ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Снежко Виктор Николаевич
Память не дает покоя

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В Великую Отечественную войну бок о бок с русскими бойцами воевали казахстанские солдаты. Очерк повествует о том, как отец вернулся с войны домой, а его сын - нет.


   Память не дает покоя
  
   Знакомство с Темиргали Джаниным произошло в процессе работы над книгой очерков "Помнить вечно...", посвященной 65-летию Великой Победы. При встрече Темиргали Джумич сказал:
   - В России нет ни одной семьи, которой не коснулось бы огненное жало войны. Из небольшого казахского аула Маметкино, что в Чановском районе, где жил до войны мой отец, на фронт ушли 20 человек. Половина из них остались на полях сражений. А кому посчастливилось вернуться, до конца жизни страдали от полученных ран и контузий, а главное - от воспоминаний о павших, от горечи потерь боевых товарищей. И потому мы обязаны сохранить для потомков память о тех, кто сломал хребет германскому фашизму и завоевал для нас мирную жизнь.
   Слова умудренного жизненным опытом управляющего из деревни Нестеровка подтверждают народную мудрость: без памяти о прошлом у страны нет будущего.
   Великая Отечественная... Ее свинцовая круговерть опалила миллионы человеческих судеб. Не миновала черная доля и семью Джаниных, отмерив им с лихвой горя и лишений. На военных дорогах пропал без вести двоюродный брат Исхак, под Кенигсбергом погиб старший брат Шарип. Израненным, но живым вернулся домой отец Джума Джанин. Посчастливилось после войны обнять родственников зятю Рамазану, воевавшему в составе штрафного батальона, и дяде Хаймульдинову Гали - старшине разведроты.
   Вспоминая о дяде, Темиргали Джумич сказал:
   - Дядя ушел на фронт добровольцем, воевал в разведке. Был награжден орденами "Красной Звезды", "Славы", "Отечественной войны" и многими медалями, в том числе и медалью "За отвагу".
   Осенью 1944 года родственники получили от него письмо, в котором он писал, что легко ранен и его, наверное, демобилизуют. Радостно встретили дома молодого, с орденами и медалями, одетого в форму с иголочки старшину-разведчика. Он слегка прихрамывал и опирался на трость, но почему-то не снимал сверкающих хромовых сапог. Лишь позже родственники узнали его страшную тайну - под хромовыми сапогами он прятал протезы, а ноги его остались там, на войне.
   Хаймульдинов Гали с товарищами возвращались из разведки с захваченным "языком". На кукурузном поле они напоролись на засаду фашистов. Вражеский пулеметчик вместе с кукурузой "скосил" ему и ноги. "Языка" нужно было доставить в штаб во что бы то ни стало, и Хаймульдинов остался на кукурузном поле. Лишь через сутки друзья-разведчики смогли отыскать истекающего кровью старшину и доставить в медсанбат.
  
   Джанин Шарип
  
   Был призван весной 1943 года и направлен в Иркутское артиллерийское училище. Он мечтал стать учителем, писал стихи и даже письма домой он отправлял в стихотворной форме на казахском языке. Однако, офицером Шарипу было стать не суждено. Уже осенью 1943 года всем курсантам присвоили звание "сержант" и их срочно перебросили на фронт. Из его писем родные знали, что есть такие города - Винница, Тернополь, Мариуполь и Кенигсберг. Он очень любил отца, писал, что готов пожертвовать собственной жизнью ради него. Но вышло все по-иному. Отец вернулся с фронта, а Шарип не дожил до Победы три с половиной месяца. В "похоронке" написали, что Шарип погиб геройской смертью в Восточной Пруссии. И больше ничего.
  
   Джанин Джума
  
   Был мобилизован на фронт 23 августа 1941 года. Прошел всю войну. Воевал в 1-ой горнострелковой бригаде 8-ой Армии на Волховском фронте. С боями прошел Волхов, Тихвин, Колпино, Ленинград, Псков, Нарву. Служил заряжающим 45 мм орудия. Несколько раз был ранен и контужен.
   Весной 1942 года Джума Джанин с товарищами попал в окружение, из которого выходили всем орудийным расчетом. Пушка оказалась разбитой, бойцы сняли с орудия замок, прицел и утопили в реке, чтобы не досталось фашистам. В основном шли в ночное время и, в конце концов, вышли к своим. В то, что произошло потом, поверить трудно, но случилось все именно так. "Особисты" проверили документы "окруженцев", накормили, дали сутки на отдых и "посоветовали" вернуться обратно и принести замок с прицелом от пушки.
   Деваться было некуда, с "особистами" не поспоришь, и солдаты отправились в обратный путь. Пробирались по-прежнему ночами, а днем прятались в укромных местах. Приказ они выполнили - вместе с замком и прицелом от пушки во второй раз вышли в расположение наших войск. За это орудийный расчет должен был получить медали "За отвагу", но награды бойцов так и не нашли.
   В 1942 году, в тяжелое для страны время, Джума Джанин вступил в ряды ВКП(б).
   Зимой 1943 года Джума Джанин вместе с боевыми товарищами находился в боевом охранении. Боевое охранение - это несколько секретных наблюдательных постов, выдвинутых к вражеской линии обороны. Утром они увидели 5 немецких танков, занимавшихся разминированием наших минных полей. Из соседнего секрета раздался выстрел из противотанкового ружья, но неудачно. Немцы точно определили точку выстрела по дымному облаку и раздавили секрет гусеницами. Джанин с бойцами получили приказ подпустить танки поближе. Выполнив приказ, бойцы открыли огонь, завязался бой. Два танка ими были подбиты, а оставшиеся три спешно ретировались в тыл. За этот подвиг на Джуму Джанина и его товарищей готовились документы на представление к орденам "Славы", но погиб их командир, и документы, по-видимому, затерялись в штабных коридорах.
   Победу Джума Джанин встретил под Нарвой, в выздоравливающем батальоне и вскоре был демобилизован. За ратные заслуги он награжден орденом "Отечественной войны" 2 степени, медалями "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией" и другими.
   До самого последнего дня своей жизни Джанин не мог смириться с потерей сына. Но уж так случилось - отец вернулся домой, а сын погиб, не дожив до Победы несколько месяцев. И неизвестно, где находится его могила.
  
