ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Тиранин Александр Михайлович
Всё будет хорошо

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.75*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это была последняя моя встреча с Псковоезерским старцем, отцом Николаем Гурьяновым

  Александр Тиранин
  
  
  
  
  ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО
  (Поездка к батюшке)
  
  
   Молитвами святых отец наших,
   Господи Иисусе Христе Сыне Божий,
   Помилуй нас грешных.
  
  
  Отпуск к концу близится, пора собираться. В последний раз исповедовавшись перед всенощной и за ранней Литургией причастившись, постоял я недолго в Богозданных пещерах у места погребения духовного основателя нашего прихода архимандрита Пантелеимона, благословился на дорогу у знакомого иеромонаха и отправился из монастыря, где дотоле жил на послушании. Во Псков. Задумка у меня была: посетить отца Николая и, если он благословит, прожить остающиеся от отпуска три дня на острове.
  Из Пскова (удачно приехал, как раз к автобусу) в Большие Толбы. И вновь удача - у причала катер, на нём монахи; знакомый среди них, отец Игнатий, иеромонах Псково-Печерского монастыря. Подошёл к нему под благословение, поговорили недолго, едет он на Залит, теперь там служить будет. Поревновал я отцу Игнатию: рядом с батюшкой Николаем поселится, каждый день видеть его и говорить с ним сможет.
  Минут через сорок (ждали машину с какими-то ящиками) отвалили от причала.
  Извилистыми протоками вышли в Псковское озеро. Примерно в середине восточного берега впадает в него речка Толбица, против устья её расположились три небольших острова - Талабские. Западный, самый большой, но и он менее квадратного километра - остров Белов (Верхний). Посредине - остров Талабенец, самый маленький, в несколько гектаров и постоянных жителей на нём нет. Восточный - Залит (Талабск) новое наименование своё получил в 1919 году в память о погибшем здесь революционере Залите, организаторе Совета рыбацких и красногвардейских депутатов на Талабских островах, площадью несколько меньше, чем остров Белов. Между Залитом и берегом - неглубокий пролив, который при малой воде можно перейти вброд, а иногда он и вовсе пересыхает, обращая Залит в полуостров.
  На открытой воде высокая волна и резкий, холодный ветер. Такое на Псковском озере не редкость, даже в солнечную погоду. Прячусь от его порывов за рубку, но это спасает мало. Заметил уже и неоднократные подтверждения тому получал: пока доберёшься до острова - всякий раз продрогнешь и, нередко, промокнешь. На обратном же от отца Николая пути - всегда и ветер теплее, и волна спокойнее.
  
  Сошли с катера. От причала направо вдоль берега к Свято-Никольской церкви и, миновав её, налево, по улочке в горку, к домику отца Николая. Паломников, на удивление, нет, а во дворе хозяйничает незнакомая мне молодая женщина. Остановившись у калитки прочитал молитву на вход и услышав разрешительное:
  - Аминь.
  Вошёл во дворик.
  - Батюшка отдыхает, - предупредила меня женщина.
  - Хорошо, подожду. Если можно вот здесь, - я указал на скамеечку у входа.
  Но только уселся, приоткрылась дверь, выглянул отец Николай. В подряснике, изначально, видимо, чёрного цвета, но выношенном почти до бела, в тапочках на босу ногу. Глаза немного грустные, но внимательные и добрые, и по-детски чистые.
  Я подошёл к нему и земно поклонился.
  - Не надо, зачем ты так... - досадливо проговорил батюшка.
  - Простите.
  Благословив, он спросил:
  - Больше никого нет? Ты один?
  - Один.
  Прошли к скамеечке, сели.
  Передал ему поклон от настоятеля нашего прихода[1] отца Сергия Филимонова. И вопрос от него. Решалось на ту пору дело с отводом земли под строительство церкви и, естественно, у настоятеля нашего это было главной заботой.
  - Передай: всё будет хорошо, всё будет, как он задумал.
  А потом... Зачем мы строптивые да своевольные к старцам ездим? Америки не открою - большей частью, праздными вопросами их донимать да суетными нашими заботами обременять. Потом пошёл свои вопросы сыпать. На некоторые из них батюшка отвечал кратко: "Всё будет хорошо". А на иные подробнее, сказал и о некоторых ожидающих меня событиях в жизни (некоторое из предречённого уже исполнилось). И в писательстве моём назвал некоторые тенденции, от которых мне лучше отказаться, а на чём следует сосредоточиться - притом, что даже строчки моей в глаза не видел. И стал стихи читать:
  
