ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Мы - русские

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Войско необученное, что сабля неотточенная! Закаляй и береги богатырское здоровье, особливо от распутства. Обучай с разумом: от ржавчины, да от плохой точки больший оружию вред, нежели от рубления. Дух укрепляй в вере отеческой, Православной: безверное войско учить, что железо перегорелое точить" (А. Суворов)


  
  
  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
   "Бездна неизреченного"...
  
   Мое кредо:
   http://militera.lib.ru/science/kamenev3/index.html
  

0x01 graphic

  

Царь Иоанн III разрывает ханскую грамоту.

Художник Кившенко Алексей Данилович

А. Савинкин

"МЫ - РУССКИЕ"

"У нас, русских, своя особая вера, свой характер, свой уклад души"...

И. Ильин

   Русь-Россия создавалась, держалась и спасалась православной верой.
   На протяжении тысячелетия Православие оставалось живой душой Русской Земли (Святая Русь), фактором противодействия негативным тенденциям русской жизни, идеологией утверждения единовластия, сплочения российского народа, собирания значительной части Азии и Восточной Европы в одно целое под именем Россия.
  
   Исторически сложилось так, что именно Православие соединило в себе глубокое христолюбие как общечеловеческую ценность и "русскость", уникальный патриотизм и разумный национализм, праведность и подвижничество, деятельное благочестие и самопочинное служение общему делу, народность и лояльность к официальной власти.
  
   "Признавая важное значение православия в русской истории, - отмечает С.М.Соловьев, - мы не назовем, однако, влияния этого "византийского" исповедания безусловно благодетельным; вместе с этим, впрочем, вглядываясь внимательно и в прошедшее, и в настоящее, мы не можем приписывать неприятного во многих отношениях хода русской истории православию, и не можем не увидеть в нем светлых сторон относительно и прошедшего, и настоящего, и будущего <...>
   Православие отражает теперь на себе всю черную сторону настоящего состояния русского общества; оно страдает вместе с нами; при перемене к лучшему на нем отразится эта перемена, оно не помешает ей; теперь оно страдает вместе с нами, - тогда будет радоваться и будет довольно вместе с нами; это - наш верный спутник; не будем же отнимать от него руки нашей " (1).
  
   Нельзя не заметить, что данный вывод принадлежит известному русскому историку, который мог подтвердить его многотомными исследованиями российской действительности.
   Дополним эти слова вдохновенной мыслью преосвященного Димитрия, архиепископа Херсонского:
  
   "Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве, чем ныне более дорожим мы по справедливости, о чем приятно размышлять нам, что отрадно и утешительно видеть вокруг себя? - От веры Православной, которую принес нам равноапостольный князь наш Владимир. Мы не можем не радоваться необъятному почти величию земли отечественной. Кто первый виновник его? Святая вера Православная. Она соединила воедино разрозненные племена славянские, уничтожила племенные их отличия, поставляющие преграду их общению, и образовала один многочисленный, сильный и единодушный народ русский. Кто соблюл и сохранил нашу народность в течение стольких веков, после стольких переворотов, посреди стольких врагов, посягающих на нее? Святая вера Православная. Она очистила, освятила и укрепила в нас любовь к Отечеству, сообщив ей высшее значение в любви к вере и Церкви. Она воодушевляла героев Донских и Невских, Авраамиев и Гермогенов, Мининых и Пожарских. Она вдыхала и вдыхает воинам нашим непоколебимое мужество в бранях и освящает саму брань за Отечество как святой подвиг за веру Христову..." (2).
  
   Русская Православная Церковь молилась и молится за российское христолюбивое воинство.
   И всегда желала, чтобы оно стало таковым не по названию только, но и по существу. Идеал христолюбивого воинства, который наглядно отражен в Священном писании и неоднократно проявлялся в военной истории России, обладает не только религиозной, но и общей духовной значимостью.
   Степень его реализации в конкретной военной системе определяет ее качественное состояние и способность к постоянному самопожертвованию. Возрождая сегодня христолюбивое российское воинство (его основные качественные характеристики), мы реализуем не утопический проект, а восстанавливаем и обновляем действительную традицию, которая испокон веков была присуща России.
   Верующее, верное и праведно действующее победоносное войско - действительный и незаменимый оплот нашего Отечества - создается непрестанным трудом всех поколений по законам Христа, заветам и советам лучших представителей Земли Русской. При этом необходимо учитывать и творчески перерабатывать весь позитивный и негативный опыт, усваивать лучшие достижения мировой военной культуры, которая в значительной степени сформировалась под влиянием идей и ценностей христианства.
   Возрождение российского христолюбивого воинства возможно и связано с достижением следующих целей.
  
   **
  
   Христолюбивое воинство не сформируется в условиях милитаризма.
   Политический смысл его существования заключается в борьбе за правое дело, в предотвращении войн, в способности к самообороне, в утверждении прочного мира, в противодействии насилию. Оно должно быть в состоянии пресекать зло, эффективно сдерживать любых потенциальных агрессоров (внешних и внутренних), убедительно демонстрировать на практике действенность известного библейского изречения: "Поднявший меч, от меча и погибнет", - и тем самым не допускать истощения народных сил.
  
