ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Паршиков Иван Юрьевич
Вторник тоже не ахти...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.43*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Байки о людях армии


Вторник тоже не ахти..., или Отпускные были солдат

   0x01 graphic
   Ностальжи...
   Продолжение, начало здесь: http://artofwar.ru/p/parshikow_i_j/text_0670.shtml
  

Серия "Нас ждет гражданка с распростертыми объятьями"

  
   Вторник, это тот же понедельник, который, как известно день тяжелый, только день второй! А тяжесть, тяжесть та же! И воскресенье медленно удаляется. Но плюс есть, близится пятница, а ведь наши люди, не смотря на то, что труд сделал из обезьяны лоша..., тьфу человека, в основном живут по принципу Робинзона Крузо: ждут пятницу! Надо еще заметить, что первое мая называют днем "Труда", но делают его всегда выходным! О чем это говорит? Впрочем, на дворе стоял вторник. И у наших героев второй день недели медленно дополз до обеда.
  
   И обеденное затишье. В кабинете трое и заняты кто чем. Виктор Иванович, отставник, мужик возрастом ближе к шестидесяти, взгромоздил очки на нос и, отставив книгу от себя (дальнозоркость) читает её. Василию стало скучно:
   - Иваныч, ты, наверное, букварь скурил в детстве?
   Иваныч, даже "ухой" не повел - занят человек делом. Зато оторвался от книги товарисч Игорь, ну тот, видом похожий на Глухаря из одноимённого телефильма.
   - Ха-ха-ха! Я щас вспомнил, как в советские времена ездил зимой к родственникам в деревню. Чё говоришь Вась? На дворе январь морозный, в отпуск едет Ванька взводный? Нет эт не тот случай, меня собирались отправлять за "речку", и нужно было отгулять отпуск перед убытием. Вот я и поехал по родне. Времена стояли "застойные". Вернее "застойные" уже кончились, а стояли "тверёзые". "Горбатый" довел народ до того, что даже выпить нечего было.
  
   Так вот приезжаю к родственнику, он, кстати, председателем колхоза был. Сидим, разговариваем водку и в процессе разговора родственник жалуется.
   - Ты знаешь Игорь, сын засранец учиться не хочет.
   - А ремень не вкусный, но полезный не пробовал?- спрашиваю.
   - Точно, надо попробовать!- засмеялся он, и мы продолжили процесс. Вскорости Валерка, так звали родственника, глянул в окно и оживился:
   - Во, сынок идет, щас я с им "вкусность" ремня и проверю,- ремень из брюк.
  
   Картина: заходит обалдуй, а как его еще назвать? Видок у него: шапка набекрень, куртка нараспашку, мордой лица румяный и это в мороз под тридцатку! В руках держит модный тогда дипломатик. А тут батя в засаде, "аргументом" по руке хлопает:
   - Сына, как дела в школе?- вкрадчивый вопрос. Сынок насторожился, хотя как тут не насторожиться, видя в руках столь весомый аргумент.
   - Всё нормально пап!
   - А ну кА дай дневник?
   - Пап, учителка забрала на проверку сегодня.
   - Тогда дипломат давай.
   - Зачем?
   - Давай, давай, посмотрим четам у тебя?- забирает, несмотря на вялое сопротивление сына. Открывает дипломат, а там.... Там сиротливо лежит пачка моршанской махорки и книга Грибоедова "Горе от ума", на самокрутки предназначенная, с уже вырванными страницами. Худая больно книга была. Увидев такое дело, отец произвел захват и начал воспитание приговаривая:
   - Вот тебе горе...! - ремнём.- Вот тебе ум...!- продолжает "полезное" по попе.... И по "кругу".
  