   Смирнова (Джанина) Гульзафан
  
   Родилась Гульзафан в 1952 году. В 70-х годах работала в Новосибирске водителем троллейбуса. Вышла замуж за кадрового военного. В начале 90-х мужа Александра направили учиться в Военную академию в город Москву. Но произошел распад СССР, и Александру пришлось уйти со службы на преподавательскую работу.
   Все эти годы Темиргали и Гульзафан не давала покоя мысль, что их старший брат Шарип похоронен на чужбине, а они даже не знают, где находится его могила.
   Несколько лет назад Гульзафан вышла на пенсию и активно включилась в общественную жизнь. Она побывала во многих уголках бывшего Союза, разыскивает ветеранов Великой Отечественной войны, родственников без вести пропавших, занимается координацией молодежных поисковых отрядов, сотрудничает со средствами массовой информации.
   Кропотливо работая с архивными материалами в Министерстве обороны, Гульзафан, наконец, приподняла занавес неизвестности над смертью старшего брата Шарипа.
   Передо мной лежит ксерокопия приказа N 013 по 671 стрелковому полку 221 Мариупольской Краснознаменной дивизии от 21 января 1945 года.
   Параграф 1. "Нижепоименованный сержантский и рядовой состав погибшие в боях с немецкими захватчиками, за Социалистическую Родину в районе западнее населенного пункта Гирринеп Восточная Пруссия и, похороненные с отданием воинских почестей, считать исключенными из списков личного состава полка и всех видов довольствия с 22 января 1945 года:
   ...6. Сержант Джанин Шариф (ф!) Джумович убит 21 января 1945 года
   Из письма Гульзафан брату Темиргали:
   "Здравствуйте, дорогие мои Темиргали, Айслу, Ергали, Ерболат, Марат и Жанат!
   Примите наш московский привет от всей нашей многочисленной семьи. С искренними пожеланиями здоровья, Успехов и всех благ - мы с Сашей, девочки Юлия и Катюша, и семья старшей дочери - Игорь, Наташа и маленькая моя внучечка Яночка. В декабре ей исполнилось два годика.
   Недавно съездила на поезде "Память" в Калининград, в поисках захоронения нашего брата. А перед этим больше месяца работала с архивными документами, так что имею полную картину тех боевых последних дней жизни нашего брата.
   Захоронения происходили между боями, атаками. Местное население - немцы - по понятным причинам и не собирались как-то охранять могилы наших павших воинов, а через год, после выселения коренных жителей, приехал жить в те края не лучший контингент. Они также не собирались ухаживать за могилами. А с 1958 года в этих местах проходили учения всех родов войск. И надо думать, во что превратили этот район. Отутюжили, отгладили...
   Что касается нас, то нужно поехать желательно перед праздником Победы, и провести все необходимые ритуальные мероприятия. Нам надо продумать все. Нужно сделать его портрет на камне. Правильно записать имя, на основании метрических данных из ЗАГСа г. Чаны, которые хранятся 100 лет. На мои запросы - из военкомата г. Чаны - ответ был невразумительный.
   Ну и поехать всем, взяв дедушку Хамзу. И в этом городе увековечить память нашего брата, ценою жизни которого мы ходим по этой земле. Это наш святой долг..."
  
   Послесловие
  
   В честь павших воинов 671 стрелкового полка стоит на калининградской земле, на окраине России, скромный камень-обелиск. На камне 3 фамилии (всего лишь!). Сержант Джанин Шариф Джумович. Рядовой Басов Иван Савельевич. Рядовой Иващенко Петр Григорьевич.
   65 лет назад они, совсем еще мальчишки, отдали свои жизни за свободу нашей Родины. А в том, последнем бою западнее Гирринепа их погибло шестеро. Появятся ли фамилии еще троих героев на обелиске? Надежда не угасает, пока рядом с нами живут люди, которым память о погибших не дает покоя.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012