   Желанными могут быть только мир и самозащита.
   Исторические обстоятельства России не часто соответствовали данному положению. Войн, и не всегда праведных, в истории русского народа было слишком много. Можно сказать, что большую часть своей жизни Русь-Россия провела в явных и скрытых войнах, которые являлись не лучшим способом утверждения христианских заповедей.
  
   Уже Киевская Русь вынуждена была почти все время жить на военном положении.
   Русские князья сами погрязли в бесконечных междоусобных войнах. И при этом проводили активную внешнюю политику (походы на Царьград, против болгар, поляков, кочевых и северных народов). Они отражали многочисленные нашествия кочевых племен (только со стороны половцев было 41 нападение).
  
   Владимир Мономах, например, княживший на рубеже XI -XII веков, совершил за 55 лет правления 83 военных похода! С 1228 по 1462 годы, по подсчетам С.М. Соловьева, произошло не менее 302 войн и походов (3).
   С середины XIV века по 1893 г. Россия участвовала в войнах 353 года (4).
   В XX веке она пережила две мировых войны, опустошительную гражданскую (которая ни в какое сравнение не шла с ранними междоусобными войнами), унизительные, по конечному итогу, войны с Японией, Финляндией, Афганистаном и Чечней.
  
   Принято считать, что войны России носили активно-оборонительный характер и в основном способствовали укреплению государства, были "историческим подвигом, Великою службой на благо человечеству, культуре и цивилизации, в самом широком и глубоком смысле" (5).
   В целом это вывод верен.
  
   Но можно ли оправдать политику, которая втягивала русский народ в войны ради интересов других государств и народов, использовала легкомысленные поводы для начала военных действий, не считалась с риском побед и поражений, провоцировала военной слабостью и разложением военного дела нападения на страну со стороны внутренних и внешних врагов.
   Нельзя было не благословить "крестовые походы" русских войск против печенегов, половцев и татар, которые причинили нам в свое время столько зла и страданий. Достаточно назвать такой факт: в XV-XVII веках в плену у последних находились около 5 миллионов русских!
  
   Но можно ли оправдать "крестовые походы" против ослабевшей Турции в XIX веке? Какую пользу они принесли России? А позорное поражение в русско-японской войне и неподготовленное участие в первой мировой? Разве они не стали причиной опустошительной гражданской войны и последующего более чем 70-летнего исторически тупикового развития нашего Отечества?
  
   Глядя на последние три века, складывается впечатление, что правители и императорской, и советской России "умудрились" протащить ее через все возможные и невозможные, нужные и не нужные, победоносные и неудачные, внутренние и внешние, малые и большие войны и, в конечном итоге, в крайнем напряжении истощить все ресурсы страны, обескровить народ (войны в последнее время велись народом, а не армией), лишить его воли к защите Отечества, довести военное дело до крайнего упадка, а страну - до судьбы "монархии Греческой" (Византии).
  
   Находясь в зависимости от государства и военных обстоятельств развития России, Русская Православная Церковь одобряла своим словом и поддерживала все официальные войны, которые вело российское правительство, напоминала воинам об их священных христианских обязанностях по защите Веры, Царя и Отечества, заботилась об их душах и именовала их христолюбивым воинством. (Позиция поддержки "своей" войны и "своей" армии, несмотря на обстоятельства).
  
   Просматривались и другие особенности исторически сложившегося православного мировоззрения по отношению к войне и армии.
   Православная церковь оценивала войну как необходимое зло и подчеркивала, что "надеяться на прекращение войн нельзя", так как эгоистические стремления не исчезают и в среде христианских народов (6).
  
   Однозначно признавалась совместимость права войны и воинская служба с христианским званием. Защита Отечества считалась священным долгом. Не исключалась возможность справедливой войны "за други своя", то есть за другие народы, особенно родственные нам по вере.
  
   В связи с этим заповедь "не убий" трактовалась следующим образом:
  
   "Шестою заповедью Бог запрещает: Отнимать у людей жизнь насилием или хитростью и всяким образом нарушать безопасность и спокойствие ближнего; и потому этой заповедью запрещаются также ссоры, гнев, ненависть, зависть, жестокость.
   Но против шестой заповеди не грешит тот, кто убивает неприятеля на войне, потому что войной мы защищаем Веру, Государя и Отечество наше.
   Справедливую войну сам Бог благославляет, потому и именуется Господом воинств. Военная служба есть прямое исполнение заповеди Господней: нет больше той любви, как положить душу свою за други своя" (7).
  
   Элементарные интересы исторического выживания России требуют сегодня восстановления и неукоснительного проведения в жизнь христолюбивой военной политики: мудрой, сдержанной, осторожной и миролюбивой.
  
   Необходимо ограничиваться только справедливыми (благочестивыми) войнами, ведущимися по основательным причинам, о чем писал еще в XVII веке Гуго Гроций.
   По его мнению, лучше не предпринимать войны безрассудно, даже по справедливым причинам, если:
  
  -- а) нет достаточных оснований, доказательств о несправедливости действий противника;
  -- б) если зло превосходит ожидаемое благо, нельзя достигнуть успеха, а малейшая неудача может причинить великие бедствия и опасности для страны;
  -- в) если нет в наличии достаточных сил и благоприятного случая. (Лучше воздерживаться от войн, чем вовлекать народы в тягчайшие бедствия).
  
