ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
История подготовки офицеров в России 1-2

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 3.81*5  Ваша оценка:

Тел. 8(926)286-91-89


 []

Царь Сети I (около 1350 г. до Р. X.)

Каменев А.И.

История подготовки офицерских кадров в России.

- М.: ВПА им. Ленина, 1990. -- 195 С.

  
   Из введения: Данная работа является одной из первых попыток дать систематизированный аналитический обзор длительного периода развития системы образования офицерских кадров в России. Ее фундаментальной основой послужили работы дореволюционных авторов В. А. Бернацкого, Н. П. Глиноецкого, П.А. Геленковского, Ф. В. Грекова, Н. С. Голицина. М. И. Драгомирова. Л. Л. Зедделера, Г. А. Леера, М. С. Лалаева, Д. М. Левшина, С. О. Макарова. А. Н. Макарова, Н. В. Медема, Д. А. Милютина. Н. Мелъницкова, Ф. А. Макшеева, П.А. Режепо, Я.И. Ростовцева, А. В. Суворова, Н. Г. Устрялова, В. В. Штейнгеля и др. Большим подспорьем в работе были работы советских авторов Л. Г. Бескровного, П.А. Зайончковского, М. К. Касвинова и А. В. Федорова. Опираясь на эти работы, другие источники информации, автор попытался вскрыть основные этапы становления и развития системы подготовки военных кадров в России. Этот анализ сопровождался показом достижений и отличий в подготовке офицерских кадров в Германии, Англии, Франции, Италии, Австро-Венгрии, США, Китае, Японии и других государствах. Такое сопоставление, по мнению автора, необходимо для более глубокого осмысления предмета изучения.
   Содержание
   Введение
  
   1. Древний мир: становление Русского войска и военного образования.
   2. Петровский преобразования в военном деле и военном образовании (1676-1725 гг.)
   3. Совершенствование военного образования в 1725-1762 гг.
   4. Преобразования в системе военного образования во времена Екатерины II (1762-1796 гг.).
   5. Развитие системы подготовки военных кадров в 1796-1825 гг.
   6. Создание первой русской Военной Академии, дальнейшее совершенствование системы подготовки офицерских кадров (1825-1855 гг.)
   7. Образование ГУВУЗа. Преобразования в системе подготовки военных кадров в 1855-1881 гг.
   8. Подготовка офицерских кадров в 1881-1894 гг.
   9. Система подготовки офицерских кадров в последние годы царствования Романовых (1894-1917 гг.)
   10. Зарубежные военные школы
   Примечание
  
  
   Введение
   Сегодня, как никогда ранее, оживился интерес к нашей отечественной истории. Это явление вполне объяснимо: народ хочет полнее знать о том пути, который прошло наше общество.
   Не простое любопытство вызывает названную потребность. Люди сегодня лучше, чем вчера понимают, что история -- это не кладовая фактов, а тот арсенал познания, который помогает осмыслить день настоящий и будущий.
   Вокруг истории всегда было, да и есть, много спекуляций, ибо есть лица, которые хотели бы спрятать от народа историческую правду, исказить факты, представить прошлое в искаженном виде. Понять такие стремления можно: одних на путь фальсификаций тянут идеологические соображения, других туда же выводит амбиция, третьих влечет сюда историческое невежество.
   История нашего общества богата и разнообразна. Были у наших предков взлеты и падения, прорывы к передовым рубежам прогресса и движение далеко не в первых рядах.
   Чем объяснить подобное явление? Может быть удел любого общества и есть движение по кривой, где периодически бывают взлеты и падения?
   Нет, думается, не таков закон развития человеческого общества, или, во всяком случае, отклонения от "нормали" не так уж цикличны. как это было в нашей истории.
   В чем же тогда дело?
   Думаю, что не ошибусь, если ответ будет сформулирован таким образом: наше общество не научилось извлекать уроков из собственной и мировой истории. Предавая забвению наш и мировой опыт, мы постоянно сталкиваемся с такими явлениями, которые уже встречались нашим предкам. Вот почему в годину лихих испытаний мы лихорадочно ищем в архивах документы и материалы, которые позволяют нам открыть глаза на происходящее. И ведь, что самое интересное, находим, правда, зачастую поздно, тогда, когда поправить положение дел не представляется возможным. [4]
   Что нужно сделать, чтобы вновь не оказаться в подобном положении?
   Нужно внимательно изучать историю, анализировать ее, извлекать уроки из прошлого.
   В настоящее время наши знания об истории страны, ее вооруженных силах, системе подготовки офицерских кадров представляют собой айсберг. Мощный исполин на поверхности имеет ничтожную площадку, а все остальное скрыто под водой.
   Айсберг, как известно, не может плавать иначе: его основная часть находится под водой всегда. Может быть и история нам недоступна, скрыта от нас и подобно айсбергу никогда не станет для нас доступной?
   Да, видимо, какая-то часть нашей истории безвозвратно потеряна для народа. Это так. Но ведь и ту часть знания, которая ныне не утрачена, можно со временем потерять безвозвратно.
   Медлить в этом отношении нельзя.
   Данная работа является одной из первых попыток дать систематизированный аналитический обзор длительного периода развития системы образования офицерских кадров в России.
   Ее фундаментальной основой послужили работы дореволюционных авторов В. А. Бернацкого, Н. П. Глиноецкого, П.А. Геленковского, Ф. В. Грекова, Н. С. Голицина. М. И. Драгомирова. Л. Л. Зедделера, Г. А. Леера, М. С. Лалаева, Д. М. Левшина, С. 0. Макарова. А. Н. Макарова, Н. В. Медема, Д. А. Милютина. Н. Мелъницкова, Ф. А. Макшеева, П.А. Режепо, Я.И. Ростовцева, А. В. Суворова, Н. Г. Устрялова, В. В. Штейнгеля и др. Большим подспорьем в работе были работы советских авторов Л. Г. Бескровного, П.А. Зайончковского, М. К. Касвинова и А. В. Федорова.
   Опираясь на эти работы, другие источники информации, автор попытался вскрыть основные этапы становления и развития системы подготовки военных кадров в России. Этот анализ сопровождался показом достижений и отличий в подготовке офицерских кадров в Германии, Англии, Франции, Италии, Австро-Венгрии, США, Китае, Японии и других государствах. Такое сопоставление, по мнению автора, необходимо для более глубокого осмысления предмета изучения. [5]

