ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Мертвая" педагогика и живые реалии

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Знание тогда полезно, когда оно просвещает и чему-то учит


А.И. Каменев

"Мертвая" педагогика и "живые" реалии

   Меня довольно давно терзала мысль о том, что в нашей военно-учебной системе что-то неладно.
   Червь сомнения зародился еще в военном училище и уже в войсках я понял, что из всего преподанного мне в военно-учебном заведении пригодилось немногое.
   Самое прискорбное состояло в том, что менее всего мне в служебной деятельности потребовались гуманитарные знания, в частности, психолого-педагогические.
   Из всего небольшого курса военной психологии и педагогики я запомнил лишь учение о темпераментах и только эту часть психологических знаний хоть как-то старался использовать практически. Но и для этого мне не хватало умения перевести данные науки на язык реальной жизни, а тем более, использовать их в служебной практике.
   Шаг за шагом, год от года я все больше убеждался в том, что обучение наше построено на неверном принципе отбора знаний: в рамки учебной программы стремились втиснуть как можно больше научных знаний, нисколько не заботясь о возможностях и потребностях обучаемых, коэффициенте полезного действия (такой критерий имел лишь политическую и идеологическую составляющую) отдельных предметов и системы знаний в целом.
   *
   Другими словами, на момент моего прихода на кафедру военной педагогики ВПА у меня сложилось ясное и четкое представление о том, что структуру этого предмета и метод преподавания следует кардинально менять.
  

Что такое "мертвые" знания?

   На одном из заседаний кафедры военной педагогики (апрель 1989 г.) я выступил с краткими тезисами, которые содержали следующие идеи: 1)нам надо прекратить преподавание "мертвой" педагогики; 2)надо покончить со стремлением наполнять головы слушателей бездумными идеями и пустыми умозаключениями, почерпнутыми из сомнительных источников знаний.
   Впервые в стенах данной кафедры прозвучал серьезный упрек в адрес отца-зачинателя кафедры генерала А.В. Барабанщикова: "Мы не то знание несем в слушательские и курсантские массы". Знание это "мертво", т.к. не будит сознание людей, не развивает мышление, не служит основой для поведения, поступков и не является опорой ни в жизни, ни в служебной деятельности.
   Впрочем, содержание и характер обучения в военно-учебных заведениях определялся не личной позицией названного начальника. Это была система, выстроенная за годы советской власти, система, в центре которой стояла коммунистическая идеология.
   Согласно этому идеологическому учению, необходимо было всеми силами удержать сознание обучаемых в поле коммунистических идей (своеобразных догм), формируя беззаветную (безотчетную, слепую) преданность коммунистическим вождям (Ленину, Сталину, Хрущеву, Брежневу и т.д.).
   Все написанное и изреченное ими, следовало подробно изучать, тщательно цитировать и ни в коем случае не проявлять инициативы в оценке отечественной истории и в понимании перспектив грядущего будущего.
   Все обществоведение, включая и "человековедческие" дисциплины - педагогику и психологию - "крутились вокруг "бессмертных" творений классиков марксизма-ленинизма, гениальных продолжателей их дела и руководящих указаний, изложенных в решениях съездов КПСС и ЦК партии коммунистов.
   *
   Примерно в это же время из моих уст прозвучало еще одно "крамольное" заявление.
   На заседание кафедры как-то был представлен для обсуждения новый учебник по военной педагогике. Мое знакомство с этим творением показало, что это не новое пособие, а лишь подправленный вариант брошюры, изданной несколько лет назад. Обновлены были цитаты, ссылки на состоявшиеся съезды, заменены некоторые фамилии руководителей КПСС. Весь основной материал был сохранен в неприкосновенности, несмотря на те колоссальные сдвиги в общественном, социальном и военном сознании, которые имели место во второй половине 80-х гг. прошлого века:
  
   См.: С кем пойдет армия?   17k   "Фрагмент" Мемуары
   Не играйте с огнем, господа-соискатели власти.
   Детонатор спокойствия   24k   "Фрагмент" Мемуары
   Проклятие тем, кто открывает ящик Пандоры
   Чем хуже - тем лучше!   7k   "Фрагмент" Мемуары
   Интересно: кому становится лучше, когда всем плохо?
   Продукт мутного времени   19k   "Фрагмент" Мемуары Комментарии: 1 (03/11/2008)
   Предателям и проходимцам памятников никто не ставит. Их удел - позор и забвение
   Пора держать ответ!   11k   Оценка:6.00*3   "Фрагмент" Мемуары Комментарии: 3 (31/10/2008)
   Война рождает героев и трусов, но не всегда снимает личину с ее вдохновителей. Почему?
   Иван, иди домой!   11k   Оценка:8.00*3   "Фрагмент" Мемуары Комментарии: 3 (29/10/2008)
   О тех, кто разрушал военную мощь СССР.
   Букет Абхазии   18k   Оценка:8.00*3   "Фрагмент" Мемуары Комментарии: 1 (26/10/2008)
   О пагубе национализма
  
   Об этом, естественно, знали и мои коллеги по кафедре, но кто из них мог заявить открыто о том, что кафедра давно перестала идти в ногу со временем? Таких не оказалось. Причины умолчания, впрочем, были разные: "старики", всецело преданные шефу, не могли пойти против него, так как сами были носителями старого педагогического знания; "молодые" не поднимали своего голоса, так как не хотели портить себе научную перспективу (гнев или недовольство А.В. могли стоить им ученой степени или ученого звания).
   Пришлось мне прибегнуть к одному образному сравнению. Взяв за корешок подготовленный труд, я встряхнул его и спросил аудиторию:
  
   - Как вы думаете, что произойдет с этим учебником, если из него вылетят все цитаты, лозунги, пустые рассуждения, призывы и т.п.? - И, не дожидаясь ответа из аудитории, заключил сам: - Здесь ничего путного не останется.
   *
   Листая сейчас дневник того времени, нахожу запись об этом событии с припиской: "Проглотили молча".
   Другими словами, никто тогда не решился ни опровергнуть моего заявления, но не нашлось и тех, кто открыто поддержал мое заявление.
   Тогда же я предложил создать принципиально новый учебник и пригласил молодых ученых поучаствовать в его создании.
   Это был прямой вызов старой педагогике и ее носителям.
   Впрочем, в мои ряды тогда никто не встал...
   Пришлось творить самому. Спустя десять лет я создал и опубликовал в Военно-техническом университете "Практическую психологию для курсантов", а затем и ряд других пособий - "Практическую психологию для офицеров" и "Практическую педагогику для курсантов" (правда, две последние книги уже за свой счет).
   *

"Исковерканные в академии ...потерпели поражение"

  
   История, как известно, лучше всяких нравоучений наставляет на путь истинный.
   Обратимся к некоторым историческим фактам, чтобы понять, как важно правильно поставить военное образование.
   *
   Пруссия. Конец ХVII-начало ХIХ в.
   Шарнгорст, безусловно, талантливый человек, но и он допустил непростительную ошибку: так, он заставлял офицеров заучивать формулы высшей математики с тем, чтобы, "оказавшись в степях Средней Азии, офицеры могли найти дорогу по звездам".
   Россия. ХIХ в. Извращение идей преподавания военной статистики во времена военного министра Д. Милютина сводилось к заучиванию столбцов цифр и "качеств свиней в Дукльском перевале Карпат".
   По свидетельству А. Верховского (Военный вестник.- 1922.- N 17-18): "Старшие начальники и Генеральный штаб, исковерканные в академии, прикрывавшиеся авторитетом Леера и Драгомирова, потерпели позорное поражение, ибо, зазубрив астрономию, геологию и принципы Леера, совершенно не понимали ни маневра, ни техники, ни психологии масс и не умели практически осуществить даже то, что знали.
  

"Единственный критериум - разум"

  
   Обратимся вновь к военной истории.
   В зарубежных военных академиях то же поры начали пересматривать взгляды на подготовку офицеров.
   Какие педагогические идеи господствовали в зарубежных военных академиях?
   Во Франции фельдмаршал Ф. Фош в труде под названием "О принципах войны" писал:
   "Прежде всего, дело в понимании истины, значит, в свободе ума, в отсутствии предрассудков, предвзятостей... Единственный критериум - разум. Затем дело идет о приложении этих истин к частным случаям, сперва на картах, потом на местности и позднее на поле сражения. Мы хотим прибыть на поле сражения ... с выработанным суждением... Только тогда ум разовьется, принципы усвоятся настолько, что станут основой принимаемых решений".
   Мольтке в Германии вторил ему:
   "Приобретение военных знаний имеет в виду главным образом использование учеником своих интеллектуальных сил (т.е. теорий, преподанных учителем); эта взаимная живая работа окажется невыполненной, если один ограничится преподаванием, а остальные будут только его слушать. Цель будет достигнута совершенно естественно, если профессор соединит теоретическое преподавание с упражнением, ведущим к применению изучаемых теорий к частным случаям.
  

В Петербурге кумушки забеспокоились...

  
   Надо отдать должное тем военным руководителям, которые стремились отыскать пути улучшения подготовки офицерского состава. Один из таких путей лежал в Европу. Туда периодически отправлялись офицеры русского генштаба для изучения военного дела. В одну из таких поездок был направлен офицер генштаба Н.Н. Головин.
   Во Франции он обратил внимание на организацию и обеспечение подготовки офицеров военной академии. По прибытии в Россию Головин подготовил и издал интереснейший труд под названием "Французская высшая военная школа" (1910 г.). По рекомендации этого офицера стала проводится реформа в Николаевской военной академии.
   В академии начался расцвет мысли. Несмотря на то, что "новый режим" продержался всего 3 года, с 1911 по 1913 гг., военная литература обогатилась работами Изместьева, Головина, Черемисова, Марушевского, Незнамова, Матковского, В. Новицкого, Кельчевского и др.
   Это были первые всходы новой школы, быстро срезанные руководящими верхушками, почувствовавшими в ее развитии опасность. "Единственный критериум - разум" - это было неприемлемо в старой армии, потому, что офицеры-слушатели, как тогда об этом с ужасом шептались кумушки в питерских гостиный, "стали думать".
   Против новой системы преподавания были сосредоточены нужные силы, и его судьба быстро разрешилась. Съезд объединенного дворянства прямым давлением на Николая II, даже помимо военного министра, в 24 часа устранил Щербачева, бывшего в эту пору начальником академии. Головин был отправлен командовать полков в "деревню, в глушь". Другие деятели реформы также постепенно были вытеснены и, выдвинутый тем же съездом дворянства Янушкевич пришел в академию с директивой вернуть ее " на путь доблестных предков", т.е. сделать ее прежней "барской учебной командой".
  

Отчего весь это "сыр-бор"?

  
   Для того, чтобы понять явное или тайное стремление организаторов просвещения и военного обучения создать многопредметность и тем самым загромоздить путь к Истине запрудой из разной рухляди, мешающейся под ногами и не дающей прохода, нам надо вновь обратиться к истории, и уж потом перейти к современным реалиям.
   *
   Прежде всего, примем во внимание "плутархово" объяснение на примере Александра Македонского.
   Как известно, учителем Александра был Аристотель. Под его руководством, Александр, по-видимо-му, не только усвоил учения о нравственности и госу-дарстве, но приобщился и к тайным, более глубоким учениям, которые философы называли "устными" и "скрытыми" и не предавали широкой огласке.
   Нахо-дясь уже в Азии, Александр узнал, что Аристотель не-которые из этих учений обнародовал в книгах, и напи-сал ему откровенное письмо в защиту философии, текст которого гласит:
   "Александр Аристотелю жела-ет благополучия! Ты поступил неправильно, обнаро-довав учения, предназначенные только для устного преподавания. Чем же будем мы отличаться от остальных людей, если те самые учения, на которых мы были воспитаны, сделаются общим достоянием? Я хотел бы превосходить других не столько могущест-вом, сколько знаниями о высших предметах. Будь здоров".
   Успокаивая уязвленное честолюбие Алек-сандра, Аристотель оправдывается, утверждая, что эти учения хотя и обнародованы, но вместе с тем как бы и не обнародованы. Этим он давал понять, что учение его может быть понято лишь избранными, но не всеми.
   В этом отношении он, безусловно, был прав.
   Но сейчас речь идет не об этом.
   Александр сожалел о том, что часть сокровенных, тайных знаний стала доступна широкому кругу лиц.
   Точно также, если верить легенде, был озадачен Авиценна, познакомившись с древними трактатами по медицине. Говорят, что именно он поджег крупнейшее книгохранилище, опасаясь как бы сокровенные знания не попали в "плохие" руки.
   *
   Из плутарховой истории, да и из других многочисленных фактов известно, что власть предержащие почти всегда (редкое исключение у нас являют Петр Великий и Екатерина II) всегда "нормировали" знание, предназначенное для общего и индивидуального пользования: "верхи" получали знание особенное, "низы" довольствовались азами наук, искусств и ремесел.
   Правители боялись просвещать свой собственный народ, а потому либо не допускали простонародье к высшему образованию, либо вводили в высшее образование массу ненужного и бесполезного...
   ***
   Помимо объяснения плутархова, т.е. политического, есть объяснение социальное.
   Обратимся вновь к истории, этой колыбели разума.
   Как известно, спрос рождает предложение. Если его нет, то росткам нового трудно пробиться сквозь окаменелые породы.
   У нас издавна науку не ценили и не любили.
   Как только появилась возможность обнародовать для всеобщего рассмотрения проблемы военного строительства, то буквально первый номер "Военного сборника" (1858 г.) во весь голос заявил:
   "Офицера, до получения им роты, ценили только по наружности, по умению маршировать... Бездарность, или совершенное невежество, выказанное на маневрах, навлекали на виновного порицание только со стороны высших начальников... Ближайшие начальники оставались к этому совершенно равнодушными.
   Эта эгоистическая односторонность взгляда начальников на истинную службу убивала в офицерах стремление к настоящему военному образованию и развивала в них желание угождать, в ущерб понятию о долге. Не только с военными науками, но даже с теми частями устава, которые были написаны не для смотров, а для войны, офицеры наши были мало знакомы...
   У многих начальников наука не только не находила покровительства, а, напротив? встречала преследование, насмешку: занимающегося наукою офицера обыкновенно называли ученым, прилагая это название преимущественно в тех случаях, когда ему случалось сделать какой-нибудь промах".
   *
   У нас и до сих пор науку не ценят.
   Тому есть разные причины и одна из них такова: "пока нам не за что ее (науку) ценить:
  
