ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Макаров Андрей Викторович
"Джейн"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.13*9  Ваша оценка:

  Андрей Макаров
  
  "Джейн"
  
  Сева Новгородцев на нашем судне работал. При знакомстве он на вопросительный взгляд, также молча глазами отвечал: "Нет, не родственник". А если вопроса в глазах не было, он и вовсе, ни вслух, ни взглядом ничего не говорил. Вообще-то непонятно, как ему с такой фамилией и именем визу открыли. Видимо те, кто ее открывает не знали или запамятовали, что есть популярный среди молодежи Сева Новгородцев, ведущий музыкальных программ радиостанции Би-...". Так вот, запамятовали они или не знали вовсе, а может посчитали сей факт незначительным, но нашему Севе фамилию и имя менять не пришлось. ходил он в простые и дальние океанские походы и даже с заходами в иностранные порты. Успешно трудился в море и на суше, на вахте, а также после нее в каюте, поскольку с детства был первоклассным моделистом и лобзиком из разных бросовых деревяшек корабли выпиливал. И моделями в бутылках пробавлялся. Уж на что наш замполит человек суровый и на похвальбу скупой, а и он не уставал на собраниях замечать, дескать кто козла в каюте после вахты забивает, кто загорает в тропиках бессчетно, а вот матрос Новгородцев изучает историю нашего военно-морского флота и историю флота вероятного противника путем моделирования кораблей из спичек, проволочек и прочего подсобного материала.
  Перед последним походом с этим увлечением неприятность у Севы вышла. Стоял рядом с нами ракетный крейсер. Сева стал по образцу модель делать в бутылке. Пройдет рядом, шагами померит, нырк в каюту и давай лобзиком работать. Корпус сделал, надстройку, мачты осталось. Их высоту секстаном мерял из иллюминатора. Как только мачты со всеми антеннами и локаторами в бутылку пропихнул и крючком на место поставил - дверь каюты распахивается, и матросы с крейсера вбегают.
  - Хватай его! Это он вокруг нашего крейсера ходил, шагами мерял и даже копию изготовил.
  Модель отняли, а Севу вызвали в осо..."", где вернули пустую бутылку и посоветовали лучше историческими кораблями интересоваться. Сева полностью на парусники перешел и задался целью справочник "Джейн" достать, где все военные корабли мира собраны, с размерами, данными и характеристиками. Нас тем временем в поход отправили, дальний океанский с заходами в порты иностранных государств. Работали мы в квадрате..."""", занимались в основном...""""", а когда все сделали пошли на заход для пополнения запасов и отдыха экипажа. Как обычно на собрании приняли решение провести заход на высоком идейно-политическом уровне, пополнять запасы и отдыхать, не забывая о происках, поскольку обслуживающие нас от местных ВМС офицеры связи кадровые разведчики.
  К проискам мы готовы и встречаем их завсегда на высоком идейно-политическом уровне. В этом иностранном порту нас на экскурсию повезли, и офицер связи, который кадровый по проискам, заместо гида был. Сидел в автобусе впереди и между рассказом о памятных местах поговаривал:
  - Три года назад у нас в парламенте три коммуниста было, а теперь ни одного.
  Такие провокационные заявления моряки встречали молча, сохраняя чувство собственного достоинства и только качались на мягких сиденьях при поворотах. Офицер говорил по-русски ясно, похвастался, что три раза был в СССР, акцент был совсем незаметен, как у прибалта. Ему хотелось ответить четко и конкретно, как во флотской газете, например: "На последних стрельбах ракетный крейсер "Слава" поразил цель первой же ракетой."
  Сева держал на коленях свой потертый портфель и качался на поворотах вместе со всеми. "Интересно, - думал он, - наверняка у этого наймита во внутреннем кармане красная книжица лежит и на ней три буквы золотом: Ц. Р. и У. А может и зеленая, почему обязательно красная?"
  Когда экскурсия закончилась, офицера связи обступили полукольцом. Заранее назначенный вышел вперед и поблагодарил от имени всех за содержательную поездку вручил на память вымпел с изображением нашего судна. Вымпел кадровый наймит сунул в карман и только все собрались раскланяться, как Сева вышел из полукольца и даже вперед назначенного и заговорил:
  - Я вот, тоже, хочу вам на память подарок сделать.
  Офицер смотрел на Севу озадаченно и заинтересованно. Сзади за Севой сгущалась тишина. Он начал расстегивать баул.
  - У меня модель есть, нашего крейсера, первого ранга, даже не модель, а точная копия крейсера "Слава".
