ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Пошлите меня в бой"...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С не зажившими еще ранами они являлись к командующему фронтом и настойчиво просили лишь об одном: "Пошлите снова в бой, дайте возможность рассчитаться с фашистами". Они выходили измученными, но, ни в ком я не заметил уныния и пессимизма. В их сердцах пылала ненависть к врагу.


  
  
  
  
  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
   "Бездна неизреченного"...
  
   Мое кредо:
   http://militera.lib.ru/science/kamenev3/index.html
  

0x01 graphic

Ангел Маккавеев (2Мак. 15:20-24).

Гравюра Гюстава Доре

И. Баграмян

"Пошлите меня в бой"...

("Благородный ло­зунг одушевил народ, электризировал его высоким чувством")...

(фрагменты из кн. "Так начиналась война")

  
  
   Мне приказано выехать в штаб фронта, который находился в Харькове.
   По дороге обратил внимание, что в тылу у нас почти не осталось войск -- все брошено к линии фронта. Большая часть оборонительных работ велась населением. Лишь на подступах к Харькову на строительстве укреплений можно было кое-где увидеть людей в солдатских шинелях.
  
   Фронтовое управление было разбросано по всему городу.
   Мне повезло: попался знакомый командир из управления связи. Ну, а лучше связистов дислокацию фронтового аппарата никто не знает. Офицер сказал, что Военный совет и все основные отделы штаба разместились в пригороде на обкомовских дачах.
  
   И вот я у начальника штаба фронта генерал-майора Александра Петровича Покровского. Я знал его еще по совместной учебе в Академии Генерального штаба. Этот весьма эрудированный в военном деле человек держался всегда спокойно, говорил тихо, немногословно. И может быть, поэтому казался несколько замкнутым, суховатым.
   Когда я вошел, Александр Петрович оторвался от карты, взглянул на меня усталыми глазами. Я доложил, что после выхода из окружения находился в 21-й армии, выполняя задание маршала Тимошенко.
   Теперь хочу узнать о своей дальнейшей судьбе.
   Начальник штаба выслушал меня и тихо спросил:
   -- Все?
   -- Все, товарищ генерал.
   -- А теперь идите к маршалу, пусть он решает, где вам дальше работать. -- И снова склонился над картой.
  
   Вскоре я убедился, что мой новый начальник -- интеллигентный, умный, уравновешенный и отзывчивый человек. А кажущаяся на первый взгляд сухость объяснялась беспредельной увлеченностью работой.
   И днем и ночью можно было увидеть его склонившимся над картой.
  
   0x01 graphic
  
   Справка:
  
   Покровский Александр Петрович (21 октября 1898 -- 1979) -- советский военачальник, генерал-полковник (1944).
  
  -- Родился в семье служащего.
  -- В 1915 призван в армию, окончил школу прапорщиков (1915).
  -- В Советской Армии с 1919.
  -- Участник Гражданской войны. Воевал на Южном и Юго-Западном фронтах -- командир батальона и полка.
  -- Окончил Военная академия им. М. В. Фрунзе (1926).
  -- В 1920-х гг возглавлял оперативное отделение штаба 28-й стрелковой дивизии
  -- С октября 1940 адъютант, затем генерал-адъютант заместитель наркома обороны СССР.
  -- Великая Отечественная война - начальник штаба Резервной группы войск, Юго-Западного фронта (июнь -- октябрь 1941),
  -- Затем - начальник штаба 60-й и 3-й ударной армий на Северо-Западном фронте (октябрь 1941 -- февраль 1942).
  -- Заместитель начальника штаба Западного направления (февраль -- май 1942), затем начальник штаба 33-й армии;
  -- С февраля 1943 начальник штаба Западного фронта,
  -- С апреля 1944 начальник штаба 3-го Белорусского фронта.
  -- После войны - начальник штаба Барановичского военного округа (1945-46),
  -- С 1946 помощник начальника Генштаба по военно-научной работе,
  -- С 1953 начальник Военно-научного управления Генштаба.
  -- С 1961 в отставке.
  -- Умер в 1979.
  
   **
  
   Иду к маршалу С. К. Тимошенко, возглавившему теперь Юго-Западный фронт.
   Семен Константинович, стройный, сухощавый, поднялся из-за стола, поздоровался и сразу стал расспрашивать о подробностях действий войск при выходе из окружения. Потом маршал сказал, что намерен оставить меня работать в штабе фронта.
   -- Люди нам вот как сейчас нужны,-- и он дополнил свои слова красноречивым жестом.
  
