ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
2 - Офицерская история 20 века

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


  

А.И. Каменев.

История подготовки офицерских кадров в СССР

(1917-1984 гг.)

 []

2

Реорганизация военно-учебных заве­дений после гражданской войны и в годы военной реформы (1921-1925 гг.)

   Советская наука располагает немалым количеством исследований по проблемам подготовки командных кадров в межвоенный период. Наша задача заключается в том, чтобы проследить и проанализировать преобразования в военно-учебном строительстве на указанном этапе развития Воору­женных сил, обратив особое внимание на военно-педагоги­ческий аспект темы.
   Ликвидация фронтов гражданской войны выдвинула на первый план проблемы перехода на рельсы мирного строитель­ства всей страны и ее Вооруженных Сил. В этой обстановке необходимо было внести серьезные коррективы в подготовку командных и политических кадров, т.е. в систему военно-учебного строительства.
  
   Что требовалось сделать?
  
   Как показывает анализ направлений деятельности в названной области, основное внимание работников военно-учебных заведений и аппарата ГУВУЗа было сосредоточено на следующем:
  
   1) осмыслении опыта подготовки командных кадров в годы гражданской войны;
   2) выработке взглядов на вопросы советского военно-учебного строительства;
   3) решении судьбы командных курсов;
   4) создании системы советских военно-учебных заве­дений;
   5) выработке новой методической системы обучения и воспитания слушателей и курсантов военно-учебных заве­дений;
   6) решении кадровых вопросов;
   7) создании учебно-методической базы подготовки ко­мандно - начальствующего состава Красной Армии и др.
  
   Как решались эти проблемы? В каком положении оказались после гражданской войны военно-учебные заведения? Какие тенденции имели место в тот период? Это - та группа вопро­сов, на которые нам предстоит ответить.
   Еще весной 1920 года встал вопрос о создании нормаль­ных военных школ. Некоторые комкурсы были реорганизованы в нормальные военные школы. Но это было лишь началом большой и трудной работы.
   *
   Знаменательным событием в военно-учебном строительст­ве было создание в конце 1920 года Высшего академического военно-педагогического совета (ВАВПС). Согласно приказа РВСР от 19 августа 1920 г. N 1591 ВАВПС начал заниматься, главным образом объединением и согласованием работы военных акаде­мий. Но впоследствии он распространил свою деятельность на все военно-учебные заведения.
   Председателем ВАВПС являлся начальник ГУВУЗа, а члена­ми состояли Главком Вооруженных Сил Республики, начальники некоторых центральных управлений Наркомвоена, начальники академий и лица, персонально назначаемые РВСР.
   *
   Для разработки всех директив ВАВПС при нем был учреж­ден Малый академический совет (МАС) в составе председателя и членов-представителей ГУВУЗа, Полевого штаба, Всероглавштаба, академий и высших школ.
   При MAC работали следующие секции: 1) для психофизиологического исследования юношества, обучающегося в военно-учебных заведениях (учреждена приказом РВСР от 19 мая 1922 г. за N 1231); 2) военной маскировки (июнь 1923 г.) - для обсуждения вопросов военно-учебного характера в подготовке слушателей и курсантов; 3) военно-химическая (ее задачи были аналогичны предыдущей секции).
  

Система военного образования

  
   Результатом работы MAC явился доклад о системе воен­ного образования, который после его обсуждения ВАВПС был утвержден. Согласно этому докладу все военно-учебные за­ведения делились на три ступени.
  
   Школы 1-ой ступени. Их задачи заключались в том, что­бы дать обучаемым:
  
   а) общую теоретическую военную подготовку;
   б) основательное знакомство со своим родом войск и службы;
   в) полную практическую подготовку для занятий ими первой командной должности (взводного командира), а также практическое знакомство со следующей в порядке постепен­ности командной должностью.
  
   Школы 2-ой ступени. Они имели задачей:
  
   а) усовершенствование во всех областях военных зна­ний, не обходимое для самостоятельного руководства техни­ческим соединением из трех родов оружия;
   б) практическое умение руководить их действиями;
   в) усовершенствование в специальности своего рода войск или службы с целью наилучшего использования их свойств и наиболее совершенной их подготовки.
  
   Школы 2-ой ступени были разбиты на две категории: школы усовершенствования в специальности своего рода войск и школы усовершенствования во всех областях воен­ного знания.
  
   Школы 3-ей ступени. Их задача заключалась в том, чтобы:
  
   а) дать высшую военную подготовку для руководства войсковыми массами на театре военных действий и на поле сражения;
   б) дать высшую специализацию в технических знаниях специальных родов войск и служб;
   в) вести научную разработку военных и военно-техни­ческих вопросов и подготовлять кадр ученых всех специаль­ностей.
  
   При внимательном изучении этой схемы видно, что в нее не "вписаны" командные курсы. Тем не менее, эти курсы про­существовали до конца 1924 года. Затем те из них, которые имели большой опыт в подготовке краскомов, были реоргани­зованы в нормальные школы, а другие стали полковыми школа­ми.
   *
   Следует отметить, что реализация намеченного осуществ­лялась с трудом. К началу 1922 года ГУВУЗ насчитывал 224 военно-учебных заведения, что значительно превосходило пот­ребность Красной Армии.
  
   Дело сокращения сети военно-учеб­ных заведений наталкивалось на ряд препятствий:
  
   1) серьезное внимание к младшему командиру, имевшее место в то время, зародило мысль о необходимости использо­вания нормальных военных школ для подготовки отделенных командиров (если бы эта точка зрения победила, то пришлось бы не сокращать, а увеличивать число военно-учебных заве­дений);
   2) местные партийные и советские органы привыкли смотреть на комкурсы не только как на воинские части, но и как на серьезные идейные центры (вот почему они активно сопротивлялись ликвидации курсов).
  
   *
   Создание новой сети военно-учебных заведений также встало перед рядом проблем: нехваткой преподавателей, слож­ностью укомплектования их переменным составом, сложностью решения учебно-методических вопросов новой военной школы.
  
   В чем суть названных трудностей?
  
   Как известно, в годы гражданской войны функции препо­давателей выполняли разные категории людей: старый профессорско-преподавательский состав, бывшие офицеры, а также советские и партийные работники. Своих преподавателей воен­ная школа не имела.
   В годы гражданской войны было создано ряд военно-педагогических школ (Москва, Петроград, Киев), которые в короткие сроки готовили преподавательский состав. Конечно же, уровень их подготовки был недостаточен. Малочисленность нужного кадра преподавателей остро ощущалась.
   *
   Тем не менее, военно-педагогические школы были пос­тавлены перед необходимостью готовить преподавателей воен­ных, общеобразовательных предметов и политграмоты для школ 1-ой ступени.
  
   В соответствии с поставленной целью в них устанавливались следующие предметы:
  
   1. Военные: а) тактика, б) артиллерия, в) военно-инженерная, г)военно-топографическая, д) военной администрации.
  
   2. Общеобразовательные: а) русского языка, б) математики, в)географии, г) истории.
  
   3. Политическая группа.
  
   Срок обучения устанавливался 1 год. Учебный план школы слагался из: а) детального изучения предмета избранной спе­циальности и его методики; б) овладения предметами педаго­гического цикла (педагогики, психологии, логики, физиологии, гигиены); в) повышения политической культуры (посредством изучения политической экономии, исторического материализма и советского строительства) и г)практических работ уча­щихся.
   Слушатели, успешно сдавшие все репетиции и зачеты, выполнившие все практические работы, сдавшие выпускные экзамены и получившие педагогические навыки, выпускались, со званием штатного преподавателя школ 1-ой ступени военно-учебных за­ведений. Все окончившие военно-педагогические школы были обязаны отслужить в военно-учебных заведениях не менее полутора лет.
   *
   Сложнее положение дел обстояло в высшей военной шко­ле.
  
   "Военные академии через несколько лет могут очутиться перед серьезным профессорским кризисом, - говорилось в "Военном знании". - Старая немногочисленная профессура день за днем понемногу тает, новые пополнения ощутимо незаметны. Необходимы какие-то меры, чтобы сгладить остроту этого серьезного вопроса, и, конечно, прежде всего, наметить тот путь, которым следует идти каждому, кто желал бы собой по­полнить кадры военных ученых".
  
   Отметим: такая постановка вопроса разделялась не все­ми. В том же "Военном знании" появились статьи, ставящие под сомнение необходимость решения названной проблемы. Аргу­ментация при этом сводилась к следующему:
  
   "Военное дело, го­ворят, - дело чисто практическое; в практическом же деле луч­ший учитель - опыт. А поэтому, у кого налицо соответствующий опыт (конечно, хороший по результатам), тот пусть и будет тем, что понимается под именем профессора".
  
