ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Система подготовки офицерских кадров в первые десятилетия Хх века

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:


 []

Нагрудный знак Павловского военного училища

Система подготовки офицерских кадров в первые десятилетия ХХ века

Л. Бескровный

  
   Подготовка унтер-офицерских кадров (Типы низших школ - Главная задача подготовки унтер-офицеров) - Подготовка обер-офицерских кадров в кадетских корпусах (Данные о составе корпусов - Сведения о численности кадет (1900-1916 гг.) - Социальный состав кадет (1901-1912 гг.) - Число выпускников кадетских корпусов (1901-1914 гг.)) - Юнкерские училища и школы подпрапорщиков (Сведения об этих учебных заведениях - Число выпускников) - Военные училища. Пехотные и кавалерийские (Задача этих училищ - Сведения об их количестве - Данные о составе учащихся и количестве выпускников (1900-1917) - Сведения о социальном составе) - Артиллерийские училища (Сведения о количестве и социальном составе учащихся) - Военно-инженерные училища (Данные о Николаевском инженерном училище) - Специальные военные училища (Военно-топографическое училище - Офицерская кавалерийская школа - Офицерская артиллерийская школа - Подготовка офицеров крепостной артиллерии - Электротехническая офицерская школа - Офицерская школа авиации - Школа морской авиации - Военный курс Московского общества воздухоплаванья - Офицерская автомобильная школа - Офицерская железнодорожная школа - Главная гимнастическо-фехтовальная школа) - Подготовка штаб-офицеров (Академия Генерального штаба - Михайловская артиллерийская академия)

Л.

ПОДГОТОВКА ОФИЦЕРСКИХ КАДРОВ

   Офицерские кадры готовились через систему военно-профессио-нального образования. Она включала несколько звеньев воен-ных школ: низшие, низшие специальные, средние общеобразова-тельные, средние специальные и, наконец, высшие. Правящие круги проводили в вопросе военного образования четко выражен-ную классовую политику. Низшие школы были предназначены для подготовки унтер-офицерских кадров, и из них невозможно было перейти к следующей ступени военного образования. Сред-ние и высшие школы готовили офицерские кадры и комплектова-лись выходцами из правящего класса.
  

Подготовка унтер-офицерских кадров

  
   Наиболее распространенным типом низших школ, готовивших общевойсковых унтер-офицеров, являлись ротные учебные коман-ды (школы) с одногодичным сроком обучения. Унтер-офицеров для артиллерийских и инженерных частей готовили низшие спе-циальные школы с 1-3-годичным сроком обучения, создававшие-ся при отдельных частях.
   Наряду с такими школами существовали специальные техни-ческие учебные заведения с 3-4-летним сроком обучения. К ним относились Техническое артиллерийское училище, готовившее кадры для артиллерийских заводов (штат училища - 100 чело-век), и Пиротехническое училище, готовившее мастеров-пиротех-ников для пороховых заводов и крепостей (штат - 85 человек); в 1900 г. училища были слиты в одно Техническое училище артиллерийского ведомства со штатом в 150 человек и сроком обучения 4 года. При оружейных заводах функционировали оружейные школы с 3-годичным сроком обучения на 200 учащихся каждая; они готовили мастеров-оружейников.
   *
   Существовавшая при Ин-женерном училище электротехническая школа была преобразо-вана в самостоятельное училище с 4-летним сроком обучения. К такому же типу учебных заведений принадлежало 8 военно-фельдшерских школ в Петербурге, Москве, Киеве, Херсоне, Тиф-лисе, Иркутске, Новочеркасске и Екатеринодаре с двухлетним сроком обучения. Кроме того, действовали две военно-ветеринар-ные школы, учрежденные при ветеринарных лазаретах с полуто-рагодичным сроком обучения.
   *
   Главная задача указанных школ состояла в подготовке ква-лифицированных кадров унтер-офицеров. Эта задача осложня-лась тем, что при введении всеобщей воинской повинности все труднее становилось создавать кадры унтер-офицеров, заинтере-сованных в длительных сроках службы. Обычно унтер-офицеры, получившие краткосрочную подготовку через учебные команды, уходили из армии. Их не устраивали ни положение в армии, ни материальное обеспечение. В связи с этим возник вопрос, как заинтересовать прослуживших свой срок унтер-офицеров оставаться на сверхсрочную службу. Военное министерство ставило перед Военным советом вопрос об увеличении окладов для сверхсрочников и установлении льгот для прослуживших более 10 лет.
   *
   Главной льготой являлось бы перечисление в запас с первым офицерским чином. После долгих препирательств было решена производить сверхсрочников сначала в подпрапорщики, а затем допускать к сдаче экзаменов на первый офицерский чин, для чего рекомендовалось создавать подготовительные школы с 9-месяч-ным сроком обучения.
   Острая нехватка унтер-офицерских кадров выявилась сразу же, как только началось развертывание массовой армии в мировую войну. Пришлось прибегнуть к краткосрочным формам подготовки. В командах оказалось немало бывших рабочих, про-явивших себя во время боевых действий. В период революции многие из них были выбраны в солдатские комитеты и показали себя настоящими защитниками народа.
  