   Семен Константинович попросил детально рассказать о состоянии и работоспособности штаба 21-й армии, о войсках, в которых мне довелось побывать.
   Особенно долго расспрашивал о дивизии Руссиянова. Когда я доложил объяснение командира дивизии о причинах серьезных потерь, которые понесло соединение в районе Ромн, маршал поморщился:
   -- Командовать надо лучше, а он объективные причины ищет.
  
   Я не понял тогда, почему Семен Константинович так сердится на Руссиянова. Понял это потом, когда мне в руки попала телеграмма Сталина, в которой говорилось:
  
   "Неправильным было решение, что после 100-километрового перехода не дали бойцам передохнуть и оправиться и бросили их в бой с ходу... При таких неправильных методах ввода частей в бой можно провалить любую первоклассную дивизию".
  
   **
  
   Упрек, конечно, был малоприятным для маршала.
   Но что было делать?
  
   На огромном фронте перед войсками Гудериана оказались всего лишь две кавалерийские дивизии генерала Белова. А ведь нужно было не только задержать противника, но и немедленно наносить удар навстречу прорывающимся из окружения войскам. Во всяком случае, если это обстоятельство и не совсем оправдывало поспешный ввод гвардейцев, то в какой-то мере объясняло решение командования фронта.
  
   Маршал приказал мне быстрее входить в курс дела и готовиться заменить генерал-майора А. И. Штромберга на посту начальника оперативного отдела фронта (Штромберг должен был уехать в распоряжение Ставки).
  
   Обрадованный тем, что остаюсь на Юго-Западном фронте и снова могу заняться уже знакомым мне делом, я поспешил в оперативный отдел.
  
   Я очутился среди офицеров, большинство из которых были моими старыми сослуживцами.
  
   Здесь оказались мои заместители Н. Д. Захватаев и И. С. Глебов, мои помощники подполковник М. Г. Соловьев, майоры Ф. А. Флорес, В. С. Погребенко, Н. Г. Новиков, Ф. С. Афанасьев, В. И. Савчук, капитаны А. Н. Шиманский, Ф. Э. Липис и другие. Из офицеров бывшего оперативного отдела штаба главкома я увидел уже известных мне по прежним посещениям подполковников Г. М. Чумакова и А. Е. Яковлева, майоров П. Г. Соболева, С. Н. Еремеева, Д. Н. Рондарева, капитанов В. Ф. Чижа и И. В. Паротькина.
  
   В связи с тем, что почти все фронтовые операторы вышли вместе со мной из окружения, оперативный отдел нового состава в отличие от других отделов и управлений фронта оказался укомплектованным сверх штата. Сейчас здесь насчитывалось 44 человека: 2 полковника, 3 подполковника, 16 майоров, остальные -- капитаны и лейтенанты. Среди работников отдела увидел и наших машинисток Марию Лембрикову и Розу Клейнберг. Эти отважные женщины с честью вынесли испытания и вместе со всеми вышли из окружения.
  
   **
  
   На шум, вызванный моим появлением, вышел генерал А. И. Штромберг, с которым мы когда-то учились и работали в Академии Генерального штаба. Лицо моего друга озарилось широкой улыбкой. Он обнял меня и увел к себе в кабинет.
   -- Ну, рассказывай свою одиссею!
   Альберт Иванович с интересом выслушал мой рассказ о борьбе наших войск во вражеском кольце. Ответив на все его вопросы, я спросил, почему он уходит из оперативного отдела.
  
   -- Боишься, что ты меня вытесняешь? -- сразу догадался Штромберг.-- Не беспокойся. Просто меня выдвигают на другую работу. Все идет нормально, Иван Христофорович.
  
   **
  
   Я попросил Альберта Ивановича ввести меня в курс событий на фронте.
   Мы долго беседовали у карты.
  
   Гитлеровцы то и дело атакуют на разных участках. Но наши войска пока успешно отбивают атаки. А там, где враг не лезет вперед, наши небольшие специальные отряды каждую ночь совершают дерзкие вылазки в его тыл и не дают гитлеровцам покоя.
  
   Но обстановка остается напряженной.
   Фронт обороны сильно растянут, а в распоряжении командования нет крупных резервов. Было еще одно обстоятельство, резко ослаблявшее устойчивость нашей обороны, -- это оперативное положение соседей -- Брянского и Южного фронтов.
  
   Гудериан мощным танковым клином рассек левое крыло Брянского фронта и далеко продвинулся на орловском направлении. Наш правый фланг оказался обнаженным. Это вынуждает нас уже сейчас задумываться об отводе на восток наших 40-й и 21-й армий.
  
