ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Училище - не полк...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моя казахская эпопея, часть пятая.


Моя казахская эпопея, часть пятая

  

А.И. Каменев

Военное училище - не полк, а курсант - не солдат

  
   Продолжение. Начало См.:
  
   Бои местного значения   39k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть четвертая
   Военная педагогия   41k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть третья
   В кадрах-то согрешили   76k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть вторая.
   Моя казахская эпопея   35k   "Фрагмент" Мемуары
   Часть первая
   Капитан сверхсрочной службы   45k   "Фрагмент" Мемуары
   Наука требует жертв
   Время решать   43k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть седьмая.
   Без руля и без ветрил?   34k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть шестая
   Легко в учении - тяжело в бою   19k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть пятая.
   Академия - не богодельня, а чистилище   23k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть четвертая.
   Для чего люди учатся?   31k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть третья
   Чему нас учили   26k   "Фрагмент" Мемуары
      Мои университеты, часть вторая
   Мои университеты. Ч.1   30k   "Фрагмент" Мемуары
         Знание - сила, образованность - благо.
   Полосатый рейс   25k   "Статья" История
          О государственной потребе и местничестве
   Луч света   26k   "Фрагмент" Мемуары
          Поболее бы таких лучиков в царстве равнодушия и своеволия
   Свобода - это дар...   38k   "Фрагмент" Мемуары
          Истина делает человека свободным, а умение использовать этот дар - счастливым
   Курс на Красноярск   25k   "Фрагмент" Мемуары
          О чистой совести и чувстве исполненного долга
   Самое бесправное сословие   19k   "Фрагмент" Мемуары
          Проблема вторая - молодые офицеры
   Проблемы полка   15k   "Фрагмент" Мемуары
          Худо, когда боевая часть превращается в военно-подметальное учреждение
   У алтаря права дружбы кончаются   22k   "Фрагмент" Мемуары
          Дружба - это наука и искусство
   Пить или не пить?   23k   "Фрагмент" Мемуары
          Пора трезветь, господа!
   Неудачником не рождаются   23k   "Фрагмент" Мемуары
          Неудачи и просчеты: наше отношение к ним.
   Двухгодюшники   16k   "Фрагмент" Мемуары
          Лучше меньше, да лучше.
   Эффект метро   17k   "Фрагмент" Мемуары
          Интересные наблюдения и необычное умозаключение
   Плох тот, кто...   13k   "Фрагмент" Мемуары
   Не звание возвышает офицера над подчиненными, а умение быть искусным воином.
   ЧП в артполку   21k   "Фрагмент" Мемуары
             О педантизме, мелочности и палке капрала
   Три недели, которые...   35k   "Фрагмент" Мемуары
             А Ларчик просто открывался.
    Из леса вистимо   30k   "Фрагмент" Мемуары
             Голь на выдумки хитра
    Кочкоград   22k   "Фрагмент" Мемуары
             Мой гарнизон - моя крепость?
    В отдельном автомобильном   45k   "Фрагмент" Мемуары
             Риск - благородное дело
    В чем наша беда?   23k     "Фрагмент" Мемуары
             Практические заметки из служебного опыта
    Из технарей в политработники   12k     "Фрагмент" Мемуары
             О неожиданном повороте судьбы и мыслях по этому поводу
    ТАТУ   34k     "Фрагмент" Мемуары
             Начало пути вечного узника
  
  

Курсанты - не безликая масса

  
   Первые дни моей службы в АВОКУ показали, что курсанты - это сложная и многоликая категория людей, к которой не следует подходить с общей для всех меркой, так как среди всей этой массы молодых людей были любознательные и умные, порядочные и не совсем честные и искренние, жаждущие знаний и желающие серьезно учиться и те, которые к учебе в училище относились с прохладой ...
   *
   Знакомясь, шаг за шагом, с моими воспитанниками и сравнивая свои впечатления с тем, что мне удалось извлечь из трудов выдающихся людей, я убеждался в том, что по своей сути люди меняются мало: так же, как много веков назад, так и сейчас людей можно подразделить на вполне определенные категории по задаткам и способностям, по их отношению к познанию и жизни, по стилю поведения и характеру и т.д.
   *
   Применительно к процессу обучения мне вспомнилась классификация обучаемых, которую в ХVII веке дал выдающийся чешский педагог Ян Амос Коменский. На основании многолетней практики и внимательных изучений школьников, он выделил шесть основных типов учащихся:
  