1

Древний мир:

становление Русского войска и военного образования

   Военное дело на Руси имеет богатую историю. Его истоки уходят в глубокую древность. Вот почему необходимо с древних времен начать рассмотрение вопросов развития военного образования.
   В древние времена, когда народу угрожала опасность, созывалось поголовное ополчение, причем в поход шли все способные нести оружие. Дома для охраны семейства оставался один младший сын. Ополчения создавались посемейно, пообщинно и начальствование ими принадлежало старейшинам. Другими словами, военная служба была обязательной для всех мужчин{1}.
   По мере разложения родового строя образуется военная каста, которой является княжеская дружина, вначале пришлая, иноземная, а затем своя, славянская. Этот период в истории назван периодом "военной демократии"{2}.

 []

Скифы

   Князья принимали в свою дружину людей всяких племен, соперничая в привлечении на свою сторону храбрейших витязей.
   Дружинники имели полную свободу в переходе от одного князя к другому. Тем не менее такие случаи были редки, так как верность дружины князю считалась одной из ее высоких достоинств. Позором для дружинника считалось оставление поля сражения потерявши князя, и, обратно: хороший князь считал постыдным бросить свое войско.
   Дружина находилась на полном обеспечении князя, т.е. получала от него пищу, одежду, коней, оружие и имела сверх того право на определенную часть дани и военной добычи.
   Члены дружины разделялись на старших и младших: бояре -- старшие люди дружины, были советниками князя; младшим [6] дружинниками XII века было присвоено имя "дворяне", т. к. дружина в эти времена стала называться двором.
   В тех случаях, когда силы дружины оказывалось мало, князь обращался за помощью к народу, набирая из жителей городов и сел полки, отличавшиеся от дружинников и носившие общее название -- вои.
   Первоначально воинская повинность находилась вне всякой зависимости от земельной собственности и единственным преимуществом в этом отношении обладал тот, кто имел коня -- он шел в конную рать. У кого не было коня, шел в пехоту.
   Позднее за основание для несения воинской службы была принята земля. Нормою при этом служила соха, т.е. пространство земли, которое мог запахать ее владелец руками 3-х человек при 3-х лошадях. Обыкновенно несколько сох вместе выставляли конного ратника: в случае опасности он выставлялся от 4-х сох, в обыкновенных -- от 10-ти.
   Кроме рати немаловажную часть древнего войска составляли охочие люди и наемные дружины. Наемные дружины первоначально создавались из варягов. От них пришлось отказаться, так как варяги в большинстве случаев отличались крайне беспокойным и буйным нравом, позволяли себе бесчинства и были чрезвычайно требовательны в вопросах их содержания. Впоследствии князья предпочитали нанимать в дружины половцев, печенегов, венгров, чехов, поляков и других.
   Вследствие разделения общества на касты, военное знание и право носить оружие и заниматься войной стало исключительным занятием особых каст или поколений.
   В то время военные касты занимали первое, либо одно из первых мест среди прочих.
   Наследственность военного знания имела не только позитивные, но и негативные последствия. Сыновья считали бесполезным и даже невозможным изменять и совершенствовать то, чем руководствовались и что им передавали отцы, и хранили эти наследственные навыки и опытность, как неприкосновенную святыню. [7]
   В силу этих обстоятельств, военное дело, достигнув определенных пределов, далее почти не развивалось.