Подготовка обер-офицерских кадров

Кадетские корпуса

  
   Дискуссия о характере и системе обучения в кадетских корпусах завершилась в начале 80-х годов. С уходом Д. А. Милютина из Военного министерства кончилась эра военных гимназий. Кадет-ские корпуса вновь были восстановлены как закрытый тип сред-них учебных заведений, обеспечивающих дворянству воспитание своих детей за счет государства. В 1911 - 1914 гг. функциониро-вало 26 корпусов: Николаевский 1-й и 2-й Петербургские, им. Александра II 1 и 2-й и 3-й Московские, Михайловский-Воронежский, Орловский-Бахтина, Нижегородский-Аракчеева, По-лоцкий, Псковский, Петровско-Полтавский, Владимирский-Киев-ский, Симбирский, Оренбургский, 1-й Неплюевский и 2-й Орен-бургский, Омский, Ярославский, Сумской, Варшавский-Суворова, Хабаровский-Муравьева, Владикавказский, Ташкентский-наследника цесаревича, Вольский, Тифлисский и общие классы Пажеского корпуса.
   *
   Кадетские корпуса предназначались для детей потомствен-ных дворян и для детей офицеров, которые получали с офицер-ским чином только личное дворянство. Но, кроме этих категорий, в корпуса был открыт доступ детям казаков, духовенства и уроженцев славянских стран, идущих под рубрикой "иностран-цы".
  

 []

Юнкера Константиновского артиллерийского училища в манеже. 1906 г.

   *
  
   Оканчивающие корпуса в большинстве шли в военные училища. Так, из 1005 окончивших в 1901 г. в военные училища посту-пило 887, в 1905 г. из 1091 - 994, в 1908 г. из 1174 - 987, в 1911 г. из 1353 - 1195, в 1912 г. из 1269 - 1041, в 1914 г. из 1329 - 1093.
  

Юнкерские училища и школы прапорщиков

  
   Сначала Военное министерство ратовало за юнкерские училища, считая этот тип военных школ наиболее рациональным для под-готовки обер-офицеров общевойскового типа. Благодаря настойчи-вости министерства, к концу XIX в. удалось решить задачу под-готовки обер-офицеров через юнкерские училища.
   *
   Однако низ-кий уровень подготовки в этих учебных заведениях давал себя знать и служил серьезным препятствием для занятия более вы-соких должностей, чем командир взвода. Поэтому было решено постепенно переводить юнкерские училища на учебный план во-енных училищ.
   *
   Сначала были открыты при некоторых юнкерских училищах отделения с военно-училищным курсом, а с 1887 г. ста-ли преобразовывать остальные училища. Все же к концу XIX в. оставалось 10 юнкерских училищ: Петербургское, Виленское, Ка-занское, Одесское, Чугуевское, Иркутское, Тифлисское, одно ка-валерийское и два казачьих - Новочеркасское и Оренбургское. Срок обучения в начале века был 2-летний, а с 1903 г. - 3-летний. Училища ежегодно кончали около 1000 человек.
   *
   К 1911 г. Военному ведомству удалось перевести подготовку общевойсковых обер-офицеров на базу военных училищ. Однако мировая война потребовала столь большого количества офице-ров, что пришлось вернуться к ускоренной подготовке. Основным каналом стали 3-месячные школы прапорщиков.
   *
   Первые пехот-ные школы прапорщиков были сформированы в 1914 г. при за-пасных пехотных бригадах. Штат каждой школы был установ-лен в 200 человек. Вслед за этим были открыты четыре школы в Петербурге (они вскоре были преобразованы в две и переведены в Ораниенбаум), одна - в Москве и одна - в Киеве. Всего в шести школах обучалась 1200 офицеров. Огромная потребность в командирах взводов вынудила министерство открыть еще семь школ: две в Петербурге, по одной в Москве, Киеве, Одессе, Тиф-лисе и Иркутске, рассчитанных на 400 человек каждая. Таким образом, в конце 1914 г. действовало 13 школ.
   *
   Однако офицеров не хватало. На летний период в зданиях кадетских корпусов было открыто 10 временных школ, рассчи-танных на подготовку 2500 офицеров. В общем, в 1915 г. через школы прапорщиков армия получила 29820 прапорщиков пехо-ты и 402 прапорщика инженерных войск. В 1916 г. действовало 38 школ, рассчитанных на 18970 офицеров. Три выпуска этих школ дали 50350 офицеров.
   *
   Особенность комплектования школ в Петрограде, Москве и Киеве состояла в том, что в них направлялись только студенты высших учебных заведений. Занятия в школах шли но усложненной программе. Обращает вни-мание разрешение принимать в школы прапорщиков также сол-дат: в 1915 г. их было принято 2 тыс. человек, в 1916 - 12569 че-ловек и примерно столько же в 1917 г. Таким образом, офицер-ский состав в ходе войны был в значительной степени демокра-тизирован, что следует учитывать при определении причин перехода на сторону революции довольно большого количества офицеров.
  

Военные училища

Пехотные и кавалерийские училища

   Военные училища как тип среднего военно-учебного заведения сложился к концу XIX в. В их задачу входила подготовка квали-фицированных кадров командиров рот и эскадронов с дальней-шей перспективой продвижения в командиры батальонов Учили-ща строили свою работу на основе среднего образования (кадет-ских корпусов и других средних школ), что давало возможность сосредоточивать внимание на профессиональной подготовке.
   *
   В начале XX в. действовало три пехотных, одно кавалерий-ское и два казачьих училища: Павловское, Константиновское, Александровское, Николаевское - кавалерийское, Новочеркасское и Иркутское - казачьи.
   Штат пехотных училищ - 300 юнкеров, кавалерийского - 250 юнкеров.
   В связи с реорганизацией юнкерских училищ в военные в 1902 г. возникли Московское, Киевское и Елизаветградское учи-лища. После реорганизации в 1911 г. остальных юнкерских учи-лищ всего стало 13 пехотных, 3 кавалерийских и 2 казачьих учи-лища. Кроме того, действовали военно-училищные классы Па-жеского корпуса. Штат пехотных и кавалерийских училищ остал-ся без изменений.
  