   См.: Не описывать, а предсказывать   14k   "Фрагмент" Мемуары
   Не дело науки плестись в хвосте практики
   *
   Подлинная наука - это величайшая сила. Не случайно ведь арабы так высоко ценили науку, что пришли к заключению: "Чернила ученого должны цениться наравне с кровью мученика".
   Как нам далеко до такого признания.
   ***
   Третье объяснение - педагогическое, имеющее этический и дидактический аспект.
   Во-первых, в педагогической среде много консерватизма, рутины и массы отжившего. Все это цепляется за полы тех, кто пытается что-то изменить в педагогической системе.
   Лень и педагогическое невежество находит свое пристанище везде, где идет учебный процесс. Проводить занятия по инерции, не меняя чего-либо, не применяясь к особенностям данной аудитории, времени всегда легче, чем все время находиться в поиске, меняя не только содержание обучения, но и характер, стиль преподавания и общения.
   В первом случае можно ограничиться раз и навсегда написанным конспектом, озвучивая его из года в год разным аудиториям. Во втором случае надо постоянно развиваться, внимательно следить за всеми изменениями, быть всегда в курсе дел происходящих и событий грядущих.
   Этой кропотливой работы, как правило, стремятся избежать.
   Педагог превращается в ремесленника, который изо дня в день производит продукцию, которая уже не пользуется спросом на интеллектуальном рынке.
   Другое дело, когда педагог-воспитатель сам является творцом новых ценностей. Он открывает в старом и давно известном новые черты. Открывая сам, он и учеников своих учит видеть красоту, богатство и содержание там, где другой ничего не заметит. Он обладает способностью художника - всякую вещь, всякое явление возвышать в символ, показывать типичное и вечное в случайном и преходящем.
   *
   Педагогическое леность и невежество заключается в том, что многие педагогические коллективы не пытаются разграничить предмет науки и предмет обучения. Наука широка и многогранна и ее никак нельзя втиснуть в рамки учебной программы.
   Да и сами науки далеко неравнозначны, как предметы обучения.
   Это могут быть науки необходимые, т.е. без которых никак нельзя обойтись; есть науки полезные для развития ума, способностей и дарований (эти науки могут и должны изучаться избирательно, т.е. отдельными группами лиц); есть науки бесполезные, т.е. непригодные ни для развития ума, ни для жизни, ни для службы; есть и знания вредные, т.е. способные нанести вред сознанию, мировоззрению и т.д.
   *
   Из "Устава Императорского шляхетного сухопутного кадетского корпуса (СП б., 1766), разработанного генерал-поручиком И.И. Бецким мы видим пример ранжирования наук на 4 категории: 1. Руководствующие к познанию прочих наук: 1. Логика. 2. География и хронология 3. Начальные основания математики. 4. Языки употребительные и для наук потребные. 5. Красноречие. 6. Математика. 7. Физика общая и особенная. 8. Механика. 9. История священная и светская. 2. Предпочтительно нужные гражданскому званию. 1. Нравоучение. 2. Государственное право. 3. Естественное право. 4. Экономия государственная. 5. Всенародное право. 3. Полезные науки. 1. Генеральная и экспериментальная физика. 2. Натуральная история. 3. Астрология. 4. Воинское искусство. 5. География общая. 6. Фортификация и артиллерия. 7. Тактика (навтика) , или сведения о морском искусстве. 8. Химия. 4. Художества. 1. Рисование. 2. Делание статуй. 3. Живопись. 4. Архитектура. 5. Гравирование. 6. Музыка. 7. Изваяние. 8. Танцевание. 9. Фехтование.
   *
   Я не ставлю сейчас целью проанализировать содержание каждой из групп, но вполне уверенно могу заявить, что такой состав знаний был обусловлен и задачей, которая была поставлена перед этим корпусом, и особенностями времени, и педагогической логикой того времени.
   Сегодня же все у нас унифицировано и запрограммировано без учета всего того, что надо было бы учитывать (но не буду повторяться на эту темы).
   Нам бы и сейчас ранжировать учебные дисциплины, но сделать это надо не чиновникам, а вдумчивым ученым, А для этого подошли бы таланты Петра, Екатерины, и их сподвижников, коими были И.И. Бецкой, Я.И. Ростовцев и многие другие талантливые деятели военно-учебного дела старой России.
   В советской и новой России мне встречались лишь обремененные чинами и педагогическими званиями люди, но не педагогические таланты. А жаль...
   ***
  

Что требует природосообразность?

  
   Принцип природосообразность прост - познай Законы природы и твори себя (другого), соблюдая его требования.
   Мне уже приходилось писать по этому поводу, а потому ограничусь лишь ссылкой на источник информации по теме:
  
   Военная школа России: уроки истории и стратегия развития
  
   Подчеркну лишь одну мысль, которую в свое время высказал прекрасный русский педагог Н.И. Писарев:
  
   "Все готовящиеся быть полезными гражданами, должны сначала научиться быть людьми".
  
   Т.е. тот, кто намеревается стать специалистом, должен получить прежде общечеловеческую подготовку, что является непременным условием для воспитания "истинного человека". Развитие, не подкрепленное знанием, образует людей поверхностных, заносчиво-самоуверенных, не имеющих собственного мнения.
   Именно это и игнорируют в нашем военном образовании.
  

Выводное знание

   Трудно сказать, кто и когда впервые заговорил о том, что из всей совокупности накопленных знаний для обучения надо отбирать только то, что крайне необходимо.
   Мне удалось найти в "Наставлении для пехотных офицеров" (1796 г.) такие строки:
  
   "...Нет никакой необходимости для пехотного офицера знать фортификацию во всем пространстве сей науки, то неоспоримо и то, что должен он совершенно известен быть о всем, что споспешествует к обеспечению такого поста? оборона которого ему поручена быть может"...
   *

Как мне помогло выводное знание

   Для большей убедительности мысли о сжатом (выводном, концентрированном) знании, приведу пример жизненной важности выводного знания.
  
   Дело было как раз после моего увольнения в запас.
   Это были те лихие 90-е годы, когда разгул преступности захлестнул страну и коснулся почти каждого из нас.
   Однажды и я чуть было не попал в неприятный переплет.
   Уволившись в запас и получив выходное пособие, которое в тогдашнем цифроисчеслении было миллионное и не вмещалось в обычную сумку, я, от греха подальше, решил отдать свои миллионы на сохранение в банк, который находился в 100 м. от моего дома.
   Когда же пришло время воспользоваться выходным пособием для покупки подержанной машины (на новую моих миллионов не хватало), я посетил банк и снял положенную на хранение сумму.
   Разместив мой капитал во вместительном "дипломате", я безмятежно направился в сторону дома.
   Однако, пройдя менее половину пути, вдруг почувствовал что-то неладно и инстинктивно приподнял вверх свой увесистый "дипломат", как бы защищая свое достояние от лихоимца.
   Тут же мимо меня, будто споткнувшись, быстро прошмыгнул какой-то тип, сделав непонятные для меня телодвижения.
   Происшествие это еще не возбудило во мне беспокойства, но что-то внутри меня уже насторожилось, предвидя неприятные для меня последствия.
   Опят же инстинктивно я замедлил шаг, невольно наблюдая за тем типом, который шмыгнул мимо меня.
   Тот же неспешно завернул под арку во двор нашего дома.
   Это меня уже насторожило и побудило тоже замедлить шаг и сконцентрировать внимание на окружающих.
   К арке я двинулся медленно, бдительно следя за окружающими людьми.
   Подойдя ко входу во двор, убедился, что меня никто не ждет, а потому можно без опаски продолжать путь дальше.
   Но расслабляться было рано: у входа в подъезд, на крылечке в 20 метрах от арки стоял тот человек, которого я начал опасаться. Он, как бы лениво рассматривал двор, намеренно не смотря в мою сторону.
   Для меня стало понятно, что я попал в одну из ситуаций, о которых накануне читал в книге Калсмана под названием "Преступление: как от него спастись".
  
   См. приложение.
  
   Это была небольшая брошюрка, но столь умело написанная, что позволяла каждому читающему понять: во-первых, почему люди становятся жертвами преступников (оказывается, даже наша походка может поставить нас в разряд потенциальных жертв); во-вторых, при каких обстоятельствах совершаются преступления; в-третьих, где, в каких местах это чаще всего происходит; в-четвертых, при каких обстоятельствах уменьшается или возрастает угроза преступления; в-пятых, какие фазы предшествуют насильственным (активным) действиям) и как надо целесообразно действовать, чтобы избежать фазы конфронтации; и, наконец, в шестых, как следует действовать в том случае, если тебя вовлекают в преступные действия.
   До сих пор не могу понять, почему мне повезло найти и прочитать эту книгу буквально за день-два до описываемых событий.
   В данном случае мне пригодилась всего лишь одна рекомендация автора: он советовал - "если уж тебя вовлекают в преступные действия в качестве жертвы, постарайся взять контроль над ситуацией, понятии время и найди верное решение.
   Я так и сделал.
   Если бы мне была неизвестна эта рекомендация, то выход из сложившегося положения дел мог быть комичный или трагичный. Комичный - в том случае, если мои страхи оказались необоснованными, а тот, кого я принял за преступника, был всего лишь случайным прохожим. Трагедия могла произойти в том случае, если бы я опрометчиво пошел навстречу опасности и в темном коридоре подъезда мог лишиться и денег, и жизни.
   Я поступил иначе.
   Пройдя несколько шагов, я увидел рослого соседа, который ремонтировал своей "жигуленок". Остановившись для разговора с ним, я стал краем глаза наблюдать за тем человеком, который меня встревожил.
   Перебрасываясь обычными между соседями фразами, теня время, я увидел, что мой "налетчик" явно занервничал. Он не ожидал этой нежданной паузы в развитии событий.
   Я же, проговорив минут пять с соседом, понял, что этот парень на крылечке моего подъезда явно по мою душу. Сомнений уже не было.
   Однако, желая все же не попасть впросак, я тихонько попросил соседа проводить меня до лифта, объяснив ему непонятные маневры человека, который ждал меня на крыльце.
   Когда тот, взяв в руки увесистый клюк, направился со мной к подъезду, "сторожа" моего, как ветром сдунуло с крыльца.
   Путь домой был открыт. Теперь мне уже ничто не угрожало.
   ***
   Этот пример я привел лишь для того, чтобы показать важность выводного знания.
   Из всей науки криминалистики не специалисту в этой области, такому простому гражданину, как я, нужно знать хотя бы то, о чем написал Калсман, а нее всю совокупность сведений о преступности, мерах борьбы с ней и т.п.
   Те шесть вопросов, которые я указал выше, и есть область выводного знания в области бытовой криминалистики.
   В благодарность Майклу Калсману размещаю выдержки из его труда.
   Надеюсь и книги мы научимся создавать такие, которые бы помогали нам в жизни.
  

Приложение.

Майкл Калсман

Преступление: как от него спастись?

