ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Восстание в Варшаве

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История гласит: "Полякам не на кого пенять в утрате государства своего, кроме самих себя".


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
   "Бездна неизреченного"...
  
   Мое кредо:
   http://militera.lib.ru/science/kamenev3/index.html
  
  

0x01 graphic

  

Польша. "К оружию!"

Польский плакат 1920 года.

К. Рокоссовский

ВОССТАНИЕ В ВАРШАВЕ

(История гласит:

"Полякам не на кого пенять в утрате государ­ства своего, кроме самих себя".)

(фрагменты из кн. "Солдатский долг".)

  
  
   Продолжение кн. Рокоссовского...
  
  
   Как только наши войска вступили в Польшу, перед нами возникло много сложных вопросов.
   На освобожденной территории, а она простиралась уже до Вислы, находилось много польских вооруженных отрядов, сражавшихся с оккупантами.
   Здесь были Гвардия Людова, Армия Людова, Армия Крайова, Батальоны хлопские.
   Были и смешанные партизанские отряды, руководимые советскими офицерами, оказавшимися по разным причинам на вражеской территории. Эти группы состояли из людей различных политических направлений, но объединенных единой целью борьбы с общим врагом.
   Теперь, с приходом наших войск, они получили возможность слиться в могучую силу.
  
   Польское население относилось к Красной Армии тепло и приветливо.
   Видно было, что народ искренне радуется нашему приходу и старается сделать все, чтобы ускорить изгнание фашистских оккупантов.
   По мере продвижения вперед 1-я польская армия быстро пополнялась добровольцами из местного населения. В нее вливались части из Гвардии Людовой, Армии Людовой и других сил Сопротивления.
  
   **
  
   И только АК -- Армия Крайова -- упорно держалась в стороне.
   От первой же встречи с представителями этой организации у нас остался неприятный осадок. Получив данные, что в лесах севернее Люблина находится польское соединение, именующее себя 7-й дивизией АК, мы решили послать туда для связи нескольких штабных командиров.
   Встреча состоялась.
   Офицеры-аковцы, носившие польскую форму, держались надменно, отвергли предложение о взаимодействии в боях против немецко-фашистских войск, заявили, что АК подчиняется только распоряжениям польского лондонского правительства и его уполномоченных...
  
   Они так определили отношение к нам: "Против Красной Армии оружие применять не будем, но и никаких контактов иметь не хотим".
   Весьма пикантная позиция!
  
   **
  
   В Люблине тем временем стал действовать центральный орган народной власти -- Польский Комитет национального освобождения. Он взял на себя решение всех подобных щекотливых вопросов.
  
   По приглашению польского правительства я побывал в Люблине.
   Познакомился с большинством членов нового правительства. Это были патриоты своей родины и революционеры-интернационалисты. Тяжелое бремя пришлось им взвалить тогда на свои плечи, по товарищи не унывали и настроены были оптимистически. Мы присутствовали на параде частей 1-й польской армии и демонстрации трудящихся Люблина. С этого времени у нас с польским правительством установилась тесная связь.
  
   **
  
   2 августа наши разведывательные органы получили данные, что в Варшаве будто бы началось восстание против немецко-фашистских оккупантов.
   Это известие сильно нас встревожило.
   Штаб фронта немедленно занялся сбором сведений и уточнением масштаба восстания и его характера. Все произошло настолько неожиданно, что мы терялись в догадках и вначале думали: не немцы ли распространяют эти слухи, а если так, то с какой целью?
   Ведь, откровенно говоря, самым неудачным временем для начала восстания было именно то, в какое оно началось. Как будто руководители восстания нарочно выбрали время, чтобы потерпеть поражение...
   Вот такие мысли невольно лезли в голову.
  
   **
  
   В это время 48-я и 65-я армии вели бои в ста с лишним километрах восточнее и северо-восточнее Варшавы (наше правое крыло было ослаблено уходом в резерв Ставки двух армий, а предстояло еще, разгромив сильного противника, выйти к Нареву и овладеть плацдармами на его западном берегу).
   70-я армия только что овладела Брестом и очищала район от остатков окруженных там немецких войск. 47-я армия вела бои в районе Седлеца фронтом на север. 2-я танковая армия, ввязавшись в бой на подступах к Праге (предместье Варшавы на восточном берегу Вислы), отражала контратаки танковых соединений противника. 1-я польская армия, 8-я гвардейская и 69-я форсировали Вислу южнее Варшавы у Магнушева и Пулавы, захватили и стали расширять плацдармы на ее западном берегу -- в этом состояла основная задача войск левого крыла, они могли и обязаны были ее выполнить.
   Вот таким было положение войск нашего фронта в момент, когда в столице Польши вспыхнуло восстание.
  
   **
  
   В свое время в западной печати нашлись злопыхатели, пытавшийся обвинить войска 1-го Белорусского фронта, конечно и меня, как командующего, в том, что мы якобы сознательно не поддержали варшавских повстанцев, обрекли их этим на гибель.
  
   По своей глубине Белорусская операция не имеет себе равных. На правом крыле 1-го Белорусского фронта советские войска продвинулись более чем на 600 километров. Это стоило много сил и крови. Чтобы захватить Варшаву с ее мощными укреплениями и многочисленным вражеским гарнизоном, требовалось время на пополнение и подготовку войск, подтягивание тылов. Но в те дни мы пошли бы на все, чтобы поддержать восставших, объединить с ними наши усилия.
  
