ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Воробьёв Николай Павлович
Египетский поход сержанта Воробьёва в песнях и стихах

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.51*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Египетский поход сержанта Воробьёва" в прозе можно прочитать здесь artofwar.ru/w/worobxew_n_p/text_0010.

  
  
  
  
  
  
  Кто сказал, что надо бросить песни на войне?
  После боя сердце просит музыки вдвойне.
  (Цитата из фильма 'В бой идут одни старики)
  
  Эти слова хорошо отражают, то через, что прошли все участники боевых действий.
  Песня всегда была для нас и способом выражения своих чувств и способом релаксации и броней от всяких неурядиц, которыми полна солдатская жизнь. Собираясь в минуты отдыха с гитарой, и исполняя песни, мы переставали быть казенным 'личным составом' и становились братством, объединенным одной не предсказуемой судьбой.
  Так уж повелось, что стоит нашим людям попасть в сложную ситуацию, как тут же найдутся таланты, которые отобразят это в стихах, песнях, шутках и анекдотах. Не стали исключением и наши воины ПВО, попавшие в Египет в начале семидесятых годов.
  Спустя сорок лет, я по памяти, восстановил стихи и песни, которые мы пели в Египте. Здесь собрано то, что было написано нашими солдатами и офицерами, а также стихи тех, кто там не был, но которые как то отображали наше настроение. Многих авторов я не знаю, возможно, тексты были немного другими, так как стихи проходили через сотни переписок. Создавая мелодию, я сам часто менял слова и фразы, чтобы они укладывались в заданный ритм. Не судите их строго. Помните, что многие из них написаны двадцатилетними парнями, и они никогда не думали о том, что это может быть опубликовано. Хочется вспомнить добрым словом творческих ребят из нашего подразделения на Каир-Весте: Юрия Кучеревского, Красницкого, Виктора Камаринского, Александра Запорожского, Владимира Степанова, Николая Калаева, а также участников нашей маленькой московской агитбригады; Сергея Кондратьева, Матвейчука, Сергея Иванова, Романа Пучковского. С Романом мы служили в одном взводе, с его пулемётом я провел свой первый незабываемый караул в Египте, вместе ним мы разучивали наши песни и вместе были на Суэце 18 июля.
   Тогда нам было по двадцать лет, а сейчас нам перевалило за шестьдесят. Мы достигли среднестатистической продолжительности жизни и пора подводить её итоги. Говорят, что если человек оставил после себя песню, то жизнь прожил не зря. Хотя наши песни и очень специфичны, но никто не знает, что выпадет на долю новых поколений. Может они кому то ещё, и пригодятся, но лучше, не дай Бог. Я больше надеюсь на то, что эту страничку в интернете найдут мои сослуживцы, авторы стихов и их компьютезированные дети и внуки. Было бы здорово, если бы они вместе спели то, что мы пели в далекой юности.
   Свои выступления в агитбригаде мы всегда открывали стихотворением 'Мальчики' посвященном юным героям, павшим в Великой Отечественной Войне. Так было. Пусть так будет и сейчас.
  
  
   Мальчики
  
  Любили мальчики сирень весною росной,
  Любили, оседлав плетень поспорить взросло,
  Любили мальчики мечтать - мечты крылаты,
  Но дело мальчиков стрелять, метать гранаты.
  
  На перекрёстках и мостах шрапнель гудела,
  На не целованных устах 'ура' гремело,
  Летали душу веселя, хлестали пули,
  Мальчишки, разослав поля, навек уснули.
  
  Другие мальчики растут, играя силой,
  Другие девочки спешат на встречу к милым,
  И все, как прежде, все как вновь, весной повеет,
  Глядишь, тюльпан густой как кровь цветет, алеет.
  
  Но словно совести в упрёк на поле бранном,
  Встает из жизни паренёк - герой экрана,
  Он так светло на нас глядит, поет задорно,
  А в зале женщина сидит вся в чёрном.
  
  
  
   Каир-Вест.
  На карте он не отмечен,
  В песках затерялся весь
  Но мы с тобою в ответе
  За аэродром Каир-Вест.
  
  И мать никогда не узнает,
  Где служит её солдат,
  А скоро уж год как над нами
  Арабский горит закат.
  
  Ты не печалься, мама,
  Прими это все, как есть,
  Значит, так было надо,
  Чтоб я находился здесь.
  
  Лихая беда - начало,
  А долго ли до беды?
  Скрылся взвод за барханом,
  Песком занесло следы...
  
  
   Эль-Кантара.
   Автор Евгений Грачёв
  
  Среди развалин и пожарищ,
  Где каждый дом горит огнём
  По узким улочкам Кантары
  Идет пехотный батальон.
  
