ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Примаков Е.М., Лебедев Е.А., Наумкин В.В
Северный Йемен в 1945-1962 гг.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    От имама Ахмеда к президенту ас-Салялю. Приложение к моему очерку.

  Северный Йемен в первой половине 50-х годов.
  Переворот 1955 г.
  
   Имам Ахмед был вынужден учитывать напряженную политическую обстановку, приведшую к перевороту 1948 г. Поэтому он сразу же провел в жизнь ряд мероприятий, которые, не затрагивая основ феодально-теократического правления, ставили своей целью некоторую модернизацию страны и активизацию ее политической, экономической и культурной жизни. Так, впервые был сформирован кабинет министров, возобновлена эксплуатация соляных копей, прекращенная в годы второй мировой войны, открыты первые светские школы, построены больницы.
  
  В 1950 г. Ахмед начал прямые переговоры с Англией, в результате которых были урегулированы спорные пограничные вопросы. Состоялся обмен дипломатическими представительствами. В 1951 г. между двумя странами был заключен новый договор, определивший пограничную линию в спорных местностях. Англия оказала Йемену некоторую финансовую и экономическую помощь.
  
  С середины 1953 г. отношения между Йеменом и Англией вновь обострились, так как колониальные власти в Адене выдвинули проект создания федерации эмиратов и султанатов на территории аденских протекторатов. Действия английских властей вызвали протест имама Ахмеда, ибо они, по его мнению, нарушали заключенные в 1934 и 1951 гг. договоры, которые, согласно йеменской трактовке, предусматривали не только стабильность пограничной линии, но и неизменность существовавшего в этом районе положения. Поэтому, с точки зрения имама, действия английских властей, нарушая статус-кво в этом районе, вели к сохранению в Южном Йемене колониального присутствия Великобритании.
  
  В начале 50-х годов Йемен расширил контакты со странами Европы и Америки. Были возобновлены дипломатические отношения с Италией и заключен договор о дружбе и торговле с ФРГ. В феврале 1950 г. были восстановлены прерванные с началом правления имама Ахмеда дипломатические отношения с США. В том же году АРАМКО добилась у имама права вести изыскательские работы на территории Йемена. В конце 40-х - начале 50-х годов продолжали укрепляться отношения Йемена с арабскими странами, в частности с Саудовской Аравией и Египтом. В 1955 г. был возобновлен советско-йеменский договор о дружбе и торговле, подписанный еще в 1928 г.
  
  В начале 50-х годов постепенно начала возрождаться организация "свободных йеменцев". Ее участники установили между собой контакты в стране и в эмиграции и несколько активизировались в Адене после прибытия туда энергичного функционера Абдаллы Али аль-Хакими. При его непосредственном участии на основе реорганизованной им Великой йеменской ассоциации был создан йеменский союз. Положения устава Союза свидетельствовали об определенном спаде активности движения после подавления переворота 1948 г. Принятая Союзом программа была далека даже от положений Священной национальной хартии, ориентирована на просветительскую деятельность со значительным влиянием мусульманской религии.
  
  В Йемене в это время разгорелась борьба за власть среди членов правящей династии. Претендентами на пост имама выступали два брата Ахмеда - эмиры Абдалла и аль-Хасан - и сын имама эмир Мухаммед аль-Бадр. Большинство "свободных йеменцев" поддерживали Мухаммеда аль-Бадра. Они надеялись, что аль-Бадр, бывший некогда учеником лидера оппозиционного движения Ахмеда Мухаммеда Нумана, став имамом, проявит качества просвещенного монарха и осуществит предлагавшиеся ими реформы. В то же время среди "свободных йеменцев" имелась и другая группа, возглавлявшаяся начальником таизского гарнизона подполковником Ахмедом ас-Суляи; она выступала за выдвижение на пост имама "сильной личности".
  
  В начале 1955 г. политическое положение в Йемене обострилось. Начались волнения в городах. Представители низших и средних слоев торговой буржуазии, мелкие чиновники, офицеры, интеллигенция, городские низы критиковали политику имама, мешавшую экономическому и культурному развитию страны. Они приветствовали египетскую революцию 1952 г. и ее организаторов - "Свободных офицеров". Армейские офицеры вынашивали идею военного переворота по примеру египетской революции, а эмир Абдалла, установив с ними связь и обретя поддержку некоторых крупных феодалов, чиновников и шейхов племен, стал готовиться к захвату власти.
  