   Но те, кто толкнул варшавян на восстание, не думали о соединении с приближавшимися войсками Советского Союза и польской армии.
   Они боялись этого.
   Они думали об другом -- захватить в столице власть до прихода в Варшаву советских войск.
   Так приказывали господа из Лондона.
  
   **
  
   В своем могучем движении на запад, сметая все преграды на пути, войска нашего фронта перевыполнили свою задачу, захватив плацдармы для подготовки новой операции. Но чтобы начать ее, требовалось время.
  
   Да, Варшава была рядом -- мы вели тяжелые боя на подступах к Праге. Но каждый шаг давался с огромный трудом.
   Я с группой офицеров побывал в сражавшейся здесь 2-й танковой армии. С наблюдательного пункта, расположенного на высокой заводской трубе, мы видели Варшаву. Город был в облаках дыма. Тут и там горели дома, вспыхивали разрывы бомб и снарядов. По всему чувствовалось, что в городе идет бой.
  
   Однако никакой связи с повстанцами мы пока не имели. Наши органы разведки старались связаться с ними любыми способами, но ничего не получалось.
  
   **
  
   Деятельное участие в выяснении событий в Варшаве приняли польские товарищи из Люблина.
  
   Спустя некоторое время стало известно, что восстание было организовано [276] группой офицеров АК и началось 1 августа по сигналу польского эмигрантского правительства из Лондона.
  
   Руководили восстанием генерал Бур-Коморовский и его помощник генерал Монтер (командующий Варшавским военным округом).
   Главенствующую роль играла Армия Крайова -- части ее были наиболее многочисленны, лучше вооружены и организованы. К восстанию примкнули все патриотически настроенные варшавские жители, все, кто горел ненавистью к немецко-фашистским оккупантам и желанием быстрее изгнать поработителей.
   Взявшись за оружие, варшавяне били врага и ни о чем другом не думали.
  
   **
  
   Из всего, что мне удалось узнать от польских товарищей и из обширных материалов, которые поступали в штаб фронта, можно было сделать вывод -- руководители восстания старались не допустить каких-либо контактов восставших с Красной Армией.
   Но шло время, и народ начинал понимать, что его обманывают.
   Обстановка в Варшаве становилась все более тяжелой, начались распри среди восставших. И только тогда главари АК решились через Лондон обратиться к советскому командованию.
  
   Начальник Генерального штаба А. И. Антонов, получив эту депешу, оформил связь между нами и повстанцами.
   Уже на второй день после этого, 18 сентября, английское радио передало, что генерал Бур сообщил о координации действий со штабом Рокоссовского, а также о том, что советские самолеты непрерывно сбрасывают восставшим в Варшаве оружие, боеприпасы и продовольствие.
  
   Оказывается, можно было быстро связаться с командованием 1-го Белорусского фронта. Было бы желание. А поспешил Бур установить с нами связь лишь после того, как потерпела неудачу попытка англичан снабжать повстанцев с помощью авиации.
  
   Днем над Варшавой появилось 80 самолетов "Летающая крепость" в сопровождении истребителей "Мустанг".
  
   Они проходили группами на высоте до 4500 метров и сбрасывали груз. Конечно, при такой высоте он рассеивался и по назначению не попадал. Немецкие зенитки сбили два самолета. После этого случая англичане не повторяли своих попыток. Описывая все это, я несколько забежал вперед.
  
   **
  
   К событиям в Варшаве я еще вернусь, а сейчас обратимся к борьбе, которую вели наши войска.
  
   Нащупав у нас слабое место -- промежуток между Прагой и Седлецом (Седльце), противник решил отсюда нанести удар во фланг и тыл войск, форсировавших Вислу южнее польской столицы. Для этого он сосредоточил на восточном берегу в районе Праги несколько дивизий: 4-ю танковую, 1-ю танковую "Герман Геринг", 19-ю танковую и 73-ю пехотную. 2 августа немцы нанесли свой контрудар, но были встречены на подступах к Праге подходившими туда с юга частями нашей 2-й танковой армии. Завязался упорный встречный бой. Немецкие войска оказалась в более выгодном положении, так как они опирались на сильный Варшавский укрепленный район.
  
   Казалось бы, что в этой обстановке варшавские повстанцы могли бы постараться захватить мосты через Висну и овладеть Прагой, нанося удар противнику с тыла. Тем самым они помогли бы войскам 2-й танковой армии, и кто знает, как бы разыгрались тогда события.
  
   Но это не входило ни в расчеты лондонского польского правительства, три представителя которого находились в Варшаве, ни в расчеты генералов Бура и Монтера.
   Они сделали свое черное дело и ушли, а расплачивался за все спровоцированный ими народ.
  
   2-я танковая армия, которой после ранения Богданова командовал начальник штаба Радзиевский, способный, энергичный генерал, продолжала отражать удары врага из района Праги, взаимодействуя с 47-й армией, освободившей Седлец и оттеснявшей противника к северо-западу от него.
  
   На этом участке сложилось для нас весьма рискованное положение: войска двух армий, развернувшись фронтом на север, вытянулись в нитку, введя в бой все свои резервы; не осталось ничего я во фронтовом резерве.
  