  -- Тип 1. Ученики с острым умом, стремящиеся к знанию и податливые; они преимущественно пред всеми другими способны к занятиям. Им ничего не нужно, кроме того, чтобы предлагалась научная пища; растут они сами, как благородные растения. Нужно только благоразумие, чтобы не позволять им слишком торопиться, чтобы раньше времени они не ослабели и не истощились.
  -- Тип 2. Дети, обладающие острым умом, но медлительные, хотя и послушные. Они нуждаются только в пришпоривании.
  -- Тип 3. Ученики с острым умом и стремящиеся к знанию, но необузданные и упрямые. Таких обыкновенно в школах ненавидят и большей частью считают безнадежными; однако, если их надлежащим образом воспитывать, из них обыкновенно выходят великие люди.
  -- Тип 4. Ученики послушные и любознательные при обучении, но медлительные и вялые. И такие могут идти по стопам идущих впереди. Но для того чтобы сделать это для них возможным, нужно снизойти к их слабости, никогда не обременять их, не предъявлять к ним слишком строгих требований, относясь к ним доброжелательно и терпеливо, или помогать, ободрять и поддерживать их, чтобы они не пали духом. Пусть они позднее придут к цели, зато они будут крепче, как бывает с поздними плодами. И как печать с большим трудом оттискивается на свинце, но держится больше, так и эти ученики в большинстве случаев более жизненны, чем даровитые, и раз они что-либо усвоили, они не так легко забывают.
  -- Тип 5. Ученики тупые и, сверх того, равнодушные и вялые. Их еще можно исправить, лишь бы только они не были упрямые. Но при этом требуется великое благоразумие и терпение.
  -- Тип 6. Ученики тупые, с извращенной и злобной натурой; большей частью эти ученики безнадежны. Однако известно, что в природе для всего испорченного есть противодействующие средства и бесплодные от природы деревья при правильной посадке становятся плодоносными. Поэтому вообще не следует отчаиваться, а нужно добиваться устранить у таких учеников, по крайней мере, упрямство.
  
   *
   Работая с курсантами, наблюдая их в разных ситуациях, я постоянно убеждался в том, что не следует смотреть на курсантскую массу, как на нечто однородное.
   Каждый курсант - это Личность, обладающая своим потенциалом.
   Задатки и способности, которые составляют базисное основание Личности, не всегда известны самому человеку.
   Как правило, каждый из курсантов имеет большой резерв неиспользованных способностей и массу нереализованных задатков.
   Но беда в том, что не все люди в состоянии правильно оценить свой потенциал. Еще менее таких, которые целенаправленно и систематически работают над собой.
   В то же время, согласно учения Аристотеля, стремление учиться человеку врожденно.
   А выдающийся русский педагог Д.И. Писарев, в свое время справедливо подметил, что "человеческая природа до такой степени богата, сильна и эластична, что она может сохранять свою свежесть и свою красоту посреди самого гнетущего безобразия окружающей обстановки".
  

Тут шлифуются массы и уничтожаются личности...