   Как бы там ни было, вскоре появляется "Положение о профессорах и преподавателях военных академий". В нем гово­рится:
  
   "1. Для занятия профессорской должности необходима, как общий принцип, диссертация на заданную или избранную самим автором тему.
   Примечание. Диссертацией может быть признана всякая учебная работа, хотя бы она была выполнена и ранее заявле­ния данным лицом желания занять профессорскую должность, но обязательно на тему по тому предмету, по которому соис­катель желает занять самостоятельную кафедру.
   2. Диссертация дает право на занятие названной должнос­ти всем гражданам Республики, независимо от полученного ими образования и профессии.
   3. Диссертация обязательно печатается (особою книгою или в журнале), дабы подвергнуть ее самой широкой критике.
   4. Защита диссертации производится публично. Предвари­тельное рассмотрение о допущении ее к защите - особою комиссией из Совета академии.
   5. Решение вопроса о допущении диссертации к публич­ной защите принадлежит Академическому совету.
   6. Официальные оппоненты диссертации в числе двух избираются Советом академии из состава комиссии, на которую возложено предварительное рассмотрение диссертации. Кроме того, обязательным оппонентом является главный руководитель ЕВА по соответствующей дисциплине.
   7. Защищающий диссертацию должен изложить в главных чертах сущность своего труда и, выслушав замечания официаль­ных оппонентов, дать свои объяснения. После официальных оп­понентов могут выступать в качестве оппонентов и другие лица.
   8. По окончании защиты диссертации Совет академии, в закрытом заседании,. после обмена мнениями, закрытой бал­лотировкой решает вопрос об удостоении защищавшегося дис­сертацию звания экстраординарного профессора, и в случае удостоения начальник академии входит с соответствующим представлением в ВАС.
   Примечание. Лицо, получившее звание экстраординарного профессора, не обязано занимать кафедру.
   9. Экстраординарный профессор по пробытии не менее пяти лет на должности профессора постановлением Совета академии может быть представлен ВАС к званию ординарного профессора.
   10. Лица, прослужившие в профессорском звании в акаде­мии не менее 10-ти лет, могут быть удостоены порядком, ука­занным в ст. 11, звания заслуженного профессора... "
  
   Изучение данного "Положения" позволяет сделать такие обобщения:
  
   - во-первых, позитивен тот факт, что "Положение" откры­вало возможность талантливым людям к получению звания "профессор; негативным же является, на наш взгляд, то обстоя­тельство, что в "Положении" не устанавливался образовательный ценз для получения профессорского звания, что открыва­ло лазейку для людей недостойных;
   - во-вторых, многоступенчатость, дифференцирован-ность профессорского звания, на наш взгляд, позволяла стимулировать дальнейшее творчество профессора.
  
   *
   Новым шагом по пути создания нового научно-педагоги­ческого кадра для военно-учебных заведений было образова­ние в 1924 году института адъюнктов при военных академиях.
   *
   В целом же, важнейшие педагогические проблемы рассмат­риваемого периода решались посредством проведения съездов, совещаний и конференций представителей военно-учебных за­ведений. Исследуемый период богат такими представительными со­вещаниями. Придерживаясь хронологии их проведения, покажем те вопросы, которые они решали.
   Одним из первых такое совещание прошло в период с 18 по 22 августа 1920 г. в Москве. На него были приглашены началь­ники и комиссары окружных управлений военно-учебных заведений.
   Совещание, на котором присутствовал Главком Республики С. С. Каменев, начальник ГУВУЗа Д. А. Петровский, комиссар штаба РККА Данилов, приняло постановление, определившее очередные задачи военно-учебных заведений:
  
   "1. Должно стремиться к тому, чтобы вся жизнь школы - учебная, строевая и политическая - были строго, согласованы между собой в целях проведения единой общей системы воспи­тания, имеющей своей целью укрепление чувства долга, сознания величия идеала социальной революции, дисциплинированности, способности решаться и самодеятельности....
   3. Формализм, монотонность и вялость убивают дух, сле­довательно, занятия должны возбуждать слушателя, заставлять его проявлять самостоятельность, а весь уклад жизни - поддерживать хорошее настроение, энергию, интерес к жизни школы.
   ...
   6. При ведении классных занятий должно стремиться, чтобы занятия носили характер не преподавания только све­дений, а цельного разучивания, которое должно строиться по принципу взаимного обучения....
   8. Рекомендуя маневр, как лучшее средство для развития находчивости, решимости и практического воплощения теорети­ческих знаний, совещание обращает внимание, что при органи­зации маневра следует ставить только цель, не указывая средства и способа исполнения. Тот же метод должен приме­няться и при решении задач в классах. При этом критика должна быть доброжелательной, чтобы не убить самодеятельнос­ти и щадить самолюбие курсанта....
   10. Для оценки успешности и знания обучащихся и в це­лях получения их характеристики признать целесообразным установление единой балловой системы, предварительно открыв во этому вопросу дискуссию в военно-педагогической прессе.
   ...
   12. Военно-педагогическим школам вменить в обязанность стремиться к подготовке командира и преподавателя в одном лице".
  
   Следует отметить, что в данном постановлении четко прослеживается идея развития самостоятельности и творчества обучаемых, ориентация на их самостоятельную работу по добы­ванию знаний и формированию навыков и умений.
   Идеи, высказанные на совещании, стали предметом заин­тересованной дискуссии на страницах военной печати.
   *
   Очередной съезд начальников и комиссаров военно-учеб­ных заведений состоялся 30 августа - 4 сентября 1922 г.
   На съезде отмечалось, что решения предыдущего съезда реализовывались более успешно в отношении школ 1-ой сту­пени. В отношении других школ было сделано значительно меньше. Да и в отношении школ 1-ой ступени дела продвига­лись не совсем так, как хотелось.
   *
   В отличие от военных училищ царской России и военно-учебных заведений Запада, наша нормальная военная школа предъявляла минимум требований в области общеобразователь­ной подготовки. Этим самым школа брала на себя заботу и об общем образовании воспитанников. Кроме того, на плечи воен­ной школы ложилась сложная задача политического воспита­ния курсантов.
  
   Перед школой, таким образом, стояли три сложные задачи:
  
   1) вооружить курсанта общими знаниями и расширить его кругозор;
   2) подготовить в военно-техническом отношении;
   3) развить политически.
  
   Достаточно даже этой общей формулировки, чтобы понять, насколько сложны были задачи подготовки курсантов.
   Съезд разбился на пять секций: 1) общая, или как она на­зывалась "секция современных факторов войны"; 2)организа­ционная; 3)педагогическая; 4) политическая и 5) секция высших школ. Обязанность первой секции была сформулировать те зада­чи, которые стоят перед школой, учитывая влияние современного бойца и современного оружия на тактику и стратегию будущих войн. На вторую секцию легла обязанность заняться уточне­нием и упрощением военно-учебного аппарата. Третья и четвер­тая секции занимались разрешением всех вопросов воспитания и обучения юношества. Организация пятой секции была вызвана необходимостью провести в жизнь нормализацию школ второй ступени.
   В отношении задач, стоящих перед военной школой, съезд принял резолюцию, в которой она нацеливалась на решение следующих задач:
  
   "1. Дать командиру ясное понимание классовых задач Красной Армии...
   2. Развить в командире способности бойца-агитатора и организатора, умеющего вести политработу, как в своих частях, так и в войсках и среди населения противника.
   3. Дать всей массе командиров серьезное знание и практическое умение использовать современную технику, имею­щуюся на вооружении, как нашей армии, так и чужих армий (владение автоматическим оружием, действовать совместно с бронесилами, авто и т.п.).
   4. Направить мысль комсостава на изыскание средств борьбы с техникой врагов, памятуя, по опыту гражданской вой­ны, против каждого нового средства можно найти противодей­ствие.
   5. Дать комсоставу ясное понимание того, что свойства современной техники привели к широкому рассосредоточению войск по фронту и в глубину, вызвав к жизни групповой, манев­ренный бой, который предъявляет к командиру необходимость уметь вести его самостоятельно, в духе получаемых распоря­жений старшего начальника.
   6. Развить, опираясь на высокие задачи, преследуемые Красной Армией, чувство чести, готовность к самопожертвова­нию и решимость довести дело до конца во что бы то ни ста­ло, укрепить в командире сознание, что бой... требует от Крас­ной Армии и прежде всего от ее командиров высокого напряже­ния ума и воли для достижения победы.
   7. Укрепить всем укладом жизни ВУЗ, как образцовых строе­вых частей, твердую и сознательную дисциплинированность и умение дисциплинировать массы.
   8. Готовить стойких и твердых командиров, способных самостоятельно оценивать обстановку, принять и провести решение и умевших работать точно и аккуратно.
   9. Развить инициативу и самодеятельность красных командиров, опираясь на то, что эти качества красного бойца в гражданской войне с противником, обладавшим превосходной техникой и организаций, дали победу".
  
   Следует отметить, что, конечно же, это была программа-максимум, скорее мечта, чем реально выполнимая задача.
   Этот вывод подтверждается результатами работы педаго­гической секции. На заседании этой секции было констатиро­вано, что целый ряд педагогических вопросов по-настоящему не изучен: мало было исследований юношества, недостаточно ясности было и с методической системой обучения. Серьезные споры вызвало предложение об уничтожении балльной системы оценки знаний курсантов. В конечном счете была принята та­кая резолюция:
  
   "1. B виду того, что оценка при помощи бальной систе­мы не может служить действительной характеристикой приоб­ретенных познаний и необходимых для командира качеств, балльную систему отменить.
   2. Наиболее рациональной мерой оценки успехов в нау­ках и способностей к занятию командной должности признать характеристику курсанта, даваемую преподавателями и коман­дирами.
   З. В целях конкретизации и однообразия составления таких характеристик, лица аттестующие должны давать опре­деленные ответы. Ответы эти должны кратко выражать дейст­вительную оценку главнейших сторон волевой и интеллек­туальной природы аттестуемого".
  
   *
   Впоследствии (1923 г.) была создана "Инструкция о способах оценки курсантов в военно-учебных заведениях 1-ой ступени". Эта инструкция определяла главнейшие предметы обучения для каждой группы военных школ.
  
