ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Aletum
Ой мороз, мороз

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.89*14  Ваша оценка:

   Представим с вами далекие-далекие времена, когда род людской носил шкуры мамонта, а в руках у "гомо мужикус" вместо гаджета, была дубина, а о салонах красоты и слыхом не слыхивали. Выдёргивание волос и их удаление в определенных местах считалось издевательством не только над природой, но и над самой личностью. Да и стрижка волос не только на голове, бритье "Жилетом" и ещё много чего не вошло в моду.
   Но эволюция "тихим сапом" делала с людями своё дело.
   Так вот за прошедшее энное количество лет, мы стали походить на существа, называемые в миру "Хомо Сапиенс", но - это с нашей точки зрения. А вот как бы на нас посмотрели наши предки? Ведь от прежнего сходства природа оставила нам только малые "очаги" того, чем мы мужчины можем, с великим удовольствием, "щеголять" перед прекрасной половиной человечества... Да, вот в те самые времена и надо было бы нам родиться, мужики. А сейчас, одно прозябание. Но это так, к слову. Так сказать , для затравки.
  
   Память - вещь хорошая, вот и отложилось в ней на всю жизнь, что восемь месяцев в году в наших местах холодно, а в остальные четыре... "охренеть - как холодно" .
  
   Сегодня рота заступает в наряд по полку. Последний час занятий - Уставы. Офицерский состав выдвигается на инструктажи в штаб полка. Парк - к зампотеху, столовая - к зампотылу, караул и дежурный - к начальнику штаба. Старшина в казарме готовит личный состав. Выгребли всех подчистую. В роте только "инвалиды калечные" остались... Да и куда их на сорокаградусный мороз? Введу в курс дела, полк наш находится в двенадцати километрах от китайской границы, в населенном пункте под поэтическим названием... сразу солнечной Италией попахивает - Палермо, Неаполь... А у нас - Сковородино. С ударением на последнее "О". А мне в этом марлезонском балете выпала роль командира самой что ни на есть мотострелковой роты.
   18.00 . Развод. Не больше двадцати минут. Если больше, то "коки", которые между ног, мелодично начинают свой серебряный звон.
   Стандартный набор вопросов:
  
   - Что запрещается часовому?
  
   - Есть, спать курить, передавать, принимать у кого что-либо ... - тринадцать "самых" страшных глаголов.
  
   - "Неприкосновенность..."
  
   - "Часовой...",
  
  - Часовой, есть труп, завернутый в тулуп, проинструктированный до слёз и выставленный на мороз.
  
   - Развод! Рявняйсь! Смирно... Караул - Слушай секретное слово.
  
   - Оркестр, играй "што надо"!
  
   - Напра-во. По караулам и местам службы шагом - марш!
  
   Сутки ещё впереди, а лишняя минута на морозе "геройства" не прибавляет. Ни мне, ни людям. Два часа ночи. Звонит в дежурку начкар, просит меняться не через час, как по Уставу, а через два.
  
   Через час - если по всем постам пройтись, времени совсем не хватает на отдых, люди выматываются. А караул - выполнение боевой задачи в мирное время.
   Да, забросила судьбинушка.
  
   ОМУ - организационно-мобилизационное управление ВС СССР - специально такие фокусы устраивает. Кто из южных республик и краёв родом, пожалуйте в "край суровый - холодом объят", а кто в "яранга" живёт в знойные пески Каракумов. Но в армии "выше кадров - только солнце", а выше солнца... только ОМУ. Что-то прохладненько стало в "дежурке". Сижу в шинели, унты в наряде запретили. Сапожки хромовые на два носка... Обогреватель под яй... , ну... между колен зажал. Слюну пускаю , нежно вспоминая предыдущее место службы - как тепло там было... пятьдесят в тени - сказка, а в Джаллалабаде шестьдесят четыре застал.
  
   Вот контуженный, "совсем память плохой стал", я же там щёку зимой отморозил.
  
   - Посыльный, посмотри сколько там по шкале.
  
   - Пятьдесят два.
  
   - Да, прохладненько...
  
   - Товарищ старший лейтенант, Караул "на проводе".
  
   - У меня "ЧП", я на пост...
  
   Только успел подумать: Не у тебя, а у нас!
  
   Начкар трубку бросил...
  
   Этого только не хватало. Всех вые...! Правильными словами - накажу! Только на неделе своего Васю Перелыгина поймал в Магдагачах, молодцы - "десантура" - на двадцать седьмом его побеге.
   Я "своим" афганцам в бригаду позвонил, с теми с кем в "за речкой" служил. У них постоянный патруль на вокзале. Ситуацию обрисовал. Там его тепленького с поезда и сняли. Поговорили на "своем" языке... Замполита за ним отправил, опять деньги с офицерами "в складчину". Двести километров, совсем рядом, для Дальнего Востока - не расстояние.
  
   - Командир, мы на Васю только и работаем. Вся получка на него уходит.
  