  
   Значит, задача военной школы - побудить каждого обучаемого работать над собой.
   *
   Отсюда вполне логично заключить, что военная школа (впрочем, это относится и к другим образовательным учреждениям) должна быть учреждением, где познаются особенности личности, развиваются индивидуальные способности, изживаются личностные недостатки, изъяны, пороки (если таковые имеются), и делается максимально возможное для того, чтобы каждый смог достигнуть предела той возможности, которая определяется характером его задатков и способностей.
   *
   Следовательно, военное училище не должно копировать полковую организацию, где все, как говорится, "приводятся к нормальному бою" посредством единообразия, унификации и усреднения.
   В военном училище важно взрастить Личность, дать простор развитию ее талантов и способностей и помочь достигнуть той отметки, которая этому человеку по плечу.
   Другими словами, индивидуализация воспитания и обучения в военном училище должна составлять суть педагогического процесса.
   ***
   Я думаю, что многие выпускники военной школы могли бы присоединиться к горьким словам правды, которые изложил в "Отечественных записка" в 1862 г. А. Заилийский в воспоминаниях о кадетской юности:
   "Не без вздохов и сердечной боли, - читаем в его мемуарах, - вспоминаю тебя, дорогая юность! Как ты прошла? На что ты истратилась? Куда пропала? ... В запертой и душной атмосфере удары не укрепляют юношеские силы, не пробуждают к самостоятельности, не закаляют юношу к будущей суровой жизненной прозе. Нет, эти удары уничтожают его личность, его самостоятельность и убеждения. Тут шлифуются массы и уничтожаются личности. Тут все подходит под общий уровень отсталой посредственности, в силу того, что посредственность - масса и масса, желающая оставаться вечно status quo. А между тем исхода нет. Молодые силы кипят и перекипают"...
   И далее:
   "Да, скажу еще раз, тяжела ты, моя молодость... Тяжелый молот тебя ковал, силясь слить с той массой, которая так легко росла под ударами искусных кователей, подводивших все под своей уровень понимания".
   ***
   С горечью признаю, что положение не изменилось и в годы советской власти.
   Первые военные школы уже весной 1918 года рассматривались как опорные воинские части, и в первые годы гражданской войны играли роль гвардии революции.
   Следует признать такое отношение к военной школе в то время обоснованным с военно-политической точки зрения, но чем же объяснить полковой дух в военно-учебных заведениях более поздней поры и сегодняшнего дня?
   Почему до сих пор военная школа рассматривается как особый вид воинской части? Почему обучаемые до сих пор имеют статус рядовых, сведенных в подразделения, где на первом плане стоят коллективные, а не индивидуальные задачи?
   *
   Разъясняю тем, кто не понял сути проблемы.
   Военно-учебное заведение - это не полк, где все должно быть подчинено интересам боевой подготовки и где личность отдельного члена коллектива ценна лишь в контексте исполнения общих задач.
   Военное училище или академия - это учреждение воспитательно-учебное, где развитие отдельной Личности ставиться на первый план. Это учреждение готовит "штучный продукт" и несет ответственность не за боеготовность училища или академии, а за то, как и в какой мере каждый, отдельно взятый курсант или офицер, подготовлен к исполнению выявленных и развитых у него служебно-должностных способностей.
   Эти учреждения несут ответственность за то, какую аттестацию они дают своим выпускникам, а не за то, сколько положительных оценок они выставили в процессе подготовки офицерских кадров.
   *
   Сегодня же военно-учебное заведение отчитывается количеством выставленных оценок, но никак не тем, насколько их выпускники подготовлены воспитанием и обучением к исполнению своих служебных обязанностей.
   Даваемые выпускникам аттестации не позволяют определить степень профессиональной пригодности каждого, его сильные и слабые стороны. Следовательно, войска получают "кота в мешке".
   В то же время, интересы дела требуют к моменту окончания курса военно-учебного заведения (полного, или частичного) определять квалификацию и степень профессиональной пригодности каждого отдельного офицера, иногда даже невзирая на перечень полученных оценок.
   Ибо, оценки пока лишь свидетельствуют об обучаемости, а правильная квалификация - о том месте и той должности которая по плечу данному человеку.
   ***
   К сожалению, приходится констатировать, что существующая система подготовки офицерских кадров не только несовершенна, но и вредна, ибо в военно-учебных заведениях готовятся не офицеры, а военспецы низкой квалификации.
   *
   Нам многое надо менять в военной школе.
   *
   Но, прежде всего, надо понять, какую помощь курсантам надо оказывать.
  

В чем испытывают нужду обучаемые?

   В этой части нам предстоит ответить на вопрос: есть ли типичные "слабые" места, которые нужно стараться всеми силами укреплять, как действиями со стороны преподавателей, так и работой самих обучаемых.
  