   Стремление министерства поднять уровень образования обер-офицерского звена было положительным явлением. Преобразо-вание юнкерских училищ в военные позволило поднять штатное число учащихся в училищах с 1800 до 5600 человек.
   *

 []

Чайная лавка в лагере Михай-ловского артиллерийского училища

  
   Вместе с тем правительство стремилось оградить офицерский корпус от "засорения" выходцами из других сословий. Вначале это удава-лось. Так, в 1902 г. во всех училищах, кроме Московского и Киев-ского, обучалось детей дворян - 57,81%, офицеров и чиновни-ков - 38,83, духовенства - 0,20, казаков - 2,97 и иностранных подданных - 0,59%. В Московском и Киевском училищах дво-рян - 25,91 %, офицеров и чиновников - 21,30, духовенства - 3,11% и пр.
   *
   На таком же уровне сохранялось соотношение соци-альных групп ив 1906 г. Острая нехватка хорошо подготовленных офицеров выявилась уже во время войны с Японией. Сама дискуссия о возможности приема в училища лиц всех сословий натолкнулась на сопротивление дворянства. Оно и слышать не хотело, чтобы в петербургские и московские училища поступали дети кухарок и купцов. В качестве компромисса было решено в 1905 г. разделить училища на две группы. Первую группу составляли училища, на которые распространялось право приема в кадетские корпуса, а во вторую - остальные училища. И хотя права окончивших были равными, однако окончившие училища первой группы пользовались правом выбора при назначении в войска.
   *
   Как же определился состав учащихся в этих группах училищ? В первой группе училищ в 1906 г. состояло детей дворян, офицеров и чиновников - 95,39%, духовенства - 0,53, казаков - 1,51, прочих сословий - 1,78 и иностранцев - 0,79. Во второй группе училищ обучалось детей дворян и чиновников - 59,81, духовенства - 2,10, казаков - 5,61, прочих сословий - 32,24 (из низ купцов и почетных граждан - 13,78, мещан - 12,27 и крестьян - 6,19) и иностранцев 0,24. Офицерский корпус переставал был дворянским по своему составу. Но этот процесс происходил мед ленно и с трудом. Сопротивление дворян демократизации офицерского корпуса дорого обошлось во время мировой войны. Уже в начале войны действующая армия оказалась без подготовленных командиров рот. Пришлось срочно переходить на краткосрочны курсы (от 3- до 6-месячного срока). С 1914 г. отменили какие-либо сословные ограничения при поступлении в училища военного времени. Ускоренные выпуски превысили в 1914 г. нормальны более чем в 3 раза, в 1915 г. - в 9 раз, в 1916 г. - в 12 раз.

Артиллерийские училища

  

В начале XX в. действовало два артиллерийских училища с трех-летним сроком обучения - Михайловское и Константиновское. Оба училища работали по одному учебному плану и давали до-статочно высокий уровень знаний. В каждом обучалось по 420 юнкеров (штат).

   Количество обучавшихся и оканчивавших училища, в общем, было стабильным, несмотря на возраставшие требования поле-вых войск. Предложения об открытии новых училищ отклоня-лись. Только после начала войны были открыты Сергиевское (в Одессе) и Николаевское (в Киеве) училища со штатом на 300 юнкеров каждое. Сергиевское училище дало первый выпуск в 1915 г, Николаевское - в 1916 г.
   С началом мировой войны был произведен ускоренный вы-пуск учащихся, а с 1915 г. на базе Михайловского и Константиновского училищ стали действовать школы прапорщиков артил-лерии. По данным докладов военного министра, они выпускали в год свыше 4 тыс. прапорщиков.
  

Военно-инженерные училища

  
   В начале XX в. В России действовало одно Николаевское инже-нерное училище с трехлетним сроком обучения, готовившее кад-ры для инженерных частей. Штат Николаевского инженерного училища составлял 250 юнкеров, что позволяло производить еже-годные выпуски в пределах 100 человек
  