  Й начале марта 1955 г. имам Ахмед решил использовать жестокое подавление частями таизского гарнизона восстания крестьян деревни Эль-Хаубан для того, чтобы расправиться с неблагонадежными офицерами. В числе прочих он велел арестовать Ахмеда ас-Суляи. Узнав о распоряжении имама, ас-Суляи отдал приказ частям гарнизона окружить королевский дворец, захватить радиоцентр и телеграф. К имаму была направлена представительная делегация, заставившая его подписать акт об отречении и передать власть эмиру Абдалле. Новый имам, надеясь заручиться обещаниями Мухаммеда аль-Бадра не претендовать на престол, послал к нему в Ходейду для переговоров делегацию во главе с Ахмедом Мухаммедом Нуманом. Однако в последнюю минуту Ну-ман отказался от выполнения возложенной на него посреднической миссии и вместе с аль-Бадром отправился в Хадджу, где хранились оружие и деньги имама Ахмеда. Там, собрав ополчения племен хашед и ба-киль и возглавив их, Мухаммед аль-Бадр 5 апреля подошел к Таизу. Племенные ополчения и перешедшие на сторону аль-Бадра подразделения из состава гарнизона в тот же день установили контроль над Таи-зом. Ахмед ас-Суляи и его сторонники, а также мятежные братья имама были казнены.
  
  Таким образом, руководители переворота не смогли использовать достигнутый успех. Среди восставших не было единства. Разногласия, первоначально возникшие среди "свободных йеменцев" по вопросу о претенденте на трон, привели затем к их расколу. Военное крыло организации, выделившееся во время переворота, составило в дальнейшем наиболее радикальную часть оппозиции.
  
  Неудавшийся переворот 1955 г., как и переворот 1948 г., был важным событием в политической жизни Йемена. Это было первое выступление армии против режима, стремившегося сохранить в незыблемости средневековые порядки. В то же время он был последней попыткой изменить внутреннее положение путем замены одного правителя другим при сохранении имамата. После 1955 г. в среде прогрессивной оппозиции был поднят вопрос об уничтожении теократической формы правления и о поиске такой формы государственного устройства, при которой духовный глава секты зейдитов перестал бы обладать светской властью.
  
  Йеменское королевство во второй половине 50-х годов. После подавления переворота 1955 г. имам Ахмед провозгласил Мухаммеда аль-Бадра наследным принцем. Во вновь сформированном правительстве аль-Бадр получил пост заместителя премьер-министра (премьером стал сам Ахмед), министра иностранных дел и главнокомандующего вооруженными силами. Понимая, что сохранить в неприкосновенности феодально-теократический режим невозможно хотя бы без частичной его модернизации, он заявил о намерении провести в стране реформы.
  
  В стране стали создаваться акционерные компании (строительная, авиатранспортная, электрическая, по торговле, перевозкам, импорту и распределению нефтепродуктов и др.). На средства национального капитала был построен ряд мелких промышленных предприятий, часть кустарных мастерских оснащена современным оборудованием. Одновременно правительство стремилось модернизировать с иностранной помощью предприятия текстильной промышленности, находившиеся в собственности государства.
  
  Наметившийся отход от политики самоизоляции содействовал развитию внешней торговли Йемена. Ввод в строй весной 1961 г. порта Хо-дейда ослабил зависимость Йемена от Аденского порта, находившегося под контролем английских колониальных властей. Рост товарно-денежных отношений, относительно широкий ввоз иностранных товаров способствовали и расширению внутренней торговли. Принятые меры должны были уменьшить недовольство буржуазии. Наряду с экономическими преобразованиями были осуществлены мероприятия в социальной и
  культурной сферах: было увеличено число школ и больниц, начали издаваться газеты.
  
