ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Военно-учебные заведения в период революции 1905-1907 гг.

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


 []

Обер-офицер Новочеркасского казачьего

  
  

Военно-учебные заведения в период революции 1905-1907 гг.

А. Панов

  
   Демократизация и политизация офицерского корпуса - Деятельность политических партий среди офицерского состава - Политические явления в военно-учебных заведениях - Цель революционеров в отношении будущих офицеров - Влияние разночинной молодежи на умонастроение кадет и юнкеров - Из воспоминаний кадет и юнкеров - Деятельность ЦК РСДРП в военных школах - Листовки и обращения к юнкерам - Приказ военного министра "Об усилении надзора за воспитанниками военно-учебных заведений". 1906 г. - Использование студентов для работы среди кадет и юнкеров - Размах данной работы в Казани - Примеры революционной активности кадет - Постановка задачи политической подготовки будущих офицеров - Секретное письмо П.С. Ванновского. 1884 г. - Прокламация "К офицерам". Екатеринослав. 1903 г. - Революционная агитация среди офицеров в Москве и других городах
  
  
  
  
  
   Демократизация офицерского корпуса российской армии на­кануне и в ходе первой русской революции выявила новые формы и методы агитационно-пропагандистской работы различ­ных партий и общественных организаций среди военных и, несмотря на относительно ограниченный характер, явилась важ­ной составной частью всей их идейно-воспитательной деятель­ности по политизации русских офицеров России.
  
   Вся концепция агитационно-пропагандистской работы пар­тий среди офицеров русской армии исходила из конечной цели, т.е. захвата власти и проведения общедемократических преобразований в стране. Рассматривая эту концепцию в целом, мы выделяем ее составные части: политическое просвещение, аги­тационно-пропагандистскую работу, культурно-просветительскую деятельность, контрпропаганду и правовое воспитание офицеров.
  
   *
   В политизации офицеров русской армии различные партии видели возможность найти пути для воздействия на эту часть общества и армии с целью нейтрализации или привлечения части офицерского корпуса на свою сторону в революции, воспитания и формирования у него новых политических убеждений, осознания нравственного или безнравственного начала участия офицеров в войне против своего народа и т.д. Необходимо было учитывать все аспекты этого сложного вопроса. Ведь в целом идеи, например, большевиков были неприемлемы для офицеров, ибо они основывались на про­тивопоставлении офицеров-эксплуататоров солдатам - эксплуатируемым.
   Но именно через систему политизации революционеры стремились устранить однобокость реакционного образования и воспитания офицеров, изменить их политические взгляды, нравы, быт, путем распространения прогрессивных идей, на­учных знаний о развитии общества, диалектике классовой борьбы, лучших демократических традиций русского общества. В результате самые передовые офицеры понимали нуж­ды народа и становились на его сторону.
   *
   Наследниками лучших идей политического просвещения стали революционные демократы России. Они отмечали цен­ность просветительских идей предыдущих поколений револю­ционеров, убеждения в мощи их прогрессивного- начала.
   *
   Просветительской деятельностью среди офицеров в раз­личной степени занимались все политические партии России, преследуя свои цели и задачи, рельефно определяя полити­ческую и идеологическую направленность.
  
   Наиболее целе­направленно и активно агитационно-пропагандистская работа проводилась большевиками, меньшевиками и эсерами. Кадеты увлекались правовым воспитанием, либеральная бур­жуазия делала упор на культурно-просветительскую деятель­ность.
  
   Острие этой деятельности, осуществляемой в ходе ожесточенной борьбы, сходилось на контрпропаганде, в ко­торую был втянут лично царь. На основе проведения своих идей партии формировали мировоззрение офицеров и в целом все они способствовали повышению политической активности этого социального слоя общества.
   *
   Вел свою работу среди офицеров и БУНД, провозгласив­ший первоочередной задачей военной работы объединение офицеров и солдат в "беспартийных военно-революционных организациях".
   Широкое распространение получили и идеи либерализма. Они оказывали свое влияние на формирование общественного мнения неприятия самодержавия, что усиливалось личностью Николая II, его губительной для государства политикой.
   *
   Однако партии и организации не рассчитывали на авто­матический распад царской армии под воздействием внешних факторов.
  
   Своей самоотверженной борьбой за царское войско они добивались выделения демократической его части в со­став вооруженных сил революции, объединения революцион­но настроенных солдат и матросов вокруг демократически настроенных офицеров.
  
   *
  
   Методологические и теоретические основы политизации прогрессивно настроенных офицеров армии и флота в годы первой буржуазно-демократической революции были разра­ботаны российскими революционерами.
   Партии, союзы и организации осуществляли эту много­гранную деятельность по различным направлениям, исполь­зуя легальные и нелегальные формы, методы и средства.
   Причем вся эта работа начиналась задолго до 1905 г. в во­енно-учебных заведениях.
   *
   Достаточно полно и глубоко система военно-учебных за­ведений России исследуемого периода описана П.А. Зайончковским и А.И. Каменевым.
   *
   Военно-учебные заведения (училища), кадетские корпуса, несмотря на то, что в них обучались в основном юноши, принадлежавшие к привилегированным кругам общества (о чем свидетельствуют воспоминания выпускника Нижегород­ского кадетского корпуса Ю.А. Доморецкого.
  
   "Кадеты с боль­шим интересом читали политические журналы, создавали тайные кружки, нелегально выпускали газеты и листовки, а "любимыми писателями были Чернышевский, Добролюбов, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Тургенев, Достоевский, Акса­ков, Помяловский и др."
  