   Помнить об обязанности христианских государей и государств - решать споры путем переговоров, при помощи третейского суда, в случае сомнения выбирать наиболее безопасные варианты военных действий, проявлять необходимые предосторожности и отдавать предпочтение миру.
  
   Гуго Гроций приводит слова Силия Италика:
  
   Ум осторожный - грядущее видит,
   И не станем тревожить пустыми попытками Марса (8).
  
   Следует признать, что и русские государи, и Православная церковь слишком расширительно трактовали справедливую войну, редко воздерживались от войн вредных и опасных для России. Настоящее воодушевление и небесную помощь наше воинство получало только в случае защиты им Русской Земли от иноземных захватчиков. При этих обстоятельствах
   Церковь могла ясно сформулировать позицию и в полной мере использовать свою силу. Достаточно было призвать ее на помощь в годину испытаний Великой Отечественной войной 1941-45 годов, как она вновь оказалась со своим народом, стала воодушевлять его на подвиг во имя Родины, вразумлять мудрым пасторским словом, назидать богатым духовным опытом.
  
   В это время, например, митрополит Лениградский Алексий обратился к верующим со следующими словами:
  
   "Война есть страшное и гибельное дело для того, кто предпринимает ее без нужды, без правды, с жаждой грабительства и порабощения; на нем лежит позор и проклятие Неба за кровь и бедствия своих и чужих.
   Но война - священное дело для тех, кто предпринимает ее по необходимости, в защиту правды и Отечества. Берущие оружие в таком случае совершают подвиг правды и, приемля раны и страдания и полагая жизнь свою за однокровных своих, за Родину, идут вслед мучеников к нетленному и вечному венцу. Потому-то Церковь и благославляет эти подвиги и все, что творит каждый русский человек для защиты своего Отечества. Она же, исполненная веры в помощь Божию правому делу, молится о полной и окончательной победе над врагом" (9).
  
   См. ст. (А.К):
  
   Русская военная символика   68k   "Фрагмент" Политика. Размещен: 14/06/2015, изменен: 14/06/2015. 68k. Статистика.
   Меч - символ воинственности, героического начала, силы, правосудия. Подобно оружию других видов, отражает символику власти. Также связывается меч с разумом, проницательностью, светом, истиной, мудростью...
   Иллюстрации/приложения: 6 шт.
  
   Довольно "священных союзов", замешанных на русской крови.   38k   "Фрагмент" Политика Размещен: 18/04/2014, изменен: 18/04/2014. 38k. Статистика. 341 читателей (на 19.11.2014 г.)
   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА (из библиотеки профессора Анатолия Каменева). Заглянем в "послужной" список государей наших
   Иллюстрации/приложения: 10 шт.
  
  
  
   Междоусобные, кровопролитные и изнурительные войны не приносили России прочного мира.
   Поэтому по-настоящему мудрые государи старались избегать их, серьезно готовились к объективно неизбежным войнам, проявляли осторожность в военных вопросах, но в необходимых случаях действовали решительно и победоносно.
  
   В русской истории есть достаточно примеров мудрой и осторожной военной политики. И они имеют не меньшее значение, чем великие победы, после большинства из которых страна с трудом восстанавливала свои силы.
   Так, киевские князья Олег и Игорь, предпринимая походы против греков, старались подготовить настолько серьезную военную силу, чтобы она без сражения позволяла им заключать мир с Византией "путем устрашения", а также получать значительный выкуп (походы 907 и 944 гг.).
  
   Святослав - воин в душе, 15 лет княжил и жил только войной, воюя для славы, а не для власти и добычи. В конечном итоге оставил Киевскую Русь без войска, и в начавшейся междоусобной войне его сыну Владимиру пришлось использовать наемных варягов.
  
   Владимир и Ярослав создали мощное государство, союза с которым искали все окружавшие Русь соседи. И при этом вели войны только необходимые, а с Византией предпочитали поддерживать союзные отношения, посылая ей на помощь русские отряды (10).
   Александр Невский снискал себе славу государственным умом и полководческим искусством, сумев мечом оборонить Русь от шведов и немцев и в то же время защитить ее от новых нашествий татар осторожной дипломатической политикой. Только при Дмитрии Донском Русь набралась достаточно сил, чтобы дать им первый серьезный отпор. Но окончательно татаро-монгольское иго было сброшено через столетие после Куликовской битвы.
  
   См. ст. (А.К):
  
   Князь Александр, побеждая, сам был непобедим   128k   "Фрагмент" Политика. Обновлено: 22/06/2010. 128k. Статистика. 2256 читателей (на 30.3.2015 г.)     Иллюстрации/приложения: 1 шт.   АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (30 мая 1219-14 ноября 1263 г.) Карамзин
  
  
   Московские князья предпочитали не пускаться в военные авантюры, которые могли поставить под вопрос национальное существование страны. "Мудрое смирение" позволило им собрать Русь (в том числе и благодаря самим татарам), а затем и выступить против поработителей.
  
   Нельзя забывать, что Куликовская битва, будучи величайшей русской победой, явилась, с другой стороны, и событием плачевным, великою трагедией.
   "Была на Руси радость великая, - говорит летописец, - но была и печаль большая по убитым от Мамая на Дону; оскудела совершенно вся Земля Русская воеводами и слугами, и всяким воинством, и от этого был страх большой по всей Земле Русской" (11).
   Уже в 1382 году Москва и Русская земля безнаказанно были разграблены татарским ханом Тохтамышем, и Дмитрию Донскому пришлось снова признать себя данником Золотой Орды и "смиренно" отправиться в нее за великокняжеским ярлыком.
  