   А потом, потом закончилась водка, и мы пошли по деревне искать добавку.
   - Игорь, у председателя кончилась водка?- не поверил Василий.
   - А мы ж не первый день её "разговаривали",- засмеялся Игорь. - Короче пошли по родственникам. Заходим к одним. О! Все есть, хозяева дома, а у русской печки стоит фляга с брагой. Гостям естественно обрадовались, особенно хозяин, ведь повод появился. Выкатывает на стол пузырь и пошло дело. Чуток водки и бражка. Удобно: прямо литровой кружкой черпаем, не вставая из-за стола. Хозяйка блины мечет на стол на закусь. Естественно пошли разговоры, и тут котенок десантируется с печи головой в открытую флягу. Фрося, так звали хозяйку, метнулась, выхватывает кошеня и рукой как бы оглаживая, выжимает его, во флягу ласково приговаривая:
   - Вот же засранец! Уже третий раз падает в неё, небось, брага понравилась?- объясняет гостям, то есть нам. Пить мне, почему то расхотелось, а тут еще забегает сынок с улицы, замерзший, сопливый.
   - О! Мамка блины жарит,- хвать блин, а губы обветренные у него, есть больно, так мамка крылышком которым блины мазала, макает его в масло и сыну по губам. Тут мне и есть расхотелось,- опять засмеялся рассказчик и замолчал. Раскрылась дверь и кабинет завалил Александр, именно завалил, по-тихому он не может, громко и шумно уселся в кресло:
   - Чё молчим безделуги?
   - Тебя ждали, и об отпусках вспоминали, вот сейчас Василий чё-нить расскажет, - отреагировал Игорь и повернулся к Василию, мол, давай рассказывай, твоя очередь.
  
   - Да, эта борьба с "пьяным" народом потрепала нервы,- начал Василий. - Хотя надо сказать, борьба была выборочной, почему то? Например, у нас в Туркестане спиртное было свободно, ни талонов - очередей, ни ажиотажа. Приходи и покупай, как и раньше до борьбы с пьянством. Отец приехал ко мне в гости и сильно "очаровался" этим делом. Особенно его поразили витрины с туркменским портвейном "Чеменом" - родником в переводе на русский,- засмеялся рассказчик. - А в Сибири был голяк с этим делом. Хотя этот же голяк тогда был и с другими товарами. Кстати когда вышло постановление ЦК "о борьбе с пьянством" я тоже был в отпуске и видел эту борьбу с народом в действии. За неделю в районе прошли общие собрания во всех селах, и в пяти из семи сел была образована зона трезвости: полный запрет торговли спиртным. И это в районе, где села находятся в полтиннике километров друг от друга. Съезди и купи в "пьяном" селе! Постановление по идее было полезным для страны, но как его стали воплощать? В Сибири до этого никогда не гнали самогон, пили водку. Эт на Украине, да гнали. Я помню "хохлы" возвращаясь из отпусков в ГСВГ, всегда умудрялись привезти свою самогонку, кстати, надо отдать должное - неплохую на вкус! А мы сибиряки нет, только водка. Но с началом "борьбы" и Сибирь захлестнула самогоноварение! Эх, Россея, Россея! Но я не об этом хочу рассказать.
  