   Передовые взгляды и идеи проникали даже в такие учеб­ные заведения, как Пажеский корпус. В 1858 году П.А. Кро­поткин подпольно издавал в нем газету "Отголоски из корпуса". В ней доказывалась "необходимость конституции для России". Во избежание риска он прекратил выпуск га­зеты, но вскоре с его участием в корпусе возник кружок демократического направления.
   М.Ю. Ашенбреннер и П.А. Кропоткин указывали на широкое распространение лондонских эмигрантских изданий в кадетских корпусах России, отмечали их сильное влияние на воспитанников учебных заведений.
   В конце 1873 года, будучи юнкером, Г.В. Плеханов подает рапорт и получает разрешение оставить второе юнкерское артиллерийское Константиновское училище в Петербурге. Вероятно, он руководствовался стремлением перейти к рево­люционной деятельности, теоретической работе.
   *
   Группа Д.Н.Благоева, именовавшая себя "Партией рус­ских социал-демократов", в 1884-1886 гг. была связана с юнкерами ряда военных училищ Петербурга. Создав из военной молодежи революционную организацию группа не смогла закрепить связи с ней, развить ее деятельность. Как видим, поначалу велась разрозненная работа. Ее инициаторы не имели четких целей и задач, действовали в отрыве от общего потока революционного движения в стране. Их дея­тельность тревожила молодые умы, но не могла дать каких-либо ощутимых результатов.
   *
   Революционеры поставили своей задачей вести пропаганду среди будущих офицеров с самого начала их учебы. Значи­мость решения работы в военно-учебных заведениях подчер­кнул IV (Объединительный) съезд РСДРП, проходивший в апреле 1906 г. В резолюции съезда в пункте "Г" о воору­женном восстании говорилось:
  
   "Съезд постановляет, что не­обходимо усилить и систематизировать пропагандистскую и организаторскую деятельность в войске и военно-учебных за­ведениях" .
  
   Используя недовольство порядками некоторой части каде­тов и юнкеров, революционеры распространяли передовые идей в военно-учебных заведениях. Это вызывало брожение среди будущих офицеров, что отмечала большевистская га­зета "Вперед" .
  

 []

Ташкентский кадетский корпус. 1901 г.

   *
   Занимались пропагандистской деятельностью и другие партии. Нелегальная литература, в том числе листовки Ки­евского комитета партии социалистов-революционеров, распро­странялась среди юнкеров Киевского военного училища. Журнал либералов "Освобождение", газета "Новая жизнь", "Сын отечества", прокламации Московского комитета эсеров и др. - среди кадет Донского кадетского корпуса .
   *
   В 1903-1907 гг. значительно увеличился приток в военные училища разночинной молодежи. Так, например, из анализа аттестационных карточек юнкеров Михайловского артилле­рийского училища видно, что в 1904 году из первой батареи выпущено офицеров недворянского происхождения, в 1905 году из первого отделения этой же батареи выпущено 41,5% офицеров не дворян. Выпуск из военных академий (Ни­колаевской Генерального штаба, Михайловской Артиллерий­ской, Николаевской Инженерной, Александровской Военно-юридической и курсов Восточных языков) в 1905 году показывает, что примерно 20% офицеров среди окончивших - выходцы из мещан, казаков, дети священнослужителей. Эти офицеры, познавшие тяжелую жизнь народа, были демократичней, многие из них были оппозиционно настроены к правительству.
   *
   Обстановка в военных училищах того времени была тя­желой. Вот как характеризует ее один из воспитанников Мо­сковского кадетского корпуса:
  
   "Корпус - это темный карцер. Все здесь было ненавистно для меня: вечный шум, барабан­ный бой, мрачные люди... Мыслить и чувствовать в корпусе было равносильно преступлению... Внутри же стен царили "мордобой", грубые и дикие забавы, пошлое и плоское вос­питание со стрижкой душ под устав и барабанный бой, с пор­циями религиозной канители, которую сухой поп жестко и зло вдалбливал в наши детские души. Живое, правдивое слово вызывало недоумение, граничившее почти с ужасом" .
   "В корпусе (Неплюевский кадетский корпус в Оренбурге. - П.А.И.) царил дух рутины, пронизывающий всю армию. Палочная дисциплина сочеталась с дикостью нравов" . Об этом корпусе так вспоминал кадет Э. Кадомцев.
  
   *
  
   И это в классово-привилегированных учебных заведениях, созданных для защиты "веры, царя и Отечества". Предпоч­тение при поступлении в них отдавалось детям из дворянских семей. Перед ними воспитатели заискивали, преувеличивая их способности. По окончании училища именно таким отда­валось предпочтение для должностей в гвардейских частях. Менее титулованные и обеспеченные воспитанники зачастую подвергались надругательствам и оскорблениям.
   *
   О царящей в училищах атмосфере кадеты и юнкера го­ворили между собой, писали друзьям и знакомым. Так, юнкер Киевского военного училища Виктор Колинь сообщал своей знакомой в Сибирскую губернию:
  
   "...У нас в юнкерском учи­лище 50 процентов юнкеров считают позором взяться за серь­езную книгу, а ведь скоро мы будем офицерами. Везде недочеты, грубость и неразвитость граничат с идиотизмом. Человек просто читать разучивается. Но если у него есть влиятельные родственники, то он будет большим начальни­ком. Такой дряни у нас тысячи, таких паразитов не обе­решься... Ведь это вопиющая несправедливость, что некоторые фамилии на каком-то основании стоят во главе правления. По какому праву?" .
  
