ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Тарнакин Александр Борисович
Что русскому здорово, то немцу смерть.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.69*39  Ваша оценка:

  Что русскому здорово, то немцу смерть.
  
   Германия для меня не абстрактное слово и не чужая страна. Волею судеб мне пришлось провести в этой стране около пятнадцати лет. Два раза по пять лет в качестве сына офицера и ещё пять лет уже, будучи самим офицером. В моём кругозоре уже давно стёрлись параллели между Германией и фашизмом. Хотя первое воспоминание о пребывании там связано именно с этим.
   Отец вместе со мной, трёх или четырёхлетним чудом, ехал в немецком поезде по каким-то надобностям. Хорошо помню, что вагоны были вызывающе двухэтажными, запах кисловатых сигарет и сигар. А, главное, доброе и внимательное отношение ко мне, мальцу, со стороны немецких бюргеров. Они знали, что мальчишка русский (отец-то был в военной форме), и это обстоятельство добавляло особый шарм. Дети, по общему мнению, не имеют национальности. Они просто цветы жизни. А посему потянулись ко мне милые улыбчивые женщины и мужчины, бабушки и дедушки, протягивая конфетки, жвачки. Я некоторое время сурово оглядывал всех и, наконец, выпалил:
  - Фашисты!!!
  
   Нетрудно представить состояние моего отца, когда наступила гнетущая тишина, и сконфуженные немцы вновь вынуждены были вспомнить о своей несмываемой вине за события пятнадцатилетней давности. Но юный оккупант в моём лице не отказал себе в удовольствии собрать контрибуцию из сладостей, предложенных в первом акте действия. Впрочем, моя политическая платформа была нестойкой. Когда молодые родители однажды ушли на какой-то праздничный вечер, оставив меня одного, я, в качестве протеста, к их приходу изрисовал стены комнаты фашисткой свастикой, используя мамину губную помаду.
   Старая история.... Кто меня учил этому? Точно не отец. А, может, это был результат навязчивой идеологии. Но всё-таки резиновые индейцы и ковбои, сладкие жвачки, вкусный лимонад растопили сердце юного патриота своей Родины. Германия - это хорошо!
  
  - - - - - -
  
   Мои последующие годы пребывания в Германии, уже в зрелом возрасте, постоянно вызывали у меня состояние де жа вю. И это связано даже не с детскими воспоминаниями. Просто казалось, что я жил когда-то в средневековой феодальной Германии. Много лет назад. В прошлой жизни.
  
   Второй приезд в Германию совпал с последними пятью годами учёбы в школе.
  На смену любви к игрушкам пришёл нездоровый интерес к сигаретам "F-6", "Cabinet", "Juwel", "Dueet", к напиткам "Lunikopf", "Korn", "Abricotbrendy". Это даже нельзя назвать гибелью здоровой молодёжи. Это был тот элемент жизни, который не был знаком любому советскому человеку. Не случайно считалось, что служба за пределами Родины, была неким раем для любого смертного.
   В общении с немцами, нашими ровесниками, всегда хотелось их чем-то поразить, удивить. Несмотря на многолетнее пребывание наших войск в ГСВГ, русская душа до самого вывода так и не была понята немцами. А мы, русские пацаны, старались поддерживать расхожее мнение, что славяне не пьют из их маленьких двадцатиграммовых "дупельков", что славяне обожают женщин, независимо от их национального происхождения, что славяне любят скорость, как на дороге, так и в постели. Для них не существует пределов выпитого, съеденного. Вообщем, надо соответствовать мировым стереотипам.
   Однажды, во время немецкой молодёжной дискотеки, нагрянули к ним в гости русские школьники. О! Какой прекрасный повод пообщаться и закрепить советско-немецкую дружбу-Freundschaft стаканчиком шнапса! Другие напитки, как известно, русские не пьют. Куплена бутылка водки за счёт принимающей стороны.
  - Сколько можно выпить? - спрашиваю я, как "глава советской делегации"
  - А сколько можешь, - смеясь, ответили наши новые немецкие друзья.
  
   Тут я почувствовал, что на кону стоит престиж Союза Советских Социалистических Республик. А мне выпала великая честь защитить честь Родины. Как-то на спор мне удавалось выпить бутылку воды без отрыва....
  - Ну, прощай, разум!
  
  Все полкилограмма огненной жидкости были эффектно перемещены из стеклотары в мой ужаснувшийся желудок. "Детский организм" обещал революцию в ближайшие часы. Но произведённый эффект стоил того. Немецким пацанам стала понятна причина поражения их дедов во время Великой Отечественной войны. Сославшись на неотложные дела, "советская делегация" убыла по направлению к своему военному городку. И неважно, что к воротам городка меня несли на руках. Зато немцы перед гипотетическими военными действиями не раз подумают, с чем к нам идти: с мечом (от чего отговаривал ещё Александр Невский) или всё-таки с ящиком хорошего шнапса.
  