   Короче в те годы зимой в отпуске, встретились со свояками Кольками, "большим" и "малым", я уже про них рассказывал, - Игорь подтверждающе кивнул головой. - Так вот сгоношились, остограмились, а чё бутылка на троих? Мало. Как слону дробина, а в магазине пустота. Что делать? Правильно говорите, родичей надо визитнуть, заждались, наверное, нас. И мы ж на транспорте, конь, запряженный в сани, копытом бьет, хочет нас покатать с ветерком! На сани и к старшему свояку, нас же шестеро сестроё..., ну зятьев у тещи. Едем к нему, потому что знаем: у него всегда есть! И Шурика учить не надо,- его слова. Мужик основательный, хозяйственный.
   - Нечета вам!- укоряла нашу троицу теща. Мы, конечно почти согласные с ней, бошками поддакивали, особенно когда она наливала за столом, но делали по-своему. Ведь бабу послушай, а сделай так, как совесть велит. А совесть велит, раз приехал в отпуск из армии, знать должен с родными свояками покуролесить. Конечно по великому счету, она права, то подеремся меж собой. Чё? Не, с чужими не дрались, мы ж дружные, живо наваляем за мама не балуй. А то на смех всей улице с телеги выпадаем по очереди, когда возвращались в пункт постоянной дислокации. То как то солоновку (овраг-сиб.) в той же компашке, правда племяш с нами был, на телеге преодолевали и. И перевернулись. Покинули успешно транспорт все, кроме Кольки "большого", тот под телегой остался и признаков не подаёт. Спрашиваете, каких признаков? Ну не шевелится гад? Племяш бегает, кричит:
   - Дядя Коля, папку телегой убило!
   Перевернули телегу. Не встает. Колька даже пнул его. Лежит, подлюка, спит но! Но, а мы едем к свояку.
  
   Итак, приезжаем, свояк, как и полагается сибиряку зимой, на русской печи лежит, бока парит. Работы же в это время на деревне мало, вот добрые люди отлеживались на печах. Эт нам же не лежалось, нам дай чуток свободы и. И водки блин в магазинах не было. А у Шурика была. С порога, как и полагается, приветствуем:
   - Здоров свояк! Лежишь, бока пролеживаешь, мож уже пролежни образовались?- сходу беспокоимся за здоровье родни.
   - Чё приехали?- ответствует и.- Не налью! Вот не налью и всё, теща ж потом всю плешь проест,- сходу просекает наши намерения, Нострадамус хренов.- Да и Валя же обидится!- эт уже мне гостю "заморскому" говорит про жену.
   - Чё тещи и женушек наших боишься?- наступаем на мужскую мозольку.- Эх, свояк, свояк, а еще Шурика учить не надо!
   - Я боюсь?- возмутился, а сам ноги с печи.
   - А кто, не мы же!- бьем прицельно по "яйцам" мужской гордости.
   - Не парни, ну нету у меня! Вот вчера последнюю израсходовал, когда поросенка резал,- нагло пытается слезть с крючка.
   - Ну не нальешь, и ладно, на нет и земля круглая,- говорю.- Пойдем мужики,- и на выход. Шурик:
   - Вась, ты куда, садитесь за стол, я шуткую.
   - Ну, эт другое дело, а то не налью!- делано обижаемся, умащиваясь за стол и ржание. Шурик споро метнул на стол: огурчики, помидорчики соленые, грибочки, сальце порезанное, колбаску домашнюю. Словом на столе образовалось всё то, чем славна сибирско-хохлацкая деревня и. И бутылек "погиб", даже не заметили, как на дне его сиротинушка образовалась - капля. Вот только полнехонький стоял и всё, но. Но мало! Шурик побурчал, побурчал и еще пузырек выкатывает. Но! Опять мало. Старшой свояк крестится:
   - Мужики больше нет!- ну на нет и спроса нет. Колька "маленький" говорит:
   - Поехали, я щас к матери схожу, должна быть самогонка.
  
   Приехали быстро, а чё когда конь с санями под жопой? И пошел "малой" за добычей*. А мороз, надо сказать, стоял за тридцатку да с ветерком. Улица как будто вымерла. Сидим, поглядываем в окошко, ждем гонца. О показался, чет за пазухой бережно несет, морду от ветра отворачивает, точно с добычей! Заваливает весёлый, из под полы на стол литровую банку с самогонкой. Эт дело, потираем руки, теперь хватит! Колька "большой" взялся банковать и. И роняет банку на пол, стекло и брызги благородной влаги, той самой которой нам так не хватало. И только запах ядреной выпивки, а им сыт не будешь! Всё потеря. Я, было, подумал что Колька "гонец" с пола начнёт слизывать. Но нет, пронесло, но Кольку "большого" он чуть не сжег взглядом. Взгляд был как у раструба огнемета.... Тот аж в размере уменьшился!
  