   Был единственный выход--ускорить продвижение от Бреста 70-й армии и скорее вытянуть из лесов Беловежской Пущи армии генералов Батова и Романенко.
  
   **

0x01 graphic

  

Эй, кто поляк, в штыки!

Плакат с цитатой из "Варшавянки" 1831 года

  
  
   Наш правый сосед -- 2-й Белорусский фронт несколько поотстал, а 65-я армия, не встречая особого сопротивления со стороны противника, быстро преодолела лесные массивы Беловежской Пущи, вырвалась вперед и тут попала в неприятную историю, будучи атакованной с двух сторон частями двух немецких танковых дивизий. Они врезались в центр армии, разъединили ее войска на несколько групп, лишив командарма на некоторое время связи с большинством соединений.
  
   Был такой момент, когда перемешались наши части с немецкими и трудно было разобрать, где свои, где противник; бой принял очаговый характер.
  
   Невольно вспомнились мне бои конца 1914 года в районе Лодзь, Бржезины. Тогда создалась подобная же ситуация. Окруженный русскими войсками немецкий корпус, выходя из кольца, окружил русские части. Все перемешалось...
   Мне самому довелось побывать в этом "слоеном пироге" -- я служил в то время в 5-м Каргопольском драгунском полку 5-й кавалерийской дивизии.
  
   **
  
   ...Части и подразделения 65-й армии проявили большую выдержку в столь сложной обстановке. Они быстро занимали круговую оборону, отражали вражеские атаки, стремились пробиться друг к другу.
  
   П. И. Батов и его штаб приняли необходимые меры.
   Командование фронта послало на выручку стрелковый корпус и танковую бригаду. Положение было восстановлено, а противник, понеся большие потери, с трудом унес ноги. Но Павлу Ивановичу пришлось пережить тяжелые минуты.
  
   В это же время продвинувшийся еще дальше на запад 4-й гвардейский кавалерийский корпус был прижат к реке Буг северо-западнее Бреста и окружен. Как раз в этом месте был укрепленный район, им и воспользовался генерал Плиев.
   Все атаки корпус легко отражал.
   Боеприпасы доставляли ему ночью по воздуху самолеты По-2 (так стали называться бывшие У-2). С приближением 70-й и 65-й армий кавкорпус перешел в преследовав не отходящего врага, причинив ему много неприятностей своими смелыми и внезапными ударами.
  
   **
  
   По характеру действий противника чувствовалось, что он, осознав проигрыш сражения за бугский рубеж и на варшавском направления, будет стремиться оттянуть как можно больше своих сил на рубеж реки Нарев.
   Об этом говорили данные нашей разведки и показания пленных.
   На наревском рубеже усиленными темпами шли оборонительные работы.
  
   Нужно было нарушить планы вражеского командования. Войскам 48, 65 и 70-й армий было приказано стремительно выйти на Нарев. Рекомендовалось создавать сильные подвижные отряды из всех родов войск, которым следовало обходить опорные пункты, прорываться в тыл, отсекая отходящие немецкие войска, захватывать плацдармы [279] на западном берегу Нарева и удерживать их до подхода главных сил.
  
   Наиболее удачно эту задачу решила 65-я армия. Донской танковый корпус М. Ф. Панова, взаимодействуя со стрелковыми дивизиями, 5 сентября форсировал Нарев в районе Пултуска и южнее. Начались жестокие схватки на западном берегу. Противник бросал в бой новые и новые части, стремясь опрокинуть в реку войска армия, но командарм делал все, чтобы не только удержать, но и расширить плацдарм, так необходимый нам для предстоящего наступления.
  
   Выход 65-й армии на Нарев ускорил продвижение и 70-й армии, наступавшей в общем направлении на Соколув, Радзымин, Модлин (севернее Варшавы), и 48-й армии, которая наконец тоже форсировала Нарев в районе Рожан и тоже захватила плацдарм.
  
   **
  
   Первая половина сентября ознаменовалась крупными многодневными боями.
   Они не затихали и ночью.
  
   Противник решил во что бы то ни стало ликвидировать наши плацдармы на Висле и Нареве.
   В первую очередь, как всегда, враг двинул свою ударную силу--танки. Применял он их массами на Висле против войск Чуйкова и на Нареве против войск Батова.
  
   Но ничто ему не помогло.
   Все вражеские атаки были отбиты.
  
   Потеряв сотни танков, самоходных орудий и десятки тысяч солдат, немецкое командование вынуждено было признать свое поражение и перейти к обороне. В этих боях наша славная 16-я воздушная армия все время господствовала в воздухе. Лишь одиночные немецкие самолеты могли наносить удары, как говорят, из-за угла.
  
   **
  
   Прорыв висло-наревского рубежа открывал нам дорогу непосредственно в пределы Германии.
  
   Вот почему по мере накопления сил и средств немецкое командование обрушило удары по нашим плацдармам и упорно обороняло свои позиции на правом берегу Вислы восточнее Варшавы, переходя время от времени в наступление.
  
