ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Щенников Владимир Витальевич
Вася Пенза. Хроника светлой памяти

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посвящается Народному Герою гвардии младшему сержанту Василию Кузнецову


  
   В. Щенников
   В. Бондарев
  
  
  
  
  
   Вася Пенза
  
   0x01 graphic
   Первое фото в военной форме.
  
   Есть в году постоянные даты,
   Когда в строго назначенный час,
   На "афганских" могилах седые солдаты
   Горький тост поднимают за ВАС.       
   Вы наша гордость, совесть и слава
   На все грядущие времена.
   Жизнь отдать на войне, не забава!
   В неоплатном долгу перед вами страна!
  
    "...А родился он в солнечный июньский день 1966 года. Сестричка, принимавшая роды, сказала:
   "Раиса, смотри! Сын-то у тебя едва на свет появился и сразу же улыбается. Какой радостный мальчишка будет...".
  
      0x01 graphic
  
   Как в воду глядела. Родители Василия горя с сыном не знали.
   С малых лет работал и на огороде, и по дому. Дрова колол, корову доил, сено косил, а в 14 лет впервые за трактор сел.
   А еще нянькой ходил за младшим братом - души в нем не чаял... Его очень любили. И дома, и в школе, и в родном селе,
   и в Москве, в ветеринарной академии имени Скрябина, где он учился. А еще он любил книги. Читал запоем.
   Когда окончил школу и засобирался в Москву, намереваясь поступить в академию, друзья отговаривали:
   куда тебе, сельскому парню, в столицу соваться! Не поступишь, вернешься! А он - поступил!
   Всего один курс успел проучиться, но остался в памяти однокурсников. Вообще, этого парня запоминали все,
   кто с ним дружил, учился или работал. Есть такие люди, общение с которыми оставляет в душе яркий, теплый,
   неугасающий след. Василий как раз из таких. Но 2 июня 1984 года его призвали в ряды Вооруженных сил.
   Перед самым призывом он успел приехать домой, навестить родителей. В эти последние свои дни он был особенно ласков
   с отцом и мамой. Вечером перед отъездом обнял Раису Никаноровну за плечи:
   "Мама, давай нашу любимую, прошу тебя, спой". Она с тревогой взглянула на сына, но ничего не сказала, негромко завела:
   "И бесстрашно отряд поскакал на врага,
Завязалась кровавая битва.
И боец молодой вдруг поник головой,
Комсомольское сердце пробито...".
   У порога он обнял младшего брата: "Саша, очень прошу тебя, береги маму..." и ушел".
   (Отрывок из очерка о Василии Кузнецове "Четыре секунды до подвига").
     
     
      0x01 graphic
      Из крестьянской семьи был способный пацан,
      Таких ждал в объятия Афганистан...
  
   После сержантской учебки Василий попал служить в Кундуз - во 2 батальон 149 гвардейского мсп. И здесь его "окрестили" как Вася Пенза.
   Так уж повелось в солдатской среде, что для удобства в неформальном общении у каждого должно быть свое прозвище. Были в батальоне и Удав,
   и Жиган, и Ара, и Гурон, и Кабан, и Бобо, и даже Огурец с Чемоданом. Так что в случае с Кузнецовым обошлись без особой фантазии.
   Слово Пенза было аккуратно выведено на панаме у Василия. И судя по всему было для него символом Родины. Любишь Пензу - будь Пензой,
   какие проблемы! Так и закрепилось в быту. К примеру: "Пенза, оставь покурить" или "Васька Пенза, тормозни, сейчас вместе пойдем".
  
     
      Огнем в упор был расстрелян дозор.
      Первые погибшие - все, как на подбор.
      Отбирает лучших злая смерть солдат,
      Воинов безусых, молодых ребят.
      Опытных наемников не удался план,
      Не вызвал паники огненный ураган.
      Все уцелевшие, рассыпались как горох.
      В ответ раздались выстрелы, уняв переполох.
      Бой был жесток и долог, с утра и дотемна.
      Двадцать два героя потеряла страна.
      Смерть в тот день выбирала лучших из нас,
      Кто звездой засиял в гибели час.
     
      0x01 graphic
     
      От пронзительной боли Василий очнулся.
      Сжав зубы, он набок с трудом повернулся.
      "Живым я не сдамся!", - задумал солдат,
      Собрав под себя запасы гранат.
      Душманы заметили рядом движенье.
      "Возьмем его в плен!",- возникло решенье:
      "Остался в живых один из дозора.
      Завидовать мертвым будет он скоро".
      "Хорошо, что я взял побольше гранат",-
      Колечко рванув, прикинул солдат.
      И грудью своей, подменяя чеку,
      С улыбкой подумал: ""Подарок" врагу!".
      "Что там, покажи?" - душман прокричал.
      "Бакшиш,* дорогой", - боец отвечал.
      Кольцо отдавая, ГЕРОЙ приподнялся,
      В окружении врагов Кузнецов подорвался.
     
      0x01 graphic
  
      Ту стрельбу, из засады в упор, не забыть.
      Будем помнить столько, сколько будем жить.
      Нам не забыть безумных криков басмачей,
      Тяжесть потерь и бессонных ночей.
      Как в окружении врагов подорвался Кузнецов,
      Повторив геройский подвиг дедов и отцов.
      Как, спасая роту, пожертвовал собой Перятинец.
      Как погибали, раненых спасая, наконец.
      За погибших друзей обуревала злость.
      За их безжалостно загубленную молодость.
      Хотелось "духов" рвать голыми руками,
      Как зверь добычу острыми клыками.
      Мы не в силах, ушедших навек, воскресить.
      Боль утраты годами не пригасить.
      Ну, а во снах мы их видим живыми:
      Веселыми, счастливыми и вечно молодыми!
      В дни скорби и даты когда отмечаем -
      Третий тост всегда поднимаем.
      В память о погибших на той войне,
      Мы горькую чашу пьем в тишине!
      И пока будет жив хоть один из нас,
      Знай, что огонь этой памяти не погас!
      А когда наступит назначенный срок,
      Вместе нас соберёт всемогущий рок.
     
      0x01 graphic
      "Чёрный тюльпан" готов везти на Родину Героев, "которым в двадцать лет могилы роют".
      Погрузка гробов с телами однополчан погибших в Кунаре. Кундуз июнь 1985 года.
     
      Выдержка из представления к высшей государственной награде ордену Ленина гвардии младшего сержанта Кузнецова Василия Александровича:
      Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5.02.1986-го года, гвардии младший сержант командир отделения мотострелковой роты 149-го гвардейского мотострелкового полка 201-й мотострелковой дивизии Кузнецов Василий Александрович, 1966-го года рождения, награждён орденом Ленина:
      "...В ДРА с октября 1984 года. Особо отличился 26 мая 1985 года при проведении боевой операции в районе населенного пункта Асадабад. Дозорная группа - два взвода 4 мотострелковой роты, в составе которой действовал младший сержант Кузнецов В. А., двигалась впереди батальона в заданный район. Неожиданно из засады мятежников открыли по дозорной группе уничтожающий огонь из стрелкового оружия с близкого расстояния и нанесли ей значительный урон в живой силе. В острой перестрелке младший сержант Кузнецов В. А. огнём из личного оружия в упор расстрелял 4 душманов и быстро за насыпью укрылся от огня противника.
      Оставшись один с тяжелоранеными товарищами, он вел бой с превосходящими силами противника до последнего патрона. Мятежники пытались захватить героя в плен и начали его окружать. Подпустив душманов на близкое расстояние, он быстро вырвал кольцо последней гранаты и от её разрыва погиб сам и уничтожил окруживших его мятежников. Тем самым позволил основным силам батальона осуществить прорыв в данном районе, захватить преобладающую высоту противника, большое количество оружия и боеприпасы. Своими действиями способствовал выполнению боевой задачи батальона, до конца выполнив свой воинский и интернациональный долг. Перед боевой операцией вступил кандидатом в члены КПСС. В бою полностью оправдал высокое доверие Коммунистической партии и советского народа".
      (Выписка из Центрального архива Минобороны РФ, фонд 33, опись 1/12917с, дело 230, лист 235., с соблюдением текста документа)
     
      Василий в свое время выбрал для себя одну из самых мирных гуманистических профессий, для чего и поступил в Московскую Ветеринарную Академию. Он не собирался ни с кем воевать. Но государство распорядилось его судьбой иначе. И Василий не пожалел себя, выполняя труднейшее государственное задание в сложной боевой обстановке. Ценой своей жизни он спас от гибели многих боевых товарищей. Что мог он - восемнадцатилетний пацан совершить ещё более героического в той ситуации, в которую попал по воле старших начальников? Очевидцами его подвига были все военнослужащие подразделения. Ведь давно уже не секрет, что имеются случаи, когда звание Героя присваивалось по "высосанным из пальца" мнимым подвигам. Как говорится: "Шило в мешке не утаишь". И там всё нормально. Здесь же, когда всё очевидно, у государства до сих пор не хватает доброй воли, чтобы оценить подвиг Василия Кузнецова по достоинству. Но вот для земляков и однополчан он как был истинным Героем, так и останется им навсегда. И память о его подвиге будет передаваться из поколения в поколение. Как передается уже тридцать с лишним лет.
     
      0x01 graphic
      Памятник студентам Московской Ветеринарной Академии имени Скрябина,
      сложившим свои головы на Афганской земле.
     
  
      0x01 graphic
      Светлая и вечная память павшим воинам...
      Среди фамилий студентов, погибших на поле брани, есть фамилия нашего однополчанина.
      Командир отделения гвардии младший сержант Кузнецов Василий Александрович геройски погиб
      25 мая 1985 года в бою у горного афганского кишлака Коньяк (провинция Кунар).
      
   0x01 graphic
      Великолепный мемориал воинам-афганцам, установленный в городе Пенза.
     
     
      0x01 graphic
      Всё сделано с душой и большой любовью.
     
     
      0x01 graphic
      От лица всех ветеранов-афганцев: "Спасибо, Пенза за такую память! И поверьте, - это от души!".
      Здесь есть чему - и в духовном смысле, и в широте души поучиться финансово богатейшей, но прижимистой Москве.
     
     
      0x01 graphic
      "Никто не забыт ...". Здесь и Кузнецов В. А. - наш Вася Пенза!
      Спасибо, Братцы!
     
     
      На Малой Родине Василия Кузнецова 30 лет спустя
     
      26 мая 2015 года в МОУ СОШ села Татаро-Никольское состоялось открытие бюста герою Афганской войны
      Василию Александровичу Кузнецову. Дата была выбрана не случайно.
      30 лет прошло со дня гибели выпускника школы в далеком Афганистане.
     
     
   0x01 graphic
   
      Торжественный митинг открыл директор МОУ СОШ села Татаро-Никольское, Глава Пачелмского района Бондарев Вячеслав Михайлович:
      "Кому-то суждено прожить на земле, а кому-то - в памяти своего народа! Пусть историки и политики спорят, нужна ли была эта война,
      но я точно знаю: мальчишки выполняли приказ и нередко ценой своей жизни, как Василий Кузнецов, наш земляк, выпускник нашей школы.
      Мы просто должны помнить, чтить и преклоняться перед его подвигом...".
     
     
      0x01 graphic
      "Человек умирает дважды: когда умирает сам человек и когда умирает память о нем", - начал своё выступление Александр Иванович Фаюстов -
      заместитель Главы администрации Пачелмского района: "и даже не важно, каким хорошим ты был специалистом: врачом, токарем, учителем,
      чтобы тебя не забывали - важно быть хорошим человеком...".
     
     
    0x01 graphic
  
      Холзинев Владимир Николаевич - председатель Пензенской областной организации Общероссийской общественной организации
      "Российский союз ветеранов Афганистана":
      "В боевых действиях в Афганистане участвовало 5 197 пензенцев. 116 из них погибли, 319 вернулись с войны с тяжелыми ранениями.
      Мы склоняем головы перед теми, кто не дожил до этого дня. Желаем благополучия и здоровья ныне здравствующим.
      Память нужна прежде всего нам - ныне живущим, нашей молодёжи...".
     
     
      0x01 graphic
      Леонид Морозов - член Пензенской областной организации Общероссийской общественной организации "Российский союз ветеранов Афганистана":
      "Сегодня мы отдаем дань уважения и памяти тем, чья юность оказалась опалённой войной и жарким афганским солнцем.  
      Но даже на войне ребята были такими же, как и вы - жизнерадостными, энергичными, скучали по семье и любимым девушкам,
      подшучивали над своими товарищами. И в то же время были готовы отдать жизнь за них...".
     
     
      0x01 graphic
      Алексей Александрович Волыгин - военный комиссар Башмаковского и Пачелмского районов:
      "Война в Афганистане продемонстрировала лучшие качества российского воина - товарищество, взаимопомощь, храбрость, героизм.
      Именно таким был наш земляк Василий Кузнецов...". 
     
     
      0x01 graphic
      Сергей Геннадьевич Летучев - Глава администрации Черкасского сельсовета:
      "Память о погибшем 30 лет назад Василии Кузнецове и его боевых товарищах нужно свято хранить,
      как свято хранят ее его товарищи по оружию...".
     
     
      0x01 graphic
      Ольга Борисовна Смирнова - классный руководитель: "Кузнецов Василий остался в памяти жизнерадостным, жизнелюбивым мальчиком.
      В нашей школе он учился с 5-го по 8-ой класс. Это был добрый, отзывчивый, всегда готовый помочь товарищам юноша. Вася очень любил петь.
      Его любимой песней была "Там, вдали за рекой". Хорошо рисовал, был членом редколлегии, был примером для многих ребят.
      Заводила во всех школьных мероприятиях, он часто помогал товарищам по классу. Ему верили, его уважали.
      В семье был незаменимым помощником и отцу, и матери. Для младшего брата Александра был всегда опорой...".
     
