ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Пинаева Мария
Лётчик Борис Демьянов

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 8.55*8  Ваша оценка:

  
   ...Я стою на улице. Небо я не вижу, потому что уже темно. Я вижу окно в первом этаже благоустроенного дома: лампочка с самодельным абажуром, подвешенная, наверное, прямо к раме... В ее свете пучками торчит какая то зелень. Через это окно он видит небо. То самое небо, в котором прошла его жизнь.
  
   - Вам шестьдесят седьмой?
   - Шестьдесят семь...
   - Я должна вам сказать, что выглядите старше.
   - Старше? Ну, вот видите как - это ведь все изрезано...
   - Вы выглядите значительно старше...
  
   - Да? Там море, там страшно летать... Там мотор даже не так работает, как обычно, потому что влаги много. Там вот посадишь самолет на живот - и сразу он тебя в глубину утащит, в пучину. Так вот успей выпрыгнуть из кабины. Там все хищники, все едят друг друга... От летчика там ничего не останется. На море страшно...
  
   Но летать я умел. Я знаю, когда он меня убьет. Я должен на пулеметную очередь наскочить... а ты возьмешь да и не наскочишь. У меня приятель - он уберет газ, а немец с бухты - барахты, с такими вот вытаращенными глазами проскакивает! Друг мой тут и стреляет. Я тоже научился. Артисту надо играть, когда умеет. А не умеешь - тут нечего и играть...
  
   - Проигрыш сразу?
   - Проигрыш сразу, я вам точно говорю. Там ведь надо видеть всё, там ведь не стесняйся, там - кто кого. Что умеешь, то и выкладывай: силы, разум. Там отбирали людей... Мало ли - может и с ума сойти.
  
   - Бывало, что с ума сходили?
   - Сходили. От нервов... Ну, были всякие, что говорить. Всякое было на войне... Ведь мы видим, скажем, с берега его, море-то. Понимаете, оно хорошее такое, ласковое, тут купаются. А ведь оно настоящее, море-то, вы знаете, какие ходят волны! Вот подальше-то залетишь... как будто горизонт сходится с водой. И кажется тебе, что оно действительно как шар. Там страшно. Даже компас показывает не так, он всё куда-то бьётся, бьётся в сторону...
  
   Вот Петров упал - командир штурмового полка, немцы его сбили. Так он проплавал-то минут, наверное, 12 или, может, 10 поплавал - у него ноги отнялись сразу. Видите, cеверное море какое - ноги отнялись, и всё. Плюс четыре градуса зимой и летом. Так она, жизнь, устроена. Там надо иметь, понимаете, натуру. Если такой натуры нету - не подходишь, я вам правду говорю.
  
   Мой магнитофон работает на предельных уровнях, записывая тихую речь капитана морской авиации. Я смотрю на его огромные в очках глаза, на худые руки и раскручиваю в голове фразу, которую он сказал как самую обычную,- как, впрочем, и все, что он говорит. Он сказал: "Наши парни управляли своими ЯКами так, что позвонки растягивались"...
  
   - Борис Анатольевич, можно китель ваш посмотреть?
   - А пожалуйста.
   - Три Звезды Красных...
   - Да, три Звезды. Ну, вот один Красного Знамени, вот "За боевые заслуги", это за Ленинград, это за Северный флот, вот это за Японию.
  
   - Ранений у вас не было?
   - Нет, не попали, не попали. Стреляли, и оторвут хвост - а в меня никак не попадут. Изрешетят, но впереди мотор-то тянет, идешь да идешь. Один раз в цилиндр попала пуля, так и цилиндр оторвало, мотор греется - по кабине даже вижу, что греется. Вода выбежала, масло выбило все - я иду, иду, иду. Сел когда - так все бегут: как же ты дошел? Я сам ему не мешал - везет и везет, в кабине жарко, понимаешь. Ну, довез. Вот ведь как жизнь устроена.
  
   - А цветы-то сами разводите, один живете?
   - Сам, один живу, сам...
   - Ну, вроде бы не мужское занятие...
  
   - Да, не мужское, да вот приходится. Я люблю их, цветы-то. Расцветут, да много их, вон они такими маленькими цветут - так у-у-у! Потом еще сажу такие вот голубенькие. Чем проще жить - так ведь лучше. Вот сейчас пересаживать их буду, вон эти надо пересаживать, земли принес... Оттаяла земля-то, видишь, пересаживать буду. Вот весна будет - опять соседи начнут заглядывать: дайте, Борис Анатольевич... ну, я даю...
  
   - Что будут просить - отводку?
   - Отводку. Я говорю: "Берите, много их". Много их, целые шапки висят - прямо некуда деваться. Разрастутся - одна голубизна. Пошел в поле, взял васильков, знаете, набрал васильков, раскрошил в карман ромашек. Ну, а весной тут начали садить - набросал в клумбу, они выросли да все расцвели...
   +

Оценка: 8.55*8  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012