ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Опыт учебного воспитания юнкерских училищ

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


 []

Нагрудный знак Алексеевского инженерного училища

  
  

ОПЫТ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЮНКЕРСКИХ УЧИЛИЩ

  

П. Бобровский

  
  
   В область обучения в юнкерских училищах входят две составные части: специальная и образовательная. Если бы в юнкерские училища поступали лица, получившие полное гимназическое образование, то общеобразовательный курс становился бы аномалией, лишним, бесцельным придатком. В необходимости его, в данный период существования училищ, мы еще убедимся, когда ближе ознакомимся со степенью подготовки и развития принимаемых в училища вольноопределяющихся.
   Не подняв их общечеловеческого развития, не развив в них основных начал человеческой культуры, нельзя надеяться и достигнуть общей цели специального образования. Но, располагая определенным периодом обучения (двухлетний курс) и стремясь непосредственно к своей задаче, юнкерские училища должны ограничить общее образование только самым необходимым, без чего немыслимо дальнейшее специальное обучение. <...>
   *
   Очевидно, что, не имея, с одной стороны, достаточно полного общеобразовательного основания, а с другой стороны - сообразуясь с целью по образованию строевого офицера, не готового уже, а только способного исполнять свои обязанности с первых дней службы, специальное образование юнкера должно иметь и определенную норму развития; при всем том, составные части каждого специального предмета в курсе юнкерского училища должны представлять достаточный материал для развития того основного элемента, которому каждый из данных предметов ближе всего отвечает.
  
   *
   В своем месте мы остановимся подробнее на сущности и значении каждого предмета в области обучения юнкеров, теперь же только заметим, относительно воспитания, что в юнкерском училище оно может благодетельно влиять на душевные свойства учащихся, главным образом, посредством правильного обучения.
   Когда нам известен личный состав воспитанников, дано время, в течение которого должно завершаться их воспитание, и, наконец, определена цель - наименьшая мера знаний, необходимая для каждого офицера, тогда мы можем определить и все прочие условия, необходимые для достижения назначенной цели.
   *
   Из ряда этих условия, в каждой воспитательной системе занимают первенствующее место воспитатели, т.е. личные педагогические силы, методы, т.е. способы и приемы посредством которых воспитатели достигают своих задач, и, наконец, все прочие необходимые учебные пособия.
   Между всеми условиями и средствами существует постоянная зависимость, и только, при их благоприятном сочетании, предполагая известные данные и определенный период обучения и воспитания, можно надеяться­ достигнуть и благоприятных результатов. Мы говорим подняться, потому что есть немало посторонних влияний, отрицательное действие которых, и при самых благоприятных, по-видимому, средствах, препятствует развиваться ожидаемым результатам.
  
   Самый лучший личный состав училищ еще не обеспечивает полного успеха, если в нем нет опытности и знания в руководстве делом воспитания, если нет общего единства в стремлении к определенным целям, без насилия и увлечений - мы хотим сказать, если методы обучения и воспитания не прилагаются в делу в их лучшей и наиболее сообразной форме.
  
   Правда, что самые лучшие методы (по форме) останутся недействительным орудием в руках лиц, равнодушно, апатично, лениво относящихся к своей высокой обязанности воспитателя. Верно, что деятельный, энергичный и способный учитель достигает нередко успехов поразительных, не имя даже никакого понятия о педагогическом методе. Всмотревшись в работу такого преподавателя, мы непременно подметим в ней определенный характер и последовательность, приложение к делу известных начал.
   *
   Методы составляют существенную принадлежность всякой системы воспитания. Искусства, как и науки, только и могут совершенствоваться через приложение известных приемов, способов, руководящих начал - методом.
   *
   Искусство же воспитания состоит не в чем ином, как только в приложении правильного воспитательного метода к данному случаю.
   *
   Возможно ли доверять воспитание и обучение тому, кто не знаком с делом, к которому призван, или кто с гордым самодовольством презирает опыты других, или, наконец, кто отвергает пользу указаний тех исследователей в науке воспитания и обучения, которые над этим трудились всю свою жизнь, с самоотвержение преодолевая препятствия? Какие произошли изменения во взглядах на обучение с появлением опытного метода, впервые предложенного Беконом?
  