  
      0x01 graphic
      Струева Алена (8 кл.), Лясова Анастасия (8 кл.), Мамина Алсу (9 кл.) - исполняют любимую песню Василия Кузнецова "Там, вдали за рекой".
  
     
      0x01 graphic
      Право открытия бюста предоставлено Лясову Геннадию Васильевичу - уроженцу села Русско-Никольское, ветерану-афганцу
      и Холзиневу Владимиру Николаевичу - председателю Пензенской областной организации Общероссийской общественной организации
      "Российский союз ветеранов Афганистана".
     
     
      0x01 graphic
   "Проходят дни, сменяя поколенья.
Мы чтили, чтим, и будем чтить всегда -
Ребят тех героических сражений,
По судьбам чьим прошла Афганская война..."
  
     
     
      0x01 graphic
      Ветераны Афганистана склоняют головы перед бюстом Героя.
     
     
      0x01 graphic
      В заключение церемонии открытия Бондарев В. М. выпустил в небо белого голубя, как символ бессмертия, со словами:
      "Никто не забыт и ничто не забыто! Но, чтобы не забыть, нужно помнить! А чтобы помнить, нужно знать!
      Так давайте же мы, живые и живущие, знать, помнить и не забывать подвиг простого русского парня,
      ровно две недели не дожившего до своего 19-летия...".
     
     
      0x01 graphic
      Возложение цветов. Отныне все общешкольные торжественные мероприятия и линейки будут проходить у бюста Героя.
     
     
      0x01 graphic
      Вы, наша гордость, совесть и слава
      На все грядущие времена.
      Жизнь отдать на войне, не забава
      В неоплатном долгу перед вами страна!
     
     
      0x01 graphic
      Никогда не прервется связь поколений, состоящая в служении Отчизне!
      Ибо "народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего...".
     
     
      0x01 graphic
      Классный руководитель Смирнова Ольга Борисовна и одноклассницы Василия - Варишкина Неля Петровна и Клочкова Раиса Алиевна:
      "Вася остался в нашей памяти хорошим другом, надежным товарищем. Он был всегда примером: добрый, веселый, всегда переживающий за всех.
      Одним словом - он был настоящим русским парнем".
     
     
      0x01 graphic
      Велопробег: с. Черкасское - с. Русско-Никольское - с. Татаро-Никольское - с. Русско-Никольское - с. Черкасское
      совершили учащиеся и педагоги МОУ СОШ села Черкасского, где Василий получил среднее образование (9 и 10 класс).
      Велопробег совершен в честь открытия бюста В. Кузнецова и как дань памяти его подвигу - 26.05.2015 года.
  
  
   Вниманию тех читателей, которые не знакомы с историей подвига гвардии младшего сержанта Василия Александровича Кузнецова, а также с подробностями того тяжелого боя в отрогах гор Печдаринского ущелья предлагается сокращенная версия воспоминаний ветеранов 4-й роты, принимавших непосредственное участие в изложенных ниже событиях.
  
      Бой кундузских гвардейцев в горах Кунара
     
           
   "НЕТ БОЛЬШЕ ТОЙ ЛЮБВИ, КАК ЕСЛИ КТО ПОЛОЖИТ ДУШУ СВОЮ ЗА ДРУГИ СВОЯ".
            (ИЗРЕЧЕНИЕ Иисуса Христа).
           
       Головной дозор был подпущен вплотную к засаде и расстрелян практически в упор. Но чуть раньше, несмотря на то, что солнце слепило глаза со стороны засевших в укрытиях душманов, Кузнецов сумел что-то или кого-то обнаружить, и стоя в полный рост, чтобы было видно всем, он подал сигнал об обнаружении противника, подняв над головой автомат в горизонтальном положении. В следующую секунду сержант, успев увидеть, что его сигнал замечен и правильно понят, принял шквал огня в том положении, как стоял, не сделав инстинктивной попытки залечь, пока не выполнил свой долг. Получив тяжёлые ранения одним из первых, Василий, теряя последние силы, сумел собрать под себя все свои ручные гранаты и, вырвав чеку у одной из них, подложил её к остальным, прижав спусковую скобу своим телом, чтобы не достаться врагу в бессознательном состоянии или даже мертвым. И опытные моджахеды попались в ловушку верного своему долгу сержанта. Под прикрытием ураганного огня, группа захвата выскочила к лежащему буквально в нескольких метрах от позиций душманов, истекающему кровью гвардейцу и с дикими криками подняла его. Сильнейший взрыв заглушил все остальные звуки, разметав во все стороны только что торжествующих душманов. Так погиб истинный ГЕРОЙ Василий Александрович Кузнецов. Верный Воин Отчизны, достойный сын своих родителей. Обидно до слёз, что за такой подвиг гвардии младшему сержанту В. А. Кузнецову не было присвоено Высокого звания Герой Советского Союза даже посмертно. Так уж повелось на Руси, что героями у нас в основном назначают в тиши высоких кабинетов. За абсолютно идентичные подвиги имена одних, получивших высокое звание, вписывались в историю золотыми буквами со всеми вытекающими последствиями. Имена других же всячески замалчивались или совершенные ими героические поступки искажались и нивелировались до неузнаваемости. Зато у нас очень любят говорить о двойных стандартах в других государствах. К сожалению, реальная действительность такова. Все, кто остался жить, спокойно перенесли подобную несправедливость по отношению к себе. А вот за погибших - до сих пор обидно.
   Поэтому хочется, чтобы люди знали, как сражались и умирали наши боевые товарищи, если это кому-нибудь ещё интересно. Так что представляем вашему вниманию имена, фамилии, описание героических поступков наших сослуживцев, а также самых ярких фрагментов реальных событий той операции с учётом их хронологической последовательности. Как общая картина произошедшего, так и отдельные нюансы, восстановленные нами, являются результатом совместно пережитого, а ныне коллективно воспроизведенного кусочка афганской войны из самой середины восьмидесятых. Столько времени прошло, а многое стоит перед глазами, как будто было вчера. На войне можно выжить, её можно пережить, но вернуться с неё окончательно, наверное, не удавалось никому. Вот как это было:
     Гвардии сержанты Ильфак Гареев и Виктор Еровенков под шквальным огнем вытащили из-под обстрела и затащили в укрытие тяжелораненого командира роты. Наложили жгут, чтобы остановить хлещущую из раны кровь и перевязали его. А затем прикрывали своего ротного до последней капли своих жизней, впервые отказавшись выполнить его приказ и попытаться отойти, чтобы спастись самим. При этом некоторые представители личного состава роты слышали, как Перятинец (пытаясь сберечь своих подчиненных) кричал на этих двух сержантов во всю мощь командирского голоса. И материл, и стращал "губой", а также всеми прочими пришедшими на ум карами, лишь бы оставили его и перебежали в место побезопаснее. Не помогало. "Не уйдем, товарищ капитан! Хоть расстреляйте, не уйдем! Посмотрите, как мы нашу позицию дооборудовали. "Конфетка", а не позиция! Здесь мы долго продержимся! Патронов и гранат пока хватает. А там глядишь, и подмога подойдет через господствующие высоты. А может артиллерия с авиацией проснутся наконец и хорошенько накатят по басмоте. Враз картина поменяется. Если в Кундуз живыми вернемся, тогда ваша воля товарищ капитан. Хоть на "губу", хоть под суд, хоть к черту на сковороду! Или даже под "грибок" до самого дембеля! Лишь бы всем нам вернуться!", - раздавалось из-за тех камней в моменты затишья.
   Гвардии рядовые Алексей Абакумов и Нурик Алибаев (Бобо), будучи опытными матерыми воинами, точным прицельным огнем уничтожили значительное количество живой силы противника. Увидев, что их раненые товарищи (более младших сроков службы) находятся на открытом, простреливаемом участке местности два смелых гвардейца выскочили из своих укрытий и под плотным огнём душманов принялись перетаскивать раненых сослуживцев в укрытые от обстрела места. ""Тащитесь" салабоны пока "дедушки" на своих хребтах вас тягают", - быстро перебирая ногами, с напускным недовольством приговаривали бывалые бойцы. Успев спасти, таким образом, несколько человек, они были тяжело ранены сами. К сожалению оба бесстрашных воина в дальнейшем погибли, продолжая вести огонь по врагу пока хватало человеческих сил. Вот только несколько характерных эпизодов того смертельного боя, когда воины 4-й роты, показывая чудеса мужества и отваги, жертвовали собой, спасая товарищей.
       Командир 4-й мср гвардии капитан Перятинец Александр Григорьевич получил тяжелое ранение в ногу. Экспансивная (разрывная) пуля перебила правую ногу капитана выше колена так, что она практически держалась на сухожилиях. Ротный потерял много крови. Несмотря на это гвардии капитан Перятинец продолжал командовать боем роты, ни на минуту не теряя контроля над ситуацией.
     Командиры взводов и опытные сержанты руководили обороной на своих участках, стараясь поддерживать моральный дух подчиненных личным примером. В зависимости от ситуации командному составу роты приходилось вести огонь из всех имеющихся в наличии видов оружия. То в их руках оказывались пулеметы ПК, то снайперские винтовки СВД, то свои штатные АКСы. В полной мере использовались подствольные гранатометы ГП-25 "Костер". Были моменты, когда отбиваться приходилось ручными гранатами. Принцип - "делай как я", привносил в этот бой свои положительные результаты. Все бывалые воины старались по возможности следовать примеру штатных командиров, добавляя в ход боевых действий свою разумную инициативу, что в совокупном результате наносило противнику ощутимый урон.
      Гвардии капитан Перятинец постоянно пытался вызвать огонь артиллерии или авиацию через старших начальников, давая конкретные координаты целей, чтобы под прикрытием огня личный состав роты смог отойти на более выгодную позицию и закрепиться. Но, на нашу беду ротному не удалось "достучаться" до "высших сфер".
   По приказу старшего командования вся артиллерия, участвовавшая в операции, стояла на одной частоте, что очень затрудняло работу с ней. Так как операция была достаточно масштабной, то естественно, что задействовано было большое количество сил ОКСВА и, по всей видимости, не одним нам, как воздух нужна была огневая поддержка. Поэтому, не трудно себе представить, что творилось в эфире на той частоте. К сожалению, поддержку артиллерии мы так и не получили.
     Правда, неожиданно прилетели две долгожданные 'вертушки' (имеются в виду вертолеты огневой поддержки МИ- 24, называемые в просторечии "крокодилами"). Но наша радость по этому поводу тоже оказалась преждевременной. Хотя мы обозначили наземными оранжевыми (сигнальными) дымами своё местоположение и показали цветными воздушными дымами позиции душманов. А наш командир по связи навел вертолеты на противника, и они даже сделали один боевой заход, обстреляв его НАРами (неуправляемыми авиационными ракетами). Но, к нашему глубокому огорчению, первый заход оказался одновременно последним. Вертолеты были обстреляны моджахедами из ЗГУ-1 "Зегуяк" (14,5 мм зенитная горная установка китайского производства) и 12,7 мм крупнокалиберного пулемета ДШК, затем по одному из них была пущена ракета из ПЗРК (переносного зенитно-ракетного комплекса) типа "СТРЕЛА". К счастью ракета ушла мимо, и огонь из ЗГУ и ДШК тоже не нанес видимого урона винтокрылым машинам. Оба вертолета пошли на разворот. Мы грешным делом подумали, что они готовятся к следующему заходу на указанную цель. Да еще вызовут своих "орлов да соколов" на подмогу, раз уж дело приняло такой серьёзный оборот. Но, как говорится: "Это был не наш день". Вертолеты ушли, причем окончательно и бесповоротно. Больше мы их не видели. Хочется верить, что кому-то их поддержка была нужна больше, чем нам.
      Немного расскажем о предыстории. Из Кабула, куда нас доставили самолетами, до Джелалабада, а затем до Асадабада шли десантом на броне "полтинника" (350-го гв. пдп). Операция была широкомасштабная. Сил было задействовано много, но для воплощения грандиозных замыслов старшего командования людей, как обычно не хватало. Поэтому, наш батальон и разведывательная рота 149 гв. мсп были временно переданы в подчинение командованию 103 гв. вдд (на усиление). Для организации взаимодействия 2 мсб и рр с частями и подразделениями в/ч пп 13879 (103 гв. вдд) была создана оперативная группа офицеров в/ч пп 82869 (149 гв. мсп). Начальником оперативной группы был назначен и. о. командира в/ч пп 82869 гв. майор Бабенко А. А., начальником артиллерии гв. подполковник Магдальчук В. И., представителем в/ч пп 82869 при руководителе боевых действий был назначен майор Софронов А. Р. Ведь довольно значительная часть подразделений воздушно-десантной дивизии была разбросана по различным сторожевым охранениям и заставам в зонах её ответственности. Оголять эти стратегически важные участки было неразумно. Как зачастую в подобных случаях старшее командование решило использовать мобильные подразделения 149 гв. мсп.
   0x01 graphic
   Коллективная фотография 4-й гвардейской роты перед вылетом на Кунарскую операцию.
   Все были молоды, а главное - живы. Взлетка кундузского аэродрома. Май 1985 года.
  