   После довольно долгих и серьезных раздумий, анализа учебной деятельности, поведения и качеств курсантов, я пришел к выводу, что есть ряд направлений, на которых следует сосредоточить свое внимание:
  
  -- Необходимо помогать ученику (курсанту, слушателю) познавать самого себя: помогать им отыскивать их собственный закон жизни. "Самопознание есть первый путь к освобождению - мы должны беспощадно уяснить себе всю власть тщеславия над нашими собственными действиями или попущением" (Ф.Ферстер). Всякий человек, умеющий заглядывать внутрь самого себя, есть уже готовый курс психологии.(К.Ушинский).
  -- Требуется помогать ученику развивать самосознание и чувство собственного достоинства. "...Главное в воспитании нравственного сознания - это пробуждение самосознания, способности справедливо оценивать свои мотивы и поступки...(М. Рубинштейн). "...Пусть никто не думает, что истинным человеком можно стать, не научившись действовать как человек, т.е. не получившим представления о том, что делает его человеком". (Я.Коменский).
  -- Следует помогать развивать самостоятельность ученика. "Обладая такой умственной силой, извлекая отовсюду полезную пищу, человек будет учиться всю жизнь, что, конечно, и составляет одну из главнейших задач всякого школьного учения". (К.Ушинский).
  -- Ученика надо учить пользоваться свободой. "Свобода есть не освобождение от обязанностей и от труда, от работы над собою, а лишь освобождение от всего того, что мешает такой работе". (Ницше). Ницше спрашивает не: от чего ты свободен? а: для чего ты свободен? для какой цели, для какого пути, для какого дела? куда ты идешь, чего ищешь?
  -- Необходимо вселять уверенность в себе. Каждая победа воли над чем бы то ни было, придает человеку уверенность в собственной нравственной силе, в возможности победить те или другие препятствия.(К.Ушинский).
  -- Нужно тренировать память. Не умея обращаться с памятью человека, мы утешаем себя мыслью, что дело воспитания - только развить ум, а не наполнить его сведениями; но психология обличает ложь этого утешения, показывая. что самый ум есть не что иное, как хорошо организованная система знаний.(К.Ушинский)
  -- Необходимо развивать умственные способности. Умственные способности требуют себе пищи, требуют развития...(Д.Писарев).
  -- Нужно воспитывать чувства и волю. "Самое легкое занятие может быть невыносимо скучным и самый напряженный умственный труд может быть в высшей степени приятным. Все зависит от того, затрагивает ли этот труд ум и чувство трудящегося человека...(Д.Писарев).
  -- Следует поощрять развитие жизненной энергии. "Вековой опыт показывает, что личная энергия служит лучшим примером, оказывает самое могущественное воздействие на жизнь и деятельность других людей и является лучшею школою для них. (С.Смайльс).
  
   "Вообще юношество нуждается в симпатичном, осторожном и мудром руководстве. Оно стремится постоянно к идеальному, даже в своих увлечениях и преувеличениях, и за осуществление своих стремлений готово жертвовать всем, не исключая жизни. Это нужно помнить и ценить", - писал выдающийся русский педагог П. Каптерев.

