ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Принцип полной осведомленности

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моя казахская эпопея, часть седьмая


Моя казахская эпопея, часть седьмая

А.И. Каменев

ПРИНЦИП ПОЛНОЙ ОСВЕДОМЛЕННОСТИ

  
   Продолжение. Начало См.:
  
   Учить воевать, а не подметать   21k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть шестая
   Училище - не полк...   28k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть пятая.
   Бои местного значения   39k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть четвертая
   Военная педагогия   41k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть третья
   В кадрах-то согрешили   76k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть вторая.
   Моя казахская эпопея   35k   "Фрагмент" Мемуары
   Часть первая
   Капитан сверхсрочной службы   45k   "Фрагмент" Мемуары
   Наука требует жертв
   Время решать   43k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть седьмая.
   Без руля и без ветрил?   34k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть шестая
   Легко в учении - тяжело в бою   19k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть пятая.
   Академия - не богодельня, а чистилище   23k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть четвертая.
   Для чего люди учатся?   31k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть третья
   Чему нас учили   26k   "Фрагмент" Мемуары
      Мои университеты, часть вторая
   Мои университеты. Ч.1   30k   "Фрагмент" Мемуары
         Знание - сила, образованность - благо.
   Полосатый рейс   25k   "Статья" История
          О государственной потребе и местничестве
   Луч света   26k   "Фрагмент" Мемуары
          Поболее бы таких лучиков в царстве равнодушия и своеволия
   Свобода - это дар...   38k   "Фрагмент" Мемуары
          Истина делает человека свободным, а умение использовать этот дар - счастливым
   Курс на Красноярск   25k   "Фрагмент" Мемуары
          О чистой совести и чувстве исполненного долга
   Самое бесправное сословие   19k   "Фрагмент" Мемуары
          Проблема вторая - молодые офицеры
   Проблемы полка   15k   "Фрагмент" Мемуары
          Худо, когда боевая часть превращается в военно-подметальное учреждение
   У алтаря права дружбы кончаются   22k   "Фрагмент" Мемуары
          Дружба - это наука и искусство
   Пить или не пить?   23k   "Фрагмент" Мемуары
          Пора трезветь, господа!
   Неудачником не рождаются   23k   "Фрагмент" Мемуары
          Неудачи и просчеты: наше отношение к ним.
   Двухгодюшники   16k   "Фрагмент" Мемуары
          Лучше меньше, да лучше.
   Эффект метро   17k   "Фрагмент" Мемуары
          Интересные наблюдения и необычное умозаключение
   Плох тот, кто...   13k   "Фрагмент" Мемуары
   Не звание возвышает офицера над подчиненными, а умение быть искусным воином.
   ЧП в артполку   21k   "Фрагмент" Мемуары
             О педантизме, мелочности и палке капрала
   Три недели, которые...   35k   "Фрагмент" Мемуары
             А Ларчик просто открывался.
    Из леса вистимо   30k   "Фрагмент" Мемуары
             Голь на выдумки хитра
    Кочкоград   22k   "Фрагмент" Мемуары
             Мой гарнизон - моя крепость?
    В отдельном автомобильном   45k   "Фрагмент" Мемуары
             Риск - благородное дело
    В чем наша беда?   23k     "Фрагмент" Мемуары
             Практические заметки из служебного опыта
    Из технарей в политработники   12k     "Фрагмент" Мемуары
             О неожиданном повороте судьбы и мыслях по этому поводу
    ТАТУ   34k     "Фрагмент" Мемуары
             Начало пути вечного узника
  

О серьезном стратегическом просчете

  
   Память о павших и воевавших в Афганистане побуждает меня сказать о весьма важном уроке, который следует усвоить на будущее.
   Речь идет о военно-историческом просчете, который допустило светское правительство, вводя наши войска в Афганистан и начиная там боевые действия без предварительной военно-исторической проработки темы.

Восток - дело тонкое...