   Сильно ухудшилось положение левого соседа.
   Противник сосредоточил там огромные силы, прорвал оборону Южного фронта. 28 сентября танковые и моторизованные соединения Клейста миновали Новомосковск и устремились на Павлоград. Ставка принимает решительные меры, чтобы преградить им путь на Таганрог. Но в любом случае южный фланг нашего фронта останется открытым. Возможно, и там придется нам отводить войска.
  
   **
  
   Началась моя служба в новом штабе Юго-Западного фронта.
   Дело облегчалось тем, что многие руководители фронтового аппарата были хорошо знакомы мне по прежней работе.
  
   Заместителем командующего фронтом был назначен бывший командующий нашей 26-й армией генерал-лейтенант Федор Яковлевич Костенко, заместителем командующего по артиллерии -- генерал-лейтенант М. А. Парсегов. Военно-воздушными силами командовал генерал-майор авиации Ф. Я. Фалалеев, с которым я познакомился перед вылетом в район окружения.
   Его заместителем стал знакомый мне еще по 5-й армии полковник Н. С. Скрипко. Помощником командующего фронтом по бронетанковым войскам был назначен уже известный читателю генерал-майор В. С. Тамручи, командовавший [381] мехкорпусом.
   Автотракторное управление возглавил старый работник Юго-Западного фронта генерал-майор Р. Н. Моргунов. Знаком я был по прежней работе и с начальником санитарного управления фронта бригадным врачом А. П. Колесовым, с главным интендантом фронта А. И. Ковалевым, начальником инженерных войск Г. К. Невским и помощником командующего по противовоздушной обороне генералом Р. А. Дзивиным.
  
   Должность начальника разведывательного отдела занимал незнакомый мне полковник Н. Г. Грязнов. Однако его заместителем оказался мой старый приятель по совместной службе в 12-й армии полковник Александр Ильич Каминский. Впервые пришлось встретиться с начальником отдела укомплектования интендантом 1 ранга А. И. Сосенковым, начальником отдела снабжения горючим полковником А. В. Тюриным, начальником топографического отдела подполковником П. А. Зевакиным, начальником шифровального отдела капитаном М. Н. Агаповым, которого вскоре заменил мой старый знакомый по прежней работе полковник Евгений Владимирович Клочков. Службой военных сообщений по-прежнему ведал полковник А. А. Коршунов.
   Для меня словно ничего не изменилось: тот же фронт, те же люди, та же тревожная и кипучая атмосфера боевых будней. Пережитые испытания еще больше сроднили нас. И это тоже помогало в работе.
  
   0x01 graphic
  
   Справка:
  
   Фалалеев Фёдор Яковлевич (19 мая 1899 -- 12 августа 1955) -- маршал авиации.
  