  Мухаммед аль-Бадр выступил инициатором изменения внешнеполитического курса, что выразилось в укреплении и расширении связей с арабскими и социалистическими странами, а это отвечало интересам упрочения национальной независимости Йемена. В 1956 г. в Джидде Египет, Саудовская Аравия и Йемен подписали тройственное оборонительное соглашение, предусматривавшее оказание взаимной поддержки в случае агрессии против одной из них. В том же году имам Ахмед поддержал Египет в вопросе о национализации Суэцкого канала. В марте 1958 г. Йемен присоединился на федеральных началах к ОАР; в результате был образован союз двух государств под названием "Объединенные арабские государства". Расширились связи Йемена с социалистическими странами. В октябре 1955 г. был заключен советско-йеменский договор о дружбе и торговле, который явился логическим развитием договора 1928 г. В марте 1956 г. в Каире было подписано соглашение о торговле и платежах, а в июле 1956 г. в Москве - соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве. В 1956-1957 гг. были заключены торговые соглашения и соглашения о техническом сотрудничестве с ГДР, Польшей, Чехословакией и Румынией. В августе 1956 г. были установлены дипломатические отношения с КНР, а позже подписано соглашение об экономическом сотрудничестве.
  
  Прогрессивная общественность арабских стран и лидеры йеменского оппозиционного движения оценили внешнеполитический курс Йемена в этот период как позитивный, как вклад в борьбу свободолюбивых народов против империализма и колониализма.
  
  Во второй половине 50-х годов, поскольку Англия продолжала разрабатывать план создания федерации княжеств Южной Аравии3, имам Ахмед обратился в ЛАГ с просьбой поддержать его требование о возвращении ему оккупированных южнойеменских территорий. Резолюция, принятая на сессии ЛАГ, признавала эти территории неотъемлемой частью Йемена. В защиту справедливых требований Йемена выступили участники Бандунгской конференции (1955 г.) и конференции народов стран Азии и Африки в Каире (1957-1958). Йеменские власти предоставили политическое убежище лидерам антибританского освободительного движения Адена и Хадрамаута.
  
  Новый внешнеполитический курс Йемена вызвал недовольство английских властей. Под предлогом борьбы с повстанческим движением в аденских протекторатах Англия в июне 1956 г. начала военные действия на южных границах Йемена. Бомбардировке были подвергнуты населенные пункты в районе Хариба, а в июле - пограничные города и селения, в том числе Эль-Бейда. Город Каатаба был превращен в груду развалин. На границе то и дело происходили вооруженные столкновения между йеменскими повстанцами и воинскими подразделениями аденских протекторатов.
  
  В середине 50-х годов усилилось американское проникновение в страны Аравийского полуострова, в том числе в Йемен. Однако американцам удалось лишь добиться подрядов на строительство шоссейной дороги Моха - Таиз - Сана и водопровода в Таизе.
  
  Северный Йемен накануне сентябрьской революции 1962 г. Со второй половины 50-х годов в Йемене начался процесс постепенного развития капиталистических отношений. Правда, он коснулся лишь городов, совершенно не затронув сельские районы. Городское население стало порывать сохранявшуюся веками связь с сельским хозяйством. Шел процесс формирования рабочего класса, особенно в строительстве. Возросла численность средних городских слоев, представлявших собой
  наиболее динамичную, политически и культурно развитую часть населения. Наряду с традиционной интеллигенцией - выходцами из средних и низших слоев феодального класса, на протяжении многих лет являвшимися руководителями и членами оппозиционной организации "Свободные йеменцы", - стала формироваться новая интеллигенция, включавшая выходцев из слоев зажиточного крестьянства, мелкой и средней торговой буржуазии. Преимущественно из этих же слоев (правда, только из зейдитских семей) формировался средний и младший офицерский состав армии. Свою идеологию и политические концепции новая интеллигенция выработала под влиянием идей "арабского социализма", насеризма, национального пробуждения. Эта социальная сила, получившая название "новая оппозиция", выступила за радикальные социально-экономические и политические преобразования.
  
  В конце 50-х годов в среде "новой оппозиции" возникли прогрессивные политические организации: в 1958 г. - общейеменский кружок марксистского направления (позднее - Народно-демократический союз), основанный Абдаллой Базибом, в том же году - отделение общеарабской ПАСВ, в 1959 г. - отделение общеарабского ДАН. Кроме того, появились группы, близкие к движению сторонников президента Насера.
  