   "Как бы, по мановению магического жезла, природа раскрыла свои сокровища для изучения; под руководством его метода, ум стал обнаруживать свое могучее влияние на материю и многие новые науки опередили в пользе, красоте и величии все то, что было бесплодно вырабатываемо предшедшими веками".
  
   Действительно, все в природе имеет свойственный ему метод развития, и это развитие может совершенствоваться через приложение известных начал, выведенных из опыта. Зерно, брошенное на землю, растет и дает семена без всякой особенной заботливости человека, но как процесс этот облегчается от известных приемов земледельческого труда и как он совершенствуется от применения методов, открытых земледельческой химией.
   *
   То же происходит и с самим человеком: его ум, воля и сердце - развиваются, без особенных забот об этом других; но как много помогают процессу развития душевных сил разумные воспитательные приемы, как совершенствует человека хорошее воспитание, методы которого основаны на наблюдениях и опыте.
  
   Хороший воспитатель не образуется вполне через одно только теоретическое изучение приемов и способов воспитания, ему необходимы еще добрая воля, опыты и наблюдения, и не один не станет на высоте своего призвания, пока метод воспитания не сделается его существенною и живою принадлежностью.
  
   Лежащая в основании воспитания руководящая идея может развиваться только опытом и наблюдением. Чем шире и полнее эти наблюдения, чем они точнее и постояннее, тем тверже устанавливается и вся система воспитания.
  
   Различие во взглядах на методы происходит не только от трудности, сколько от недостатка опытов, от недостатка знания, и в этом отношении юнкерские училища настолько еще молоды, так недавно устроены, что при недостатке опытов, начальствующим лицам и преподавателям приходится, по необходимости, часто идти ощупью, следуя методам, не всегда удовлетворяющим общим целям воспитания.
  
   *
   Вообще, в деле воспитания юнкеров мы еще бедны фактами, основанными на наблюдениях тех, которые имеют возможность, стоя близко к юнкерам, делать постоянные заметки и, давая строго проверенные факты, способствовать производству исследований. В этом отношении нельзя положиться столько на лице инспектирующее, сколько на офицеров и преподавателей, если они относятся к делу без предвзятой наклонности к любым теориям. Мы, однако, богаты различными мнениями, но мнения - не факты, и в деле воспитания подобное смешение весьма опасно. Преподаватель учит по методу ему свойственному, ученики делают успехи, эти успехи приписываются этому методу; здесь успехи - факт, что учитель учит по такому-то методу - факт, но что метод его обучения были истинной причиной успехов - это мнение; оно может не вязаться с двумя фактами, ибо успехам учеников могли способствовать исключительно, или в значительной мере, какие-либо скрытые и незаметные влияния.
   Факт должен быть верен сам по себе и непременно свободен от накопления разных мнений, поддерживаемых иногда любимыми теориями.
  
   Многие из этих теорий, хотя и принадлежат великим именам воспитательного искусства, останавливают прогресс знания и действуют разрушительно на ум и способности. Богатая внешняя воспитательная и учебная обстановка не выражает еще действительных успехов, если, при обучении, упущено из вида полезное применение пособий.
  
   Можно встретить не одну школу, в которой имеются все принадлежности: большие классные доски, большие стенные географические карты, глобусы, модели, планы и т.п, но умеют ли ими пользоваться, как следует, что так необходимо для объяснения наглядным и осязательным путем многих фактов и явлений в науках. Ученики кажутся бойкими, способными усвоить знания, но они ленивы и мало интересуются предметом. Учитель вял, апатичен, потому что ученики не обращают внимания на его неуловимые отвлеченные объяснения; ученики ленивы потому, что учитель нарушил основные начала практического обучения, не обратил, в свое время, внимания на такие вещи, которые составляют неизбежную ступень для ясного представления о предмете.
  
   Рутина часто еще давит школу, изгоняя из нее любовь к делу, охоту к труду, парализуя способности, убивая прилежание.
  
   Вообще, многие неудачи в школах происходят от того, что за метод часто принимают какие-либо удачные приемы, без всякой связи с фактами, без всякого отношения причин к следствиям.
  
   Между тем, ошибочность взглядов на обучение и воспитание была бы легко обнаружена, если бы не увлекались своими собственными приемами и не имели бы отвращения к приемам более совершенным, ведущим к целям, без насилования ума и воли.
  