   В 1915 г. был произведен первый набор в Киевское инженер-ное училище. При обоих училищах началась подготовка прапор-щиков инженерных войск.
   Военно-топографическое училище с двухлетним сроком обучения строилось на база кадетских корпусов и реальных училищ, поэтому учебный план училища предусматривал только специ-альные предметы. Штат училища составлял 40 юнкеров (с 1910 г. - 50). Кроме того, к училищу ежегодно прикомандировы-вались офицеры из войск. Ежегодные выпуски не превышали 20 человек.
   Офицерские школы усовершенствования предназначались для офицеров, выдвигаемых на должности командиров батальонов, эскадронов, батарей (полевых или крепостных).
   Офицерская стрелковая школа в Ораниенбауме готовила ко-мандиров батальонов. В нее принимались офицеры в чине капи-тана. Срок обучения составлял 7 месяцев. Главным условием для поступления в школу был двухлетний срок командования ротой. Штат школы был рассчитан на 167 офицеров. Фактически же в ней обучалось от 150 до 200 человек. Обычно школу оканчивали все поступавшие. С началом мировой войны школа перестала су-ществовать. Поступившие в школу 210 офицеров были направле-ны в свои части.
   Офицерская кавалерийская школа, находившаяся непосредственно в ведении военного министра, готовила кадры команди-ров эскадронов. Срок обучения - два года. Штат школы пред-усматривал подготовку 67 офицеров (42 - от армейских частей и 25 - от казачьих). Такое число оканчивало начиная с 1908 г. С началом мировой войны школа перестала функционировать.
   Офицерская артиллерийская школа в Царском Селе занима-лась теоретической и практической подготовкой командиров по-левых и крепостных батарей. Школа находилась в подчинении начальника ГАУ. Практические занятия по подготовке полевой артиллерии к стрельбе и управлению огнем проводились на обо-рудованном в 1909 г. полигоне в г. Луга. Поскольку после рус-ско-японской войны достаточно остро встал вопрос совершенствования старших артиллерийских начальников, в 1906, 1908 и в 1909 гг. в школу для стажировки направлялись командиры ди-визионов и бригад.
  

 []

  

В церкви Владимирского военного училища

  
   Практическая подготовка старших офицеров крепостной артиллерии велась в крепости Осовец. Курс обучения на обоих отделениях - 7,5 месяцев. На отделении полевой артиллерии подготовку проходило 108 капитанов и 36 штаб-офицеров.
   Специальной инженерной офицерской школы не существова-ло. Во время мировой войны в Петрограде была открыта школа для прапорщиков инженерных войск с одногодичным сроком обу-чения.
   Электротехническая офицерская школа имела целью совер-шенствование инженерных офицеров для командования войска-ми связи. Срок - 1 год 7 месяцев. Состав школы был рассчитан на 60 офицеров. В 1916 г. при школе была организована подго-товка офицеров-радиотехников. Во время войны к этому отделе-нию прикомандировывались 10 - 12 офицеров из числа окончив-ших Инженерное училище.
  

Офицерские воздухоплавательные и авиационные школы

  
   Первой такой школой была воздухоплавательная школа при учебном воздухоплавательном парке в Гатчине, существовавшем с конца XIX в. В этой школе готовили кадры офицеров для управ-ления аэростатами. В 1909 г. открылось офицерское авиационное отделение со штатом 30 человек. До мировой войны школа под-готовила 95 летчиков-офицеров и более 100 летчиков-солдат. В 1914 - 1915 гг. в школе обучалось 175 летчиков-офицеров, 57 солдат и 20 охотников.
   Офицерская школа авиации в Севастополе, сформированная в 1911 г. Особым комитетом по усилению воздушного флота, вы-пускала до мировой войны до 35 летчиков в год. В 1914 - 1915 гг. в ней обучалось 222 офицера, 65 солдат и 186 охотников.
   В ходе мировой войны были также развернуты школы мор-ской авиации в Севастополе на 25 - 30 офицеров, в Петрограде и Баку на 20 офицеров-летчиков, занимавшиеся практической подготовкой к полетам по заданному маршруту с разведкой и фотографированием.
   Большое место в деле подготовки кадров для авиации занимали школы, открываемые различными обществами. На базе шко-лы Московского общества воздухоплавания в 1913 г. был открыт военный курс, где занятия шли по программе военного ведомства. В школе был разработан "тренитер", обеспечивавший подготов-ку летчиков в сравнительно короткое время. Эту школу окончи-ли М. М. Громов, А. Н. Рублев, Б. С. Стечкин.
   Авиационные курсы действовали также при Петербургском политехническом институте. До начала войны там подготовили 27 летчиков. Во время войны на базе этих курсов действовали трехмесячные курсы.
   Школа авиации одесского аэроклуба, финансируемая А. Анатра, действовала с 1912 г. В 1915 г. она перешла в ведение воен-ного ведомства и производила выпуски по трехмесячной прог-рамме.
   В Петербурге подготовкой офицерских кадров занимался так-же Всероссийский аэроклуб. В течение 1914 - 1915 гг. во всех школах авиации было подготовлено более 400 летчиков-офице-ров, 358 летчиков-солдат и 378 охотников. На 1 января 1916 г. в школах обучалось 218 офицеров, 196 солдат и 176 охотников.
   Офицерская автомобильная школа. Вопрос о специальной подготовке офицерских кадров возник в 1912 г. во время испы-таний автомобилей. При учебной автомобильной роте был создан офицерский курс, рассчитанный на 15 человек. В 1915 г. он был преобразован в офицерскую автошколу на 50 человек с отделени-ем для рядовых на 90 человек.
   Офицерская железнодорожная школа существовала при Среднеазиатской железной дороге с конца 90-х годов XIX в. до 1908 г. Одновременно функционировал офицерский курс при Асхабадском железнодорожном техническом училище. Дальней-шая подготовка кадров такой специальности шла в Киеве.
   Заключает список офицерских школ Главная гимнастическо-фехтовальная школа, рассчитанная на 80 - 90 человек в год. Шко-ла готовила офицеров-инструкторов гимнастики для войсковых частей.
  

