часто бывает, помог господин Случай.
   Решил как-то, начальник училища, генерал Горюн, устроить состязания по плаванию. В училище был большой открытый плавательный бассейн с вышками. Ну, ребятишки плавают на перегонки, генерал доволен, благодарит, училищный оркестр играет туш победителям, а он возьми да скажи:
   - Кто прыгнет с самой высокой вышки, поступает в училище без конкурса.
   Ребята-то разные были по храбрости, росту и весу, а тут, что-то не очень прельщает перспектива разбить себе что-нибудь жизненно важное об воду. Ясное дело, мужики приуныли. Генерал, так с ехидцей улыбается, вот мол, как я вас. Глядь, а кто-то уже карабкается на вышку, и не просто поднимается, а будто десантный военачальник в своих генеральских штанах. Здесь сразу же образовался своеобразный тотализатор - прыгнет - не прыгнет. Вовчик подошел к краю трамплина, с тоской посмотрел куда-то вниз, где начинается вода, почесал затылок, и понуро отошел вглубь.
   - Во, сдрейфил, - сказал генерал, и хотел, было уходить.
   Но тут с боевым кличем племени ирокезов, Вовка бомбочкой сиганул вниз.
   На беду, генерал не далеко стоял от места приводнения Володи, и столб брызг с головы до ног окатил начальника училища и его заместителя. Кое-как Володя подплыл к краю бассейна (все-таки, видно, отбил себе какой-нибудь жизненно важный орган), выкарабкался на сушу, и подошел доложить начальнику о выполнении поставленной задачи.
   - Что же это ты, сынок, так меня всего намочил?
   - Извините, товарищ генерал, я не хотел. Я, ведь, товарищ генерал, подумал, что если прыгну вниз головой, могу получить мозготрясение, как же тогда учиться буду? Я же уже поступил? Если прыгну солдатиком, то отшибу себе самый важный орган, тогда на что мне нужны будут пагоны? Жениться же еще тоже хочу. Вот я и решил - бомбочкой. Я же не знал, что Вы близко будете стоять. Извините.
   - Ладно, сынок, сам виноват. Раз дал слово - ты принят в училище. Как твоя фамилия?
   - Да знаю я его, товарищ генерал, уже успели познакомиться, - ответил за Володю Бурыкин, - шустрый паренек.
  
  

Оценка: 7.94*16  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015