   На этом участке создалось нетерпимое для нас положение.
   На варшавском предполье сосредоточилась сильная группировка в составе 5-й танковой дивизии СС "Викинг", 3-й танковой дивизии СС "Мертвая голова", 19-й танковой и до двух пехотных дивизий. Мы не могли допустить, чтобы она продолжала угрожать нам. Когда подошла 70-я армия, было принято решение попытаться разгромить вражеские войска, удерживавшие предполье восточное Варшавы, и овладеть предместьем Прага. Для этой операции были привлечены 47-я и 70-я армии, часть сил 1-й польской армии, 16-я воздушная армия, а из состава усиления -- все, что можно было взять с других участков фронта.
  
   11 сентября войска начали бой.
   К 14 сентября они разгромили противника и овладели Прагой. Мужественно сражались пехотинцы, танкисты, артиллеристы, саперы, летчики наших частей и рядом с ними -- славные воины 1-й польской армии.
   Большую помощь воинам в самом городе оказывали жители Праги; многие из них сложили свои головы в этих боях.
  
   **
  
   Вот когда было наиболее подходящее время для восстания в польской столице!
  
   Если бы удалось осуществить совместный удар войск фронта с востока, а повстанцев -- из самой Варшавы (с захватом мостов), то можно было бы в этот момент рассчитывать на освобождение Варшавы и удержание ее. На большее, пожалуй, даже при самых благоприятных обстоятельствах войска фронта не были бы способны.
  
   Очистив от противника Прагу, наши армии вплотную подошли к восточному берегу Вислы. Все мосты, соединявшие предместье с Варшавой, оказались взорванными.
   В столице все еще шли бои.
  
   Продолжались бои и севернее Праги, на модлинском направлении. Несколько затихло на наревских плацдармах, но разгорелись сильнейшие схватки на западном берегу Вислы. Особенно тяжело пришлось войскам, удерживавшим магнушевский плацдарм.
  
   Должен прямо сказать, что отстоять его нам удалось в значительной степени потому, что обороной руководил командующий 8-й гвардейской армией Василий Иванович Чуйков.
   Он находился все время там, в самом пекле. Правда, и командование фронта делало все, чтобы своевременно оказать помощь сражавшимся войскам фронтовыми средствами и авиацией.
  
   **
  
   Разыгравшаяся в Варшаве трагедия не давала покоя. Сознание невозможности предпринять крупную операцию для того, чтобы выручить восставших, было мучительным.
  
   В этот период со мной беседовал по ВЧ Сталин.
   Я доложил обстановку на фронте и обо всем, что связано с Варшавой. Сталин спросил, в состоянии ли войска фронта предпринять сейчас операцию по освобождению Варшавы. Получив от меня отрицательный ответ, он попросил оказать восставшим возможную помощь, облегчить их положение.
   Мои предложения, чем и как будем помогать, он утвердил.
  
   **
  
   Я уже упоминал, что с 13 сентября началось снабжение повстанцев по воздуху оружием, боеприпасами, продовольствием и медикаментами.
  
   Это делали наши ночные бомбардировщики По-2.
   Они сбрасывали груз с малых высот в пункты, указанные повстанцами. С 13 сентября по 1 октября 1944 года авиация фронта произвела в помощь восставшим 4821 самолето-вылет, в том числе с грузами для повстанческих войск--2535. Наши самолеты по заявкам повстанцев прикрывали их районы с воздуха, бомбили и штурмовали немецкие войска в городе.
  
   Зенитная артиллерия фронта начала прикрывать повстанческие войска от налетов вражеской авиации, а наземная артиллерия--подавлять огнем неприятельские артиллерийские и минометные батареи, пытавшиеся обстреливать восставших.
   Для связи и корректировки огня были сброшены на парашютах офицеры.
   Нам удалось добиться того, что немецкие самолеты перестали показываться над расположением повстанцев. Польские товарищи, которым удавалось пробраться к нам из Варшавы, с восторгом отзывались о действиях наших летчиков и артиллеристов.
  
   **
  
   Различные повстанческие организации охотно и с радостью принимали офицеров связи и корректировщиков.
  
   Все поляки-патриоты, однако, предупреждали их, что а концы никаких дел с нами иметь не хотят, руководство АК ведет себя подозрительно, разжигает враждебную агитацию против Советского Союза, польского правительства, организованного в Люблине, против 1-й польской армии.
   Настораживало, что Бур так и не попытался связаться напрямую со штабом фронта, хотя Генеральный штаб сообщил ему код. Было ясно, что эти политиканы пойдут на все, только не на содействие нам.
   И вскоре это подтвердилось.
  
   **
  
   Расширяя помощь восставшим, мы решили высадить сильный десант на противоположный берег, в Варшаву, используя наплавные средства.
  
   Организацию операции взял на себя штаб 1-й польской армии.
   Время и место высадки, план артиллерийского и авиационного обеспечения взаимные действия с повстанцами--все было заблаговременно согласовано с руководством восстания.
  
   16 сентября десантные подразделения польской армии двинулись через Вислу. Они высаживались на участках берега, которые были в руках повстанческих отрядов. На том и строились все расчеты.
   И вдруг оказалось, что на этих участках -- гитлеровцы.
  
   Операция протекала тяжело.
   Первому броску десанта с трудом удалось зацепиться за берег. Пришлось вводить в бой все новые силы. Потери росли. А руководители повстанцев не только не оказали никакой помощи десанту, но даже не попытались связаться с ним.
  
