ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Анваров Нурлан Акмалевич
Трое в лодке, не считая баклана

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из цикла "Охотничий спецназ"

  
  ...У всех объектов, перемещающихся по воздуху, будь то самолет или вертолет, имеется диспетчер полетов, который регулирует движение в воздушном пространстве, и следит за тем, чтоб эти объекты не столкнулись в воздухе.
  А вы не знаете, есть ли у птиц свой диспетчер полетов?
   Если бы он был, тогда у него мог состояться примерно такой радиообмен.
   Довольно крупный баклан, сидел на коряге, торчащей из воды, в левой протоке озера Арнасай. Перья его отливали черно-коричневым цветом и красиво переливались в свете восходящего солнца. Тщательно просушив оперение, он оглядел окрестности, и решил, что пора бы и подкрепиться. Погода прекрасная, небо чистое, горизонт просматривается. Немного подумав, он каркнул диспетчеру:
  - Диспетчер, я - "Б5-01" ("Б" - Баклан, "5" - вес птицы в килограммах, "01" - порядковый номер особи), к взлету готов!
  Ответ дежурного не заставил долго ждать:
  - Б5-01, с добрым утром, я - диспетчер, Вам маршрут: левая протока - озеро Арнасай, эшелон 00-60 (высота полета 60 метров над уровнем воды), скорость 40 (40 взмахов в минуту), взлет разрешаю!
  Баклан ответил:
  - Семьдесят вторая, ты сегодня на связи? С добрым утром!
  Диспетчер:
  - Узнал все-таки?
  - Конечно узнал. Спасибо, тебе. Взлетаю! До связи! - Баклан представил себе сидящую за пультом диспетчера свою знакомую синичку, что работала под номером "72", и улыбнулся во весь свой клюв, - как долечу, сообщу, будь на связи!
  - Счастливого пути! На связи!
   Баклан под номером "5-01" взлетел с коряги, и набрав положенную высоту полетел на озеро, в надежде поймать что-нибудь достойное, чем он мог бы угостить синичку - диспетчера. Через некоторое время от "семьдесят второй" поступило сообщение:
  - Вызываю Б5-01!
  Он тут же отозвался:
  - Слушаю Вас!
  Диспетчер слегка взволнованно сообщила:
  - На Вашем эшелоне идет ЛС 15-00 ("Л" - птица Лысуха, "С" - стая, "1500" - количество особей в стае - 1500 штук), предлагаю Вам сменить эшелон на 00-01 (один метр над уровнем воды), во избежание столкновения. Сохраняйте высоту и скорость на всем маршруте движения, вплоть до выхода на озеро, потом можете подняться на прежний эшелон. Как поняли, прием?
  "Б5-01" как бы нехотя ответил:
  - Понял! Блин, из-за какой-то мелочи пузатой, придется менять эшелон!
  Диспетчер настаивала:
  - Но их там полторы тысячи! Дорогой, поймите, что из-за Вас одного, я не могу перемещать полторы тысячи объектов!
  Баклан согласился:
  - Ладно, ухожу ниже.
   "Семьдесят вторая" кокетливо поправила перышки и проговорила в микрофон:
  - Как пройдете мимо ЛС 15-00, сразу сообщите, а то я вас плохо вижу на радаре.
  - Понял!
  Едва баклан снизился, как стая лысух с шумом и кудахтаньем прошла выше него, и направилась вдоль протоки к ее истоку.
  Диспетчер четко наблюдала отметку от обоих объектов на экране радара. Они благополучно разошлись, и метка от Б5-01 приближалась к озеру, она уже хотела дать ему команду на набор прежней высоты, но не успела это сделать.
   "Б5-01" проговорил скороговоркой:
  - Диспетчер! Вижу канонерскую лодку, движется по правой протоке, курс - на озеро, скорость 40, разрешите занять эшелон на десять метров выше!
  Диспетчер не ожидала, она взволнованно вгляделась в экран радара, но не увидела ничего. Наземные и надводные объекты на экране радара не отображались. Синичка ответила:
  - Разрешаю!
  Ответ от баклана не последовал.
  Менее чем через секунду отметка от Б5-01 пропала с экрана радара диспетчера.
  Семьдесят вторая запаниковала:
  - Баклан 5-01! Баклан 5-01! Ответьте! Б5-01, Б5-01, на связь! Я диспетчер! Б5-01!!!!
  Баклан сбит...
  