   *
   Подобные вопросы ставили многие, не только питомцы училищ, но и офицеры. Поиски ответа приводили к новым идеям, проникновению которых способствовала целенаправ­ленная деятельность революционеров по политическому про­свещению будущих офицеров. Они разъясняли причины произвола и что нужно сделать, чтобы ликвидировать его, стремились к тому, чтобы они не были в стороне от жгучих проблем общества, в котором все более назревал революци­онный кризис.
   *
   Основной формой работы революционеров в военно-учеб­ных заведениях являлась устная и печатная агитация и про­паганда. В Петербурге в 1905 году социал-демократами была создана для этого специальная группа. По заданию ЦК РСДРП пропагандисты и организаторы устанавливали связь с воспитанниками военно-учебных заведение.
  
   Для более эф­фективной работы военная организация при Петербургском комитете РСДРП разбила город на районы. В сферу деятель­ности, например, социал-демократическвй организации Выборгского района входило Михайловское артиллерийское училище. Петербургского - Павловское, Окружного района - офицерская артиллерийская школа.
  
   *
  
   Работу в военных училищах активно проводили Казан­ская, Киевская, Московская, Тифлисская и другие военные организации большевиков. Непосредственные связи с юнке­рами и кадетами устанавливали студенты-партийцы. Они снабжали будущих офицеров нелегальной литературой, разъ­ясняли им цели и задачи партии в революционной борьбе, приобщали к участию, в рабочих кружках.
   *
   Среди юнкеров Павловского училища активно действовала партийная организация стеклянного завода за Невской заста­вой. Снабжение ее литературой обеспечивал А. Циммерман, который был тесно связан с В.И. Ногиным. Офицеры-воспи­татели догадывались, что юнкера читают запрещенную ли­тературу, часто производили обыски, но в большинстве случаев они не давали результатов. Зачастую революционеры распространяли листовки и прокламации среди юнкеров лич­но, вручая наиболее надежным нелегальные издания. Не раз юнкера обнаруживали запрещенную литературу в карманах своих шинелей после посещения общественных мест.
   *
   Кружки для проведения революционной работы создава­лись и в самих военно-учебных заведениях. Так, в Петер­бургском пехотном юнкерском училище, вступивший в РСДРП в 1903 г, В.Антонов-Овсеенко организовал социал-демократическую группу. Кружок революционного на­правления был создан в Николаевском Инженерном училище. В него входили подпоручики Ждановский, Зубков, Баранов и др. Они знакомились с опытом западных революционеров, русских революционеров-эмигрантов, читали стихи револю­ционного содержания, прокламации и обсуждали их. Ка­занский городской комитет РСДРП в конце 1905 года создал военную организацию среди юнкеров военного училища.
   В 1906 году в Петербурге в Инженерном и Михайловском артиллерийском училищах были созданы революционерами организации и кружок.
   *
   Организации РСДРП устанавливали тесные связи с юн­керами и кадетами путем переписки, в которой интересова­лись их жизнью, бытом, просили сообщать о действиях начальства, настроениях среди воспитанников.
  
   Об этом ми­нистр внутренних дел. России 3 февраля 1906 г. уведомлял военного министра о том, что "юнкера С.-Петербургских военных училищ посредством переписки ведут сношения с неблагонадежными лицами, сообщая последним сведения о действиях и распоряжениях своего начальства, причем в це­лях устранения возможного со стороны начальства контроля, они испрашивают себе отпуска, во время которых и отправ­ляют по назначению свои письма конспиративного содержа­ния" .
  
   *
  

 []

Император Николай II принимает рапорт ординар­цев Павловского военного училища.

  
  
   Социал-демократы обобщали собранный материал, исполь­зовали его в газетах, листовках и прокламациях для усилен­ной революционной пропаганды и агитации в военно-учебных заведениях. Так, газета "Вперед" под рубрикой "Среди во­енных" приводила выдержки из письма юнкера такого со­держания:
  
   "У нас в Москве, - писал юнкер, - ожидалось движение по примеру Петербургского (аналогичное 9 января 1905 г. - П.А.И.). Генерал (начальник военного училища - П.А.И.) объявил училище на военном положении. Каждый день назначалась дежурная рота в военной готовности, ночью высылались дозоры. В нашем манеже стояли солдаты. На­строение было воинственное, благодаря зажигательным речам генерала. Все "защитники Родины" рвались в бой с "непри­ятелем". Хорошо, что все кончилось одним приготовлением. А если бы в самом деле вызвали меня для усмирения? По­следствия для меня были бы крайне печальны: или каторга, или смерть, так как по уставу за отказ стрелять могли и должны были уничтожить на месте всякий офицер..." .
  
   *
   Под непосредственным впечатлением событий начала но­вой русской революции студенты Военно-медицинской ака­демии солидаризировали с решением петербургского студенчества о прекращении занятий, 22 января состоялась нелегальная сходка, в которой приняло участие 439 человек. Две трети ее участников проголосовали за объявление заба­стовки.
   *
   В листовках, обращенных к юнкерам, большевики конк­ретно разъясняли их роль в период восстания, призывали отказываться стрелять в рабочих и крестьян.
  
   "Вы еще молодые, не запачканные повседневной грязью нашей пошлой жизни, - говорилось в одной из листовок, обращенной к юнкерам социал-демократов 1905 г. - еще не обагрили рук в народной крови, вдумайтесь в глубокий смысл тех событий, которые окружают вас. Отдайте себе отчет в той борьбе, которую ведет крестьянство за землю, рабочий за хлеб, весь народ за волю, подумайте над этой задачей, которую диктует вам долг перед народом... подумайте и опом­нитесь... пусть скорей уже могучие ряды пополнятся вами... Уже первые бойцы из рядов русского офицерства смело под­няли голоса в защиту народа. И народ приветствует их" .
  