   Достойный пример по-настоящему мудрой политики дает нам княжение Иоанна III Васильевича.
  
   А.Нечволодов характеризует его следующим образом:
  
   "Принимая с детства участие в военных походах, он, как мы помним, едва достигнув семнадцатилетнего возраста, уже одержал блистательную победу над татарами на берегу Оки; однако, ставши Государем, Иоанн не увлекся славой завоевателя: обращая самое большое внимание на устройство своих вооруженных сил и искусно выбирая для начальствования над ними соответствующих военоначальников, он, тем не менее, по примеру пращура своего Всеволода Большое Гнездо, с большой неохотой обнажал свой меч, но когда делал это, то, подобно всем великим полководцам, сразу назначал значительные воинские силы для похода с тем, чтобы быстро решить дело в свою пользу" (12).
  
   За длительный период московского княжения Иоанн III военной силой усмирил Казань (1467-1469 г.г.), заключил мир по старине с Новгородом (1475-78 г.г.), обеспечил преемственность Московской Руси от Византии, блестящим военно-политическом маневром одержал бескровную победу над ханом Золотой Орды Ахматом в 1480 году и тем самым сбросил, наконец, с Руси позорное татарское иго.
  
   Иоанн Васильевич противопоставил войску Ахмата рать на Оке, послав в то же время небольшой отряд русских и крымских татарских войск разгромить оставшуюся без защиты Золотую Орду. Стал выжидать развития событий, не обращая внимания на недовольство московского населения и духовенства, требующих решительного сражения и разгрома противника. В ожидании успеха действий посланных в Орду отрядов, Иоанн проводил активные переговоры с ханом Ахматом, искусно выигрывая время, несмотря на роптание воинства и волнение Москвы.
  
   Церковь подталкивала его показать мужество и храбрость, вместе с воинством своим до смерти постоять за Веру православную и Отечество, но Иоанн "отнюдь не желал без крайней надобности вступать в большое кровопролитное сражение, успех которого всегда может быть сомнителен...
  
   Через несколько дней сказалась вся великая мудрость в действиях Иоанна. 11 ноября Ахмат поспешно побежал назад, не пролив Русской крови и не выведя ни одного пленника из пределов нашей Земли. Бегство Ахматово, по объяснению "Казанского летописца", последовало, как и ожидал мудрый Иоанн, вследствие полученных ханом известий о разгроме Золотой Орды <...>
  
   А.Нечволодов заключает:
  
   "Рассматривая за время нашествия Ахмата поведение Московского народа, воинства и духовенства - с одной стороны, а с другой - поведение самого Иоанна, которое было столь не соответственно с чувствами всех его подданных, мы видим, что оно было вызвано исключительно нежеланием без крайней нужды вступать в решительное сражение всеми силами; народная гордость требовала немедленной расправы с татарами, готовая для этого пролить кровь множества доблестных сыновей отечества; мудрый же Иоанн, не гоняясь за ратной славой и уповая, что "сердце царево в руце Божией", твердо решил щадить, насколько это будет возможно, эту драгоценную кровь своих доблестных подданных, невзирая на то, что он не был понят ни ими, ни знаменитыми отцами Русской церкви, и - достиг в этом блистательного успеха" (13).
  
   В последующем, примеры мудрой военной политики просматриваются все реже.
   И все же мы находим их в деятельности Иоанна Грозного, Алексея Михайловича, Петра I, Екатерины II, которые стремились, несмотря на трудности, создать в России настоящую регулярную военную силу как основу национального бытия. Но и эти стремления не привели к длительному миру и предотвращению войны. И при данных царях войны велись непрерывно, хотя и нередко достаточно осторожно и искусно; войско периодически приходило в упадок, государство истощалось.
   В XIX-XX веках только при одном государе не было войн - при Александре III, который и остался в истории "миротворцем".
  
   В условиях России проведение мудрой военной политики, предотвращающей войны, зависит не только от сдержанности самих правителей, но и от наличия действительно христолюбивого воинства - настоящей армии, качественно совершенного войска, способного побеждать и владеющего всеми доступными приемами военного искусства, позволяющими эффективно сдерживать потенциальных агрессоров и достигать военных целей ( в случае необходимости) малой кровью и за относительно короткое время.
  
   См. ст. (А.К):
  
   "Храбрые умирали за князей, а не за отечество"...   76k   "Фрагмент" Политика Размещен: 26/05/2012, изменен: 29/05/2012. 76k. Статистика. 2121 читателей (на 16.1.2015 г.)  Иллюстрации/приложения: 52 шт. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО Н.М. Карамзин (Важные фрагменты на будущее)
  
   "Видим быстрые переходы от зла к добру"...   26k   "Фрагмент" Политика. Размещен: 30/05/2012, изменен: 31/05/2012. 26k. Статистика. 1182 читателей (на 16.1.2015 г.)  Иллюстрации/приложения: 10 шт. (Карамзин)
  
   **
  
   По своей глубинной сути понятие "христолюбивое воинство" относится не просто к войску, верующему во Христа и живущему по Его законам.
  