   В таких условиях удержаться на западном берегу Вислы было невозможно.
  
   Я решил операцию прекратить.
   Помогли десантникам вернуться на наш берег. К 23 сентября эти подразделения трех пехотных полков 1-й польской армии присоединились к своим частям.
  
   Решаясь на героический десант, польские воины сознательно шли на самопожертвование, стремясь выручить попавших в беду соотечественников. Но их предали те, для кого интересы власть имущих были дороже интересов родины.
  
   Вскоре мы узнали, что по распоряжению Бура-Коморовского и Монтера части и отряды АК к началу высадки десанта были отозваны с прибрежных окраин в глубь города.
  
   Их место заняли немецко-фашистские войска.
   При этом пострадали находившиеся здесь подразделения Армии Людовой; аковцы не предупредили их о том, что покидают прибрежную полосу.
  
   С этого момента руководство АК начало подготовку к капитуляции, о чем в архивах сохранился довольно богатый материал.
  
   Наши предложения о помощи желающим эвакуироваться из Варшавы на восточный берег Вислы не были приняты во внимание. Уже после капитуляции удалось перебраться на восточный берег всего нескольким десяткам повстанцев.
   Так трагически закончилось варшавское восстание.
  
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
   Тадеуш Коморовский (1 июня 1895 -- 24 августа 1966) -- польский генерал, во время Второй мировой войны руководил Армией крайовой под кличкой Бур
  
  -- Родился в Хороброве под Тернополем (Галиция, Австро-Венгрия) в семье, принадлежащей к древнему дворянскому роду герба Корчак.
  -- Учился в лицее во Львове, затем окончил военную академию Франца-Иосифа в Вене, по окончании (1915) участвовал в Первой мировой войне, в качестве командира роты сражаясь в составе австрийской армии на русском и итальянском фронтах.
  -- С 1918 года -- в польской армии; командовал уланским полком в советско-польской войне, был ранен.
  -- С 1923 года служил в Артиллерийской и инженерной офицерской школе в Варшаве.
  -- В 1924 в составе команды Польши участвовал в Олимпийских играх в Париже.
  -- С 1933 командир 9-го Малопольского уланского полка.
  -- С октября 1938 начальник Центра подготовки кавалерии.
  -- После начала 2-й мировой войны 7.9.1939 во главе курсантов Центра выступил на фронт, командовал обороной на Висле в районе Демблина, затем -- заместитель командующего Объединённой бригадой кавалерии в составе армии "Люблин". Вместе с группой ген. Т. Пискора капитулировал.
  -- При переходе в лагерь для военнопленных ему удалось бежать в Краков, где он создал подпольную Военную организацию, которая вскоре влилась в "Союз вооружённой борьбы", Возглавил 6-й (Краковский) район СВБ и принял псевдоним Бур.
  -- В марте - апреле 1941 в результате операции гестапо Краковский район СВБ был разгромлен. После этого К. было приказано переехать в Варшаву, где он был назначен заместителем руководителя СВБ С. Ровецкого.
  -- После создания 14.2.1942 Армии Крайовой - заместитель главнокомандующего АК. После ареста командующего Армией крайовой генерала Стефана Ровецкого назначен на его место (9 июля 1943) с присвоением чина генерала дивизии .
  -- Будучи озабочен как борьбой с немецкой оккупацией, так и предотвращением советской оккупации в случае освобождения Польши силами СССР, Коморовский в феврале 1944 года убедил польское правительство в изгнании принять план самостоятельного выступления Армии крайовой.
  -- 1 августа 1944 года, при подходе Красной Армии к Варшаве, в расчёте на ослабленность немецких войск советским наступлением, но без согласования с командованием Красной Армии отдал приказ о начале Варшавского восстания, которое и возглавил.
  -- 2 октября 1944 года - подписал с немцами соглашение о капитуляции, в соответствии с которыми статус военнопленных распространялся на сдавшихся бойцов Армии крайовой, но не распространялся на участников восстания из Армии Людовой[10].
  -- После подписания капитуляции находился в офлаге IV-C (Кольдиц, Саксония) до освобождения американцами 4 мая 1945 года.
  -- По освобождении из плена встал во главе польских сил на Западе до их роспуска в 1946 году.
  -- В 1947--1949 годах и. о. премьера правительства Польши в изгнании; с 1954 года наряду с Владиславом Андерсом и Эдвардом Рачинским -- член Совета Трёх (руководящий орган польской эмиграции).
  -- Опубликовал мемуарную и фактографическую книгу "Подпольная армия" (1951).
  -- Умер 24 августа 1966.
  -- Прах Коморовского перезахоронен в Варшаве на воинском кладбище Повонзки.
  
   **
  
  
   См. далее:
  

К. К. Рокоссовский

Солдатский долг. -- М.: Воениздат, 1988.

  
   Если посмотреть правде в глаза...
  
  
   0x01 graphic

0x01 graphic

  
  
   "Полякам не на кого пенять в утрате государ­ства своего, кроме самих себя.
   Тем ли думать о свободе, которые, раздвинув прежде на столь обширное простран­ство пределы земли своей, лежащей по несчастию в самой средине Европы, и огорчив через то большую часть дер­жав, вдруг предались праздному бездействию извне и раз­дорам внутри?
   Роскошь, пороки и нововведения нахлынули к ним со всех сторон.
   Древние нравы истлели.
   Твердость духа развеялась вихрями нового образа жизни.
   Народ оце­пенел.
   Вельможи уснули.
   Но государство, засыпающее на цветах, пробуждается обыкновенно бурями".