 []

Столовая в лагере Павловского военного училища

  
  
   Во взглядах на методы воспитания замечается в наше время два направления - оба неверные. Одни смотрят на метод со слепой доверчивостью, делаются его рабами, другие в своем недоверии доходят до того, что отвергают пользу какого бы то ни было метода. Действительно, в обучении никакой метод не может быть руководящим, если преподаватель не вполне сознательно владеет им. Кроме того, самые условия подготовки обучающихся, их качества и силы, не всегда соответствуют тем условиям, какие необходимы для применения данного метода.
  
   Силы и свойства учеников так разнообразны, что было бы странным не делать некоторых видоизменений в способах обучения, в согласовании со способностями и дарованиями. Поэтому, каждый преподаватель должен быть в полном смысле хозяином, а не рабом того метода, которому он следует.
  
   Нет вполне совершенного метода обучения, в каждом можно найти много недостатков, а во всех вместе искусный и опытный преподаватель сумеет отыскать много полезного и удобоприложимого.
   Всякий опытный, благоразумный и сведущий преподаватель (как и воспитатель) примет те методы обучения и воспитания, какие наиболее соответствуют подготовке и будущему назначению учащихся, а также характеру школы.
  
   Хороший наставник не станет упорно придерживаться буквы установленных правил и системы обучения. И самое основное педагогическое правило "начинай с простого и не переходи на следующую ступень, пока ты не уверен, что первоначальное хорошо усвоено", не всегда необходимо в приложениях к обучению некоторых предметов.
  
   Вообще, рабская зависимость и пренебрежение методами одинаково невыгодны: в первом случае - несущественным сторонам предмета дается неправильное значение, в последнем - часто остаются без внимания вспомогательные, по-видимому, не важные, а между тем весьма полезные обстоятельства.
   *
   Мы сделали это отступление о значении методов в воспитании и обучении, чтобы показать, какую значительную долю заслуг следует отнести к лицам, посвящающим этой деятельности в юнкерских училищ себя, свои силы, свою жизнь, т.е. к начальственным лицам и преподавателям.
  
   Труд людей, занимающихся образованием юношества, можно только сравнить с трудом врачей: очевидно, это не механическая работа над духом, как и труд врача над организмом нашего тела.
  
   Из уважения к трудностям задач воспитания было бы неблагоразумно врываться насильственно в область почтенного труда воспитателей; поэтому учебный устав тогда только имеет общественную заслугу, когда не дает преподавателям и воспитателям невыполнимых правил и наставлений.
  
   С другой стороны, и лица, посвятившие себя делу воспитания, тогда только исполняют добросовестно свои обязанности, когда сознают, что будущее наших офицеров во многом зависит от привитых принципов воспитанием: в их душах они могут положить вредные зародыши, или же посеять благодетельные семена, которые дадут благоухающий цветок или здоровые плоды.
  
   Никто не ожидает от юнкерских училищ людей широко образованных, но всякий вправе ожидать от них людей честных, хороших офицеров, глубоко проникнутых долгом и самоотвержением на благо нашей родины.
  
   В воспитании юнкеров должно отдать предпочтением таким системам, методам и приемам, которые способствовали бы развитию умственных, усовершенствованию нравственных и укреплению физических сил, в общей гармонии и в полном соответствии с целями, чтоб все вынесенные из училища сведения, правила, опыты, привычки и навыки соответствовали будущему призванию и чтобы все приобретенное служило бы прочным фундаментом, не широким и размашистым, но крепким и прочным на котором самообразование и самовоспитание вырабатывает желаемых офицеров.
  
   При кратковременном пребывании юнкеров в училищах, должны быть непременно развиваемы совместно все способности их природы - физические (тело), умственные (ум) и нравственные (воля и сердце), и было бы неразумно держаться такой системы, которая вела бы к развитию только одной из сторон, с пренебрежением прочих.
  
   Над всем воспитанием юнкеров должно утвердить ясно поставленные цели их будущей деятельности, всегда помня, что судьба воспитываемых и обучаемых юнкеров призовет их к постоянному труду, сопряженному с лишениями, к обязанностям, соединенным с самопожертвованием, и к занятиям, по обучению солдата не только эволюциями на плацу и в манеже, или грамоте в казарме, но и всему тому, что составляет основу и дает силу воинской дисциплине, порядку и военной части.
  

Существенные черты преподавательской деятельности

   Педагогика, не без основания, так много ожидает от учителя, она считает его главным средством в успехах преподавания.
  