   Итог:
   - Короче нас не еёё... де хошь бери, сдохни, но привези! - инструктируем виновника, тем более он, же блатной - начальник тока. Ему люди никогда не отказывают, зерно же для скота всем нужно. Делать нечего, ждем. Через полчаса возвращается.
   - Нет нигде,- а сам уже гораздо пьяней приехал. "Из-за мороза так развести не может", - думаем. Значит где то, добавил? Опять с "пожеланиями" командируем его. Теперь ждать, долго ли коротко, но слышим шуршание полозьев по снегу: приехал! Но чёта в хату не заходит "гад", наверное, нас на холод выманывает? Выходим налегке. Вот же гад, спит! Нажрался без нас, да еще теперь эвакуируй его домой, а там жена Галина в засаде ждет, - засмеялся байщик.- Долго потом мы ему енту наглую промашку с киданием свояков припоминали. А мы? Мы все-таки догнались после эвакуации Кольки и атаки Галины на нас, таки заехали к куме Надюхе. Она уже с работы вернулась, и была сильно рада, видя таких желанных гостей,- засмеялся эвакуатор и замолчал, углубившись в себя. Наверное, вспоминал давно минувшее..., которое, к сожалению, не вернешь....
  
   - Да эт разве отпуск?- засмеялся Саша. - Вот у моего товарища был отпуск, так отпуск. Назовем его, скажем Сергей, но это не столь важно. Итак, лето, курсантский отпуск. Прилетает Сергей с товарищем в город, скажем Свердловск. В Серегин город билетов не было, и он полетел в Екатеринбург, по новому назову, чтобы оттуда уже домой улететь. Товарищ, который летел с ним, был местным, но хочу заметить, что учился на другом факультете, сержант, но это не суть важно. Мишка, так звали полчанина, говорит:
   - Серёга, поехали, ко мне отдохнем, гульнем чуток, а домой еще успеешь!
   - Ну, поехали,- берут такси и на хату к Мишке. Квартира такая вся упакованная по самонехочу, как Серега потом рассказывал, мол, таких квартир ни разу не видел:
   - Миш, а кто у тебя батя?
   - Старший прапорщик,- отвечает, засмеявшись.- Давай располагайся, щас организуем маленькое бардельеро. Короче ванна, мытье, бритье, переодевание в гражданку. Мишка в магазин слетал, затарился водкой, пивком, соседку свою подтянул, та с собой подружку привела. И под фанфары: водка с пивасиком, девочки, дым коромыслом и. И открывается дверь, заходит генерал- полковник! Представляете Серегино состояние, целый генерал- полковник на пороге, и как оказалось дальше отец Мишкин в одном лице и. И оказались они на гарнизонной гауптвахте сроком на семь суток!
   - Чё посадил?- не поверил Виктор Иванович, который давно оторвался от книги.
   - Да обоих! Представляете в курсантском отпуске сидеть, но Сереге то ерунда, а Мишке каково? От отца родного, почти "Бульбы бля Тараса", пострадать? Правда и сынок тоже был, палец в рот не ложи, откусит. Мишаня видать его уже достал? - засмеялся Александр.
   - Крутой, наверное, генерал был, не в кабинетах звания зарабатывал? - подвели итог наши герои и приступили. Ну, вы знаете, к чему приступают после обеда...
  