  
   Любая война уникальна.
   Война на Востоке удесятеряет эту уникальность.
   Выдающийся русский востоковед А.Е. Снесарев еще в 1921 г. выпустил в свет свою книгу под названием "Афганистан", которая содержала чрезвычайно важные сведения об этой стране.
   Приведем извлечения из этого труда.
   *
   История
   Колыбелью афганской народности являются Сулеймановы горы - страна унылая, бедная, безводная и безлесная; она дала народу суровое воспитание, сделав его выносливым, упорным и гордым.
   Страна не вызывала жадности могучих соседей, а если они и заходили в нее, то на очень короткое время; это давало хорошую канву для развития в молодом народе чувства свободолюбия и независимости.
   Ресурсы в стране были скудны, приходилось делиться последним, а отсюда гостеприимство, как выпуклая черта в народном характере. Но та же бедность, с другой стороны, побуждала искать средств и богатств вне, искать набегом, украдной, грабежом и притворством, а отсюда: жадность, грабительские инстинкты, лукавство, вероломство, как отличительные черты афганцев.
   Климат Сулеймановых гор жаркий и сухой, что повлияло на народ в смысле выработки в основе его психики жгучего темперамента: вспыльчивости, горячности, мстительности...
   *
   Народ Афганистана.
   Подводя итог сказанному о народностях Афганистана, я позволю себе сделать тот политический вывод, что все они разобщены, не составляют одной общей и сплоченной семьи, что, например, между афганцами и узбеками пролегает такая пропасть, через которую нельзя перекинуть никакого моста. Если таким мостом и можно до некоторой степени считать ислам, то только до некоторой степени. Что касается таджиков, тот этот своеобразный и замкнутый народ живет своей изолированной жизнью.
   По составу населения Афганистан не представляет одной сплоченной крепкой нации, и, значит, ту государственную задачу, которая требует единства и прочности мысли, одинаковости и всестороннего самопожертвования, Афганистан выполнить не может.
   А отсюда вывод, что определенной и планомерной политикой можно без труда разорвать эту страну на клочки. ...
   *
   Азиатский режим
   Я должен признать, что режим страшно жестокий, конечно, часто несправедливый, в нем много неправды и зла, везде снуют шпионы, наказания кровные и чрезмерные...
   Афганский властитель должен совершать много актов, противных нашему человеческому чувству. Он должен править сурово или отказаться от власти. Такая суровость неизбежна при управлении подобным народом. ...
   *
   Военные качества народа
   К какой категории относится главная часть афганского населений?
   Несомненно, к воинственной. ...
   Для войны требуется от народа следующие качества: патриотизм (т.е. любовь к ролине или, понимаемая более широко, проникновение общегосударственным настроением), хладнокровие, мужество, физические силы, вынсливость и терпеливость.
   Анализ военных качеств афганце показывает, что все эти качества в нем есть налицо.
   Ему присущи, конечно, и отрицательные черты: афганец с трудом поддается дисциплине, он бунтарь по природе, слабо выполняет общую директиву, склонен действовать партизански, не в меру самолюбив, заносчив.
   Итак, вы видите, что природа народа и его история сделали его воинственным, что его подоплека, с точки зрения основных требований войны, положительна, а такой народ понесет все военные невзгоды легко...
   *
   Дисциплина и горы
   Дисциплины в нашем смысле в афганской армии не существует. Племенная рознь часто сказывается в междоусобицах среди отдельных воинских частей, квартирующих в одном городе.
   Вне службы ранги перемешаны, офицеры курят с солдатами, передавая по очереди кальян, круг понятий одинаков...
   Но это не должно вводить нас в заблуждение.
   Афганская армия заключает в себе немало элементов, которые могут заменить нашу европейскую дисциплину. Прежде всего, афганская армия - это дружная семья магометан, которая готова, как один, постоять за знамя Пророка, а это знамя будет поднято при всякой войне.
   Затем, афганцы проникнуты фанатической любовью к своей родине и к свободе, и эта основная черта народа прочно объединит их в минуты войны. Наконец, и железная дисциплина не будет забыта, когда настанет война.
   Кроме учений, войска несут в горах гарнизонную службу, укрепляют крепости, строят дороги... Мятежи случаются часто, и подавление их служит хорошей боевой школой войскам.
   *
   Религия