  -- Родился в многодетной (18 детей, из которых 12 умерли в младенчестве или в детстве) семье крестьянина.
  -- По причине бедности семьи окончил только начальную (4 класса) и двухклассную (5-6 классы) школы.
  -- Работал в родительском хозяйстве, с 14 лет "мальчиком" и продавцом в купеческих лавках.
  -- С 1917 года работал резчиком обойм и конторщиком на Ижевском оружейном заводе.
  -- В период Ижевско-Воткинского восстания в 1918 году встал на сторону большевиков, вступил в Можгинский волостной революционный комитет и в созданный этим ревкомом вооружённый отряд.
  -- Также в 1918 году вступил в РКП(б).
  -- В Красной Армии с 1919 года, доброволец. В гражданскую войну воевал на Восточном фронте РККА против армий А. В. Колчака, в 1920 году был переведён на Юго-Западный фронт и воевал против армии генерала П. Н. Врангеля и многочисленных банд на южной Украине.
  -- На этих фронтах был красноармейцем, политруком стрелковой роты, секретарём политотдела полка, инспектором пехоты 13-й армии, помощником командира кавалерийской группы по политчасти.
  -- С сентября 1922 года -- помощник комиссара 4-й Киевской артиллерийской школы, с июля 1924 года -- военный комиссар 14-й Полтавской пехотной школы.
  -- С октября 1924 года -- военный комиссар 238-го стрелкового полка 80-й стрелковой дивизии.
  -- В 1928 году окончил Высшую тактическо-стрелковую школу командного состава РККА имени Коминтерна "Выстрел", назначен командиром стрелкового батальона в Краснолуганском стрелковом полку.
  -- С ноября 1929 года -- командир и военком 24-го стрелкового полка.
  -- В 1931 году окончил курсы командиров-единоначальников при Военно-Политической академии РККА имени Н. Г. Толмачёва в Ленинграде.
  -- С августа 1932 года -- в Военно-Воздушных Силах.
  -- Направлен на учёбу в Первую военную школу лётчиков имени Мясникова, после окончания которой в 1933 году сразу продолжил обучение на оперативном факультете Военно-воздушной академии РККА им. проф. Жуковского, которую окончил в 1934 году.
  -- С января 1935 года -- командир и военком 4-й дальнеразведывательной авиационной эскадрильи, с августа 1936 года -- командир 116-й смешанной авиационной бригады.
  -- В августе 1939 года назначен заместителем командующего по ВВС 3-й армии и одновременно -- Витебской армейской группы, на этих постах принимал участие в Польском походе РККА в сентябре 1939 года на территории Западной Белоруссии.
  -- С июня 1940 года -- заместитель командующего ВВС Первой отдельной Краснознамённой армии на Дальнем Востоке.
  -- С января 1941 года -- генерал-инспектор авиации РККА.
  -- С апреля 1941 года -- первый заместитель начальника Главного управления ВВС Красной Армии. Генерал-майор авиации (4.06.1940).
  -- Вскоре после начала Великой Отечественной войны был назначен командующим ВВС 6-й армии на Юго-Западном фронте.
  -- Затем в 1942 году был командующим ВВС Юго-Западного фронта и Юго-Западного направления.
  -- В октябре 1942 года отозван в Москву и назначен начальником штаба -- заместителем командующего Военно-Воздушных сил РККА.
  -- С мая 1943 года -- заместитель командующего Военно-Воздушных сил РККА.
  -- С апреля 1945 года -- вновь начальник штаба -- заместитель командующего Военно-Воздушных сил РККА. На этих должностях значительную часть времени провёл в действующей армии, координируя действия участвовавших в наиболее крупных операциях нескольких воздушных армий.
  -- В таком качестве участвовал в Донбасской операции (1943), в освобождении Южной Украины, в Крымской операции 1944 года, в Белорусской, Прибалтийской, Восточно-Прусской операциях.
  -- За годы войны трижды повышен в воинских званиях: генерал-лейтенант авиации (27.03.1942), генерал-полковник авиации (17.03.1943), маршал авиации -- 19 августа 1944 года.
  -- В 1942--1943 годах являлся главным представителем от СССР на переговорах по вопросам создания и боевой деятельности будущего знаменитого истребительного авиационного полка "Нормандия-Неман",
  -- В 1945 году участвовал в работе Потсдамской конференции и на встрече военных делегаций союзных держав в Норвегии -- Англии, Франции, США.
  -- С 1946 года -- начальник Военно-воздушной академии в Монино.
  -- С мая 1950 года -- в отставке по болезни (в годы войны перенёс два инфаркта, затем страдал тяжёлым сердечным заболеванием).
  -- Похоронен на Новодевичьем кладбище.
  
   **
  
   Скрипко Николай Семёнович (5 декабря 1902, село Больдераа, Лифляндская губерния, ныне микрорайон Болдерая в черте города Рига, Латвия -- 5 декабря 1987, Москва) -- маршал авиации.
  
