ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Свобода - это дар...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Истина делает человека свободным, а умение использовать этот дар - счастливым


А.И. Каменев

Свобода - это дар, которым надо уметь распорядиться

  
   Продолжение. Начало См.:
     
   Курс на Красноярск   25k   "Фрагмент" Мемуары
   О чистой совести и чувстве исполненного долга
   Самое бесправное сословие   19k   "Фрагмент" Мемуары
      Проблема вторая - молодые офицеры
   Проблемы полка   15k   "Фрагмент" Мемуары
      Худо, когда боевая часть превращается в военно-подметальное учреждение
   У алтаря права дружбы кончаются   22k   "Фрагмент" Мемуары
         Дружба - это наука и искусство
   Пить или не пить?   23k   "Фрагмент" Мемуары
         Пора трезветь, господа!
   Неудачником не рождаются   23k   "Фрагмент" Мемуары
         Неудачи и просчеты: наше отношение к ним.
   Двухгодюшники   16k   "Фрагмент" Мемуары
         Лучше меньше, да лучше.
   Эффект метро   17k   "Фрагмент" Мемуары
         Интересные наблюдения и необычное умозаключение
   Плох тот, кто...   13k   "Фрагмент" Мемуары
         Не звание возвышает офицера над подчиненными, а умение быть искусным воином.
   ЧП в артполку   21k   "Фрагмент" Мемуары
         О педантизме, мелочности и палке капрала
   Три недели, которые...   35k   "Фрагмент" Мемуары
         А Ларчик просто открывался.
   Из леса вистимо   30k   "Фрагмент" Мемуары
         Голь на выдумки хитра
   Кочкоград   22k   "Фрагмент" Мемуары
         Мой гарнизон - моя крепость?
   В отдельном автомобильном   45k   "Фрагмент" Мемуары
         Риск - благородное дело
   В чем наша беда?   23k     "Фрагмент" Мемуары
         Практические заметки из служебного опыта
   Из технарей в политработники   12k     "Фрагмент" Мемуары
         О неожиданном повороте судьбы и мыслях по этому поводу
   Тату   34k     "Фрагмент" Мемуары
         Начало пути вечного узника
  

Попутчик

   Поезд на Красноярск отправлялся утром следующего дня.
   В купе, рассчитанное на четырех пассажиров, кроме нас сели двое гражданских лиц.
   Первый, судя по одежде и манерам поведения, был, как говорят, представителем творческой профессии.
   Не пойму: почему-то до сих пор артистов, писателей и прочий богемный люд величают "творческими личностями"?
   А разве дворник не может быть творческой натурой?..
   Ну, да ладно, видимо, так им удобнее всего выделяться из толпы, нося лавры человека неординарного, свободного в поведении, поступках, непредсказуемого и способного на самые различные неожиданные, порой и шокирующие действия.
   Второй попутчик был простым советским инженером.
   Ехал он в командировку, по делам, и был чем-то озабочен.
   "Артист" же, напротив, был энергичен, чуть навеселе и без умолку рассказывал о своих гастролях в Новосибирске.
   *
   Дорога была долгой и скучной.
   За окнами мелькали погребенные снегом деревеньки и бесконечная сибирская тайга.
   *
   Как часто бывает в таких случаях, познакомились быстро и разузнали друг о друге вполне достаточно.
   Тогда еще не было нужды опасаться попутчиков.
   Это сейчас развелось много аферистов и проходимцев, которые грубо и жестоко "разводят" попутчиков на деньги или без зазрения совести грабят спящих соседей.
   Самое большее, что могло тогда произойти - ссора между подвыпившими пассажирами.
   *
   Но в нашем купе было тихо и спокойно.
   Дочь мирно спала на полке.
   А мы, собравшись за тесным столом, выпили за знакомство.
   Выпивка развязала язык и побудила к откровенности нашего соседа-артиста.
  