Подготовка штаб-офицерских кадров

Высшие военные школы

  
   Академия Генерального штаба. Развитие военного дела уже в конце XIX в. требовало пересмотра системы подготовки офицерских кадров для управления штабами дивизий, корпусов и армий. Всё более утверждалось мнение о необходимости создания специального органа, который был бы способен "выполнять работу и высшего стратегического порядка".
   *
   Окончательно во-прос о преобразовании Главного штаба и формировании Гене-рального штаба был решен только во время русско-японской войны. Одновременно комиссия Н. Обручева занялась опреде-лением профиля Военной академии. Перед комиссией был по-ставлен вопрос:
  
   "Какой должен быть характер и объем возла-гаемых на академию задач, а именно: должна ли она преимуще-ственно преследовать цель широкого распространения образова-ния в армии и... быть, так сказать, военным университетом. Или же академия должна быть школою офицеров Генерального шта-ба, подготовляющею только то число офицеров этой специаль-ности, какое требуется в данное время, но зато возможно основательнее подготовленных?"
  
   *
   Такая постановка вопроса свиде-тельствовала о стремлении военного ведомства ограничить под-готовку штаб-офицерских кадров, сосредоточив главное внима-ние на практической стороне службы Генерального штаба. Ко-миссия, работавшая по данному вопросу, располагала сравни-тельно ограниченным опытом франко-прусской войны 1870 - 1871 гг. и русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг, в которых еще слабо наметились новые перспективы как в области тактики, так и в области стратегии. Это обстоятельство затрудняло разработ-ку системы подготовки высших общевойсковых офицерских кад-ров. Самой комиссии не было ясно, оставаться ли на позиции подготовки офицеров широкого профиля или перейти к систе-ме подготовки узких специалистов. Комиссия изучила опыт Гер-мании и Франции, где преобладало утилитарное направление, и хотя нашла, что такая система не может быть полностью перене-сена в Россию., тем не менее, решила усилить узкопрофессиональ-ную подготовку будущих офицеров службы Генерального штаба, что и нашло свое отражение в новом Положении и программах академии, принятых в 1904 г.
   *
   Во время войны с Японией выявились серьезные недостатки недавно принятой системы. Было установлено, что офицеры Ге-нерального штаба имели слабое представление о тактике совре-менного боя, были недостаточно знакомы с тактико-техническими свойствами современного оружия, особенно артиллерии, а глав-ное, плохо владели навыками планирования и руководства от-дельными сражениями и не могли осмыслить рождавшиеся фор-мы оперативного искусства.
  
   *
   На Генеральный штаб, а заодно и на Академию посыпался град обвинений в плохом руководстве войной в целом и военными действиями на всех этапах борьбы.
   Резкая критика в печати вынудила начальника Генерального штаба генерала Ф. Ф. Палицына и начальника Академии генера-ла Н. П. Михневича приступить к выяснению причин недостат-ков и определению форм и методов подготовки офицеров в Академии.
   *
   В феврале 1906 г. при Генеральном штабе была учреж-дена особая комиссия под председательством генерала Н. С. Ер-молова, а при Академии - вторая комиссия, возглавляемая ее начальником. Последняя должна была собрать мнения по вопро-су о выявившихся недостатках специальной подготовки и прак-тических навыков штаб-офицеров - выпускников Академии - и разработать предложения о необходимых мероприятиях для улучшения постановки академического образования. Академия разослала вопросник в 300 адресов, в том числе всем генералам, принимавшим участие в последней войне. Получено было только 60 ответов, но их оказалось достаточно, чтобы составить специ-альную записку о работе офицеров Генерального штаба во время войны с Японией.
   *
   В целом работа Академии была оценена довольно высоко. Однако выпускники Академии - участники войны - указывали на ряд недостатков в их подготовке.
  
   По их мнению, Академия пе-рестала быть рассадником военной науки и отстает от требова-ний современности и поэтому не дает возможности видеть пер-спективу развития военного дела. Они подчеркивали также, что постановка преподавания страдает излишней теоретичностью, а ведущие курсы стратегии и тактики явно устарели, равно как и курсы фортификации и артиллерии. Их предложения сводились к максимальному приближению теории к практике и решитель-ному обновлению ведущих дисциплин. Не обошли они и вопрос о профессионализации. Почти все подчеркивали необходимость обеспечения более широкой штабной подготовки.
  
   *
   Полученные материалы, характеризующие деятельность Ака-демии главным образом с положительной стороны, не устраива-ли руководителей Генерального штаба. Из них следовало, что в поражении повинна не столько подготовка офицеров штабной службы, сколько существующая военная организация в стране и сам строй общества.
  
   Руководителям же Генерального штаба ну-жен был "козел отпущения" за провал руководства войной. По-явилась новая комиссия во главе с генералом Сухомлиновым, однако и она не оправдала надежд министерства. Комиссия вела работу в течение 1908 г. и представила соображения о профиле Академии и постановке в ней преподавания.
  
   *
   На этой основе было подготовлено новое Положение (утвержденное в 1909 г.), в раз-работке которого принимала "самое энергичное участие Конфе-ренция Академии" (Ученый совет). В новом Положении подт-верждались принципы подготовки офицеров Генерального штаба широкого профиля.
  
   "Николаевская академия, - говорилось в нем, - имеет целью давать офицерам нашей армии высшее воен-ное образование. Окончившими академический курс по 1-му разряду комплектуется корпус офицеров Генерального штаба на основании особого Положения. Кроме того, задачей Академии является развитие трудами ее профессоров военной науки и рас-пространение литературно учеными работами военных знаний в армии".
  
