ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Воронин Анатолий Яковлевич
Безвременно забытые

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.25*17  Ваша оценка:


   Безвременно забытые.
  
   Впервые эта идея завитала в воздухе в начале мая 2005 года. Накануне торжеств посвященных шестидесятилетию Дня Победы, в Музее Боевой Славы состоялась презентация книги астраханского журналиста Бориса Водовского - "Солдаты необъявленных войн", которую он посвятил своим землякам, прошедшим трудными дорогами многочисленных войн полыхавших на разных концах нашей планеты во второй половине двадцатого века.
   Автором была проделана воистину титаническая работа, и чтобы эта книга увидела свет, ему пришлось на протяжении долгих лет скрупулёзно собирать разрозненные крохи информации, скрытой все эти годы под различными "грифами". Китай и Корея, Вьетнам и Ангола, Сирия и Алжир - где только не были наши соотечественники, выполнявшие опасную но нужную работу, сопряженную с риском для жизни и здоровья.
   О том, как все это происходило, автор знал не понаслышке. В далеком 1956 году ему, рядовому Советской Армии, пришлось пережить трудную "Будапештскую осень". Что именно происходило в те смутные дни в Венгрии, сейчас многие уже и не помнят, поскольку советская власть приложила максимум усилий, чтобы предать забвению кровавые события, потрясшие осенью пятьдесят шестого года весь социалистический лагерь. Наверно именно поэтому, на всем том, что было связано с ними, было наложено строжайшее табу.
   Мне самому довелось учиться в школе в период, когда народ впервые узнал от самой власти о репрессиях, которым на протяжении тридцати с половиной лет она подвергала свой собственный народ. Намного позже выяснится, что правда, приоткрытая тогда советским людям, оказалась половинчатой. Повесив все грехи на Сталина и его ближайшее окружение, политические деятели, стоявшие у руля власти в те годы, сделали все, чтобы самим уйти от ответственности за безвинно пролитую кровь своих сограждан. Обвиняя во всех грехах "сталинизм", они обошли гордым молчанием все то, что творили собственноручно после смерти Сталина, и поэтому трагические события в Венгрии постарались надолго вычеркнуть не только из истории, но и вытравить из сознания советских людей.
   Ста девяносто девяти моим землякам в те суровые осенние дни пришлось почувствовать на себе холодной дыхание гражданской войны, которая могла вполне реально стать точкой отсчета третьей мировой войны. И если бы не мужество советских военнослужащих, не известно, чем бы закончилось вооруженное противостояние в центре Европы.
   Три астраханца, геройски погибшие на территории чужой страны, навсегда остались лежать в венгерской земле. Они даже не заслужили права быть похороненными на Родине, потому как их надгробия на русских погостах могли бы стать немым упреком тем, кто послал их на верную смерть.
   По инициативе Водовского летом этого года был организован оргкомитет, куда вошли разысканные им однополчане. К тому времени не все оказались живы - двадцати восьми человек не досчитался он, составляя список ветеранов венгерских событий. А поскольку Борис Григорьевич человеком был вечно занятым, подготовку проведения юбилейных мероприятий было поручено Сидорову Виктору Александровичу, наводчику орудия 407-го артиллерийского полка.
   Стоит ли говорить, каких трудов было ему в кратчайшие сроки заново списаться или созвониться с ветеранами, предупредить их о готовящихся мероприятиях посвященных пятидесятилетию памятного события. Ветераны благодарили за то, что их не забыли, но многие из них тут же отказывались от участия в них. Кто-то из них болел - да и как не болеть в семидесятилетнем-то возрасте, а кто-то не имел достаточных материальных средств, на то, чтобы добраться из своего захолустья до областного центра. Льготы-то отменили, а на те крохи, что государство выплачивало в виде компенсаций за них, особо не наездишься. В общей сложности свое согласие дали около тридцати человек, в основном жители Астрахани.
   С местом проведения юбилейных торжеств проблем не возникло, поскольку директор Музея Боевой Славы - Кадничанская с самого начала заверила, что окажет всяческое содействие в подготовке необходимых материалов, посвященных юбилейной дате, и выделит помещение музея для проведения не только конференции, но и для неформального общения ветеранов. А вот с датой их проведения вышла небольшая заминка. Одни ветераны считали, что их надо приурочить ко дню ввода советских войск в Венгрию, другие полагали, что лучше всего их провести в день, когда вооруженное восстание было сломлено. В трудном положении оказалась и сама Кадничанская - у музея были свои планы работы, с плотным графиком проведения тех или иных мероприятий, финансирование которых шло за счет скудных отчислений из местного бюджета. Тем не менее, в этом уплотненном графике работы было найдено "окно" - 3 ноября, которое к тому же совпадало с днем, когда советское военное руководство наконец-то приняло решение о применении оружия.
   Окрыленный первыми успехами, Сидоров решил обратиться с письмом к Губернатору области. Он не просил от него многого, всего-то принять участие в торжественных мероприятиях посвященных круглой дате. Пятьдесят лет в жизни любого человека - знаковая веха, а у многих ветеранов она совпадала с юбилейными семьюдесятью годами, которые исполнялись им в этом же году.