   Так такими предметами стали:
  
   а) для пехотных школ: тактика, топография, обществоведе­ние, строевая и полевая подготовка, физическое образование, инструкторская и стрелковая подготовка;
   б) для кавалерийских школ: тактика, военная топография,
обществоведение, строевая подготовка, езда и уход за лошадьми, полевая подготовка, физическое образование, инструктор­ская подготовка;
   в) для артиллерийских школ: тактика, артиллерия, военная топография, обществоведение, артиллерийская подготовка, стрельба, полевая и физическая подготовка, инструкторская подго­товка;
   г) для инженерных школ: тактика, фортификация, дорожно-мостовое дело, минно-подрывное дело, военная топография, общество­ведение, строевая, полевая, физическая и инструкторская подго­товка.
   *
   На тех курсантов, коих начальник школы и комиссар приз­нали достойными звания красного командира, составлялся список старшинства. Этот список составлялся педагогическим комите­том.
  
   При этом все курсанты разбивались на несколько катего­рий:
  
   - к 1-ой категории относились те, у кого на все вопросы "листов оценки" были получены положительные ответы;
   - ко 2-ой категории относились те, у кого на один из вопросов "листа оценки" был получен отрицательный ответ;
   - к 3-ей категории причислялись те, у кого в "листе оценки" было получено два отрицательных ответа (и т. д.)
  
   "Лист оценки" содержал 6 вопросов:
  
   1. Обнаруживает ли знания и понимание пройденной дисциплины (общее развитие)?
   2. Может ли применять усвоенные знания на практике и как разбирается в обстановке?
   3. Сможет ли активно работать по политпросветработе в армии?
   4. Обладает ли достаточной для командира волей?
   5. Обладает ли самостоятельностью и инициативой?
   6. Может ли быть выпущен командиром?
  
   Указанные "листы оценки" заполняли преподаватели ведущих дисциплин и непосредственные начальники курсан­тов. Другими словами, здесь срабатывал метод оценки по принципу независимых характеристик, что, думается, повышало объективность оценки подготовленности курсанта к решению практических задач. Другой вопрос заключается в том, нас­колько объективны и достаточны были критерии оценки, выве­рены ли были показатели того или иного критерия? Думается, здесь не все было благополучно.
   *
   На съезде и в военной прессе, помимо названных вопро­сов, поднималась проблема комплектования военно-учебных заведений. Отсутствие тяги в военную школу было обусловле­но целым рядом причин, среди которых тяжелое материальное положение курсанта и командира занимали не последнее место. ЦК РКП (б) направил 15 июня 1922 г. в партийные орга­низации письмо "О кампании вербовки в военно-учебные за­ведения". ГУВУЗ установил тесный контакт с РКСМ (первый сек­ретарь П. Смородин 1897-1937), что обусловило приток комсо­мольцев в военные школы, создание там комсомольских организаций. Как отмечает начальник ГУВУЗа Д. А. Петровский:
  
   "Все лето... 1922 года мы провели под знаком усиленной вербовоч­ной кампании, пользуясь опытом минувших годов в деле орга­низации "дней" и "недель" красного курсанта".
  
  
   *
   В военной печати поднимается вопрос о целесообразности использования опыта бывших военно-учебных заведений царской России. Возникает идея о необходимости возрожде­ния кадетских корпусов.
   Какая аргументация высказывалась за возрождение кадетских корпусов? С этой идеей на страницах печати выс­тупил начальник ГУВУЗа Д. А. Петровский. В одной из своих публикаций по этой теме он писал:
  
   "Большинство работников военно-учебного дела скло­няются к мысли о необходимости построения всего военно-учебного дела на добровольческих началах. С точки зрения теоретической, конечно, трудно спорить против этого положе­ния... Нельзя заставить людей посвящать себя крайне слож­ной и крайне трудной профессии командира".
  
   Идея кадетских корпусов, указывает далее он, базируется на правильной мысли о том, что желательно с детского возрас­та развивать у будущего офицера качества, необходимые вои­ну и вооружать его соответствующими познаниями. Автор ссы­лается на опыт работы советских кадетских корпусов, образо­ванных в Азербайджане.
   *
   Предложение о возрождении кадетских корпусов вызва­ло острую дискуссию. Наркомпрос даже принял резолюцию следующего содержания:
  
   "Принимая во внимание, с одной стороны, что соображения, вынудившие ГУВУЗ придти к мысли об организации красных кадетских корпусов, как-то необходимостью выработать в под­растающем поколении физическую крепость и закалить волю..., а, с другой стороны - что ранняя профессионализация представ­ляется... крайне вредной в педагогическом отношении, самое же восстановление "кадетских корпусов" в том или ином виде недопустимым педагогически и нецелесообразным политически, - предложение ГУВУЗа отклонить. Вместе с тем, предложить ГУВУЗу придти на помощь Главсоцвосу и Главпрофобру в деле организа­ции подготовки физического воспитания детства и юношест­ва".
  
   В конечном итоге идея возрождения кадетских корпу­сов была отклонена. Думается, что такое решение не следует считать оптимальным. Опыт военного строительства свиде­тельствует о том, что есть необходимость готовить часть молодых людей к военной профессии с возможно раннего возраста.
   *
   Определившись по ряду принципиальных вопросов под­готовки среднего начальствующего состава. ГУВУЗ, военно-педагогическая мысль сосредоточилась на проблемах высше­го военного образования.
   Еще в марте 1921 года ВАВПС высказал свои соображения по этому поводу:
  
   "I. а) Совокупность высших военных занятий, необходи­мых каждому, решившему посвятить себя исключительно делу военной специальности, в полном объеме должна сделаться достоянием возможно большего числа лиц командного состава Красной Армии, воздушного и морского флота, посредством проведения их через военные академии;
   б) для подготовки специалистов по службе генерального штаба, специалистов по службе военных агентов в различных странах и высших руководителей военно-топографического дела, в Военной академии должны быть организованы факуль­теты генерального штаба, военного языковедения и геодези­ческий;
   в) все войсковые начальники основных родов войск, независимо от полученного ими военного образования, перед получением должности, равной по значению и правам команди­ру полка, должны пройти при Военной академии, под ее высшим руководством, краткосрочный курс, общий и совокупный для всех родов войск... Цель такого курса - возобновить и рас­ширить теоретические и практические познания по делу управления отрядами из разных родов войск в соответствии с господствующей военной доктриной, проведение которой в толщу армии и является одной из составных задач ака­демии;
   г) подготовка военных техников: инженеров-технологов всех технических специальностей военного дела, должна производиться в военно-технических академиях - артиллерийской, инженерной, морской, хозяйственной, электротехнической и аэровоздушном институте имени Жуковского, функционирующих автономно в пределах целей, восставленных им Высшим акаде­мическим военно-педагогическим советом;
   д) контингент лиц, получивших специально-техническое образование, проходит общие военные дисциплины в своих соответствующих академиях;
   е) лица, состоящие кандидатами на высшие должности в армии и флотах, независимо от прохождения ими соответ­ствующих академий, обязаны пройти особые курсы при воен­ной академии, в которых единая военная доктрина будет изучаться под руководством профессорской коллегии, прово­дящей эту доктрину в толщу всей вооруженной силы, что бу­дет служить гарантией единообразного ее понимания, а сов­местное с сухопутными военными обучение в одной академии житейски скрепит их взаимную идейную связь;
   ж) в целях образования кадра опытных педагогов для в. -у. з. Республики и для выработки наилучших методов преподавания военных предметов должна существовать Военно-педагогическая академия;
   з) в систему, общую с перечисленными военными академия­ми, включить военно-медицинскую академию.
   II. Направление всей военно-научной и руководство военно-учебной деятельностью возлагается на Высший ака­демический военно-педагогический совет".
  
   Этим решением были определены общие задачи военных академий.
   *
   В марте этого же вода во исполнение приказа РВСР о реорганизации Академии генерального штаба в Военную академию РККА были определены ее новые цель и зада­чи:
  
   "1. Задача и цель академии.
  
   Академия Генерального штаба, являясь высшим учебным и ученым учреждением, имеет целью давать не только высшее военное и исчерпывающее специальное по службе Генерально­го Штаба, но и по возможности широкое общее образование, да­бы лица, окончившие ее, могли занять штабные и командные должности и являлись бы людьми, способными откликнуться на все вопросы политической, общественной и международной жизни....
  
   II. Предметы, изучаемые в АГШ.
   1. Тактика элементарная.
   2. Тактика прикладная.
   3. Стратегия.
   4. Военная психология.
   5. Философия войны.
   6. Артиллерия.
   7. Авиация и воздухоплавание.
   8. Военно-морское дело.
   9. Фортификация (полевая и долговременная)
   10. Подготовка обороны страны в инженерном отношении.
   11. Военные сообщения.
   12. История военного искусства.
   13. История войны.
   14. Новейшая история.
   15. Экономика войны.
   16. Военная администрация.
   17. Устройство тыла по тактике снабжения.
   18. Служба Генерального Штаба.
   19. Военная гигиена.
   20. Военная география (с военной статистикой).
   21. Военная топография.
   22. Языки (французский, немецкий, английский)
   Кроме перечисленных, в академии должен преподаваться цикл социально-политических наук, согласно декрета Совнарко­ма от 4 марта с. г.:
   1. Развитие общественных форм.
   2. Исторический материализм.
   3. Пролетарская революция.
   4. Политический строй РСФСР.
   5. Организация производства и распределение в РСФСР.
   6. План электрификации РСФСР.
   Конференция академии предоставляется право устанавли­вать преподавание и других наук или временно урезывать вышеприведенный перечень, если по условиям состояния воен­ного дела или переживаемого страной момента, или уровня образовательной подготовки поступившего в академию контин­гента слушателей, это будет ею признано необходимым.
   ...
  