  

ЛЮБОЙ ИЗ ВАС МОЖЕТ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ В БОЛЬШЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ

   Эта книга адресована тем, кто хотел бы уберечь себя от преступлений и насилия. Для этого не нужно становиться обладателем черного пояса в каком-нибудь из видов борьбы, жить в электронной крепости, держать пистолет рядом с кро-ватью или носить газовый баллончик на цепочке для ключей. Для этого не нужно тратить много денег. Для этого не нужно даже обладать натренированным телом. Хоть средства мас-совой информации и многие служители порядка и рассказы-вают нам о "выходящей из-под контроля" преступности, вы можете значительно снизить риск стать жертвой преступле-ния, независимо от вашего возраста, пола, профессии, дохо-дов, места жительства, физических недостатков или наличия опыта в этой области.
   Такое утверждение базируется на значительном количе-стве данных. Люди, применяющие в жизни легкие в освоении методы, могут снизить риск подвергнуться нападению, ограб-лению или изнасилованию до 90 процентов. Районы, осуще-ствляющие простые и недорогостоящие программы по пре-дупреждению преступности, могут снизить ее уровень до 80 процентов. Концепции и методы, приводящие к столь рез-кому снижению уровня преступности, и рассматриваются в этой книге.
   Необходимость в профилактике преступлений столь насто-ятельна, столь глубоко уходит корнями в здравый смысл и традиционную веру американцев в самих себя, что она могла бы привести к полному пересмотру путей и методов борьбы преступностью. Трагичен, если хотите, "преступен", тог факт, что, охваченные ужасом перед проблемой преступности, мы потеряли веру в возможность самим позаботиться о себе и друг о друге. Вместо этого мы переложили
   все заботы на полицию, суды и различные организации по социальному обеспечению. Как каждый из нас должен сам заботиться о своем здоровье, так и каждый из нас должен взять на себя основную ответственность за собственную безопасность. Это не утопия. Это ежедневная реальность для все возрастающе-го количества людей, предприятий и жилых районов в Соеди-ненных Штатах.
   В эффективной профилактике преступности нет никакой тайны. Она основана главным образом на здравом смысле. Тот, кто применяет ее в жизни, быстро и значительно снижает риск стать жертвой преступления.
   Спросите любого: "Как можно реально предупредить пре-ступление?" -- и в большинстве ответов прозвучит отчаяние. Многие покачают головой и скажут: "Ничто не срабатыва-ет". И это понятно: каждый день средства массовой информа-ции забрасывают нас сообщениями о новых "решениях" проблемы преступности и каждый день другие сообщения свидетельствуют, что эти решения не "работают".
   Кто-то скажет, что нам необходимо больше полицейских, но за последние десять лет полицейских стало больше, а уро-вень преступности не снизился. Кто-то скажет, что нам нуж-но увеличить количество тюрем и выносить более суровые приговоры. Этого мы опять-таки добились, а уровень пре-ступности не снизился. Кто-то скажет, что мы должны обес-печить полную занятость и покончить с дискриминацией. Это важные, но слишком отдаленные цели. И если мы согласим-ся с таким видением проблемы, нам придется надолго, может быть, навсегда, смириться с высоким уровнем преступности.
   Но по всей стране люди, участвующие в личных и район-ных программах профилактики преступлений, настроены оптимистично, и не без оснований. Им удалось быстро и зна-чительно снизить уровень преступности без больших капита-ловложений, без дополнительных сил полиции, без новых тюрем, без полной занятости и при наличии дискриминации.
   В эпидемиологии преступности первичная профилакти-ка-- краеугольный камень либерального подхода, который состоит в требовании устранения так называемой "питатель-ной среды" преступности: бедности, безработицы, дискрими-нации, злоупотребления наркотиками, низкого уровня обра-зования и неудовлетворительных жилищных условий. Кон-серваторы предпочитают третичную профилактику: более су-ровые приговоры преступникам. Социальные программы, безусловно, необходимы, как необходимы и полиция, суды и тюрьмы. Но наши политики, постоянно преувеличивая зна-чение первичной и третичной профилактики, недооценивают подходы, вовлекающие в предупреждение преступности са-мих людей. Это поистине трагично, ибо именно программы вторичной профилактики приводят к наиболее быстрому, значительному, прочному и экономичному снижению уровня преступности.
   Большинство книг по этой проблеме предполагают, что личная безопасность требует значительных изменений в сти-ле жизни. Некоторые небольшие коррективы вполне могут понадобиться (может быть, с десяток), но значительные изме-нения? Нет. Чтобы почувствовать себя в большей безопас-ности, главное - взглянуть на проблему со всех сторон и реализовать те предложения, которые покажутся вам наиболее рациональными.
   Я не питаю никаких иллюзий по поводу возможности стать неуязвимым для преступников. Всегда существует опре-деленный риск оказаться не в том месте и не в то время. Но тот, кто воспользуется советами, изложенными в этой книге, должен быстро повысить уровень своей безопасности. Если бы достаточное количество людей использовали систему мер по обеспечению личной безопасности, мы могли бы за пять лет на 50 процентов снизить уровень преступности в стране.
   Необходимо снять покров таинственности, окутывающий проблему преступности. Она не так сложна и не так безна-дежна, как представляют ее средства массовой информации и наши политические деятели. Мы МОЖЕМ снизить уровень преступности быстро и значительно, без серьезных социаль-ных потрясений и крупных ассигнований. Советы, которые чаются в этой книге, эффективны, что подтверждается доку-ментами. Они РАБОТАЮТ. Миллионы людей пользуются ими и чувствуют себя в большей безопасности. Вы можете добиться того же.
  

ГЛАВА 1

КАК СЕТИ МАГАЗИНОВ "7-ОДИННАДЦАТЬ"

УДАЛОСЬ СНИЗИТЬ КОЛИЧЕСТВО ВООРУЖЕННЫХ

ОГРАБЛЕНИЙ НА 56 ПРОЦЕНТОВ

   На первый взгляд, магазины "7-Одиннадцать" представляют собой наиболее подходящую мишень для вооруженного ограбления. Они открыты поздно вечером, когда совершается большая часть налетов, в большинстве из них работает один человек, часто женщина. Многие расположены в райнах с высоким уровнем преступности, где бедность, безработица, наркомания представляют серьезную проблему. И несмотря на очевидную опасность, связанную с работой в условиях столь повышенного риска, руководство компании Саутлэнд Корпорейшн, которая владеет сетью магазинов "7-Одиннадцать", запрещает своим сотрудникам держать на рабочем месте пистолеты или другое оружие.
   По данным ФБР, с 1976 года количество налетов на мага-зины увеличились на 47% -- ошеломляющий рост. Средние убытки в наличности достигли 607 долларов, и тысячи про-давцов подверглись вооруженному нападению. За тот же период в 7.000 магазинов "7-Одиннадцать" наблюдалась со-вершенно иная картина: количество ограблений упало на 56%, телесные повреждения в результате нападений снизи-лись на 50%, убытки в наличности - на 66% и составили все-го 45 долларов.
   Как "7-Одиннадцать" удалось добиться таких результа-тов? С помощью программы предупреждения преступлений, настолько простой и незаметной, что большинство покупате-лей даже внимания на нее не обратили. Зато обратили граби-тели.
   Программа сети "7-Одипнадцать" разрабатывалась при участии Рэя Джонсона, специалиста в области вооруженных ограблений. Еще бы ... Он провел двадцать пять лет в тюрь-мах Калифорнии по приговорам за ограбления. Когда в 1968 году его условно освободили, он узнал, что Западному институту поведенческих наук (ЗИПН), расположенному в Ла Джолле, штат Калифорния, требуются бывшие воору-женные грабители в качестве консультантов необычного про-екта предупреждения преступлений, в котором ставилась цель так перестроить магазины, чтобы лучше защитить их от налетов. Джонсон и несколько других бывших грабителей, используя свой опыт, разработали программу, которую ЗИПП в 1975 году опробовал в 120 магазинах "7-Одиннадцать" в Южной Калифорнии. В группе из шестидесяти магазинов для защиты от налетов провели небольшую перестройку, ре-комендованную бывшими грабителями. Во второй группе из шестидесяти магазинов все оставили без изменений. Через восемь месяцев во второй группе количество ограблений не снизилось, тогда как в первой - упало на 30%.
   Эксперимент произвел огромное впечатление на членов руководства компании "Саутлэнд", многие из которых начи-нали свою карьеру продавцами в магазинах "7-Одиннадцать" и знали не понаслышке об опасности работы в них. Они при-гласили Джонсона в службу безопасности компании в каче-стве постоянного консультанта по предупреждению преступ-ности. Совместными усилиями доработав рекомендации ЗИПН, они начали в 1976 году осуществление программы профилактики ограблений, которая стала самой успешной и стране.
   Вот в чем ее суть.
  
  -- Кассовые аппараты выдвинули впе-ред.
  -- Витринную рекламу, раньше покрывавшую все окна, убрали, чтобы кассы были видны с улицы.
  -- Установили внеш-нее освещение.
  -- Кассовые аппараты и работающих за ними продавцов поместили на приподнятые платформы и под каж-дым аппаратом установили особый сейф, доступ в который регулируется таймером.
  -- Наконец, магазины были пере-строены таким образом, чтобы убрать задние ходы и обеспе-чить вход и выход в магазин только с улицы.
  