   Метод обучения в руках апатичного и ленивого учителя теряет свое образовательное значение, но в руках мыслящего и деятельного педагога они становятся живительною и могучею силой.
  
   Если даже обстоятельства заставляют его следовать различным вкусам и нравам своих учеников, то он сумеет овладеть способом, наиболее сообразным с данными условиями, когда совмещает в себе все условия, нужные для преподавания.
   *
   В учебной практике юнкерских училищ мы видели не один пример такого учителя, который через опыт и размышление достигал значительных успехов, при всех, по-видимому, весьма неблагоприятных условиях. Для такого учителя вверенный ему класс становился как бы лабораторией, где взрослые юноши составляют предмет постоянного его изучения и наблюдений и где он может изощряться над усовершенствованием их умопредставлений и понятий.
  
   Работа такого педагога потому и плодотворна, что на свою процессию он не смотрит как на механическую силу, действующую в известном рутинном направлении; он тут получает возможность в своем деле быть полезным хозяином, действующим разумно и правильно, методически, а следовательно и полезно.
  
   Его деятельность не прекращается в урочный час посещения класса, напротив - он постоянно обдумывает способы и средства для добросовестного исполнения своего дела и его недремлющий дух переносит на учеников усердие, старание и терпение в те минуты, когда он заняты приготовлением его урока. Ничего нет выше того уважения, которое выносят обучаемые к своему учителю, по выходе из школы, долго живя воспоминаниями его трудовой работы на дело их собственного усовершенствования.
   *
   Но то, что обыкновенно называется учительским даром, составляет удел весьма немногих преподавателей. Стремление же к усовершенствованию способов, приемов, методов принадлежит к обязанности каждого преподавателя, всякого человека, который однажды вошел на кафедру, чтобы научать других.
  
   Странно и требовать от каждого учителя, с первых дней его преподавательской деятельности, искусства, но необходимо требовать - знания предмета, усердия и любви к делу: небрежный, лениво относящийся к своему делу учитель - не раз повторится в учениках своими антипедагогическими приемами.
  
   Мы верим заключению многих, что в развитии учеников отражается часто тот характер, которым отличается сам преподаватель, или - усердие, любознательность, ясность в мыслях, или обратно, - небрежность, сбивчивость, запутанность понятий. Дух преподавания до такой степени влияет на форму метода, что самые лучшие фронтальные приемы могут дать одни только отрицательные результаты.
   *
  

 []

Оркестр юнкеров Павловского военного училища

  
   Преподавателю в юнкерском училище предстоит преодолеть весьма много трудностей: недостаточная и разнообразная подготовка учеников, способности которых приобрели уже некоторую жесткость и неподатливость для своего развития; неизбежная, часто тягостная борьба со всякого рода недостатками и изъянами в способностях учеников; ограниченное время для преподавания, при необходимости достигнуть определенной законченности; несовершенства в учебниках, неизбежные в предметах вновь устанавливающихся; и так далее.
  
   Преподавателю не следует плодить еще этих трудностей от самого себя. К таким трудностям никогда не приносящим пользы обучению и всегда замечаемых у мало опытных преподавателей, следует отнести: увлечения, излишнюю плодовитость, недостаток практических упражнений, взваливание на учеников работы не по силам.
  
   Преподаватель должен постоянно иметь пред глазами тот путь, по которому он обязан пройти, и с недостаточными предварительными познаниями своих учеников, до конца, чтобы достигнуть определенной цели.
   Если он, по особому пристрастию к своему предмету, будет развивать его в мельчайших подробностях стараясь высказать все, что ему известно, но что не составляет существенной необходимости для усвоения предмета, тот он не достигнет цели; он только запугает учеников своих массою и объемом материала, он принудит их поневоле работать для виду, схватывать верхушки.
   *
   В самом преподавании многоречивость, излишнее распространения, многословие затемняют мысли, потому что длинную речь всегда трудно удержать в памяти даже хорошо развитому человеку; притом от долговременного напряжения ума, вследствие многих лишних слов, внимание сильно ослабляется и слушатели теряют внутреннюю связь рассказа. С другой стороны, - и неумеренная краткость не мало усиливает трудность для учеников, не отличающихся большим запасом умопредставлений; таким ученикам, как большинство обучающихся юнкеров, сведения должны быть сообщаемы без голых намеков и пропусков, чтобы не оставалось пробелов и недомолвок о предметах им незнакомых, а, между тем, нужных для ясного понимания того, что им предлежит понять и усвоить.
   *
   Чтобы обучение было основательным, на помощь ученикам являются повторения и практические работы; чем больше предмет представляет трудностей, тем более должно делать практических упражнений, испытаний, повторений; только таким средством преподаватель удостоверяется в прочности знаний из пройденного и замечает, что предстоит ему еще сделать, чтобы ученики могли преодолеть трудности, которых сам преподаватель и не предполагает.
   Но малоопытные, часто весьма даже усердные, преподаватели идут вперед с какой-то поспешностью, не останавливаясь и не оглядываясь назад, пока, наконец, какая-либо случайность или годовые испытания не убедят их в неосновательности знаний учениками всего пройденного курса.
  