      Немного не доходя до Асадабада кундузский батальон, получив боевую задачу, ушел в горы на первый этап операции. Изматывающая жара, нехватка воды, сплошные минные поля, вот вкратце особенности первого этапа. По разведданным, которыми располагало старшее командование, окружающие нас горы были буквально нашпигованы душманскими складами с оружием и боеприпасами. Что было неудивительно, учитывая непосредственную близость Пакистана. От горы Навабадгар мы выдвинулись для прочески кишлака Лачак, затем по хребту к горе Валобандесар, в непосредственной близости от которой провели "талаши контрол" в группе кишлаков: Адваль, Ачаль, Гидре. В этом районе нами было обнаружено множество "схронов" противника. Но только два из них были забиты боеприпасами, что называется "под завязку". Ассортимент содержимого был обычным: патроны для пулеметов ДШК, к ним же коробки для б/к с лентами, мины для 82-мм минометов, 107-мм эрэсы (реактивные снаряды), противопехотные мины нескольких модификаций, ручные гранаты американского производства, множество патронов калибра 7,62 к АК, к ПК, а также патроны к английским винтовкам Lee-Enfield, более известным как "буры". Склады с боеприпасами были уничтожены нами взрывным способом. Пустые "схроны" со следами спешной эвакуации их содержимого мы "на всякий случай" заминировали, оставив душманам "на бакшиш" мины - "сюрпризы".
      Во многих подразделениях на 1-ом этапе операции из-за длительных переходов в полной боевой выкладке по сложной горной местности (да ещё частенько в самое жаркое время суток) стали появляться пострадавшие от тепловых ударов. По классике жанра ими в основном были наименее подготовленные бойцы младших сроков службы. Спасали тем, что, уложив в какое-нибудь подобие тени, ставили капельницы с гемодезом и другими физ. растворами. На этом поприще отличились наши медики, оперативно применив свои знания и умения. Чтобы быстрее привести в чувство пострадавших от тепловых ударов бойцов, их растирали и поливали последней сохраненной водой. Те, кто покрепче и нашел в себе силы, чтобы сберечь драгоценную воду, отдавали её физически более слабым. Реально получалось, что офицеры и старослужащие солдаты отдавали свою воду "молодым", спасая им жизни.
  
   0x01 graphic
   4 мср в горах Кунара (выполнение боевой задачи в районе горы Валобандесар). 1-й этап операции. Май 1985 года.
   На снимке: (снизу вверх) А. Алимбаев, Ю. Молокитин, В. Щенников, М. Хантураев.
  
   Когда по связи дали долгожданную команду встречать "вертушки" с водой, радости не было предела. Но как оказалось, наше ликование было преждевременным. Резиновые бурдюки с живительной влагой сбросили с "вертушек" с высоты 5-6 метров на острые камни. Бурдюки естественно лопнули. Долгожданная водица ручьями потекла по скалам и склонам, моментально испаряясь и впитываясь в землю. Вы не представляете, что выражали изможденные лица людей в эти мгновения. Некоторые из молодых бойцов, забыв обо всем, бросились облизывать мокрые скалы. Пришлось идти дальше, несолоно хлебавши.
   Ну а, в общем-то, 1-й этап для нас прошел спокойно, если не считать нескольких мелких перестрелок без потерь с нашей стороны. За исключением того, что одному бойцу из 5-й роты оторвало ступню (при досмотре обнаруженных, оборудованных "духовских" позиций на противопехотной мине подорвался приданный роте сапер).
         24 Мая 1985 года приблизительно в 20:30, обеспечив прикрытие выхода батальона с гор, 4-я мотострелковая рота подошла к реке Печдара в районе кишлака Вотапур. Поблизости от этого места находился штаб 103 гв. вдд (командовал Витебской воздушно- десантной дивизией генерал-майор Ярыгин Ю. В.) и полевая ставка генерала армии В. И. Варенникова, который, являясь на тот момент начальником Группы Управления Министерства Обороны СССР в Афганистане, осуществлял общее руководство данными боевыми действиями. (Основной штаб по руководству этой широкомасштабной операцией и ставка Валентина Ивановича на время её проведения находились в Асадабаде). После закончившегося этапа боевых действий личный состав батальона, будучи измотанным длительными горными переходами, рассчитывал на небольшой отдых и сон, хотя бы до утра. Тем более что ставку и штаб дивизии охраняли значительные силы. Но не тут-то было.
   Мы успели лишь помыться в реке и вдоволь напиться, измученные длительной жаждой. Получили сухой паек и боеприпасы. Оказывается, наш командир батальона гвардии майор И. В. Гайдай ещё ранее был вызван старшим командованием для постановки новой боевой задачи. Нам предстояло снова отправляться в горы. По полученным разведданным, в районе горного кишлака Коньяк находились хорошо замаскированные, мощные хранилища с оружием и боеприпасами, которые недавно были доставлены караванами из Пакистана. Была информация, что основные силы многочисленной банды, которой принадлежало припрятанное оружие, находятся в другом месте и склады охраняют не более двадцати душманов. Изюминкой в имеющейся информации было то, что на этих складах могут оказаться ПЗРК (переносные зенитно-ракетные комплексы) "Сакр Ай" (модифицированная "Стрела-2" египетского производства), "Блоупайп" и даже "Стингеры" (что в то время казалось уж совсем невероятным). Однако многие "рейдовики" знают, что в тот период любое упоминание "Стингеров" действовало на старшее командование так же, как на котов запах валерьянки. Желание взять их любой ценой и развившийся на этой почве охотничий азарт, притупляли осторожность и отключали логику. Возня со "Стингерами" началась с 1985 года. Хотя первое официально зафиксированное результативное их применение афганскими басмачами относится к сентябрю 1986 года, а впервые взяты они были спецназом лишь в 1987 году. Тем не менее, информация о возможности их наличия у душманов пошла именно с начала 1985. А по данным, которыми располагал будущий Главком Сухопутных войск генерал армии В. И. Варенников первое применение "Стингеров" на афганской земле как раз относится ко времени описываемой Кунарской операции. О чем генерал упоминает в своих мемуарах: "Противник против нашей авиации применял большое количество зенитных средств, а севернее Асмара - даже первые в то время ракетные комплексы земля-воздух "Стингер"".
   Учитывая всё, сказанное выше, понимаешь, что в ту пору командование, особенно при проведении крупных операций не жалело сил и средств, чтобы завладеть этим необычным трофеем.
   В данном случае помимо нашего батальона к выполнению задачи привлекалось еще два подразделения - парашютно-десантный батальон из 103 вдд и разведывательная рота 149 гв. мсп. Основная задача по захвату "духовских" складов отводилась нашему подразделению. Задачей пдб и рр было: блокировать местность, прилегающую к району нахождения складов, чтобы исключить подход крупных сил душманов в период совместного выполнения боевой задачи. Нашему батальону было придано два проводника, которых командование (в лице генерала армии В. И. Варенникова) отрекомендовало, как провереннейших и надежнейших агентов. Было сказано, что эти люди вот уже несколько лет являются очень ценными сотрудниками ХАДа (Афганской госбезопасности). Что от них постоянно идет много важной информации о противнике и им можно полностью доверять. Так как проводниками утверждалось, что подходы к складам были заминированы, нам было приказано воспользоваться тропой, которой пользовались для передвижения сами басмачи. Чтобы выйти на эту секретную тропку нашему батальону предстояло совершить марш в ночное время. При этом маршрут выдвижения пролегал не по кратчайшему возможному пути, а в обход места выхода на конечную задачу. По той причине, что, упомянутый душманский трафик начинался с противоположной стороны от нужного нам кишлака. Вывести нас на заветную дорожку, а затем и к душманскому арсеналу было задачей приданных хадовских разведчиков. Два других вышеупомянутых подразделения получили задачу, используя более короткие маршруты выдвижения (к примеру, разведывательная рота к этому времени уже находилась на высоте 1741, и для выхода на задачу ей было рукой подать), оседлать господствующие над местностью высоты в районе предполагаемого нахождения складов и закрепиться на них. Чтобы исключить возможность захвата этих стратегически важных рубежей душманами и блокировать возможность подхода их свежих сил для оказания помощи своим соратникам, охраняющим арсеналы. А также, имея возможность для маневра, в случае необходимости оказать полномасштабную помощь и огневую поддержку нашему батальону. При этом одно подразделение (рр 149 гв. мсп) должно было закрепиться на высоте 2221 и прикрывать нас с её южных и юго-восточных склонов. Другое подразделение (пдб 103 ВДД) должно было занять позиции по восточным склонам Панджигальского ущелья (обратные склоны западного хребта Вотапурского ущелья) по высотам 1826 и 1909, непосредственно над кишлаком Коньяк и осуществлять огневую поддержку наших рот со своих, господствующих над местностью позиций.
   Следует упомянуть, как до получения новой боевой задачи гвардии майор Гайдай честно доложил старшему командованию, что личный состав батальона физически крайне измотан предыдущим этапом операции и нуждается хотя бы в кратковременной передышке. Но командиры с большими звездами не захотели "услышать" комбата. Также на совещании офицеры батальона предложили свой более короткий и безопасный маршрут выдвижения на задачу. Данный маршрут был наиболее логичен и по имеющейся обстановке напрашивался сам собой. Но, к сожалению, этот оптимальный маршрут был отклонен, без каких бы то ни было обоснований. Начальству как всегда было "виднее". В общем, как говорится: "Гладко было на бумаге, да забыли про овраги".
   Усиленная 4-я мотострелковая рота (всего 53 человека), получив боевую задачу идти вместе с проводниками первой в головной походной заставе батальона, немедленно приступила к её выполнению.
      Мы вышли из места дислокации, находящегося неподалеку от временной ставки главного командования, из района между кишлаками Пероне и Шамиркот около 23-00 и сразу же провалились в кромешную тьму. Сначала шли по дороге вдоль реки Печдара, затем в районе кишлака Дергай ушли вправо в горы. В основном шли по правому склону, расположенного там хребта, метрах в десяти от его гребня. На пути попадались крутые, местами отвесные скалы. По ним мы карабкались всю ночь, оставляя последние силы. Ночь скажем вам "по секрету" не самое удачное время, чтобы штурмовать скалистые горы. На удивление никто даже не сорвался. Когда мы интересовались у проводников, что же это за тайная тропа такая, по которой все время надо карабкаться. Они отвечали, что все нормально, идем правильно - в обход. Позднее при "разборе полетов" офицеров 2-го батальона спрашивали, заглядывали ли они в карты во время ночного выдвижения, чтобы правильно определиться с местом поворота вправо. Речь идет о том моменте, когда от дороги вдоль реки Печдара надо было уходить в горы. Офицеры честно отвечали, что до той поры пока достаточно не рассвело, в карты никто не смотрел. (Ссылаясь на эти показания, некоторые недоброжелатели выдвинули версию, что, так как офицеры 2 мсб не пользовались картами в ночное время, то батальон, по этой самой причине, якобы заблудился в темноте и свернул на 1,5 км раньше, то есть фактически на целую треть упомянутого отрезка пути вдоль реки). Здесь придется пояснить. Ночью карты ни вынимали не по причине природной лени или некомпетентности, а только потому, что реальная перспектива от этого занятия равнялась нулю. Бесспорно, не большой проблемой было заглянуть в карту, хорошенько накрывшись плащ-палаткой и подсветив себе фонариком. Но как ночью привязать карту к местности? А темнота в горах была такая, что не видно было даже кончиков пальцев на своей же вытянутой руке. Конечно, если объявятся "специалисты", которым удавалось сделать привязку в таких условиях, то пусть расскажут, как они это делали. У нашего батальона был большой опыт ночных передвижений в горах и в "зеленке". GPS-ов и прочих навигаторов у нас тогда не было, поэтому начинали работать с картой заблаговременно, а не когда "жареный петух" в тухас клюнет. И тут частенько помогал СЗС (старый засадный способ). В данном случае нанесенный на карту маршрут выдвижения сначала уточнили с проводниками. Затем обозначили углы всех поворотов на утвержденном маршруте. Далее с помощью курвиметра замерили точное расстояние до известного поворота направо. Так как ранее пользовались этим методом не раз, то многие офицеры и старослужащие заранее знали величину своего среднего шага. Делаем несложные подсчеты. Для этого расстояние до поворота (переведенное в метры) делим на известную величину среднего шага. Получаем количество шагов, которые нужно пройти. У нас в роте был шагомер, и мы пользовались им в подобных случаях. Но и без него не проблема. Считали так сказать вручную. На этот раз в Кунаре один человек шел с шагомером и для подстраховки еще двое из разных взводов считали свои пройденные шаги. Так что на проводников не особо полагались и всё перепроверяли. А потому заблудиться сами, либо свернуть не в том месте, послушавшись мнения проводников, не могли.
   Наш дальнейший маршрут проходил над кишлаком Панджигаль, чуть севернее его и пролегал в восточном направлении. Стало светать. Пришлось сделать кратковременный привал, чтобы подтянулись отставшие. (Сгруппировать растянувшийся батальон). Ведь не успев вернуться с одного, пусть не особо длительного, но весьма насыщенного этапа, сразу же без отдыха пришлось идти на другой. Притом, что физические возможности у всех разные. Но на этот раз нелегко пришлось даже тем, кому прежде любые горы были нипочем. Что ни говори и как не подгоняй, но выспавшийся и отдохнувший боец всегда пойдет резвее себя самого - измотанного, истощенного и ниспавшего. Неожиданно от старшего командования поступила команда - прочесать и досмотреть кишлак Панджигаль, что до этого не планировалось. Одни подразделения батальона закрепились на местности и заблокировали кишлак. Другие пошли на проческу вместе с подоспевшим подразделением афганской народной армии. Всё прошло тихо и мирно без эксцессов. Правда, чуть выше кишлака в скалах, был обнаружен, судя по всему недавно организованный, небольшой схрон с "духовским" имуществом и снаряжением: горные ботинки, куртки штормовки, спальники, пакистанские "лифчики" и прочая "сбруя". Так что между делом немного прибарахлились бакшишами. Хотя такая легкая добыча очень смахивала на обыкновенную приманку. Пройдя немного дальше, закрепились на горном участке местности и выставили охранение. Гвардии м-р Гайдай вызвал к себе командиров рот, чтобы в связи со сложившейся обстановкой уточнить задачу каждой. Соответственно позднее командиры рот поставили задачу командирам взводов.
      Около 9-30 25 мая 1985 года 4 мср, получив уточненную задачу от командира батальона, вышла на её выполнение согласно утвержденному ранее маршруту с неразлучными с ней проводниками. В этот раз рота была усилена еще и гранатометным взводом батальона (9 человек). Перед этим наш комбат получил информацию от старшего командования, что подразделения, в задачу которых входило, прикрывать нас с господствующих высот вышли на свои рубежи и готовы к взаимодействию.
   Двигалась рота (со всеми приданными всего 63 человека) приблизительно в восточном, а затем в северо-восточном направлении. Маршрут наш пролегал к месту, находящемуся севернее кишлака Коньяк, где предположительно находились так интересующие командование склады. Шли через скалы, укрываясь за ними. Проводникам, опираясь на предыдущий опыт, никто не верил. Но отказаться от выполнения приказа, как всякое боевое подразделение не имели права. Было подозрительно, что проводники стараются вести нас более открытыми местами, объясняя, что там не заминировано и так будет безопаснее. Но мы предпочитали идти через скалы или как можно ближе к ним, практически не меняя маршрута. Это в дальнейшем спасло много жизней не только в нашей роте, но и во всём батальоне.
     Мы начали свой рассказ с описания реальных эпизодов боя. О том, как сражались и умирали воины нашей роты на глазах у своих товарищей и моменты их гибели навсегда запечатлелись в памяти очевидцев. Гвардейцы четвертой роты во главе со своим командиром остались до конца верны героическим традициям и заповедям своих отцов и дедов, воевавших в годы Великой Отечественной Войны, и заповедям более далеких предков со времен былинных ВИТЯЗЕЙ.
   Первыми погибли, идущие в головном дозоре вместе с Василием Кузнецовым, гвардии рядовые: Виктор Акчебаш из Молдавии и Александр Францев из города Уссурийска Приморского Края. Все трое вызвались в дозор добровольно, зная, на что идут. Следуя на установленном удалении от своего взвода, идущего в брд (боевом разведдозоре) впереди основных сил роты, они жертвовали своими молодыми жизнями ради тех, кто шёл за ними, принимая первый удар противника на себя и практически не имея шансов остаться в живых, если судьба выведет их на врага.
   Да, в данном тяжелом бою, когда биться приходилось буквально на самом пределе человеческих сил и возможностей, было совершено много красивых поступков и беззаветных подвигов. Но все выжившие в этой "мясорубке" ветераны "четверки" единогласно выделяют подвиг сотворенный Василием Кузнецовым. Именно он - Васька Пенза в самом начале смертельной схватки поднял планку личного мужества и самопожертвования на такую высоту, что всем остальным и даже "самым из самых" за великую честь было, если не дотянуться, то хотя бы приблизиться к этому величию. Многие из тех, кому судьба даровала возможность поделиться мыслями, мелькавшими в голове в те моменты, озвучивали такие фразы: "Ну, Васька! Ну, Пенза! На такое решился! Враз, не задумываясь! Да и думать-то некогда было! А что же я? А как же я после этого? Если не сдюжу, как людям в глаза глядеть буду?", "Эх, Васёк, Васёк! Ну, "Чёртушка"! Всё, это край! И я смогу! И я должен!", "Если он смог! Не испугался, не растерялся! То и я смогу, когда потребуется! Ведь он такой же, как я! Как все остальные наши пацаны! Значит и в нас есть эта сила! Будем держаться! Будем сражаться!", "Спасибо, братка! Спасибо Пенза! Сразу мозги на место встали! Врешь! Не возьмешь, бородатые!". Конечно, нельзя ручаться за каждое конкретное слово, но по смыслу именно это крутилось тогда в наших умах.
   Вот такова сила этого героического поступка. Думается, именно Кузнецов вдохновил тогда, если и не всех, то очень многих.
     
