ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Донецкий Антон
Черный денер

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.09*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Абсолютно нереальная сказка из 2015 года

   Про черного денера слышал? То-то... Все про него слышали какие-то обрывки слухов, басни, несуразицы. Особенно в тылу много говорят, под водочку да план. Только легенды это, через десятые руки пересказанные. Много кто видел черного денера, да не все про это говорят, чтоб не сглазить, чтоб помог он им снова в трудную минуту. А кто рассказывает - тех уже и на свете нет, испортили они себе жизнь болтовней, отвернулся он от них, вот и сгинули в бою, кто как. Рассказчиков-то нет, а рассказы живут, их пересказывают как Бог на душу положит. Видел я его сам, не раз видел, и каждый раз спасал он, меня да пацанов со мною.
   Первый раз это еще под Ямполем было. Сидели мы в поле, в окопе, я и пара ребят моих, а на нас танки пошли. Было у нас с собой кроме автоматов по две мухи на брата, и все, РПГ-семерок не нашлось. Мы вроде как в дозоре были, смотрели, чтоб сообщить, как техника пойдет. Вот она и пошла, только прямо на нас. Страшно было - не передать, первый бой серьезный. Но смогли себя сдержать, подпустили укропов, и начали из мух танки закидывать. Я стрелять - не сработала первая, вторя - так же. Из шести две выстрелили, одна рикошетом пошла, а второй таки смогли под башню попасть. Сожгли мы один, а их еще три идут... В общем, поняли, что пора с жизнью прощаться, впереди враги, сзади поле голое, нигде не укроешься, против танков воевать нечем. По окопу долбят без остановки, но не могут по нам попасть, траектория настильная. Совсем близко не подходят, не знали они, что у нас мухи кончились, стоят, стреляют, пехоту ждут. Выглянул - вижу, подтягиваются укропы, как подойдут - конец. Недолго повоевали, думаю.
   Вдруг откуда не понятно шасть к нам в окоп боец. Я его хорошо запомнил, в бою секунды бесконечно могут тянуться, все запомнил. На голове шлем кевларовый, русский, который округлый и ушастый, без чехла. броник в выгоревшем чехле "арбузихе", старый, пыльный, камуфляж обычный, украинский, как у многих тогда был тогда был, лицо черное от копоти, на него еще тень от козырька каски падала - только глаза видны. В руках заряженный РПГ с оптическим прицелом, а за плечами ранец с "морковками", да на плече автомат. Непростой ствол, АКМ ранний, с деревянной ручкой и гайкой на стволе, подствольник со вставленной "лягухой", оружие вытерто до белизны, как серебряное с патиной. Упакованный перец одним словом. Как спрыгнул, сразу высунулся из окопа и выстелил из гранатомета. Через секунду как грохнуло! И над окопом башня танка пролетела. Поворачивается ко мне "Выстрел давай!", я к ранцу подполз на карачках, достаю "морковку", глянул мельком на затылок его каски, а там рисунок. Вроде простенький, пока не рассмотришь. Нарисован "смайлик", но не обычный, а смайлик с улыбающейся зубастой пастью, из под насупленных бровей глаза зло смотрят, так нарисовано, что до души пробирает зло это, холодное, леденящее, нечеловеческое. А под смайликом надпись ?за веру православную?, только буквы так написаны, как будто это вязь арабская, а не русские буквы.
   Зарядил он гранатомет, выстрел - через секунду взрыв бэка в танке, еще выстрел - еще взрыв. Сжег он их всех, а потом повернулся к нам и орет - быстро бегом отсюда, я вас прикрою. А может и не кричал вовсе, а услышали мы это без слов, только ему посмотреть на нас стоило. Рванули как зайцы через поле к посадке, не оглядываясь, только на опушке взглянул на поле - четыре танка горит, а пехота на бэшках отступает. В общем, выжили мы в том бою, начали потом спрашивать, кто к нам на помощь пришел, так никто и не ответил, а после на Донецк выходили, и как-то забылось почти, слишком невероятно было, я и рассказывать не хотел никому, вдруг на смех поднимут.
   А другой раз это в порту было, в самом конце зимы 14-го. Дежурили вдвоем на пулемете, что в бок старого терминала стрелял, вдоль взлетки. В полуразрушенном цеху пулемет стоял, "Утес", из него еще Пореченков стрелял, понял, нет? Вроде передовая позиция, нельзя спать, но заболел я, простыл от сквозняков, что там везде дули, душу продували, перемерз, и попросил товарища подежурить по очереди, а сам присел, на чтоб ветер не так тепло выдувал. Тот молодой совсем, нельзя было его одного оставлять, но это потом стало ясно. Вроде задремал, сны снятся, как будто я в Мелекино на пляже водку пивом полирую, да на девок залипаю, как трясет кто-то за плечо. Открываю глаза, стоит надо мной тот же ополченец, что в Ямполе нас выручил, а товарищ спит на корточках в углу. "Укропы на взлетке" говорит, темень, не видно ничего, а он указывает куда стрелять. Ну я и всыпал эмдэзешками. Боец рядом стоял и корректировал - выше, правее, и так далее. Отстрелялись, я, правда, вообще не видел куда стреляю. Боец сказал, не спите больше, и ушел. Я не стал его окликать, не проснулся до конца, казалось, что это вообще полностью нормально - вот так разбудить и огонь откорректировать. Дал дрозды заснувшему пацану, пообещал коленку прострелить, хотя сам виноват, чего греха таить. Прошелся по постам, спросил, видели кто приходил, а его никто не видел, ни в ангаре с грузовиками, нигде. Не мог он по-другому с позиции уйти, как растворился... А на утро позвонили, сказали до обеда по укропам не стрелять, они перемирие запросили - убитых собрать. Разнес я из "Утеса" их разведчиков, как оказалось. Вот такие истории бывают. Встретишь черного денера - молчи об этом, еще поможет.

Оценка: 5.09*15  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018