   - Послушай, дорогой мой, - сказал он, обращаясь ко мне. - Что тебя держит в армии? Посмотри на меня. И глянь на себя.
   - И что же я увижу? - спросил недоуменно я.
   - А увидишь ты, друг мой, в своем лице вконец закрепощенного человека, который вынужден мотаться из конца в конец по стране по прихоти своего начальства.
   - Предположим, это так, - сказал я. - Но тогда, кого же в вашем лице мне повезло повстречать?
   - Перед вами, уважаемый, свободный человек, который сам решает, что ему делать: когда и куда ехать, спать или работать, пить или не пить...
   - Помилуйте, - запротестовал я. - Разве в этом состоит свобода человека? Главное ли тут личная прихоть человека? Ведь человек, как существо несовершенное и к пороку наклоненное, может свободу внешнюю обратить себе во вред...
   - Ну и хватили вы, дорогой мой, через край. Человек - это звучит...
   Тут он, видимо, спохватился, что вот-вот начнет цитировать Горького, заученный то ли в школе, то ли в театральном училище.
   - Поверьте мне, человек не так глуп, чтобы во вред себе использовать свободу. Он знает меру, видит край, чтобы не упасть...- Тут он сделал паузу и перешел в наступление. - Вот, к примеру, сегодня я бы мог не поехать на этом поезде. Просто решил не подводить организатора концерта в Красноярске. Но ведь мог притвориться больным и отказаться от поездки.
   - А вот вы, уважаемый, могли бы отменить вашу поездку? - спросил он меня с некоторой издевкой.
   - Нет. Мне предписано уже завтра быть на месте назначения, - ответил я.
   - Ну, вот, видите, в чем различие между нами: я сам распоряжаюсь собой, а вами распоряжаются другие, - заключил мой попутчик.
   *
   В словах моего попутчика была правда в том, что офицер, действительно, ограничен в своих действиях и поступках.
   Но, следует ли из этого делать вывод о полной зависимости офицера от внешних обстоятельств?
   Нет.
   Внешняя зависимость вовсе не порождает скованность мысли, решения, действия и поступка.
   Следовательно, попадая во внешнюю зависимость от людей и обстоятельств, не каждый сковывает свою мысль, душу, чувство и эмоции.
   Внешние ограничения и стеснения вовсе не умаляют внутренней свободы, свободы духа, мышления, оценок, выводов и т.п.
   Благо, когда в наличии внешняя и внутренняя свобода, т.е., когда тебя никто не ограничивает в выборе, месте, занятии, времени и т.п. И, когда, все твои поступки и действия продиктованы не чужой волей, а собственным сознанием, свободным от предрассудков, заблуждений и т.п.
   *
   Но жизнь настолько многогранна, что она:
  
   -во-первых, никогда не дает человеку полной внешней свободы. Если он не зависит от кого-то (что, впрочем, тоже не реально), то он зависит от самого себя (своих прихотей, желаний, страстей, привязанностей, привычек и т.д.) и от внешних обстоятельств (погоды, времени, условий и обстоятельств и т.д.);
   -во-вторых, благо, когда человек все же имеет возможность распоряжаться собой; но худо, когда он не умеет во благо употребить дар свободы;
   -в-третьих, внешние ограничения не всегда накладывают путы на внутренний мир личности; можно быть и в темнице свободной личностью.
   *
   Вариаций настолько много, что их не счесть.
   *
   Офицеры фараоновского Египта, к примеру, были рабами военной машины.
   Об их печальной участи свидетельствует папирус времен царствования Рамсеса II, который содержит поучения жреца-наставника воспитаннику:
  
   "Почему тебе кажется, - спрашивает жрец-наставник воспитанника, - что пехотный офицер счастливее писаря? Хочешь, я тебе опишу участь пехотного офицера и всю силу испытываемых им бедствий? Его уводят еще ребенком, чтобы запереть в казарме; у него рана на животе, рана на глазу и брови рассечены рубцами, а на голове у него образуются гниющие язвы. Его бьют, как связку папируса и он совсем разбит палкою. Послушай теперь, что я расскажу тебе о его походах в Сирию и его экспедиции в отдаленные страны. Он несет на себе свой хлеб и воду; он навьючен как осел, и ему кажется, что позвонки его спины надтреснуты. Вечно проводит он время на часах и в казарме, а утоляет жажду гнилой водой. Настигнет ли он неприятеля, он дрожит, как гусь, ибо члены его не имеют более силы. Возвращается ли он, наконец, в Египет - он похож на палку, изъеденную червями. Болен ли он, приходится ему слечь, его увозят на осле, одежду похищают воры, денщики его разбегаются. Подумай об этом, дитя мое, и перемени мнение, которое ты составил о писаре и об офицере" ...
  