   Небольшие изменения, но они имеют огромное значение для преступни-ков.
   "Типичный грабитель, говорит Джонсон, - предпочита-ет скрытность. Он подыскивает магазин, в котором касса не видна с улицы". Программа "7-Одиннадцать" обеспечивает максимальную видимость кассовых аппаратов. Когда убрана витринная реклама, установлено внешнее освещение и кассо-вый аппарат выдвинут вперед, он становится "высвеченным", достигается эффект, при котором потенциальный грабитель оказывается как бы "на сцене", где ему совсем не хочется быть. Повышенная видимость означает повышенный риск задержания. В результате увеличивается вероятность того, что грабитель подумает, прежде чем совершит налет.
   Большинство грабителей, прежде чем выхватить писто-лет, продумывают варианты отхода Убрав задние выходы, магазины "7-Одиинадцать" лишили грабителей наиболее предпочтительного пути бегства. Если обеспечивается вход и выход в магазин только с улицы, увеличивается еще и веро-ятность того, что продавец сможет сообщить полиции, в ка-ком направлении скрылся грабитель.
   Установка кассовых аппаратов на платформе еще больше срывает планы преступника. "Типичный грабитель, - утвер-ждает Джонсон, - хочет удостовериться, что в кассе достаточно денег, чтобы оправдать риск попытки ограбления. Он покупает какую-нибудь мелочь (конфеты или сигареты) и, когда продавец оформляет покупку, "проверяет" кассу. Если он видит ящик, полный десяти- и двадцатидолларовых купюр, он выхватывает оружие". Установка кассовых аппаратов на приподнятой платформе, над уровнем глаз грабителя, лишает его возможности увидеть, что имеется в кассе. Продавцы также находятся на приподнятой платформе, что придает им более внушительный вид и обеспечивает небольшое, но немаловажное психологическое преимущество.
   Важнейшим компонентом программы профилактики ог-раблений является сейф. Разработанный совместно с Рэем Джонсоном и произведенный "Тайдел Системс", филиалом "Саутлэнд", сейф отличается оригинальным конструкторским решением и состоит из двух отделений. В одном из них хра-нится большое количество денег, а из другого за один раз выдается только небольшая сумма. Когда десяти- и двадца-тидолларовые купюры накапливаются, продавец кладет их в первое - "складское" -- отделение. Ключей от сейфа у про-давцов нет, он опорожняется руководством магазина днем - ни в коем случае ночью, когда происходит большинство ограблений. Если для расчета за покупку мелочи требуется больше, чем имеется в кассе, продавец нажимает кнопку, и из второго - "распределительного" - отделения выдается пластмассовая коробочка с 10 долларами мелочью и мелки-ми купюрами. Средняя стоимость покупки в "7-Одиннадцать" составляет 1.57 долл., следовательно десяти долларов ме-лочью обычно хватает на несколько минут. Однако каждая "выдача" из сейфа приводит в действие таймер, который блокирует следующую "выдачу" на две минуты.
   Что мешает грабителю заставить продавцов "7-Одиннадцать" нажимать на кнопку каждые две минуты, пока сейф не выдает все деньги?
   "На это уйдет слишком много времени, - объясняет Джонсон. - При условии, что касса хорошо видна с улицы, ни один грабитель не будет так долго держать кого-нибудь под прицелом. Большинство ограблений происходит менее чем за минуту. Когда вы боитесь, что вас поймают (а граби-тель каждый раз этого очень боится), две минуты - это це-лая вечность. Просто не стоит так долго ждать, чтобы запо-лучить очередные десять долларов. Вы стремитесь выхватить пистолет, забрать деньги и бежать". При установке сейфа, на входных дверях магазина вывешивается крупная надпись: "В кассе не больше 30 долларов. Продавец не может открыть сейф: установлен замок с таймером".
   Что мешает грабителю, в отчаянии от столь малой добы-чи, застрелить, изнасиловать или похитить продавца?
   "Этого просто никогда не случалось, - говорит начальник службы безопасности компании "Саутлэнд" Ричард Нель-сон.-- С тех пор, как мы начали реализацию программы пре-дупреждения преступности, количество жертв, связанных с ограблениями, значительно снизилось. Наш опыт показы-вает, что грабитель, разочарованный малой добычей, не стре-ляет, он уходит. Недавно в Уилмингтоне, штат Делавар, мужчина попросил пачку сигарет, затем выхватил пистолет.
   Но, увидев, как мало в кассе денег, он ушел только с сигаре-тами. Даже не взял деньги. В Филадельфии мы столкнулись с грабителем, у которого 11 долларов, что были в кассе, вы-звали такое презрение, что он швырнул их продавцу в лицо и ушел".
   "В наши дни, - считает Джонсон, - много говорят о "су-масшедших преступниках, стреляющих в людей от нечего делать". Такое случается, но большинство грабителей не стреляют в людей, чтобы наказать его за малую добычу. Они стреляют, если жертва предпринимает что-нибудь, чтобы спугнуть их, что-нибудь глупое или героическое. Все граби-тели, за исключением немногих, действительно сумасшедших, хотят сделать дело максимально быстро и гладко. Они не хо-тят причинить никому вреда, но находятся в состоянии край-него напряжения, обычно под воздействием наркотиков или алкоголя. Они не сумасшедшие, но и не в своем уме. Не надо давать им ни малейшего повода причинить вам вред".
   Именно поэтому компания "Саутлэнд" специально обучает своих сотрудников правилам поведения в случае встречи с грабителем. Главное из них: не задерживайте его, ведите себя спокойно. Продавцам даются указания подчиняться тре-бованиям грабителя, не спорить, не сопротивляться, не пре-следовать его, не совершать героические поступки. "Именно в таких случаях страдают люди", - утверждает Джонсон.
   Продавцов учат лично приветствовать каждого покупате-ля, глядя ему прямо в глаза, - привычка, неплохая для дела, и сигнал потенциальному грабителю, что его заметили и впо-следствии смогут опознать. В случае попытки ограбления продавцам надлежит сохранять максимальное спокойствие и сосредоточиться на описании внешности грабителя. Когда он уходит, продавец оценивает его рост с помощью бросаю-щейся в глаза специальной мерной ленты, прикрепленной у входной двери.
   "Мерные ленты в значительной мере влияют на сдержи-вание ограблений, - считает Джонсон. - Потенциальный грабитель приближается к магазину, видит освещение, хоро-шо заметную кассу, ограниченные возможности бегства. "Что-то тут не то", - начинает думать он. Зайдя в магазин, он видит объявление о сейфе и мерную ленту на двери и ре-шает, что связываться не стоит".
   Продавцов учат обращать внимание на то, каким путем скрылся грабитель, запоминать внешний вид и номер любой отъезжающей машины. Потом вызывать полицию. Пока она пришлет, продавец заполняет "Данные по ограблению" --- специальную форму, куда вносятся описание преступника, направление бегства, транспортное средство и оружие, которы-ми он пользовался. Несмотря на запрет на оружие в "Саутлэнд", продавцов учат распознавать типы пистолетов, которыми обычно пользуются грабители. "Данные по ограб-лению" дают возможность полиции тратить меньше времени на опрос продавцов и больше - на преследование преступ-ников.
   В рамках программы по предупреждению преступности компания также предлагает вознаграждение до 25.000 долла-ров за информацию, ведущую к аресту подозреваемых в ограблении магазина "7-Одиннадцать". Сначала возна-граждение выплачивалось только после вынесения приговора преступнику, но Джонсон убедил компанию выплачивать раньше, чтобы показать грабителям - и общественности, - как серьезно относится "Саутлэнд" к предупреждению ограб-лений.
   "Вознаграждение за арест,--объясняет начальник службы безопасности Нельсон, - демонстрирует людям, что мы твер-до намерены освободить улицы от преступников. Если инфор-матору, чтобы получить деньги, придется ждать вынесения приговора, гораздо менее вероятно, что он сообщит какие-либо сведения".
   Политика "вознаграждения за арест" способствует также и изоляции грабителей от их товарищей. Хоть и распростра-нен миф о том, что преступники блюдут "кодекс молчания", на самом деле они достаточно часто "продают" друг друга и, как правило, чувствуют, что когда-нибудь неизбежно "про-дадут" и их самих. В преступном мире ходит поговорка: "Раньше заговоришь, меньше получишь". А что касается ограблении "7-Одиннадцать", кто раньше заговорит, получит еще и вознаграждение, в сорок раз превышающее среднюю добычу от вооруженного грабежа.
   "Саутлэнд" использовала в программе профилактики пре-ступлений и водителей такси. Как и продавцы "7-Одиннадцать", таксисты часто работают в одиночку, поздно ночью, в условиях повышенного риска и в районах с высоким уров-нем преступности. В результате, они тоже часто становятся объектами грабежа. Программа, названная "Такси на де-журстве", создала систему взаимопомощи между таксистами и продавцами "7-Одиннадцать". Водителей приглашают использовать стоянки "7-Одиннадцать" в качество стоянок такси. Значительно менее вероятно, что грабители нападут на магазин или такси, когда вокруг есть люди. Таксистам в ма-газинах бесплатно подают кофе и разрешают пользоваться туалетом. И, если они заметят что-то подозрительное в "7-Одиннадцать" или в любом другом месте, они связывают-ся по радио со своим диспетчером, который вызывает поли-цию.
   Наконец, Рэй Джонсон рекламирует свою программу в средствах массовой информации, чтобы потенциальные гра-бители знали: налеты на "7-Одиннадцать" просто не оправ-дывают того риска, который влекут за собой. Он дал ин-тервью сотням газет и журналов и выступил в таком же количестве теле- и радиопередач.
   "Уголовники читают газеты, слушают радио и смотрят те-левизор не меньше других,-- рассказывает Джонсон. - Кро-ме того, они общаются друг с другом, вращаются в тех же общественных кругах. Каждый раз, когда налет на "7-Одиннадцать" приносит чистыми меньше 30 долларов, и каждый рез, когда преступник слышит о программе предупреждения ограблений, разносятся слухи, что магазины "7-Одиннадцать" удобны для всех... кроме грабителей".
   Программа предупреждения ограблений привела и к не-ожиданному результату - снижению уровня преступности вокруг магазинов "7-Одиннадцать". "У нас всегда были проб-лемы с людьми", слонявшимися вокруг магазинов, не давав-шими покоя покупателям", - рассказывает сотрудник службы безопасности "Саутлэнд" Роберт Бериг. Но те же модифика-ции, которые "вывели" грабителей "на сцену" внутри магази-нов, сработали и снаружи. "Когда включено освещение, про-давцы и таксисты рядом, у нас гораздо меньше проблем".
   Программа "7-Одипнадцать" замечательна не только сво-ей простотой, но и тем, что она противоречит привычным пред-ставлениям о борьбе с преступностью. Она не имеет ничего общего с устранением ее предполагаемой питательной среды. Фактически удалось добиться замечательных успехов в пери-од роста безработицы, когда количество американцев, живу-щих за чертой бедности, возросло более чем на 15%. Эконо-мическое положение меньшинств, по сравнению с белым населением, значительно ухудшалось, социальные программы все более урезались, торговля наркотиками процветала, по-каз насилия по телевидению достиг своего апогея.
   Точно так же успех программы нельзя приписывать боль-шей вероятности ареста или более суровым приговорам. Он не имеет ничего общего с усилением полицейского патрулирования, сокращением времени прибытия полиции, более су-ровыми судьями, длительными сроками, строительством новых тюрем или восстановлением смертной казни.
   Наконец, программа "7-Одиннадцать" никоим образом не опирается на ограничение продажи оружия или на обеспечение им сотрудников "7-Одиннадцать". За пять лет, когда ко-личество ограблений в магазинах и связанных с ними жертв сократилось на половину, в США было приобретено 10 мил-лионов новых пистолетов. Вооруженное сопротивление со стороны продавцов "7-Одиннадцать" также не могло быть причиной ввиду запрета на оружие в компании "Саутлэнд".
   На самом деле, опыт магазинов "7-Одиннадцать" свиде-тельствует о продуктивности и огромном потенциале программ борьбы с преступностью, основанных на вторичной профи-лактике. Рэй Джонсон, бывший грабитель, помог обеспечить повышенную "сопротивляемость" магазинов "7-Одиннадцать" вооруженному ограблению. Теперь другие компании, заин-тересованные в предупреждении грабежей, консультируются с Джонсоном и службой безопасности "Саутлэнд".
   "С тех пор, как заработала программа предупреждения ограблений, - говорит шеф этой службы Нельсон, - мораль-ное состояние наших сотрудников значительно улучшилось. Наши люди находятся в гораздо большей безопасности".
  

ГЛАВА 2

ПРЕСТУПНИКИ: КТО ОНИ?

  
   Кто такие преступники? Большинство литературных про-изведений, кино- и телефильмов изображают их хладнокров-ными профессионалами, совершающими свои преступления с хитростью и мастерством, даже какой-то грациозностью. Выдающиеся умы в преступном мире, действительно, суще-ствуют. На память сразу приходят Великое ограбление в поезде или периодически совершающиеся налеты на брони-рованные автомобили с добычей, исчисляющейся шестизнач-ным числом. Но сколько таких преступлений происходит каждый год? Одно или два? Пять? Самое доходное преступ-ление-- ограбление банка (средняя добыча в 1980 году со-ставила 2800 долларов), но из 40 млн. преступлений, совер-шенных в том же году, на долю этого вида приходится всего лишь 0.02% (2 из каждых 10.000). По словам Маркуса Рэтледжа, вора с двадцатилетним стажем, "вероятность встре-тить настоящего профессионала столь же велика, как и вероятность обнаружить у себя во дворе месторождение алмазов".
  
   Существенное отличие немногочисленных профессионалов от подавляющего большинства преступников состоит в том, что последние выбирают объект, а не добычу.
  
   Как правило, они действуют с минимальной подготовкой. Что это за люди? Существа с другой планеты? Иногда именно так и кажется, но на самом деле огромное большинство из них похожи на нас с вами, только более склонны к действию под влиянием внезапного побуждения и обстоятельств.
   Как действуют преступники в жизни? Лучше всего отве-чают на этот вопрос они сами. "Подыскивая объект для ограбления, мы никогда по-настоящему ничего не планиро-вали,-- пишет бывший вор Джон Аллен. - Обычно это вы-глядело так: мы видели дом, и если в него можно было легко проникнуть по водосточной трубе или через окно, мы делали это. Чаше всего было можно". С ним соглашается и Маркус Рэтледж: "Большинство из тех, кто совершает кражи, не хо-тят лишний раз рисковать. Воруют обычно то, что плохо лежит".
   Кто же эти люди, одурманенные наркотиками или алко-голем, живущие сегодняшним днем, действующие при нали-чии такой возможности? "Карьерные преступники", изби-рающие насилие и воровство, как другие - медицину или юриспруденцию? О том, что порождает преступность, написа-но много, но исключительно важный фактор чрезвычайно прост --возраст. Большинство преступников - мужчины до двадцати пяти лет.

Преступление - занятие молодых.

  
   В 1980 году 81% во-ров, 73% вооруженных грабителей и 54% насильников со-ставляли мужчины до двадцати пяти лет. Вследствие своей молодости, они обычно обладают ограниченным жизненным опытом и, как и большинство людей, предпочитают знакомое незнакомому. В результате они, как правило, действуют по-близости от дома, не выходя за рамки своей возрастной, расовой и этнической группы.
  
   Исследования показывают, что в 80% преступлений с применением насилия преступник и жертва - представители одной расы, а "наиболее типичный" вор - семнадцатилетний подросток, орудующий в пределах полутора километров от своего дома.
  