   0x01 graphic
   На снимке: А. Айрапетян, В. Кузнецов, Ю. Соколовский, Д. Шаймарданов.
  
         Злополучные проводники, которым так доверяло старшее командование, сделали свое грязное дело. Как потом выяснилось, за кругленькую сумму они вывели нашу роту на хорошо подготовленную засаду, костяк которой, судя по всему, состоял из так называемых 'черных аистов' - специально подготовленную элиту в составе душманов. Причем согласно заранее разработанному противником плану, в глубокоэшелонированную засаду должна была попасть не только рота, идущая в гпз, а весь батальон. Двигаясь маршрутом проводников, утвержденным старшим командованием, рота должна была пройти левее каменной гряды и далее левее участка местности с хаотичным нагромождением скал. Вслед за гпз (головной походной заставой) этим маршрутом должны были проследовать основные силы батальона. Но командир взвода, идущего в брд, с учетом богатого опыта войны в горах не смог пройти мимо, не досмотрев места, так удачно созданного природой для засады. Чтобы тем самым не подставить под удар всех, кто шел следом. Доложив по связи о своих намерениях и получив утвердительный ответ от командира роты, гв. старший лейтенант Геннадий Транин приказал личному составу разведдозора выдвинуться к каменной гряде и, взобравшись на неё, тщательно осмотреть. Это решение было принято, несмотря на постоянное верещание проводников, что не надо отходить от тропы. Что повсюду на склонах, а также возле скал и камней могут быть мины. Что бисиор-бисиор командор (дословно: большой-большой командир, в данном случае имеется в виду генерал армии В. И. Варенников, который перед выходом лично определял боевую задачу и представлял "заботливых" проводников гвардейцам кундузского батальона) будет сильно ругаться, потому что дал команду двигаться к ценным потайным складам как можно быстрее и прочее подобное нытье. Когда взвод гвардии старшего лейтенанта Транина, соблюдая меры предосторожности, приблизился к вызвавшему такое подозрение участку местности. А головной дозор из трех человек уже принялся взбираться по первым камням, "духи" поняли, что сейчас будут обнаружены и что задумка: пропустить гпз батальона дальше, затаившись в укрытиях за камнями и скалами, чтобы затем обрушить всю мощь внезапного удара на главные силы подразделения, не сработала. Хотя задумано было хитро и остроумно с привлечением больших сил и средств.
  
   0x01 graphic
   Нагромождение скал и камней. Характерный участок горной местности в Печдаринском ущелье провинции Кунар.
   Чтобы читатель имел представление, на какой местности выполнялась данная боевая задача.
  
   В тот момент, возможно, у некоторых из басмачей не выдержали нервы и они, чуть раньше времени высунувшись из-за укрытий и изготовившись к стрельбе, "засветили" себя, а может ими уже была получена команда на эти действия. Но огонь они открыли только после своего явного обнаружения. После того, как Вася Кузнецов подал сигнал опасности и по неудачно подставившимся "духам" были произведены первые выстрелы. Причем весь шквал огня, припасенный для основных сил батальона, выплеснулся на его головную походную заставу, а в первую очередь на взвод, идущий в разведдозоре.
   Ведь если бы наша рота, "запуганная" проводниками, что всё вокруг заминировано, выдвигалась на задачу, строго используя лишь пригодную для "безопасного" передвижения душманскую тропу, то ни наш разведдозор, ни остальные силы гпз, никогда бы не обнаружили и не выявили тщательно подготовленную и замаскированную засаду. Получив информацию, что впереди всё чисто, вслед за нами на установленном удалении по "безопасной" дорожке двинулись бы остальные силы батальона. И ... вышли бы прямехонько на засаду, подпущенные к ней вплотную. При этом весь личный состав подразделения оказался бы на открытом участке местности, как на ладошке у циклопа со всеми вытекающими из данной ситуации последствиями. В свою очередь 4-я рота получила бы "достойный прием", пройдя несколько дальше с неразлучными с ней проводниками. В момент нанесения внезапного флангового удара по основным силам мотострелкового батальона "духовские" собратья, занимающие оборудованные позиции на разных ярусах по склонам высот, получили бы команду атаковать и уничтожить 4-ю мср, также находящуюся к тому времени на открытом и простреливаемом участке местности. И всё это - благодаря отличной работе двойных агентов в роли проводников. Не стоит сомневаться, что изложенное выше стало бы реальностью (причем, без приставки бы), если не бдительность и не чутьё нашего разведдозора во главе с командиром взвода гвардии старшим лейтенантом Траниным Геннадием Юрьевичем.
   Поэтому, смело можем заявить, что ребята из головного дозора погибли не зря! Обнаружив засаду и пожертвовав собой, они спасли жизни многим боевым товарищам и дали возможность основным силам роты и соответственно батальона занять оборонительные позиции за камнями, за скалами, в расщелинах. Благо местность давала такую возможность.
       Проводники, которым так доверяло старшее командование, воспользовавшись суматохой боя, попытались перебежать на сторону противника. Один пробежал не более 5-10-ти метров и был застрелен нашими бойцами. Второй упал, фактически добежав до душманских позиций. Его дальнейшая судьба неизвестна. Хотя многие видели, что несколько пуль попали перебежчику в спину. Так что, думается, не пошли деньги впрок последователям Иуды.
      Гвардии сержант Альберт Айрапетян был первым, кто открыл эффективный огонь по "духам". Сразу же застрелив одного из них навскидку у всех на глазах. Айрапетян шёл впереди, вслед за головным дозором из трех человек. Причем по его словам, Альберт почти одновременно увидел сигнал Васи Кузнецова и группу целящихся в нас душманов. Реакция опытного воина была мгновенной. Не раздумывая, он вскинул автомат и выстрелил в ближайшего от него, неосторожно высунувшегося "духа". Басмач рухнул с уступа, даже ни вскрикнув, сраженный метким выстрелом сержанта. Поняв, что они обнаружены моджахеды открыли по нам ураганный огонь. Грамотно ориентируясь в ситуации, сержант Айрапетян мужественно сражался сам и руководил действиями своих подчиненных, служа им примером стойкости, выдержки и бесстрашия. Первый застреленный им душман был далеко не единственным, за долгие часы боестолкновения. Многие видели, что своим метким огнем Альберт нанес серьезный урон живой силе противника. На протяжении всего боя этот сержант, являясь правой рукой своего командира взвода, действовал на самых опасных участках. В дальнейшем при отходе роты он также проявил чудеса отваги и изобретательности, действуя в отряде прикрытия. Альберт мгновенно реагировал на меняющуюся обстановку, находя разумные выходы из самых сложных ситуаций. Просто чудо, что он остался жив.
    Гвардии рядовой Леонид Майоров, открывший огонь из своего пулемета по группе изготовившихся для стрельбы по нам басмачей, буквально в следующую секунду вслед за Айрапетяном - срезал нескольких из них прицельной очередью. Хотя в это время на нас обрушилось просто "море огня". Но Вологодские ребята не из пугливых и Леонид не просто так носил звание лучшего пулеметчика роты. Многие душманы в прямом смысле испытали на своей шкуре возможности пулемета ПК в умелых руках. Причем, это было последнее, что им довелось испытать в своей жизни. Позднее гв. рядовой Леонид Майоров, известный всему батальону, как - просто Лёха Майор, в ожесточенной схватке был ранен разрывной пулей в бедро, потерял много крови. Несмотря на это, после того как его перевязали и сделали обезболивающий укол, стойкий гвардеец отказался залечь в укрытое от обстрела место и продолжал вести прицельный огонь по противнику до тех пор, пока не получил пулевое ранение в предплечье правой руки. Только тогда, после очередной перевязки, не имея физической возможности вести эффективный огонь из пулемета, он, поменяв свой ПК на автомат, согласился переместиться в более безопасное место. Хотя и оттуда продолжал постреливать одиночными.
   "Оба-на! Ещё один прижмурился!", - время от времени констатировал Леонид.
  
   0x01 graphic
   Слева направо: Г. Транин, Л. Майоров, Н. Алибаев Бобо, К. Кодиров, А. Францев, В. Фицык, А. Алимбаев.
   Каждый из этих людей серьезно отличился в том бою. Поистине отважная семерка!
   Но..., 3 из них погибли и 4 были серьезно ранены. Такая вот печальная статистика.
  
    Гвардии сержант Юрий Соколовский не только умело вел бой сам, но и успешно руководил группой бойцов 1-го взвода, организовав оборону на занимаемых позициях. Героически сражались гвардии сержанты: Гареев Ильфак, Еровенков Виктор, Кабанов Юрий, Кадыров Курбан - задавая тон остальным. Вызвав всеобщее уважение, мужественными и умелыми воинами зарекомендовали себя гвардии сержанты Дуплищев Вячеслав и Кодиров Шухрат (оба были приданы на усиление 4 мср из 3 мср 1-го мотострелкового батальона). В боковом охранении головной походной заставы шел приданный 4-й роте гранатометный взвод батальона. С первых минут боя, попав под перекрестный огонь противника, гранатометчики не растерялись, а оказали упорное сопротивление. На этом участке боевых действий отличился гвардии сержант Вохмянин Василий. Грамотно руководя действиями подчиненных, он одновременно личным примером показывал, как отважно и стойко надо сражаться с врагом.
      Своим прицельным огнем и смелыми самоотверженными действиями не давали расслабиться неприятелю гвардии рядовые: Коровин Сергей, Мустафаев Фамил, Алибаев Нуритдин, Абакумов Алексей, Хантураев Усман (Миша), Яровой Николай, Шаймарданов Давлат, Аникеев Сергей, Кодиров Ортик, Бородкин Павел, Каримов Миркасим, Хомич Александр, Джамбеков Дауд, Нигматов Раис, Караев Виталий, Агаоразов Мерет, Царцидзе Заза, Мамарасулов Аклбек, Байлиев Абдурахим и другие.
   На протяжении всего боя опытные солдаты и сержанты вели прицельный эффективный огонь по противнику, в соответствии с обстановкой меняя позиции и экономя боеприпасы. Раненые, которых удавалось вынести из-под интенсивного огня, укрывались в относительно безопасных местах. Им делалась перевязка и вводились обезболивающие, пока они были в наличии. Воины младшего призыва снаряжали патронами автоматные магазины, набивали ленты к пулеметам ПК и обеспечивали ими опытных стрелков. Оказывали помощь раненым.
  
