ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Неменов Александр Евгеньевич
"Скалолазка, моя!.."

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.80*19  Ваша оценка:


  
  
  
   26.09.2001
  
   "Скалолазка, моя!"
  
  
   Афган. Джабаль Ус Серадж...
   Спала летняя жара.
   Осень... однако...
   Сидим, как идиоты... тоска.... Каждое утро начинается с ежедневного мозгового штурма, куда бы ещё съездить и что бы ещё снять...
   Сегодняшнее утро началось как обычно... Приготовление чая, который мы пьём, зрелище не для слабонервных... вода, взятая из не пойми от куда, кипятится в ведре на керосинке. Как только первые несколько пузырьков отрываются от недр ведра и устремляются вверх, расчётливый местный бабай тут же выключает свой агрегат, и заваривает, чай в этой почти сырой воде... б-р-р-р...... но утро... и спорить нам лень... пьём что есть...
   Сначала, каждый раз перед едой таблетка левомецитина, да простят меня медики, потом, когда колёса кончились, глоток спирта... потом осталось только на протирку рук... ну а потом привыкли так...
   Завтрак принимают три, в недалёком прошлом европейца, а ныне, не пойми во что одетые Мишаня Метцель, Серёга Ильницкий и Ваш покорный слуга.
   - Господа, блин... на..! А не съездить ли нам сегодня на Саланг, знаете-ли?
  
   Саланг, так Саланг.... Знаменитое место... Недалеко, чуть восточнее Панджшерское ущелье всё усеяно битой Советской "бронёй", ещё с той войны...
  
    []
  
  
  
   ... никогда в жизни на видел мост через горную речку сложенный из остовов БТРов...
   Через невысокий дувал видно, как мужик рубит чахлые дрова и складывает их в чрево ржавой БМП, лежащей к верху брюхом в его дворе.
  
    []
  
  
   - Я, говорит, хорошо это помню... восемьдесят четвёртый.... Мимо моего дома ваша колонна шла... эту мину на дороге я сам закапывал.... Вот скоро американцы придут, у меня эту штуку на металлолом купят.... Когда Шурави ушли, я её сразу забором обнёс... много кругом охотников до чужого добра... и улыбка во весь рот...
   - Да что вы!!! Я к русским?... - Прекрасно отношусь! Вы же нам сейчас помогаете... еда, госпиталя... оружия вот побольше бы!!! А вы кто? - Да какие вы шурави... вы- Русси!!! Русси- очень хорошо...
  
   Да уж, прав был Английский премьер-министр Пальмерстон, говоря, что нет вечных друзей, есть только вечные интересы...
   Вспомнился один афганский генерал в танковом полку в Дашти-Кала, на самом севере. Генерал, говорящий по-русски много лучше продавцов на московских рынках, учился в Союзе, в академии, рассуждал об одном из своих бывших подчинённых - Да какая разница, что он сейчас против меня воюет... просто, у нас сейчас деньги кончились... вот будут деньги, он снова за меня будет... - что? убивает? Ну.... На всё воля Аллаха...
   Показался раздолбанный южный портал тоннеля под Салангом. Остановились, не доезжая метров пятьсот - дальше наша убитая "Волга" не проедет. Внутри тоннель ещё завален... Ахмад Шах Массуд, покойник, взорвал его, что бы от Талибов отгородиться... Когда ему, в своё время, французы предложили сделать из Панджшерского ущелья "афганскую Швейцарию", то он их послал куда подальше...
   - А кто у меня воевать будет, если все в отелях работать будут??? Однако, его ущелье, чуть ли не единственное место во всём Афгане, где все годы дети учились в школах и учили английский язык... многих он сам отправлял потом учиться на Запад...
   Как тут всё перемешано... Европейцу - не разобраться никогда. Зачем им McDonald's, асфальт и электричество? Когда есть немного риса, кусок неба, семья и Аллах... Они абсолютно не считают себя в чём то обделёнными... Они - другая планета! Мы не поймём друг-друга никогда! Даже базовые понятия разные - "вот будут деньги, он снова за меня будет..." - "...вечные интересы..."
   Так вот... к нашим баранам...
   Три молодых человека, прям О'Генри, блин, собираются карабкаться на этот перевал. Говорят - далеко, но не очень... дали проводника...
   "Не очень" оказалось часа три по горе вверх. Проводник, как горный архар скачет, сука, себе по камушкам, улыбается...
   Сказать, что мы прокляли эту затею - не сказать ничего!!! Ильницкий карабкался вверх довольно бодро, и я даже засомневался, что он просто хохол... может какая горная порода... Мы же с Мишаней являли собой ужасное зрелище... Проводник взял наше "железо" и весело скакал вверх по камушкам... мы же, обливаясь потом и горючими слезами, то и дело припадали к неродной, горячей земле, оставляя после себя влажные следы на камнях... Тут-то голову мою, впервые со школьных дней, посетила одна мысль... а не заняться ли, по возвращении в родные северные просторы каким-нибудь спортом, кроме поднятия стакана и бега за девками...
   Ну вот... оно... гора... перевал... сели ... хорошо-то как...
  