   Даже бывалые воры предпочитают работать недалеко от дома.
   Оружие также играет большую роль в "побуждениях" преступников. Психологи утверждают, что те, кому перева-лило за двадцать пять, применяют оружие главным образом для того, чтобы "сделать дело", тогда как их коллеги помо-ложе, особенно молодежь меньшинств, используют пистолет, чтобы ощутить себя "личностью". Они, может быть, и слы-шали о том, что "все рождаются равными", но в их жизни единственной гарантией равенства становится этот великий "уравнитель"--пистолет. "Когда знаешь, что ты - ничто,--говорит один из них, - пистолет может дать ощущение абсо-лютной власти ... как игра в Господа Бога".
   Преступники могут временами испытывать "ощущение абсолютной власти", но по мере того как они приближаются к тридцати и перерастают характерную для молодежи "жизнь сегодняшним днем", такие "Богоподобные" моменты стано-вятся все короче и призрачнее. Когда человеку за тридцать, преступная жизнь как средство заработать на пропитание просто теряет свою привлекательность. "Становишься стар-ше,-- объясняет бывший вор, - и вырастаешь из этого".
   Сотрудники правоохранительных органов часто говорят, что "преступление окупается". Это во многом зависит от воз-раста преступника. Подростку, идущему на кражу ради 900 долларов (средняя добыча в квартирных кражах за 1980 год), безусловно, кажется, что преступление окупает себя. Но недолго.
   Уровень арестов низок, но в конце концов все преступни-ки попадаются. Многие это инстинктивно понимают. "Поли-ция может делать тысячи ошибок, - говорит Рэй Джонсон, консультант "7-Одиннадцать", - но преступник - только одну".
   Джонсон подытоживает свои годы преступной жизни таким образом: "Времена были отличные. Денег, когда они у меня были, хватало. Но перспектива "отставки" - ужас-ная. Я брал тысячи, а мой годовой доход не превышал уро-вень бедности. Фактически я потратил на "работу", может быть, месяц или два и за это провел двадцать пять лет за решеткой. После этого постоянная работа - любая законная работа - кажется очень даже хорошей".
   Преступная жизнь - это грязное, полное стрессов суще-ствование. Приближаясь к тридцати, даже самые отчаянные, как правило, становятся мягче и, по словам Чарльза Силбермана, "вдруг с удивлением обнаруживают, что честная рабо-та окупается куда лучше. Подросткам преступление кажется легким и хорошим заработком. На самом же деле только немногие обладают талантом зарабатывать себе на жизнь таким образом. "Тяжелая штука - воровать, чтобы жить, - говорит один из воров. - Ты охотишься каждый день. Но далеко не всегда выпадает удача".
   Воровство как средство заработать на жизнь означает также, что на вашей "работе" не оплачивают больничный, праздники и отпуска, нет пенсии и никакого социального обеспечения, нет защиты профсоюзов и, что, может быть, важнее всего, учитывая серьезную опасность ранения, нет медицинской страховки.
  

ГЛАВА 3

ЖЕРТВЫ: МОЛОДЫЕ МУЖЧИНЫ, А НЕ ПОЖИЛЫЕ

ЖЕНЩИНЫ

  
   Любой из нас может стать жертвой преступления, так же как у любого может развиться рак. Но как и у рака, у пре-ступления есть много факторов риска, оказывающих влияние на индивидуальную восприимчивость: возраст, пол, расовая и этническая принадлежность, уровень доходов; занятость; семейное положение и место жительства.
   Вспомните, что большинство преступников составляют мо-лодые мужчины, орудующие недалеко от дома и выбирающие жертву из людей своей расы и возраста. Вследствие этого, 80% преступлений, отмеченных исследователями, оказались внутрирасовыми и группу наибольшего риска составили моло-дые мужчины.
  
   В целом, мужчины подвергаются нападению в два раза чаще, чем женщины. Наибольшее количество жертв приходится на возрастную группу от 12 до 24 лет, наи-меньшее-- на группу свыше 65.
  
   После двадцати четырех, по мере увеличения возраста, количество жертв уменьшается. С возрастом уменьшается и риск, ибо из-за страха перед пре-ступностью люди постарше принимают больше мер предосторожности.
   Единственным исключением из правила, гласящего, что молодые мужчины выбирают в качестве жертвы молодых мужчин, является изнасилование. Хотя жертвы изнасилова-ния могут быть любого возраста (и пола), большинство на-сильников и потерпевших входят в группу до 30 лет и имеют одну и ту же расовую и этническую принадлежность.
   *
   Место происшествия также значительно влияет на опас-ность стать жертвой преступления.
  
   Большинство ограблений происходит в "ничейной лоне": в парках, на игровых площад-ках, школьных дворах, лестничных клетках, в лифтах, на автостоянках и в общественном транспорте. Второе наиболее типичное место происшествия - непосредственно в доме жерт-вы или поблизости от него.
  
   Неудивительно, что наибольшему риску подвергаются го-родские жители, за ними следуют жители городских окраин и затем, со значительным разрывом, - сельские жители. Сре-ди жителей города и городских окраин наибольшему риску подвергаются те, кто проживает в районах с высокой плот-ностью населения.
   Неженатые (замужние или разведенные подвергаются большему риску, чем женатые) замужние или овдовевшие; безработные рискуют больше, чем имеющие работу.
   *
   Соотношение "доходы - преступность" более сложное. С одной стороны, чем выше доход, тем меньше риск стать жертвой преступления с применением насилия. Люди с высокими доходами, как правило, в возрасте, чаще всего белой расы и предпочитают жить за городом, следовательно риск меньше. Они также обладают более широкими возможностями для финансирования мер безопасности. С другой стороны, соотношение "доходы - кража" менее выражено, поскольку молодежь часто идет на кражу независимо от общественного положения жертвы и богатые дома чаще могут привлечь более взрослых и опытных воров со стороны, не прожинающих в непосредственной близости.
   <...>
  

ГЛАВА 5

КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ ВООРУЖЕННОЕ НАПАДЕНИЕ?

   <...>
   Специалисты но самообороне в один голос утверждают, что наиболее значительное отличие между "жертвами" и "не-жертвами" вооруженного нападения состоит в том, что последние сохраняют бдительность и самообладание и делают все возможное, чтобы избежать ситуации повышенного риска.
   "Мы арестовали тысячи преступников, орудовавших на улицах, - говорит сотрудник отдела профилактики преступно-сти нью-йорской полиции Джек Микс,- и все они признают, что ищут легкую добычу. Необязательно самых пожилых, не-обязательно самых слабых, но тех, кого легче всего "взять", кто выглядит будто "в тумане".
   <...>

Этот "доступный" вид

   Несколько лет назад Бетти Грейсон, профессор социальной психологии Университета Хофстра в Хемпстеде, штат Нью-Йорк, читала курс по проблемам коммуникации в груп-пе полицейских. Частично в нем затрагивались вопросы не-вербальной коммуникации, входившей в сферу особых интере-сов Грейсон. Двое полицейских из Манхэттэна заявили, что они могут определить людей, которые выглядят потенциальными жертвами. Их выбор падал не просто на пожилых и инвалидов, которые, согласно общепринятому мнению, наи-более уязвимы при нападении. Он включал в себя широкий круг обычных переходов, но что-то в их внешности привлекало внимание полицейских. Они, как правило, шли вслед за этими людьми, и те почти наверняка попадали в драку или подвергались ограблению. Другие члены группы рассказали об аналогичных случаях.
   Грейсон была поражена и спросила, каким образом они определяли вероятные объекты нападения. В ответ полицей-ские пожимали плечами: "Опыт", "Интуиция"; "Шестое чув-ство, которое появилось с годами"; "Я чувствую, когда вижу их, но объяснить не могу".
   Грейсон попыталась объяснить это явление. "Я не верю в мистицизм, - рассказывает она. - Опыт подсказывал мне, что эти полицейские, вероятно, стали чувствительны к едва уловимым невербальным сигналам, по всей видимости тем же, которыми пользуются грабители и насильники".
   Установив в Нью-Йорке скрытую камеру. Грейсон запи-сала на видеопленку случайных прохожих, причем запись каждого из них длилась около семи секунд: именно столько времени, по словам грабителей, уходит на то, чтобы оценить потенциальную жертву. Затем она показала пленку группе заключенных тюрьмы в Нью-Джерси и на основе их мнений "доступности" каждого прохожего составила шкалу из десяти пунктов, от "очень легко взять" и до "слишком сложно, с этим я не стал бы связываться".
   Затем Грейсон показала пленку второй группе заключен-ных, каждый из которых был осужден за вооруженное напа-дение на улице, и предложила им оценить каждого пешехода по шкале "доступности", большинство отнесли одних и тех же людей (одну треть из записанных на пленку) к пункту "очень легко взять".
   "Как и очень многие, вспоминает Грейсон, - я предпо-лагала, что наиболее легкой жертвой окажутся пожилые люди. Некоторые, действительно, оказались, но многие - нет. Я была поражена тем, что около одной четверти молодых мужчин и женщин тоже попали в эту группу. Естественно, возникал вопрос: почему? Я много лет увлекалась танцами, и мне показалось разумным предположить, что вид "доступности" им придавало что-то в их движениях".
   Грейсон продемонстрировала свои пленки хореографу, ко-торый исследовал движения каждого человека с помощью специальной системы. Результаты оказались потрясающими. Каждый из тех, кого "легко "взять", обладал пятью основны-ми характеристиками движений:
  
  -- "Во-первых, ненормальный шаг: слишком длинный или слишком коротким,
  -- во-вторых, манера передвижения ступни: вместо плавного движения с пятки на носок, они поднимали и ставили всю ступню сразу, будто шли по яичной скорлупе;
  -- в-третьих, движение "односто-роннее", а не "двустороннее", то есть взмах левой руки про-исходил одновременно с движением левой, а не правой ноги;
  -- в-четвертых, верхняя и нижняя части двигались вразнобой, создавалось впечатление, что они не связаны друг с другом;
  -- и, наконец, казалось, что движение рук и ног исходит не от тела, а откуда-то извне".
  
   Грейсон и ее соавтор Моррис Стейн, профессор психологии Нью-Йоркского Университета, пишут:
  
   "Основное отличие между "жертвами" и "нежертвами" нападения... связано с "цельностью" движения. У "нежертв" движения организо-ванны, исходят от центра тела. Движения "жертв", наоборот, идут от периферии тела и "сообщают" об их неустойчивости".
  
   Другими словами, "нежертвы" выглядят "собранно", жертвы" - нет.
   Исследования показывают, что многие "жертвы" подвергаются нападению не один раз. Это подтверждает предположение Грейсон о том, что они "передают" подсознательные сигналы.
  
   "Вынимая крупные купюры или проходя и одиночестве ночью по темным улицам, - говорит Грейсон, мы, как правило, осознаем ситуативные факторы риска подвергнуться нападению. Но мы часто не отдаем себе отчета и том, как мы движемся, а это не менее важно. Я убеждена, что если бы люди осознавали движения, привлекающие преступ-ника, то их можно было бы научить двигаться иначе и тем самым значительно снизить риск подвергнуться нападению".
  

Три этапа нападения

   Джоел Кирш и Джордж Леонард, специалисты в области борьбы айкидо и психологии, выделили три этапа нападения: завязка, конфронтация и схватка.
  
   Их анализ имеет особую ценность, ибо в нем признается, что нападения на улице не "просто происходят": они представляют собой фактически ма-ленькие драмы, которые развиваются по предсказуемому сюжету. Зная этот сюжет (и возможности, имеющиеся на каждом этапе), мы имеем значительно больше шансов избе-жать нападения или отреагировать на него таким образом, чтобы свести потери к минимуму.
  
   Любой совет по самозащите, не учитывающий три этапа нападения, может привести больше вреда, чем пользы. Ино-гда рекомендуют "сопротивляться изо всех сил" и приводят статистику, демонстрирующую, что сопротивляющимся гораздо чаще удается избежать нападения, чем "жертвам". Это, дей-ствительно, верно, но только для сопротивления на этапах завязки и конфронтации. На этапе же схватки, особенно если нападающий вооружен, "сопротивление изо всех сил" было бы безрассудством и, вполне вероятно, смертельным. На каж-дом этапе есть варианты поведения и возможности бегства. Но чтобы "сработать", они должны соответствовать своему этапу. Количество вариантов поведения/бегства уменьшается по мере развития нападения. Именно поэтому так важна интуиция: она настораживает потенциальную жертву забла-говременно, когда ответные меры могут с наибольшей вероят-ностью привести к успеху.
  