  Хрустит стекло под сапогами,
  Гремят железом каблуки,
  А за плечами, а за плечами,
  Блестят примкнутые штыки.
  
  Стреляют здесь не для острастки,
  Гремит военная гроза,
  Из-под арабской жёлтой каски,
  Синеют русские глаза.
  
  Без звезд зелёные погоны
  Идут с солдатом наравне,
  Ведут чужие батальоны,
  В чужой стране, в чужой войне.
  
  Хоть есть причины для кручины,
  Кому ж охота умирать,
  Держись, мой друг, ведь мы солдаты,
  Не нам скулить, не нам стонать.
  
  Мы, как в Испании, когда-то,
  Мы здесь важны, мы здесь должны,
  Мы неизвестные солдаты,
  На дальних подступах страны.
  
  Вернусь домой, возьму гитару,
  И под не громкий перебор,
  Я вспомню улочки Кантары,
  И наш пехотный батальон.
  
  
   Самолётик.
  
  Солнце здесь горячее,
  Знойные пески,
  В небо, что без облачка,
  Лупят 'шилкачи'.
  Самолётик маленький,
  Ты куда залез?
  Самолётик страшненький
  'F-4C'
  
  'Шилки' заливаются,
  Лупят ввысь и ввысь,
  'Фантом' издевается,
  Не хочет падать вниз.
  Самолётик маленький,
  Ты куда залез?
  Самолётик страшненький
  'F-4C'
  
  
  Шуточна пародия на мотив
  песни 'Дан приказ ему на Запад'
  
  Дан приказ одним на Север,
  А нам в другую сторону,
  Уходили комсомольцы
  На арабскую войну.
  
  Уходили расставаясь,
  Покидая родной край,
  Ты мне, что-нибудь, родная,
  На прощанье пожелай.
  
  А родная отвечала:
  -Не печалься дорогой,
  Без тебя не заскучаю,
  Видишь, там стоит другой.
  
  Для меня ты самый лучший,
  Я в себе любовь храню,
  Если будет очень скучно
  Раз в полгода напишу.
  
  А еще она сказала:
  -Ты из сердца не уйдёшь,
  Коль с валютою вернешься,
  Иль машину привезёшь.
  
  Дан приказ одним на Север,
  А нам в другую сторону,
  Уходили комсомольцы
  На арабскую войну.
  
  
   Родина ждет.
   Автор Л.Фокина.
  
  Завтра нам в море от белых берёз,
  От города шумного и маминых слёз,
  Корабль от причала сейчас отойдет,
  А мы обернёмся, и сердце замрёт.
  
  Белым платочком, машет нам вслед,
  Чужая невеста шлёт нам привет,
  И в плаванье долгом увидим во снах,
  Чужие невесты плачут о нас.
  
  Как штормы приходят и трудно тогда,
  Но смотрим в упор мы в их злые глаза,
  И в кубриках тесных мы песни поем
  О ждущих невестах, что снятся порой.
  
  Поём про их нежность, про верность поём,
  Мы в это не верим, и нам тяжело,
  А наши невесты чужие давно,
  Но песни про верность поём все равно.
  
   Там за туманами, родина ждет,
  Берёзы, как свечи, и чья-то любовь,
  Я приплываю туда иногда
   К старенькой маме, ждущей всегда.
  
  
   Жду тебя.
  
  Приснились мне твои глаза,
  И смех твой озорной
  Зачем, зачем опять весна
  Смеётся надо мной,
  Ну, подскажи же, как мне быть
  И как вернуть весну
  Я не могу тебя забыть,
  Люблю тебя одну.
  
  Закат в последний раз мигнул
  И спрятался во тьме,
  Каир вечерний утонул
  В неоновом огне.
  Огни реклам слепят глаза
  И вечер так хорош,
  Я жду тебя давным-давно,
  А ты все не идёшь.
  
  
   Сказка.
   Автор Л. Фокина.
  
  Я тебя попросила; придумай мне сказку,
  Тихую, нежную, как мамина ласка,
  Чтоб в сказке той доброй ромашки цвели,
  Солдаты живыми вернулись с войны.
  
  Ещё я хотела, чтоб в сказке той были
  Волшебники старые, но только не злые,
  Чтоб небо смеялось, и дождь шел бы синий,
  Чтоб всех дожидались невесты красивые.
  
  И пусть в этой сказке любви на всех хватит,
  На всех хватит счастья и длинных дорог,
  Чтоб в сказке придуманной глаза были чистыми,
  Чтоб в сказке придуманной не было лжи.
  
  Я тебя попросила; придумай мне сказку,
  Тихую, нежную, как мамина ласка,
  Чтоб в сказке той доброй ромашки цвели
  Солдаты живыми вернулись с войны.
  