   Положение египетского офицера еще более усугубилось во времена крушения монархии фараонов. Загнанный, заплеванный и нравственно початый офицер отказывался от службы, бывшей его злой мачехой, он уже не хотел вмешиваться в то дело, в котором его на каждом шагу ожидали оскорбления, насмешки и побои и охотно предоставлял правительству ведаться с врагом, как он знает.
   Пришлось заменить его, правда, более искусным и предприимчивым, но зато и более жадным, корыстолюбивым и знающим себе цену наемником, который являлся не защитником населения, а его палачом...
   *
   Но из мировой и отечественной истории известно и то, что настоящий офицер никогда не становился крепостным и бесправным служакой. Даже в случае жестокого давления со стороны верховной власти, он не терял самообладания, достоинства и чести.
   Так, во времена господства Павла I настоящие офицеры не превращались в тупых исполнителей воли государя, но выступали против своеволия, унижения, невзирая на то, что приходилось вступать в противоборство с могущественным и мстительным правителем России.
   А.В. Суворов, раскрепощенный и внутренне свободный человек, не побоялся выступить против плацпарадной системы Павла
   Когда введены были в русском войске прусский мундир, пудра, букли, косы, эспонтоны, Суворов улыбнулся и сказал:
   "Пудра не порох, букли не пушки, косы не тесаки, и мы не немцы, а русаки!"
   Шутка Суворова была передана в Петербург; ее повторяли в войске и в народе... Января 27-го 1797 года "Суворову повелено быть в Петербурге и остаться без команды".
   ***
   Однако, вернемся к нашему попутчику-артисту.
   "Творческая личность" так набралась в тот день спиртного, что разговор наш был прерван его внезапным падением в сон.
   Весь последующий путь так и не удалось продолжить нашего разговора и до конца выявить наметившиеся позиции.
   *
   Впрочем, утром спорная тема разрешилась сама собой.
   Мой попутчик был явно не в себе.
   Он то и дело прикладывался к бутылке, пытаясь "поправить" здоровье.
   Но самочувствие его не улучшалось, а отягощалось очередной дозой выпитого.
   Чувствовалось, что "артист" дружит с бутылкой и имеет ярко выраженное пристрастие к спиртному.
   Его "свобода", как было видно, была ему в тягость.
   Но внешнего "ограничителя" не было, а внутренний самоконтроль, видимо, был нарушен.
   *
   Мне же было не до выпивки.
   На руках жена и маленький ребенок.
   Впереди встреча с новым начальством.
   Так что надо было держать себя в форме и нельзя было расслабляться и потакать желанию продолжить застолье.
   *
   "Свободный художник" чувствовал себя неважно и уже не философствовал о преимуществах своего положения.
   Видимо, до его сознания дошел тот факт, что свободой внешней он пользоваться не умеет, а благо свободы употребляет себе во зло.
   Мне же, тогда еще молодому человеку, было не в полной мере ясна важность тех внешних установлений, которые заставляют человека вести себя добропорядочно, не приступая рамок приличия, долга, обязанности и т.п.
   Впрочем, прозрение уже и тогда имело место...
   ***
   Мне, как и большинству молодых офицеров, не сразу удалось установить верный взгляд на понимание того, что есть свобода настоящая и что такое свобода мнимая.
   Молодые офицеры склонны понимать свободу как нечто освобождающее их от всего того, что им мешало в то время, когда они находились под строгой опекой командиров и педагогов военного училища.
   Такое понимание свободы неизбежно ведет к серьезным просчетам в жизни.
   Что же, по своей сути, представляет собой свобода?
   Верное понимание свободы указывает нам, что это:
  
  -- Самоограничение.
  -- Чувство меры.
  -- Самодисциплина.
  -- Ответственность.
  -- Признание прав других на свободу.
  