   Добрый инок, что с тобою?
   Что поник ты головой?
   Или встретился с бедою,
   Иль гоним своей судьбой?
   Стал уныл и очень грустен,
   Не можешь радость обрести,
   Тяжел ли Крест и несподручен
   Тебе досталось понести?
   Горячей, горькою слезою
   Затуманились глаза,
   Иль над буйной головою
   Собирается гроза?
   Не грусти, приободрися,
   Мужайся духом и крепись,
   С надеждой к Богу обратися,
   Ему усердно помолись.
   Он нам радость, упованье,
   Он Утешитель благой.
   Он избавит от страданья
   И подаст душе покой.
   Скорбь твоя пройдет безследно,
   По воле Господа-Творца,
   И ты возьмешь венец победный,
   Только терпи все до конца.
   А когда, скорбей носитель,
   Кончишь поприще твое,
   То возьмет тебя Спаситель
   К Себе во Царствие Свое.
   Покидает меня сила,
   Стар уже я становлюсь,
   Все мне грезится могила,
   Скоро я в нее вселюсь.
   Нужно с жизнию расстаться,
   Сердце ноет и скорбит.
   Начала душа терзаться:
   Замогильный путь страшит.
   Но сей плачевной колыбели
   Никто из смертных не минет,
   И что при жизни мы успели,
   С собой всяк то и понесет.
   Чей светильник полный масла,
   Его засветит тот в полночь,
   А чей коптил в миру напрасно,
   Тот отвергнут будет прочь.
  