  -- В Красной Армии с 1919 года.
  -- В гражданскую войну воевал рядовым в пехоте, затем младшим командиром в артиллерии на Дальнем Востоке, воевал против войск атамана Г. М. Семёнова, японских интервентов, войск белых правительств на Дальнем Востоке.
  -- После окончания войны продолжал служить на Дальнем Востоке, был начальником службы связи и разведки гаубичного артиллерийского дивизиона.
  -- В 1923 году на военных учениях совершил вылет на самолёте в качестве наблюдателя, после чего решил перейти на службу в авиацию.
  -- В 1924 году добился такого перевода и направлен на учёбу в Ленинградскую военно-теоретическую авиационную школу.
  -- Окончил её в 1925 году и для освоения управления самолётом направлен в 1-ю военную школу лётчиков имени А. Ф. Мясникова (так тогда называлась знаменитая Качинская авиационная школа), окончил её в 1927 году.
  -- Служил младшим лётчиком в 36-й легкобомбардировочной авиационной эскадрилье 7-й авиационной бригады в Кировограде.
  -- С 1928 года -- в Борисоглебскской 2-й авиационной школе лётчиков: инструктор, командир учебных звена, отряда и эскадрильи.
  -- С 1934 года -- начальник отдела по подготовке лётчиков авиационной школы в Оренбурге, затем командир созданной на базе этого отдела учебной авиационной бригады ВВС Приволжского военного округа.
  -- В 1938 году окончил Высшую лётно-тактическую школу в Ленинграде и назначен командиром 13-го легкобомбардировочного авиационного полка в Среднеазиатском военном округе, затем переформированного в 34-й скоростной бомбардировочный авиационный полк.
  -- С января 1940 года был помощником командира и командиром 35-й авиационной бригады в Киевском военном округе.
  -- Летом 1940 года короткое время командовал 16-й смешанной авиационной дивизией в том же округе.
  -- С ноября 1940 года -- командир 3-го авиационного корпуса дальней бомбардировочной авиации в составе ВВС Западного Особого военного округа, дислоцированного в Смоленске, полковник.
  -- В Великой Отечественной войне -- с первого дня.
  -- Полковник Скрипко был направлен на повышение и назначен командующим ВВС 5-й армии Юго-Западного фронта, затем заместитель командующего ВВС Юго-Западного фронта генерала Ф. А. Астахова.
  -- С марта 1942 года -- заместитель командующего Авиацией дальнего действия генерала А. Е. Голованова.
  -- Занимал эту должность до декабря 1944 года, когда Авиация дальнего действия была переформирована в 18-ю воздушную армию, а сам Скрипко стал первым заместителем командующего 18-й воздушной армией.
  -- За годы войны четырежды повышался в воинских званиях: генерал-майор авиации (9.11.1941), генерал-лейтенант авиации (21.7.1942), генерал-полковник авиации (13.3.1944), маршал авиации (19.8.1944).
  -- В 1946 году 18-я воздушная армия была расформирована, маршал Скрипко назначен первым заместителем командующего Дальней авиацией.
  -- В 1950 году он окончил Высшие академические курсы при Высшей Военной академии имени К. Е. Ворошилова.
  -- С 1950 года -- командующий Транспортно-десантной авиацией.
  -- В 1953 году -- помощник командующего Воздушно-десантными войсками по транспортно-десантной авиации.
  -- С 1953 года -- командующий Транспортно-десантной авиацией Воздушно-десантных войск.
  -- В 1955 году в СССР была создана Военно-транспортная авиация, а маршал авиации Скрипко стал её первым командующим. Возглавлял Военно-транспортную авиацию 14 лет, по существу, стал её родоначальником в современном виде.
  -- С августа 1969 года -- военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.
  -- Жил в Москве.
  -- Автор мемуаров.
  
   **
  
  
   В те октябрьские дни из-за линии фронта продолжали выходить все новые и новые группы бойцов, командиров и политработников нашего фронта.
   Среди них были начальник политического управления бригадный комиссар А. И. Михайлов, наш энергичный начальник противохимической защиты генерал-майор Н. С. Петухов, командиры стрелковых дивизий полковники П. И. Морозов, В. С. Тополев, А. К. Берестов, С. К. Потехин, С. Н. Веричев, А. М. Ильин, Н. М. Панов, П. С. Воронин, Г. П. Панков, К. И. Новик, комбриги М. А. Романов, Ф. Ф. Жмаченко и многие другие.
  
   Они выходили измученными, но ни в ком я не заметил уныния и пессимизма. В их сердцах пылала ненависть к врагу.
   С не зажившими еще ранами они являлись к командующему фронтом и настойчиво просили лишь об одном: "Пошлите снова в бой, дайте возможность рассчитаться с фашистами".
   И командование удовлетворяло их просьбы.
   И снова мы увидели старых, испытанных воинов в боях, не менее жестоких и кровопролитных, чем те, через которые они уже прошли.
  
  
  
   **

Баграмян И.X.

Так начиналась война. -- М.: Воениздат, 1971

  
  

*****************************************************************

  
   0x01 graphic
  
   Если посмотреть правде в глаза...
  

0x01 graphic

"Победа шведов в битве при Нарве".

Художник Густав Олаф Цедерстрем. 1910.

  
   "На великое счастье России, мы были оглушительно разбиты под Нарвой"...   68k   "Фрагмент" Политика. Размещен: 16/04/2014, изменен: 16/04/2014. 68k. Статистика. 435 читателей (на 10.1.2015 г.) 
   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА (из библиотеки профессора Анатолия Каменева)
   Иллюстрации/приложения: 14 шт.
  