Ф. Глинка

Письма русского офицера.

  
   **

0x01 graphic

  
  

Бракосочетание Амура и Психеи,

Художник Джулио Романо фреска в палаццо дель Те, Мантуя

  
  
   Иду на вы!   23k   "Фрагмент" Мемуары Обновлено: 17/02/2009. 23k. Статистика.
  
      "Древняя летопись сохранила для потомства еще прекрасную черту характера его: он не хотел пользоваться выгодами нечаянного нападения, но всегда заранее объявлял войну народам, повелевая сказать им: "Иду на вас!" В сии времена общего варварства гордый Святослав соблюдал правила истинно рыцарской чести".
      Нескромность - это порок, но и ложная скромность - не добродетель.
      Я знаю немало людей, которые умеют из мухи делать слона, т.е. так превозносить свой скромный успех, что другим успех этот может показаться значительным. Это - нескромность.
      Другой, поистине заслуживший почет и уважение человек, длительное время пребывает в тени многочисленных выскочек и горлопанов, не желая даже заявить о себе должным образом.
      Явление это прискорбное и "скромность" такая ложная, вредная, так как она подрывает принцип справедливости, гласящий: "воздай каждому по заслугам его".
   Вообще-то говоря, волевой фактор в человеке нашем развит недостаточно сильно. Особенно часто воле нашей недостает стабильности, постоянства.
      Это явление в русском человеке, в свое время метко подметил И.С. Аксаков: "...Мало быть Русским только при больших исторических оказиях, но надо им быть и в будничное время истории, в ежедневной действительности".
     А.С. Макаренко, педагог и новатор, которого мы несправедливо подзабыли, как-то заметил, что совсем необязательно искать геройства там, где не следует совершать героические деяния. Гораздо важнее проявить твердость там, где это нужно. Он особо подчеркнул: все равно, в чем выразится ваша воля - в слове, в открытом взгляде, жесткой позе, поведении или конкретном действии..
   Всему есть предел, есть и мера... Скромности тоже!
   Так, в приватной беседе начальника кафедры капитана 1 ранга П.Н. Городова с начальником академии генерал-полковником Н.Ф. Кизюном, последний с раздражением спросил Городова, на каком основании в профессора метит кандидат наук. Пусть он, мол, станет доктором наук, тогда и подает прошение о присвоении данного звания...
      Тем не менее, на ученом совете военно-политической академии вопрос о присвоении мне ученого звания "профессор" был решен не единогласно: "за" - 48 членов совета, "против" - 13.
   Как тут не вспомнить петровскую практику воздаяния заслуженного на примере баллотировки офицеров.
      Сведения об этом мы найдем в работе И. Пушкарева "История императорской Российской гвардии" (СП б., 1844).
      Штаб и обер-офицеры полка, в котором открывалось производство в офицеры, собирались вместе, читали имена представленных в следующий чин, рассматривали заслуги, отличия их, познания в науках, и клали в общую кружку избирательные и неизбирательные баллы.
      Число баллов отмечалось председателем в особых списках против каждого баллотируемого кандидата. Списки представлялись государю и он обыкновенно награждал чинами получивших больше баллов.
      Но если государь при баллотировке замечал пристрастие, излишнюю благосклонность или строгость товарищей, то приказывал вновь производить баллотирование, сам являлся в собрание и объяснял свое мнение относительно баллотируемого.
      Это была СИСТЕМА.
      И такой Системы у нас нет до сих пор.
      А потому не достойный занимает положенное ему место, а сын генерала садится в генеральское кресло, а сын маршала получает маршальский жезл...
   Школа Пифагора
   Школа Сократа
   Школа Платона
   Школа Аристотеля
   Школа Цицерона
   Школа Квинтилиана: "В одобрении работ своих учеников он не должен быть ни слишком скуп, ни слишком щедр на похвалы, так как первое может внушить отвращение к работе, второе -- беспечность"...
  

0x01 graphic

  

"Бедный поэт", 1839, Мюнхен.

Художник Карл Шпицвег

  
  
   Фухтелем добродетель не вобьешь   71k   "Фрагмент" Мемуары Обновлено: 17/02/2009. 71k. Статистика.
  