   V. срок обучения в АГШ.
  
   Курс АГШ должен быть пройден в срок не больше 3, 5 лет, причем не менее 6 месяцев должны быть предоставлены для самостоятельной творческой военно-научной работы, дол­женствующей установить вместе с тем зрелость прошедших курс АГШ для дальнейшей самостоятельной военно-научной и практической деятельности; все остальное время предостав­ляется для изучения военного дела в двух первых основных классах академии. Кроме того для подготовки лиц, желательных для приема в академию, но недостаточно научно подготовленных, должна быть создана особая подготовительная школа.
  
   VI. Метод преподавания в АГШ.
  
   В основу преподавания в АГШ необходимо положить приз­нание жизненности обучения и самостоятельности работы слу­шателей, что может быть достигнуто применением прикладного метода преподавания, т.е. чтобы при теоретическом выяснении принципиальной стороны он иллюстрировался на практике прик­ладным путем".
  
   25 июля 1921 года на объединенном заседании РВСР и ВАВПС под председательством Л. Д. Троцкого было постановле­но переименовать Академию Генерального Штаба в Военную академию РККА и приступить к разработке положения о Единой Военной академии (ЕВА).
   *
   Уже 22 октября названного года было разработано положение о Единой военной академии" было обсуждено на за­седании ВАВПС. В нем определялся состав EBA, ee назначе­ние, условия функционирования:
  
   "I. Состав:
  
   В состав ЕВА входят, как совершенно самостоятельные военно-учебные и научные учреждения, ниже ел едущие военные академии: а) Военная академия с восточным отделом; б) Артил­лерийская академия; в) Инженерная академия; г) Морская акаде­мия; д)Академия Красного воздушного флота; д) Электротехническая академия; ж) Военно-хозяйственная академия; з)Военно-медицинская академия.
  
   II. Назначение:
  
   ЕВА имеет назначением: а) давать высшее общее военное образование, а также высшее специальное образование комсос­таву РККА и флота; б) осуществлять объединение военно-науч­ной мысли, содействуя единому пониманию военных явлений; в) находясь в курсе всех достижений военного дела как в Республике, так и в иностранных армиях, проводить эти дости­жения в высшее военное образованием/устанавливать методы использования опыта ближайших войн в приложении к высшему военному образованию; д) озабочиваясь прогрессом в области военной науки, способствовать трудам специалистам по различ­ным вопросам военного дела; е) издавать военно-научные труды и специальные военно-научные журналы; ж) подготовлять лиц, могущих занимать преподавательские кафедры по различным военным специальностям во всех высших военно-учебных заве­дениях. ...
  
   IV. О главных руководителях:
  
   ВАВПС руководит военно-учебной деятельностью всех военных академий через институт главных руководителей, на которых лежит обязанность по достижению единства направле­ния работы во всех академиях в области каждой специальнос­ти".
  
   Как мы видим, в проекте ЕВА заложен принцип едино­началия, призванный не законодательствовать, заниматься мелочной опекой, а добиться единства взглядов на войну, военное дело и подготовку командных кадров. Это было той попыткой, которая должна была сломать ненужные и вредные перегородки, стоящие перед разными видами и родами войск, порождающие однобокость в подготовке военных кадров.
   *
   Особая надежна в решении названной задачи возлагалась на институт главных руководителей. Кто же, по мысли авторов ЕВА, должен был быть главным руководителем?
   Самые общие позиции таковы: это должен быть компе­тентный, авторитетный в данном деле (отрасли военного зна­ния) человек. Его задача заключалась в том, чтобы направ­лять деятельность других руководителей (преподавателей) по своему предмету. Чтобы не было субъективизма в подборе главруков, предлагался известный способ - представление и зашита диссертации по предмету соискания.
   *
   Институт главных руководителей касался только ведущих дисциплин. Причем, ведущим главным руководителем считался тот, где эта дисциплина имела первенствующее значение по сравнению с другими (к примеру, по артиллерии таким веду­щим руководителем мог быть представитель Артиллерийской академии, по стратегии и тактике - Военной академии РККА, по инженерному делу - Военно-инженерной академии).
   *
   Новым шагом вперед по развитию военного образования было осуществление специализации слушателей на базе соз­дания факультетов в академиях. Система факультетов разгру­жала слушателей от излишней информации, позволяла более углубленно заниматься избранной специальностью.
   Так, к примеру, учебный план Артиллерийской академии был разработан, исходя из подразделения академии на три факультета баллистический, механический и химический. Этот план предусматривал общий для всех слушателей курс в течение первых двух лет и специализацию в течение двух последующих лет.
  
   Все предметы, проходимые в академии, были подразделе­ны на 6 групп (циклов):
  
   1. Цикл физико-математических наук: включал 19 наиме­нований, из которых 20% проходилось различно на разных факультетах.
   2. Цикл артиллерийских наук (соответственно: 10 наиме­нований, из которых 90% проходили слушатели различно на разных факультетах).
   3. Цикл прикладных технических наук (16 наименований, 50% варьирования).
   4. Цикл технологии (10 наименований; 80% варьирования).
   5. Цикл военных наук (7 наименований; все науки в равной степени изучались слушателями).
   6. Цикл общественно-экономических наук (обязательны для всех).
   В среднем получалось, что до 50% изучаемых наук в раз­ной степени изучались слушателями, что определяло специфику факультета.
   *

Переход к бригадно-лабораторному методу

  
   Если же попытаться выделить самое существенное в перестройке учебного процесса в военно-учебных заведениях изучаемого периода, то можно со всем основанием сказать, что главнейшим здесь был переход от лекционной системы обучения к так называемому лабораторному (позднее - бригадно-лабораторному) методу. Особенно активно этот вопрос начал дебатироваться в 1923 году.
  
   "Военный вестник" писал:
  
   "Перед всеми ВУЗ стоит оче­редная проблема - переход от класса к лаборатории. Лаборатор­ный план занятий смущает, видимо, многих. В МВВПШ (Московскую высшую военно-педагогическую школу. - А. К.) приезжают представители с мест с целью ознакомления с положением дела в педагогической школе... "
  
   Основная задача, которую преследовали авторы введе­ния лабораторного метода, заключалась в том, чтобы приучить слушателей и курсантов самостоятельно добывать знания.
   Раскроем основные принципиальные позиции построения процесса обучения по лабораторному методу:
  
   а) знания не должны даваться в готовом виде; они должны добываться в ходе опытно-практической работы самими обучаемыми;
   б) воспитание самостоятельности учащихся, обучение их методам самостоятельной работы следовало признать важней­шей педагогической задачей;
   в) преподаватель становится преимущественно организа­тором и руководителем самостоятельной работы обучаемых; не давя своим авторитетом инициативы слушателей, он определяет перспективы их работы, устанавливает минимум и максимум для самостоятельной работы, направляет работу, организует и упорядочивает дискуссию, ведет учет проделанной работы;
   г) работа из класса переносится в оборудованную ла­бораторию с необходимым минимум учебного материала, наг­лядных пособий, моделей и т.п.
  
   При такой постановке учебы, лекция, как превалирующая форма обучения, исключалась.
   Вариантов проведения занятий по лабораторному мето­ду было немало.
  
   Приведем характерный вариант.
  
   Учебный процесс начинался с краткой установки пре­подавателя: что изучить, чем пользоваться, в какие сроки и т.п. Далее начинался процесс самостоятельного постижения темы. Здесь преимущество отдавалось коллективной проработ­ке материала или практике взаимного обучения. В установ­ленный срок требовалось отчитаться перед преподавателем. От группы слушателей или курсантов (они назывались брига­дами) отчитывался один человек. Оценка, поставленная ему, являлась зачетной и для всей бригады (группы).
  
   Такая организация учебного процесса в военно-учебных заведения требовала наличия целого ряда необхо­димых условий:
  
   - во-первых, развитой учебно-методической базы (учебников, другой литературы, методических рекомендаций, нагляд­ных пособий, моделей и т.п.);
   - во-вторых, определенного уровня подготовки слушате­лей и курсантов к самостоятельной работе;
   - в-третьих, наличия опытного кадра преподавателей, способных умело направлять самостоятельную работу обучае­мых;
   - в-четвертых, действенных стимулов, побуждающих к творческой самостоятельной работе слушателей и курсантов;
   - в-пятых, значительного увеличения времени подготовки обучаемых и т.п.
  
   *
   Не раскрывая аргументацию и не детализируя сказан­ное, отметим, что, к сожалению, почти ничего этого в военно-учебных заведениях периода 1923-1925 гг. не было. И, тем не менее, приходится удивляться, что в условиях жесткого дефи­цита буквально во всем - кадры преподавателей, материально-техническая база, финансы, бумага и проч. - работники военно-учебных заведений находили в себе силы творить, создавая буквально на целине серьезные методические конструкции.
   *
   Как видим, период 1921-1924 гг. в военно-учебном строительстве был богат событиями. Многое из того позитив­ного, что произошло в этот период связано с именем Л. Д. Троц­кого. Тем не менее, известно, что в январе 1925 г. Пленумом ЦК РКП (б) он был снят с постов Наркомвоенмора и Председателя РВСР. Вместо него не эти посты был назначен М. В. Фрунзе.
  
   Как же случилось смещение Троцкого?
  
   В 1925 году Политбюро ЦК ВКП (б) состояло из - семи членов: Троцкого, Зиновьева, Каменева, Сталина, Рыкова, Томского и Бухарина. Большинство из них боялось Троцкого. В то же время Сталин, в борьбе за политическую власть, натравливал их друг на друга, создавая временные коалиции.
   Примечательно и то, что именно Троцкий многое сделал для упрочения позиций Сталина. Навязывая партии дискуссию за дискуссией, он раздражал и злил не только партийную мо­лодежь, но и ленинскую гвардию.
   Троцкого ценили за ум, ораторское искусство, публицис­тику, организаторские способности, но многие в партии не могли ему простить, что ко многим он относился свысока, пос­тоянно подчеркивая свое интеллектуальное превосходство. Известно, что люди многое могут простить, но они обычно не прощают, когда их унижают, подчеркивая свое интеллектуальное превосходство и вызывая у других комплекс неполноценности.
   Сталин же, как искусный политический актёр, в отличие от него, постоянно подчеркивал, что он прост, доступен, лоя­лен.
   Думается, именно поэтому без особых болезненных реак­ций произошло смещение Троцкого.
   *
   М. В. Фрунзе (1885-1925), заступивший на пост Наркомвоен­мора и Председателя РВСР, энергично взялся за проведение военной реформы.
  