   Ну не хочет служить солдат. А замполиты - плохо работаешь, не хотят "палку" на часть вешать. Воспитывай. Комиссии, начиная с батальона и до, из роты не вылезают. "Неуставняк" в роте ищут. Сколько объяснял: "Хороший индеец - мертвый индеец, а лучший солдат - заёб... й солдат"
  
   Предвижу шквал негодования и возмущения: " Как с таким подходом - людьми командовать?"
  
   Объясняю.
  
   Только БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА и ничего больше. После правильно поставленной работы бойцу уже кроме своей койки ничего не хочется. Это Вам не сцены с "Белоснежкой" из "9 роты". Сам "умирал", но и все со мной. Только так мужчины воспитываются, а если нет. Вперёд, за Васей Перелыгиным.
  
   Вчера начальник штаба батальона приходил в канцелярию:
  
   - Ну что, командир, спасёт тебя только ЧП в соседнем батальоне.
  
   Типа - шутка такая.
  
   Где-то на двадцатом "побеге", а они продолжались с завидной периодичностью через недельку-две, командир полка к себе в кабинет вызвал меня, замполита моего и Васька.
  
   - Куда бежал, солдат?
  
   - В тайгу, к староверам.
  
   - Куда, куда?
  
   - Да я в книжке читал, они в тайге живут, захотелось посмотреть, ведь интересно.
  
   - Ну, по карте покажи, где?
  
   - Вот тут.
  
   И пальцем в карту на стене. Совсем в другую сторону. Тут и "всыпали" нам по самые "помидоры".
  
   - Чему ты бойцов учишь на политзанятиях, да они у тебя ничего не знают!
  
   Обычно дальше идёт непереводимая игра слов. Стоим, молчим. Что оправдываться. В роте один "залетный" со славянской фамилией, остальные первый раз в жизни в поезде ехали, да и то на службу. С гор поснимали, по-русски и фамилию правильно написать не могут. Правда матом, даже я так не умею. Нет, соврал, Волков ещё есть у меня. Ходячее недоразумение - старшина замучался в баню водить, на день по три раза. На "тумбочке" при входе команду "Смирно" подаст, а от напруги уже штаны полные. Анурез называется. "Пехота матушка - царица полей".
  
   - Ну что, боец. Больше бегать не будешь?
  
   - Никак нет.
  
   - Вот, ротный, как работать надо. Понял?
  
   - Свободны.
  
   - Товарищ полковник, как Вы учили, в "тетрадь" запись о Вашей индивидуальной беседе.
  
   - Не умничай, а запись сделай. Я распишусь.
  
   Три дня прошло. Нет солдатика. Доклад командиру полка. В ответ молчание, притом с недоумением, как так, после беседы со мной он посмел?!
  
   - Ротный. Что у тебя за люди? Не понимаю.
  
   - Наши люди, товарищ полковник, начальник штаба таких даёт.
  
   Как в армии распределение происходит? Лучших призывников отбирают в военкоматах: в погранцы, "стратеги", "десАнт" - на все "умные" профессии, потом округ укомплектовывает "свои" части. Связь, разведка, артиллерия, бригады всяческие - окружного подчинения. Остальные едут дальше в Армию, там та же картина, "набивают" армейский комплект, потом - дивизия, полк, батальон... Обратной связи нет, "система ниппеля". И, в конце концов. На тебе боже, что нам негоже... Да и всех "залетчиков" из "энтих" вышеперечисленных частей - куда? - в "линейные" роты... Это вкратце, схема такая.
  
   ЧП. Точно с роты слечу. Срываюсь в караулку.
  
   - Замначкара, где взводный?
  
   - Я не зналь, я спаль, лейтенант ухо взяль, меня стол посадиль. Кричаль громко "В оружиё", мы здесь оборона занималь, никого не пускаль, только ты можна. Парк паяльний лампа взяль. Сказаль шашлик часовой делать будет.
  
   - Понятно, молодец.
  
   - Слюжу Советский Союза!
  
   Хотя ни хрена не понятно... Ну хоть "слюжу" и то ладно. Разворачиваю "Постовую ведомость". Кто там на посту? ...Джинчарадзе. Что случилось? Парень неплохой, исполнительный, как все горцы очень самолюбивый, ничего плохого за ним не замечал. Правда от таких морозов у любого "крыша" съехать может. Беру из бодрствующей смены пару бойцов с замначкаром, бежим на пост через парк - на самый дальний - четвертый пост.
   Приближаемся.
   В морозном воздухе - маты и дикий визг вперемешку с "грузинскими народным эпосом". "Шипение" паяльной лампы, гогот бойцов, рев Пети Скаленко - начкара. Вылитый громовержец с паяльной лампой. В радиусе пятнадцати метров вся местность вытоптана. Запах горелой овчины вкупе с жаренным мясом. Всё лицо у Джинчарадзе в копоти. Что тут происходит?
  
   - Товарищ старший лейтенант. Во время несения службы, в карауле пришествий не произошло. Всё устранили собственными силами
  
   - ???
  
   - А где усы у Джинчарадзе?
  
   - На тулупе.
  