   *
  
   Местные комитеты партии широко использовали поездки кадетов и юнкеров домой на каникулы для революционной работы среди них, снабжения их литературой. Вот что дово­дилось до сведения департамента полиции:
  
   "Кадет Пантелеев, будучи на... рождественских праздниках в городе Таганроге ... получил письмо с преступными прокламациями от студента Секретова. Эти листовки были распространены среди кадетов отделения, читая их, они вели противоправительственные бе­седы, читали революционные стихи и пели революционные песни" .
  
   *
  
   Заметный след оставляла агитация против русско-япон­ской войны. Во время одного из обысков в Московском юн­керском училище был найден листок со стихотворением под заголовком "Зачем?", в котором объяснялась бесполезность войны, причины слабости русской армии, ставился вопрос о виновнике "братоубийственного пыла" .
   Листовки "преступного характера" были отобраны у вос­питанников С.-Петербургского кадетского корпуса Раевского и Иваненко при их возвращении в 1905 году из очередного отпуска.
   "Листковая пропаганда" укрепляла связи социал-демокра­тов с военно-учебными заведениями. В решении этой задачи, например, важную роль сыграли прокламации, издававшиеся Объединенной социал-демократической организацией студен­тов Петербурга. Говоря о значении листовок в политическом просвещении, В.И. Ленин писал, что "летучие листки - это и есть прокламации. Что такой род литературы, как проклама­ции, ничем незаменим и, безусловно, нужен..." .
   *
   Объединенная социал-демократическая организация сту­дентов Петербурга оказывала помощь Петербургскому коми­тету РСДРП, направляя по его заданиям своих членов на выполнение ответственных партийных поручений. Студенты печатали прокламации в подпольных типографиях. 27 фев­раля 1905 года Объединенной социал-демократической "орга­низацией студентов был издан листок N6 - обращение Бакинского комитета РСДРП к офицерам. Техническую группу Петербургского комитета (ПК) РСДРП в этот период возглавлял член ПК студент А.И. Заболотский.
   Они призывали демократическую часть офицерства перей­ти на сторону народа, помочь пролетариату в его вооружен­ной борьбе с царизмом.
   *
   Подобных фактов было множество. Они стали причиной того, что военный министр России издал в начале 1906 г. приказ "Об усилении надзора за воспитанниками военно-учебных заведений" . Это свидетельствовало о том, что революционная работа среди будущих офицеров велась ак­тивно.
   В своем приказе военный министр повелевал установить следующий порядок контроля за юными нарушителями:
   "Всем офицерам, в случае нарушения воспитанниками дис­циплины и общих правил благопристойности, а также правил, установленных для отпускников кадетов, отбирать имеющи­еся у них отпускные билеты и препровождать к директору корпуса, виновных же отправлять в корпус. В исключитель­ных случаях, требующих немедленного воздействия со сто­роны администрации учебных заведений о проступках, сообщать в таковое по телефону".
  
   Вот такой была ре­акция на нарушения "благопристойности".
  
   "Мера эта является особенно целесообразной, - доносил в 1905 г. рапортом директор Одесского кадетского корпуса полковник Радкевич, - потому что около половины кадетов ходит в отпуска к родственникам военных, некоторые, не­смотря на неоднократные обращения корпуса, мало обращали внимания на то, что как кадеты проводят свое время в от­пуску, с кем знакомятся и своим безучастием санкциониро­вали различные отступления от правил" .
  
   *
  
   В аттестационных карточках юнкеров военных училищ были введены специальные пункты о причинах дисциплинар­ных взысканий, проведения времени в отпуске и проведении времени в этот период.
   *
   Большое революционизирующее влияние на юнкеров ока­зывали студенты гражданских высших учебных заведений. По заданию партийных организаций они устанавливали связи с юнкерами, наиболее благонадежных привлекали к работе в кружках.
   Так, в 1904 году студент А.А. Петров познакомился с юн­кером А. Мгебровым, которого пригласил к себе домой на 13-ю линию Васильевского. острова. Юнкер оказался в семье, где часто собирались рабочие. Он стал свидетелем обсужде­ния программы партии, принятой II съездом РСДРП, слышал слово правды о государственном устройстве России, роли ре­лигии, необходимости уничтожения постоянной армии, под­готовке к вооруженному восстанию. А. Мгебров вспоминал:
  
   "В училище я уже вступил не тем, таким был в корпусе... Од­нако царь, как символ, еще владел моим сознанием. Его су­ществование казалось мне своеобразной миссией, и я наивно думал, что все главное зло не в нем, а во всех его чиновниках и министрах" . Посещая рабочие кружки, слушая беседы в них, он отмечал, что "с каждым днем сознание работало все сильнее и сильнее".
  
   *
  
   Выполняя решения о ведении революционной пропаганды в армии, активном участии в антивоенной борьбе. Объеди­ненный комитет социал-демократических фракций вузов Пе­тербурга в 1905 г. призывал студентов:
  
   "Где бы вы ни были: в военных училищах или войсковых частях, всеми силами поддерживайте революционное движение, оформляйте его, создавайте повсюду ячейки военной революционной органи­зации, связывайте их в одно стройное целое с организациями революционного пролетариата" .
  
   *
   Дочь офицера - Т.Неслуховская, хорошо знавшая В.И Ленина, вела революционную работу среди будущих офи­церов по заданию ЦК РСДРП. В своих воспоминаниях она писала:
  
   "В том же 1906-1907 учебном году я организовала с.-д. кружок в пехотном (Владимирском в Петербурге - П.А.И.) училище (организатором в кружке был юнкер Са­вельев, фамилии других я не знала), где мы тогда жили и где мой отец был инспектором классов. Эта моя агитация среди юнкеров легла во время моего судебного дела, бывшего в 1910 г. тяжелым бременем на моего отца как на военного человека. Этот кружок юнкеров, которым руководил студент с.-д. большевик Георгий Сабинин, был очень законспириро­ван. Представитель его тов.Савельев имел дело со мной и, из предосторожности, не посылался в наш районный комитет. Кружок этот существовал ровно год, собирался на различных квартирах. Мы встречались с представителем юнкеров на улице, причем он был одет в штатское. Среди юнкерской молодежи было большое стремление к политико-образова­тельным кружкам, но при суровой военной дисциплине уст­ройство их было очень опасно" .
  