   0x01 graphic
   На снимке группа офицеров, сержантов и солдат, принявших активное участие в бою у кишлака Коньяк.
   Кто-то из штатного состава "Рулетов", кто-то придан из других подразделений.
   Здесь и Вася Пенза, и Витя Еровенков с Игорьком Гареевым, и несколько ребят минометчиков, и Лёха Абакумов.
   Здесь и наш Ара (Альберт) - вечный оптимист и весельчак, и Юрка Сокол, и Мерет Огурец, и Давлат Чемодан.
   А также наш везунчик Сёха Коровин и отважный Мишка Хантураев.
   (Из этих 17 человек: 7 - погибли и 4 - получили ранения различной степени тяжести).
  
      С наилучшей стороны показали себя военные медики, принимавшие активное участие в этом бою. Они действовали под неусыпным руководством начальника медицинского пункта батальона гвардии прапорщика Виктора Пряднева. Бойцы с медицинскими сумками вытаскивали раненых с простреливаемых участков, обрабатывали им раны, делали обезболивающие уколы и перевязки. При всей сложности ситуации наши эскулапы не забывали по возможности вести огонь по врагу. Это санинструкторы: гвардии рядовые Алимбаев Атхам (4мср), Фицык Василий (бмп - батальонный медицинский пункт), Демкин Виктор (пмп). Вся 4-я рота склоняет свои головы перед их храбростью и готовностью к самопожертвованию - ради спасения жизни других. Многим они помогли, но не уберегли себя. Спасая раненых, героически погибли санинструкторы: Василий Петрович Фицык и Виктор Петрович Демкин. Были тяжело ранены: прапорщик Пряднев Виктор и рядовой Алимбаев Атхам. У Виктора Пряднева, проживающего ныне в городе Наро-Фоминске, до сих пор не действует кисть правой руки. Алимбаев Атхам был ранен в живот разрывной пулей. Когда с наступлением сумерек мы стали вытаскивать раненых вниз, оставив отряд прикрытия, Атхам значительную часть пути (пока не потерял сознание) шел сам, бережно неся обеими руками, свои вылезшие из раны кишки. Он даже не стонал. Только по бледному напряженному лицу и по искусанным в кровь губам можно было представить, какую боль ему приходилось терпеть. К счастью он выжил, перенеся несколько сложных операций и потеряв в общей сложности более метра своих кишок. Ныне он живет и здравствует в городе Ташкенте.
     Хантураев Усман, которого между собой все звали Мишей, будучи рядовым солдатом, но неординарным человеком, проявил командирские и организаторские способности в этом суровом бою. Не хуже опытного матерого сержанта он руководил группой солдат и помогал командиру взвода на самых опасных участках. Ежесекундно рискуя своей жизнью, Усман показывал чудеса храбрости и отваги. Надо сказать, что и в дальнейшем Миша неоднократно совершал геройские поступки во время ведения боевых действий. Он постоянно вызывался добровольцем в головной дозор и для выполнения других опасных поручений. За это пользовался заслуженным авторитетом у офицеров роты и своих товарищей по службе.
     Все это реальные факты того далекого боя, в которые спустя столько лет трудно верить самим участникам и очевидцам произошедшего. Поэтому, чтобы восстановить полную картину тех событий, как можно точнее, пришлось воспользоваться коллективными воспоминаниями ветеранов четвертой роты. Каждый вспоминал, что видел, слышал и чувствовал именно он. Так по крупицам собирались строки, которые Вы сейчас читаете. Многим эти воспоминания дались очень нелегко. У одних от волнения перехватывало дыхание, у других сами собой катились слезы по суровым мужским лицам. Но только так нам удалось восстановить многие подробности этого боя.
     Огонь по нам велся из автоматов и карабинов, причем преимущественно экспансивными (разрывными) пулями. Из снайперских винтовок. Из ручных и крупнокалиберных пулеметов. Из ручных гранатометов. Из зенитной горной установки (ЗГУ-1) и даже из миномета и безоткатного орудия. Особенно плотным и почти беспрерывным, обрушенный на нас огневой шквал, был в первые два часа боя. Противник надеялся, что мы психологически не выдержим этого, способного уничтожить всё живое, огненно-металлического ливня из пуль и осколков, а обезумевшие от страха, оставим занятые нами позиции в скалах и беспорядочной толпой в панике бросимся наутёк, пытаясь спастись бегством. Тогда бы они перестреляли всех нас, как мишени в тире и не осталось бы никого, кто смог рассказать правду об этом тяжелом бое. Но рота не дрогнула. Никто не побежал, никто не отошел, бросив своих раненых товарищей на растерзание врагам. Наши запасы боеприпасов были значительно скромнее, и пополнить их было негде. Поэтому, нам приходилось все время их экономить, стреляя одиночными или короткими очередями по 2-3 патрона.
   Если в самом начале боя основной удар неприятеля пришёлся на головную часть гпз батальона, то в последующие часы столкновения противник предпринял многочисленные попытки атаковать гвардейцев и на других участках. Силами и средствами для подобных агрессивных действий душманы располагали. По этой причине личному составу 4 мср приходилось вести ожесточенный бой по всему фронту занимаемых позиций.
   При этом оборона роты имела следующую диспозицию: второй взвод удерживал весь восточный сектор, первый взвод оборонял северо-восток, третий взвод держал оборону северного сектора, четвертый взвод (гпв) защищал северо-западный участок оборонительных позиций и присматривал за тылами подразделения.
      По-прошествии не менее пяти часов боя, слыша довольно редкие одиночные выстрелы в ответ, "духи" решили, что сопротивление практически сломлено и держать реальную оборону почти некому. Открыв ураганный огонь со всех ярусов, они пошли на сближение, а затем выскочили в атаку. Таким образом, пытаясь захватить наши позиции и добить последних, как они считали, обороняющихся 'шурави', засевших в расщелинах скал и между крупных камней. Возможно, они надеялись, что после стольких часов боя стрелять в них будет просто нечем. Тогда в ход пошли оставленные по приказу офицеров, как неприкосновенный запас, магазины и пулеметные ленты с патронами. А по душманам, сумевшим приблизиться почти вплотную, густо полетели ручные гранаты. В последующем подобным образом были отбиты ещё три атаки разъяренных басмачей, теряющих своих воинов убитыми и ранеными, но не могущих сломить нашего сопротивления.
   Не кривя душой можно сказать, что противник у нас был серьёзный, имеющий основательную тактическую и огневую подготовку. До нас доносились команды на арабском языке, которые отдавались по рупору-громкоговорителю. Используя этот мегафон, душманы периодически на довольно сносном русском языке предлагали нам сдаться. В случае добровольной сдачи обещали сохранить жизнь. Иначе, обещали всех уничтожить, а тела расчленить. Тех, кто не по своей воле попадет живым к ним в руки, обещали перед смертью подвергнуть изуверским пыткам. Иными словами, пытались всячески запугать и сломить психологически. Мы догадались, что они нашли нашу частоту радиосвязи и прослушивают все наши переговоры. Когда мы перешли на запасную частоту, они отыскали её и стали вклиниваться в радиообмен, пытаясь сначала вносить дезинформацию и путаницу, а поняв, что их уловка раскрыта, тут же стали в очередной раз склонять нас к сдаче.
   Многочисленная группа снайперов, занимающая позиции на разных ярусах по склонам высот, (в том числе по западным склонам западного хребта Вотапурского ущелья, над кишлаком Коньяк, где по планам старшего командования должны были находиться позиции одного из поддерживающих нас подразделений) держала в постоянном напряжении основные силы родного батальона, не давая им осуществлять передвижения для организации помощи нашей роте и прижимая огнем к скалам. С расстояния не менее чем 750-800 метров, был убит солдат из личного состава минометной батареи, которая расположила одну из позиций возле командного пункта батальона. Тот боец высунулся буквально на одно мгновение, чтобы закинуть мину в ствол миномета. Причем пуля снайпера попала точно в шею, перебив гортань и шейные позвонки минометчика. Плотный пулеметный огонь, который велся по позициям основных сил 2 мсб, не давал возможности для маневра.
   Значительная часть моджахедов, которых мы видели, были одеты в темные комбинезоны. На рукавах и головах у многих из них были повязки с надписями, сделанными арабской вязью. Именно так одевались знаменитые 'черные аисты', прибывающие с территории Пакистана для оказания военной помощи местным душманам. Отряды 'черных аистов' проходили военную подготовку по системе специальных частей армии США и состояли в основном из арабских наемников. Обучали их в основном также арабские офицеры, которые в свою очередь прошли подготовку у соответствующих офицеров вооруженных сил Соединенных Штатов.
   Офицеры и опытные бойцы нашей роты понимали, что чем больше проходит времени, тем меньше остается шансов дождаться реальной помощи. Старшее командование вместо того чтобы всерьез заняться организацией ожидаемой подмоги в сотый раз задавало нам по связи одни и те же вопросы, пытаясь понять: кто ..., где ..., как ..., когда ... и откуда ...? Свой родной батальон оказался прижатым плотным огнем к скалам и лишенный возможности для маневра, тоже вряд ли мог чем-то помочь. Одно подразделение (пдб 103 вдд), которое должно было прикрывать нас с западных склонов хребта над кишлаком Коньяк по неизвестным для нас причинам на свою задачу не вышло и на вызовы нашего комбата по связи не отвечало. Вместо них на упомянутых склонах оказались заранее подготовленные позиции, занятые неприятелем. Другое подразделение (рр 149 гв. мсп) вместо южных и юго-восточных склонов высоты 2221 ещё заблаговременно (в ночь на 24-е мая) вышло на высоту 1741 и, закрепившись там, дальше не пошло. А с занимаемых позиций из-за расстояния эффективной помощи нашей роте оказать не могло, лишь наблюдая визуально и в оптику за многочисленными перемещениями душманов. Как выяснилось позже, им даже удалось разглядеть, как на усиление противника в течение дня из-за хребта со стороны Вотапурского ущелья подходили свежие силы. При этом наблюдатели насчитали не менее 170 бойцов, по всей видимости, не измотанных длительным боем и естественно с нетронутым боезапасом.
   Всемерная поддержка артиллерии и авиации, обещанная старшим командованием перед выходом, тоже на деле оказалась недоступной. Играть картами краплеными противником, да еще при таком неудачном раскладе. Иными словами, с такой сложной ситуацией нашей роте довелось столкнуться впервые. Учитывая всё вышеперечисленное, мы решили продержаться до наступления спасительной темноты и отойти под её прикрытием, предварительно эвакуировав раненых. Больше всего нас угнетало, что до той поры может не хватить патронов. В ход давно пошли боеприпасы убитых и раненых товарищей, но и они были уже на исходе. Но главной бедой было то, что нам, несмотря на неоднократные попытки, никак не удавалось вынести в безопасное место нашего раненого командира роты. "Духи", заприметив проявленный интерес, поняли, что неспроста мы раз за разом рвемся к одним и тем же камням. По-видимому, они догадались, что в этом месте находится командир подразделения и что он ранен. К тому же, как мы уже упоминали, они сидели на наших радиочастотах и слушали переговоры. Конечно, если бы мы "достучались" до артиллерии, и она дала хотя бы несколько залпов по указанным нами координатам целей. Тогда под прикрытием артиллерийского огня, у нас появился бы реальный шанс, чтобы вытащить гвардии капитана Перятинца и отойти вместе со всеми ранеными. Но артиллерия и авиация по роковому стечению обстоятельств в тот день, были для нас недоступны.
  
   "Не дадим командира мы врагам добить!
   Либо вместе погибнем, либо будем жить!", -
   Приняли решение все, кто мог сражаться.
   "Эх! Нам бы, до темноты продержаться!".
  