   Если преподаватель не успел достигнуть основательных знаний в частностях, а затем и в рядах умопредставлений и понятий, то, конечно, он не добьется основательности в целом предмете.
  
   Мы уже не говорим о тех случайных отступлениях, рассчитывающих на показную сторону, когда употребляют ускоренные методы; подобные явления, где выставляются напоказ схваченные наскоро понятия, и конечно, всегда не прочно, преследуются всякою благоустроенною школой: где нет основательности, там все легко забывается, и всякий хорошо знает, что не легко забывается только то, чему мы основательно выучились.
   *
   Поверхность, беглость в прохождении курсов - непременно ведут к неосновательности приобретаемых знаний: тут ученики выносят смутные представления, не только не имеющие никакого значения, но даже вредные в нравственном смысле. Тем более этому следует противодействовать в юнкерском училище, что уже, приступая к обучению в младшем классе, легко видеть заблуждения и самонадеянность многих кое-чему учившихся, но недоучившихся.
  
   Поэтому, идя сначала как бы ощупью, учителю юнкерского училища приходится долго останавливаться на первых началах и частыми и исправными испытаниями удостоверяться в прочности и основательности пройденного. Не заботясь же об исправности в ответах или не придавая ответу воспитательного значения, можно легко утвердить в учениках самомнение в обширности знаний, что, как известно, ведет к заносчивости.
  
   *
   Объем предметов обучения в юнкерских училищах не может быть велик, а содержание материала не должно быть обширно. Но еще мало таких учебников, в которых количество учебного материала было бы рассчитано по училищному курсу; напротив, некоторые учебники, как мы уже видели из хода преподавания, содержат много лишнего и мало существенного. Подобное переполнение учебным материалом наших учебных книг (и не в одних только юнкерских училищах) делает много вреда, гораздо больше, чем думают.
  
   Дело преподавателя уметь приноравливаться ко времени и подготовке учащихся, чтобы не обременять их многими усложненными затруднениями, в ущерб основательности; ему нужно сделать учебник кратким, и лучше пусть останутся пробелы, чем наваливать на учеников непосильную работу и приучать их прикрываться обманчивыми призраками знаний.
  