  Закончив стихотворение, спросил:
  - У тебя моя книжка есть?[2]
  - Есть, батюшка, и это стихотворение помню - похвалился я. И тут же посожалел: надо было сказать, что нет, тогда бы он из своих рук подарил.
  О, лукавствие и тщеславие! Воистину: человек ложь и грехи моя превзыдоша главу мою!
  А батюшка вновь принялся стихи читать и песнопения духовные из своей книги петь. А я маялся: придёт сейчас кто-нибудь - и не успею оставшиеся вопросы задать. Остановился он и сказал:
  - Утром и вечером молитвы читай. Это ведь недолго... всего двадцать минут...
  Подивился я такому наставлению и, особенно, двадцати минутам - на ту пору я крутой молитвенник был: утреннее правило свыше сорока минут и вечернее около получаса - к основным молитвам тропари святым и празднику дня прибавлял, а иной раз и молитвы.
  Но прошло время, и прав оказался батюшка: съехал я со своих "молитвенных высот" и едва Серафимово правило успевал вычитать. Одолел меня третий бес из известной притчи:
  Пришли бесы к предводителю своему с отчётом. Один рапортует: "Я всем внушаю, что Бога нет, загробной жизни нет - значит можно творить всё, что угодно".
  "Малого ты этим добился. Много на Земле людей верующих. И даже в тех, кто себя неверующим считает, голос Божий - совесть - говорит, все люди на неё оглядываются и различают что такое добро и что такое зло", - отвечает дьявол.
  "А я людям внушаю, - докладывает второй бес, - что Бог есть, но и Библия, и Евангелие - человеческие писания и потому никто не обязан им следовать, но каждый вправе жить и веровать по своему разумению".
  "И ты немногим превзошёл собрата твоего. Библию и Евангелие люди чтут, в церквах по уставу молятся; и в иных религиях к Библии и к Евангелию с уважением относятся, признают, что они Откровение Бога Истинного".
  "Ну а я, - говорит третий бес, - всем нашёптываю: Бог есть, и посмертное воздаяние есть; и Библия да Евангелие, суть, Божественное Откровение, и пути спасения в них верно указанны. Да только, раз ты уверовал и в церковь Божию пришёл, спешить со спасением души уже незачем, успеешь и завтра, и послезавтра от грехов избавиться, а этот день земным заботам да увеселениям посвяти".
  "Вот ты самое надёжное дело избрал, - похвалил его сатана. - Немало душ с праведного пути уже совратил и многих ещё совратишь".
  Подпал и я под влияние третьего беса, - всё на потом да на попозже стал откладывать. И до того наоткладывался, что на молитвы времени уже не оставалось. И по сю пору брань с ним идёт и не всегда, (ой как не всегда!), нашёптывания его отвергаю, от никчёмной суеты и излишних увеселений ради молитвы или иного доброго дела, отказываюсь. То нелёгкое испытание дано на земле человеку, испытание трудами, которые стороннему взгляду не особенно обременительными видятся, но сколь нелегки они в исполнении! - это каждодневно молиться, и изо дня в день, без отпусков и выходных, ухаживать за престарелыми больными родителями.
  - Сейчас что делать собираешься? - Спросил отец Николай.
  - Если благословите, поживу здесь дня два-три.
  - Поживи. Снимешь у кого-нибудь уголок, и поживи.
  И снова принялся читать стихи, петь духовные песни. Но сейчас я уже вникал в тексты, не маяла меня забота о вопросах - за три дня успею спросить. И ещё так мне понималось: устал он от наших суетных вопросов и хочется ему говорить то, что его душу греет и радует. И смирил себя: если что-то важное, батюшка сам скажет. И, действительно, говорил он кратко, меж стихами и песнями
  Просидели мы так минут двадцать или двадцать пять, а может быть и полчаса - в духовной беседе со старцем время сложно уловить, в другом оно измерении. И говорит мне отец Николай:
  - Тебе надо домой ехать. Тебя дома ждут.
  Вот те раз! Но куда от благословения старца денешься...
  - Когда? - Понадеялся я хотя бы до завтрашнего дня оттянуть расставание и вечер да утро здесь побыть.
  - Сейчас.
  А это... как? Времени - девятый час вечера, по расписанию сегодня ни что не ходит, и рыбаки свои баркасы у причалов на цепи замками приковали. Как же до материка добраться? Однако благословение есть благословение, надо идти.
  Не забыл я недовольства отца Николая, но что-то изнутри меня подтолкнуло, придало уверенности.
  - Простите, батюшка, но хочу Вас поблагодарить, - опять земно ему поклонился. - За труды Ваши. За терпение нас, строптивцев. И за молитвы Ваши о нас, многогрешных.
  На этот раз он промолчал.
  А, благословляя на дорогу, проговорил:
  - Всё будет хорошо...
  Я приложился к благословившей меня деснице и направился к калитке. Со стороны улицы к ней уже подходили паломники.
  
  Простоял на берегу не менее часа и уже всерьёз стал подумывать - не пойти ли вброд; и втайне - не остаться ли на острове, сославшись на отсутствие переправы. Но была боязнь ослушаться старца и благословение его не исполнить. И тревога будоражила: что дома случилось? почему батюшка так неожиданно благословил домой ехать?
  И тут увидел, что возле одного из баркасов появились люди: пожилые мужчина и женщина, а с ними парень лет пятнадцати. Подошёл к ним, поинтересовался. Да, на материк направляются. И меня с собой могут взять. По пути женщина рассказала, что внука, который у них летом жил, домой отправляют, на берегу его родители в машине ждут и меня, наверное, смогут до Пскова подвезти.
  Однако, увидев, что в машине места мало и родители, обрадованные встречей с сыном, непрерывно, наперебой с ним разговаривают - не стал я проситься, не захотел теснить их и мешать их разговору: до шоссе недалеко, а там сяду на попутку.
  