   Личность Фрунзе была притягательна. Его обостренный ум всегда находил оригинальное решение любой проблемы. Одна из черт его натуры - приводить в движение массы, становиться во главе их, не думая о личной выгоде. Для врагов он был опасен своим умом, почти гипнотическим воздействием на лю­дей. Всю сознательную жизнь он прожил как ученый. К какой бы стороне действительности он ни прикасался, мозг начинал обобщать, находить закономерности. Умственная работа была функцией его существа, потребностью и жесточайшей необхо­димостью. Не мудрно, что любимым его афоризмом стали слова Декарта: "Я мыслю, следовательно, существую".
   М. В. Фрунзе, обладая большим практическим военным опытом, многое успел сделать для становления и разви­тия военного образования, понимания задач подготовки командных кадров. 19 апреля 1924 года он, одновременно с исполнением основных должностей, вступил в должность начальника Военной академии РККА.
   Его многочисленные выступления в академии и на страницах военной печати дают представление о том, каким он видит красного офицера:
  
   "Нам нужно иметь такой командный состав, который не растерялся бы ни в какой обстановке, который мог бы при­нять соответствущие решения, неся ответственность за все его последствия... "
   "Настоящим красным командиром, в полном смысле этого слова, можно стать лишь в результате длительной работы, на опыте. И эта работа будет тем успешнее и тем полезнее для дела, чем ревностнее и упорнее каждый молодой командир бу­дет работать над своим дальнейшим воспитанием".
   "Нужно знать не только свое узкое военное дело. Нуж­но быть во всеоружии ряда других познаний... Наши полко­водцы должны быть во всеоружии не только военных, но и по­литических и экономических.. "
  
   *
   М. В. Фрунзе большое значение придавал совершенство­ванию военно-научной работы. Не случайно, думается, введе­ние в действие приказом РВСР N 208 от 19 февраля 1925 года "Положения о военно-научных работниках в высших военно-учебных заведениях РККА и Флота". Это "Положе­ние" упорядочивало работу по подготовке научно-педаго­гических кадров.
   *
   При активном участии М. В. Фрунзе 8-11 апреля 1925 г. прошел съезд работников военно-учебных заведений РККА. На нем с докладами выступили М. В. Фрунзе. А. С. Бубнов, И. Э. Якир и другие.
   Оценивая итоги работы съезда, И. Э. Якир писал:
  
   "После деловой и, несомненно, весьма продуктивной работы закончил свои заседания съезд военно-учебных заведений. Результаты его работы представляют собой большой вклад в основные руководящие принципы, на основе которых живет и работает военная школа. В частности, по вопросам методики и педагоги­ки, по которым наши достижения, во всяком случае, нельзя бы­ло считать уж очень большими, результаты работ съезда представляют интерес не только для военной школы, но и для всей армии, а в некоторых случаях - и для Народного комисса­риата просвещения".
  
   Съезд сосредоточил свое внимание на рассмотрении таких вопросов, как:
  
   1) о системе подготовки командиров в национальных военных школах;
   2) о стажировке курсантов в территориальных частях;
   З)о комплектовании военной школы;
   4) о вопросах политического воспитания слушателей и курсантов;
   5) о вопросах учебного плана, педагогики и методики.
  
   *
   Выделим из всей повестки два ее пункта - первый и пятый - и раскроем их несколько подробнее.
   В результате нового подхода к комплектованию Красной Армии - формирование национальных частей и соединений - возникла необходимость подготовки национальных командных кадров. Этот вопрос уже давно обсуждался на страницах военной печати.
  
   Вот, что, к примеру, было написано по данному поводу в "Военном знании":
  
   "Совет Труда и Обороны в постановлении от 10 мая прошлого (1920 г. - А. К.) года признал, что гражда­не нерусской национальности Сибири, Туркестана и других окраин подлежат призыву в ряды Красной Армии на одинако­вых основаниях с прочими гражданами республики".
  
   В связи с задачами военной реформы, в частности, необ­ходимостью укрепления национальных частей командными кад­рами, съезд обсудил вопрос о сети национальных военных школ, о внимательном подходе к каждой национальности и специфике подготовки командных кадров. Было решено в от­дельных национальных школах увеличить срок обучения до 5-6 лет в связи с необходимостью повышения общеобразова­тельной подготовки, физического развития и военно-полити­ческого образования.
   *
   По педагогическим вопросам на съезде велись, как ука­зывает И. Э. Якир, ожесточенные споры между сторонниками и противниками лабораторного метода обучения. Наиболее актив­ные сторонники лабораторного метода требовали дальнейшего развития "лабораторности" - вплоть до предоставления курсан­там свободы выбора лаборатории, большего комплексирования и прочих новшеств.
   Съезд не принял этого предложения, но решил провести в одной-двух школах эксперимент в данном направлении. В то же время съезд твердо указал на необходимость применения в военно-учебных заведениях лабораторного метода.
   *
   Под влиянием съезда к разговору в военной школе под­ключились видные военные руководители, внося в обсуждение проблем новизну мысли.
  
   К числу таких выступлений в печати следует отнести статью М. Н. Тухачевского. Касаясь проблем подготовки высшего комсостава, он писал:
  
   "... Командиру полка и общевойсковому начальнику вообще практически совершенно незачем проходить весьма многое из того, что проходится в Военной академии.
   Совершенно очевидно, что мы, безусловно, нуждаемся в самостоятельной общевойсковой школе, с расширенной и углуб­ленной программой по общевойсковому делу - от полка до кор­пуса включительно. Каждый кандидат в командиры полка должен обязательно пройти такую школу. Курс ее, по-видимому, должен равняться 1, 5 - 2 годам...
   В Военную академию должны приниматься кандидаты на работников Генерального штаба и на командующих армейскими соединениями. При такой постановке вопроса легко могут быть разрешены основные задачи построения программы обуче­ния и воспитания. Курс Военной академии в таких условиях займет 1, 5 - 2 года".
  
   По мысли М. Н. Тухачевского, такая система дасть ощу­тимую экономию времени и приведет к дифференциации под­готовки слушателей.
   *

Сравнение с военным и школами Запада

  
   Прежде чем сделать обобщения относительно развития советских военно-учебных заведений в первые послевоен­ные годы, проведем сравнительный анализ с системой военно-учебного строительства на Западе.

Английская военная школа

  
   Комплектование британской армии офицерским корпусом обеспечивалось таким образом: 85% офицеров давали военные училища, 10% - университеты (главным образом, Оксфордский и Кэмбриджский) и 5% - войска (из рядовых). Кандидаты из рядовых должны быть не старше 22 лет, прослужить не менее 6-ти месяцев в чине младшего унтер-офицера и получить специальный аттестат военного обучения. Курс обучения в военных училищах для рядовых был один год, а для прочих - два года.
   Офицерский состав готовился для пехоты, кавалерии, артиллерии и инженерных войск. Англия одна из первых пришла к необходимости подготовки офицерского состава для военно-воздушного флота. 4 апреля 1922 года было объявлено о создании "Военно-воздушной академии королев­ского воздушного флота". Учебная программа академии требовала от ее слушателей больших предварительных знаний, опыта и гибкости ума. Краткий перечень предметов этой академии дает представление о том, что изучалось слушателями. Так, в учебную программу были поставлены та­кие предметы: 1. Имперская стратегия. 2. Отношение граждан­ской экономики, коммерции и научного прогресса к проблемам Королевского воздушного флота. 3. Природа войны и ее основ­ные принципы. 4. Морская стратегия и тактика. 5. Сухопутная стратегия и тактика. 6. Организация воздушных сил. 7. Снабже­ние и пути сообщения (пароходство, железные дороги, воздуш­ный транспорт). 8. Штабные обязанности (корреспондирование, доклады, информация о военной обстановке, организация канцелярии, тайная служба, информация из прессы, инспирирова­ние прессы). 9. Мирные договоры и т. д.
   Для подготовки старшего командного состава в Англии имелась Академия генерального штаба. Прием в академию - производился по экзамену согласно установленной программы. Программа вступительного экзамена делилась: 1) на обязатель­ные предметы и 2) на предметы по выбору поступающего.
   К первой группе относились такие предметы: а) военная подготовка (полевой устав, строевая и тактическая подготовка войск, штабная и гарнизонная служба, моральная подготовка и гигиена армии); б) организация и администрация (основные принципы организации вооруженных сил Великобритании, начи­ная с 1868 г.; принципы организации главных иностранных государств); в) государственное устройство Британской Импе­рии (история империи, система управления и т.п.).
   Ко второй группе принадлежали иностранные языки (всего они насчитывали 24 языка; примечательно, что к числу основ­ных языков были отнесены французский, немецкий и русский); основы организации и администрации портов политическая экономия; инженерное дело; химия; физика; история Европы и США; история Британской Индии; передвижение по железным до­рогам, грунтовым и водным путям и по воздуху; математика.
   Снижение балла кандидатам в академию могло быть сде­лано за неряшливый почерк, грамматические ошибки, явную несообразительность, неправильность речи и отсутствие здраво­го смысла.
   Академический курс обучения был рассчитан на два го­да. Первый семестр начинался с 22 января и продолжался до 15 апреля, затем следовали весенние каникулы (до 15 мая).
   Второй семестр продолжался до 31 июля, после чего следо­вали двухмесячные каникулы (до 30 сентября). Третий семе­стр длился с 1 октября по 21 декабря. По окончании его следовали зимние каникулы и распределение в войска.
   Во время прохождения академического курса слушатели прикомандировывались к воинским частям для практической проверки приобретенных знаний. Обучение разбивалось на две части: теоретическую (лекции, доклады. специальные занятия) и практическую (занятия в поле). На общих и групповых собраниях делались доклады на темы стратегического и специального характера, а также по общим вопросам. При этом обращалось внимание на подготовку слушателей к ведению дискуссий на разные темы и уменье составлять доклады по стратегии, так­тике, администрации и др.
   Результаты успешности обучения в первом и втором се­местрах первого года учитывались начальником академии для определения их пригодности к переводу на старший курс. Слушатели, получившие неудовлетворительные баллы, заблагов­ременно предупреждались начальником академии об отчислении. О них списком доносилось армейскому совету. На старшем кур­се слушатели приступали к чтению лекций на различные темы под руководством профессоров.
   Важно отметить, что данная система высшего военного образования во многом сходна с той, которая существовала в системе подготовки офицеров генерального штаба царской России.
   В этой системе, на наш взгляд, было немало позитив­ного:
  