   *
   Новые штаты Академии были утверждены в 1911 г. Не успела Академия получить новые штаты, как в Генераль-ном штабе решили изменить способ комплектования самого шта-ба, а также Академии. Генерал-майор Алексеев представил до-клад о целесообразности расширения контингента слушателей Академии до 450 человек, с тем чтобы всех окончивших направ-лять сначала в войска для стажировки, а затем оттуда черпать кадры для Генерального штаба.
  
   Целесообразно, писал Алексеев, "комплектование Генерального штаба поставить вне безус-ловной зависимости от степени успешности окончания офицера-ми академии, обосновав это комплектование на возможно широ-ком выборе из среды офицеров, получивших высшее военное об-разование и фактически доказавших своей дальнейшей службою по окончании Академии пригодность к несению обязанностей офицера Генерального штаба".
  
   *
   Целесообразность этих предложений была очевидной. В пер-вую очередь был бы решен вопрос о замещении войсковых шта-бов квалифицированными кадрами и во вторую - комплекто-вание самого Генерального штаба лицами, получившими прак-тическую закалку в войсках. Вероятно, Генеральный штаб про-вел бы эту меру, но помешала война.
   Структура Академии предусматривала основное отделение с двухлетним сроком обучения, в дополнение к которому действо-вал курс восточных языков, а также отдельный двухлетний ин-тендантский курс, существовавший с 1900 по 1911 г. Из приведенных данных следует, что, несмотря на выявив-шуюся нехватку офицеров Генерального штаба в войсках, министерство не увеличивало контингент Академии. До последнего курса доходило не более 180 человек и оканчивали Академию далеко не все.
   *
   Война 1914 - 1918 гг. предъявила огромные требования в ча-сти обеспечения армии офицерами Генерального штаба. Акаде-мия произвела досрочные выпуски, и на время войны учебные занятия прекратились. В ней действовал временный штат. Все профессора академии были причислены к Генеральному штабу, часть из них получила назначения на крупные посты в действу-ющую армию.
   *
   В 1916 г. было введено Положение об ускоренной подготовке офицеров для полевых частей в Академии ввиду огромной по-требности таких специалистов в войсках и объявлен набор, про-должавшийся до конца года. К 1 января 1917 г. было принято 120 слушателей на младший курс. <...>
  

Михайловская артиллерийская академия

  
   Развитие артиллерийской техники в России тесно связано с деятельностью Ар-тиллерийской академии. Здесь работали такие выдающиеся ученые, как Д. К. Чернов, Н. В. Майевский, А. В. Гадолин, В. Л. Чебышев, П. Л. Лавров.
   В начале XX в. Академия работала согласно Положению 1894 г. Это было высшее учебное заведение с двумя факульте-тами - техническим и строевым. В задачу первого входила под-готовка кадров для изготовления и эксплуатации артиллерий-ской техники, на втором готовили командные кадры для войск. Срок обучения был установлен в два года, плюс 8 месяцев на дополнительном курсе.
   В 1905 г. снова возник вопрос о профиле Академии. Обсудив вопрос. Конференция Академии пришла к выводу, что Акаде-мия должна ограничивать свою задачу подготовкой высококвалифицированных специалистов в области техники, передав дело подготовки строевых артиллерийских кадров артиллерийскому училищу. Для подготовки проекта учебного плана и новых про-грамм была избрана комиссия, результатом деятельности кото-рой явился учебный план 1910 г. В 1912 г. Академия перешла на трехлетний срок обучения.

Военно-инженерная академия

  
   Рост военной техники, расширение сети железных дорог и совершенствование средств связи требо-вали изменения ряда положений стратегии, осмысления новых форм военных действий и обеспечения их инженерными средст-вами. В связи с этим нужно было пересмотреть методы подго-товки специалистов инженерного дела. Однако работавшая в 1903 г. комиссия, составленная из представителей различных родов войск, сочла необходимым лишь уточнить имеющийся учебный план. не меняя профиля Инженерной академии. Этот план был утвержден в конце 1904 г.
   *
   Война 1904-1905 гг. показала, что, наряду с талантливыми инженерами К. И. Величко, Р. И. Кондратенко и другими спе-циалистами, положившими немало сил и проявившими незау-рядные способности в деле инженерного обеспечения военных действий, многие выпускники Академии не проявили понимания новых явлений в способах ведения войны. Они по-прежнему воз-водили насыпные полевые сооружения, создавали тесные поло-сы для развертывания войск, не думали о создании глубокой обороны, чего требовали новые средства военной техники.
   *
   Поражение в войне с Японией вызвало стремление уяснить причины и наметить пути устранения выявленных недостатков. В ходе обсуждения наметилась опасная для правящих кругов тенденция усматривать причины поражения в существующем строе, а не в военных доктринах. От царя последовал приказ "споры о доктрине прекратить" и заняться уставами. Но споры продолжались. В них принимали участие крупные военные ин-женеры. Выступил также престарелый фельдмаршал Д. А. Ми-лютин, указавший на необходимость специализации в разных родах оружия, особенно инженерных войсках, "на долю кото-рых преимущественно выпадают вводимые беспрерывно в вой-ска технические изобретения и приспособления".
   В Академии прислушивались к раздававшейся в печати кри-тике. В 1907 - 1908 гг. специальная комиссия под председатель-ством генерала Ц. А. Кюи предложила ряд изменений учебного плана. Они были утверждены в 1908 г. и способствовали со-вершенствованию инженерной подготовки специалистов. В Ака-демии преподавали выдающиеся ученые Н. Л. Кирпичев, А. П. Шошин, Ф. И. Голенкин, Ц. А. Кюи, К. И. Величко, И. Г. Малюга, Н. А. Буйницкий и др.
   В течение 1900 - 1914 гг. Академия выпустила сравнительно немного инженерных офицеров.
   После досрочного выпуска 1914 г. Академия не смогла во-зобновить свои занятия. Все попытки профессоров Академии организовать краткосрочную подготовку военных инженеров успеха не имели. Острая нужда вынудила отправить на фронт даже профессоров Академии и поставить их на посты армейских и фронтовых управлений. Так, К. И. Величко получил направ-ление на Юго-Западный фронт, Н. А. Буйницкий - на Северо-западный, П. Н. Клокачев - на Румынский. Н. Л. Кирпичев, П. А. Лихачев, В. Г. Тюрин и другие были использованы в . Техническом комитете министерства.
   С именами этих выдающихся инженеров связаны новые идеи в полевой фортификации вплоть до создания "инженерных на-ступательных плацдармов", теоретическое обоснование которых дал К. И. Величко при подготовке Луцкого прорыва Юго-Западного фронта в 1916 г.
   Возобновила Академия свою работу только в 1918 г. Руко-водство ею было возложено на Главное военно-инженерное уп-равление штаба РККА.
  