О характеристике курсантов АВОКУ

  
   Нельзя воспитывать и обучать курсантов, не зная их потребностей, мотивации, жизненных устремлений и приоритетов.
   *
   Так, изучая мотивы поступления в военное училище, я обратил внимание на то, что потребность стать офицером не является выстраданным мотивом.
   Решение поступить в военное училище созревает, главным образом, под влиянием обстоятельств, как-то: примера и совета друзей; территориальной близости военно-учебного заведения (до 75% курсантов являются жителями данного города и области); желания вырваться из своей социальной среды и прорваться в категорию граждан, стоящих выше по социальной лестнице, чем его родители; надежды на улучшение материальных и бытовых (жилищных) вопросов.
   Признать такие мотивы вполне здоровыми нельзя, так как это говорит о том, что в данном случае офицерский корпус пополняется людьми по необходимости, а не по призванию.
   Офицерская профессия больше чем любая другая требует призвания.
   Эта профессия трудна (физически, морально и психологически), опасна даже в мирное время, требует высокой самоотверженности, доходящей до самозабвения. Чтобы стать офицером, недостаточно надеть военный мундир и даже окончить военно-учебное заведение. Надо сродниться с профессией, нужно приобрести тысячи сноровок, необходимые в военном деле. Это невозможно добиться без высокого воинского духа.
   Офицер должен пропитаться чувством дисциплины, то есть сознанием, что он обязан подчиняться старшим и обязан повелевать младшими; он должен научиться быстро схватывать смысл приказания и научиться сам отдавать приказания твердо, кратко и ясно.
   "Но как удержать в армии огромное большинство тех переодетых в офицерские мундиры штатских юношей, - писал М.Меньшиков, - что выпускают наши будто бы военные, а на самом деле давно сделавшиеся штатскими училища?"
   *
   Сегодня проблема отбора в военно-учебные заведения заменена практикой набора всех желающих.
   С началом Афганской войны проблема отбора необходимого кадра для подготовки к действиям в особых условиях серьезно осложнилась, о чем свидетельствует следующий факт.
  

"Мулла" в учебном центре

  
   В начале войны в Афганистане стало ясно, что для этого ТВД нужны офицеры, знающие специфику Востока.
   Генеральный штаб тотчас дал разнарядку во все военные училища, включая АВОКУ, в которой предписывалось провести спецнабор среди киргизской, таджикской и казахской молодежи.
   Директиву выполнили быстро и вскоре в учебном центре училища появились молодые люди данных национальностей.
   Многие из них были из дальних аулов и селений. Они в большинстве своем не говорили по-русски. Уровень их образования был чрезвычайно низкий.
   Создавалось впечатление, что в названных республиках поставили себе задачей отобрать самых неразвитых юношей, вырвав их из патриархальной обстановки и кочевого быта.
   Но это было еще не все.
   В этот период командование училища столкнулось с особым противодействием кампании набора таджиков и киргизов в училище.
   Во время очередного набора курсантов в учебном центре под видом поступающего в училище появился молодой человек, который сразу же стал вести работу среди киргизов и таджиков, отговаривая их от учебы в училище.
   Все, включая командиров и начальников приемной комиссии, звали его "муллой" и фактически не препятствовали его деятельности. Дело в том, что большинство поступающих из числа таджиков и киргизов вообще не знали русского языка. "Мулла" в данном случае выступал переводчиком, трактуя на свой лад приказы, распоряжения и указания командиров и начальников.
   Только после того, как киргизы и таджики стали в массовом порядке уезжать из училища, "муллой" заинтересовались особисты.
   Они-то и выявили, что этот молодой человек был специально подготовлен и послан в училище, чтобы вести пропаганду против поступления на обучение таджиков и киргизов.
   *
   Этот частный случай говорит о том, что недруги наши внимательно следят за всеми проблемами в подготовке офицерских кадров и реагируют на них быстрее, чем те, кому по должности положено это делать.
   *

Провокации в Алма-Атинском гарнизоне

  
   В период начала войны в Афганистане мы стали свидетелями умело организованной пропагандистской кампании, имеющей целью вызвать недовольство в военной среде к командованию.
   Мотострелковый полк, который дислоцировался рядом с училищем, в полном составе был отправлен в Афганистан.
   Спустя какое-то время по военному городку был пущен слух о том, что полк понес большие потери. В числе погибших называли командира полка и его заместителей. Эта новость очень встревожила весь гарнизон и была предметом пересудов до тех пор, пока в военный городок не прибыло командование округа и успокоило людей.
   Следующим провокационным слухом было сообщение о том, что командование округа намеревается в экстренном порядке выселить из занимаемых квартир членов семей военнослужащих, убывших в Афганистан и на их место заселить офицерские семьи нового полка, прибывшего на замену полку, ушедшему в Афганистан.
   Этот слух был, конечно, опровергнут. Никто никого не собирался выселять. Но люди не на шутку встревожились.
   *
   Продолжение следует...
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011