   1) жесткие требования к поступающим позволяли отоб­рать для учебы наиболее подготовленных офицеров;
   2) разносторонность подготовки активно способствовала развитию личности;
   3) гибкая система обучения позволяла во время избав­ляться от тех, кто не проявил себя во время учебы;
   4) прикладной характер обучения, повышенное внимание к индивидуальности каждого позволяли избегать ненужного теоретизирования и ориентироваться на актуальные задачи, стоящие перед войсками.

Румынская военная школа

  
   Изучая опыт мировой войны и исследуя причины неудач своей армии в ней, румынское: командование пришло к выводу, что, наряду с технической отсталостью, ее слабая подготовка была причиной тех жесто­ких потрясений, которые выпали на ее долю. В военной прессе утвердились взгляды на то, что надлежащей подготовкой офи­церов на 75% о разрешается вопрос о подготовке всей армии.
   Учитывая последнее, военное командование Румынии развернуло работу по обновлению военно-учебного дела.
  
   Комплектование кадровыми офицерами в румынской армии осуществлялось:
  
   а) выпускниками из военных училищ;
   б) выдержавшими офицерский экзамен подпоручиками резерва;
   в) выдержавшими офицерский экзамен унтер-офицерами сверхсрочной службы, про служившими в строю не менее 2-х лет;
   г) чинами административной службы, окончившими интен­дантское училище;
   д) в военное время - лицами, прошедшими ускоренную под­готовку в нормальных школах.
  
   Все военные школы Румынии были сведены к следующим типам: военные лицеи; подготовительные школы - военные учили­ща по родам войск; специальные школы для офицеров и нижних чинов по родам войск; школы для подготовки офицеров резер­ва, унтер-офицеров по родам войск, нижних чинов к разным специальностям; военная академия.
   Военные лицеи (их было - 5) готовили кандидатов для поступле­ния в подготовительные школы - военные училища всех родов войск. Программа лицея соответствовала программе русских кадетских корпусов. Принимались в лицеи преимущественно дети военнослужащих.
   Подготовительные школы - военные училища готовили мо­лодых людей к производству в первый офицерский чин - подпо­ручики. Срок обучения рассчитан на 2 года (а в морском училище - на 5 лет). Что касается программы военного училища, то она также соответствовала программе русских военных учи­лищ. Исключение составляла лишь школа администрации, кото­рая давала образование в области тактики, службы снабжения войск, военной корреспонденции, организации и мобилизации, военной истории и другим наукам.
   Специальные школы имели целью освежение и усовершен­ствование знаний офицеров, полученных ими в подготовительных школах, а также ознакомление их основными приемами тактики, методами борьбы, для чего, по мере надобности, этим школам придавались соответствующие войсковые единицы и необходимая материальная часть. Другим типом указанных школ являлись школы, готовящие армии разных специалистов.
   Высшая военная школа представлена Военной академией в Бухаресте. Для получения высшего образования румынские офицеры также командировались за границу, преимущественно во Францию.
   Румынская Военная академия подчинялась начальнику Большого Генерального Штаба и комплектовала корпус офице­ров Генерального Штаба.
   Все обучающиеся в академии офицеры, прослушав 2-х лет­ний курс, получали свидетельства и возвращались в свои час­ти. Те из них, которые были причислены к Генеральному Шта­бу, через год вызывались для прохождения дополнительного курса. Успешно окончившие этот курс на год прикомандировы­вались в часть другого (не своего) рода войск и только после этой стажировки назначались на должность по службе Генерального Штаба в большой или войсковые штабы.
   В академию к конкурсному экзамену допускались пору­чики и капитаны и, в виде исключения, майоры всех родов войск, в возрасте не старше 36 лет.
   Все румынские военные школы выпускали ежегодно 1.000 офицеров, что составляло всего 8% общего числа офицеров, состоящих на действительной службе.

Германская военная школа

  
   Согласно Версальскому мирно­му договору (28 июня 1919 г.) Германия была вынуждена отме­нить всеобщую воинскую повинность, распустить генеральный штаб, ограничить численность вооруженных сил 100-тысячной сухопутной армией и т. д.
   Пришлось упразднить Военную академию и создать вместо нее в каждом военном округе курсы, программа которых совпа­дала с программой упраздненной академии. Этим самым Герма­ния пыталась сохранить кадровый контингент для последующе­го развертывания массовой армии.

Польская военная школа

  
   Вопрос о подготовке командно­го состава польской армии получил широкое освещение на страницах советской и польской военной печати.
   Система военного образования, согласно этих источни­ков, имела следующий вид.
   Для подготовки к офицерскому званию кандидаты должны пройти годичный курс общей школы подхорунжих, а затем - двухлетний курс избранной специальной школы, после чего они выпускались в армию подпоручиками. Считаясь с необходи­мостью обеспечить армию достаточным числом кандидатов в военные школы, польское военное министерство создало постоян­ный и верный источник пополнения этих школ в виде учрежде­ния кадетских корпусов.
   Вся система подготовки к офицерскому званию в польской армии была построена на принципе конкуренции и отбора пу­тем многочисленных экзаменов и испытаний наиболее подготовленных и деятельных обучаемых. Понятие об обязанностях офицера трактовалось довольно широко: он рассматривался не только как узкий специалист военного дела, но и как политический руководитель и воспитатель своих подчинен­ных. Поэтому втягивание всего офицерского корпуса в поли­тическую обработку личного состава считалось совершенно необходимым.
   Окончание школы не давало офицеру права считать свое обучение законченным. В течение всей службы он дол­жен был неоднократно привлекаться на курсы и в школы для усовершенствования своих познаний. Не удовлетворяясь этим, военное министерство установило ряд командировок офи­церов всех родов оружия за границу с целью совершенствова­ния военной подготовки, особенно часто направляя офицеров в военные школы Франции.
  
   Система военных школ польской армии представлена следующими типами военно-учебных заведений:
   1. Средние школы - пехотные, воздухофлота, кавалерийская, морские, артиллерийские, инженерные, технические и войск связи. Сюда же относятся школа автомобильных войск, жандармской службы, военных топографов, офицеров обоза и т.п.
   2. Кадетские корпуса (имелись в Варшаве, Кракове. Познани, Лобзове, Модлине).
   3. Школа французского обучения офицеров, командующих высшими тактическими единицами (комполков, начдивы и комбри­ги). По своему назначению эта школа соответствовала совет­ским военно-академическим курсам.
   4. Школа генерального штаба. Для поступления в школу требовались следующие условия: а) отличная служебная аттеста­ция; б) 3-х летний стаж офицерской службы, из коих два года на фронте; в)возраст не старше 35 лет; г) полная физическая пригодность к фронтовой службе; д) сдача вступительного экзамена, состоявшего из 2-х письменных сочинений: одного - дающего кандидату возможность показать свое общее образование, умение логически мыслить и знание польского язы­ка; другого - свидетельствующего о знакомстве кандидата с общими принципами тактики, уменьи принимать решения и спо­собности решать отдельные тактические задачи.
  

Латвийская военная школа

  
   Для подготовки офицеров в 1920 году в Латвии было создано военное училище с 2-х го­дичным сроком обучения, в которое принимались латыши в возрасте от 17 до 28 лет. В училище имелись четыре отделе­ния: пехотное, кавалерийское, артиллерийское и инженерное. Каждое отделение делилось на два курса, а с переходом в 1923 году на 3-х годичный курс - на три отделения.
   Первый год обучения кадеты должны были провести в войсках в качестве солдата. Впоследствии эта практика была отменена.
   Для подготовки специалистов высшей квалификации в Латвии высших военных школ не было, а подготовка таких спе­циалистов осуществлялась на факультетах Государственного университета. Офицеры, командируемые в университет, должны были выдержать особый вступительный экзамен. Университет готовил офицеров следующих специальностей инженерно-строи­тельной, авто-механической, авиационной, электротехнической, химико-артиллерийской, интендантской и юридической.
   Подготовка офицеров генерального штаба осуществля­лась через французскую военную школу (ежегодно туда направ­лялись по два офицера).
   Осенью 1924 г. в Латвии было решено открыть высшие офицерские курсы с 2-х годичным сроком обучения. Курсы име­ли двоякую цель: во-первых, подготовить квалифицированных штабных и строевых начальников, и, во-вторых, подготовить надлежащих кандидатов для командирования в высшие военные заграничные школы.
  