   Сидоров в душе надеялся, что хотя бы спустя полвека власть предержащие мужи наконец-то оценит ратный подвиг советских военнослужащих, проливавших кровь на чужбине за политические интересы советского государства. А поскольку лишних денег у ветеранов никогда не водилось, попросил он ещё субсидировать три тысячи рублей, на организацию скромного "фуршета".
   С трепетом в душе он открывал конверт заказного письма, которое пришло на его имя в тот день. Но то, что он там прочел, повергло в шок. На фирменном бланке, с соответствующим регистрационным номером, сухим, казенным языком было написано буквально следующее:
   "Уважаемый Виктор Александрович!
   Ваше обращение в администрацию Губернатора Астраханской области рассмотрено.
   Сообщаем, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 31.05.2006 N549 "Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации" проведение органами государственной власти субъекта Российской Федерации каких-либо мероприятий, связанных с венгерскими событиями 1956 года, не предусмотрено.
   В связи с этим считаем нецелесообразным организацию и проведение указанных Вами мероприятий под руководством Губернатора Астраханской области.
   Вместе с тем информируем, что общественные объединения и политические партии области могут спланировать проведение мероприятий, связанных с этими событиями. Рекомендуем Вам обратиться по данному вопросу в Астраханскую областную организацию ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов".
   В тот день Сидорову стало плохо с сердцем, и родственникам пришлось вызывать "неотложку". Узнав о причине приступа у ветерана, дежурный врач посоветовал ему меньше волноваться, и больше быть на свежем воздухе. А что он еще мог ему посоветовать в тот момент?
   Немного придя в себя от перенесенного стресса, Виктор первым делом позвонил Водовскому, и рассказал ему о письме, после чего наступила очередь поволноваться самому Борису Григорьевичу. То, ради чего он старался все это время, могло потерять всякий смысл. В свое время губернатор поддержал его идею с книгой о ветеранах. Что произошло за это время, почему он не желает пообщаться с ветеранами и пожелать им хотя бы здоровья?
   Вопросы оставались без ответа до тех пор, пока он сам не прочёл то злополучное письмо. Только тогда он узнал, что оно было подписано не самим губернатором, а отставным генералом, руководителем одного из подразделений администрации области. Оно и верно, разве может уследить губернатор за всеми письмами, что поступают на его имя, и уж тем более, ответить на них. Для этого в администрации есть огромный штат клерков, на которых и возлагается переписка с гражданами. Вот только клерки эти бывают разные - попадаются и такие, у которых душа зачерствела настолько, что не пробить её никакими мольбами и просьбами.
   В том, что вопрос практически неразрешим, Водовский убедился уже через день. Он попытался дозвониться до губернатора по телефону, но молоденькая секретарша сообщила, что босс сейчас занят предвыборной кампанией в органы законодательной власти, и его практически не бывает на месте. При этом она порекомендовала обратиться по интересующему вопросу к... тому самому генералу.
   Мытарства ветеранов старшего поколения закончились только после того, как обратились они к ветеранам-"афганцам". Те, не долго думая, пустили по кругу шапку и набрали запрашиваемую сумму, на которую были закуплены продукты питания, фрукты, соки, ну и естественно "наркомовская" доза спиртного. Музейные работники не только накрыли столы ветеранам, но и подготовили для них тематическую конференцию, на которой рассказали о тех далеких событиях, в которых сидящие в зале ветераны принимали самое непосредственное участие. Документальные кадры кинохроники вызвали на глазах у многих из них слезы, а выступивший затем руководитель ветеранской организации Каспийской флотилии - участник тех событий, напомнил присутствующим названия памятных мест, где им довелось повоевать в то далекое время.
   А потом, сидя за красиво сервированными столами, ветераны вспоминали свою молодость. Помянули, как полагается, и тех, кто навечно остался лежать в братских могилах в Венгрии, и тех, кто умер в последующие годы. Артисты местной филармонии выступили с небольшим концертом, на котором прозвучали песни тех лет. Одну из них - "Вышла мадьярка на берег Дуная", присутствующие пели вместе с молодой певицей.
   Вот только от органов власти ветеранов в тот день так никто и не поздравил.
   Уже после торжеств, находясь в спокойной, домашней обстановке, я решил еще раз заглянуть в книгу Бориса Водовского, которую он мне подарил еще до её презентации. На титульном листе автор с горечью пишет:
   "По дорогам чужим,
   Постоянно в сокрестье прицела,
   Веря в правду свою,
   Размотали судьбу до конца.
   Были души полны
   Единственной цели -
   Лишь жила бы Отчизна
   Да мать дождалась у крыльца.
  
   Малярийные джунгли
   Вьетнама, Кореи
   И палящее солнце
   Африканских небес -
   Все давно позади,
   Мы о том не жалеем,
   Только гложет вопрос:
   Умирали за чей интерес?..
  
   Не ответит никто.
   У кого только мы не просили...
   А ответят - так вспомнишь
   Тот последний
   Решительный бой.
   Так и значимся мы
   У нашей России
   В забытых солдатах
   Необъявленных войн".
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.25*17  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017