Завязка: беда может случиться

   Никто сознательно не "провоцирует" нападение, но "жерт-вы" часто "передают" сигналы, говорящие потенциальным преступникам: "Я легкая добыча". С первого взгляда, вся концепция этапа завязки может напомнить один из наиболее пагубных мифов о сексуальном насилии: представление о том, что женщины "провоцируют" изнасилование, или "напраши-ваются" на него, тем, например, что соблазняюще одеваются. Идея о том, что обольстительно одетые женщины "провоци-руют" изнасилование, имеет не больше смысла, чем утверж-дение, что мужчины, одетые в дорогие костюмы, провоцируют ограбление.
   "Жертвы изнасилования, считает Джоел Кирш, - не провоцируют" его в том смысле, что они испытывают хоть малейшее желание оказаться изнасилованными. Нет. Никто такого желания не испытывает. Но в зависимости от того, как они идут по улице, они вполне могут "сообщить" о своей уязвимости.
   Грейсон употребляет выражение "цельность движения". В айкидо мы называем это "движением от центра", или "hara". "Нага" --- это по-японски значит центр тяжести тела, точка на несколько сантиметров ниже пупка. Если вы сознательно движетесь от центра тела, ваша походка становится более уравновешенной и цельной. Вы выглядите более креп-ким, будто вас тяжело сбить с ног. Но если вы движетесь от любой другой точки, вы становитесь буквально "пустяковой" добычей".
   Помимо пяти характеристик движения, "сообщающих" о "доступности", считает Кирш, неподвижный взгляд вверх или вниз говорит о поглощенности человека своими мыслями; медленная, по сравнению с окружающими, походка также, как правило, привлекает внимание преступника. Все это при-водит к тому, что человек выглядит рассеянно. Если вы роетесь в сумочке, неподвижно уставились на тротуар или на какое-нибудь здание, слушаете музыку с карманного плейера или рассматриваете карту, если вы заняты чем-то таким, что говорит о вашей поглощенности чем-нибудь, значит ни про-изводите впечатление "доступности".
  
   "Рассеянное поведение - важнейшая причина того, что ограблению часто подвергаются туристы, - говорит Кирш Они "излучают" сигналы, сообщающие, что они не ориенти-руются в обстановке. Они носят фотоаппараты, гуляют и районах повышенного риска, смотрят куда угодно, только не на улицу вокруг себя - и все это вместе магнитом притягивает к ним грабителей. Кроме того, туристы часто носят при ceбе больше ценных вещей, чем местные".
  
   Наилучшее место найти объект для ограбления, говорит один из грабителей, - это "гостиницы, торговые центры, места, посещаемые туристами, и больницы". Больницы привлекают грабителей потому, что их посетители, как правило, озабочены мыслями о больных родственниках или друзьях и меньше всего ожидают нападения, отсюда - их уязвимости.
   Грабители постарше, с опытом, стремятся избегать жилых районов, поскольку плотность населения в них обычно ниже, чем в районах расположения гостиниц и достопримечательно-стей, и местные жители не носят при себе дорогих фотоаппа-ратов и драгоценностей. С другой стороны, грабители помо-ложе, более импульсивные, предпочитают жилые районы или торговые центры рядом с ними. Они выслеживают людей, выходящих из банков или магазинов, и часто выбирают тех, кто нагружен пакетами, затем следуют за ними до дома и нападают в тот момент, когда жертвы достают ключи.
  

Двигайтесь, как кошка: уравновешенно и от центра

  
   Фигура, вес, пол и возраст - все это, безусловно, серьез-ные факторы при выборе объекта нападения, но они значительно менее важны, чем многие думают. Любой может про-изводить впечатление, говорящее: "Я - не объект".
   Чтобы они не стали связываться с вами, не надо иметь крупную фигуру или суровый вид.
  
   Хитрость заключается в том, чтобы двигаться, как кошка: настороженно, целенаправленно и ре-шительно.
  
   Попробуйте представить себе, что вы танцор или тигр. Смотрите прямо перед собой. Старайтесь не концентри-ровать внимание на конкретных объектах, особенно если для этого надо пристально посмотреть вверх или вниз и отвлечься от ситуации на улице вокруг вас. Внимательный обзор всего окружающего пространства предохраняет от неприятных сюрпризов.
   Свободно размахивайте руками. Старайтесь не держать их в карманах: это нарушает цельность движения. У многих людей мерзнут руки, и они по привычке засовывают их в кар-маны. С возрастом, по мере того как кожа теряет свою изо-ляционную способность, эта проблема усугубляется. С точки зрения безопасности на улице, лучше носить легкие перчатки, даже если поначалу это кажется немного странным, чем хо-дить с руками в карманах. Попробуйте провести такой экспе-римент. Пройдите несколько кварталов, свободно размахивая руками, с целенаправленным видом, говорящим "не связывай-ся со мной". Затем попробуйте сделать то же самое, держа руки в карманах. Для большинства людей оказывается зна-чительно сложнее излучать силу и уверенность, держа руки рядом с телом.
  

Помимо уверенной походки

   Некоторые из приводимых ниже советов могут показаться слишком очевидными, но, поскольку уличная преступность - это тема, о которой мы обычно предпочитаем не задумывать-ся, многие игнорируют их и попадают в беду. Постарайтесь не отмахиваться от них как от слишком простых, и пусть вас не пугает их количество. Просто подумайте над ними и затем выберите те, которые помогут вам ощутить себя в большей безопасности.
   Старайтесь поддерживать хорошую физическую форму.
   Не надо становиться бегуном-марафонцем, просто постарайтесь сохранить в разумных пределах бодрость, хорошее состояние и гибкость. Это поднимает настроение, придает пружинность походке, способствует цельности движения. Хоро-шая физическая форма "сообщает", что вы заботитесь о себе и сумеете защитить себя на улице. Разумеется, физические упражнения должны соответствовать интересам и состоянию здоровья каждого отдельного человека.
   Как вы выполняете упражнения - не важно. Важно, чтобы их регулярное выпол-нение приносило вам удовольствие. Специалисты рекоменду-ют делать это, по меньшей мере, три раза в неделю по двадцать минут. Не надо заставлять себя насильно. Люди постарше могут поддерживать себя в форме, просто прогуливаясь и вырабатывая походку "нежертвы".
   Если возможно, не ходите в одиночестве. Исследование, проведенное одной из организаций в Сан-Франциско, показы-вает, что ходьба по улице с одним спутником снижает риск подвергнуться нападению на 67%, а с двумя и более - на 90%.
   Еще одна возможность не ходить в одиночестве - это иметь собаку. Крупные собаки - прекрасные спутники, от-лично предотвращающие нападение. Конечно, у них есть свои недостатки: они требуют ухода, от них много шума, из-за них могут испортиться отношения с соседями. Но тем не менее, если, в отношении преступлений с применением насилия, вы входите в группу высокого риска, крупная собака может избавить вас от постоянного страха и обеспечить относительное спокойствие.
   Употребляйте алкоголь в умеренных количествах. Опьяне-ние-- важнейший фактор риска в случае нападения на улице. Алкоголь и другие зелья искажают восприятие, притупляет интуицию, снижают быстроту реакции и нарушает цельность движения.
   Делайте все возможное, чтобы идти по многолюдным, хо-рошо освещенным районам. Прохожие могут не броситься вам на помощь, но само их присутствие сдерживает грабите-лей и насильников.
   Если возможно, паркуйте машины на улице, а нев специальных гаражах, если только их служащие не отгоняют вашу машину в гараж, а затем - возвращают ее назад к на-шему дому. Парковка на улице увеличивает риск ограбления или угона машины, но зато защищает в первую очереди вас, а не ваше имущество.
   Будьте настороже в ожидании поезда, автобуса или лиф-та. Многие сосредоточиваются на приближении общественного транспорта, внимательно разглядывая железнодорожные пути или улицу, или смотрят указатель этажей над лифтом. Постарайтесь держать в поле зрения пространство непосред-ственно вокруг вас. И ни в коем случае не входите и транс-порт или в лифт, если чувствуете опасность. В такой ситуа-ции нечего смущаться. Развивайте свою интуицию и доверяй-те ей.
   Не садитесь в попутные машины. Даже если вы делаете это со спутником, вы все равно подвергаетесь значительному риску.
   В городских районах, прежде чем подойти к машине или к дому, держите ключи в руке. Если кто-нибудь, слоняющий-ся поблизости, вызывает у вас чувство тревоги, не входите, пройдите дальше и попозже вернитесь. Затем, когда кажет-ся, что уже все в порядке, прежде чем что-нибудь открывать, внимательно посмотрите вокруг. Изнасилования и ограбле-ния, происходящие в тот момент, когда человек открывает дверь, случаются достаточно часто.
   Носите одежду, которая не препятствует свободе движе-ний и бегу. Старайтесь не надевать бросающиеся в глаза драгоценности. Женские модельеры, как и следующие моде женщины, должны ясно представлять себе: ничто так не на-рушает легкость движения, как высокие каблуки и узкая юбка.
  
   "Высокие каблуки, - считает Джоел Кирш, - приподни-мают центр тяжести и нарушают равновесие женщины. Они сокращают длину шага и мешают цельности походки. К тому же приводит и узкая юбка, и если женщина сталкивается с грабителем или насильником, высокие каблуки и узкая юбка, безусловно, ограничивают возможности бегства и сопро-тивления".
  
   К счастью, современная мода предоставляет широкий круг возможностей, и в результате растущего осознания не-обходимости хорошей физической формы популярными стали спортивная обувь и одежда. Эти тенденции--хорошая но-вость для женщин, заботящихся о своей безопасности.
   Если вы носите сумочку, лучше всего отдать предпочтение моделям с ремешком через плечо. Носите сумочку лицевой стороной с замочком к телу и держите ее за основание ре-мешка. Может быть, имеет смысл попробовать обойтись без сумочки, воспользовавшись карманами пиджака, или не но-сить в сумочке ценные вещи. Еще один вариант - рюкзак (ранец). Его трудно вырвать, и он имеет то преимущество, что обе руки остаются свободными.
   Если вас одолевают какие-то опасения, идите по дороге, по левой стороне, навстречу движению, а не по тротуару. Для попадающего много значит неожиданность, он стремится за-стать вас врасплох. Тенистые аллеи, темные лестницы, двер-ные проемы и деревья обеспечивают укрытие, которым поль-зуются преступники, чтобы испугать свою жертву. Когда же вы идете по дороге, преимущество смещается в вашу пользу. Дороги часто освещены лучше, чем тротуары, вы больше видите вокруг и лучше видимы сами. Простор дороги дает больше места для маневра и/или бегства в случае необходи-мости. Ходьба по дороге, собственно говоря, соответствует основным требованиям программы магазинов "7-Одпппад-цать" по предупреждению ограблений: она выводит нападаю-щего "на сцену".
   В районах с высоким уровнем преступности ведите маши-ну с закрытыми окнами и запертыми дверцами. Это не по-зволит кому-нибудь выхватить через окно сумочку или за-прыгнуть к вам в машину, когда вы останавливаетесь у светофора или у знака.
   Во время путешествия расспрашивайте друзей или слу-жащих гостиницы о районах, которые лучше избегать. Будь то незнакомый город или тропический остров, который ка-жется раем, туристы магнитом притягивают грабителей.
   Наконец, позвольте себе быть невежливым и "чересчур осторожным". Вы совершенно не обязаны каждому улыбаться, давать незнакомцам мелочь или показывать дорогу, замед-лять шаг, когда кто-нибудь пытается привлечь ваше внимание. Если интуитивно вы чувствуете какую-то тревогу, ускорь-те шаг, перейдите через улицу, повернитесь, сделайте то, что вам кажется необходимым, и затем двигайтесь решительно и целенаправленно. Возможно, иногда вам покажется, что вы в ком-то ошиблись, но лучше лишний раз перестраховаться.
  

Разумный риск

   Один из наиболее неприятных моментов в предупрежде-нии нападений заключается в том, что советы в этой области никогда не бывают абсолютно надежны. Даже самые тщательные и последовательные меры предосторожности не могут предотвратить каждое нападение. Специалисты в области самообороны считают, что походка "нежертвы" в сочетании с выполнением данных выше рекомендаций должна снизить риск подвергнуться нападению на 50--90%, но какая-то доля риска всегда остается.
   Кроме того, часто бывает невозможно принять все меры предосторожности, которые вам кажутся необходимыми, каж-дый раз, когда вы выходите из дома. Но этого, к счастью, и не надо делать. В большинстве районов не требуется "полной боевой готовности". Вы не можете полностью устраним, риск, но вы можете научиться быстро оценивать ситуацию ил улице и принимать решение, какая из мер самозащиты больше всего подходит в данный момент.
  
   Меры предосторожности должны соответствовать факторам риска, и применять их можно в со-четании. Опьянение явно увеличивает риск, но наличие не-скольких спутников значительно снижает его. Вы можете отказаться от спиртного, если знаете, что вам придётся воз-вращаться домой одному. Но вы можете позволить себе лиш-нюю рюмку, если знаете, что будете возвращаться в компании двух друзей. Нет необходимости отказываться от высоких каблуков и сумочки на деловых встречах, но вы можете сме-нить туфли и положить сумочку в рюкзак перед уходом домой.
  
   Постоянный страх приводит к обратному результату. Он разрушает впечатление уверенности, образ "нежертвы". Наи-лучшая стратегия - быть начеку, быстро определять ситуацию риска и оптимальные меры предосторожности.
  