   Оно характеризует качественно совершенную вооруженную силу, настоящую армию, сплоченную в одно целое религиозным мировоззрением, любовью к Отечеству, крепким (непоколебимым) воинским духом и высшим воинским мастерством (военным искусством).
  
   Это - своего рода отборная сила, состоящая из лучших представителей народа и выполняющая воинский долг по призванию, на основе добровольного и жертвенного служения своей Родине. Смысл создания и существования христолюбивого воинства заключается в постоянном совершенствовании Русского Военного Дела на национальной основе и в связи с достижениями мирового военного искусства.
   Оно требует преемственности усилий всех поколений, беспрестанного труда, серьезного отношения к комплектованию, управлению, вооружению, обучению и воспитанию личного состава в духе указанных требований. Ни один противник не рискнет напасть на страну, обладающую развитой и стремящейся к совершенству военной системой.
  
   Русская военная традиция указывает на многие элементы христолюбивого воинства.
  
  -- Глубокая вера в Бога, готовность жертвовать своей жизнью за Царя, Отечество и за "други своя", великие победы и сражения, храбростью солдат и искусством командиров (полководцев) одержанные, высоко-нравственная духовная жизнь лучших представителей воинства, - все это имело место в нашей истории.
  
   В сложных условиях многие великие князья и цари создавали эффективную военную силу, комбинируя ее из профессиональных войск (дружин), народных ополчений, наемных войск, казаков и т.д.
   Они использовали национальный опыт, иностранную военную науку и искусство, самих иностранцев для укрепления военной мощи государства. А в конечном итоге русские полководцы удивляли весь мир самобытным военным искусством, расцвет которого пришелся на золотой XVIII век, век Петра I, Екатерины II, Румянцева, Суворова, Ушакова, Кутузова.
  
   К сожалению, следует констатировать, что, начиная с 1812 года, в России исчезает и настоящая (профессиональная) армия, и военное искусство. Страна вступает в период военных и государственных неудач.
   Военная сила постоянно приходит в расстройство; для ее восстановления предпринимаются регулярные военные реформы, которые проводятся почти при каждом правителе и нередко еще больше разлагают армию.
  
   Уже к 1917 году военная сила утрачивает и другие, духовные (чем славилась всегда русская армия!) качества христолюбивого воинства, теряет способность распознавать зло и упорно бороться с ним. Гражданская война порождает такое явление, как неверующее в Бога войско, которое уже не способно защитить Отечество.
   Сущность христолюбивого воинства выхолащивается, что становится очевидным как военным, так и духовным руководителям армии.
  
   Так, протопресвитер военного и морского духовенства Г.Шавельский вспоминает об одном поразительном факте довоенного времени:
  
   "В июле 1911 года я посетил воинские части в г.Либаве. Моряки чествовали меня за обедом в своем морском собрании. Зал был полон приглашенных. По обычаю произносились речи. Особенно яркой была речь председателя морского суда полк. Юрковского (кажется, в фамилии не ошибаюсь). Он говорил о высоком настроении гарнизона и закончил свою речь: "Передайте его величеству, что мы все готовы сложить головы свои за царя и Отечество". Я ответил речью, содержание которой сводилось к следующему: "Ваша готовность пожертвовать собою весьма почтенна и достойна того звания, которое вы носите. Но все же задача вашего бытия и вашей службы - не умирать, а побеждать. Если вы все вернетесь невредимыми, но с победой, царь и Родина радостно увенчают вас лаврами; если же все вы доблестно умрете, но не достигнете победы, Родина погрузится в сугубый траур. Итак: не умирайте, а побеждайте!"
   Как сейчас помню, эти простые слова буквально ошеломили всех. На лицах читалось недоумение, удивление: какую ересь проповедует протопресвитер?!
   Усвоенная огромной частью нашего офицерства такая идеология была не только не верна по существу, но и в известном отношении опасна.
   Ее ошибочность заключалась в том, что "геройству" тут приписывалось самодовлеющее значение. Государства же тратят колоссальные суммы на содержание армий не для того, чтобы любоваться эффектами подвигов своих воинов, а для реальных целей - защиты и победы.
   Было время, когда личный подвиг в военном деле значил все, когда столкновение двух армий разрешалось единоборством двух человек, когда пафос и геройство определяли исход боя. В настоящее время личный подвиг является лишь одним из многих элементов победы, к каким относятся: наука, искусство, техника, - вообще степень подготовки воинов и самого серьезного и спокойного отношения их ко всем деталям боя. Воину теперь мало быть храбрым и самоотверженным, - надо быть ему еще научно подготовленным, опытным и во всем предусмотрительным, надо хорошо знать и тонко понимать военное дело. Между тем, часто приходилось наблюдать, что в воине, уверенном, что он достиг высшей воинской доблести - готовности во всякую минуту сложить свою голову, развивались своего рода беспечность и небрежное отношение к реальной обстановке боя, к военному опыту и науке. Его захватывал своего рода психоз геройства. Идеал геройского подвига вплоть до геройской смерти заслонял у него идеал победы. Это было опасно для дела" (14).
  
   См. ст. (А.К):
  
   Русское огнилище   34k   "Фрагмент" Политика. Размещен: 26/02/2014, изменен: 26/02/2014. 35k. Статистика.390 ЧИТАТЕЛЕЙ (НА 12.2.2015 Г.)  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА (из библиотеки профессора Анатолия Каменева) Иллюстрации/приложения: 7 шт.
  