  И не ведал я, что сполна вкушу за своеволие! Сколько ни голосовал, ни одна машина даже не притормозила.
  За пеший ход времени на всё хватило: и себя за своеволие укорить, и прожитые годы перебрать, грехи да нестроения от них происшедшие вспомнить; и проанализировать попытаться: удаётся ли мне отойти от конкретного греха, или "отнюд имам в ненависти злая моя дела, и всею мыслию люблю закон Бога моего, но благая преступаю", маскируется он под благочестие, и в свою усладу ездит на мне.
  И встреча с батюшкой за дорогу не раз в памяти, как в кино, прокрутилась. И дивное диво! Когда песни, что батюшка пел и стихи, которые он читал вспоминались, - ответы в них на вопросы, которые задать успел, находил. Получается, не отдыхал он, как мне показалось, а меня скудоумного вразумлял.
  Дошёл почти до поста ГАИ, а это, судя по гудящим ногам, только по шоссе километров пятнадцать, не меньше. Машины не останавливались, а время поджимало. И очевидным стало: если в ближайшие 2-3, максимум в 5 минут меня никто не подберёт, то на поезд я опоздал.
  В который уже раз обругал себя за своеволие!
  Махнул рукой обгонявшим меня жигулям. И эта машина, как прочие, проехала мимо. Оглянулся - трасса пустая. Опоздал. Теперь уже стопроцентно.
  Но тут жигулёнок затормозил, прижался к обочине, а потом дал задний ход. Слава тебе, Боже! Подбежал к машине. Внутри мужчина и женщина, судя по поклаже, едут с дачи.
  - До Пскова довезёте?
  - Садитесь. - Я сел и мы поехали. - Но только до окраины, мы на окраине живём. А Вам куда?
  - На вокзал.
  - Нет, до вокзала от нас далеко. На автобусе доедете.
  - На автобусе я на поезд опоздаю. Но спасибо и за это, Бог даст, частника поймаю, доберусь.
  Спросили: откуда иду? Ответил: с Больших Толб, а был на Залите, у отца Николая.
  Поинтересовались, как добирался до острова, как встретил отец Николай, на все ли вопросы ответил. Помолчали и, видимо очень важный для себя вопрос задали - перед тем переглянулись:
  - А правда, что он помогает?
  - Правда. Если сразу ситуацию не разрешит, то скажет, что нужно делать, что бы выправилась она..
  - Да, мы слышали. Нам тоже к нему надо съездить, сын болеет.
  - Конечно, поезжайте. Вам же несложно: всё рядом и машина своя. До берега на машине. На остров и с острова рыбаки на баркасе перевезут. За полдня, а то и быстрее обернётесь.
  - Да, надо так сделать. Вернётся сын из санатория, и сразу поедем.
  Вот и окраина Пскова.
  - Не подскажете, где побыстрее машину поймать можно?
  Они в который раз переглянулись - видимо привыкли решения сообща принимать.
  - Вряд ли Вы кого сейчас уговорите. А если и согласится кто, то такие деньги заломит... - Опять переглянулись. - Ладно, отвезём до вокзала.
  - Спасибо вам огромное!
  - И Вам спасибо.
  - А мне-то за что?!
  - Если б не Вы, мы б незнамо сколько к отцу Николаю собирались. И неизвестно, собрались бы или нет. А сейчас уже всё, решились. А это Вам, на дорожку, - женщина насыпала в бумажный кулёк клубники, - в вагоне скушаете.
  И денег они с меня не взяли.
  