   *
   Сами же юнкера вели революционную, пропаганду в стенах училища, призывали выступать против самодержавия с оружием в руках. Об этом с 16 ноября 1904 г. докладывал царю управляющий Мини­стерством внутренних дел:
  
   "По сведениям из Казани, - пи­сал он, - в местном юнкерском училище более половины юнкеров тоже будто бы готовы обратить свое оружие против правительства, т.к. они осознавали, что теперешний режим в военной среде доходит до деспотизма и вполне обезличи­вает юнкера, солдата и офицера, и пришли к выводу, что они должны принять участие "в борьбе за права человека". Среди юнкеров существует даже какой-то "комитет", уси­ленно теперь работающий на почве пропаганды против са­модержавия. В училище юнкера свободно получают газеты "Наша жизнь", "Сын Отечества" и другие разнородные ор­ганы периодической прессы, производящие на них сильное впечатление". Далее говорилось о том, что "военная организация юнкеров оказывала материальную помощь пол­итическим ссыльным", что юнкера собрали большую сумму денег для политических ссыльных и заключенных, причем эти деньги отправляли по назначению при письме за под­писью "группа юнкеров" .
  
   *
   Размаху революционного движения способствовала работа Казанского комитета РСДРП. Социал-демократы подбирали революционно настроенных студентов, молодежь, которая име­ла образование, советовали им поступать в училище. Цель та­кой работы была двоякой: во-первых, пропаганда революционных идей среди юнкеров; во-вторых, готовить офи­церские кадры для революционной работы в войсках для бу­дущей армии революции.
  
  

 []

Николаевское инженерное училище. Строевые занятия.

  
   В одном из постановлений комитета говорилось:
  
   "...Постановили предложить сочувствующим... сту­дентам и другим лицам, имеющим образовательный ценз, вза­мен отбытия воинской повинности в общем порядке, поступать в юнкерские училища, с тем, чтобы по производстве в офи­церы вести противоправительственную агитацию среди нижних чинов...", это решение претворялось в жизнь. Главный штаб 19 октября 1906 г. сообщал начальнику Казанского пехотного юнкерского училища о том, что несколько студентов посту­пило уже с этой целью в Казанское юнкерское училище.
  
   *
   В.И. Ленин в "Докладе о революции 1905 года" делает вывод о том, что
  
   "...глупо мирно отказываться от военной службы, - задача заключается в том, чтобы сохранять в напряжении революционное сознание пролетариата и при том не только вообще, а конкретно готовить его лучшие элементы к тому, чтобы в момент глубочайшего брожения в народе они стали во главе революционной армии" .
  
   *
   Следует отметить, что целенаправленная просветительская революционная работа социал-демократов в военно-учебных заведениях давала весьма эффективные результаты.
   В революционном движении участвовали как юнкера, так и наиболее прогрессивные кадеты. Так, старший корпусной офицер доносил 5 июня 1906 года рапортом командиру учеб­ного судна "Воин" о революционной пропаганде кадета Белавина среди матросов судна, он читал им "Христианство и социализм" Бебеля, "Экономические эскизы" и т.д. В круху своих товарищей имел клички "Анархист", "Социалист" . Газета "Пролетарий" в 1905 году в N 13 за 1905 г. писала: "Недавно два воспитанника Петербургского кадетского кор­пуса подбросили печатные прокламации в лагерь стрелкового полка в Красном Селе. В этом же корпусе была найдена тайная типография и много экземпляров прокламаций" .
   *
   Многие кадеты прямо заявляли, что если их заставят ус­мирять бунты, то они не будут выступать в роли палачей. Выпускники Николаевского инженерного училища и Михай­ловского артиллерийского училища Жадановский, Зубков, Мгебров, Емельянов, Коханский и др. в период революции 1905-1907 гг. возглавляли вооруженные восстания.
   *
   Все это вызывало страх и озлобление царского правитель­ства. Оно приняло ряд контрмер, чтобы ослабить революци­онное движение в военно-учебных заведениях, усилило политические и административные репрессии.
   В ноябре 1901 года из морского кадетского корпуса был исключен один из воспитанников за то, что у него нашли номер "Искры" .
   Кадет Псковского корпуса П.В.Митурич был исключен из корпуса за связь и знакомство с политическими деятелями и революционной литературой - сочинениями Маркса, Ле­нина, "Искрой" и др..
   Помощник начальника Главного морского штаба предписывал 15 мая 1906 г. командиру 18 флотского экипажа отдать под надзор полиции юнкера Пригоровского за участие в митинге.
   *
   Кадет Сибирского кадетского корпуса в Омске В.В. Куй­бышев в своей автобиографии писал:
  
   "Будучи в 6 классе корпуса (1903-1904 гг.), завязал связь с нелегальным соци­ал-демократическим крухком в Омске. Выполнял небольшие поручения Омского комитета РСДРП, разбрасывал листовки, распространял среди рабочих запрещенную литературу, вел нелегальный кружок, изучал работу В.И.Ленина "Что делать?", полученную от члена Омского комитета Г.И. Крамольникова. В 16 лет вступил в члены РСДРП, сразу же примкнув к большевикам. Пишет протест против январских расстрелов в Петербурге и поддерживает питерских рабочих. Учась в военно-медицинской академии в Петербурге, распро­странял нелегальную литературу, участвовал в транспорти­ровке оружия для вооруженного восстания, за что был исключен из академии в начале 1906 года" . <...>
  