   Напрасно думает тот, что свобода - это вседозволенность действий.
   Понимаемая в этом смысле свобода - это ничто иное, как анархия, ведущая в хаосу, неразберихе и, в конечном итоге, к притеснению слабого и деспотии.
   Человек живет в разумном мире, среди людей. имеющих свои законные интересы и потребности.
   Законы человеческого общежития требуют согласования поступков и действий всех людей и установления определенных "рамок", в пределах которых можно действовать, не нанося время окружающим.
   Истинно свободный человек это понимает и сам ставит предел своим желаниям, хотениями и потребностям.
   *
   Чувство меры - это понимание той степени достаточности, которая вполне необходима для жизни и правильного функционирования организма, тех пределов, которые необходимы для установления правильных отношений между людьми, той затраты сил и энергии, которая необходима для исполнения возложенного на человека долга и т.п.
   Несоблюдение чувства меры, с одной стороны, ведет к излишествам, а с другой стороны - к аскетизму, скупости, жадности и прочим аномалиям.
   Свободный человек - это человек с развитым чувством меры: он хорошо видит грань между добром и злом, справедливостью и несправедливостью, достатком и излишеством, бережливостью и скаредностью.
  
   "Ставить предел своим желаниям, держать в узде свои страсти, смирять свой гнев, всегда памятуя, что отдельному человека доступна лишь бесконечно малая часть всего, достойного желаний, а что каждый обречен на многочисленные беды, - т.е., словом, "воздерживаться и терпеть": вот правило, без соблюдения которого ни богатство, ни власть, не помещают нам чувствовать себя жалкими", - писал А.Шопенгауэр
   *
   Самодисциплина - неотъемлемое свойство свободного человека.
   Свободный человек - это не только волевая личность, но и умеющая укрощать свои страсти, приводить в порядок мысли и отношения, умеющая разумно себя стимулировать к доброму и полезному и наказывать за содеянное, не ожидая внешних к тому побуждений.
   *
   Ответственность и свобода тесно связаны друг с другом.
   Свобода не только предполагает ответственность, но и базируется на ней.
   Все в мире взаимосвязано и человека с миром связывают тысячи нитей, отношений и зависимостей.
   Свобода, понимаемая, как независимость, сложение с себя ответственности перед самим собой, родными, близкими, друзьями и коллегами, обществом и государством, - это, или же свобода отшельника, спрятавшегося от всего мира в пещере и пытающегося забыть всю предыдущую жизнь, или же "свобода" преступника, развратника, подлого человека, скрывающегося от ответственности перед законом или людьми, которым он чем-то обязан. "Иван, не помнящий родства", - фигура издавна осуждаемая в русском обществе.
   *
   Не может быть истинно свободным тот, кто, ратуя о личной свободе, забывает о праве на свободу других людей.
   Вдвойне жалок тот, кто оберегая свою, попирает свободу других.
   *

В чем мы должны быть свободны?

   Есть, по меньшей мере, три сферы деятельности, где от офицера требуется значительная степень свободы.
   Это:
  
  -- Свобода мысли.
  -- Свобода решения.
  -- Свобода действия.
  
   Свобода мысли - это умение самостоятельно приходить к правильным заключениям, обобщениям, выводам и оценкам.
   В основе этого умения лежит способность человека правильно воспринимать информацию, верно ее оценивать, правильно определять ее значимость для себя, для окружающих и для порученного дела.
   Человек, свободно мыслящий, не пользуется чужими стереотипами, оценками, не подстраивается под мнение авторитетного лица или начальника, а вырабатывает свою точку зрения на происходящее и не пытается втиснуть ее даже в свои собственные, но уже утратившие значение оценки.
   Единственный критерий, кот которому верен такой человек - Истина.
   *
   Свобода в принятии решений заключается в умении: а)выбрать объективно лучший вариант действий; б)отклонить все попытки оказать давление со стороны или же личный соблазн выбрать легкий путь решения.
   *
   Свобода действий - это самостоятельные и инициативные действия, корректируемые по ходу в зависимости от изменений обстановки и получаемого результата, но с обязательной установкой на благополучное и качественное завершение дела. Свобода действий - это инициатива в рамках поставленной задачи, но и с творческим развитием идеи старшего начальника.
  