  И только успел я купить билет, как объявили посадку на мой поезд. Ночью почти не спал: пока молитвы в путь шествующему и вечернее правило прочитал, и сидя не очень-то засыпается, и ещё беспокойство мешало - что же дома случилось? Верил - ничего страшного. Раз батюшка знает, то наверняка помолился, чтобы всё окончилось благополучно. Но всё равно...
  Прости, Господи, меня маловерного!
  Едва переступил порог квартиры, спросил у жены:
  - Дома всё в порядке?
  - Да, всё в порядке.
  - А у родственников? И на приходе?
  - Должно быть в порядке, никто не звонил и ни о чём таком не говорил. А что случилась?
  Я сказал о благословении отца Николая. Повспоминала жена тщательнее и уверенно сказала: на вчерашний вечер никто из родственников и приходских ни на что не жаловался.
  Позавтракав, я лёг спать. Проснулся уже за полдень. И только попил чаю, позвонил отец Сергий, настоятель нашего прихода.
  - Михалыч, слышу Вы уже дома...
  - Да, батюшка, утром приехал.
  - Как поездка?
  Вкратце рассказал о житье моём в монастыре, передал поклоны от знакомых ему монашествующих. Сказал о поездке на Залит, о намерении пожить на острове и о том, что отец Николай сначала благословил остаться, а потом, уже вечером - ехать домой.
  - Ай да отец Николай... Вот так батюшка Николай... - Тихо и восхищённо проговорил отец Сергий. Потом помолчал. Долго помолчал. И, наконец, виноватым голосом попросил: - Вы уж простите меня, Михалыч, это я Вас с острова вымолил. Вчера решился вопрос с землеотводом под церковь, вечером, уже после восьми, женщина, которая в районной администрации работает, позвонила. Православная, нам помогает, как может. Сказала: ответ из города получили - двадцать девять соток под строительство церкви нам выделили. Нужно срочно подавать документы в районную администрацию. Вот я и помолился, чтобы Вы поскорей приехали...
  Это сейчас у нас приход разросся, только в общине более двухсот душ. А тогда - двадцать семь человек по списку, на службы, более или менее регулярно пятнадцать-двадцать приходили, а для приходских дел лишь несколько человек могли время уделять. И потому на мне, помимо редакционных и издательских забот, ещё и делопроизводство лежало. А бланки и копии всех исходящих документов в моём домашнем компьютере хранились.
  - Если уже отдохнули с дороги, то сейчас с Васильичем[3] подъедем, будем документы составлять.
   Да если б и не отдохнул! Землю под строительство церкви выделили! Какой же отдых тут на ум пойдёт!
  - С радостью, батюшка!
  
  То была моя последняя встреча с отцом Николаем. Думаю, он знал, что она последняя и потому так много уделил мне времени и внимания.
  Остались в памяти и та поездка, и все предыдущие. И наставления его, и слова напутствия, которые так часто любил повторять батюшка: "Всё будет хорошо".
  
  Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего протоиерея Николая. Прости его прегрешения вольные и невольные; зачти ему во спасение души житие нелёгкое и труды тяжкие по вразумлению и наставлению на путь истинный нас строптивых, своевольных и многогрешных; со праведными его сопричти и в Чертогах Твоих посели, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная. Аминь.
  Церковь наша во, имя иконы Божией Матери ДЕРЖАВНАЯ, строится[4]. И хотя строительство не закончено, но службы уже в подвале, идут регулярно. И новые, помимо строительства, заботы одолевают нашего отца настоятеля: места мало, не помещаются в храме все приходящие на службу.
  
  
  
  Начато 24 августа 2003 года,
  в годовщину преставления
  протоиерея Николая.
  
  Окончено 26 августа 2003 года,
  в годовщину погребения
  протоиерея Николая.
  
  
  ________________________________________________
  
  [1] Больничный приход святого великомученика и целителя Пантелеимона-на-Ручье в Санкт-Петербурге. Церковь во имя иконы Божией Матери ДЕРЖАВНАЯ, строится на проспекте Культуры дом 4 корпус 3.
   Сайт Прихода: http://svpanteleimon.bip.ru
  [2] Протоиерей Николай (Гурьянов). "СЛОВО ЖИЗНИ". Духовные стихи и песнопения. Второе издание. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1996.
  [3] Александр Васильевич Смирнов; на ту пору староста нашего прихода, а ныне руководитель строительства церкви во имя Державной иконы Божией Матери.
  [4] Уже достроена. Престол во имя иконы Божией Матери ДЕРЖАВНАЯ освящён митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром 23 ноября 2008 года. И в одном храме у нас две церкви: Державная на втором этаже, и Пантелеимоновская - в подвале. Но и в них молящиеся не поместились. И на зиму 2009/10г. пристроили к Державной церкви "теплицу" - кровля из пластика, бока полиэтиленовые. В Богослужебные дни привозили со строек 2 или 3 тепловые пушки, плюсовую температуру в "теплице" поддерживали. А минувшим летом полиэтилен и пластик на кирпич и бетон заменили, отопление водяное подвели, люстру и светильники настенные повесили. И тепло стало, и светло. Но всё равно, тесновато, особенно в праздники. Однако ж, в тесноте, не в обиде. Тем более, что началось у нас новое строительство.
  