   Симплициссимусу такое даже не снилось...
   Все это напоминало грустную зарисовку сатирика ХVII в Ханса Якоба Кристоффеля фон Гриммельсхаузена, автора книги под названием: "Симплициссимус -- любитель приключений" (1669). Герой его романа живет в злую годину, кругом бушует война, но средь множества смертей, средь ужасов и горя, когда разбой и мрак вершат свои дела", он сохраняет душевную открытость, отзывчивость, добрый нрав и чистое сердце.
      В этом произведении Гриммельсхаузен рисует нам военную иерархию в виде дерева, на нижних ветвях которого сидят солдаты; над ними -- унтер-офицеры, выше -- часть ствола, совершенно гладкая, без ветвей, намазанная своеобразными составами и редкостными мылами недоброжелательства, так чтобы ни один человек, если он не дворянин, не мог по нему взобраться -- ни при помощи мужества, ни при помощи ловкости, ни при помощи знания, как бы он по нему, с божьей по-мощью, ни карабкался. Над этой частью ствола сидели ротные командиры, из которых одни были молодые, другие уже в годах; молодых втащили их родичи, старые забрались туда либо сами, либо при помощи серебряной лестницы, именуемой взяткой, либо при помощи иных каких подмостков, "которые счастье подставило им за счет других".
   В советское время картину Симлициссумуса надо было несколько подправить: на верхние ветви военной иерархии, т.е. в среду генералитета, можно было попасть только благодаря родственным связям и, как сегодня говорят, с помощью спонсоров, а, по-простому - толкачей разного рода.
   Подтверждение "избранности" состава слушателей послужил и классный журнал, который я взял в руки, чтобы хотя бы бегло ознакомиться с составом моих слушателей. Раскрыв его, я был поражен наличием в нем известных фамилий.
   Разъясняющий добавил: "У нас однофамильцев не бывает", подчеркивая этим особенность кадровой политики академии.
    К моему немалому удивлению, генерал-полковник Владимир Андреевич Востров признал во мне бывшего сослуживца по САВО и живо поинтересовался, где я сейчас служу и чем занимаюсь.
   Узнав о том, что я предметно и последовательно изучаю проблемы подготовки офицерских кадров, он пригласил меня для беседы в ГУВУЗ, Главное управление военно-учебных заведений, начальником которого он в то время являлся.
    Выяснилось, что при всем положительном отношении к моим идеям, генерал Востров не мог выйти с ними на министра обороны маршала Д.Ф. Язова, с которым его связывали дружеские отношения еще со времен службы в САВО.
      В доказательство своей "немощи" он показал мне отрицательную резолюцию министра обороны на частных инициативах ГУВУЗа, носящих всего лишь косметический характер.
      Мои же предложения по военному образованию носили кардинальный характер и однозначно встретили бы в министерстве обороны негативный прием.
   Система должна диктовать свои требования всем ее структурным подразделениям и кадрам, а не наоборот. Система должна отторгать, делать невозможным пребывание в ней тех, кто не соответствует принятым стандартам и правилам.
   Нужны люди , "замыслов великих и предприимчивые"...
   Впоследствии мне приходилось не раз обращаться к высокопоставленным лицам и каждый раз все ограничивалось общими рассуждениями и заверениями в том, что "мы рассмотрим ваши предложения и учтем их".
   Характерна в этом отношении встреча в более поздние годы (времена премьерства В.В. Путина) в Главном управлении кадров. Возглавлял его тогда генерал-полковник И. Панин.
   На беседу с Паниным я был направлен из приемной Путина, где заинтересовались моими идеями, но порекомендовали обратиться к Панину...
      С большим энтузиазмом он рассказал, как его сотрудникам удалось пресечь деятельность генерала-взяточника в одном из вузов. Затем он рассказал, как прекрасно наводит порядок в бывшей военно-политической академии генерал И.И. Ефремов... (впоследствии этого "военачальника" бросили наводить порядок в военной академии генерального штаба и тот постарался максимально использовать опыт первого начальника этой академии генерала Сухозанета, кредо которого было выражено следующими словами: "без науки побеждать можно, без дисциплины - никогда". На науку он смотрел - как на что-то придаточное к военному делу. - "Наука в военном деле, - говорил И.О. Сухозанет, - не более как пуговица к мундиру: мундир без пуговицы нельзя надеть, но пуговица не составляет всего мундира". Генерал Ефремов оказался способным учеником Сухозанета...).
   С тем и разошлись: он - при своем мнении и в гордом удовлетворении, что отбился от очередного новатора, а я - с горьким чувством собственного бессилия и стыда за власть.
  
  

0x01 graphic

  

Пожар в деревне. 1901

Бухгольц Федор Федорович.

  
  
   "Церковь сгорела, а кабак отстояли"   26k   "Фрагмент" Мемуары Комментарии: 2 (12/04/2009) Обновлено: 17/02/2009. 26k. Статистика.
  