  К середине 50-х годов "свободные йеменцы" в Каире по примеру своих единомышленников в Адене создали бюро Йеменского союза, которое возглавили Мухаммед Махмуд аз-Зубейри и Ахмед Мухаммед Ну-ман, и стали выпускать свою газету, назвав ее "Саут аль-Йаман". Они критиковали ограниченные реформы имама Ахмеда и соглашения, заключенные с американскими нефтяными компаниями, разоблачали тактику использования межплеменных противоречий в целях укрепления личной власти правящей семьи.
  
  В это же время аденское бюро Йеменского союза вело широкую пропаганду против деспотизма и реакции в Йемене.
  
  Как уже отмечалось, разногласия, возникшие среди "свободных йеменцев" во время переворота 1955 г., привели к расколу. В первую очередь этот раскол произошел в каирском бюро йеменского союза и лишь затем в аденском. Группа, отколовшаяся от каирского бюро йеменского союза и представлявшая известные сейидские семьи, высших чиновников государственного аппарата, а также крупную торговую буржуазию, тесно связанную с американскими монополистическими кругами, объединилась со своими сторонниками в Адене и в октябре 1956 г. создала Консультативную партию Йемена, переименованную затем в Союз йеменских народных сил. Идеологическим лидером организации был Ибрахим Али аль-Вазир. Организация выступала за сохранение в Йемене имамата во главе с братом Ахмеда, эмиром аль-Хаса-ном бен Яхья, и ратовала за консолидацию всех феодальных сил.
  Раскол в аденском бюро Йеменского союза произошел вследствие разногласий между группой торговой буржуазии, руководимой Мухаммедом Шааляном и Абд аль-Керимом аль-Анси, и лидерами Союза во главе с Ахмедом Мухаммедом Нуманом. Разногласия касались государственного устройства Йемена и программы экономического развития страны. Группа Шааляна поддерживала лозунг установления республиканского режима и осуществления радикальных преобразований в области экономики, тогда как группа Нумана выступала за сохранение монархии при значительном ограничении прав имама. В октябре 1957 г. секретариат бюро Йеменского союза в Адене объявил о расколе и сообщил о создании новой партии - Великой йеменской ассоциации, взявшей название первой политической организации, созданной в 1944 г. Раскол привел к тому, что со второй половины 50-х годов центр анти-имамского движения переместился в Йемен.
  
  К этому времени из тюрем были выпущены некоторые участники переворотов 1948 и 1955 гг. Монархические иллюзии деятелей оппозиционного движения, примыкавших к "свободным йеменцам", рассеялись.
  
  В марте 1956 г. ОЙЙ созвали совещание недалеко от г. Хадджи. Под влиянием общего подъема революционного движения в арабских странах, изменившихся политических условий на юге Аравийского полуострова и в самом Йемене они выдвинули новый лозунг, ставший в то время чрезвычайно популярным, - лозунг республики.
  
  Со второй половины 50-х годов участились выступления племен, волнения крестьян, горожан, солдат. Так, в 1957 г. произошло вооруженное выступление племен на северо-востоке страны. В 1959 г. восстали солдаты таизского, а затем и санского гарнизона. Пытаясь ослабить напряженность, наследный принц Мухаммед аль-Бадр заявил о намерении провести в стране реформы в административной и законодательной областях, повысить жалованье военнослужащим, начать борьбу с коррупцией. Из ОАР были приглашены учителя и советники. Совместно с египетскими экспертами был составлен план развития страны. Однако реформаторская деятельность аль-Бадра продолжалась всего четыре месяца, так как в августе 1959 г. вернувшийся из Италии имам пресек ее. Он отстранил сына от управления страной и отменил объявленные им реформы.
  
  Решение имама вызвало новую вспышку недовольства. Осенью 1959 г. опять вспыхнули волнения племен на юге и на севере страны. Наиболее опасным для режима оказалось восстание конфедераций племен хашед и бакиль. Однако восстание не привело к успеху: оно было подавлено регулярной армией и силами племен, верных имаму.
  