Конфронтация: беда случилась

   Все высказанное отнюдь не означает, что все жертвы нападения - "напрашивающиеся" на него мечтатели. Многие осторожные люди неожиданно оказываются в западне, с но-жом, приставленным к горлу. Что тогда? Специалисты по самообороне дают три основных рекомендации.
  
  -- Не поддавайтесь панике. Постарайтесь, по возможности, сохранить спокойствие и самообладание.
  
  -- Оцените ваш риск получить телесные повреждения; затем, по возможности, постарайтесь хоть немного взять ситуацию под контроль. Защищайтесь до того предела, когда вы рис-куете получить ранения, по не переходите его.
  
  -- Постарайтесь смутить нападающего или отвлечь его вни-мание; затем, если есть возможность, бегите.
  
   В одной из своих работ Джордж Леопард приводит дан-ные исследования важного психологического явления, на кото-рое часто обращают мало внимания, "механизма удержа-ния", который возникает и "срабатывает" между людьми, приходящими в тесное соприкосновение. Образно говоря, "ме-ханизм удержания", как и центр тяжести, подсознательно направляет наше внимание на того, кто к нам приближается. Грабителю или насильнику необходимо привлечь и удержать внимание потенциальной жертвы достаточно долго, чтобы обозначить себя как "нападающего", а объект своего напа-дения-- как "жертву". Исход нападения часто зависит от доли секунды - момента конфронтации, когда нападающий использует "механизм удержания", чтобы привлечь внимание потенциальной жертвы.
   В момент конфронтации жертва невер-бально сигнализирует, что ее "взяли". Этап конфронтации длится недолго. Это тот критический момент, когда беспокойство ("Беда может случичиться") перерастает в панику ("Боже! Беда случилась!").
  
   Для преступников момент конфронтации значит очень много: в этот момент наступает паралич, кото-рый им необходим, чтобы превратить "личность" в "жертву".
  
   Когда специалисты по самообороне рекомендуют "сопро-тивление", это не значит, что нужно начинать бороться, как только дуло пистолета уперлось вам в подбородок. Это зна-чит, что, если вы не можете предотвратить нападение на этапе завязки, попытайтесь предотвратить его развитие до этапа конфронтации, сопротивляясь влиянию "механизма удержания".
  
   "Наихудшая тактика, - пишут Кирш и Лео-нард,-- состоит в том, чтобы в момент конфронтации под-даться настроению "жертвы", уверенности в том, что "этот парень - грабитель и он "взял" меня".
  
   Вместо этого, надо попытаться разрушить "механизм удер-жания". Этот процесс напоминает состояние, когда просы-паешься от кошмарного сна. Сначала почувствуйте ту неуло-вимую силу, которой обладает этот механизм, затем быстро преодолейте естественную реакцию "застывания" в момент опасности. Сопротивление "механизму удержания" демонстри-рует, что вы не "готовы" к тому, чтобы вас ограбили или изнасиловали. Вы оказываетесь значительно менее "жертвой", у вас остается больше свободы для маневра и бегства.
   Согласно исследованиям, жертвы изнасилования указыва-ют на физический и моральный паралич, наступавший и пер-вые несколько секунд нападения; они чувствуют себя "пой-манными", что обозначает их как "жертвы". С другой сторо-ны, женщины, сумевшие убежать от насильников, вспомина-ют, что они пришли в ярость и действовали под влиянием гнева - кричали и бежали. Данные одного из исследований свидетельствуют, что 69% женщин, кричавших в момент нападения, и 75% убегавших сумели избежать изнасилования.
   Наилучший способ разрушить "механизм удержания" - закричать. Крик пугает нападающего и, как правило, снимает охватывающий потенциальную жертву паралич, от которою так зависит нападающий, так же как при катании на Аме-риканских горках, крик уменьшает страх, который может стать всепоглощающим, если вы не закричите. Исследования показывают, что, когда люди кричали (или пользовались шумопроизводящими устройствами), в одной трети случаев удалось спугнуть преступника и предотвратить нападение, а в двух третях - привлечь на помощь.
   Иногда попавшим в тяжелое положение настоятельно рекомендуют кричать "Пожар", а не "Помогите!" или "Насилуют!", ибо первый крик вероятнее всего привлечет кого-нибудь на помощь. Возможно. Но привлечение помощи не главная цель крика на этапе конфронтации. Независимо от того, что вы кричите, большинство нападений происходит так быстро, что даже самый быстроногий и храбрый самаритянин может прибежать слишком поздно. Главная цель крика - раз-рушить "механизм удержания", возникающий между вами и нападающим. Хороший, душераздирающий крик вполне мо-жет испугать его и в то же время укрепить вашу храбрость, чтобы можно было продолжать сопротивление или бежать. Крик во время нападения на улице можно сравнить с боевым криком, который с незапамятных времен использовали армии, чтобы поддержать своей боевой дух и ошеломить противника перед атакой.
   Что вы кричите - не важно. Важно - как вы кричите. В идеальном варианте крик должен напоминать плач пора-нившегося ребенка - такой пронзительный, такой резкий и звериный, что никто в пределах слышимости не может остать-ся равнодушным, и меньше всего - нападающий. Собственно говоря, любое членораздельное слово, как "Пожар!" или "Помогите!", снижает эмоциональное воздействие крика, ибо слова автоматически накладывают рациональность языка на действие, черпающее силу в самой своей иррациональности. Однако закричать леденящим душу криком совсем не так просто, как многие думают. Один из основных критериев эф-фективности курсов по самообороне - это тренировка на крик.
   "Ошеломить противника" - это стратегия проверена вре-менем с тех пор, как греки обманули троянцев с помощью
своего деревянного коня. Преступники, нападающие на улице, возможно, не маньяки, но они никоим образом не пребывают в состоянии холодного расчета или спокойствия. Даже когда они вооружены, они охвачены страхом, как правило, не мень-ше своих жертв. А если не вооружены, то - еще больше. "Я всегда боюсь,--признает один из грабителей,--боюсь, как артист перед выходом на сцену". Грабители и насильники рассчитывают, что нападение пройдет по определенному сце-нарию. И если, на этапе конфронтации, происходит что-нибудь неожиданное, собственный страх может остановить нападаю-щего. Отвлекая его, когда он направляется к вам, вы пользуетесь его страхом, и что помогает разрушить "механизм удержания".
   Мастер по айкидо Терри Добсон пишет, что разрушить механизм удержания" можно, предприняв "самые нелепые, самые неожиданные действия, которые могут прийти вам в голову. Можно упасть, вырвать, разыграть бессознательное состояние, безумие, эпилепсию, сердечный приступ. Это мо-жет привести в состояние сильного замешательства. Такое поведение не очень приятая альтернатива, но в определен-ных случаях оно срабатывало". "Причудливые" действия не только помогают разрушить "механизм удержания", они мо-гут привлечь прохожих, которые не кинулись бы, чтобы помешать ограблению, но помогли бы человеку с сердечным приступом. Как только вам удалось разрушить "механизм удержания", БЕГИТЕ.
  

Схватка: как противостоять оружию

   Если вы не сумеете предотвратить нападение на этапах завязки и конфронтации, может случиться, что вы столкне-тесь с пистолетом, ножом или свинцовой дубинкой. Это самый страшный момент любого нападения. Оружие - это угроза внезапной гибели, и воспоминания о столкновении с ним остаются на всю жизнь.
   Не все преступники вооружены, но около двух третей пользуются оружием. По данным ФБР, 40% вооруженных грабителей применяют огнестрельное оружие, 13% ножи, 9% --другие виды, например, тупые предметы, 38% не пользуются оружием. Наиболее опасно огнестрельное оружие, В случае его применения вероятность смертельного поражения в три раза выше. Однако пистолет применяется значительно менее часто, чем другие виды оружие, и если преступник вооружен ножом или тупым предметом, вероятность нелетального ранения гораздо выше. Данные опросов показывают, что потерпевшие, не погибшие в результате вооруженного нападения, получили нелетальные ранения в 17% нападений с применением пистолета, 28%--с применением ножа и це-лых 52%--с применением "других видов оружия". Почему при использовании "других видов оружия" риск получить нелетальные ранения наивысший? Частично потому, что применение пистолета или ножа, естественно, предполагает большую опасность гибели, но еще и потому, что, как считают исследователи, "при применении более смертоносного оружия люди, как правило, меньше сопротивляются, а сопротивление приводит к ранениям". Им следовало бы сказать: "Сопротивление на этапе схватки приводит к ранениям".
   Как только нападающий "взял" вас, придерживайтесь линии поведения, которая, как показала программа преду-преждения ограблений магазинов "7-Одиннадцать", приводит к снижению количества ранений:
  
  -- Сохраняйте максимально возможное спокойствие.
  -- Не делайте никаких резких движений.
  -- Никогда не рискуйте своей жизнью ради денег или имущества.
  -- Отдайте грабителю то, что он хочет, как можно быстрее и спокойнее.
  -- Постарайтесь хорошо запомнить его внешность.
  -- Пытайтесь что-то предпринять только в том случае, если вы уверены, что ваша жизнь в непосредственной опасности.
  -- В ситуации изнасилования сохраняйте самообладание и ждите момента, когда бдительность насильника ослабнет или оружие не будет направлено на вас, затем решайте что луч-ше-- бежать или бороться.
  
   Эти рекомендации пользуются широкой поддержкой, но, если дело принимает серьезный оборот, как себя вести - ре-шать вам. Возможен только один критерий: следует делать все, что спасет вам жизнь и сведет к минимуму телесные повреждения.
   Трудность заключается в том, что, даже если вы делаете все возможное, чтобы следовать изложенным выше рекомен-дациям, не всегда ясно, как вести себя дальше, особенно при попытках оценить угрозу гибели, которая всегда присутству-ет при ограблениях и изнасилованиях. Приводимые ниже советы должны помочь вам "справиться" с нападением, до-стигшим этапа схватки.
  
   Если у нападающего в руке пистолет или другое оружие, воспринимайте каждую угрозу, как слово Божье. Не спорьте. Выполняйте все его требования. Но не теряйте самооблада-ния и продолжайте искать любую возможность, чтобы изме-нить ход нападения.
   Если нападающий ГОВОРИТ, что вооружен, но в руках у него оружия нет, можете попросить показать его. "Это, на-верное, покажется невероятным, пишет инструктор карате Джудит Фейп, но многие женщины становятся жертвами насилия со стороны невооруженных мужчин". По данным Менахима Амира, одною из ведущих специалистов США по сексуальному насилию, преступники, заявляющие, что они вооружены, выхватывают оружие лишь в 20% случаев. Ины-ми словами, приблизительно в четырех случаях из пяти ору-жия может вообще не быть. Разумеется, к этому предположе-нию надо относиться с поправкой на ваше интуитивное восприятие ситуации.
   Смотрите на человека, не на оружие. Оказываясь лицом к лицу с оружием, люди, как правило, цепенеют перед, его способностью причинять вред. Но, как пишет Терри Добсон, само по себе оружие ничего сделать не может; проблема не и оружии, но в человеке, который держит его в руках. Ста-райтесь смотреть нападающему прямо в глаза. Говорите не громко и убедительно. Попробуйте успокоить его, заверить, что ему нечего вас бояться. Это особенно важно, если человек находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения".
   Еще один момент, который необходимо учитывать в ситуа-циях с применением оружия, - это оценка его радиуса дей-ствия. Огнестрельное оружие обладает огромной разрушитель-ной силой на значительном расстоянии. Помните, что пистолеты применяются приблизительно в 40% вооруженных ограблений. Эта цифра ужасает, но она свидетельствует о ТОМ, что в большинстве ограблений пистолеты все-таки не приме-няются. Значительно чаще, чем многие думают, используются ножи и тупые предметы. Безусловно, они могут стать причи-ной гибели, и относиться к ним нужно со всей серьезностью, но радиус их действия меньше, и это может увеличить ваши шансы. Но не забывайте о том, что ограничения, присущие холодному оружию, могут усилить стремление нападающего применить его, чтобы удержать вас в роли "жертвы".
   Несмотря на общую рекомендацию подчиняться требованиям вооруженного нападающего, иногда может оказаться разумным принять иное решение. Отказ от подчинения увеличивает риск получения ранений и, возможно, гибели, но решать - вам. Часто бывает благоразумным оказать сопротив-ление, когда вас пытаются связать. Если вы связаны, у вас нет вариантов, вы полностью во власти нападающего. Можно также отказаться садиться в машину, если преступник стремится увезти вас в более отдаленное место, что увеличивает риск получить тяжелые ранения.
   Если вы отказываетесь выполнить требование вооруженно-го нападающего, избегайте открытых заявлений типа: "Ни за что! Никогда не сделаю этого!" Категорический отказ сужает круг возможных вариантов, к нему следует прибегать лишь в крайних случаях. Два других типа поведения оставляют больше возможностей для маневра.
  