 []

Тяжело вооруженный перс

   Кроме того, вследствие обогащения, роскоши, изнеженности и развращения нравов дружинники утрачивали воинственный дух. Народ же, отстраненный от военного знания, чуждый и даже неприязненный военным сословием, делался невоинственным, неспособным к войне и легко подпадал чужому владычеству{3}.
   Лица военных каст с молодых лет приготовлялись к военному званию соответственным воспитанием: гимнастические и военные упражнения, охота против диких зверей и т. п. имели целью развить и укрепить телесные и нравственные силы юноши, сделать его мужественным и храбрым, способным к военному делу.
   Число дворян и боярских детей, составлявших исключительное военное сословие, росло весьма быстро. Период "военной демократии" сменяется более жесткой системой повинности.
   Овладев в 1500 году в Новгороде Великом обширными землями. Иван III впервые раздал боярским детям поместья. Раздача дружинникам земель, как средство привлечения их к службе, обязывало их владельцев в случае войны являться в назначенное место и в назначенный срок с определенным количеством пеших и конных ратников.
   Дружинники отставлялись от службы за старостью, болезнями и ранами. Освобожденным от воинский службы выдавалась отставная грамота. На их место назначались сыновья и внуки. Если же они были малолетними, то давалась отсрочка до взросления. За неявку на службу поместья отписывались, а уклоняющийся от нее подвергался наказаниям.
   Первым постоянным войском в России было стрелецкое, Стрельцы набирались из свободного городского и сельского [8] нетяглового (не облагавшегося налогами) населения. Поступившие в стрельцы освобождались от всех городских повинностей, получали от казны землю, дом, денежное содержание, хлебный провиант, а при отправлении в поход -- деньги на подъем. При этом, вступавший в стрелецкое войско, должен был представить положительное свидетельство в своей доброй нравственности и верности.
   Дети стрельцов записывались в Стрелецкий приказ и по достижении совершеннолетия верстались в полки.
   По кончине царя Федора Михайловича московские стрельцы стали злым орудием в руках властолюбивой царицы Софьи. Стрельцы 4-х московских полков (ок. 4000 чел.) , направленные после Азовских походов 1695-1696 гг. в Великие Луки, сместили своих командиров и двинулись к Москве (1698 г.) . 18 июня 1698 года они были разбиты, а 1239 из них были казнены{4}.
   Царь Борис Годунов, сознавая превосходство западных государств в военном деле, вербовал из них в русскую службу охотников. В последние годы его царствования в русском войске была дружина из 2.500 человек, собранная из поляков, шведов, датчан, шотландцев и др. Иностранцы получали от казны значительное содержание и управлялись своими командирами.
   По воцарении Василия Шуйского (русский царь в 1606-1610 гг.) дружина была распущена. Царь Михаил Федорович (первый из рода Романовых) в 1631 году пытался воссоздать дружину, однако его попытка окончилась неудачей: немцы, которых он набирал в дружину, поссорились между собой и дружина распалась.

 []

Тяжелые всадники македонские

   Вследствие этого с 1633 года было решено набирать на русскую службу только начальных людей, а солдат брать из своих. К концу царствования Федора Алексеевича [9] (царствовал с 1676 по 1682 гг.) в русском войске насчитывалось 25 конных полков и 38 пехотных{5}.
   В 1700 году стрелецкое войско и войска иноземного строя были расформированы Петром
   В рассматриваемый период большое значение придавалось снабжению двора служилыми людьми.
   Чтобы разъяснить, каким образом двор снабжался ими в XVII столетии и почему эти люди были тесно связаны с двором, приведем выдержку из известнейшего труда В.О. Ключевского, носящего название "Боярская дума".
   "По рассказу Котошихина и по книгам разрядного прихода, -- пишет Василий Осипович, -- можно представить себе обычную служебную карьеру родовитого человека ХVII столетия. Лет десяти родовитого человека берут во дворец, он стольничает у царицы. Достигнув 15 лет, "недоросль" становится служилым новиком. Его берут с царицыной половины и определяют в царский чин или штат, назначают в стольники или в спальники к царю спать у него в комнате, разувать и раздевать его.
   Стольник или дворянин московский ... исполняет разнообразные поручения дипломатические, военные и административные. Он посылается послом в иноземные государства, присутствует у иноземного посольства в Москве, командует провинциальными дворянами в армейских полках в качестве полковника или сотенного головы...
   Наконец, лет через 30, иногда более, иногда менее, родовитому стольнику или дворянину московскому "думу сказывали" -- жаловали в чин окольничего или прямо боярина, смотря по степеням родовитости.
   Такова была школа, сообщавшая политическую выправку древнерусскому государственному советнику из придворного боярства. С детства он вращался во дворе, на глазах у государя [10] сударя, узнавал все покои, жилые и приемные комнаты, узнавал людей, порядки и сам становился всем известен. Исправляя разнообразные поручения, он близко знакомился с правящим механизмом и управляемым обществом, с приемами управления. В думу вступал он думцем и правителем, которому, по выражению боярина М. Салтыкова, московские обычаи были староведомы, с большим навыком во всяких делах. Этот навык заменял ему ум, талант, размышления"{6}.