   Падение качества христолюбия наблюдалось и в добровольческой армии. Об этом свидетельствуют в своих воспоминаниях как Г.Шавельский, так и митрополит Вениамин (Федченков), во время гражданской войны занимавший должность главы военного ведомства в Русской Армии барона П.Н.Врангеля:
  
   "Всему в истории есть свои глубокие длительные причины. И офицерские привычки не со вчерашнего дня появились; нужны были два столетия со времен Петра Великого, чтобы они воспитались и укрепились. Но к чести офицеров нужно сказать, что они очень редко были безбожниками, хотя это скорее было доброй традицией и законом военного достоинства<...>
   Я посетил штаб Корниловской дивизии, командиром которой был высокий отчаянный молодой генерал Туркул. Проходил по избам близлежащей деревушки (имя ее позабыл), разговаривал с солдатами, а особенно с офицерами. И сразу я был поражен духом добровольцев. Да, это были действительно отчаянные герои! Да, они любили Россию и безумно складывали за нее свои буйные головы! Да, я могу представить их в так называемой психологической атаке, когда они шли церемониальным маршем, без единого выстрела, против вдесятеро сильнейшего неприятеля, который терял мужество перед бесстрашием офицеров и иногда бежал в панике от них!
   И на этот раз они говорили о своей бесстрашной решимости. Один полковник, командир танка, совершенно спокойно рассказывал, что он был ранен уже четырнадцать раз, а завтра выйдет на сражение первым. И улыбался, куря. Он был почти уверен, что погибнет. Действительно, я после узнал, что в его танк попал снаряд, и он с другом сгорел в нем. И такие герои были почти везде!
   Но он в этот же вечер, накануне смерти, совершенно открыто, почти цинично насмешливо заявил мне, что ничуть не верит в Бога.
   Бывшие тут же с ним другие офицеры нимало не смутились его заявлению, будто и они так же думали.
   Я, по новости, пришел в ужас. Тогда чем же они отличаются от безбожников большевиков? Выхожу на улицу. Встречается в военной форме солдат-мальчик 13-14 лет. Были и такие. С кем-то отчаянно грубо разговаривает. И я слышу, как он самой площадной матерной бранью ругает Бога и Божию матерь, и всех святых! Я ушам своим не верю. Добровольцы, белые - и такое богохульство!<...>
   Такое тяжелое впечатление получил я от первого знакомства с нашей армией. И только одно светлое воспоминание унес я от Перекопа - ту группочку безусых розовых мальчиков, которые у тлеющего костра спрашивали меня ночью:
   - А что? Мы победим? Ведь мы за Бога и Родину.
   Когда я вернулся с фронта, то доложил нашему Синоду, а потом и генералу Врангелю буквально так:
   - Наша армия героична, но она некрещеная!
   Вывод, в сущности ужасный.
   Что делать? Синод, архиереи - мы были бессильны и совершенно неавторитетны в глазах военных.
   Э-эх! Ну что там говорят попы! - сказали бы нам в ответ. - Одной бесплодной проповедью больше и только!
   Авторитет, а он действительно был тогда, имел лишь Врангель, его любили, ему верили, его боялись. Но вот результат - и он почти ничего не мог сделать. Разложение духа было уже глубокое" (15).
  
   Россия не могла существовать без военных побед, которые укрепляли ее государственность создавали условия для прочного мира и сдерживали врагов от последующих нападений.
  
   Данная мысль красиво обоснована в статьях великого русского публициста Михаила Осиповича Меньшикова (16).
   Она прекрасно отражена в следующем "кредо" Александра Васильевича Колчака по поводу проигранной в 1917 году войны:
  
   "Виноват тот, с кем случается несчастье, если даже он юридически и морально ни в чем не виноват. Война не присяжный поверенный, война не руководствуется уложением о наказаниях, она выше человеческой справедливости, ее правосудие не всегда понятно. Она признает только победу, счастье, успех, удачу - она презирает и издевается над несчастьем, страданием, горем - "горе побежденным" - вот ее первый символ веры" (17).
  
   Лучшие государственные деятели и великие полководцы России всегда связывали способность побеждать с созданием собственной регулярной военной силы, соединяющей в себе христолюбие (а, следовательно, помощь Божью) и военную науку-искусство, позволяющее эффективно применять войско, одерживать победы малыми силами и малой кровью.
   Народная поддержка (через вои, ополчение, массовый призыв) принималась только в крайнем случае и часто свидетельствовала о неспособности армии защитить Отечество и государственные интересы России.
  
   Традиция содержать расстроенную постоянную армию, допускать войны, а потом мобилизовывать слабо подготовленные в военном отношении народные массы для ее ведения, порождала не только героизм и "военное творчество народных масс" (18), но прежде всего огромные потери и истощение созидательных ресурсов. Существование армии в мирное время должно быть оправдано предотвращением войн.
  
   Наши великие предки понимали эти истины.
   Киевские князья (в период расцвета древне-русской государственности) более полагались на свои профессиональные военные дружины, усиленные боеспособными наемными отрядами, и старались меньше отрывать народ от мирного труда, который, впрочем, сам нередко решал, в каких случаях оказать помощь князю выставлением воев-ополчений.
  