   Тот же день. Время ближе к вечеру. Тишина в кабинете. За окном уже посерело, зимний же день недолог. Друзья - коллеги занимались документами, а например Василий, нагло "лазил" в интернете. Наткнулся на смешное и сквозь своё ржание, начал зачитывать вслух:
   ... когда летом, в час-пик в метро к твоей спине всем телом прижимают девушку с офигенной грудью и ее дыхание нежно щекочет тебе ухо. Это возбуждает.... А подвох в том, что твой орган встаёт и упирается в зад впереди стоящего и прижатого к тебе мужика... - - смех сидящих в кабинет прервал чтеца.- Представили глаза ентого мужика? - Василий продолжил. - Ладно, дело прошлое. Как то по военной молодости в Туркестане, летом дело, было, прижало меня "передом" в троллейбусе к приятной попке девушки. Деваться некуда, народ как сельди в бочке. Всё воспарило у меня! А девушка, девушка тоже притихла.... Потом народец рассосался, а она не отлипает и. И я тоже.... Но эт уже другая история, правда история с хорошим концом..., - опять смех.
  
   Игорь, оторвавшийся от документов на время "спича" Василия, засмеялся:
   - Я вам с другим концом расскажу историю, с мозгами так сказать. Как то наш зампотыл, не любитель, кстати, выпить, принял дозу и на "автопилоте" выдвинулся домой. Но "автопилот" не рассчитал высоту и наш герой вместо третьего этажа, приземлился на диване в квартире на втором, (двери, то в военгородках нараспашку). "Аэродром" принадлежала бывшему мичману - морпеху, а теперь прапору Васе, который был в тот день на рыбалке. Вечером жена морпеха, оповестила супругу нашего "лётчика" и они вдвоем перебазировали его домой. Сам он отказывался "взлетать", даже не мурлыкал. Так вот, а у второго героя ентой истории Васи, рыбалка не сложилась, и он ночью вернулся домой.
  
   Под утро звонок дежурного по части зампотылу:
   - Товарищ майор, вам сегодня проверять караул!- тот одеваться, формы нет.
   - Где?- жене.
   - У Васьки в квартире, ты ж скотина нажрался, что даже спать в чужую хату завалился...,- начала старую песню о главном супруга. Делать нечего надо идти к соседу. Прокрался в квартиру, тем более лето, уже светло: кучка формы в зале у дивана лежит, одевается, а в это время Вася в спальне глаз открыл и. И говорят, когда зампотыл несся галопом к КПП то орал:
   - Звоните в караул, звоните, пусть откроют дверь или меня Васька убьет!
   Короче спрятался в караулке. Начкару чуть не пришлось выстрелами отгонять от караульного помещения "рыбака".
  
   Утром морпеху ситуацию объяснили, он вроде понял ситуёвину. А вечером Вася с друзьями по рыбалке в личной (товарища) "таблетке" УАЗе сели, замывать рыбалочную неудачу. И тут с двумя булками хлеба в руках рисуется зампотыл. Чует душой: "Пьют"! Заглядывает:
   - Мужики нальёте?
   - А падла!!! - взревела пьяная морпехская ревность, которая до этого спала в глубине Васиной души. Зампотыла спасло то, что Васёк в глубине УАЗа сидел и пока выскребся, тыловик уже набрал приличную скорость. Летит, оглядывается и. И лбом встречается с березой! Опять "автопилот" подвел, хотя не должен был подвести, ведь трезвый, но, увы, вывел лбом на якорь-березу. Это я уже видел своими глазами:
   - Когда лоб встретился с березой, две буханки хлеба вылетели из рук майора, и показалось мне, что это мозги зама в разные стороны разлетелись..., - закончил свой рассказ Игорь и посмотрел на часы. - О пять часов! Чё мужики по домам? Или...
   ========
   2012 год
  
   Добычей*- Пешком Колька пошел потому, что если бы его родители увидели их гопкомпанию, то. То батя бы забрал сбрую конскую, она (сбруя) его была. "Бедный" свояк, конь и сани есть, а сбруи нет. Автор улыбается, вспоминая, что в конце Васькиного отпуска, Колька всё равно лишится сбруи. Но это уже другая история, которая может быть и напишется...
  
   Автор предупреждает, что всё выдумка и совпадения случайны.
  
  
   .
  
  
  
  
  

Оценка: 9.43*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017