   У читателя может сложиться впечатление, что наш командир всё время находился несколько в стороне от основных сил роты. Это не так. Но видимо придется пояснить. Изначально командный пункт капитана Перятинца располагался практически в центре обороны подразделения. Дело в том, что почти с первых минут огневого контакта противник (по известным ему мотивам) уделял наибольшее внимание именно этому участку боя. Сюда он сосредоточил свой самый плотный огонь. По этой причине больше всего наших парней сложило головы как раз на этом пятачке обороны. В начале боя перед командиром роты, а также справа и слева по фронту от него занимали боевые позиции: Нурик Алибаев, Алексей Абакумов, Василий Вохмянин, Вячеслав Дуплищев, Шухрат Кодиров, Заза Царцидзе. Все они сражались, занимая первую линию обороны на этом участке боевых действий. Здесь и полегли. Не лишним будет упомянуть, что в период начальной стадии боя несколько человек получили серьёзные ранения, также сдерживая натиск душманов в районе командного пункта роты. Это и М. Агаоразов, и А. Алимбаев, и А. Байлиев, и ещё пара бойцов. Но к счастью их удалось эвакуировать в тыл и укрыть за естественными складками местности. Уже там всем раненым была оказана первая медицинская помощь.
   Вот таким образом оказалось, что А. Перятинец, И. Гареев и В. Еровенков, да еще Ю. Соколовский (в 15-17 метрах левее КП роты) остались последними кто был в состоянии сражаться с противником на этом участке обороны роты.
     Наш ротный перед этой операцией только вернулся из госпиталя, после перенесенного вирусного гепатита и ещё не совсем вошел в прежнюю физическую форму. А тут сразу такие пиковые нагрузки, да еще это тяжелое ранение. Когда душманы выскакивали в атаку, они пытались захватить участок местности, на котором находился Александр Григорьевич. Тогда все, кто ещё мог стрелять, отсекали противника от командирского укрытия. Так что прорваться к нашему ротному командиру не могли ни мы, ни "духи". Рядом с ним, как вы уже знаете, волею судьбы оказались два надежных сержанта: Еровенков Виктор из Орловской области и Гареев Ильфак из города Тольятти. Оба были лучшими боевыми сержантами своих взводов - один из первого, второй из третьего. Они грамотно выбрали позицию и по возможности оборудовали её для стрельбы. К вечеру Александр Григорьевич сильно ослаб от большой потери крови, и наши сержанты укрыли его в небольшом гроте в скальном массиве. Игорь и Витя бились с рвавшимся к командиру врагом не на жизнь, а насмерть, не подпуская неприятеля близко. Благо выбранная позиция хорошо защищала их с трех сторон, давая возможность вести огонь из-за укрытия.
     Так вот, оба сержанта, прикрывавших командира роты, были застрелены снайперами противника, обошедшими их поверху с незащищенной стороны, в тот момент, когда пользуясь затишьем, Еровенков перевязывал рану Гарееву, которого "зацепило" в плечо правой руки. Гареев, чтобы не терять времени снаряжал патронами магазины. Так они и замерли - в положении сидя, прислонившись спинами к невысокой скале, и склонившись головами друг к другу, убитые точными снайперскими выстрелами в головы. В таком положении они были найдены, когда пришло время выносить погибших с поля боя. Даже рука врага не посмела прикоснуться и нарушить картину, запечатлевшую эту героическую гибель. Смерть настигла их внезапно. Со стороны казалось, что в момент, когда они занимались своим делом, кто-то дал им команду: "Замри".
   Ильфак и Виктор обещали Александру Григорьевичу, что смогут долго удерживать облюбованную ими позицию. И они сдержали свое слово, продержавшись целых восемь часов. Но, к сожалению, помощь, на которую все "Рулеты" очень надеялись (особенно в начале боя) так и не подошла. А времени для воплощения данного замысла у старшего командования было с избытком. Об отсутствии поддержки авиацией и артиллерией все уже сказано ранее.
   С гибелью двух героических сержантов у нас пропала последняя надежда вытащить своего командира. Оставалось прикрывать его, пока имелась возможность, не давая приближаться к нему басмачам. Бросить ротного на растерзание врагам мы не могли. Как уже упоминалось, остальных раненых нам удалось эвакуировать из-под обстрела и оставить в более-менее защищенном месте под присмотром солдат младших призывов.
      Перятинец тоже понимал, что рота никогда его не бросит. Ни так она была воспитана. Также он понимал, что личный состав подразделения не сможет прикрывать его до бесконечности, потому как боеприпасы были уже на исходе, а прорваться к нему, чтобы вынести - тоже было просто нереально. На случай, если "духи" выскочат на него внезапно, он подготовил им сюрприз: ручную гранату Ф-1 с выдернутой чекой, которую наш командир закрепил в выемке скалы у себя под рукой, так, чтобы её можно было легко выбить одним движением. Судя по всему, он больше всего опасался, что попадет в руки к неприятелю в бессознательном состоянии, так как потерял много крови и очень ослаб. Тем не менее, пытаясь спасти своих подчиненных, Перятинец несколько раз приказывал оставить его одного и отходить, после того, как вытащим остальных раненых. "Уходите, живым я не сдамся", - выкрикивал он. Но командиры взводов под разными предлогами всячески противились этому, и рота продолжала занимать прежние позиции. Понимая, что защищая его до последнего патрона, погибнут все, капитан принял решение - ценой собственной жизни спасти свое подразделение. Погибнуть, чтобы развязать руки остальным.
   "Прощайте, мужики! Сохраните роту! Выходите, пока еще есть патроны. Выносите тех, кого можете. Я ухожу навсегда. Прости меня, Господи! Не поминайте лихом!", - собрав последние силы, с надрывом прокричал Александр Григорьевич, выбрав минуту затишья.
   Вслед за его словами раздался глухой одиночный выстрел. Так погиб старший "Рулет" - командир 4-й мотострелковой роты гвардии капитан Александр Григорьевич Перятинец. Воин с большой буквы, офицер чести и долга, требовательный и заботливый командир - гордость Земли Русской. Перед этим он вывел из строя, расстреляв из автомата, 'ромашку' - радиостанцию для связи с авиацией и носимую Р-148-ю, сжег свою карту.
  
   0x01 graphic
   Гвардии капитан Перятинец Александр Григорьевич (Таким он был при жизни).
  
   "Живым - рота меня не бросит.
   За то время "костлявая" всех покосит.
   Я должен вернуть матерям сыновей!
   Я должен вернуть девчонкам парней!
   Простите: мать, жена и дочь -
   Бойцам своим обязан я помочь.
   Отважной гибелью своей
   Спасу я от горя других матерей".
   Капитан снял крестик и зажал в кулак,
   Чтоб над верой святой не глумился враг.
   В долю секунды вся жизнь пролетела,
   Что не жил для себя, никому нет дела!
   Метнув гранату в наседавшего врага,
   Принял смерть, во весь рост поднявшись.
   Подломилась перебитая нога,
   И он рухнул, с вечностью обнявшись.
   Кровью заплакали черные скалы,
   Много за тысячи лет повидавшие.
   Память и Слава не вам генералы,
   А Вам - за солдат свои жизни отдавшие!
  
      Вскоре начало темнеть, и это было нам на руку. Патроны были на исходе. У большинства оставалось по последнему неполному магазину. (Хотя перед началом боя у каждого стрелка автоматчика и пулеметчика РПК было не менее чем по 8-10 снаряженных магазинов. Плюс к этому до тысячи патронов россыпью в специально сшитых полотняных мешочках. "Карманная артиллерия" состояла из десяти ручных гранат. Как правило, половина из них Ф-1, вторая половина РГД-5 или РГН на выбор. Пулеметчики ПК имели боезапас в тысячу патронов - в лентах и россыпью. Такое же количество патронов было и у снайперов. Помимо перечисленного, в каждом взводе было по три подствольных гранатомета ГП-25. К каждому "подствольнику" имелось в наличие не менее 10 гранат ВОГ-25. Правда, все они были израсходованы еще в первые часы боя). Отдав отряду прикрытия, состоящему из добровольцев, по половине оставшегося в наличии скудного боезапаса и доложив о своих действиях на запасной частоте комбату, остальная часть роты начала потихоньку отходить, вынося раненых. Многие раненые бойцы шли сами, как могли. Кто опирался на свой автомат, кто на плечо друга. Убедившись, что группа с ранеными ушла достаточно далеко, начал отходить и отряд прикрытия, используя, наработанную ранее, так называемую "тактику поэтапного снятия женского чулка". Для осуществления этой наработки отряд был поделен на две равноценные группы. По установленной команде под прикрытием огня товарищей, используя естественные складки местности, короткими перебежками отходила первая группа. Затем, когда отошедшая группа закреплялась на новом рубеже обороны, то уже под ее прикрытием, таким же способом начинала отходить вторая группа, прикрывающая до этого первую. И так этап за этапом, словно ажурный чулок, аккуратно стягиваемый с изящной женской ножки. Одной группой (7 человек) командовал гвардии старший лейтенант Транин Геннадий Юрьевич, который весь был посечен осколками, но не покидал поля боя. Второй группой (8 человек) командовал гвардии лейтенант Щенников Владимир Витальевич. Душманам очень не хотелось отпускать живыми тех, кого они давно сочли своей законной "добычей". Поэтому, кунарские басмачи с диким остервенением выскакивали и преследовали нас, попадая под прицельный огонь группы прикрытия. Теряя своих людей, "духи" залегали. Думается, что им было совсем некомфортно чувствовать себя в роли мишеней.
        В это время произошел курьезный случай. Гвардии рядовой Сергей Коровин несколько замешкавшись и пропустив команду к отходу своей группы, выскочил из-за своего укрытия, когда душманы были не более чем в десятке метров от него. Судя по всему у противника было огромное желание взять кого-нибудь из нас в плен. Поэтому, басмачи изо всех сил пытались догнать Коровина, который убегая, выделывал такие акробатические трюки, коим позавидовал бы любой профессиональный гимнаст выполняющий вольные упражнения. Мы прикрывали нашего "трюкача", как могли. Поняв, что догнать Сёху им не удастся, "духи" открыли огонь по ускользающей от них "жертве" и это придало бойцу ещё большей прыти. Он прыгал рыбкой через валуны, держа автомат в вытянутых перед собой руках, совершал кувырки и различные кульбиты.
   В одном месте прыгнув рыбкой через валун метровой высоты, убегающий солдат провалился с другой стороны не менее чем на два метра, грохнувшись со всего маха об камни. Мы грешным делом подумали, что Серёга разбился, но наш юркий воин тут же вскочил и побежал дальше. На гвардейце был десантный комбинезон не менее чем 50-го - 52-го размера, хотя и 46-й пришёлся бы ему впору. Поэтому, когда Коровин бежал комбинезон раздувался на нём, как парус на ветру.
   В ином месте Серега, орудуя прикладом, скинул со скалы одного выскочившего на него душмана, застрелил другого и, не раздумывая, спрыгнул с уступа 8-9 метров высотой прямо на торчащие камни. Затем застрелив ещё одного, не сумевшего вовремя остановиться, потерявшего равновесие и сорвавшегося вниз, следом за ним "духа" - последним оставшимся в стволе автомата патроном, побежал дальше. (В одной из давних несколько нескромных публикаций, описывающих подобные случаи, довелось прочитать, что на Кунарской операции рядовой С. Коровин, чтобы не попасть в плен бесстрашно бросился вниз со скалы высотой в двадцать метров. Перед этим, после того, как у солдата закончились патроны, только штыком и прикладом ему удалось уничтожить не менее пяти душманов. Но храбрый воин остался жив и вскоре вернулся в строй. И тому подобное. Написано было офицером "афганцем", но не из числа наших сослуживцев. Думаем, такого рода "приписки" только вредят произошедшему в реальности. Нам лишнего не надо - свое бы пережить. Хотя не сомневаемся, что если бы пришлось по ситуации, то Коровин сиганул бы и с большей высоты). Когда Сергей добежал до наших позиций, и бойцы затащили его за укрытие, отбив наседавших душманов, глазам очевидцев открылась "весёленькая" картина. Комбез Коровина был прострелен в нескольких местах, поэтому товарищи помогли солдату снять его, чтобы обработать и перевязать раны. Каково же было всеобщее удивление, когда нами не было найдено ни одного серьёзного огнестрельного ранения на теле гвардейца, разве что одни касательные царапины. А ведь в Сёху стреляли почти в упор. Зато от падений и ударов тело Серёжки Коровина превратилось в одну сплошную гематому. Выйти из такой передряги, отделавшись только царапинами, синяками и шишками - дело нешуточное. Про таких везунчиков говорят: "В рубашке парень родился!".
     Наконец окончательно стемнело, как это бывает в горах, как будто кто-то выключил свет. В темноте преследователи умерили пыл и отстали, боясь, что сами нарвутся на засаду. Офицерами роты было принято решение: вновь разбить подразделение на две группы. В одну группу входили наиболее пострадавшие в схватке с врагом, т. е. все раненые и покалеченные в бою, а также "молодые", менее подготовленные солдаты. Задачей данной группы было: вынести всех тяжелораненых и вывести ходячих раненых к расположению основных сил. Эту группу возглавил гв. ст. л-нт Транин, так как сам пострадал в бою больше всех оставшихся в живых офицеров роты. Второй группе, которую возглавил гв. л-нт Щенников предстояло прикрывать окончательный отход группы, эвакуирующей раненых, а затем предпринять усилия по возвращению на место боя, чтобы попытаться вынести тела погибших товарищей. Потому что во 2-м батальоне всегда твердо соблюдался закон - сколько ушло на боевой выход столько и должно вернуться. В независимости от того - живыми, ранеными или убитыми. Эта традиция соблюдалась в батальоне от ввода - до самого вывода с территории Афганистана. Несмотря на то, как тяжело порой было выполнить эту задачу, опираясь только на собственные силы.
     Раненые были выведены и вынесены к расположению наших войск, возле ставки главного командования и переданы в руки военных медиков, которые в дальнейшем эвакуировали их в госпиталь, находящийся в Джелалабаде. С этим вопросом всё решилось нормально. Но на поле боя остались наши погибшие товарищи, наш ротный командир. Мы не могли оставить их тела на поругание врагу. Поэтому, из дееспособного состава 4-й мср были отобраны добровольцы, которые готовы были выполнить эту миссию не только физически, но и морально. В группу вошло четырнадцать человек. Обсудив план взаимодействия, малочисленный отряд в кромешной тьме двинулся к району боя, следуя за командиром взвода, который находил дорогу одному ему известным способом. Подойдя к месту выполнения задачи, мы услышали иностранную речь и шум передвижений. Территорию прошедшего боя без лишней скромности занимал отряд противника. Стараясь передвигаться бесшумно, мы хоть и не видели, зато хорошо слышали своих врагов. Приблизившись насколько это было возможно, наша группа залегла, затаившись за каменной грядой. От группы отделились: гв. лейтенант Щенников, гв. сержант Кабанов и гв. рядовой Хантураев, которые взобравшись на выступающую над местностью скалу, оттуда на слух закидали душманов ручными гранатами Ф-1. После взрывов поднялся гвалт, раздались вопли. Слышно было, как "духи" забегали, заголосили, засуетились. Судя по шуму передвижений и возгласам их было не менее 50-ти человек. Нашей задачей было, не вступая с противником в бой, отогнать басмачей от места гибели товарищей. Поэтому, подняв панику в стане душманов мы, затаившись, выжидали, чтобы понять характер их дальнейших действий. Надеясь на то, что опасаясь новых непонятных взрывов, басмачи уйдут.
     По стонам и ругани, звуки которых отчетливо доносились до наших ушей, мы поняли, что у душманов некоторое количество человек как минимум ранены. Нашего приближения они, скорее всего не слышали. Да и не думали, наверное, что после всего произошедшего у потрёпанных тяжёлым боем шурави хватит "ума" вернуться. Поэтому, до этого эпизода чувствовали себя в относительной безопасности. Внезапно непонятные взрывы, потери.
   Наш расчет оказался верным. По-видимому, старший в этом отряде "духов" несколько раз на пушту дал команду: 'уходим'. После этого, они быстро сгруппировались в одно место и двинулись вверх и вправо. Мы слышали, как они поднимали стонущих раненых и уносили их. Вероятно среди тех, кого они выносили, были и убитые. Руки чесались, чтобы закидать их гранатами. Стрелять было нельзя по причине малой эффективности этого дела в полной темноте, а ещё потому, что вспышки выстрелов выдали бы наше место нахождения, о котором моджахеды не догадывались. И это как ни странно было положительным моментом, потому что патронов оставалось даже меньше - чем "кот наплакал".
     Основные силы противника наверняка уже сменили место дислокации, так как после нашего отхода по этому району могли нанести как бомбовый удар, так и артиллерийский налет, а 'черные аисты' подставляться зазря не любили. Поэтому с наступлением темноты неприятель, скорее всего, отошел, унося с собой раненых и убитых собратьев. Ведь по законам ислама своих погибших и умерших от ран воинов они должны были предать земле как можно скорее, но обязательно в светлое время суток. В данном случае на рассвете. А на месте боя на всякий случай (в качестве прикрытия) остался небольшой отряд басмачей, личный состав которого в момент нашего подхода занимался банальным мародерством. Оторвав "стаю шакалов" от этого милого их сердцу занятия несколько бесцеремонным образом, наша группа, слушая звуки ночи, ждала, когда они уйдут на безопасное для нас расстояние. Выждав паузу, мы, соблюдая меры предосторожности, вышли на поиски павших соратников. Скоро нами были найдены сразу восемь тел погибших. Они были выложены в ряд. Шестеро из них были раздеты донага. Два тела раздеть не успели. Судя по всему, душманы собирались жестоко надругаться над телами погибших советских воинов по своему дикому обыкновению, да не хватило времени по причине нашего вмешательства.
   Затем пролазив по камням и скалам некоторое время, мы нашли ещё четыре тела своих убитых товарищей. В кромешной темноте искать приходилось в буквальном смысле на ощупь. Таким образом, найдя тела двенадцати геройски павших однополчан, решили выходить. Так как нас было всего четырнадцать человек, больше нам было не вынести. Один пойдет впереди, выбирая дорогу. Двенадцать других понесут тела погибших. И один пойдет в замыкании, обеспечивая прикрытие. Впереди шел, прокладывая маршрут движения, замполит роты гв. л-нт Юрий Молокитин. За ним двенадцать бойцов, каждый из которых нес на себе тело павшего в бою братишки. В замыкании шел, прикрывая отход, командир взвода гв. л-нт Щенников. От тяжелой во всех смыслах ноши у солдат взмокли спины и без того уже мокрые от крови, сочащейся из смертельных ран, загубленных врагом боевых товарищей. Кровь мертвых, смешавшись с "кровавым" потом живых, навсегда породнила не бренные тела, а бессмертные души. Так потом и пришлось жить за двоих каждому из этих воинов, соразмеряя всю жизнь свои действия и поступки с нравственными категориями тех, чьи тела пришлось выносить в тяжёлую майскую ночь. Если жизнь заставляла принимать сложные решения, то старались поступать так, как поступил бы побратим, навсегда оставивший часть своей души за спиной и ставший мерилом совести.
  