   "Религия развивается часто не та, где ее начали проповедовать, и не там она пускает свои глубокие корни, где она была основана. Она блуждает по земле, часто долго ищет приюта и закрепляется, наконец, совсем в другом месте, чем это можно было бы ожидать.
   Ислам царит и накладывает свой отпечаток на весь Средний Восток. Вы можете определенно сказать, что Средний Восток - это сумма стран, подвластных велению Пророка.
   Мусульмане на Востоке между собой ссорятся, враждебны друг другу, целые века препираются из-за обрядовых тонкостей, но когда вы имеете с ними дело как европеец, то перед вами будет только мусульманин, независимо от того, к какому толку он принадлежит.
   *
   Национализм
   И как бы в частности к вам ни складывалось отношение азиата, как бы он ни приветствовал вас, какие бы дружеские чувства, подсказанные желанием вас заполучить на свою сторону, он ни высказывал, вы все-таки должны не упускать из виду, что, в действительности, он и питает к вам глубокое недоверие и неукротимую вражду...
   Азиат, прежде всего, глубоко национален по своей природе; знать свой род и крупных его представителей, знать свое племя, его историю, гордиться им и превозносить его - это долг всякого афганца, притом охотно и всегда страстно исп0лняемый.
   Нация - это его вторая религия.
   Понятно, на фоне такого сильного, страстного и всегда односторонне национального чувства люди другой национальности рисуются чем-то чужим, враждебным, боле низшим.
   ...Европеец для азиата - его антипод во всех отношениях...
   Но это чувство еще более усиливается и подогревается исламом. ...
   *
   Отношение к европейцам
   Азиат не любит, не верит и отчаянно боится европейца - эту основную черту никогда не забывайте. При добрых обстоятельствах это чувство может сильно ослабнуть, но зато при иных, более суровых, чувство сказывается известными в истории эксцессами, вроде резни англичан в Хурд-Кабульских ущельях в январе 1842 г. или Андижанского восстания в 1898 г.
   В области политики средний афганец развит слабо, но несколько специально, в области религии он знает несравненно больше и довольно прочно; в первой ему свойственно свободомыслие и огромное любопытство, в сфере второй он нетерпим ...
   Нет лучшей лести для азиата, как доброе слово по адресу его религии.
   В Азии поневоле приходится быть лицемерным. Но помните, если вы возымеете неосторожную мысль или будете вынуждены выдать себя за мусульманина, то вам придется исполнять все связанные с этим обряды, исполнять их вовремя и аккуратно, точно уметь воспроизвести некоторые манеры, предусмотренные законом, не пить вина и т.д.
   *
   Паниславизм
   ...Вы найдете, что восточная аристократия чаще всего - панислависты, т.е. мечтатели о слиянии всех мусульманских народов воедино.
   *
   Политические задачи
   Стратегическая роль Афганистана определяется тем, что он стоит на путях, ведущих в Индию - драгоценнейшую колонию Англии...
   Англия ставит себе главной политической задачей (в Средней Азии) задержать Россию всеми имеющимися ресурсами на приличном удалении от Афганистана... и ослабить ее среднеазиатский размах.
   *
   Стратегия и тактика англичан
   ...Пред Сулеймановыми горами он (английский завоеватель) останавливался, иногда надолго, выбирая себе базой для дальнейших предприятий линию Кабул-Газни-Кандагар.
   Происходила обработка жителей Сулеймановых гор: переманивание на свою сторону жителей, организация разведчиков, обеспечение путей, создание авангардов и т.д., и только после выполнения этого сложного процесса переработки афганцев победитель трогался дальше...
   О политике России
   В России начинают понимать, что лежащая недалеко от нас Индия является в наших руках огромным политическим козырем, что, благодаря этому географическому благоволению судьбы, мы можем оказывать огромное влияние на Англию... В наших политических кругах начинает выявляться та плодотворная мысль, что на все против нас посягания и интриги Англии мы с большим успехом можем ответить соответствующим нажимом в Средней Азии.
   Как бы это ни было больно для национального самолюбия, но надо признать, что политическая победа в Средней Азии почти всегда оставалась за Англией...
   Причины подобных неудач для нас лежат в большей культуре Англии, в ее несравненном с нашим богатстве и, наконец, в большей гибкости и разнообразии ее политических приемов.
   Трудно удержаться от чувства зависти, когда приходится наблюдать английского поручика, попавшего в гиндукушских трущобах в какую-нибудь политическую передрягу. Как много всегда смысла и такта в каждом его шаге, как цепко действия его согласованы с интересами родины!