  
  
   Мертвое солнце.
   Посвящается памяти Сергея Сумина.
  
  Мертвое солнце висит над песком,
  Взмокла от страха спина,
  Прямо над нами грохочет 'фантом'
  В бешеной пляске огня.
  
  Зубы жуют раскаленный песок,
  Рвется над ухом форсаж
  И голосом дробным смерть раздает,
  Свалившийся с неба 'мираж'.
  
  Кровь по пальцам друга течет,
  Друг не встаёт теперь,
  Страшно подумать, что он не придет
  К супруге и дочке своей.
  
  И дочь никогда не узнает отца
  И матери боль не поймет,
  Что значит ждать, ждать без конца,
  Зная, что он не придет.
  
  Больно бредить тяжелым сном,
  Что завтра твоя судьба,
  Что завтра и сам ты уже не войдешь
  К матери в дом никогда.
  
  Мама, не плачь, если я не вернусь,
  Знаю понять нелегко,
  Как это сын твой навечно уснул
  Раньше отца своего.
  
  Пусть эта песня немного грустна,
  Здесь ведь все песни грустны
  Пойми, дорогая, ведь рядом война
  Ставит над нами кресты.
  
  
  
  
  На мотив песни 'На безымянной высоте'
  
  Стрелой рванется ввысь ракета
  И рухнет вражеский 'фантом'.
  В газетах нет пока об этом,
  Напишут, может быть потом.
  Быть может золотой строкою,
  За наш нелёгкий ратный труд,
  На память будущим потомкам
  И нас в историю внесут.
  
  Но вас пока что не тревожит
  Ни в Ленинграде, ни в Москве,
  Что много их друзей хороших
  Лежать осталось на песке.
  Я не забуду, не забуду
  Налёты яростные те
  И пока жив, я помнить буду
  'Фантом', лежащий на песке.
  
  Нигде об этом не узнают,
  Ни в Белом Доме, ни в Кремле,
  Какой ценою за медали
  Мы заплатили в той войне.
  Мне часто снятся все ребята
  И эти восемь человек,
  От реактивного снаряда
  В песках, оставшихся навек.
  
  
  
   Прощай, Египет!
  
  Прощай, Египет! Знойная страна,
  Прощай навек сыпучие барханы,
  Живите здесь, арабы, без меня,
  И жуйте сами сладкие бананы.
  
  А ну, гитара, дай аккорд в последний раз,
  Мы уплываем по дембелю в запас
  А ну, 'Россия' газуй на полный ход,
  И позади остался трудный год.
  
  А через год забуду навсегда,
  Про жаркий климат, знойную погоду
  И водку буду пить я из ведра,
  Как пил в пустыне дорогую воду.
  
  
  
  
   Прощальная.
   Автор Воробьёв Н.
  
  В порту Александрия
  Ждет теплоход 'Россия'
  С египетской пустыни,
  Вернувшихся солдат.
  Прощай, земля чужая,
  Прощай война лихая,
  Прощайте Голда Меир
  И президент Садат.
  
  Прощайте чудо света
  Седые пирамиды!
  По нас давно скучают
  Другие чудеса:
  Берёзоньки кудрявые,
  Рассветы окаянные
  И нами подзабытые
  Холодные снега.
  
  Прощайте, сослуживцы,
  Друзья и командиры!
  Мы скоро растворимся
  В своей большой стране:
  В Норильске и Херсоне,
  В Твери и Сахалине,
  В Тюмени и Карпатах
  И знойном Душанбе.
  
  Зазвучат другие
  В эфире позывные,
  Но все равно, как прежде,
  Останемся в строю
  'Бесус' и 'Каляма',
  'Хамра' и 'Тельбана'
  С далёкого Таймыра
  Услышать вас хочу.
  
  Ветры вездесущие
  Хамсины и циклоны,
  Из Приканальной зоны
  Возьмите горсть песка
  Посыпьте наши головы
  Сединами увитые
  И патиной покрытые
  В шкатулках ордена.
  
  Ветры вездесущие
  Хамсины и циклоны
  От пирамид возьмите
  Вечного песка,
  Развейте над Россией
  Над тихой Украиной,
  Над павшими ребятами
  Из нашего полка.
  
  
  
   Эпилог.
  По звёздному небу в эфир
  Моя память летит в тишине,
  Таймыр вызывает Каир
  На ультракороткой волне.
  
  А в ультракоротком эфире
  Гуляет крутая попса,
  А где то в далёком Каире
  Пропали друзей голоса.
  
  Пропали, исчезли, истёрлись
  Их лица и их имена,
  Остались одни позывные:
  'Каляма', 'Тельбана' 'Хамра'

Оценка: 4.51*12  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018