   Тяжела, для воинов сникших,
   Вторая бессонная ночь.
   До утра выносили погибших
   И некому было помочь.
   Не придумать ужасней картины,
   Как мы мертвых несли друзей.
   От крови и пота липкие спины -
   Не ноша, а горе сгибало сильней.
   Нет тех испытаний в веренице веков и дат,
   Которых бы не вынес наш рядовой солдат.
   Но из всех испытаний, нет того тяжелей,
   Когда сберечь не в силах боевых друзей.
   И не грело выжившим души,
   Что противник понес урон.
   Мохаммеду с Иисусом бы в уши,
   Те "молитвы" с обеих сторон.
   Гвардейцы четвертой роты, погибшие в бою,
   Пока мы живы, Вы, с нами в одном строю.
   Вам жизнями обязаны многие из нас.
   Огонь Боевого Братства со временем не угас.
  
   По такой сложной местности в полной темноте двигались очень медленно. Когда занимались поисками, старались передвигаться бесшумно, но когда стали выносить тела погибших о бесшумном передвижении не могло быть и речи. По всей видимости, удаляющиеся душманы, услышав характерный шум осыпающихся камней, решили повернуть в нашу сторону. Довольно скоро им удалось сблизиться с нашей печальной процессией. Мы слышали их, они слышали нас - не зная реальной численности друг друга. В нашей ситуации принимать бой было нецелесообразно, так как группа гв. лейтенанта Щенникова была обязана вынести тела сложивших головы братьев по оружию. Поэтому, сдерживая ненависть к врагу, мы продолжали двигаться вперед. Кунарские душманы следовали за нами по пятам, но по каким-то своим соображениям тоже не нападали. Иногда с их стороны доносился приглушенный разговор. У наших ребят по понятным причинам были заняты руки. И чтобы не дать врагу застать себя врасплох, почти все шли, держа ручные гранаты зубами, будучи в мгновенной готовности повторить подвиг Василия Кузнецова. Наконец наш отряд подошёл к позициям батальона, предупредив о своем приближении по связи, чтобы нас не приняли за "духов" и не открыли огонь. Стало понятно, что четвертую роту ждали, так как раздались крики: "Держитесь мужики, мы идем к вам" и прочие подобные этому возгласы. Навстречу нашей группе выскочили солдаты и офицеры из пятой и шестой рот батальона. Они помогли нам донести тела погибших ребят до своих позиций. "Духи", услышав, что нас много, моментально отстали и растворились в ночи.
     Только на позициях занимаемых батальоном нам удалось, осторожно посветив фонарем, рассмотреть, кого мы вынесли. Четверо погибших: Н. Ю. Алибаев, А. В. Абакумов, В. Н. Акчебаш, А. В. Францев были из 4-й роты. Пятеро из остальных вынесенных нами однополчан оказались приданными роте минометчиками. Это: В. К. Замковой, Ю. М. Забоев, А. В. Христофоров, В. К. Андреев, Р. С. Ходжакулиев. Далее два приданных нам санинструктора: В. П. Фицык и В. П. Дёмкин, а также один гранатометчик: З. М. Царцидзе. К большому сожалению, среди вынесенных нами тел не оказалось погибшего командира роты. В полной темноте мы так и не смогли его отыскать.
   Когда разобрались, кто кого выносил, то были очень удивлены тому, что тело гв. лейтенанта В. К. Замкового, который весил не менее девяноста килограмм, нес на себе гв. сержант Юрий Кабанов, собственный вес которого не превышал пятидесяти пяти килограмм. Как он смог дотащить на себе тело такого великана да еще в темноте и по скалам, до сих пор для всех остается загадкой. Поистине неисчерпаемы возможности человеческого организма.
   Что доказал еще один случай. Через некоторое время после того как мы добрались до своих, к расположению батальона вышел гв. рядовой А. Б. Хамзаев - из личного состава приданного 4-й мср подразделения минометчиков. Он был тяжело ранен разрывной пулей в бок. Пуля вошла через верхнюю часть бедра и разорвалась в животе. Хамзаев, стиснув зубы, ковылял, опираясь на свой автомат. Минометчик рассказал, что долго был без сознания и пришел в себя уже в темноте. Раненый боец затаившись, пережидал, когда вокруг него шарились "духи". Потом он слышал несколько разрывов один за другим, переполох, крики и беготню в стане басмачей. Чуть позже раненому солдату показалось, что он слышал шепот по-русски, но он не стал обнаруживать себя, боясь попасться на хитрую душманскую приманку. Воин решил еще немного повременить, чтобы лучше сориентироваться в сложившейся ситуации. Когда он услышал, как уходит наша группа, то принял решение идти следом. Но, всё ещё боясь нарваться на врага, так себя и не обнаружил. Передвигаясь в направлении, котором ушли мы, Хамзаев наткнулся на басмачей, идущих за нами, но вовремя затаился. Выждал, когда они ушли в другую сторону и снова пошёл туда, куда подсказывала интуиция. Так превозмогая боль, он дошел до позиций батальона. Состояние раненого минометчика было очень тяжелым, но сквозь страдания, в его глазах освещенных лунным светом, пробивалась радость и гордость за то, что он нашел в себе силы самостоятельно добраться до своих.
   Затем мы нашли посадочную площадку для вертолета и перетащили туда тела павших в бою однополчан. Дождались "вертушку", благо прилетела она быстро, и погрузили в нее тела погибших сослуживцев и раненого А. Б. Хамзаева. К сожалению, пройдя через такую боль и страдания, столько испытав, гвардии рядовой Абдулханон Бобоалиевич Хамзаев скончался на борту вертолёта, не долетев живым до госпиталя.
      Не тратя времени на отдых, двинулись назад за остальными погибшими. Уже начинался рассвет. Теперь с нами были значительные силы батальона. На этот раз сложивших головы ГЕРОЕВ искали не долго. Тело гвардии капитана Александра Григорьевича Перятинца лежало в маленьком гротике. Правая разбитая выше колена нога была перетянута жгутом. Комбинезон был в пятнах засохшей крови. На лице застыло выражение спокойствия и умиротворения. О приготовленной им ручной гранате с выдернутой чекой и с зажатой в выемке скалы спусковой скобой мы вам уже рассказывали. Рядом валялись две разбитые радиостанции и обгоревший клочок сожженной им карты. За левой стенкой грота у невысокой скалы находились тела двух павших верных сержантов, прикрывавших своего ротного до последнего вздоха и не пожалевших молодых жизней ради спасения командира.
   0x01 graphic
   А души погибших витают над скалами,
   От крови убитых ставшими алыми.
   И видят тела свои, рваные в клочья,
   Но не кому больше бедным помочь им.
   Затем были найдены останки Василия Кузнецова. Воина совершившего бессмертный Подвиг! Тела двух других ребят, погибших с ним в головном дозоре, мы нашли и вынесли ночью. Его же не обнаружили в темноте, скорее всего по той причине, что мощным взрывом, когда Василий подорвался с басмачами, ему оторвало руки, ноги и голову, до неузнаваемости искалечив тело гвардейца. Целым осталось одно израненное туловище. Других частей тела гвардии младшего сержанта Кузнецова нам, к сожалению, так и не удалось найти. Зато вокруг валялось много окровавленных клочков душманской одежды и их головные уборы.
  
   0x01 graphic
   Через две недели ему было бы 19...
  