Принцип полной политической осведомленности

  
   Подобное культурное преимущество, делавшее Англию сильнее нашего в состязании на среднеазиатском театре, сказывалось и в других сторонах дела.
   Англия в основе всех своих задач и предприятий полагала, прежде всего, принцип самой полной осведомленности.
   Сначала все знать, глубоко и основательно, а затем уже позволять себе желать и ставить задачи.
   Англия изучала Среднюю Азию с полной внимательностью и, как можно догадываться, по широко обоснованной программе.
   Английские офицеры, ряд путешественников-добровольцев и, наконец, целая сеть темных работников, фамилии которых были скрыты под начальными буквами алфавита и которые в Европе известны под именем пундитов, искрестили территорию Средней Азии по всем направлениям. Денег на это, конечно, не жалели.
   *
   Благодаря настойчивому применению принципа самой широкой осведомленности, англичане получали в свое распоряжение относительно Средней Азии огромный материал, выкраивали из него тот узор, который им был нужен, и били нас всегда обилием и разносторонностью фактов, которые нам приходилось молчаливо признавать.
  
   *
   Если сравнить одновременно наши исследования, то они едва ли выдержат сравнительную критику.
   Исследования были редки, лишены всякого размаха и системы; в Афганистан кто-либо из русских и совсем не попадал. ...
   Не останавливаясь на вопросе, что делалось нами в более близкое к нам время в целях изучения Средней Азии, приведу лишь сильные, но справедливые слова П.А. Риттиха, сюда относящиеся:
   "Основным принципом военной готовности государства, - говорит автор, - служит его осведомленность о соседних государствах. В этом отношении в Туркестане мы оказываемся, как и в Манчжурии, совершенно несостоятельными, так как Афганистана и Индии мы не знаем и не желаем знать".
   *
   Если мы с Афганистаном будем искать сближения и зададимся вопросом, на какой из основных народов можно было бы опереться, то придем к следующему: строить расчеты на таджиков нет никаких оснований... Остаются узбеки, как наш единственный авангард. У них еще жива связь с русским Туркестаном ... Живется им в Афганистане несладко под властью афганцев, которых они ... ненавидят и вправе считают выскочками на среднеазиатской арене...
   Политические расчеты могут повести (всегда временно) Афганистан на ту или другую сторону, но чувства останутся одинаково враждебны к всякому европейскому государству.
   ***
   На этом я заканчиваю цитирование, безусловно, выдающегося труда нашего военного ученого и невольно задаю себе вопрос: Почему этот труд не был востребован политиками и военными в преддверии вторжения наших войск в Афганистан?
   *
   Ответов на поставленный вопрос может быть много, но очевидно самое важное, на мой взгляд, состоит в том, что у нас все время недооценивают значение исторической науки.
  

История - дисциплина стратегическая

  
   Не хотелось бы обобщать, но, пожалуй, придется это сделать.
   *
   Без малейшей натяжки следует заключить, что все наши военные неудачи связаны с тем, что правители наши полностью или частично игнорируют требования принципа полной исторической и политической осведомленности.
   Достигается же эта осведомленность посредством постижения и анализа исторических фактов.
   *
   Наша проблема состоит в том, что мы плодим много людей, величающих себя историками, и мало делает для того, чтобы изучение исторических явлений велось в интересах государственности (а не во вред ему), чтобы исторические явления были системными, дополняющими и развивающими исследования предшественников.
   Важно также, чтобы исследования эти были актуальны, прогностичны, строились с определенным упреждением и давали вовремя военному делу направление в деле подготовке войск, боеготовности государства и подготовке офицерских кадров.
   ***
   В качестве позитивного примера заблаговременной подготовки к Крымской войне (1853-1856 гг.) со стороны Великобритании.
   Эта страна давно и тщательно изучала Россию как военного и политического противника.
   В министерстве иностранных дел и в военном ведомстве этой страны было накоплено немало сведений о государственном устройстве, военной организации, порядках и нравах россиян.
   Тем не менее, они, обеспокоенные тем, что в середине ХIХ в. в России наметился прогресс в подготовке офицерских кадров, попытались получить необходимые сведения о постановке обучения и воспитания кадетов.
   С этой целью на имя Великого князя Михаил Павлович (Главного начальника военно-учебных заведений), и ближайшего его сотрудника генерал-адъютанта Я.И. Ростовцева было получено письмо директора канцелярии военного министра статс-секретаря Брискорна от 10 марта 1837 года следующего содержания:
  