Эстонская военная школа

  
   Гражданская война застала эстонскую армию с крайне ничтожным офицерским составом, глав­ным образом, из числа бывших русских офицеров военного вре­мени. Уже в эти годы начали действовать краткосрочные курсы по подготовке офицеров. После войны была создана система военно-учебных заведений, включающая:
   1) основные военно-учебные заведения: военное училище республики, военно-техническое училище, школа летчиков и военно-морское училище;
   2) курсы усовершенствования офицеров;
   3) высшая военная школа: она представлена 2-х годичными академическими курсами. На курсы периодически командировались (по 15 - 18 человек) все начальники отделений частей и офицеры крупных штабов и управлений. Для подготовки офицеров-специа­листов высшей квалификации практиковались заграничные ко­мандировки, главным образом, во Францию.
   Высшие строевые начальники (начальники дивизий, их помощники и командиры полков), а также начальники штабов диви­зий и высшие административные чины, привлекались на кратко­срочные информационные курсы. По окончании курсов проводи­лась 10-ти дневная военная игра.
   Учитывая быстрое развитие военного дела, эстонское ко­мандование строго следило за осуществлением теоретической и практической подготовки командного состава. Так, к примеру, в течение зимнего периода обучения (сентябрь-апрель) офицеры обязаны выполнить ряд теоретических и практических работ:
   - теоретические занятия офицеров призваны были возбу­дить интерес к военно-научным вопросам и расширить кругозор всего офицерского состава данной воинской части; с этой целью офицерам давались письменные работы (она должна быть выпол­нена в течение 2-х месяцев; по результатам работы открывались прения: лучшие работы офицеров шли в печать) заслушивались рефераты и лекции;
   - практические занятия включали: изучение планов и карт вероятного театра военных действий данной воинской части, тактических задач, проведение военных игр, полевых такти­ческих поездок.
  

Финская военная школа

  
   Корпус офицеров финской армии был представлен русскими, германскими, шведскими и финскими офицерами. Корпус офицеров генерального штаба пополнялся за счет офицеров кончивших одну из иностранных военных академий и прослуживших некоторое время в войсках. Сеть военно-учебных заведений Финляндии включала:
   1. Академию генерального штаба
   2. Топографическое училище
   3. Кадетское училище
   4. Морское кадетское училище
   5. Артиллерийские дополнительные курсы, школу авиации, школу летчиков, школу оружейных мастеров. курсы для подготовки офицеров резерва и кадра, офицерские школы охранных дру­жин, радиотелеграфические курсы (т.е. всего 12 военно-учебных заведений).
   Одним из основных военно-учебных заведений являлось Финское кадетское училище. От поступающих туда требовалось иметь среднее образование и 1, 5 года службы в воинской части. Срок обучение устанавливался в 1, 5 года. За обучение следовало внести 4. 500 марок. Преподавание подразделялось на теоретическое и практическое. Два летних месяца посвяща­лись работам по топографии и тактике, а 2 других месяца - службе в полку. По сдаче экзамена кадеты получали звание активного офицера и обязаны прослужить не менее 3-х лет.
  

Краткие выводы

  
   После краткого изложения системы западных военных школ, подведем итоги анализа изучаемого периода строитель­ства советских военно-учебных заведений.
   Позитивным, на наш взгляд, следует признать тот факт, что удалось создать систему военно-учебных заведений, спо­собную воспроизводить офицерские кадры разного уровня квалификации. Период исканий в педагогической области дал много плодотворных идей, часть из которых была реализована. В то же время, часть идей несколько опережала время и в сложившихся условиях не могла быть реализована из-за "че­ловеческого фактора", несовершенства учебно-методической базы, низкого уровня финансирования военно-учебного дела и т. д.
   Тормозом в подготовке командно-начальствующих кадров была низкая общеобразовательная подготовка слушателей и курсантов, резкое снижение образовательного ценза поступа­ющих в военные школы и академии. Сложности укомплектования военно-учебных заведений объяснимы и вполне понятны: базой нового командного состава не могла оставаться дворянская среда и другие имущие классы (группы). Страна лишилась и такого стабильного источника пополнения офицерских рядов, как кадетские корпуса.
   Трудность возврата к старому объяснима и психологичес­ки: все, что напоминало людям о прежнем режиме, вызывало чуть ли не аллергию. Эмоциональный всплеск, вызванный революцией, ставил все прежнее достояние, как бы вне закона.
   Эмоции победили разум: отрицание всего "старого" было возведено в ранг всеобщего и безусловного отрицания всего, что было накоплено за долгие годы подготовки офицерских кадров. Думается, в этом была серьезнейшая ошибка, ибо нельзя жить по закону отрицания, тем более отрицания всеобщего. Нельзя рвать нити, связующие поколения.
   Самой серьезной ошибкой, на наш взгляд, была ликвида­ция Академии генерального штаба, как учебного и научного учреждения, поставляющего в святую святых армии - Генеральный штаб - офицеров, способных со знанием дела решать вопросы строительства Вооруженных Сил и подготовки армии и флота к решению боевых задач. С этого времени Генеральный штаб, да и другие центральные военные учреждения, стали попол­няться людьми без системного образования.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   См.: Черемных А. Н. Деятельность Коммунистической партии по укреплению средних военно-учебных заведений в годы мирного социалистического строительства (1921 - 1941 гг. ). Автореф. дис.... канд. ист. наук. - М., 1974, Иовлев А., Бокарев В. Становление и развитие системы подготовки командно-начальствующего состава в межвоенный период // Военно-исторический журнал. - 1983. - N8. - С. 86-91; Громаков А. Деятельность Коммунистической партии по укреплению Красной Армии в 1921-1923 гг. // Военно-исторический журнал. - 1973. - N2. - С. 84-88 и др.
   См.: Петровский Д. А. Военная школа в годы революции (191T - 1924 1T. ). - C. 180-181.
   ВАВПС и MAC были упразднены в 1924 г. в связи с меро­приятиями военной реформы.
   В изложении сохранена терминология, используемая при разработке документов того периода.
   См.: Петровский Д. А. Военная школа в годы революции (1917-1924 гг. ). - С. 171-172.
   Сангайло К. Военно-педагогические школы // Военное знание. - 1922. - N1. - С. 16.
   Муратов В. Пополнение военной профессуры // Военное знание. - 1922. - N3-4. - С. 37.
   Незнамов А. Нужны ли военным академиях профессора? // Военное знание. - 1922. - N11. - С. 12.
   EBA - единая военная академия.
   ВАС - Высший академический военно-педагогический совет (ВАВПС).
   Положение о профессорах и преподавателях военных академий // Военное знание. - N11. - С. 11-12.
   См.: Иовлев А. М. Деятельность КПСС по подготовке военных кадров. - М.: Воениздат, 1976. - С. 103.
   Совещание начальников и комиссаров окружных управлений ВУЗ // Военный вестник. - 1921. - N4. - С. 23-24.
   См.: Авиновицкий Я. Л. Очередные задачи в. -у. з. // Военное знание. - 1921. - N2-3. - С. 15-16; Муратов В. Проект организации высших В. У. 3. // Военное знание. - 1921. - N2-3. - С. 13-14; Верховский Б. Мысли о методике преподавания истории военного искусства // Военное знание. - 1921. - N18. - С. 17-18; Верховский А. Система военно-учебных заведений (Как подготовляется комсостав для Красной Армии). // Военный вестник. - 1921. - N1. - С. 5-6; Лютов А. Подготовка комсостава // Военный вестник. - 1921. - N2-3. - С. 4-6; Петровский Д. А. План и задачи военно-учебного строительства // Красный командир. - 1921. - N14. - С. 12-13; Урицкий С. Неотложные задачи высшего военного обра­зованиях // Красный командир. - 1921. - . N18-19. - С. 49 и др.
   См.: Съезд начальников и комиссаров В. У. З. (30 августа-
4 сентября 1922 г.). - М.: Высший военный редакционный
совет, 1922.
   См.: Петровский Д. Итоги военно-учебного съездах // Военная
мысль и революция. - 1922. - Кн. 5. - С. 100.
   Петровский Д. Итоги военно-учебного съезда. - С. 101.
   См.: Работа комиссии по психофизиологическому изуче­нию юношества // Военное знание. - 1921. N 14-15. - С. 18; Лебедев А. Юношествоведение - основа педагогики // Военное знание. - 1921. - N19. - С. 10-13; О работе академии: хроника // Военный вестник. - 1922. - N17-18. - С. 68 и др.
   Петровский Д. Итоги военно-учебного съезда. - С. 104
   См.: Инструкция о способах оценки курсантов в военно-учебных заведениях 1-ой ступени // Военное знание. - 1923. - N6. - С. 6.
   Инструкция о способах оценки курсантов в военно-учебных
заведениях 1-ой ступени. - С. 9.
   См.: Петровский Д. А. Военяая школа в годы революции (1917-1924 гг. ). - С. 30.
   См.: Александер Н. Учебное дело в военных училищах дорево­люционного периода и в нынешних советских военных шко­лах //Военное знание. - 1922. - N10. - С. 20-22 и др.
   Петровский Д. А. Нужны ли кадетские корпуса // Военный вестник. - 1922. - N4. - С. 8
   См.: О кадетских корпусах: анкета // Военный вестник. - 1922. - N9-10. - С. 68; Военный вестник. - 1922. - N8. - С. 11-13; там же. - N9-10. - С. 24 и др.
   Петровский Д. А. Две резолюции (К вопросу о кадетских корпусах) // Военный вестник. - 1922. - N13. - С. 38
   Принятие СНК СССР и ЦК ВКП (б) 21 августа 1943 года решения о создании суворовских военных училищ следует рассматривать как попытку использовать опыт кадетских корпусов для подготовки офицерских кадров
   Петровский Д. А. Военная школа в годы революции (1917 - 1924 гг. ). - С. 177-178.
   Доклад Малого академического совета по вопросу о реорга­низации Академии Генерального Штаба // Военное знание. - 1921. - 1614 - 15. - C. 17 - 18
   См.: Высший академический военно-педагогический совет: 16-е заседание // Военное знание. - 1922. - N11. - С. 9.
   См.: Моторный В. Единая военная академия // Военное зна­ние. - 1922. - N3 - 4. - С. 35-36.
   Количество дисциплин не указано.
   См.: Грендаль В. Артиллерийская академия и ее задачи // Красная артиллерия. - 1923. - кн. 5. - С. 11 - 12
   Сангайло К. Московская высшая военно-педагогическая шко­ла и лабораторный план занятий // Военный вестник. - 1923. - N31. - C. 19.
   См.: Сангайло К. Московская высшая военно-педагогическая школа и лабораторный план занятий // Военный вестник. - 1923. - N31. - С. 19-22; там же. - N32. - С. 32-34.
   По нашим подсчетам требовалось увеличить срок обучения при такой системе занятий в 2 раза.
   См. разъяснения в следующем параграфе.
   Cм.: Волкогонов Д. А. "Троцкий давно смотрелся в зеркало
истории". - 76-78.
   После отставки, в 1928 г. Троцкий был выслан в Алма-Ату, а в 1929 г. - из СССР; в 1940 году был убит.
   См.: Берхин И. Б. Военная реформа в СССР (1924-1925 гг. ). - М.: Воениздат, 1958 и др.
   См.: Колесников М. Все ураганы в лицо. - М.: Воениздат, 1969. - С. 67, 127, 220, 234, 242, 452 и др.
   B годы гражданской войны М. В. Фрунзе командовал армией, группой армий, Восточным фронтом при разгроме Колчака. В 1919-1920 гг. он назначается командующим Туркестанским фронтом, в 1920 г. - Южным фронтом при разгроме войск Вранге­ля В 1924-1925 гг. он становится заместителем председателя и председателем РВСР, заместителем Наркома и Наркомом по военным и морским делам, с одновременным исполнением обя­занностей начальника штаба РККА и Военной академии РККА, члена Совета труда и обороны.
   Фрунзе М. В. Избр. произведения. - М.: Воениздат, 1977. - С. 427.
   Там же. - С. 159.
   Там же. - С. 143.
   См.: Военно-исторический журнал. - 1971. - N2. - С. 121.
   А. С. Бубнов (1884-1940) - начальник Политуправления РККА в период - с 1924 по 1929 гг.
   Якир И Э. (1896-1937) согласно приказа РВСР N78 от 1 апре­ля 1924 года был назначен начальником и комиссаром ГУВУЗа, сменив на этом посту Д. А. Петровского. - См.: Военно-исторический журнал. - 1970. - N6. - С. 120.
   Якир И. Итоги съезда в. -у. з. // Военный вестник. - 1925. - N15-16. - C. 3.
   Территориальные войсковые формирования были созданы в СССР в 20-30-х годах на основе территориально-милицион­ной системы. Суть ее: содержание воинских частей и соеди­нений в мирное время с минимумом кадровых военнослужащих и обучение в этих частях приписанного к ним переменного состава.
   Национальные формирования в Красной Армии впервые воз­никли в годы гражданской войны. В 1924 году РВСР утвердил 5-ти летний план создания национальных формировании. На­циональные формирования просуществовали до 1938 года и затем были переформированы в общесоюзные. Вторично они были сформированы в 1941-1945 гг.
   О подготовке командного состава из мусульман // Военное знание. - 1921. - N16-17. - C. 12.
   См.: Якир И. Итоги съезда в. -у. з. - С. 3.
   См.: Якир И. Итоги съезда в. -у. з. - С. 6-7.
   М. Н. Тухачевский (1893-1937) в то время (1925-1928 гг. ) являлся начальником Штаба РККА.
   Тухачевский М. Комплексная школа // Военный вестник. - 1925. - N27. - С. 5-6.
   См.: Аряжский А. Сведения об иностранных армиях (по иностранным источникам). Великобритания // Военный вестник. - 1923. - N4. - С. 46.
   См.: Трудолюбов В. Подготовка высшего командного состава воздушного флота в Англии // Военный вестник. - 1923. - N6. - С. 47-48.
   Великобритании имелось две академии генерального шта­ба: первая - высшего разряда - в Метрополии и вторая - в Индии. "Положение об Академии Генерального Штаба" было опублико­вано приказом по армии в 1922 г.
   См. Положение об Английской Академии Генерального Штаба // Военный зарубежник. - 1923. - N17-18. - С. 140-142
   См.: Положение об Английской Академии Генерального Шта­ба. - С. 139-14 7.
   См.: Петряев В. Военно-учебные заведения за границей. Румыния // Военное знание. - 1921. - N18. - С. 45-47.
   См.: Сведения об иностранных армиях. Румыния. Военные школы /К вопросу о подготовке кадров // Военный зарубежник. - 1923. - N19. - С. 116.
   См.: Сведения об иностранных армиях. Румыния. - С. 122.
   См.: Военный энциклопедический словарь. - М.: Воениздат, 1984. - С. 124.
   См.: Военный вестник. - 1923. - N16. - С. 51.
   См.: Какурин И. Основные принципы подготовки командного состава польской армии // Военное знание. - 1922. - N2. - С. 42-43.
   См.: Петряев П. Военно-Учебные заведения за границей: Польша. // Военное знание. - 1922. - N1. - С. 44.
   См.: Дзенит Я. Подготовка командного и инструкторского состава в латвийской армии // Военный зарубежник. - 1924, - N9 - 10. - С. 148-150.
   См.: Эстония. Подготовка командного состава // Военный зарубежник. - 1923. - N19. - С. 125-129.
   См.: Военно-учебные заведения за границей. Финляндия // Военное знани. - 1921. - N19. - С. 42-43.
  