   *
   Задача политизации офицеров, ослабления вооруженной силы самодержавия была поставлена с момента образования партий, начала их активной революционной работы. Выпол­нение этой задачи шло в различных военных учебных заве­дениях, начиная с кадетского корпуса и заканчивая академией Генерального штаба. В докладе Отделения по охране обще­ственной безопасности и порядка в столице 22 ноября 1905 г. говорилось, что:
  
   "В академии Генерального штаба после мо­лебна по случаю обнародования манифеста 17 октября вы­ступил профессор Богуславский. Его речь произвела на большинство офицеров хорошее впечатление, но небольшая груп­па осталась недовольна, причем один из этой группы - поручик Зинкевич - пытался критиковать речь Богуславского, предложил бойкотировать его лекции, находя, что они вредны не только для академии, но и для всей свободной России. Кроме того, Зинкевич составлял какие-то требования, предполагая предложить их для обсуждения офицерам ака­демии и предъявлении впоследствии начальству... Из офицеров академии, солидарных с поручиком Зинкевичем, можно указать на Новикова и Тейслеф" . <...>
  
   *
   Пробуждение революционного духа в военно-учебных за­ведениях не ускользнуло, от внимания самодержавия в целом и лично царя.
  
   "На военные училища было обращено особое "внимание" директора Департамента полиции и ввиду того, что последний выпуск из военно-учебных заведений и в особенности Николаевского Инженерного училища дает значительное количест­во неблагонадежных в политическом отношении молодых офицеров, было признано необходимым озаботиться приобре­тением секретной агентуры в петербургских военных учили­щах" .
  
   *
   На имя командующего Московским военным округом от военного министра последовало приказание, в котором для борьбы с революционной пропагандой в войсках предлагалось немедленно начать подготовку будущих офицеров, чтобы они могли разбираться в социальных и политических вопросах и в случае надобности могли разъяснить их солдатам. Програм­му такой подготовки выработала специальная комиссия, в которую, наряду с военными, вошли ярые реакционно на­строенные профессора Сергеевич, Плаканов и др.
   Из программы следовало, что будущий офицер должен был уметь доказать незыблемость и вечность существования самодержавия. Для этого он обязан знать различные обще­ственные организации, а также иметь элементарные понятия об истории социальных учений. Офицеру вменялось в обя­занности разъяснять солдату, что армия есть инструмент ве­дения войны, гордость и величие существующего строя, что она, не задумываясь, должна сохранять и поддерживать цар­ский строй.
   *
   В целях ограждения офицеров от политического влияния революционеров, для разъяснения им "сути" крамольного учения, военный министр велел проводить курсы занятия с выпускниками училищ. Это настораживало кадетов и юнке­ров. В письме родным один из юнкеров Киевского военного училища писал:
  
   "...В будущей своей жизни всеми силами буду стараться не высказывать своих убеждений на словах. Вы пораскиньте хорошенько мозгами и убедитесь, что все свободомыслящие люди обнаруживали себя только в разго­ворах и беседах. Где Достоевский (бывший офицер - П.А.И.), где Пушкин... так буду скрывать свои убеждения на словах (вы понимаете конечно) и обнаруживать их в делах и поступках очень политично..." .
  
   "Необходимость привлечь армию на нашу сторону, - вспоминал член Московского комитета РСДРП М.И. Южин, - На сторону революции, была, конечно, очевидна, для всех революционеров, а тем более большевиков. При современном оружии и состоянии военной техники невозможно рассчиты­вать на успех восстания, если значительная часть армии не на стороне революции, а тем более - против ее. И мы всемерно старались наладить связь с армией, вести агитацию не только среди матросов и солдат, но и среди офицеров" .
  
   8
   В секретном письме военного министра П.С. Ванновского 22 мая 1884 г. начальнику Главного военно-судного управ­ления А.К. Имеретинскому отмечалось, что "социально-рево­люционная пропаганда с каждым годом делает все новые успехи, усиливаясь поколебать все государственные основы" . Говорилось, что расследование "политических преступ­лений за последнее время обнаружило, что, начиная с 1880-1881гг, усилия революционеров главным образом обратились на распространение противоправительственной пропаганды среди армии и в особенности среди офицерского ее состава".
  
   Как ни неприятно было верноподданному прислужнику ца­ризма признавать реальность, он вынужден был отметить, что "бесхарактерность и забвение присяги вовлекли уже не­которое число офицеров армии в прикосновенность с рево­люционной пропагандой, а слабость внутреннего надзора в некоторых отдельных... частях допустила проявление пре­ступной деятельности даже в форме образования офицерских противоправительственных кружков" (сохранена орфог­рафия подлинника - П.А.И..). <...>
  
   *
   В конце 1902 г. - в начале 1903 г. в Екатеринославле возникла специальная военно-революционная группа, которая развернула печатную пропаганду и агитацию среди военно­служащих. Одна из прокламаций, озаглавленная "К офице­рам", была опубликована в "Искре". Охарактеризовав современное политическое положение страны, Военно-рево­люционная группа обращалась к офицерам с призывом вникнуть в происходящие события и определить свое место в них.
  
   "Армия, - было написано в прокламации, - это плоть от плоти, кость от кости народа, не должна и не может быть чуждой народу и его интересам; ее место, не в среде тех, кто кует цепи, а там, где их разбивают. Народ в союзе с армией вырвет вековую неправду и найдет дорогу к своему счастью! Ваше участие необходимо, но ваше сопротивление не может спасти того, что обречено на гибель, оно создаст только лишние могилы бойцов" .
  