   М. О.Меньшиков ЗАВЕТ ПЕТРА (фрагменты)
   На великое счастье России, мы были оглушительно разбиты под Нарвой.
   В том и состоит великая заслуга Петра, что он взял перед Богом и историей ответственность за бесконечную войну, лишь бы научить свой народ побеждать.
   Надо было сделать сверхсильное напряже­ние и догнать соседей в военном деле.
   Московскую зевоту и лень с России как рукой сняло.
   Целые поколения тогда рож­дались и созревали в мысли, что опасный враг у порога и что надо спасать царство.
   Невысказанный, но благородный ло­зунг одушевил народ, электризировал его высоким чувством.
   Из поступавшей в армию молодежи многие, вероятно, быстро гибли, но остававшееся ядро приобретало удивительный за­кал. Походы, лишения, приключения делались обычной жиз­нью. К битвам готовились, как артисты к спектаклю.
   Воин­ская повинность, совершив жестокий отбор свой, в лице из­бранных превращалась в призвание, а всякое призвание, хорошо выполненное, дает счастье.
   Петр Великий первый добился того, что Россия, наконец, имела счастливую армию, бесстрашие которой поддерживалось заслуженною гордостью.
   Сложилась русская военная культура, которой до Петра не было. Он заложил великую школу.
   "Не забывайте о монархии греческой", -- сказал он:
     -- Не забывайте, отчего поднимались царства и отче­го они падали.
     -- Военное искусство есть борьба за жизнь.   -- Пренебрегающие этим искусством гибнут.
     -- Не уставайте же со­вершенствоваться в военном деле!
     -- Идите в нем впереди народов, а не назади их! Остальное все приложится.
     -- Грозный непобедимым искусством меч обеспечит мир.
     -- Он добу­дет то, что дороже мира, -- уверенность народа в самом себе, уважение к своей земле, высокую гордость чувствовать себя наверху, а не внизу народов.
    Из книги. Анатолий Каменев "Шаг назад - смерть. Вперед два, три, десять шагов - дозволяю"... (фрагменты из кн. "Практическая психология для офицеров. М., Издательство МПУ "СигналЪ", 1999")
   Исходя из исторической практики Петра управления войсками, мы вправе утверждать, что существуют, по меньшей мере, 3 главные задачи управления, или, говоря другими словами, функции:
     -- Добиться повиновения группы (масса) людей, собранной вместе из разнородных элементов, и обрести над ними власть.
     -- Взять нити управления в свои руки и не терять их ни при каких обстоятельствах.
     -- Сплотить, воспитать и обучить подразделение для выполнения боевых задач, соответствующих современной природе боя, условиям театра военных действий и действиями вероятного противника.
     Задача первая - это подчинение своей воле воли других людей и дисциплинирование их.
      Задача вторая - создание системы и режима, при котором стало бы невозможно выйти из повиновения или же нарушить единоначалие.
      Задача третья - организация такой предметной деятельности военнослужащих, при которой они бы получали и совершенствовали сноровки, качества и умения. необходимые для боя и боевой деятельности и исключение таких видов деятельности, которые препятствовали бы их формированию.
   Исходный тезис нашего рассуждения таков:
    -- Масса, собранная для войны - это толпа до тех пор, пока она не будет подчинена воле командира и дисциплинирована.
     -- Армия - дисциплинированное войско может вновь обрести качества толпы, если будут утрачены бразды правления.
     -- Следовательно, перед офицером постоянно стоит задача - бороться с психологией толпы, предупреждать рецидивы толпы.
   Психология толпы
   Гете был прав: масса имеет великие заслуги в драке, но сила ее суждения остается жалкою...
   Из этой попытки определить основные свойства толпы можно вывести:
    -- Толпа аккумулирует, как правило, низменные инстинкты людей, и потому она неблагоразумна и агрессивна.
     -- Толпе импонирует то, что созвучно ее настроению и инстинкту.
     -- Влияние на толпу оказывают лица яркие, выделяющиеся, умеющие привлечь к себе внимание и удовлетворить инстинкт толпы.
     -- Толпа легко возбуждаема и способно быстро от состояния покоя перейти в движение и активные действия. Достаточно иногда одного призыва или жеста для того, чтобы привести ее в движение.
     -- Толпа, в известных случаях, управляема.
    Пример.   В I800 году Наполеон разбил "резервной армией" лучшие войска австрийцев под Маренго, только что перед тем, получивших Суворовское крещение, завоевавших Италию и под предводительством Суворова бывших непобедимыми.
   Краткие итоги таковы:
     -- Управление массой людей, не спаянных в воинский коллектив, становится возможным благодаря таким инструментам управления, как строй, иерархия, традиции, воинские святыни, обмундирование, авторитет влиятельного военачальника (солдаты А.Суворову: "Веди нас, отец! С тобой мы пойдем хоть куда").
     -- Названные инструменты управления "работают" только в умелых руках и при мыслящей голове, отдающей себе отчет в том: когда, в какой момент, в какой мере прибегнуть к тому или иному средству.
     -- Кроме этих общих (фундаментальных) средств управления есть немало иных средств и приемов, которые должны быть известны офицеру и которыми следует постоянно пользоваться.
   Пример. Армейские заметки генерала М.Драгомирова
   Резюме
     -- Подготовка к бою должна доминировать во всей системе военного управления. Боевая подготовка войск - самая надежная скрепа военного организма.
     -- Воспитание наступательного духа следует поставить выше военно-технической подготовки.
     -- Управление поведением, поступками и действиями военнослужащих следует осуществлять не отдельными командами, а системой службы войск, примером старших, разумной организацией занятий, целесообразным использованием индивидуальных свойств и качеств солдата.
     -- В системе управления надо обращать особое внимание на тренировку исполнительности, аккуратности и дисциплинированности.
     -- Ничто не следует делать формально; муштра, формализм, казенщина, натаскивание и дрессировка - не по нутру русского солдата.
   Факты "Из моей жизни" ("Записки вечного узника")
   ХОЛУЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЗАСТАВЛЯЕТ ПОБОРОТЬ СТЫД
   Полковник в помощники ст. лейтенанту Варенникову
  