Переговоры

   Разговаривайте с нападающим. Пытайтесь говорить с ним как можно дольше. Несмотря на то, что ору-жие в конце концов обеспечивает ему контроль над ситуацией, чем дольше длится разговор, тем больше появляется у вас возможностей. В его глазах вы становитесь меньше "жертвой" и больше - "личностью". Полиция всегда прибегает к пере-говорам в ситуациях с заложниками. Разговаривая с нападаю-щим, говорите как можно спокойнее, но старайтесь не умо-лять. Мольбы только увеличивают его власть над вами.
   Как мы уже видели, грабители предпочитают получить деньги и бежать. Отдайте ему деньги, но можете попросить оставить ваши водительские права или кредитную карточку Статистика показывает, что чем старше вооруженный пре-ступник, тем больше вероятности, что он идет на грабеж, а не на изнасилование. Большинство насильников имеют большой опыт вооруженных ограблений, но для них характерна еще одна черта: безумная злоба на женщин за ту власть, которой, как им кажется, слабый пол обладает над ними. Изнасило-вание -- это преступление ожесточенности, а не секса. Боль-шинство насильников добиваются главным образом не поло-вого акта, но власти, стремясь оскорбить и унизить жертву. Они, как правило, чувствуют себя страшно одинокими и бро-шенными, им кажется, что женщины не обращают на них вни-мания. Успех переговоров в ситуациях потенциального изна-силования часто зависит от того, насколько удается отвлечь внимание нападающего от его злобы на свое одиночество. Некоторые женщины сумели избежать изнасилования, сделав вид, что мужчина заинтересовал их, предложив ему, напри-мер, приготовить что-нибудь выпить, пока он "расслабится" в гостиной, и сбежав через запасный выход. Другие смогли добиться того же, заявив, что у них месячные, или что они лечатся от венерической болезни, и, может быть, лучше встре-титься в другой раз? Одна женщина из Калифорнии догово-рилась с насильником о свидании, и, когда он приехал, она ждала его... с полицией.
  

Отвлечение внимания

  
   Вспомните, что, отвлекая внимание, можно разрушить "механизм удержания" на этапе конфрон-тации. Это может помочь и на этапе схватки. Попытки от-влечь внимание вооруженного преступника сопряжены со значительным риском, но если он и так готов причинить вам вред, может быть, вам уже нечего терять.

Стоит ли носить оружие?

   Десять лет назад спрос на газ "Мейс" (газ слезоточивого действия в карманных баллончиках) был ничтожен. Сегодня уровень сбыта слезоточивого газа оценивается в 40 млн. дол-ларов в год. "Мейс" - только одно из немногих приспособле-ний, применяемых для обеспечения личной безопасности: полицейские свистки, "пищалки", ампулы с синтетическим составом, распространяющим резкий неприятный запах, похо-жий на запах скунса, пистолеты, ножи, дубинки. Стоит ли носить с собой эти приспособления? И если да, то какие?
   Пистолеты. Существуют различные мнения о том, стоит ли держать оружие для защиты своего дома. Но ни полиция, ни специалисты по самообороне не рекомендуют пистолеты для защиты своей безопасности на улице. Ношение заряжен-ного пистолета без специального разрешения во многих районах страны запрещено законом. Если вы носите пистолет нелегально, вы рискуете оказаться объектом уголовного пре-следования. Даже если у вас есть разрешение на ношение оружия, чтобы с пользой применить его против нападающего, надо его вытащить, прицелиться и выстрелить, а на это уходит время. Нападающий может оказаться быстрее вас. Л если так, он может разоружить вас и воспользоваться вашим же оружием против вас. Если вы застрелите нападающего, нет гарантии, что правосудие будет на вашей стороне. Во многих штатах лица, застрелившие грабителей, напавших на них на улице или проникших к ним в дом, могут быть преданы суду по обвинению в убийстве, если им не удастся убедить проку-рора (или присяжных), что их жизни грозила очевидная, серь-езная и непосредственная опасность. Если же вы, выстрелив, раните кого-нибудь из окружающих, вам почти наверняка грозит уголовное преследование. И, наконец, обладание ору-жием такой страшной мощности создает ложное ощущение безопасности. Если, имея при себе оружие, вы становитесь слишком уверенны в себе или менее восприимчивы к потен-циально проблемным ситуациям, вероятность попасть в беду значительно больше.
   Слезоточивый газ. Я посещал занятия по применению сле-зоточивого газа и имеют разрешение на ношение двух его видов: CN ("Мейс"), раздражающий глаза, стимулирующий функцию слезных желез, нарушающий зрение и равновесие, и более сильный газ - CS, нарушающий дыхание и вызываю-щий астмаподобную реакцию. Преподаватель, пройдя с нами весь материал, требуемый государственным учебным планом, предложила каждому "выстрелить" в манекен. Мне понрави-лись занятия, и несколько недель я носил баллончик с СS со снятым предохранителем в кармане пиджака. По затем у меня стали возникать вопросы.
   У слезоточивого rasa есть ряд недостатков. Вы должны "выстрелить" нападающему прямо в лицо, лучше всего в переносицу, чтобы газ попал в глаза, где его действие наи-более эффективно. Многие думают, что слезоточивый газ - это аэрозоль с широким распылением, что совсем не так: он скорее напоминает водяной пистолет. И большинство посе-щавших занятия, в том числе и я, в совершенно спокойной обстановке, при хорошей видимости и достаточном количе-стве времени для прицеливания, с трудом попадали и лицо, не говоря уже о глазах, неподвижного учебного манекена. В си-туации реального нападения, при плохой видимости, движу-щейся цели, когда для реакции есть всего несколько мгнове-ний, сработает ли он?
   Вскоре я узнал, что вопросы об эффективности слезоточи-вого газа возникают не только у меня. В апреле 1981 года Управление шерифа округа Вентура в Калифорнии совместно с телепрограммой "20/20" провели уникальный эксперимент. Продюсеры Глен и Карен Уинтерс пригласили двенадцать женщин, каждая из которых имела разрешение на ношение слезоточивого газа, для участия в инсценировке нападения на улице. В роли преступников выступали сотрудники Управле-ния шерифа.
  
   "Мы сымитировали обстановку на стоянке автомашин,-- рассказывает лейтенант Стив Джайлз,-- дали женщинам хозяйственные сумки и попросили их представить, что они выходят из магазина. У каждой при себе был тот газ, который она носит в обычной обстановке, - CN или CS. Женщины и полицейские были среднего роста и телосложения; некоторые женщины, собственно говоря, даже покрупнее полицейских. Они держали газовый баллончик со снятым предохранителем в руке и знали, что что-то должно произойти, но не знали точно, что и когда. Чтобы они не "выстрелили" просто в пер-вого попавшегося человека, мы организовали дело так, что вокруг что-то все время происходило: играли дети, люди захо-дили в "магазин", какой-то парень менял покрышку на авто-мобиле. Затем полицейский, выступавший в роли преступника, "нападал" на женщину, пытаясь выхватить сумочку или сва-лить ее на землю. На каждую женщину "нападали" четыре раза, вего было инсценировано 48 нападений".
  
   Сколько из них удалось остановить с помощью слезоточи-вого газа? "Ни одною", - отвечает Джайлз.
   Женщины, вспоминает Джайлз, "были абсолютно убежде-ны, что газ "сработает". Им говорили, что он "мгновенно вы-ведет из строя любого преступника". Они были совершенно уверены в себе. Одна даже сказала: "Мы утрем вам нос, ребята!" Эксперимент проводился так, что, по сравнению с ситуацией реального нападения, у женщин было много преимуществ: газовый баллончик был у них в руке, а не в су-мочке, и они знали, что придется применить его. После экспе-римента все были очень расстроены. Они чувствовали себя обманутыми тем, что говорилось на занятиях по применению слезоточивого газа".
   Даже держа баллончик в руке, женщины попали в напа-дающих "не более чем в 20% случаев,--объясняет Джайлз.-- В лицо попали еще меньше". В тех нескольких случаях, когда нападающим все-таки попали в лицо, "газ не остановил их. Утверждение производителей о том, что газ "мгновенно выво-дит из строя" просто не соответствует действительности.
   Полицейские, которым газ попал в лицо, почувствовали какие-то неприятные ощущения, но только через минуту или около того, что не остановило бы реального нападения".
   И тем не менее, было много сообщений о том, что люди с успехом применяли слезоточивый газ, защищаясь от напа-дения. Были сообщения и о том, что преступники применяли его против тех, кто пытался защитить себя, или использовали его как орудие нападения. Если эксперимент показал, что слезоточивый газ абсолютно не эффективен, как же тогда объяснить подобные сообщения?
   Лейтенант Джайлз считает, что степень эффективности слезоточивого газа зависит от двух вещей - неожиданности и боли. Преступника может остановить не сам газ, но неожи-данность того, что намеченная цель не хочет быть в роли "жертвы" и пускает его в ход. Другими словами, газ может разрушить "механизм удержания" на этапе конфронтации, Кроме того, у разных людей разная переносимость боли. При условии точного попадания, газ может воздействовать на не-которых людей достаточно быстро. Но Джайлз предупрежда-ет: "Не делайте на него ставку. На мой взгляд, то, что при-писывают слезоточивому газу, - чепуха".
   Как и пистолет, слезоточивый газ может вызвать ложное ощущение безопасности. Вам кажется, что вы защищены, но защищены ли вы? "Люди, конечно, могут носить его, - гово-рит Джайлз, - но я не советую. Им невозможно заменить бдительность на улице".
  

"Пищалки", полицейские свистки, бомбочки-"вонючки".

   "Пищалка" - это карманное устройство, издающее оглуши-тельный вой. Поскольку это не оружие, оно не может причи-нить физические повреждения нападающему (хотя если, в случае телефонного хулиганства, приставить его к трубке и привести в действие, оно может вызвать снижение слуха). По той же причине, его нельзя применить против вас. "Пищалки" и полицейские свистки "срабатывают", разрушая "механизм удержания" на этапе конфронтации. Они дают знать потенциальному преступнику, что вы будете сопротивляться и любое предпринятое нападение может пойти не по плану. "Пищалки" невозможно игнорировать, особенно на небольшом расстоянии. Они испугают кого угодно и вполне могут дать вам ту долю секунды, которая нужна, чтобы убежать. Они могут также привлечь внимание окружающих. Посколь-ку шумопроизводящие устройства не являются оружием, они, как правило, не вызывают ложного чувства безопасности.
   Еще одна полезная вещь из разряда "неоружия" - Рэпел Рейп". Название немного вводит в заблуждение (рейп (англ.) --изнасилование), ибо оно может использоваться не только против насильников, но и любых преступников. "Рэпел" - это небольшая ампулка с синтетическим веще-ством, издающим запах скунса, который останавливает пре-ступника, вызывая приступ отвращения. Ампулку можно дер-жать в руке или прикрепить к одежде. Ее можно привести в действие одной рукой, что очень помогает, если вас застигли врасплох. Как только это сделано, ампулка издает поистине удушающую вонь, заполняющую все близлежащее простран-ство. Производители утверждают, что от такой вони преступ-ник тут же убежит. Попробовав, что это такое, я готов согласиться с ними. Запах, действительно, ужасен. Он "при-липает" к нападающему и "помечает" его, что может помочь при задержании. Он "прилипает" и к вам, но "Рэпел" постав-ляет нейтрализатор, удаляющий запах. Как и "пищалки", "Рэпел" нельзя применить против вас и он вряд ли вызовет ложное чувство безопасности. Может быть, "Рэпел" не оста-новит любого преступника в любой ситуации, но он несет на себе одобрение самой Природы: ведь он прекрасно "работает" у скунсов.
   Зонтики, трости и палочки для ходьбы. Любое спрятанное под одеждой оружие, будь то пистолет, нож или "бомбочка-вонючка", имеет один существенный недостаток: "оцениваю-щий" вас преступник не видит его. Вы, возможно, сумеете воспользоваться им на этапе конфронтации или схватки, но наилучшее средство предупреждения нападений--наиболее раннее, которое может остановить нападающего на этапе за-вязки (например, походка "нежертвы" или ходьба группами). В дополнение к этому, можно подумать о том, чтобы брать с собой зонтик, трость или палку для ходьбы. Главное их преимущество в том, что их хорошо видно с большого рас-стояния. В сочетании с легкой походкой, говорящей о том, что они не нужны вам для ходьбы, они вполне могут убедить пре-ступника, что вы - непривлекательная цель.
   <...>
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Калсман М. Преступление: как от него спастись? - Б.м., б.г. - 85 С.
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010