   *
   Это обращение распро­странилось среди офицеров Петербурга, Москвы, Киева, Двинска и других городов. В 1903 году киевский "Союз про­паганды в войсках" выпустил гектографическую проклама­цию "К русским офицерам", разоблачавшую недостойную роль "усмирителей" освободительного движения.
   В феврале и марте того же года многим офицерам Пе­тербургского гарнизона были доставлены прокламации, звав­шие в ряды политических демонстраций. Все эти факты говорят об активной и целенаправленной агитационно-про­пагандистской работе по политизации офицерского корпуса русской армии. <...>
   *
   Местные партийные комитеты и союзы в период подъема первой русской революции усилили пропагандистскую дея­тельность. Выпуск листовок и прокламаций, обращенных к офицерам, был налажен во многих городах страны.
  
   Министр внутренних дел сообщал в департамент полиции в марте 1906 г. о том, что революционная "пропаганда среди военнослужа­щих приобретает в настоящее время серьезные размеры, ох­ватывая... офицеров, к работе привлекаются опытные революционные деятели" .
  
   *
   Особенно широкое распространение агитация среди офи­церов получила в Москве, Казани, Чите, Одессе, Петербурге и других городах. Так, в июле 1905 г. в Либаве специальные прокламации к офицерам 115-го Вяземского пехотного полка были разосланы по почте. В Петербурге только за одну неделю мая 1906 г. в лейб-гвардии Семеновский полк было послано 55 экземпляров прокламаций, в управление 24-й ар­тиллерийской бригады - 3, лейб-гвардии Преображенский полк - 6, лейб-гвардии Измайловский полк - 39 и т.д. .
   *
   Бакинский комитет РСДРП 23 февраля 1905 года обра­тился с листовкой к офицерам, призывая их встать под знамя революции:
  
   "Смелее же вперед, офицеры... Смойте позор, которым уже покрыло вас царское самодержавие! Ступайте под наши чистые, незапятнанные ничьей невинной кровью, красные знамена и присоединяйте свои мощные голоса к на­шим грозным призывам..." . Листовка была напечатана тиражом 1500 экземпляров, распространялась среди офицеров Бакинского гарнизона. <...>
  
   *
   Именно в результате такой мощной агитационно-пропа­гандистской работы стало возможным то, что офицеры 2-го пехотного Сибирского Читинского полка, прибывшего из Маньчжурии в Читу, опубликовали в Читинской газете "За­байкальские областные ведомости" 11 декабря 1905 г. сле­дующее письмо:
  
   "Мы, офицеры Читинского полка, заявляем: Мы вполне сочувствуем происходящему в настоящее время в России освободительному движению и передаче законода­тельной власти представителям народа. Армия - достояние всего государства, она не должна.принадлежать ни к одной партии, чтобы не было соблазна употребить армию на по­давление других партий. Армия должка охранять Родину от внешних врагов. Армия не должна производить убийств. Чи­тинский полк не принимает на себя полицейских обязанно­стей в борьбе различных политических партий. За проведение реформы в армии" .
  
   *
   Нужно учитывать, что офицерский состав этого полка был крайне реакционен и даже нейтрализация его была большой победой местных революционеров.
  
   *
  

Здание Иркутского кадетского корпуса

   В ходе политизации офицеров русской армии революци­онеры пришли к выводу о необходимости и возможности диф­ференцированного участия прогрессивно настроенных офицеров в военно-боевой работе. <...>
   *
   В годы революции различные политические партии, союзы и общественные организации постоянно держали в центре всей своей агитационно-пропагандистской работы офицерский корпус. В этот период была определена не только стратегия борьбы против самодержавия, но и всесторонне разрабаты­валась ее тактика, воспитывались военные кадры революции.
  

Панов А. И.

Офицеры в революции 1905 - 1907 гг. - М., 1996. - С.42-61.

   ...
   Энциклопедия русского офицера, т.1.   16k   "Документ"
  
   Энциклопедия русского офицера т.2   217k   "Глава" Политика
  
   Энциклопедия русского офицера - Том 3   11k   "Фрагмент" Политика
  
   ...
  