Интендантская академия

  
   Академия была открыта в 1911 г. Как указывалось выше, ее предшественником был Интендант-ский курс Академии Генерального штаба. Создание курса яви-лось необходимостью. Современная война предъявила новые требования к организации тыла. Потребовалось заново пере-смотреть основания устройства тыла, системы материально-технического обеспечения и базирования, способов снабжения войск всеми необходимыми средствами и т. д. Все эти вопросы значительно усложнились в период империализма, когда стали развертываться миллионные армии.
   Интендантский курс осуществил важную задачу - были на-щупаны пути создания новой высшей школы. За период с 1900 по 1910 г. интендантский курс окончило 264 офицера.
   С 1911 по 1914 г. Интендантскую академию закончило около 300 офицеров. Во время войны занятия в Академии не прово-дились.
  
   Военно-юридическая академия
  
   Академия представляла собою высшее военно-учебное заведение с трехлетним сроком обуче-ния, действовавшее по Положению 1878 г. Она не только готовила кадры для войск, но и вела довольно значительную работу по разработке норм военно-судебной практики. С 1900 по 1914 г. Академия подготовила довольно большое количество специали-стов.
  

Военно-медицинская академия

  
   В XX в. Военно-медицинская ака-демия играла роль основного источника медицинских кадров для армии и флота. Значение военной медицины возросло в свя-зи с совершенствованием военной техники и изменениями в спо-собах ведения военных действий. Ведущее значение получила забота о сохранении здоровья личного состава не только в воен-ное, но и в мирное время. За 1900 - 1914 гг. Медицинская академия выпустила довольно значительное количество врачей.
  
  
   Несмотря на большие выпуски из Академии, армия постоянно нуждалась в опытных врачах. Во время военных действий особенно остро чувствовалось, сколь большое количество недо-статков имела организация медицинской службы в армии. Во время русско-японской войны главные потери явились в результате несвоевременного, а в ряде случаев полного отсутствия ме-дицинской помощи больным и раненым. Получили широкое рас-пространение инфекционные болезни.
   *
   В ходе мировой войны указанные недостатки обострились. Имевшийся в начале войны запас врачей (432 человека) сразу же был исчерпан. В последующие годы некомплект увеличи-вался еще более. В 1916 г. недоставало 2700 врачей, в 1917 г. - 3150. За три с половиной года число раненых, больных и отрав-ленных газом достигло почти 10 млн. человек. Санитарная служба обеспечила возвращение в строй не более 45% заболев-ших. Инвалидность раненых достигала 35%.
   ***
   Подведем некоторые итоги постановки дела в средней и выс-шей военной школе.
   С точки зрения интересов господствующего класса сложив-шаяся система подготовки офицерских кадров была довольно стройной. Кадетские корпуса давали общеобразовательную подготовку, военные училища обеспечивали профессиональную подготовку обер-офицеров среднего звена, военные академии готовили офицеров высшего звена. Правящий класс вполне удовлетворяло положение, при котором офицерский корпус был дворянским, рядовой же состав включал представителей всех остальных сословий. Такой подход определял решения как в отношении типов школ, так и в отношении количества подготав-ливаемых офицеров. Главная задача состояла в сохранении за дворянством командных функций в армии. О "чистоте" офицер-ского корпуса красноречиво свидетельствуют данные конца XIX в.
  
   Таблица показывает, что в конце XIX в. в руках потомствен-ного дворянства полностью находилось штаб-офицерское и высшее звено командных кадров. Однако среди обер-офицеров оно составляло только 46,6%, остальные офицеры получили личное дворянство по званию. Такое соотношение беспокоило правя-щую верхушку. В 1897 г. на Особом совещании по делам дво-рянского сословия отмечалось:
  
   "В последние годы в рядах армии и флота стала заметно проявляться убыль офицеров дворян-ского звания".
  