  В начале 1960 г. Ахмед попытался возобновить прерванные осенью 1959 г. традиционные отношения, существовавшие между центральной властью в Сане и шейхами зейдитских племен. С этой целью он пригласил главного шейха племени хашед Хусейна аль-Ахмара, являвшегося старейшиной зейдитских шейхов, и его сына к себе в дом в Сохну. Несговорчивость собеседников вызвала ярость имама, и он велел казнить обоих гостей. Этот поступок вызвал бурю возмущения среди зейдитских племен севера. Имам безуспешно пытался подавить волнения силой, и только после длительных переговоров ему удалось восстановить мир.
  
  Весной 1960 г. вспыхнули волнения крестьян в районе Тихамы. Продолжалось брожение в армии.
  
  К началу 1961 г. почти все классы и социальные слои йеменского общества находились в оппозиции к правящей династии. Особенно опасна для нее была вражда зейдитских племен, которые считали политику Ахмеда отступлением от традиционных принципов правления зейдитских имамов. Недовольство династией Хамид ад-Динов стало перерастать в недовольство всеми сейидами.
  
  В марте 1961 г. группа молодых офицеров совершила неудачное покушение на жизнь имама.
  
  Стремясь сохранить власть, Ахмед и сейидская олигархия провели ряд мер по консолидации своих сил: была объявлена амнистия членам семьи аль-Вазиров, и им были возвращены земельные владения, секвестрованные в 1948 г. Стремясь нейтрализовать политическое брожение, имам сконцентрировал внимание общественности на вопросе о своем будущем преемнике. С этой целью он вызвал из Нью-Йорка эмира аль-Хасана, представлявшего Йемен в ООН.
  
  Кандидатуру аль-Хасана поддерживали приверженцы традиции, чьи интересы были тесно связаны с режимом имамата. К их числу относились представители видных зейдитских фамилий, некоторые феодалы, мусульманские богословы, шейхи, а также представители крупного торгового капитала. В его пользу выступал и король Саудовской Аравии, плохо относившийся к аль-Бадру, стороннику политического курса президента Насера. Аль-Хасана поддерживали и США.
  
  Имам Ахмед склонялся на сторону аль-Бадра, хотя и опасался, что мягкость и нерешительность последнего могут вызвать крах жесткого зейдитского правления. Внутри страны аль-Бадра поддерживали оппо-
  зиционные круги, выступавшие как против режима имама, так и против проамериканского курса, которого придерживался аль-Хасан. В эту группировку входили некоторые представители гражданской и военной интеллигенции, а также мелких и средних слоев торговой буржуазии. Предпринятые аль-Бадром шаги в сторону сближения с ОАР и намеченные им реформы одобрялись этой частью городского населения.
  
  Стремление имама Ахмеда сохранить в неприкосновенности феодально-теократическое правление привело к поправению внешнеполитического курса. Федеративное объединение ОАР и Йемена к этому времени практически прекратило свое существование, а после выхода Сирии из состава ОАР в сентябре 1961 г. имам Ахмед стал выступать с критикой деятельности правительства Насера. В декабре 1961 г. он обратился к арабскому миру с посланием, в котором осудил декреты о национализации, провозглашенные в ОАР в 1961 г. В ответ на недружественную акцию имама правительство ОАР расторгло с Йеменом соглашение о создании Объединенных арабских государств.
  
  В октябре 1961 г. имам Ахмед подтвердил, что аль-Бадр является его наследником. Это вызвало недовольство приверженцев аль-Хасана, которые считали, что Ахмед поступает вопреки зейдитскому обычаю, в соответствии с которым избирать нового имама должен совет улемов. В стране вновь активизировалась деятельность сторонников обоих претендентов на власть. Одновременно начало возрастать влияние антимонархических группировок.
  
  Наиболее радикальной оппозиционной силой была подпольная организация "Свободные офицеры" во главе с Абдаллой Джузейланом и Али Абд аль-Мугни, созданная в декабре 1961 г. в Сане. В ее состав вошли офицеры армии и полиции Саны, Таиза и Ходейды. Организация представляла собой пеструю в социальном отношении группу. В нее входили молодые офицеры (как правило, в чине не старше капитана) -• выходцы из слоев среднего крестьянства, мелкой торговой буржуазии и интеллигенции. Среди них были и те социальные силы, которые в прошлом поддерживали движение "свободных йеменцев". В числе членов организации были представители самых различных политических течений: реформисты, баасисты, насеристы, "Братья-мусульмане" и др. "Свободные офицеры" поддерживали постоянные контакты со слушателями военной школы в Сане. Организация не была связана ни с какими политическими группировками. Только за два месяца до революции она установила контакты с некоторыми руководителями нелегальных организаций и группировок, такими, как Абд ас-Салям Сабра, Абд ар-Рахман аль-Арьяни, Абд аль-Гани Муттахар.
  