   0x01 graphic
  
   Заговор верхов   10k   Годы событий: 1991. "Фрагмент" Мемуары Комментарии: 2 (26/11/2008) Обновлено: 17/02/2009. 10k. Статистика.
  
   Властолюбие - великое зло, начало вероломства и подлости
   Ельцин понимал, что власть Горбачева настолько ослабела, что настало время активно готовиться к смене власти.
      Обычно в этих случаях прибегают к приему очернений и обвинений.   Так сделал и Ельцин.
      В многочисленных интервью он не устает повторять: "Я предупреждал в 1987 году, что у Горбачева есть в характере стремление к абсолютизации личной власти. Он все это уже сделал и подвел страну к диктатуре, красиво называя это президентским правлением".
   Горбачев, если бы хотел навести порядок сильной рукой, давно бы сделал это. Но в 1991 году Горбачев утратил почти все бразды правления. Он перестал контролировать обстановку. Ему не на кого было опереться.
      От него стали отпочковываться былые соратники, почувствовавшие закат горбачевской поры.
      Прежде всего, это были А. Яковлев, идеолог чудовищного социального эксперимента и идейный вдохновитель оппозиции, и Э. Шеварднадзе, творец международных "инициатив", подорвавших международные позиции и авторитет СССР в мире.
   Таких, как Яковлев и Шеварднадзе не надо записываться в святые, им место в чистилище, а не в раю.
   Кто были эти люди?
      Почти 38% - бывшие члены ЦК КПСС, все 100% - из компартии, 50% - из исполнительной власти самого высокого уровня (КЗ. 6.7. 91 г.)
      Это уже было похоже на заговор "верхов".
   Мои личные впечатления о Ельцине сложились в 1989-1990 годах и они были основаны на личном восприятии этого человека, прежде всего, во время митингов в Лужниках.
      Вначале, как человек неординарный, Ельцин произвел впечатление человека борющегося за справедливость. Его популистские акции, типа проезда на работу в трамвае или троллейбусе, хождения в магазины и разносы продавцов у пустых прилавков, яркие выступления на последних съездах и пленумах ЦК КПСС вызывали уважение.
   С поры митингов в Лужниках мне стало понятно, что ставка на Ельцина, как на достойного политического лидера, не может быть правильной.
      Я перестал доверять Ельцину как политику и государственному мужу, еще не зная, насколько аморален и ничтожен он как человек. Это выяснилось позже...
  
   0x01 graphic
  
   "Не поддаваться затишью, не верить тишине"...   84k   "Фрагмент" Политика 
   Эренбург предостерегает читателей: "Тишина томит наше сердце - не сомнениями, но ненавистью. ...Мы сражаемся за самое большое благо: за свободу... Еще год тому назад ненависть была нам внове. Она клокотала в нас, мы от нее задыхались. Теперь мы выстрадали холодную, зоркую, справедливую ненависть этого лета"...
   Иллюстрации/приложения: 2 шт.
  
   В передовице "Напрячь все силы для победы над врагом" есть такие строки:
      "Красная Армия за два года накопила огромный боевой опыт... Но успокаиваться на этом -- неумно и гибельно. Верно, что сила нашей обороны неизмеримо выросла... Однако это не значит, что можно пассивно ждать развития события, считать себя за семью запорами... Ничто не должно застать нас врасплох! Предугадать любые действия врага, непрестанно размышлять над возможными вариантами будущих боев, прощупывать силы, расположение, распознавать замыслы противника... -- вот задача наших командиров в период затишья".
  
  
  
   "Лучше бы я родила черный камень, чем бесславного сына"...   63k   "Фрагмент" Политика 
   Эренбург: "Ожили в наши дни, казалось, архаичные слова: добро, верность, благородство, вдохновение, самопожертвование, - они отвечают нашим чувствам. В борьбе против немецких автоматов человек не только вырос, он возрос. В этом историческое значение войны. Мы часто называем ее "священной" - лучше не скажешь: воистину священная война за человека".
   Иллюстрации/приложения: 4 шт.
  