   Некоторое время спустя все наши погибшие соратники были найдены. На этот раз всё сложилось значительно легче. В наличие имелось достаточное количество людей. Было светло. Да и вынести осталось только восемь тел павших в бою товарищей. Уложив тела погибших на плащ-палатки, бережно понесли их к посадочной площадке.
        Перед этим у нас было время осмотреть основные боевые позиции неприятеля, занятые на рассвете подразделениями нашего батальона. Нами были обнаружены кучи стреляных гильз от всех видов имеющегося у душманов стрелкового оружия. Удобные бойницы и другие оборонительные сооружения, оборудованные в скалах. Пути отхода в мощные укрытия, выдолбленные в скальной породе на случай артобстрела. По сути дела противник занимал грамотно оборудованный укрепленный район, используя все сильные стороны горной местности. Вместе с тем мы обнаружили много засохших пятен крови на скалах и в укрытиях, засохшие окровавленные бинты, разорванную одежду, также с пятнами крови, шприцы, пустые ампулы и пустые упаковки от лекарств импортного производства. Все это говорило о том, что у неприятеля были большие потери убитыми и ранеными. Бой с нами не прошел для противника бесследно. Что, учитывая условия, в которых пришлось его вести, вселяло гордость за наших солдат, сержантов и офицеров. Но никоим образом не смягчало горечь потерь и утрат, которые мы понесли. Позднее, получив информацию от местных хадовцев и некоторых представителей старшего командования, мы узнали, что в бою с нами душманы потеряли около ста человек убитыми и приблизительно такое же количество ранеными. По имеющимся у командования разведданным выходило, что нашему батальону (178 чел.) противостояло в общей сложности порядка шестисот человек. Как уже упоминалось, это было подразделение наемников, предположительно "черные аисты" и два крупных (объединенных) отряда мятежников (так официально назывался наш противник) из бандформирований подконтрольных одиозному моулави Юнусу Халесу (ИПА). Задачей группировки противника было: втянув батальон в тщательно подготовленную засаду, полностью уничтожить его. По возможности засняв это событие на камеру. Далее западные средства массовой информации показали бы по всему миру, как результативно борется за свою независимость свободолюбивый афганский народ. Но, благодаря самоотверженным героическим действиям 4-й кундузской роты, которая выстояла практически в одиночку, против многократно превосходящего - и в живой силе, и в вооружении, и в выгодности занимаемых позиций, и умело использовавшего элемент внезапности матерого противника, вцепившись насмерть "зубами и когтями" в скалы и камни чужой для себя земли, планам врага не суждено было сбыться. Напротив того, даже получив квалифицированную профессиональную международную помощь, душманы не справились со своей задачей, понеся довольно ощутимый урон личного состава.
   Вот интересный факт из статистики боя у кишлака Коньяк. Все семеро погибших солдат и сержантов из штатного состава 4 мср были зарекомендовавшими себя отважными и умелыми воинами. Шестеро из них были старослужащими, прослужившими по полтора года и по праву считавшимися одними из лучших универсальных боевиков роты. Седьмым погибшим был гвардии младший сержант Василий Кузнецов, который прослужил всего год, но практически не уступал старшим товарищам ни в выносливости, ни в способности ориентироваться в сложной боевой обстановке, ни в умении обращения со всеми видами стрелкового оружия. "Наш пострел везде поспел", - говорят про таких в народе. Подвиг, совершенный Василием был уже описан нами выше. То есть в бою не погибло ни одного "неоперившегося" воина, ни один из них за долгие часы огневого контакта не оказался на самом острие смертельной схватки и не был брошен без присмотра более опытных товарищей. Всю тяжесть боя взяли на себя те, кто по праву считались профессионалами своего дела, проявив при этом чудеса мужества и самообладания. Своими грамотными и уверенными действиями эти удальцы подняли боевой дух всему личному составу подразделения и настроили остальных товарищей на ожесточенное сопротивление сильному и матерому противнику.
      Именем гвардии капитана Александра Григорьевича Перятинца названа одна из улиц его родного города Новошахтинска Ростовской Области. На школе, в которой он учился, установлена мемориальная доска. В самой школе находится заботливо оформленный стенд с биографией, фотографиями и описанием боя в котором погиб наш командир. Жители шахтерского города помнят и чтят своего геройски погибшего земляка. На его могиле никогда не переводятся свежие цветы.
   Имя гвардии младшего сержанта Василия Александровича Кузнецова посмертно награжденного "Орденом Ленина" высечено на памятнике погибшим в Афганистане студентам Московской Ветеринарной Академии имени Скрябина. В Пензенской области на Родине Василия - также имеется улица, названная его именем. 26 мая 2015 года во дворе средней общеобразовательной школы села Татаро-Никольское состоялось торжественное открытие бюста и мемориальной доски посвященных Василию Кузнецову. На Малой Родине гордятся, чтят и бережно хранят светлую память о ГЕРОЙСКИ павшем земляке.
   В далеком городе Уссурийске Приморского Края есть улица, названная в честь гвардии рядового Александра Васильевича Францева.
   Несколько лет назад поступила информация, что к 20-летию вывода Советских войск из Афганистана на здании Орловского Государственного Университета была установлена и торжественно открыта мемориальная доска, посвященная гвардии сержанту Виктору Владимировичу Еровенкову, который учился в этом университете до призыва в армию в 1983 году. В университете установлена традиция, ежегодно 15 февраля и 25 мая проводить вечера памяти, посвященные Виктору и всем тем, кто сложил свои головы в Афганистане.
   Потери, понесенные нашим подразделением в бою у горного афганского кишлака Коньяк, принесли горе в семьи по всей территории огромной страны, занимавшей одну шестую часть суши планеты Земля. От Молдавии и Львовской области Украины на западе до города Уссурийска Приморского Края на востоке. Горе не выбирало и не делило людей по национальностям и вероисповеданиям.
   Каждый год в день памяти - 25 мая ветераны 4-й роты с некоторыми ветеранами своего батальона собираются, чтобы почтить память погибших товарищей на кладбище в городе Подольске, где похоронен гвардии рядовой Алексей Абакумов. Подольчане бережно хранят память о своих земляках, погибших на Афганской земле. В школе номер тринадцать города Подольска установлена мемориальная доска в память об Алексее. Собираясь у Лёшиной могилы, мы вспоминаем и поминаем всех погибших в этот день в том бою много лет назад. В церкви мы заказываем поминальные молебны об упокоении их душ. Подобным образом ветераны роты и других подразделений батальона поминают погибших побратимов на погостах России, Украины, Узбекистана, Грузии, Молдавии. Порой на разных языках и используя разные обряды - кто по христианской, кто по мусульманской традиции. Но все при этом переживают одни и те же чувства и произносят слова, имеющие одно и то же значение, испытывая, как и прежде душевное единство. Ведь души у людей не имеют национальностей.
  
   0x01 graphic
   Нас не ищите среди тех,
   Кто на слуху - в геройской стати.
   Мы отказались за успех,
   Платить изменой Божьей Рати.   
   Давно нас вычеркнули те,
   Что пишут рейтинги "крутые".
   Да! Меж распятых на Кресте
   Успешных нет! Но есть Святые...
  
  
   Воины - гвардейцы из Кундуза,
   Геройски погибшие в неравном бою
   у кишлака Коньяк (провинция Кунар)
   25 мая 1985 года
   1. командир роты гвардии капитан Перятинец Александр Григорьевич (4 мср)
   2. заместитель командира взвода гвардии сержант Еровенков Виктор Владимирович (4 мср)
   3. командир отделения гвардии младший сержант Кузнецов Василий Александрович (4 мср)
   4. командир отделения гвардии сержант Гареев Ильфак Вахитович (4 мср)
   5. снайпер гвардии рядовой Абакумов Алексей Викторович (4 мср)
   6. пулеметчик гвардии рядовой Алибаев Нуритдин Юлдашбаевич (4 мср)
   7. пулеметчик гвардии рядовой Акчебаш Виктор Николаевич (4 мср)
   8. пулеметчик гвардии рядовой Францев Александр Васильевич (4 мср)
   9. командир огневого взвода гвардии лейтенант Замковой Валерий Константинович (2 мин. батр.)
   10. наводчик миномета гвардии младший сержант Лукошкин Алексей Петрович (2 мин. батр.)
   11. наводчик миномета гвардии ефрейтор Андреев Владимир Константинович (2 мин. батр.)
   12. наводчик миномета гвардии рядовой Христофоров Алексей Валентинович (2 мин. батр.)
   13. наводчик миномета гвардии рядовой Хамзаев Абдулханон Бобоалиевич (2 мин. батр.) (умер от ран 26.05.85)
   14. минометчик гвардии рядовой Забоев Юрий Михайлович (2 мин. батр.)
   15. стрелок-радиотелефонист гвардии рядовой Ходжакулиев Русалберды Суханович (2 мин. батр.) 
   16. командир отделения гвардии сержант Вохмянин Василий Михайлович (2 грв)
   17. старший наводчик гранатомета гвардии рядовой Царцидзе Заза Михайлович (2 грв)
   18. снайпер гвардии рядовой Цалай Владимир Иванович (2 грв)
   19. санинструктор гвардии рядовой Фицык Василий Петрович (бат. мед. пункт)
   20. стрелок-санитар гвардии рядовой Дёмкин Виктор Петрович (пмп)
   21. командир отделения гвардии сержант Дуплищев Вячеслав Анатольевич (придан из 3 мср 1-го мсб)
   22. командир отделения гвардии младший сержант Кодиров Шухрат Мухаммаджонович (придан из 3 мср 1-го мсб)
  
   В этом бою были ранены более 20 солдат, сержантов и офицеров батальона.
  
   Воины духа, - погибшие в бою,
   Вечную Вам славу в этих строках пою!
   Низкий поклон Вам, Братишки, от каждого из нас!
   Огонь Боевого Братства со временем не угас!
   Нет тех испытаний в веренице веков и дат,
   Которых бы не вынес наш рядовой солдат.
   Но из всех испытаний, нет того тяжелей,
   Когда сберечь не в силах боевых друзей.
   Всех погибших в Афганистане -
   Семьям, друзьям не вернуть.
   Бессмертна душа в Евангелии и Коране,
   Лишь Богу Единому решать её путь.
   Всех вернувшихся в "чёрном тюльпане" -
   К жизни уже не вернуть!
   Помнят их родные и однополчане!
   Родина-Мать! И Ты, - не забудь!
  
   Полная версия воспоминаний о бое у кишлака Коньяк опубликована здесь: http://artofwar.ru/s/shennikow_w_w/text_0130.shtml
  
  
     0x01 graphic
   Траурная процессия движется к месту проведения церемонии прощания с погибшими однополчанами.
   Впереди подполковник А. И. Скородумов. Сразу за ним офицеры полка несут гроб с телом А. Г. Перятинца.
   Следом долгая вереница гробов с телами павших героев.
      Сюжет о бое у кишлака Коньяк в передаче "Военная тайна":
   "Афганский излом. Почему советские генералы плачут, вспоминая войну"
   http://www.youtube.com/watch?v=nzgRPvivIw4
  
  
     0x01 graphic
      Полк готовится к прощанию с погибшими однополчанами.
   "Взлетка" кундузского аэродрома.
     
  
      0x01 graphic
      Друзьями их сделала война. (Слева направо: Нурик Алибаев, Юра Кабанов, Витя Еровенков, Ильфак Гареев.
   Наглядный пример братства народов - узбек, мордвин, русский, татарин. Призыв: осень 83-85).
   Живым с Кунара вернулся только один из друзей - Юра Кабанов.
  
  
   На Малой Родине Василия - помнят, гордятся и чтят...
  
  
   0x01 graphic
   Тематическое мероприятие "Афганистан болит в моей душе". 15.02.2016 года.
   Мамин Руслан (8 класс) рассказывает о юношеских годах Василия Кузнецова.
  
  
   0x01 graphic
   Общешкольное мероприятие "Афганистан болит в моей душе".
   Юдин Никита (8 класс) рассказывает о подвиге Василия Кузнецова.
   15.02.2016 года.
  
  
   0x01 graphic
   Общешкольное мероприятие "Афганистан болит в моей душе". Обучающиеся 7 класса Лясова Алина, Калашников Александр,
   Лазарев Никита, Фролкин Михаил исполняют любимую многими ветеранами-афганцами песню "Кукушка". 15.02.2016 года.
  
  
   0x01 graphic
   15.02.2016 года. Годовщина вывода Советских войск из Афганистана.
   Обучающиеся чтят память В. Кузнецова и его боевых товарищей минутой молчания.
  
  
   0x01 graphic
   В. М. Бондарев: "Ребята, от того с каким патриотическим багажом вы пойдете по жизни, зависит судьба нашей страны".
  
  
   0x01 graphic
   Годовщина вывода советских войск из Афганистана. День Памяти.
   Обучающиеся выпускного класса возлагают живые цветы к бюсту Героя.
   15.02.2017 года.
  
  
   0x01 graphic
   У стенда, посвященного подвигу В. Кузнецова. Слева направо: Вячеслав Михайлович Бондарев, Андрей Викторович Иванчин -
   однополчанин Василия (служил 86-89 г.г.), брат Василия Александр, Александр Николаевич Бордачев - ветеран афганской войны,
   Курицын Алексей Владимирович - друг А. Кузнецова. 16.02.2017 года.
  
  
   0x01 graphic
   А. В. Иванчин, А. Н. Бордачев - живые свидетели афганских событий.
   "Человек жив, пока жива память о нем" . 16.02.2017г.
  
  
   0x01 graphic
   25 мая, в день гибели В. Кузнецова, сразу после окончания общешкольной торжественной линейки,
   посвященной "Последнему звонку", ребята приходят на могилу Героя. 25.05.2017 года.
  
  
   0x01 graphic
   Право возложить венок и цветы на могилу предоставляется лучшим.
  
  
   0x01 graphic
   Отличники учебы. Выпускник основной школы Тугушев Рустам, выпускница начальной школы Юдина Дарья,
   член Молодежного Парламента при Законодательном собрании Пачелмского района Мамина Алсу. 25.05.2017 года.
  
  
   0x01 graphic
   Последний приют Василия Кузнецова. Могила в селе Кашаевка Пачелмского района Пензенской области.
   Рядом похоронена мама - Раиса Никаноровна, не верившая в его смерть, и до последнего дня ждущая сына домой...
  
  
   0x01 graphic
   Васю все запомнили таким, каким он был в жизни. Учителя и школьники видят его ведущим школьных вечеров,
   с чувством гордости читающего стихи о Родине, поющего вместе с ребятами любимую песню " Там, вдали за рекой".
   На песнях времён гражданской и отечественной войн воспитано не одно поколение людей.
   Мужественных, преданных Отечеству, честно исполнивших свой воинский долг - истинных патриотов России.
   Односельчане запомнили Васю Кузнецова в жаркие дни жатвы на хлебном поле рядом с отцом.
   И видят его трудолюбивого, думающего о нелёгком крестьянском труде на родной земле.
   Отсюда и почерпнул он силы на Великое - на подвиг...
  
  
   0x01 graphic
   Торжественное вручение аттестатов выпускникам 9-го класса 23.06.2017 года.
  
  
   0x01 graphic
   Выпускники школы Мамин Руслан, Гордеева Валерия, Тугушев Рустам, Юдин Никита, Калашников Александр,
   Панов Валерий с классным руководителем Стрельцовой Ниной Игоревной.
  
  
   0x01 graphic
   "Впереди - взрослая жизнь. Пусть она начнется отсюда, со школьного двора! Вы - будущее России!
   Помните, Вы - наследники Василия Кузнецова, не посрамите память о нем!", -
   Напутствие выпускникам дают педагоги школы - Смирнова Ольга Борисовна, Бондарев Вячеслав Михайлович,
   Кичатова Галина Александровна, Курицына Светлана Александровна, Стрельцова Нина Игоревна, Струева Ирина Николаевна.
  
   Спасибо за Память, Пачелмцы и Пензенцы!!!
  
   Не дано нам, знать свой век
   И это мудрое решение Творца!
   Должен жить достойно человек -
   Каждый день, как последний,
   не теряя лица!
  
  
   0x01 graphic

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017