  Практически же деятельность организации "Свободные офицеры" началась задолго до ее официального создания. Уже после неудачной попытки военного переворота в 1955 г. Абдалла Джузейлан и его единомышленники начали устанавливать связи с оставшимися на свободе офицерами. Создав группу, они начали изучать опыт революционного движения в арабских странах, знакомиться с работами прогрессивных политических деятелей, с тем чтобы распространять революционные идеи среди оппозиционной военной интеллигенции.
  
  СЕВЕРНЫЙ ЙЕМЕН В 1962-1985 гг.
  
  Революция 26 сентября 1962 г.
  
   В январе 1962 г. имам Ахмед объявил о реорганизации правительства. Мухаммед аль-Бадр сохранил в нем все посты, которые имел в старом кабинете; кроме того, он был назначен министром обороны. Под его контролем оказалась вся политическая, экономическая и военная жизнь государства. В течение нескольких месяцев аль-Бадр совершал поездки в племена, с тем чтобы привлечь на свою сторону родо-племенную знать, находившуюся в оппозиции к его отцу.
  
  Однако недовольство в стране продолжало нарастать. В конце лета 1962 г. политический кризис достиг особой остроты. В крупных городах стали распространяться листовки, в которых подвергались резкой критике обещания наследного принца пресечь злоупотребления, установить твердый контроль над деятельностью государственного аппарата и улучшить положение в армии. В Таизе прошла первая в истории Йемена забастовка строительных рабочих. В августе 1962 г. забастовали учащиеся школ Саны и Таиза, требуя модернизации учебных программ. Усилилось также брожение среди прогрессивной общественности, обеспокоенной появившимися в аденской прессе сообщениями о предоставлении йеменской территории для создания американских военных баз.
  
  19 сентября 1962 г. в Таизе умер имам Ахмед. На следующий день совет улемов столицы избрал наследного принца Мухаммеда аль-Бадра новым имамом. В тронной речи он заявил о намерении провести реформы, которые ему не удалось претворить в жизнь в 1959 г.: создать Консультативный совет и муниципальные органы, осуществить перемены в налоговой политике и административной системе. Он обещал также издать в ближайшее время законы, в которых будут определены права и обязанности граждан и которые будут основываться на принципах справедливости. В области внешней политики аль-Бадр обещал придерживаться политики позитивного нейтралитета и принципов неприсоединения, укрепления дружественных отношений со всеми странами. Он подписал декреты, в которых объявлялась амнистия всем политическим заключенным, отменялась система заложников, аннулировались недоимки государственной казне, объявлялось о повышении жалованья военнослужащим.
  
  Вместе с тем, испытывая тревогу в связи с напряженностью политической обстановки, активизацией оппозиционных сил и борьбой за власть в самой правящей династии, аль-Бадр обратился с просьбой о помощи к королям Саудовской Аравии и Иордании. Кроме того, он отправил телеграмму в Нью-Йорк эмиру аль-Хасану с предложением о сотрудничестве, а в пятничной молитве в Большой мечети столицы заявил, что будет продолжать политику своего отца. Такая непоследовательность в действиях нового имама вызвала беспокойство среди "новой оппозиции", многие деятели которой с одобрением отнеслись к тронной речи и первым декретам нового имама.
  
  В течение траурной недели, объявленной по случаю смерти имама Ахмеда, оппозиционные новому режиму силы резко активизировали свою деятельность. С одной стороны, это были члены Союза йеменских народных сил, поддерживавшие эмира аль-Хасана, с другой - "Свободные офицеры". Сторонники эмира аль-Хасана предприняли попытку через имама аль-Бадра устранить руководителей "Свободных офицеров" и разгромить организацию, представлявшую для них основную опасность в борьбе за власть. На первом заседании кабинета министров, 26 сентября, они оказали давление на нового имама. Под их воздействием имам аль-Бадр отдал приказ об аресте офицеров, подозревавшихся в принадлежности к организации. Получив известие об этом, руководители "Свободных офицеров" постановили немедленно начать выступление, хотя первоначально восстание было назначено на более поздний срок.
  