     "Все знают, -- подводит он читателя к главной своей мысли, -- как много нам стоили двадцать месяцев беспримерных битв. Я говорю не о материальных потерях. Я знаю, как быстро наш талантливый и страстный народ отстроит разрушенные города. Я говорю о людях: о потере лучших, смелых, чистейших. Эти потери невозвратимы. Но есть у нас утешение: потеряв на войне много прекрасных людей, мы укрепили понятие человека. Может быть, внешне война и делает солдата грубее, но сердце под броней хранит нежнейшие чувства. Ожили в наши дни, казалось, архаичные слова: добро, верность, благородство, вдохновение, самопожертвование, -- они отвечают нашим чувствам. В борьбе против немецких автоматов человек не только вырос, он возрос. В этом историческое значение войны. Мы часто называем ее "священной" -- лучше не скажешь: воистину священная война за человека".
  
  
   Расплата за отступление...   72k   "Фрагмент" Политика 
  
   Писать о погибших воинах дело непростое. Было прямое указание Сталина: не печатать их. Верховный объяснил: Слишком много потерь... Не будем радовать Гитлера... Вот и весь резон! А ведь были такие потери, о которых молчать нельзя. Погиб прославленный командир кавалерийского корпуса Лев Доватор. Погиб летчик-истребитель Тимур Фрунзе. Погиб командир пулеметной роты Рубен Ибаррури, сын Долорес Ибаррури...
   Иллюстрации/приложения: 6 шт.
  
   Илья Эренбург выступил со статьей "Пора!". Он в полный голос говорит о наших поражениях: "Мы не боимся правды. Мы знаем, что мы потеряли за эти месяцы. Мы знаем, как тяжелы колосья Кубани. Мы видим, как горит нефть Майкопа... Трудно нам было после зимних побед снова отведать горечь отступления. Трудно и тошно. Но горе разъело старые раны, и весь наш народ не может дольше терпеть..." Эта горькая правда звала в бой, придавала новые силы, закаляла.
   Надеждой и верой прозвучали его слова:
   "Один трус сказал мне: "Напрасно говорили зимой, что миф о непобедимости германской армии развеян. Ведь немцы снова идут вперед"...
   Никто никогда не говорил, что немцы не могут побеждать. Мы говорили, что немцев можно победить. Зимой это увидели все и прежде всего сами немцы. Лавры -- это лавры, а синяки -- это синяки. Только трус может теперь назвать армию Гитлера "непобедимой". Она одержала на Юге ряд побед, но от этого она не стала непобедимой..."
  
  
  
   "Наука ненависти" 76k "Фрагмент" Политика
   Илья Эренбург: "Год тому назад, накануне войны, Красная Армия была частью государства... Теперь вся Россия - это Красная Армия... Мы многое потеряли за этот год: мир, уют, города, близких. Мы многое за этот год обрели: ясность взгляда, плодотворную ненависть, огонь патриотизма, завершенность, зрелость каждого человека"...
   Иллюстрации/приложения: 9 шт.
   http://artofwar.ru/k/kamenew_anatolij_iwanowich/naukanenawisti.shtml
  
   Годовщине войны посвящена передовая и, конечно, статья Ильи Эренбурга, озаглавленная кратко и просто "Июнь". Это публицистический рассказ о том, что пережил наш народ за минувший страшный год.
   Он написал со страстью, с большой художественной силой:
   "Год тому назад, накануне войны. Красная Армия была частью государства... Теперь вся Россия -- это Красная Армия...
   Мы многое потеряли за этот год: мир, уют, города, близких.
   Мы многое за этот год обрели: ясность взгляда, плодотворную ненависть, огонь патриотизма, завершенность, зрелость каждого человека"...
   И такая же трезвая, как и в статье Калинина, оценка перспектив войны: "Наши испытания не кончены. Нелегко откажутся немцы от своей преступной мечты быть "герренсфольк" -- "народом господ". Они еще жадно смотрят на Кубань, где зреют нивы богатого урожая. Они еще косятся на дворцы Ленинграда... Нам предстоит дважды трудное дело: отбить и прогнать...
   Россия в гимнастерке, обветренная и обстрелянная, -- это все та же бессмертная Россия... она заглянула в глаза победе... Она не где-то вдали, она рядом -- в твоем блиндаже, в твоем окопе, у твоей батареи. И мы теперь говорим: победа с нами".
  

0x01 graphic

"Куда кривая выведет" 1859

Художник Тимм Василий Федорович (Георг Вильгельм) (1820-1895)

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012