От чего не может быть свободен офицер?

   Абсолютной свободы, конечно, не бывает. Есть сферы деятельности и жизни, которые налагают на человека постоянные (пожизненные или в течение определенного времени) обязательства, которые он не имеет права игнорировать. Так, офицер, не может быть свободен:
  
  -- от присяги, исполнения своего офицерского долга - верно служить Отчизне;
  -- от власти, ему предоставленной Законом;
  -- от ответственности поступки и дела своих подчиненных;
  -- от ответственности за точное и верное исполнение приказа;
  -- от ответственности за своих родных и близких;
  -- от обязательств перед друзьями, товарищами и коллегами;
  -- от признательности и благодарность всем тем, кто принимал участие в его судьбе;
  -- от ответственности за свое состояние (физическое, духовное и психологическое).
  
   *
   Долг офицера (верно служить Отечеству!) - священная обязанность, от которой офицер освобождается только в результате гибели на поле боя, смерти или серьезного увечия.
   В иных же случаях офицер находит возможность приносить пользу своему Отечеству. Верность его присяге, Родине не могут поколебать ни перебои в выплате денежного довольствия, ни усталость, ничто другое.
   *
   Власть дается офицеру навсегда, т.е. на все время исполнения им офицерских обязанностей.
   Власть на то и власть, что она осуществляется непрерывно.
   Постоянство власти - это показатель ее силы.
   Офицер не имеет права не пользоваться властными полномочиями или уклоняться от использования власти, когда это необходимо.
   Не может он и злоупотреблять властью, использовать ее не по назначению или же превышать свои властные полномочия.
   *
   Курсант, как правило, отвечал только за свои действия.
   Командир отвечает и за себя и за своих подчиненных.
   Он не имеет права устраняться от такой ответственности или перекладывать ее на кого-то другого.
   *
   Приказ и распоряжение старшего начальника - это основа единоначалия.
   Лицо, не исполняющее приказ, выполняющее его кое-как, покушается на святое святых в армии и на флоте, а потому не может быть допустимо.
   *
   Обязанности службы не слагают с офицера ответственности за судьбу своих родных и близких.
   Особо следует помнить офицеру о тех, с кем он находится в разлуке (это могут быть родители, жена и дети, братья и сестры).
   Я.Кульнев, по свидетельству Д.Давыдова, из скудного жалованья майорского, а потом из весьма, в то время, недостаточного жалованья - полковничьего и генерал-майорского, ежегодно и постоянно до конца своей жизни уделял треть на содержание дряхлой и бедной своей матери, о чем знал весь город Люцин, где она жила.
   *
   Друзья, товарищи и коллеги офицера требуют от него принятия на себя определенных обязательств, в противном случае дружба расстраивается, товарищество нарушается, а взаимодействие в служебном коллективе начинает испытывать серьезные удары из-за недобросовестности кого-то из коллег.
   Отношения человека с другими людьми имеет весьма важное основание - это взаимные обязательства друг перед другом. Когда эти обязательства неуклонно соблюдаются, то взаимодействие протекает успешно и дает свои положительные плоды.
   Но стоит только кому-то уклониться от исполнения принятых на себя обязательств, начинаются сбои, недоразумения и конфликты.
   *
   Неблагодарность - тяжкий грех потому, что человек забывает те благодеяния, которые ему делались и начинает возвеличивать свои заслуги.
   Неблагодарность вызывает обиду и отталкивает людей.
   *
   Может показаться, что состояние нашего здоровья - это личное дело каждого.
   Но это далеко не так, ибо наше состояние - это здоровье или болезнь как бы одной клеточки большого организма.
   Не заботясь о себе, мы причиняем хлопоты и огорчения другим, ставим их в сложное положение, перекладывая на них свои обязанности, заставлял прислуживать нам в то время, как они могли бы посвятить это время чему-то такому, что для них важно и необходимо.
   *

Какие опасности подстерегают молодого

офицера на пути свободы?