   *
   Не беда, если по окончании юнкерского училища молодой человек сознает, что он мало знает, но слишком большое зло произойдет для всей его будущности, ежели он заберет в голову, что он много знает и многому учен. В первом случае - он станет продолжать самоусовершенствование, в последнем - он будет высокомерно пренебрегать всяким знанием и в конце концов станет невеждою, высокомерным гонителем труда и усердия.
   *
   С непосильною работой от изобилия учебного материала нужно поставить рядом зло, происходящее от навязывания ученикам многих непосильных работ на дому. От этого происходит, что, при четырех уроках, юнкера часто бывают завалены работой вне классов, с которою они не знают, как и справиться. Эти явления чаще всего случаются у преподавателей, считающих свой предмет почему-то труднее и важнее всякого другого предмета. Иной, при этом, норовит облегчить себя в классе и не справляется много ли у юнкеров свободного времени, достаточно ли им располагают ученики для прихотливых требований учителя, но ему хочется, чтобы юнкер работал только для его предмета!
   Эта неумеренность требований, замечаемая, большею частью, у молодых, неопытных преподавателей, или у преподавателей односторонне привязанных к какой-либо специальной отрасли, часто ведет к дурным последствиям в обучении, и потому так необходим обмен взглядов на способ и ход преподавания в учебных комитетах, особенно в первую половину учебного курса. Начальник училища, обладающий сильным характером и имея за собою авторитет опыта, не допустит подобных увлечения и, конечно, сумеет удержать дурно рассчитанную ревность учителя.
   *
   К сказанным трудностям в успехах обучения нужно присоединить еще одно весьма важное затруднение, часто происходящее от личного взгляда преподавателей; это неумеренная слабость в оценке знаний высокими баллами, следствием чего обыкновенно бывает упадок знаний к концу учебного курса.
   Чтобы доказать вред, происходящий от неумеренно щедрой оценки успехов, нужно было бы войти в рассуждение о сущности воспитания вообще и представить для подкрепления своего заключения факты, что, конечно, отвлекло бы нас от цели настоящего труда; начальники училищ, как нам известно, сознают невыгоды, происходящие в воспитании от неумеренно высоких баллов, и всеми средствами противодействуют этому несправедливому и потому непедагогическому приему. Можно думать, что неумеренно щедрая оценка успехов доказывает иногда или стремление к популярности, или ложный взгляд на значение испытаний и повторений;-если уже не желательно ставить дурной балл, за который впрочем в училище не делается дисциплинарных взысканий, то лучше, сохраняя оценку до времени, совсем его не ставить, нежели вводить в обман ученика, позволяя ему рассчитывать на незаслуженное вознаграждение в работе, к исполнению которой он не приложил ни должного усердия, ни необходимого труда. Гораздо практичнее и, в воспитательном отношении, правильнее отложить оценку до другого раза, дав понять ученику, что ответ его неудовлетворителен, что он требует исправления, на что ему и предоставить возможность.
   *
   Чтобы видеть, какими личными педагогическими силами могут располагать и действительно располагают юнкерские училища, нужно представить сперва относящиеся сюда законоположения и, затем, численный состав, с распределением на более существенные элементы.
   *
   Преподавателями в юнкерских училищах приглашаются начальником училища офицеры, окончившие курс наук в высших и средних военных и гражданских учебных заведениях, а равно учители из заведений, находящихся на месте расположения училища. В особых случаях, вследствие затруднение в приискании собственных преподавателей, назначаются из войск офицеры-преподаватели, которые числятся при училище во временной командировке и не занимают в оных штатных вакансий. В числе преподавателей полагается один офицер генерального штаба, для преподавания военных наук (С.В.П., 1869, ХV, 569 и 570).
  
   Взамен временного командирования офицеров-преподавателей на неопределенные сроки, предполагается срок этот определить, ограничив пятью годами, но сравнять в правах вознаграждение офицеров-преподавателей с младшими офицерами и не лишать их возможности участия в занятиях при войсках, на летнее время.
   *
   Непосредственный надзор за учебною частью, за ее направлением и ходом, принадлежит начальнику училища, который в особых вопросах, требующих предварительного совещания действует через Учебный Комитет.
   Учебный Комитет составляется, под председательством начальника училища: из ротного, эскадронного или сотенного командира, младших офицеров и преподавателей. <...>
   С увеличением числа училищ и обучающихся в них юнкеров постоянно возрастало и число преподавателей.
  

Годы

Училищ

Обучающихся

Преподавателей

Кол - во

   юнкеров
   на одному
   преподавания

Всех

В том числе

  

Общ. и

спец. предм.

Оф.,

   читающих уставы
  

1864 - 65

4

654

61

47

14

10,7

1865 - 66

10

1.650

140

115

25

11,8

1866 - 67

12

2.050

168

131

37

12,2

1867 - 68

13

2.250

175

134

41

12,8

1868 - 69

13

2.330

190

139

51

12,2

1869 - 70

15

2.650

220

161

59

12,0

1870 - 71

16

3.270

265

195

70

12,3

1871 - 72

16

3.790

328

250

78

11,5

   <...>
  
   ...Юнкерские училища главным образом опираются на преподавателей из войск...
   Почти все офицеры специальных войск, преподающие в училище, получили высшее военное образование и принадлежат, за малым исключением, к лучшим, наиболее талантливым преподавателям. <...>
  
  

Бобровский П.О.

Юнкерские училища. В 3-х т. - т.2.- СП б., 1881.- с. 522-583.

  
   ...
  
   Необходимость новой системы юнкерских училищ   27k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 2 шт.
  
   Сведения о юнкерских училищах   17k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   Первоначальное Устройство Юнкерских Школ   46k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 5 шт.
  
  
  
   ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010