 []

Галльская конница

   Как отмечают историки прошлого{7}, прямых указаний на то, чему обучали стольников царицы и царя, нет. Тем не менее, при помощи некоторых косвенных данных, можно составить себе об этом достаточное представление.
   В древней Руси учение являлось благоприятной случайностью и не было системою. Навык заменял все сложные педагогические приемы обучения. Средством же заставлять его приобретать. служила розга. В ее силу так верили, что не стеснялись сочинять ей оды и помещать в буквари. В одном из таких букварей мы находим такое восхваление этого "педагогического" средства:
   Розга ум острит, память возбуждает
И волю злую к благу прилагает.
   Что же касается побудительных причин учиться, или, выражаясь точнее, причины, которая побуждала родителей обучать детей грамоте, то ее надо искать в общем религиозном настроении: читать обучали, чтобы можно было заниматься священным писанием, быть книжным, т.е. начитанным и ни в чем ином, как в том же священном писании;. письму -- чтобы списывать те же священные книги, "кладезь всякой мудрости".
   Служебная цель, по-видимому, не играла никакой роли в стремлении стать начетником, и если подьячие и дьяки, выражаясь современным языком, делали карьеру и из ничего превращались в думных дьяков, соперников родовитых дворян, то это происходило в значительной степени благодаря [11] грамотности. В общем же светское воспитание и образование вполне исчерпывалось умением читать, писать, а дальше умственное развитие продолжалось на основе чтения книг религиозного содержания. В конце ХVII века книжный мате -- риал сделался более разнообразным за счет появления исторических сочинений, повестей и романов.
   Следует подчеркнуть, что к концу ХVII века обучение арифметике, по всей вероятности, считалось необязательным. Это, естественно, не говорит о том, что счетная мудрость не была неизвестна нашим предкам. Но фактом является и то, что цифирь не входила в число обязательных общеобразовательных предметов.
   Нужно подчеркнуть и то, что обучение церковному пению было своего рода внеклассным занятием и ему обучались почти все.
   Итак, общее образование ограничивалась умением читать по азбуке, часослову, псалтырю, в научении письму; обучение церковному пению дополняло его. С таким небольшим запасом знаний молодой человек вступал в жизнь.

 []

Гунн

   Возвращаясь к стольникам царицы, можно с уверенностью сказать, что многие из них не отставали от других и обучались по букварю, часослову и псалтырю чтению, затем письму и церковному пению, а по их спинам во время обучения прогуливалась лоза, неразлучная спутница всякого учения{8}.
   Изучаемый период знаменателен тем, что в начале XVII века появляются первые военные книги. Первое место среди них принадлежит рукописной книге с названием: "Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки, состоит из 663 указов и статей. В государствование царей и великих князей Василия Иоановича Шуйского и Михаила Федоровича, всея России самодержцев. В 1607 и 1621 годах выбраны из иностранных книг Онисимом Михайловым".
   Первая военная книга, отпечатанная в Москве имела [11] название: "Учение и хитрость ратного строя пехотных людей". Эта книга -- перевод с немецкого сочинения Валътаузена, изданного в Германии в 8-ти томах.
   Подводя итог изложенному, следует отметить, что в рассматриваемый период в России накапливались предпосылки для создания системы военного образования. Если же учитывать тот факт, что прогресс в военном деле в то время бы равносилен прогрессу общества, то вполне понятно, что революционные изменения Петровской эпохи в области военного дела -- предмет особого интереса нашего исследования.