   "Великобританское министерство, имея в виду, что военные училища Росси учреждены на весьма прочных и полезных для образования юношества основаниях, изъявило желание получить некоторые сведения о наблюдаемых у нас по сей части правилах. Государь Император, по всеподданнейшем о сем докладе, с удовольствием изволил изъявить согласие на доставление сих сведений английскому послу лорду Дургаму, сообразно составленной им по сему предмету записки".
  
   К письму была приложена записка лорда Дургама, в русском переводе, заключавшая десять вопросных пунктов.
   Вопросы, предложенные великобританским министерством, настолько характерны, что их нельзя не привести целиком. В них удивительно вдумчивое отношение не к теоретическим только, а главное - к практическим средствам и приемам подготовки будущих офицеров специального рода оружия любой армии.
   Вот эти вопросы:
  
   1)Каких лет мальчики принимаются в военные училища?
   2)Какие права должны иметь мальчики, чтобы вступить в военное училище? Определить подробно различные основания и степень важности каждого из них.
   3)Число лет, потребное для окончания приуготовительного курса в военных училищах.
   4)Какому следуют курсу учения? Объяснить учебные предметы; время, посвящаемое каждому из них; число учебных часов, распределение их. Каким книгам следуют при преподавании каждого предмета? Как определяются степень способности учеников? Если посредством экзаменов, то как они как они производятся: экзаменаторами, не принадлежавшими к составу училища, или профессорами и наставниками? Словесно или письменно? Если экзаменаторы - профессора, то какие приемлют меры для предупреждения пристрастия? Как определяются различные степени познаний?
   5)Какими средствами возбуждается желание успеха? Какие награды даются за таланты и прилежание?
   6)Каким образом соблюдается дисциплина? В чем состоят наказания? Как именно определяются и усиливаются? Есть ли какое-нибудь наказание за невнимание и невежество, отсюда происходящее?
   7)По окончании курса как избираются артиллерийские и инженерные офицеры? Какие потребно иметь сведения для сих знаний? Каким образом удостоверяются, что офицер приобрел эти сведения? Если посредством экзамена, то кем и в чем присутствии он производится?
   8)По избрании офицеров для артиллерии и инженерного дела присоединяются ли они немедленно к своим корпусам, или поступают предварительно в практические училища, где приложение их познаний к делу составляет главный предмет учения? Если это так, то каким образом распределено их время и бывает ли им какой-либо экзамен по окончании сего пробного курса?
   9)Весьма желательно было бы иметь вопросы, предлагаемые на экзаменах.
   10)В прусской службе офицеры экзаменуются при каждом производстве из одного чина в другой. Существует ли это обыкновение в России? Если существует, то в чем состоит экзамен?
   *
   Видно было, что все внимание сосредоточено на подготовке офицеров специального оружия: артиллеристов и инженеров.
   Другими словами, за 16 лет до Крымской войны англичане уже интересовались, с какими боевыми элементами специального рода оружия пришлось бы иметь дело, если бы обстоятельства вызывали необходимость прислать к русским берегам своих артиллеристов и сапер .
   *
   Трудно сказать, получен ли был ответ на этот запрос.
   Но факт остается фактом - умный противник все делает для того, чтобы выведать все интересующие его сведения.
   Из этого и складывается полная осведомленность, так необходимая для политиков и военных.
   ***
   И вновь возникает вопрос: не пора ли тратить силы и средства для написания никому не нужных исторических трактатов?
   Давно ведь уже наступило время исторической науке стать пособницей государству...
   *
   Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011