ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Васильев Геннадий Евгеньевич
В Афганистане, в "Черном тюльпане". Часть вторая. Глава 18. Нервным натурам здесь делать нечего.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


   Глава18. Нервным натурам здесь делать нечего.
  
   Вертолеты взлетели парой над файзабадской долиной. Быстро промелькнула в иллюминаторах взлетная полоса, голубая лента Кокчи, полотняные шатры палаточного городка. Блеснули солнечными пятнами серебристые ангары клуба и столовой. Шульгин помахал рукой деревянному корпусу санчасти. Сердце ощутимо дрогнуло. Шульгину на мгновенье почудилось, что разлука с Леной будет невыносимо долгой... Дыхание перехватило...
   Алешин заметил, толкнул Шульгина кулаком в плечо.
   - Ну чего ты, Андрюша! Не кисни! Выше нос! В Союз же летим! В Союз...
   Безудержная улыбка растеклась по лицу Алешина.
   - Сына, наконец, увижу, понял... Пацана своего...
   Шульгин кивнул головой.
   - Дай-то Бог!.. Долететь еще надо!
   - Долетим, - радостно крикнул Алешин, - еще как долетим! Я ж везучий... К сыну лечу!
   В вертолете с опаской оглянулись на Алешина другие сопровождающие лица: офицеры, прапорщики, откомандированные с "Черным тюльпаном". Пожали плечами. В Афганистане случалось всякое...
  
   До Кундуза долетели благополучно.
   Командир борта махнул файзабадцам рукой.
   - Вам, пехота, вон в ту сторону... Видите корпус самолета, "Аннушка" стоит с откинутым трапом. Это и есть известный "Черный тюльпан". Рядом с этим бортом кундузский морг в землянке. Туда ваших парней определили.
   Командир вертолета кивнул Шульгину.
   - Сначала опознание тела погибшего... Неприятная, скажу вам, процедура... Я сам недавно своих летчиков опознавал. Да вы, лейтенант, кажется, вместе с ними падали на этой операции.
   Летчик сплюнул.
   - Опознавать было нечего... Лучше бы и не смотрел... Теперь ваша очередь, пехота!
   Уже в спину отходящим файзабадцам летчик добавил.
   - Предупреждаю, нервным натурам в этом морге делать нечего!
  
   Возле входа в морг сидел низкорослый прапорщик, дымил дешевой сигареткой.
   Он внимательно прочитал представленные командировочные, перелистал бумаги в сопроводительном пакете.
   - Вам, товарищ лейтенант, - кивнул он Алешину, - опознавать нечего. Мы уже тех восьмерых ребят запаяли в цинках... Песочку пришлось подсыпать... Там же такое было! Обгорели все...
   Прапорщик стряхнул пепел на землю.
   - Эти цинки уже загружены в "Черный тюльпан".
   - А вот парнишку вчерашнего мы еще не обряжали, - посмотрел он в глаза Шульгину. - Этого можно опознать, если, конечно, желаете...
   Прапорщик сплюнул под ноги.
   - Тут еще нам десантура насыпала трупов, сейчас приедут опознавать. Давайте уж все разом... Поверьте мне, компанией будет легче...
   Через некоторое время подъехали на бронетранспортере кундузские офицеры. Они высыпались перед входом в морг оживленные, шумные. Знакомый бражный дух донесся до Шульгина.
   - Оп-па-а! А вот и пехота файзабадская, - воскликнул дюжий старший лейтенант в потертой экперименталке. Голубые полоски пестрели в расстегнутом вороте.
   - От кундузского десанта физкульт-привет...
   - Не с-сыте, мужики, прорвемся...
   - Жмуриков будем опознавать...
   Компания была сильно навеселе. Видно, приняли за память павших неоднократно.
   Прапорщик поднялся с завалинки.
   - Давайте за мной, господа хорошие! Только сами в жмурку не сыграйте...
   - Не сыграем, - самоуверенно воскликнул старший лейтенант. - Что мы жмуров не видели... Да мы сейчас левой пяткой, понял...
   Прапорщик хмыкнул и открыл дверь морга.
   Сначала в полумраке ничего не было видно. Только каталки и железные столы. Потом бросились в глаза голые, дряблые тела. Окостенелые руки, выкрученные в суставах. Вздутые животы со швами вскрытия. Мертвые лица, на которых застыл ужас смерти. И рваные неприкрытые раны в самых разных местах.
   - Покойники уже мало различимы между собой, - спокойно сказал прапорщик. - Многие вздулись от времени... Так что смотрите прежде всего по характеру полученного ранения. Вот там, смотрите, ранения в голову... Вот этого беднягу, сразу видно, осколками посекло, лица практически не осталось. Здесь погибшие на подрывах... Безногие в основном... Вот этому прилично ногу оторвало, по самое не балуй... Вот тут ранения в грудь. Эти счастливчики, почти что целые трупы. А вот здесь сплошь мешанина, одни останки, руки, ноги, пальчики...
   Десантники заметно протрезвели.
   Старший лейтенант закрыл рот рукой. Щеки у него пошли желваками, глаза округлились...
   - Подходите, товарищи... Не стесняйтесь. Кого надо повернем, раны покажем...
   - Не надо поворачивать, - взревел старший лейтенант и пустил рвотную струю себе на колени.
   Он первым выскочил из морга. За ним бросилась остальная кундузская десантура. Файзабадская пехота тоже попятилась к выходу.
   - Вот так всегда, - повернулся прапорщик к оставшемуся в одиночестве Шульгину. - Левой пяткой у нас не прокатывает.
   Шульгин потер пальцами виски.
   - Мой Осенев где? - спросил он со злостью.
   - Ранений на нем нету, - ответил прапорщик неторопливо. - Вон в том углу лежат несколько умерших от отравления, водкой афганской траванулись. Среди них и ваш Осенев.
   Он подошел к длинному ряду столов, на которых лежали голые тела.
   - Судя по сопроводительной записи, вот этот мальчик и есть ваш рядовой Осенев. Смотрите сами. Паталогических деформаций никаких нет...
   - Это он, - выдохнул Шульгин, - наш Осенев... Хороший парнишка был... Самый лучший...
   Прапорщик внимательно посмотрел на Шульгина.
   - Верю... Здесь все - самые лучшие... А вот там, - прапорщик кивнул в сторону выхода, - одни обормоты...
   Шульгин еще раз потер виски и пошел к выходу.
   У входа в морг он наткнулся на десантуру. Одни стояли на коленях и выворачивали внутренности на песок. Другие, скинув куртки, зевали, как рыба, выброшенная на берег. Файзабадцы тоже вытирали покрасневшие лица ветошью.
   - Опять все заблевали, ступить некуда... - фыркнул прапорщик. - Жмуриков они видали... Левой пяткой, хм-м... А ты, лейтенант, ничего, - он с уважением посмотрел на Шульгина, - собранный товарищ, я бы такого в свою команду взял.
   - Нет уж, спасибо, - сказал Шульгин с отвращением. - Мне ваша команда не подходит.
   - А жаль, - прапорщик пустил дым струйкой. - У нас служба древняя, больших нервов требует...
   Шульгин вздохнул и махнул рукой.
   - Обрядим вашего рядового в первую очередь, - незлобиво улыбнулся прапорщик, - видно, и, правда, был отличный парень.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018