 []

  

М а д ь я р

2

Петровские преобразования в военном деле и военном образовании

(1676-1725)

   Деятельность Петра I так глубоко затронула все народные интересы, что и поныне существуют разные точки зрения на сей счет: одни порицают ее, другие безудержно восхваляют.
   Не входя в оценку тех или иных позиций, отметим, что развитие русского общества вызвало настоятельную потребность разрешить политические задачи, вызванные предыдущим царствованием.
   Как это не прискорбно, но эти задачи можно было тогда решить при помощи пушек. Пушки же, по меткому выражению С.О. Ключевского, привели к школе, а еще раньше к финансовым реформам.
   "Народ собрался в дорогу и ждал вождя", -- так охарактеризовал положение допетровской Руси русский историк С.М. Соловьев. Таким вождем нации стал Петр I.
   Трудно сегодня со всей очевидностью указать на все факторы, связанные с формированием личности Петра I и его взглядов на военное дело.
   Тем не менее фактом является то, что в его судьбе большое значение сыграли "потешные войска".
   Известна история создания этих войск. В начале I683 года товарищи детства Петра были размещены в подмосковном [12] селе Преображенное, где вместе с юным царем занимались военными играми, называемыми "потешными".
   В конце этого года в число "потешных" стали записываться и взрослые. Первым 30 ноября 1683 года в потешные записался придворный конюх С. Бухвостов. Он считается первым солдатом{9}.
   В 1687-1688 гг. из потешных были сформированы два полка -- Преображенский и Семеновский.
   Отметим, что уже в эти годы начинает складываться система взглядов Петра I на вопросы военного образования".Потешные" потребовались Петру не как забава. Следует признать справедливыми обобщения в этой области, сделанные, историком А. М. Назаровым{10}.
   "Идея потешных, -- считает он, -- подготовка народа к тому, что потребуется ему на войне. Цель -- подготовка воинов, для которых "солдатчина" была бы не ненавистной неволей, а гранильной мастерской, в которой они приобретали бы однообразные грани того кристалла, что сиял в руках победоносцев изумительным блеском".
   Что же касается пути к тому, то программа реализации названной цели включала:
   1) развитие физической силы и ловкости детей 9-12 лет путем игр на воздухе и гимнастических упражнений; военному строю не придавалось особого значения;
   2) развитие в детях смелости и предприимчивости путем ввода в игры некоторой доли опасности и риска. Для этого использовались лазанье по обрывам, оврагам, переходы по зыбким мостам, бревнам, игры в разбойников. Во время этой игры "потешные" незаметно для себя постигнут сторожевую службу, разведку, опытом дойдут до сознания что "больше побеждает разум и искусство, нежели множество"; [13]
   3) обучение владеть оружием, не только ружейным приемам, но и умению стрелять и колоть. Царь Петр с 12 лет уже стрелял из пушки;
   4) ознакомление "потешных" с военной техникой и приучение пользоваться ею;
   5) выработка дисциплины, чувства чести и духа товарищества;
   6) познание отечества и уяснение его исторических задач путем ознакомления "потешных" с наиболее яркими и наиболее мрачными страницами нашей истории:, а также с силами и стремлениями наиболее опасных соседей;
   7) развитие любви к государю и отечеству;
   8) привитие "потешным" любви к армии.
   Такова была программа, которую шаг за шагом реализовывал Петр I.
   Понять суть и характер преобразований Петра I в военном деле можно, если принять во внимание особенности личности этого человека{11}.
   Если сопоставить Петра I и его предшественника царя Алексея Михайловича, то можно сделать вывод о резком отличии этих двух людей: отец в соответствии с византийскими традициями выглядел неземным существом, а сын не стремился к чисто внешней представительности

 []

