ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Удот Сергей Николаевич
Информация о владельце раздела

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]

  Судьба свела меня с человеком прошедшим первую и вторую чеченские. Анатолий Проханов, бывший офицер-пограничник. В первую кампанию он служил командиром танкового взвода, во вторую - минометного.
  За "поллитрой чая" как и все мужики трепались обо всем и ни о чем. В том числе, ра-зумеется, о его "чешских университетах". Связного, "большого" рассказа у него как пра-вило не получалось, так прыгал с первого на десятое. Узнав, что я пишу (Толян, если бу-дешь читать эти строки, то знай, мой роман "Неприятие крови" вышел в Новосибирске), он тоже "загорелся" этим делом. Описать свою судьбу, а он до Чечни служил и на Чукот-ке и на таджикской границе. Но я не думаю, что у человека пишущего "военна" (именно так вместо "война"), что-то получится на литературном поприще, хотя искренне желаю ему успеха. Парнишка цепкий. Ему бы хорошего корректора-обработчика (типа меня). В общем-то, он никогда и не был против чтобы я взялся литературно оформить его расска-зы. И даже прямо просил об этом. Но отсутствие диктофона, изрядное подпитие самого как рассказчика, так и слушателя, их же глубокое похмелье на следующее утро, а главное лень-матушка - не позволили осуществить задумку, что называется, по горячим следам. А потом, как часто бывает, пути разошлись. Возможно, именно Ваш сайт, поможет наладить разорванную связь, потому, как его он знает и любит.
  Итак:
  "Чеченские крохотки"
  (записано С. Удот со слов А. Проханова)
  Вы едите железный хлеб -
  говорили жители равнин горцам.
  - А что говорили те и другие по поводу солдатского хлеба?
  Сие неведомо -
  Они сразу друг в друга стреляли.
  А. Невзоров
  Видел я его видел. Как тебя. Даже поручкался. Он же простака из себя строил. Хотя прикатил с такой сворой высоких штабных и охраной - мама не балуй. Съемочная группа, опять же. Выбрались, скажем так, на передний край. Ну до переднего края, скажем еще далековато, хотя стрельбу слышно. Сразу выделился: у нас-то у всех камуфляжка старая дырявая да грязная. А у него с иголочки, и почему-то синяя не то зимняя, не то милицей-ская, уж точно не помню. Снег, правда выпал, да тут же и стаял - грязюка, лужи по коле-но. Ну, кто там был, тот знает, а кто не был, тому и не объяснишь. Эт тебе не наш песочек - за полчаса все впиталось и высохло.
  Ну так ходит он гоголем, красуется сам перед собой, новенькими берцами чеченскую грязь месит - ровно врагов топчет. Весь такой. Опять же повторюсь - совсем вроде не важничал. Спрашивал что-то у солдат заполошенных. На камеру само собой. В общем, несмотря на всё его видимое желание слиться с окружающими мужиками, какой-то чуже-родный он был. Может быть из-за этого камуфляжа дурацкого синего, в который, не по-думав обрядился. Уж лучше бы он в своем знаменитом кожане остался. Но знаешь ведь. С одной стороны любому мужику лестно в военной форме пофорсить. С другой стороны, явно это штабные подсуетились - всучили презент. Хочешь, не хочешь - одевай.
  И тут снаряд шальной. Судя о всему наш заблудился. Все по звуку определили, что перелет хороший дает. Потому как стояли-разговаривали-курили. И правда далеконько шлепнулся. Даже не пригнулся никто. Ба, а где Невзоров? А он от снаряда укрылся - плюхнулся в самую глубокую и грязную лужу. Как еще не утоп. Забавно - только что все на него снизу вверх смотрели, как же мэтр - а сейчас наоборот. Не засмеялся правда ни-кто, но такая неловкость, всех как обманули. Встал - от его нового камуфляжа одни вос-поминания, мокрый насквозь, даже с рожи грязь течет. И толпа только что к нему льну-щая, дабы в кадре ненароком засветиться - расступилась молча, только штабные издаля платки носовые суют, чтоб значится лицо хотя вытер. Ну он, бочком, бочком - в машину и слинял. Нет я его конечно не виню. Уважал, раньше за репортажи. Но все ж таки - штат-ский, он и есть штатский.
  
  Счетчик
  Это было после капитуляции. А как еще это дело прикажешь называть. Никакой, по-нимаешь, радости, что войне конец, значит, живы останемся. Войска выводим, позиции сдаем. Чехи наглеют не по дням, а по часам - рожи довольные. А мы как оплеванные. В общем танки в колонну - и вперед, вернее, назад, чеченскую грязь месить. И тут стоит на дороге - хрен сотрешь.
  Лет 18-19, по пояс голый, штаны камуфляж только на нем. Весь лентами перепоясан, ПК на груди не ремне. Стоит, мускулами поигрывает, есть, кстати, чем - качок гребаный. То ли танки считает, а скорее просто так выеживается, победитель так его и разэтак. На-деюсь, во вторую его точно срубили - уж больно видать на рожон прет, по делу и без де-ла. Шмальнуть в него хочется, али гусеницами проехать - аж руки вспотели. Но никак нельзя, и спустить ему невмоготу. Ну я говорю водиле - видишь вторую колею, почти впритык к нему, сверни на неё. В чем фокус? Как я уж говорил - давить эту мразь - себе дороже. Свои же и сдадут чехам, а нет так срок привесят. Но у нас ведь выхлоп, мама не балуй - градусов 700-800 на выходе. Этот гордый сын гор, на наш маневр, конечно, ноль внимания. И шагу не отступил. А нам только того и надо. Обдали его классненько. Если шкура потом клочьями не слезла, то уж волдырями точно пошла. В общем, парни, что за нами пилили, сказали, что счетчика нашего как Фома


Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2009-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2008