  В ночь с 26 на 27 сентября курсанты военной школы и подразделения личного полка аль-Бадра в соответствии с разработанным "Свободными офицерами" планом окружили и обстреляли дворец имама, захватили радиостанцию, почту и телеграф. Утром штаб восстания объявил о свержении монархии и установлении республики и призвал народ поддержать революцию.
  
  Перед руководителями восставшей армии встала задача создания новых органов власти. В первый же день революции они заявили, что
  вплоть до всеобщих выборов вся полнота власти будет находиться в их руках. 28 сентября они сформировали высшие органы власти: Совет революционного командования (СРК) из восьми офицеров под председательством полковника Абдаллы ас-Саляля, Президентский совет из четырех человек во главе с Мухаммедом Али Османом и Совет министров, главой которого также стал Абдалла ас-Саляль. 29 и 30 сентября были приняты решения о создании Национальной гвардии, реорганизации армии и о создании Высшего совета национальной обороны, куда вошли 180 шейхов-гарантов, которым была доверена охрана границ их племен.
  
  В высшие органы власти вошли не только офицеры, но и гражданские лица, представлявшие практически все оппозиционные прежнему режиму силы. В социальном отношении подавляющая их часть принадлежала к радикально настроенным городским средним слоям, отражавшим интересы мелкой буржуазии. Главную роль среди них играли средние и младшие офицеры. Наряду с этим в формировании органов власти приняли участие представители традиционной интеллигенции, которые в прошлом составляли оппозицию имамскому режиму. Это объяснялось стремлением молодых офицеров получить поддержку некоторых слоев феодального класса. В то же время родо-племенная знать в лице шейхов племен, даже такая известная своими антимонархическими настроениями фигура, как шейх аль-Ахмар, не получила мест в органах управления государственной власти.
  
  27 сентября 1962 г. СРК опубликовал манифест - первый программный документ республики, в котором были изложены цели и задачи революции.
  
  Главной ее целью, говорилось в манифесте, являлось уничтожение "абсолютистского режима и иностранного влияния в стране" и "установление республиканского демократического исламского строя, основанного на принципах социальной справедливости". Предусматривалось строгое соблюдение норм шариата, декларировалась ликвидация племенных и религиозных разногласий, заявлялось о реорганизации армии на современной основе. Гарантировалась неприкосновенность национального капитала, но тут же оговаривалось, что он не должен перерастать в монополистический и эксплуатирующий. Для участия в экономической деятельности в страну приглашались йеменские эмигранты. В области внешней политики подтверждалась верность арабскому единству и арабской солидарности. Заявлялось, что ПАР будет проводить политику неприсоединения и позитивного нейтралитета, соблюдать принципы Устава ООН, поддерживать борьбу за мир.
  
  Манифест, как и обнародованные несколько позднее указы, касавшиеся взимания налогов, отмены недоимок и аннулирования крестьянской задолженности, нашел горячий отклик среди народных масс, особенно на юге страны. Население расценило эти документы как наступление новой эры в жизни страны.
  
  СССР был первой великой державой, признавшей ИАР. События в Йемене оказали революционизирующее влияние на весь Аравийский полуостров, и ЙАР стала оплотом антиимпериалистических и антимонархических сил этого региона.
  
  Империалистические круги, в первую очередь в США и Англии, враждебно встретили сообщение о йеменской революции. Появление новой республики было воспринято ими как угроза их нефтяным концессиям и стратегическим интересам в регионе. Аналогичную позицию заняли монархические правители Саудовской Аравии и Иордании. После сообщения правительства ЙАР о гибели имама аль-Бадра они признали права эмира аль-Хасана на йеменский трон и начали оказывать ему военную и финансовую помощь.
  
  В середине октября 1962 г. стало известно, что имам аль-Бадр не погиб при обстреле дворца, а бежал на север, к оставшимся верными ему зейдитским племенам. Это обстоятельство значительно осложнило политическую обстановку в ЙАР и привело к фактическому расколу государства на две враждебные части - республиканскую и монархическую.
  