Немецкое рыцарское вооружение 1450 года

   Черты характера Петра I не дают основания для создания иконописного портрета этого человека. Они были многогранными и подчас противоречивыми. Петр мог быть вспыльчивым и хладнокровным, жестоким и милосердным, требовательным и снисходительным, грубым и нежным, расчетливым и опрометчивым.
   Пестрота черт характера Петра тем не менее не противоречит представлению о цельности его натуры. Монолитность его образу придавала идея служения государству, в которую глубоко уверовал царь и которой он подчинил свою деятельность. [14]
   Начало службы Отечеству Петр вел не со времени вступления на престол (1682) и даже не с года отстранения от регентства царевны Софьи (1689) , и, наконец, не со дня смерти брата Ивана (1696) , с которым формально делил власть, а со времени личного участия в акциях государственного значения. Имеется собственноручная записка Петра, где он точно датирует начало своей службы: "Начал служить с первого Азовского похода бомбардиром, когда каланчи были взяты", т.е. организацию Азовского похода, безуспешную осаду крепости Петр I не включил в свой послужной список.
   Петр ввел порядок, согласно которому продвижение по службе ставилось в зависимость от личных заслуг человека. Примечательно и то, что и для себя он не делал исключений, получая чины за руководство боевыми действиями. В первом Азовском походе царь числился бомбардиром. Из второго похода, увенчавшегося успехом, он возвратился в чине капитана. Следующий чин Петр, судя по его письму Ф.Ю. Ромодановскому, получил вне очереди -- 6 августа 1706 года. Причем царь считал, что этот чин присвоен ему с авансом. Генеральское звание ему было присвоено после победы под Лесной и Полтавой. 6 августа 1713 года он был произведен в полные генералы{12}.
   Действовать, что-то делать, куда-то спешить, находиться в постоянном движении -- считалось нормальным состоянием царя. Со временем эта жажда деятельности приобрела тот поучительно-педагогический характер, который активно воздействовал на окружающих. Когда царь строил корабль, штурмовал крепость или стремительно преодолевал большие расстояния, он делал это для того, чтобы личным примером воодушевить окружающих, показать необходимость рациональности того или иного дела.
   В научных знаниях Петра I прежде всего интересовала утилитарная сторона, возможность использовать их на практике. Математикой и астрономией царь интересовался [15] потому, что знания той или иной науки составляли фундамент навигации, кораблестроения, артиллерийского дела и фортификация. Юриспруденцией он интересовался в той мере, в какой она помогла осуществлению административных преобразований, история привлекала его возможностью извлечь уроки из прошлого для настоящего.
   Петр-практик брал верх над Петром-теоретиком и при составлении важнейших документов. Многие именные указы Петра по вертикали имеют 3 среза: мотивировочную часть; изложение содержания нормы или правительственной распорядительной меры; перечень угроз за их неисполнение.
   Отличительной чертой петровских указов была их рассудительность. В то же время Петр I не уповал на магическую силу своих разъяснений. Более того, царь-рационалист не верил, что разум его подчиненных достаточен для усвоения той или иной меры. Недостаток разума, по его мнению, должен был компенсироваться страхом.
   Другими словами, такое разъяснение совершенно необходимо для понимания идей и направлений в области развития военного дела и военного знания, которые были произведены в петровскую эпоху.

Первые военные школы

   Историк Устрялов считает, что первая идея создания отечественных военных школ пришла Петру I в 1698 году{13}. Такая школа по его мнению была вскоре создана в Москве. Называлась она "школой цифирной и земледелия". В 1699 году во время пожара Москвы она сгорела.
   Вслед за этим по приказу Петра I от 14 января 1701 года создается новая школа в Сухаревой башне в Москве, где "быть математических и навигационных, т.е. мореходно хитростных наук изучению". Эта школа обучала не только мореходным наукам, но и давала широкий круг знаний по артиллерии, фортификации и геодезии.
   Царь понимал, что западные государства ушли далеко вперед в развитии военного образования. Многие из них с [16] древнейших времен имели особые учреждения, в которых с малолетства люди готовились к военной службе. В 1653 году в Пруссии были образованы три кадетских академии"{14}.
   По всей вероятности, эти и другие факты нацелили устремления Петра I к созданию у нас постоянного войска по образцу европейских армий. В этих заботах царь привлекал на русскую службу иностранцев и посылал многих русских людей для обучения за границу.
   Примечательно и то, что Петр не рассчитывал на бескорыстие иностранцев, а вводил в действие надежный экономический механизм. Так, к примеру, штатом I711 года были введены два оклада: "иноземный" и "русский". Согласно ему денежное содержание офицеры получали следующее{15}:
   Воинское звание
   Оклады (в руб.)
  
   "русский"
   "иноземный"
   Полковник
   300
   600
   Подполковник
   150
   360
   Майор
   140
   300
   Капитан
   100
   216
   Поручик
   80
   120
   Прапорщик
   50
   84
   В отношении иностранцев-офицеров Петр I придерживался четкой линии: там, где создавалась возможность заменить иностранца русским, такая замена производилась немедленно; в то же время Петр бережно относился к тем иностранцам, которые проявили себя с лучшей стороны и приносили несомненную пользу государству.
   Возвращаясь к "шкоде математических и навигационных наук", [17] следует обратить внимание на такие сведения.
   Во-первых, уже с первых лет своего существования данная школа делилась на две части: школу верхнюю и школу нижнюю. В число предметов "верхней" школы входили: арифметика, геометрия, тригонометрия, архитектура и фортификация. Это говорит о том, что "верхняя" школа, по существу была уже высшим учебным заведением, т. к. там изучалось "инженерство".

 []

Легкая венгерская конница XVI ст.