   Московские государи продолжали эту традицию, опираясь на военно-служилое поместное дворянство, но войско собирали только на случай войны.
   Они стремились создать в нем постоянное ядро - стрельцов, а также полки иноземного строя и другие части. В любом случае во главе ратей стояли или сами князья-воины, или профессионалы-воеводы. И даже знаменитое второе народное ополчение 1612 года готовил и вел в бой опытный князь-воевода Дмитрий Пожарский. Войско в оба этих периода называлось христолюбивым, держалось, воодушевлялось и сплачивалось православной верой, которая зачастую выступала главным фактором победы.
  
   См. ст. (А.К):
  
   "Царь запретил боярам отбирать земли у служилых людей"...   41k   "Фрагмент" Политика. Размещен: 02/06/2012, изменен: 05/06/2012. 41k. Статистика. 1519 читателей (на 16.1.2015 г.) Иллюстрации/приложения: 20 шт.
  
   Царь из дома Романовых возродилась из руин   113k   Оценка:5.32*4   "Фрагмент" Политика Размещен: 31/08/2010, изменен: 12/03/2012. 113k. Статистика. 4602 читателей (на 10.3.2015 г.) Иллюстрации/приложения: 35 шт. Царь Михаил Федорович. (Ключевский)
  
   Уже при Алексее Михайловиче стала сознаваться необходимость лучшего устройства своих войск, "так как неприятели показали в ратном деле новые вымыслы и хитрости, а свое военное устройство оказалось в боях неприбыльным" (19).
   На этой основе были предприняты попытки усилить войска "иноземного строя". В 1647 году Алексеем Михайловичем был принят воинский устав "Учение и хитрость ратного строения пехотных людей", в котором впервые христолюбие и военная наука соединены в одно целое, как два необходимых и взаимодополняющих друг друга качества. Причем подчеркнуто, что ратная мудрость является "оприч богословии, паче и превыше всех иных мудростей". Но первое и главное условие заключалось в том, чтобы "Господа Бога в сердцы своем имети" (20).
  
   Петр I создал в России регулярную армию и флот, которые должны были воспитываться в страхе Божием, обучаться и действовать в соответствии с передовыми тогда западными военной наукой и искусством.
   В армии официально (по штатам) вводятся военные священники, а в Уставе Воинском и Морском уставе появляются специальные главы о христианских обязанностях солдат и офицеров.
  
   При Екатерине II армия и флот становятся по-настоящему победоносными: в них появляется созвездие блестящих полководцев и флотоводцев, вырабатывается собственное русское военное искусство; слава русского оружия гремит по всему миру. Все войны и отдельные сражения заканчиваются победами, потому что "мы - русские, с нами Бог " и мы владеем "наукой побеждать".
  
   Именно эти две ключевые идеи наглядно представлены, например, в "Науке побеждать" Суворова : "Солдату надлежит быть здорову, храбру, тверду, решиму, правдиву, благочестиву. Молись Богу! От него победа. Чудо - богатыри! Бог нас водит, он нам генерал."
   Полководец считал, что Бог не будет с теми, кто не учится воевать, утопает в распутстве, не укрепляет свой дух в вере православной:
   "Войско необученное, что сабля неотточенная! Закаляй и береги богатырское здоровье, особливо от распутства. Обучай с разумом: от ржавчины, да от плохой точки больший оружию вред, нежели от рубления. Дух укрепляй в вере отеческой, Православной: безверное войско учить, что железо перегорелое точить" (21).
  
   В последний раз по-настоящему христолюбивые качества проявились в Отечественной войне 1812 года.
   Было все: помощь Божия, воодушевление, эффективность действий регулярной армии и ополчений, мудрая военная политика М.Кутузова, военное искусство и героические подвиги. Такое событие заслужило своего увековечивания в посвященном ему Храме Христа Спасителя.
  
   Но сама война оказалась все же слишком затратной и изнуряющей для русского народа. Издерганная в бессмысленных реформах и неудачных войнах Павлом I и Александром I, армия не смогла удержать Наполеона от нападения и заранее оценивалась им как слабая. И в этой, и в особенности в последующих войнах русской крови было пролито слишком много, а военное дело стало приходить в упадок.
   Но, как известно, Бог воспретил Давиду, который вел победоносные благочестивые войны, построить себе храм за то, что тот пролил много крови...(22). Может быть из-за этого Храм Христа Спасителя, так долго возводившийся в XIX веке, был взорван после прихода к власти большевиками, и теперь, в конце XX века, вновь восстанавливается, обязывая нас возродить истинное христолюбивое воинство.
  
   Для решения этой задачи необходимо, чтобы в армии служили лучшие люди Отечества, чтобы они обладали совершенными нравственными и боевыми качествами, стремились быть похожими в своих деяниях и поступках на русских святых воинов - благоверных князей Владимира, Мстислава Киевского, Всеволода Псковского, Андрея Боголюбского, Александра Невского, Довмонта Псковского, Дмитрия Донского, преподобных Илью Муромца, Александра Пересвета, Андрея Ослябя и других (23). Их нарекли святыми за ратную доблесть. Все они вобрали в себя лучшие качества православного воина и монаха, поднимали меч за правое дело и он оказывался победоносным.
  