  
    []
  
  
   Рядом, на самой верхушке, лыбится во всю рожу бабай, утонувший по колено в гильзах от своего КПВТ. Тишина... идти больше никуда не надо... Рай на земле... Вдруг слышу душераздирающий вой на трудно разбираемом английском с очень сильным французским акцентом:
   - Уходите отсюда, сволочи!!! Это моя гора! Вам тут чего? Гор мало?!!
   Я обомлел... Ну вылитый фотограф полковника Куртца из "Апокалипсиса..." Копполо. Чахлый француз, болезненного вида, потрясая маленькой видео камерой и фотоаппаратами, шевеля растрескавшимися губами и бешено вращая глазами, стал шипеть, кашляя, что-то о том, что он в этих горах уже три месяца снимает для кого-то репортаж, а мы, стервятники слетелись "на жаренное". При этом залез к себе в карман, и засунул себе в рот пригоршню разноцветных таблеток.
   - Не трогайте его, он умом тронулся, давно тут сидит... - сказал проводник...
  
   Набрал я поначалу полные лёгкие воздуха, чтобы ответить ему, что я обо всём этом думаю, глаза уже свои выпучил, но взгляд мой упёрся в Лапчика - Мишаню Метцеля, который как мартовский кот жмурился на солнышке, рассматривая что-то в далёком, только одному ему ведомом далеке... Лицо его выражало вечное блаженство. Осознание им мысли о том, что идти в ближайшее время больше никуда не надо, производило какое-то, почти осязаемое сияние вокруг него. По реакции я подумал, что он оглох и ничего этого не слышит. Как будто его шнур выдернули из розетки, или просто отключили за неуплату... Воздух у меня весь выдохнулся, и я молча, с раскрытым ртом, продолжил наблюдать за карабкающимся куда-то с сторону, и злобно матерящимся французом...
   Отец Фёдор, блин...
   Такие вот они - коллеги... а мог бы и укусить...
  
   На этом наши приключения не закончились... наснимавшись вдоволь, за все наши невзгоды, засобирались мы вниз. Начали спускаться и увидели чудо... К нам звеня двигателем, так, что вот-вот вылетят клапана, карабкался по узкой горной дороге УАЗик. Мираж!!! Мы тут же договорились с его водителем, чтобы тот нас подкинул вниз до портала тоннеля. Он нас с удовольствием подобрал, предчувствуя лёгкий заработок, но до самого конца, уж не помню почему, не довёз. Осталось нам слезть вниз по почти отвесной стене метров пять десять, срезая большой крюк по серпантину. Мы с Ильницким как обезьяны слезли вниз, а Метцель повис на камнях, с ужасом поглядывая вниз... завис... оставалось ему метра три... Висел он так минут пять, пытаясь нащупать ватными ножками своими, выступы, по которым ему и следовало закончить сей славный путь... Курю, смотрю на всё это... Ждёмс... Ждать устали...
   - Прыгай, говорю, мерзавец! А то мы ща уедим, а ты тут останешься висеть на этой скале, и ворон выклюет твою отравленную печень...
   Он висит.... Мы ждём... докурили...
   - Шура, снимите меня отсюда, а сам ржёт, силы кончаются... Как кошка, которая не может слезть обратно вниз с дерева, Михаил Иванович пытается нащупать то самое место, куда бы ему поставить ногу. Неа!!!!
   Нет!
   Такого!
   Места!
   Как мы сами слезли, даже и не знаю...
   - Прыгай! Хуже будет!
   Он, несчастный и представить себе не мог, что же может быть хуже. Тут наше с Серёгой терпение стало подходить к концу... Стали швырять в стену радом с ним камни, дабы вывести коллегу из ступора, и спровоцировать хоть на какие-нибудь действия.
   После пятого камня, а "снарады" ложились всё ближе и ближе, Лапчик бросил свою стенку, и почти как Рембо, прыгающий со скалы на дерево, с боевым криком полетел вниз.
   Долетел, поднял клубы едкой пыли.
   Ржали обратно всю дорогу...
  
    []
  
  
  
  

Оценка: 5.80*19  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018