   Утро начиналось отличное. Погода - само великолепие! Несмотря на декабрь, день выдался ясный, солнечный и относительно теплый. Вставшие еще засветло охотники, уже целый час, а может, и по более, выжидали дичь в прибрежных камышах. На озере стояла тишина. Лишь изредка, где-то вдалеке слышалось гоготанье диких гусей, кряканье уток, а также, много других услаждающих слух охотника звуков. Для нашего, неизбалованного вниманием дичи охотника, который встал на утреннюю охоту, что называется "ни свет - ни заря", эти звуки были все равно, что Райское пение.
   В дальнем конце одной из многочисленных проток, вернее, у ее начала, в зарослях камыша, слегка качаясь на волнах, стоял катер. Из него в три стороны торчали три ствола. Место это было знаменитое тем, что здесь много разных удачных для наших охотников случаев происходило. В катере сидели трое: за штурвалом был Максим, он был самый молодой из всех, рядом с ним, шевеля усами, сидел дядя Коля. Позади них, среди мешков с муляжами подсадных уток, веревок, приманок, прикорма, и прочего нужного на охоте "барахла", примостился дядя Ваня, или как мы его называли - наш "Кузьмич".
  - Что-то голяк сегодня, - сказал Максим, - или мы проспали "утрянку" или у дичи сегодня выходной.
  - Сколько мы уже тут торчим? - спросил дядя Коля.
  Максим посмотрел на часы:
  - Да уже час, наверное, или даже поболее.
  - А я вам сразу сказал, что на Бакланье надо идти, - отозвался дядя Ваня, - здесь дичи мало.
  - Да ладно, дядя Ваня, в прошлый раз здесь только гусей штук пятнадцать взяли! - сказал Максим.
   Дядя Ваня вынул из портсигара самокрутку, прикурил ее, и не спеша выпустил большое облако дыма. Некурящий дядя Коля помахал руками, отгоняя от себя дым, и сказал Максиму:
  - Давай, Макс, заводи, на Бакланье пойдем.
   Максим запустил мотор катера, аккуратно вырулил из зарослей прибрежного камыша, они двинулись по протоке в сторону озера. Пока Максим выруливал из камышей, дядя Ваня докурил самокрутку и выбросил бычок в воду. Максим сначала вел катер осторожно, на небольшом ходу, потому что протока была узкая, а когда она немного расширилась, он добавил газу. Нос катера слегка приподнялся над водой, и дядя Ваня поплотнее укутался в бушлат. Сидящие на передних сиденьях не так чувствуют ветер, как на заднем месте. Их там защищает ветровое стекло, а на заднем сиденье дует и набегающий спереди ветер, и догоняющий "турбулентный поток" сзади.
   Через две или три минуты хода, дядя Ваня заметил, что Максим прибавил скорость. Он что-то увидел, и теперь усиленно жестикулируя одной рукой, показывал это "что-то" дяде Коле. Перекрикивая шум работающего мотора, дядя Коля прокричал:
  - Да вижу, вижу!!
  Он проверил заряженность ружья и вскинул его выше ветрового стекла. Немного погодя, он крикнул Максиму:
  - В правую протоку пошла! В правую!
   Дядя Ваня привстал, присмотрелся, но из-за сильного встречного холодного воздуха, глаза его заслезились, он ничего не увидел и снова присел. Он вытянул руку и подергал дядю Колю за рукав:
  - Что там?
  - Лысуха! Стая огромная! В правую протоку пошла!
   Дядя Коля махнул рукой, показывая куда полетела дичь. Наш "Кузьмич" кивнул, приготовил ружье, и застегнул на все пуговицы свой плащ.
   Катер, управляемый Максимом на хорошем ходу вышел из протоки на широкую гладь озера. Максим немного сбавил скорость и стал разворачиваться, чтоб войти в правую протоку. Внезапно дядя Коля почувствовал сильный удар в затылок. Он успел только подумать, что наверное, "Кузьмич", нечаянно стукнул его ружьем. Он сказал:
  - Ай! - и почесал затылок.
  Оглянувшись назад, хотел сказать дяде Ване, чтоб тот аккуратнее поворачивал своим "коромыслом", но...
   ...На заднем сиденье шла жестокая схватка не на жизнь, а на смерть!
   На полу, между сиденьями, лежал на спине довольно крупный баклан и пытался заклевать дядю Ваню, а тот в свою очередь отбивался от баклана прикладом ружья. Баклан что-то каркал, бил крыльями и пытался встать. Дядя Ваня что-то бормотал себе под нос и нещадно бил прикладом, причем, не всегда удачно, иногда попадая, а иногда промахиваясь...усы его шевелились в такт его бормотанию.
   Максим пока еще ничего не видел, и потому продолжал вести катер. Дядя Коля пытался как-то помочь "Кузьмичу". Он не придумал ничего лучшего чем направить ствол ружья в голову баклана.
  - Ага, - сказал Кузьмич, - ты его еще арестуй!
   Максим, оглянулся назад и увидев, что делает дядя Ваня, он закричал:
  - Только не стреляйте!
  Дядя Ваня убрал ружье. Кузьмич, наконец-то одолев баклана, утер пот со лба. Максим остановил катер.
  - Откуда он взялся? - спросил Максим.
  - А я знаю? Ты только стал поворачивать, он как вылетит из протоки и ка-ак даст Ване по голове! И прямо ко мне сюда упал, я и давай его колошматить! - приговаривая это, Кузьмич взял баклана за шею, и забросил в мешок.
  - Я подумал, что ты ружье повернул и стволом мне по затылку попал! - Дядя Ваня потирал ушибленный затылок.
   В это утро больше трофеев не было.
   ..."Семьдесят вторая" все продолжала вызывать "Б5-01"...

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015