   Bo-вторых, дворянство с большой неохотой посылало учиться в школу своих детей, не видя практической целесообразности в этом обучении, т.к. та или иная степень родовитости позволяла получать чины и без образования.
   Петр I, зная об этом, со свойственной ему практичностью задействовал ряд надежных рычагов.
   Первое, что он сделал, это издание указа о явке в школу под угрозой "потеряния чести и живота". Думается, эта мера оказала влияние на определенную часть дворянства.
   В 1714 году он задействовал еще один механизм, стимулирующий стремление дворян к образованию. В этом году было объявлено, что дворянин не может жениться, если не представит свидетельства о сдаче экзамена из грамоты, цифири и части геометрии. По мнению Петра, это было то образование, которое позволяло пользоваться правами взрослого человека{16}.
   Но самым большим изобретением Петра I, на наш взгляд, было то, что ему удалось поставить в прямую зависимость продвижение по службе от образования и реальных заслуг офицера, нарушив тем самым древнюю традицию -- действие принципа родовитости при решении вопросов продвижения по службе.
   О том, как к этому решению шел Петр I, следует рассказать подробнее.
   До 1712 года в России не существовало никаких правил [18] производства офицеров в следующие чины: оно проходило по усмотрению высшего начальства.
   Петр, естественно, видел все несовершенство этой системы. Он знал, что таким порядком злоупотребляют. Вот почему первый шаг в отношении упорядочения практики производства в чины связан с введением в штат полевой армии некоторых статей относительно офицерского содержания и чинопроизводства.
   14 апреля 1714 года Петр I издал указ, где царь определял пределы компетенции старших воинских начальников при производстве в чины: право присвоения генеральского и полковничьего звания он закрепил за собой, производить в подполковники и майоры было разрешено фельдмаршалам, производство офицеров в чины вплоть до капитана стало правом полных генералов.
   Новый шаг в этом направлении был сделан I января 1719 года. Продвижение по службе было поставлено в зависимость от наличия вакансий и результатов баллотировки 2-3-х претендентов на продвижение.
   Как это происходило на практике, рассказывается в работе И. Пушкарева{17}.
   Штаб и обер-офицеры полка, в котором открывалось производство в офицеры, собирались вместе, читали имена представленных в следующий чин, рассматривали заслуги, отличия их, познания в науках. и клали в общую кружку избирательные и неизбирательные баллы.
   Число баллов отмечалось председателем в особых списках против каждого баллотируемого кандидата. Списки представлялись государю и он обыкновенно награждал чинами получивших больше баллов.
   Но если государь при баллотировке замечал пристрастие, излишнюю благосклонность или строгость товарищей, то приказывал вновь производить баллотирование, сам [19] являлся в собрание и объяснял свое мнение относительно баллотируемого.
   Новые изменения в чинопроизводстве были внесены 7 марта 1721 года. Согласно указу Петра I баллотирование надлежало отправлять только при переходе из ранга в ранг. В связи с этим были установлены 3 ранга:
   -- 1 ранг -- при производстве из унтер-офицеров в обер-офицеры;
   -- 2 ранг -- при производстве из обер-офицеров в штаб-офицеры;
   -- 3 ранг -- при производстве из штаб-офицеров в генералы.
   Производство из чина в чин в рамках одного ранга стало проводиться при наличии вакансии по принципу старшинства. В то же время, генералы должны были баллотироваться при каждом повышении чина, вплоть до фельдмаршала{18}.
   Вершиной достижений в этой области является разработка "Табели о рангах" 1722 года. Этот документ устанавливал обязанность гражданской и военной службы дворян, соотношение военных, гражданских и придворных чинов, порядок чинопроизводства. Служебная лестница состояла из 14 ступенек, или рангов (1-й ранг -- фельдмаршал, а 14-й -- прапорщик) .
   В основу чинопроизводства была положена не порода, не даровитость, а личные способности, образование, опыт и храбрость офицера. Это обеспечивало продвижение по службе недаровитым, но способным офицерам всех уровней достояния".Табели" открывали возможность производства в офицерский чин представителям других (недворянских) сословий, если те проявили себя на поприще службы государству. Примечательно и то, что получивший первый офицерский чин, становился потомственным дворянином{19}. [20]
   Таковы рычаги, которые использовал Петр I для приобщения молодых людей к военному знанию, военному образованию.
   Благоприятно на развитие военного образования повлияли и другие действий Петра I, как, к примеру, издание в 1713 году указания офицерам и унтер-офицерам Преображенского полка в свободное время заниматься "инженерству". В 1721 году этот указ был распространен и на другие строевые полки.