   Как преодолеть равнодушие?   26k   "Фрагмент" Мемуары
   Калининградское инженерное, часть вторая
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Зайончковский П.А. Самодержавие в русская армия на рубеже ХIХ-ХХ столетий. 1881-1903.-М.: Мысль. - 1973.
   Каменев А.И. История подготовки офицерских кадров в России.- М.: ВПА, 1990.
   Самусь В.Н. Лучшие традиции русского м советского офицерского хорпуса. -Кстово: НВВСКУ, 1991. - С.57.
   См.: Кропоткин П.А. Записки революционера. - М.: Московский: рабочий, 1988.-С.151-152.
   См.: Ашенбреннер М.Ю. Военно-революционная организация партии "Народное воли" .- М.: Издание Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев, 1926.-С.6-9.
   Кропоткин П.А. Указ. соч. - С.151.
   См.: Иовчук М.Т., Курбатова И.Н. Плеханов. - М.: Молодая гвардия, 1977.-С.9-11.
   См.: Самолис Г. Лейтенант Шмидт. - М.: Политиздат, 1982. - С.8.
   IV (Объединительный) съезд РСДРП. Протоколы. - М.: Госполитиздат, 1959.-С.469.
   См.: Вперед. - 1905.- 24(11) января, 29(9) августа.
   ЦГАОР СССР, ф.102, 1905, д.1877, ч.5, л.5-6 об.
   Там же, ч.19, л.1-9.
   ЦГВИА ф.310, 1901, оп.1, д.998, л.1-42.
   Там же, 1904, оп.1, д.999, л.1-15.
   ЦГВИА, ф.400, 1905, оп.3, д.2653, л. 10,11.
   Мгебров А. Воспоминания артиллерийского офицера. - М.: Изд-во. Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев, 1929.-С.9-10.
   Хвостов Л.А. Братья Кадомцевы. - Уфа: Башкнигоиздат, 1970. - С.10.
   ЦГАОР, ф.102, 1905, д.1668, л.2-2 об.
   См.: Первая конференция военных и боевых организаций РСДРП. -Партиздат, 1931-С.17.
   См.: Деятели СССР и Революционного движения России: Энциклопедический словарь Гранат. - С.330; Ракитин А. Антонов-Овсеенко. - Л: Лениздат, 1975. - С5-6.
   Красная летопись. - 1925. - N3(14). - С.132.
   Ахун М.И., Петров В.А. Восстание инженерных войск в Киеве //Красная летопись. - 1926. - N1.-С.139.
   ЦГВИА. ф.1750. 1906. оп.1, д.675, л.4.
   Вперед. - 1905. 8 марта (23 февраля).- N9. Вып. 1-2.
   См.: Юбилейный сборник Военно-медицинской академии, посвященной 10-й годовщине Октябрьской революции. - Л., 1927. - С.110; Блинов И.К. Военно-медицинская академия Красной Армии имени С.М. Кирова. Краткий исторический очерк. - Л., 1941. - С.21.
   ЦГАОР, ф.102, 1905, д.1877, ч.5, л.41а.
   ЦГАОР. ф.102, 1905, д.1877, ч.19, л.4.
   ЦГВИА, ф.160/с, 1905, оп.1, д.186, ч.1, л.121.
   ЦГАОР, ф.102, 1905, д.1877, ч.З, л.145.
   Ленин В.И. Ответ "Читателю" // Полн. собр. соч. - Т.6.- С.271.
   См.: 1905 год в Петербурге. Вып.1.- Л.-М.: Госиздат, 1925. - С.141-142.
   См.: Очерки истории Ленинградской организации КПСС.- Л.: Лениздат, 1962.-С. 138,140.
   ЦГВИА, ф.400, 1906; оп.2, д.7563, л.2.
   ЦГВИА, ф.400, 1906, оп.2, д.7563, л.4.
   ЦГВИА, ф.400, 1906, оп.2, д.7563, л.2.
   ЦГВИА, ф.310, 1904, оп.1, д.998, л.1-1 об. 31. Мгебров А. Указ. соч.-С.12-13.
   Мгебров А. Указ. соч.-С. 13.
   ЦГАОР, ф.25, оп.9, л.254.
   Неслуховская Т. Воспоминания гимназистки // Революционное юношество. Из про­шлого социал-демократической учащейся и рабочей молодежи. - Л.: Госиздат, 1924.-С57-58.
   ЦГВИА, ф.400, 1905, оп.3, д.2658, л.49.
   ЦГВИА, ф.400, 1905, оп.3, д.2658, л.49.
   ЦГВИА, ф.1750, 1906, оп.1, д.675, л.59-59 об.
   Ленин В.И. Указ.соч.-С.319.
   ЦГА ВМФ, ф.407, оп.1, д.3981, л.13.
   Пролетарий. - 1905.- N13.
   См.: Панкратов Н.Р. и др. Военно-боевая работа партии большевиков 1903-1917 гг. - М.: Воениздат, 1973.-С.44.
   См.: Огонек. - 1988.- N 44.- Октябрь.
   ЦГА ВМФ, ф.417, 1906, оп.4, д.6844, л. 17.
   РЦХ и ИДНИ, ф.79, оп.1, сд.хр.10, л.1; Валериан Владимирович Куйбышев. Био­графия. - М.: Политиздат, 1966.- С.6-7. О Валериане Куйбышеве. Воспоминания, очерки, статьи.- М., 1983. - С.21-22.
   ЦГИА, ф.1328, оп.2, д.32, л.107-107 об.
   Ахун М., Петров В. Революционная работа в войсках Петербургского гарнизона в 1905-1906 гг. // Красная летопись. 1925. - N4(15).- С.90.
   ЦГАОР, ф.102, 1901, д.229, л.2.
   Васильев-Южин М.И. Революционное движение в Московском гарнизоне // Первая русская революция и ее историческое значение. - М., 1975.-С.343.
   Ахун М., Зинкевич Д. К истории борьбы самодержавия с революционным движением в армии в 80-х гг. XIX в. Из записной книжки архивиста //Красный архив. - 1924.- N 2 (63).-С.135.
   Ахун М., Зинкевич Д. К истории борьбы самодержавия с революционным движением в армии в 80-х гг. XIX в. Из записной книжки архивиста //Красный архив. - 1924.- N 2 (63).-С.133.
   См.: Сенчакова Л.Т. Указ. соч.-С.145.
   Искра. - 1903.- 1 марта. Вып.5.- N35.- Л., 1928. - С. 106.
   См.: Сенчакова Л.Т. Указ.соч.-С.146.
   Искра. - N 27.- Вып.111.-С.83.
   ЦГАОР, ф.102, 1906, д.1877, л.71 об.
   ЦГА ВМФ, ф.928, оп.1, д.504, л.134,143.
   ЦГАОР, ф.102, 1905, д.1877, ч.3, т.1, л.31,32,34,35,37.
   Листовки бакинских большевиков 1905-1907 гг. - Баку: Азербайджанское госу­дарственное изд-во, 1955.-С.37.
   ЦГВИА, ф.14926, 1906, оп.2, д.100, л.10.
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010