   Звание христолюбивого воина требует доблестного, искусного служения Отечеству, которое отличалось основными орденами Российской империи:
  
  -- Орден Св. Апостола Андрея Первозванного, девиз "За веру и верность";
  -- Орден Св. Великомученицы Екатерины, девиз "За любовь и Отечество";
  -- Орден Св. Александра Невского, девиз "За труды и Отечество";
  -- Орден святой Анны, девиз "Любящему правду, благочестие и верность";
  -- Военный Орден Св. Великомученика и Победоносца Георгия, девиз "За службу и храбрость";
  -- Орден Св. Равноапостольного Князя Владимира, девиз "Польза, честь и слава".
  
   Мощным стимулом для воинского совершенствования были, несомненно, советские ордена и медали, связанные с именами великих русских полководцев и флотоводцев. "Свято-орденоносная армия", как достижимый идеал христолюбивого воинства, состояла бы из тех, кто совершил боевые подвиги, проявлял военное искусство, кто "не только должность свою исправлял во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличил еще себя особливым каким мужественным поступком, или подал мудрые и для нашей воинской службы полезные советы" (24).
  
   Звание христолюбивого воинства несовместимо с безверием, несправедливостью, бессмысленным кровопролитием. Оно требует постоянного совершенствования и борьбы с дефектами военной системы, такими пороками военной службы, как: ссоры, пьянство, грабежи, сквернословие, воровство, ложь, праздность и другие негативные явления. Войско, в котором царит безверие и процветают пороки и неустроенность, не может побеждать.
  
   Необходимо всегда помнить, что военнослужащий обладает особым статусом и особыми обязанностями по отношению к Богу и Отечеству:
  
   "Хотя всем вообще и каждому Христианину должно жить в страхе Божием и исполнять святые Его заповеди; но сие наиболее должны соблюдать военные чины, поелику по роду службы своей не могут быть уверены и в часе жизни и поелику всякое благословение, победа и благополучие проистекают от единого Бога, яко от истинного начала всякого блага и праведного победоносца, которому и должно молиться и на Него надежду полагать во всех делах и предприятиях<...>
   Все вообще чины военного ведомства и нижние чины должны противу всех неприятелей Императорского Величества и государства служить в поле и в осадах, не щадя жизни. Поелику все служащие возложенные на них должности обязаны исправлять согласно своей присяги с усердием, нелицемерно и добросовестно, по существующим учреждениям и уставам, и по приказаниям и наставлениям начальства, не позволяя себе ни из вражды, ни из свойства или дружбы, а тем более из корысти или взяток, ничего противного долгу присяги, честности и возложенного на них служения <...>
   Хотя главная обязанность каждого служащего есть знать свое дело и исправлять оное верно и прилежно; но сверх сего надлежит, чтобы начальники имели надзор и над поведением своих подчиненных, побуждали бы их как в службе, так и в общежитии к добродетелям и похвальному любочестию, удерживая от безбожного жития, пьянства, лжи и обманов; давали бы им наставления и приказания, чтобы они во всех случаях не только всегда исполняли должное по службе, но и соблюдали бы везде благопристойность и учтивость, свойственные благородному воину <...> (25).
  
   Бог не благославляет тех, кто допускает, а тем более ведет бессмысленные и кровопролитные войны, легкомысленно относится к военному делу, способствует разложению военной силы.
  
   Армия, воодушевленная даром и мудростью Божьего откровения, укрепленная против ударов судьбы военным искусством (ратной мудростью), воспитанная в лучших национальных традициях и обладающая совершенным в нравственно-боевом отношении личным составом, будет непобедимой. Такая армия найдет способы надежной и "экономной" защиты Отечества. Движение к идеалу совершенного войска поможет преодолеть застой и упадок русского военного дела, придаст ему такое утраченное в последнее время качество, как непобедимость.
  
  
   См. продолжение...

А. Савинкин

(Осмыслил и составил. Январь 1997 г.)

Возрождение христолюбивого воинства //Христолюбивое воинство: Православные традиции Русской Армии. - М., 1997. - С. 435 - 482

   0x01 graphic
  
   Информация к размышлению
  
   "Универсальная" стратагема России 82k "Фрагмент" Политика. Размещен: 16/03/2015, изменен: 16/03/2015. 82k. Статистика.
   Возвратите воинской службе ее государственный характер, откройте перспективу достойным лицам, воздайте воинской доблести должный почет и уважение, и тогда в войска возвратятся Лучшие люди, а с ними Россию не одолеет ни одна напасть...
   Иллюстрации/приложения: 20 шт.
   http://artofwar.ru/editors/k/kamenew_anatolij_iwanowich/uniwersalxnajastratagemarossii.shtml
  
  
   Правдивая история и "троянский конь" 118k "Фрагмент" Политика. Размещен: 14/03/2015, изменен: 14/03/2015. 119k. Статистика.
   "Демократия", как орудие демагогов-политиков, - таран, пробивающий брешь в военном корабле, или как "троянский конь", закладывающий "мины замедленного действия" в самых важных точках военного механизма и, подобно изменнику, открывающий врагу двери крепости для истребления и пленения ничего не подозревающих людей.
   Иллюстрации/приложения: 20 шт.
   http://artofwar.ru/editors/k/kamenew_anatolij_iwanowich/prawdiwajaistorijaitrojanskijkonx.shtml
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015