  На север, к аль-Бадру, начали просачиваться сторонники монархии. При финансовой и военной поддержке Саудовской Аравии и Иордании и стоявших за ними империалистов там начал создаваться очаг контрреволюции: концентрировались монархистские силы, и формировались военные отряды из зейдитских племен. Второй контрреволюционный очаг образовался в эмирате Бейхан. На юге на молодую республику стали оказывать давление подразделения армии Федерации Южной Аравии, провоцируя пограничные конфликты.
  
  Таким образом, с первых дней своего существования ЙАР оказалась в тисках контрреволюции. Реально республиканское правительство контролировало лишь южные, шафиитские районы и те крупные города, гарнизоны которых присоединились к революции. Большинство же зейдитских племен, не считая главного шейха конфедерации племен хашед Абдаллы бен Хусейна аль-Ахмара, или открыто выступили на стороне монархии, или выразили ей симпатии.
  
  Перед республиканским правительством встала задача реорганизации власти и защиты режима. С этой целью 31 октября 1962 г. оно опубликовало свой второй документ - Конституционную декларацию, в которой были подтверждены антимонархические цели революции и намечена программа общедемократических преобразований. В ней впервые было в законодательном порядке зафиксировано государственное устройство республики. Коллективным главой государства был официально признан Президентский совет; в то же время в руках Абдаллы ас-Саляля сосредоточилась вся полнота власти: он стал главой Президентского совета, председателем Совета министров и главнокомандующим вооруженными силами республики. В соответствии с декларацией были реорганизованы высшие органы власти: значительно расширен состав СРК и Совета министров. В них увеличилось число лиц, представлявших умеренные и консервативные элементы крупной торговой буржуазии и феодального класса. Сотрудничество с ними прогрессивного офицерства свидетельствовало о слабости прогрессивных антифеодальных слоев общества, что было вызвано низким уровнем развития страны в целом.
  
  Перед лицом роста военной опасности по мере активизации монархических сил республиканское правительство стало уделять больше внимания укреплению своих отношений с шейхами племен. Декларация узаконила создание Высшего совета национальной обороны, в котором шейхи, получая звания и оклады министров, действовали от имени и по поручению Совета революционного командования. Кроме того, феодально-племенная верхушка обрела право участвовать в других высших органах власти, а следовательно, оказывать влияние на политическую жизнь.
  
  Оформившийся союз радикально-демократических сил с умеренно-реформистской и традиционалистской частью общества преследовал цель стабилизировать внутриполитическое положение и обеспечить широкую поддержку режима населением.
  
  Под давлением политических союзников начался отход правительства от сдерживания крупного предпринимательства к его развитию, что свидетельствовало о постепенном переходе страны на путь капитальсти-ческого развития. Внутриполитический курс правительства привел к тому, что в республиканском движении началось размежевание социально-политических сил, которое положило начало конфликту двух различных тенденций в политическом развитии страны.
  
  Сразу же после переворота руководство восставшей армии отправило президенту Насеру телеграмму, в которой заявило, что ЙАР будет
  участвовать в "строительстве объединенной арабской нации и проводить антиимпериалистический курс". 29 сентября 1962 г. ОАР признала ЙАР. В соответствии с договоренностью обоих правительств в Йемен стали прибывать египетские войска для защиты революции. Их присутствие в Йемене рассматривалось и йеменским и египетским руководством как вполне закономерное явление, вытекающее из соглашения, заключенного в Джидде в 1956 г.
  
  10 ноября 1962 г. ЙАР и ОАР подписали новый договор о союзе и взаимной помощи, который узаконил присутствие египетских войск в Йемене и их участие в военных действиях против монархистов. Было создано объединенное командование двух армий во главе с Абдаллой ас-Салялем.
  
  Однако принятые йеменским правительством меры для защиты республики не смогли существенным образом изменить политическую ситуацию. В стране началась гражданская война. К ноябрю отряды монархистов продвинулись от саудовской границы на восток и захватили города Мариб, Хариб, Сааду и окружили г. Хадджу.
  
  (Окончание следует).
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015