  - - - - - -
  
   ...Я всегда мечтал приехать в Германию уже офицером, побывать в школе, поискать на её стенах свои старые надписи, попытаться найти своих старых немецких дружков. Отчасти мои мечты сбылись. Приехал, побывал. Ностальгия разобрала. Но это телячьи нежности.... Как никак командир разведывательной роты. Не до сантиментов. Служилось в кайф. Но по прежнему неудержимо хотелось доказывать хоть самому себе, что русская нация не вписывается в общее представление о ней у местного населения. По-разному выпадала возможность это проделывать.
   В периоды между летним и зимним периодами обучения существовал подготовительный период, когда лениво и неспешно старшины готовят учебно-материальную базу для будущей учёбы. Поэтому читатель меня простит за то, что я, используя свои знания немецкого языка и дружеские отношения с местным населением, нашёл практическое применение пяти своим разведчикам. В Германии не пользуются большим уважением и спросом земляные работы. Поэтому мой немецкий друг предложил подзаработать на копке траншеи. Видит бог, я согласился на это не из корыстных интересов. Солдаты мои ежедневно получали за свою работу блок сигарет, ящик лимонада и бесчисленное количество баварских жареных сосисок в ароматных булочках, что по пять пфенингов. Кроме того, немец рассчитал нормы работы за час, количество рабочих часов в день, и у него получилось двадцать дней, по его мнению, шахтёрского труда, который он готов щедро оплатить, согласно их "капиталистических" расценок. Живые деньги я брать отказался, а посему вся наша работа оценилась в один цветной телевизор, электрогазонокосилку и комплект футбольной формы. Телевизор в Ленинскую комнату, газонокосилка, подтвердит каждый, кто служил в ГСВГ, вещь просто незаменимая. Ну, а в форме бойцы с удовольствием сыграют в футбол с любой голоштанной командой полка.
  
   Работа началась и .... кончилась через пять дней.
  - Ну, нет сил, товарищ капитан, растягивать эту волынку на двадцать дней. Нас бы прораб в Союзе на гражданке и за эту канитель убил бы на месте.
   Немец долго приходил в себя от увиденного результата работ. Траншея, предварительно оттрассированная, выглядела так, как будто её перед сдачей ещё и отполировали. Мы его убили. Уверен, он долго будет рассказывать где-нибудь в гастштете* за пивом, какие необыкновенные, эти русские. Поэтому у них вся надежда только на технику, а мы привыкли всё больше руками.
  
   Разведчик - романтическая профессия. Для немцев это не новость. Когда на полигоне начинаются дивизионные сборы разведчиков, в соседней деревне знают, ночью в лес лучше не ходить. Хоть приборы ночного видения имеются, а чёрт его знает, вдруг с кабаном спутают. Конечно, можно привлечь егерей для пресечения этого беспредела, но бесполезно, отмажутся. Нет, вояки они отменные. Когда идут занятия, тут всё серьёзно, и начальник разведки дивизии никому спуску не даст. Стрельбы, вождение, днём, ночью - это святое. Но в те немногие "окна", когда на занятиях пехота, можно и расслабиться. Плох тот воин, который не умеет отдыхать. Вечером, когда отыгран один заход в преферанс, просыпается древний инстинкт - а не пора ли нам на охоту. Между полковыми разведротами существовал своеобразный конкурс, кто больше настреляет зайцев, кабанов. Выбор техники и оружия оставался за конкурсантами. Вот где в полной мере использовались последние достижения технической мысли: ночные бинокли и прицелы, пистолеты и автоматы для бесшумной стрельбы. А, главное, на чём поедем. Нормальное решение - на БРДМе, конечно. Он бесшумен, мягко идёт. Но сколько водки надо было выпить роте соседнего полка, чтобы поехать на охоту на БМП? Мы-то ладно, во время преферанса пили только за мизер. Вот и представьте, каково немцу. Не кабан страшен, выбежавший на деревенскую улицу, а ошалевшая БМП, командир которой в случае чего приложит все силы, чтобы "город подумал - ученья идут..." Нет особого желания описывать, какие виды вооружения используются для уничтожения "условного врага", но страна может быть уверена, пушки и крупнокалиберные пулемёты не применялись, а западные рубежи Родины надёжно защищены. Полагаю, что разведка натовской группировки, что по ту сторону границы, не раз ломала голову от неразрешимой задачи - разгадать наши планы. Мы утром сами не знали, что будем делать следующей ночью.
  