   ...

 []

 []

Слушатели Академии воздушного флота перед зданием Академии. 1923 г.

 []

Одна из страниц "Военного вестника" 1923 г

 []

Военно-спортивные состязания во 2-ой пехшколе. Перетягивание каната. 1923 г.

 []

Военно-спортивные состязания во 2-ой пехшколе. Переправа через реку по сваям. 1923 г.

 []

Фрагмент статьи в "Военном вестнике". 1923 г.

 []

Военно-спортивные состязания во 2-ой пехшколе. Преодоление каменной стены. 1923 г.

 []

Обложка журнала "Военный вестник" за 1923 г.

 []

Фрагмент статьи в "Военном вестнике" за 1923 г.

 []

Выставка Академии воздушного флота. 1923 г.

 []

Троцкий на торжестве передачи самолетов "Московский Большевик" и "Известия". 1923 г.

 []

Выставка, посвященная годовщине Саратовской дивизии. Отдел - Политическое воспитание бойца.

 []

Актив Осоавиахима города Твери. 1926 гю

  
   ...
   Наука Побеждать - т.1   60k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   Наука Побеждать - т.2   43k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   Наука Побеждать - ч. 3   30k   "Фрагмент" Политика
   Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  
   ...
  
   Катехизис русского солдата   506k   Оценка:7.59*6   "Очерк" История
   Опыт создания катехизиса для русских солдат Н. Шалапутиным
  
   ...
  
   Есть предел подражанию   39k   "Фрагмент" Мемуары
   Хорошо и должно учиться; но горе и человеку и народу, который будет всегдашним учеником! (Н. Карамзин).
  
   Выполняю докторскую программу - Я выполняю обещание- не обращаться в Совет для защиты диссертации - Есть желание дальше и глубже изучать историю - Общее и национальное - Вред космополитизма - Национальное и общечеловеческое - это отношения частного к общему. - "Безродность" - это застарелая болезнь ... интеллигенции нашей - Причина- неверное понимание патриотизма - Свидетельства В. Никольского, Н. Грога - Народность есть сила созидающая - Вл. Соловьев об этом - Национализм - национальный эгоизм - Недостаток нац. воспитания (Овсянов-Куликовский) 0 Главная причина наших неудач - Мы отпугивали признак войны (Е. Васильев) - Немцы 40 лет готовились к войне - Гете, Шиллер, Кант и Гегель, а Блюхер, Мольтке и Бисмарк становились - героями германцев - Побеждают сильные духом - Рубинштейн об этом - Почему здоровые начала не утвердятся в нашей школе - Известны ли нашим детям имена достойных людей? - Школа Германии национальна (Мусин-Пушкин) - Мы плохо знаем нашу историю - Вопросы, над коими следует задуматься - Не позорно ли жить чужим умом - О чем скорбели достойные мужи России? - Нет уважения к своей народности - В воспитании -источник нашей болезни - Вызвать Россию на отречение - Неустойчивость нашей национальной самооценки - Подражание Западу - Слабость патриотизма - Почему важна национальная военная школа? - В. Драгомиров об этом - Германия как образец - Надо признать веру крупной силой в военном деле - П. Яковлев об этом - Не допускать ошибок прошлого - ...И о воспитании патриотизма надобно всегда думать - Пример разработки книги для чтения в 1810 г. - За границу ездить надо не развлекаться - Поездка генерала Медема, как пример - Что ему вменялось в обязанность - Правила размещения инородцев по кадетским корпусам - Как это делалось в 1847 г. - Почему мы глухи к историческому опыту?
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012