   - Генацвале, куда усы дел?
  
   - Аааа! Другой вырастет.
  
   В такие морозы открытые участки кожи обморозить как "два пальца об асфальт". Чтобы этого не происходило, часовые на постах обматывают лицо полотенцем, оставляя только глаза. Да ещё и воротник тулупа вверх задирают. Наледь от дыхания остается на ворсу тулупа и моментально прихватывается морозом, да ешё и усы в придачу с волосами из носа. Через два часа, нос с верхней губой одно целое. "Ледяной панцирь". Смена пришла менять часового, а он не может снять тулуп, "рукав в рукав". А в "живую" попробуйте отодрать. Вот и пришлось "шашлик" делать.
  
   Но здесь ещё к счастью нормально всё вышло.
  
  
   ****
  
   Уже батальон.
  
   Ахмедов (Не в обиду всем Ахмедовым. Их у них, как у нас - Ивановых, Сидоровых). Сын солнечного Узбекистана, на Завитинском учебном центре. Получил из дома посылку, а в ней наркота. Как замполит не уследил, получая с бойцами посылки из дому. Обкурился корефан. И ничего не соображая пошел "до ветру" перед отбоем, расстегнул ширинку, а там - два нательных белья, ПШ, ХБ, ватные штаны. По другому одеваться в наших краях зимой никак нельзя, короче расстегнуть расстегнул, а после застегнуть - пальцы замерзли, да и не соображает ничего. Ушёл в неизвестном направлении. Два дня батальоном искали. Нашли. Слава его Алаху и нашему Исусу. Только пол члена "отчекрыжили" и пальцы на ногах. Комиссовали. Перед увольнением, стоит, шатается. Опорных пальцев нет-то.
  
   - Ну что "красавец", посадил бы я тебя в дисбат, да ты уже сам себя наказал.
  
   - Дурак, дурак, дурак.
  
   - Да вижу, ещё разок напиши объяснительную, кто виноват в твоей беде.
  
   - Я, я, я, только Я.
  
   Как в воду глядел.
  
   ...2 months later
  
   Дневальный по роте стучит в кабинет.
  
   - Товарищ капитан! Вас вызывает командир полка.
  
   - ???
  
   Через пару минут "на ковре" в кабинете командира полка. За приставным столом - полковник с эмблемками щита с мечами. Боже, как они меня в Афгане достали, а здесь что - опять?
  
   Для нашего гарнизона прокурор с таким званием - событие.
  
   - Ну что, Александр Степанович. По Вашу душу прямо из Москвы по указанию Министра Обороны.
  
   Во влип. А за что? Терпение, брат, терпение.
  
   - У вас служил рядовой Ахмедов?
  
   - Так точно.
  
   - Его отец-фронтовик, был на приёме у Министра. На фронте так не поступали фашисты, как Вы со своими подчиненными. Это додуматься надо! На ночь выставлять на холод голыми!
  
   И двадцатиминутный "спич", включая непростую ситуацию в мире, борьбу с алкоголизмом и вырубкой не только виноградников, но и "каленным железом" всего негативного в свете последнего исторического апрельского пленума ЦК КПСС.
  
   У меня "шары по-полтиннику".
  
   Оказывается, после комиссации, в свой кишлак героем надо вернуться. Вот Ахмедов и придумал себе "легенду" об отцах-командирах. "Шакалы мы паршивые" и сволочи. Министр Обороны лично держит этот вопрос под контролем.
  
   - Товарищ полковник Вы сами-то в это верите?
  
   - Капитан!!! Что Вы себе позволяете. Здесь я вопросы задаю.
  
   - Разрешите в батальон позвонить. Мешок с сухарями чтобы принесли.
  
   - Ты ещё ёрничаешь. Я тебя лично сгною, ты у меня на нары.
  
   Я к командиру:
  
   - Товарищ полковник, разрешите идти, я с этой гнидой разговаривать не буду.
  
   - Командир полка, что у Вас здесь за анархия. Я буду докладывать выше.
  
   - Полковник, Вас сюда прислали разбираться? Вот и разбирайтесь.
  
   Из приёмной звоню замполиту. Он все копии расследования по Ахмедову у себя в сейфе хранил. А оригиналы материалов расследования ЧП "почему-то" наверху пропали. Видимо, кто-то выслужиться хотел.
  
   Толстенную папку я положил на стол перед прокурорским работником и ждал, пока он в течение нескольких часов знакомился с "моими" материалами.
  
   - Я возьму все документы с собой.
  
   - Я Вам отдам только копии, может ешё "такой же" приедет.
  
   - Капитан, ты не ерепенься. Я совсем по другому дело представлял, а тут совсем другие обстоятельства.
  
   - Пойду я, товарищ полковник, у меня сегодня ещё ночная огневая. Мы всегда гостям рады... особенно на занятиях.
  
   ****
  
   А Васю Перелыгина я всё-таки в Ванино отправил. Кто на Дальнем Востоке служил, должен был слышать о таком городке. Дисбат там Дальневосточный.

Оценка: 7.89*14  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018