   Позитивное значение имел и факт, что благодаря инициативе Петра I с 1708 года начинается перевод иностранных книг с голландского, французского, немецкого сочинений Кугорна, Вобана, Блонделя, Римплера и др. Причем, Петр I сам зачастую являлся их редактором.
   Таким образом, Петр I положил начало созданию системе военного образования в России. Заимствуя некоторые принципы и методы из западного опыта, Петр, тем не менее, предпринял попытку дать развитие отечественным аспектам этой подготовки. Великий преобразователь России, один из немногих государственных деятелей того времени, понял необходимость специализированной подготовки офицеров.
   Петра I можно с большим основанием считать родоначальником русской военной школы. С начала ХVIII века, благодаря уму и бурной деятельности Петра I возникло не только новое по качеству русское войско, но и стала складываться стройная, система подготовки офицерских кадров.
   Поучительной является и та система стимулирования потребности в образовании, которую задействовал Петр Великий. Созданное Петром оказалось настолько прочным, что последовавшие за ним "временщики" не смогли до конца вытравить петровский дух подготовки войск и офицерских кадров.
   Инженерная, артиллерийская, военно-медицинская, военно-морская школы сделали при Петре первые шаги по подготовке квалифицированных офицеров для России. [21]
   Примечания
   {1}  См. : Петров А. Н. Русская военная сила. История развития военного дела от начала Руси до настоящего времени. изд. 2-е, испр. и доп. Т. 1-2. -- М. , 1897. -- С. 4.
   {2}  Военный энциклопедический словарь. -- М. : Воениздат, 1984. -- С. 245
   {3}  См.: Голицын Н. С. Всеобщая военная история древнейших времен. Часть 1. 0т древнейших времен до смерти Александра Великого (323 г. до Р. Х.) -- СПб.: тип П.А. Траншеля, 1872. -- С. 9-14.
   {4}  Военный энциклопедический словарь. -- С. 713
   {5}  См.: Штенгейлъ В. Настольный хронологический указатель постановлений, относящихся до устройства военно-сухопутных сил России. 1500 до 1890. Дополненный извлечением из самих постановлений, примечаниями составителя, основанным на исторических документах, ссылками на источники и особым приложением старшинства войск настоящего состава. -- СПб., 1890. -- С.11
   {6}  Ключевский В. О. Боярская дума. -- М., 1956. 
   {7}  См.: Левшин Д. М. Пажеский его величества корпус за сто лет. 1802-1902. В 2 т., Т. 1. -- СПб., 1902. -- С. 6-11.
   {8}  См.: Левшин Д. М. Пажеский его величества корпус за сто лет. 1802- 1902. В 2 т., Т. 1 -- СПб., 1902 -- С. 6-11.
   {9}  См.: Первый русский солдат Сергей Леонтьев Бухвостов. -- СПб., 1909.
   {10}  См.: Назаров A. M. Потешные. Роль их в прошлом и задачи в будущем. Исторический очерк "О потешных полках Петра I". -- Одесса: тип.-лит. штаба Одесского военного округа, 1911. -- C. 96-97.
   {11}  См.: Россия в период реформ Петра I. -- М.: Наука, 1973. -- С. 40-102; 3енченко М. Характеристика Петра Великого как полководца. -- СПб., 1902 и др.
   {12}  См.: Россия в период реформ Петра I. -- C. 45.
   {13}  См.: Очерк истории Военно-инженерной академии имени В. В. Куйбышева. -- М.: ВИА, 1945. -- С. 9
   {14}  См.: Греков Ф. в. Краткий исторический очерк военно-учебных заведений. 1700-1910. -- М., 1910. -- С.7.
   {15}  Волынский Н. История лейб-гвардии кирасирского его величества полка. 1701-1901. Т. I, кн. 1. 1701-1733. -- СПб., 1902. -- С. 200.
   {16}  См.: Левшин Д.М. Пажеский его величества корпус за сто лет. 1802-1902. -- С. 28.
   {17}  См.: Пушкарев И. История императорской Российской гвардии. 4. 1. -- СПб., I844 -- C. 59-60.
   {18}  См.: Волынский Н. История лейб-гвардии кирасирского его величества полка. 1701-1901. Т. 1, кн. 1. (1701-1733). -- C. 256-259.
   {19}  См.: Реформы Петра I: сб. док. /Сост. В. И. Лебедев. -- М., 1937; Россия в период реформ Петра I: Сб. док. -- М., 1973 и др.
   {20}  См.: Галенковский П.А. Воспитание юношества в прошлом. Исторический очерк педагогических средств при воспитании в военно-учебных заведениях (в период 1700-1856 гг.). Изд. 2-е. -- СПб., 1904-124 С.
   {21}  Галенковский П.А. Воспитание юношества в прошлом. -- С. 24-26.
   ...
   Энциклопедия русского офицера, т.1.   16k   "Документ"
  
  
  
Наука Побеждать - т.1   60k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   Наука Побеждать - т.2   43k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   Наука Побеждать - ч. 3   30k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт....
  

Тел. 8(926)286-91-89

   ...
  
  
  
  
  



Оценка: 3.81*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015