   Разведчик, как и сапёр, не имеет права на ошибку. Но для лихой гусарской выходки он просто рождён. Присвоив разведке статус глаз и ушей армии, бог развязал ей руки, ноги и мозги. Ноги отданы пехоте, мозги - штабу. А поэтому, уважаемые немецкие бюргеры, не судите строго командира разведроты за то, что он, сидя за штурвалом БМП, лихо, по-кавалерийски, на скорости 80 километров в час промчался по центральной брусчатой улице вашего ночного города. Полиция даже не попыталась остановить боевую машину. Себе дороже. Но позвонила командиру дивизии, который немедленно вместе с начальником политотдела выехал на полигон. Но разведчик не был бы разведчиком, если бы по прибытию на полигон не дал команду завести и прогреть все машины роты, якобы для подготовки к утренним учениям. Комдив, не имея аргументов и доказательств, вызвал меня на офицерский разговор, который не допускает лжи и уловок. Пришлось сознаться. Дивизионные начальники переглянулись между собой, с трудом сдерживая улыбки. Видать, вспомнили свою молодость. Трое суток ареста я получил, но это только добавило славы ночному происшествию.
  
   Не держите на нас зла, господа немецкие фермеры за то, что в одночасье с ваших комбайнов пропали все "мигалки" - проблесковые маячки! Но зато вы бы радовались вместе с нами и гордились бы собой, когда б увидели, как празднично, подобно новогодней ёлке, на ночном марше идёт техника разведроты на блеклом фоне остального полка.
  
   У разведки много задач. Как-то пришлось прокладывать маршрут для будущего марша полка на дальний полигон из Росслау на Либерозе (для тех, кто знает). Я с парой разведчиков, захватив с собой табличек с колышками, выехал на БРДМе, сверяя маршрут с картой и кроками. Замечательная солнечная погодка, романтическое настроение. Езда по лесу навевает мысли о вечном. Через некоторое время подъезжаем к Эльбе. Моста нет. Речка широкая в этом месте. На том берегу, прямо напротив, сидит подвыпивший немец. Видимо, тоже природой наслаждается.
  
  - Эй, камрад, ком цу мир! (Зовёт, значит)
  
   И поднял над собой бутылку. Думает, не подъеду. И вновь взыграло ретивое.
  - Нетребин, ты после последнего плава, днище не открывал?
  - Нет, товарищ капитан, всё закрыто и щели промазаны литолом.
  - Ну, тогда, поехали.
  
  Заговорщицки мигнув глазом, водитель нырнул в машину, и БРДМ плавно вошёл в воду. Немец зачарованно смотрел на приближающуюся машину. Не ожидал, наверное. БРДМ вылез из воды, которая продолжала стекать с машины, как с длинношерстной собаки.
  
  - Вышли тут, как жар горя, тридцать три богатыря, - прокомментировал я ситуацию, - чего звал-то, камрад?
  
   Разговор вёлся на немецком языке, который я хорошо знаю.
  - Давай выпьем за дружбу между народами!
  - Отчего же нет?
  
  И тут я вспомнил свою шутку молодости. Как выпил всю бутылку и оставил в экстазе своих мимолётных друзей-немцев. Желудок уже ни чему не удивлялся. Организм давно не детский. Оценил содержимое в грамм триста пятьдесят, отказался от предложенного стакана:
  - Ну, разум, теперь я не прощаюсь...
  
  Реакция немца, как и много лет назад.
  
  - Ну, бывай, камрад.
  
  Но это был ещё не конец. Отъехав от немца метров пятьдесят, слышу от бойца:
  - Товарищ капитан, заяц...
  
   Я, не мешкая, достал автомат с ПБС (приспособление для бесшумной стрельбы), и, недолго целясь, выстрелил. Не должен был попасть.... Но попал. Боец сбегал, подхватил добычу, вскочил на БРДМ, и мы умчались. Рассказывай, немец, своим детям и внукам, как видел русского витязя, вышедшего из воды, хлобыстнувшего братину водки, завалившего дичь и ушедшего восвояси.
  
  - - - - - - - - -
  
   Мне кажется, что в следующей жизни я снова окажусь в Германии. Пока не знаю, кем. Может, лидером политического движения "Единая" или "Справедливая Германия". Может, новым Моисеем, приведшим свой народ на землю обетованную. Но, скорее всего, всё тем же командиром разведывательной роты, с новой техникой, новым вооружением и... новыми идеями.
  
   Держись, Германия!

Оценка: 8.69*39  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018