  
   Увлечение свободой, как некой наградой, данной нам за время несвободы, проведенное в военном училище, нередко вызывает такие негативные явления, которые отравляют жизнь молодого человека в офицерских погонах. К их числу относятся:
  
  -- Безрассудство.
  -- Утрата независимости.
  -- Индивидуализм.
  -- Анархия
  -- Деспотия
   *
   Вырвавшись на свободу, бывший "узник" училища начинает метаться из стороны в сторону, из одной крайности в другую.
   Он пытается "наверстать" то, что "упустил", будучи в училище.
   Как правило, это приводил к сомнительным знакомствам, случайным встречам, разбросу сил и энергии.
   Свобода настолько опустошает такого человека, что он быстро истощается и меркнет, вянет в плену мелких побуждений, сиюминутных интересов и быстро проходящих радостей. У него больше огорчений и неприятностей от свободы, чем пользы.
   В конечном итоге, такой человек или успокаивается и начинает вести более или менее нормальный образ жизни, или опускается и предается лишь низменным интересам.
   Свобода требует благоразумия.
   Когда его нет - наступает хаос и упадок.
   *
   Другому человеку свобода в тягость.
   Он привык к тому, что им кто-то руководит, за него все решает.
   Поэтому такой офицер старается найти себе нового руководителя, но уже не из среды старших, а равных.
   Тут, обычно, свои услуги предлагают "бывалые" офицеры.
   Впрочем, весь их опыт покоится, как правило, не дне выпитых бутылок и состоит в увиливании от исполнения служебных обязанностей.
   Понятно, чему может научить такой "руководитель", или, как говорили раньше, "добрый малый".
   *
   Существует и вариант, правда, как нам кажется не очень распространенный, когда в качестве ответной реакции на казарменный стиль курсантской жизни, человек замыкается в себе.
   Он, как бы отгораживается от всех остальных, держит их на расстоянии, никого не приглашает в друзья, а с коллегами придерживается чисто деловых отношений.
   Замкнувшись в своем тесном мирке, такой офицер живет своей жизнью.
   Его не интересуют общие дела.
   При таком стиле жизни он неизбежно войдет в конфликт и с подчиненными, и с офицерами роты, ибо черствость, официальность, работа "от" и "до", отсутствие душевного накала и отдачи, - все это напоминает горение сырых дров: копоти много, шипения достаточно, а жара и тепла почти никакого...
   Таких не любят в роте ни солдаты, ни офицеры.
   *
   Анархисты бывают не только в революции, но и среди офицеров.
   Это те люди, которые все время пытаются выказать свой мятежный дух, ставят препоны власти, ведут себя хаотично, непредсказуемо, пытаются реализовать свою свободу в причудливых и, как правило, уродливых и недостойных формах (неповиновение, пререкание, подначивание командира и т.п.).
   Анархист - это вредитель, он подрывает основы дисциплины, подает дурной пример другим.
   Зачастую, в основе анархического поведения лежит просто желание "сыграть на публику", завоевать ее расположение, вызвать симпатии своей дерзостью.
   Если это болезнь роста, то ею нужно быстрее переболеть, но если это привычка, то это уже рецидив серьезной болезни, которая лечится самым решительным образом.
   У моряков существует поговорка о том, что "бунт на корабле начинается с кают-компании".
   Верно: падение дисциплины, организованности начинается с офицеров...
  
   *
   Деспотия и свобода, казалось бы, не связаны.
   Однако, это не так.
   И ту есть две стороны: во-первых, анархизм побуждает к установлению деспотии; во-вторых, пользуясь свободами, понимаемой как не стесненность чем-либо, властолюбивый человек начинает изобретать свои механизмы управления теми, кто не умеет пользоваться личной свободой, подчиняя и ставя их в зависимое от себя положение.
   Дайте свободу властному человеку, не стесненному ни законом, ни нормами морали и он буквально в считанные мгновения выстроит новые тюрьмы, изобретет драконовские законы, заставит работать на себя, а не на общее благо.
   Любители "закручивать гайки", это "страшилки" мирного времени.
   Не даром их бичевали в своем "Наставлении господам пехотным офицерам" герои Отечественной войны 1812 г.
  