  
  Обитель Милосердия
  В Санкт-Петербурге осуществляется уникальный проект - строительство Православного Медико-Социального Центра "Дом Милосердия" (ПМСЦ "ДМ"). Это первый этап крупнейшего общероссийского проекта "Дом милосердия" в рамках программы "Милосердие - наш гражданский долг!" Идею его создания благословил Святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Стратегическая цель проекта в объединении усилий церкви и государства по возрождению духовности российского общества. Проектом предусматривается создание в России сети православных медико-социальных центров, а также привлечение внимания к нашей программе других конфессий для консолидации совместных действий по возрождению милосердия в стране. В 2009-2010 г.г. по проекту проводились предпроектная проработка и изыскательские работы, для подготовки постановления Правительства Санкт-Петербурга о строительстве ПМСЦ "ДМ". Постановление #1269 принято 23.09.2010 года. Из Постановления:
  "Пункт 1. Предоставить религиозной организации земельный участок площадью 10209 кв. м., кадастровый номер 78:36:5534:11, расположенный по адресу: Выборгский район, ул.Сантьяго-де-Куба, участок 1 (северо-западнее дома #5, литера А, по ул.Сантьяго-де-Куба), на праве безвозмездного срочного пользования на период строительства объекта социального обеспечения (дом милосердия)... Губернатор Санкт-Петербурга В.И.Матвиенко".
  
  Центр объединит:
  Храм во имя свт. Василия Великого.
  Комплексы, три здания под доминантой храма: Православной медицины и биомедицинской этики. Духовного образования. Медико-социальной помощи.
  Комплекс медико-социального служения составят: пансионат-приют для престарелых; приют для детей-сирот; благотворительная поликлиника; благотворительная столовая; сестричество милосердия Центра и структура сестричеств милосердия Санкт-Петербурга; гостиница для паломников и др.
  В комплекс православной медицины войдут: Общество православных врачей Санкт-Петербурга; Душепопечительский центр для реабилитации лиц, пострадавших от магии и оккультизма; другие душепопечительские и реабилитационные структуры.
  В комплексе духовного образования запланированы: Училище сестёр милосердия; Катехизаторские курсы для детей и взрослых, разноуровневые и нескольких направлений дальнейшей деятельности; Центр поддержки материнства и детства, помощи молодой семье; Кризисная помощь.
  Многие из перечисленных подразделений уже около 10 лет осуществляют своё служение на различных площадках прихода св. вмч. и целителя Пантелеимона на ручье (ныне приход во имя иконы Божией Матери Державная) и региональной общественной организации "Центр Милосердия".
  Строительство планируется завершить в 2010-2013гг.
  Проектом предусмотрено размещение в каждом из трёх корпусов центра домовых церквей. А так как три святителя, три столпа православия, Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, жившие в 4-5 веках нашей эры на перекрёстке двух мировых культур-гигантов, античной и византийской, внесли равноценный вклад в развитие православия, рассматривается также вариант посвящения домовых церквей этим трём святителям, а посвящение доминантного храма будет принято позже, после консультаций в Санкт-Петербургской Епархии.
  Пока что начинательные работы ведутся силами нашего прихода во имя иконы Божией Матери Державная, но строительство Центра неизбежно станет всенародной стройкой, потому что милосердие и сострадание к ближнему - в крови и в сердцах всех наших российских народов.
   Но без молитвенной поддержки никакое благое начинание не совершается: Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии: аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий.
Поэтому прошу Ваших святых молитв о даровании Божией помощи в деле нами начатом, и Вас Господь помилет и спасет, о чем молю Его.
  
  Сайт центра: http://www.centermiloserdia.ru/
  
  Слава Богу за всё.

Оценка: 9.75*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015