   Из этого делался вывод о необходимости огра-ничения доступа в дворянское сословие через производство в офицерские чины из выходцев из других сословий.
   Военное ведомство продолжало руководствоваться узкоклассовым подходом подготовки кадров и в XX в. По-прежнему до-ступ в среднюю и высшую школу был затруднен, а в ряде учеб-ных заведений и вовсе закрыт. В "правильности" этого прин-ципа руководители армии и флота были убеждены. Да и война с Японией как будто не потребовала принятия экстраординарных мер в части расширения численности офицерского корпуса.
   *
   Общая численность генералов и офицеров в 1904 г. составила 41940, в 1905 г. - 32879, в 1906 г. - 29357 человек. Довольно значительное уменьшение удалось компенсировать сразу же после войны. В 1907 г. в армии состояло 43948, в 1908 г. - 42906, в 1909 г. - 42735 человек. За все эти годы никаких до-полнительных приемов в военные школы не производилось.
  
   Не были сделаны выводы о необходимости пересмотра кадровой политики и при обсуждении программы усиления армии в 1910 г. Дело обошлось вызовом офицеров из запаса, численность кото-рого продолжала падать. О диспропорции между потребностя-ми войск в случае "большой войны" и имевшимся запасом никто в военном ведомстве вопрос не поднимал.
  

 []

Юнкера Николаевского инженерного училища

  
   Результаты близорукой политики руководителей военного ведомства не замедлили сказаться во время мировой воины. В начале 1914 г. численность офицеров в армии была доведена до 51 417 человек, а после объявления войны возросла до 98 тыс. человек.
  
   В первый же год войны большая часть офицерства была истреблена. Открывавшиеся вакансии заполнялись путем досрочных выпусков из военно-учебных заведений и кратко-срочных курсовых мероприятий.
  
   Ни о какой "классовой чисто-те" офицерского корпуса уже не могло быть речи. За три года войны потери офицеров составили 120 тыс. человек. К 1917 г. в армии было налицо 247.440 офицеров.
  
   Шел стремительный про-цесс демократизации офицерского корпуса. Дворянским он про-должал оставаться главным образом в штаб-офицерском и гене-ральском звене.
  
   *
   Вторая сторона вопроса состояла в том, чтобы офицерский корпус был воспитан в духе единой военной доктрины. Основы ее должна закладывать военная школа. Армия же была при-звана реализовывать усвоенные принципы.
   Однако в ходе обеих войн эпохи империализма выявился разрыв между содержанием усваиваемых положений в военных школах и боевой практикой. Уставы пропагандировали наступа-тельную концепцию, которая, однако, не подкреплялась в долж-ной мере современными средствами борьбы. Поэтому в самой армии господствовали оборонительные тенденции.
  
  

Бескровный Л.Г.

Армия и флот России в начале ХХ века: Очерки военно-экономического потенциала .- М.: Наука, 1986- с.28-47.

  
  
  
   ...
  
   Наука Побеждать - т.1   60k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   Наука Побеждать - т.2   43k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   Наука Побеждать - ч. 3   30k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   ...
  
   Умей за себя постоять   25k   "Фрагмент" Мемуары
   Калининградское инженерное, часть третья
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЦГВИА, Ф.1. Оп.2 Д. 1209. л.38 об. - 39.
   ЦГВИА, Ф.1. Оп.2 Д. 1209. л. 38 об.
   ЦГВИА, Ф.504. Оп.2 Д. 129. л. 75.
   Приказ по военному ведомству N 295 от 9 июля 1912 г. с объявлением "Положения об офицерской артиллерийской школе" .
   ЦГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 571. Л. 23 -- 24; Д. 575. Л. 1 -- 22.
   ЦГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 571. Л. 10 -- 11; Д. 575. Л. 1 -- 22.
   ЦГВИА. Ф. 571. Л. 28 -- 29, 33.
   Юрьев Б. Н. Из истории Московского авиационного института: //Х лет МАИ. - М.,1940.
   ЦГВИА. Ф. 2008. Д. 571. Л. 33-34.
   ЦГВИА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 1140. Л. 21.
   ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1333. Л. 4 об. - 6.
   ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1331, 1332, 1333.
   Приказ по военному ведомству N 344 от 31 июля 1909 г. с объявлением Положения о Николаевской военной академии.
   Приказ по военному ведомству N 442 от 22 сентября 1911 г. с объявлением об изменении штатов Николаевской военной академии.
   ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д.1430. Л.1.
   ЦГВИА. Ф.310. Оп. 1. Д.6812. Л. 1 об. - 4 об.
   ЦГВИА. Ф.351. Оп. 1. Д. 3941.
   Русская военно-теоретическая мысль ХIХ и начала ХХ века. - М., 1960. - С.188.
   ЦГВИА. Ф.351. Оп. 1. Д. 4211. Л. 5- 5 об.
   Военно-инженерная академия имени В.В. Куйбышева: 150 лет. - М., 1969. - С.194-196.
   Величко К. И. Военно-инженерное дело. Укрепленные позиции и инженер-ная подготовка их атаки: Лекции, читанные К. И. Величко на ускоренном курсе Академии Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии в 1918/19 учебном году. М., 1919.
   В 1900 г. срок обучения на курсе составлял 8 месяцев. В следующем году курс стал двухгодичным, а в 1906 г. преобразован в трехгодичный.
   Корелин А. П. Дворянство в пореформенной России 1861 -- 1904 гг.: Состав, численность, корпоративная организация. - М., 1979. - С.85.
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012