   "В некоторых полках есть постыдное заведение, что офицеры и ротные командиры в мирное время строги и взыскательны, а в войне слабы и в команде своих подчиненных нерешительны. Ничего нет хуже таковых офицеров: они могут иногда казаться хорошими во время мира, но как негодных для настоящей службы их терпеть в полках не должно".
  
   *
   Другими словами, свободу (личную и общества) надо понимать, любить и уметь защищать.
   *

Как следует оберегать личную свободу?

   Оберегать свою свободу - значить не позволять никому вмешиваться в пределы своей компетенции.
   И еще: оберегать можно то, что у тебя есть...
   Прежде всего, надо назвать предмет, который следует оберегать. Ведь речь не идет о каких-то особых "правах и свободах" офицера.
   Речь идет о том, что офицер должен оберегать самое главное, а именно, свободу мыслить самостоятельно, свободу принимать решения и свободу действовать самостоятельно.
   Отсюда и вытекают необходимые условия, которые нужны для охранения личной свободы, а именно:
  
  -- Офицер должен уметь правильно мыслить.
  -- Офицер должен уметь принимать самостоятельные решения.
  -- Офицер должен уметь действовать самостоятельно и полностью отвечать за свои действия.
  
   *
   Правильное мышление опирается на три составляющие: глубокие и обширные знания, опыт и здравый смысл.
   Идеально, когда в должной степени имеются все названные компоненты.
   Плохо - когда нет или же слабо развит какой-либо из них.
   Следовательно, надо набираться мудрости, опыта и развивать дар мыслить здраво, - и тогда офицер получит полное основание для правильного мышления.
   Тот имеет право отстаивать свои мысли, кто действует в указанном направлении.
   *
   Умение решаться, т.е. выбирать вариант действий, останавливаться на нем с полным осознанием верности принятого решения, возможности его проведения в жизнь, имеет своим основанием волю, чувство ответственности, умение устранить всякие колебания.
   *
   Самостоятельные действия - это поступки, действий, поведение и отношение, которые осуществляются без опеки и помощи с чьей-либо стороны, которые ведутся приемлемыми средствами и которые дают положительный результат.
   Отстаивать свое право на самостоятельные действий может только тот, кто способен на такие действия.
  

Краткое резюме

   Тот, кто кичится своей внешней свободой - как правило, раб своих пороков.
   Истинно свободный человек понимает и ценит свободу внешнюю, но более всего - свободу внутреннюю.
   Он понимает, что внутренней свободой обладает лишь тот, кто умен, прозорлив, деятелен, самостоятелен.
   Умные правители понимали, что только внутренняя свобода делает человека надежным, инициативным и целеустремленным.
   Великий Петр умел давать простор инициативе своих подданных.
   Даже того, когда князь М.Голицын, дважды отбитый при штурме Шлиссельбурга, получил категорическое приказание царя немедленно отступить от стен крепости, иначе голова его завтра же слетит с плеч, зная это, не убоялся ответить, что завтра его голова во власти царской, а сегодня она ему еще сослужит службу.
   Третьим приступом он взял крепость.
   "Устав Воинский", составленный самим царем в 1716 г., т.е. в то время, когда на Западе было развито раболепие перед уставной буквой, категорически требовал:
  
   "Не держитесь устава, яко слепой стены; в нем бо порядки писаны, а времен и случаев нет".
  
   Не лучшим ли напутствием на сегодня могут служить эти слова незабываемого Петра Великого?
   *
   Нет, не прав был мой попутчик-артист.
   Не я, а он, оказался несвободным человеком.
   Дар свободы - могучий, щедрый, но и коварный подарок Судьбы.
   Злоупотребляющий им, попадает в сети порока и в зависимость от людей и обстоятельств.
   Пользующийся им разумно - процветает и живет во благо себе и другим.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010