  Тяжелой свинцовой тишины сзади уже не было и доносилось, что-то похожее на змеиное шипение. Сева распахнул портфель и извлек модель-копию русского броненосного крейсера береговой обороны "Слава", плод месячной работы. броненосец был внушителен, приземист как утюг, сверкал покрытой лаком спичечной палубой, щурился узкими застекленными иллюминаторами.
  Вздох облегчения пронесся над моряками. Сева обернулся, стоявший сзади замполит улыбался так широко, будто вот-вот скажет: "Приезжайте к нам в гости! Все." Моряки разом заговорили, что-то начал хлопать. Матерый разведчик любовно вертел корабль перед собой, сбился с акцента и русского языка. Понять его было нелегко, мол в своем кабинете поставлю и начальник, увидев, сдохнет от зависти. При упоминании, что какой-то генерал ЦРУ сдохнет от зависти, наши и вовсе развеселились.
  - Я не знать, что вам дарить. - Обеспокоенно произнес офицер. Сева стоял потупившись, изредка бросал взгляды на шпионские зеркальные очки, в которых отражался полностью, с травой, автобусом и всей командой.
  - Справочник Джейн. - Наконец выдавил из себя Сева.
  - О - да, конечно, самый последний, - почему-то обрадовался офицер.
  Кто-то, осмелев, предложил сфотографироваться на память. Все стали плотнее, но некоторые оставить свое фото человеку в зеркальных очках не захотели и при съемке скорчили гримасы. Так что пусть хранят теперь снимок в своих досье.
  Справочник Джейн в глянцевой суперобложке, собравший на своих страницах военные флоты мира интересовали всех. На руки Сева его не давал и до поздней ночи сидели в его каюте гости и листали, листали.
  Дома эта история обросла множеством подробностей. Говорили, что Новгородцев, да-да, однофамилец, при всех пошел на контакт с иностранной разведкой и загнал ей какой-то крейсер. Те ему сразу подсунули какую-то Джейн. Но вся эта акция была задумана еще здесь, нашим..."""""". Сева представлен к правительственной награде, а в результате акции был уничтожен генерал-адмирал ЦРУ, курс доллара упал на две копейки и следовательно в следующем походе мы получим на полтора фунта больше, но захода скорее всего не будет... и так далее и тому подобное.
  Сева же, начитавшись справочника когда случалось плохое настроение, наимел привычку приоткрывать иллюминатор и выкрикивать с акцентом в сторону стоящего рядом большого противолодочного корабля:
  - Наша знать, никому не сказать, у вас ракета стоит...""""""", дальность..."""""""", боеголовкой..."""""""""".
  Затем Сева иллюминатор закрывал и слушал звонки тревоги, смотрел за суетой на противолодочнике.
  Так что нет ничего удивительного в том, что однажды на судне навстречу Севе вынырнул из кладовой белья неприметный человек. У человека во внутреннем кармане пиджака оказалась красная книжечка, на которой было три буквы, нет, не Ц, Р и У, а...""""""""""
  - Гражданин Новгородцев? - скучным голосом сказал неприметный, - пройдемте. И они прошли во флагманскую каюту, где уже был накрыт стол с чаем и сушками.
  - Зовите меня Александр Федорович. Всеволод, вы должны понимать... и целый час гость канючил, то есть конечно не канючил, а убеждал, настаивал и даже, кое-где, в меру давил. И в самом деле, даже в разведотделе базы такого справочника нет. И не может сознательный гражданин, если он патриот, позволить себе владеть таким справочником единолично. Лучше сдать его туда, где он больше пользы принесет.
  Сева упрямо сжал губы и медленно сложил фигу, но из карман ее так и не достал и только отрицательно мотал головой.
  - ...и вообще, вам с такой фамилией и именем плавать...
  Севе за фамилию и почему-то особенно за имя стало обидно, он разозлился: - А вам, за имя и отчество? Как?
  Представитель органов едва слышно вздохнул. Сева понял, что и ему при знакомстве приходилось отвечать на немой вопрос: "Нет. Никакого отношения не имею, и вообще, моя фамилия Битюк, а не Керенский".
  "Родственная душа": подумал Сева, и они вздохнули уже вместе.
  Справочник и сейчас у Севы и бывало:
  - Севка? Сколько по твоему гроссбуху у нас автономность?.. суток?""""""""""" Ну вот. А нас на два месяца без заходов гонят. И писали потом петицию, так и так, на основании английского справочника "Джейн"... И так ни странно это было куда действеннее, чем ссылаться на инструкции, нормативы и приказы.
  А модели и копии современных кораблей у Севы регулярно отбирают и наши хранят в железных ящиках под сургучом, а по ненашим учат курсантов в военных училищах. Но Сева не в обиде, ведь Джейн обеспечил его работой на долгие годы.
  
  1989-90

Оценка: 9.13*9  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018