   То, что делалось (и делается сейчас) с вооруженными силами нашими, уподоблю мысли Ф.М. Достоевского, выраженнй в притче: "Загорелось село и в селе церковь; вышел целовальник и крикнул народу, что если бросят отстаивать церковь, а отстоят кабак, то выкатит народу бочку. Церковь сгорела, а кабак отстояли".
   В чем глубинные причины волюнтаризма в военной политике?
   Одна из наших особенностей заключается в том, что в нашей стране Личность верховного правителя всегда играла главенствующую роль.
   Ивана III, который, по словам Карамзина, "сам не родился воином, но монархом; сидел на троне лучше, нежели на коне, и владел скипетром искуснее, нежели мечом", но "имея выспренный ум для государственной науки, он имел слуг для победы". Достойна в этом отношении и Великая Екатерина, которая, будучи женщиной, став у кормила государства мудрым правлением доказала, что "слабая женщина может иногда равняться с великими мужами" (Н.М. Карамзин).
   Нужно ли военное образование правителям России?
   В советский период такие люди, как Горбачев и Ельцин вообще были профанами в военном деле. Можно ли назвать такое положение дел нормальным? Нет!
    Хочется сказать власти:   
     -- ищите среди простых людей и найдете немало военных талантов;
     -- ищите не столько в Москве, сколь по разным городам и весям России - таланты там, вдали от московской суеты;
     -- не ранжируйте и "не стройте" таланты - талантливый человек сам себя "построит" и дисциплинирует;
     -- помогайте талантам словом и делом... и тогда образуете себе добрый штат помощников, которые будут трудиться не за страх, а за совесть, не денег ради, а во благо своего Отечества.
   Военные планы и программы Сердюкова:
   -- Сокращение вооруженных сил до одного миллиона военнослужащих, центрального аппарата военного ведомства - в два с половиной раза - до 8,5 тысячи человек.
     -- Сокращение офицерского состава армии и флота с нынешних 355 тысяч до 150 тысяч.
     -- Переход к новой структуре военного управления, вместо дивизий будут созданы бригады.
     -- Сокращение военных вузов при одновременном увеличении количества лейтенантов(?).
     -- Ликвидация военной структуры военных комиссариатов, резкое сокращение этих учреждений и существенное изменение их функций.
     -- Прекращение медицинского обеспечения военных пенсионеров в системе военных госпиталей; резкое сокращение числа больничных коек и прекращение заботы о военных инвалидах, получивших ранения и увечия в войнах и вооруженных конфликтах.
   Убежден: Горе, когда военным министром становится солдат...   8k   Оценка:3.28*16   Годы событий: 2007. "Статья" Политика Комментарии: 20 (04/12/2007)
  
  

0x01 graphic

В. И. Чапаев, командир 2-го Николаевского советского полка И. Кутяков, командир батальона И.Бубенец и комиссар А. Семенников. 1918 г.

  
  
   ...Не фабрика генералов   36k   "Фрагмент" Мемуары Комментарии: 2 (17/11/2008) Размещен: 17/11/2008, изменен: 12/03/2012. 36k. Статистика.
  
   Военная академия в сознании многих офицеров - это трамплин в карьерном росте. Поступление в военную академию связывают с мечтами о генеральских погонах.
   Сам же факт обучения в военной академии зачастую рассматривается слушателями, как акт формальный, ненужный, обременительный, без которого можно было бы вполне обойтись.
   "Академик" Чапаев и современные слушатели: что их объединяет?
   Чапаев, как и многие другие "первоконники" не понимали сути полководческого искусства, не знали и не понимали перспектив развития военного дела, а свой жизненный и служебный опыт возводили в ранг наиважнейшего
   Карьеризм - зло безусловное зло...
   Симонов: "Хотя Баранов действительно служил с Серпилиным в академии, Серпилин не только был о нем не высокого мнения, а, наоборот, был самого дурного. Он считал Баранова не лишенным способностей карьеристом, интересовавшимся не поль-зой армии, а лишь собственным продвижением по службе. Преподавая в академии, Баранов готов был сегодня поддерживать, одну доктрину, а завтра другую, называть белое черным и черное белым. Ловко применяясь к тому, что, как ему казалось, могло понравиться "наверху", он не брезговал поддерживать даже прямые заблуждения, основанные на незнании фактов, которые сам он прекрасно знал. Его коньком были доклады и сообщения об армиях предполагаемых противников; выискивая действительные и мнимые слабости, он угодливо замалчивал все сильные и опасные стороны будущего врага".
   Встретив Баранова в окружении без документов, переодетого в солдатское обмундирование, Серпилин был возмущен малодушием этого офицера:   
   "Без веры, без чести, без совести,-- продолжал он думать о Баранове, шагая рядом с докторшей.-- Пока война казалась далекой, кричал, что шапками закидаем, а пришла -- и первым побежал. Раз он испугался, раз ему страшно, значит, уже все проиграно, уже мы не победим! Как бы не так! Кроме тебя, еще капитан Гусев есть, и его артиллеристы, и мы, грешные, живые и мертвые, и вот эта докторша маленькая, что наган двумя руками держит..."
   Плоды "омоложения" кадров...
   Омоложение офицерского состава при комплекте его, бесспорно выгодно для армии; при некомплекте же, нужно осторожно относиться к этому. Совсем другой результат оно может дать в высших чинах, где умственные способности и служебный опыт играют уже большее значение, чем физические силы. Поэтому, ранее применения такой меры, необходимо было бы точно выяснить, на каких именно высших местах и, начиная с каких должностей уже, первым качествам приходится отдавать преимущество перед вторыми. Да и вообще при этом следует помнить, что лучшее - враг хорошего.
   Движение по спирали, а не по восходящей...
   Это и называется движением по спирали, а в философии этот закон называется законом отрицания отрицания, т.е. развитие не по замкнутому кругу, а по спирали, при котором из предыдущего опыта отбирается все ценное, а все приходящее - отбрасывается ...
   В отличие от царского опыта, наш, советский и современный порядок служебного продвижения офицера прост: если офицер, как говорится, попал в струю, то его будет безудержно нести наверх, правда до тех пор, пока не изменится направление потока или не иссякнет источник...
   Проведенное сравнение, думаю, не в пользу современной системы: она подходит отдельным лицам, но не служить интересам боевой готовности вооруженных сил России.
  

0x01 graphic

Пейзаж с двумя дубами.

Художник Ян ван Гойен

  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012