ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Люлечник и Сократ

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Калининградское инженерное, часть шестая


Калининградского инженерное, часть шестая

  

А.И. Каменев

ЛЮЛЕЧНИК И СОКРАТ

  
  
   Продолжение. Начало См.:
  
   Не пей и дело разумей!   38k   "Фрагмент" Мемуары
   Калининградское инженерное, часть пятая
   Приказано растоптать   16k  Фрагмент Мемуары
   Калининградское инженерное, часть четвертая
   Умей за себя постоять   25k   "Фрагмент" Мемуары
   Калининградское инженерное, часть третья
   Как преодолеть равнодушие?   26k   "Фрагмент" Мемуары
   Калининградское инженерное, часть вторая
   Калининградское инженерное   30k   "Фрагмент" Мемуары
   Часть первая
   Ты, человек порядочный   71k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть четырнадцатая
   Командующий войсками Язов и другие   29k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть тринадцатая
   Наука побеждать полковника Кишанина   49k   "Статья" Публицистика
   Моя казахская эпопея, часть двенадцатая
   Единоначалие и хождение в народ   23k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть одиннадцатая
   Служить бы рад...   12k   "Статья" История
   Моя казахская эпопея, часть десятая
   Где собака зарыта!   10k   "Статья" Публицистика
   Моя казахская эпопея, часть девятая
   Помни войну!   22k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть восьмая
   Принцип полной осведомленности   29k   "Глава" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть седьмая
   Учить воевать, а не подметать   21k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть шестая
   Училище - не полк...   28k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть пятая.
   Бои местного значения   39k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть четвертая
   Военная педагогия   41k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть третья
   В кадрах-то согрешили   76k   "Фрагмент" Мемуары
   Моя казахская эпопея, часть вторая.
   Моя казахская эпопея   35k   "Фрагмент" Мемуары
   Часть первая
   Капитан сверхсрочной службы   45k   "Фрагмент" Мемуары
   Наука требует жертв
   Время решать   43k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть седьмая.
   Без руля и без ветрил?   34k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть шестая
   Легко в учении - тяжело в бою   19k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть пятая.
   Академия - не богодельня, а чистилище   23k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть четвертая.
   Для чего люди учатся?   31k   "Фрагмент" Мемуары
   Мои университеты, часть третья
   Чему нас учили   26k   "Фрагмент" Мемуары
      Мои университеты, часть вторая
   Мои университеты. Ч.1   30k   "Фрагмент" Мемуары
         Знание - сила, образованность - благо.
   Полосатый рейс   25k   "Статья" История
          О государственной потребе и местничестве
   Луч света   26k   "Фрагмент" Мемуары
          Поболее бы таких лучиков в царстве равнодушия и своеволия
   Свобода - это дар...   38k   "Фрагмент" Мемуары
          Истина делает человека свободным, а умение использовать этот дар - счастливым
   Курс на Красноярск   25k   "Фрагмент" Мемуары
          О чистой совести и чувстве исполненного долга
   Самое бесправное сословие   19k   "Фрагмент" Мемуары
          Проблема вторая - молодые офицеры
   Проблемы полка   15k   "Фрагмент" Мемуары
          Худо, когда боевая часть превращается в военно-подметальное учреждение
   У алтаря права дружбы кончаются   22k   "Фрагмент" Мемуары
          Дружба - это наука и искусство
   Пить или не пить?   23k   "Фрагмент" Мемуары
          Пора трезветь, господа!
   Неудачником не рождаются   23k   "Фрагмент" Мемуары
          Неудачи и просчеты: наше отношение к ним.
   Двухгодюшники   16k   "Фрагмент" Мемуары
          Лучше меньше, да лучше.
   Эффект метро   17k   "Фрагмент" Мемуары
          Интересные наблюдения и необычное умозаключение
   Плох тот, кто...   13k   "Фрагмент" Мемуары
   Не звание возвышает офицера над подчиненными, а умение быть искусным воином.
   ЧП в артполку   21k   "Фрагмент" Мемуары
             О педантизме, мелочности и палке капрала
   Три недели, которые...   35k   "Фрагмент" Мемуары
             А Ларчик просто открывался.
    Из леса вистимо   30k   "Фрагмент" Мемуары
             Голь на выдумки хитра
    Кочкоград   22k   "Фрагмент" Мемуары
             Мой гарнизон - моя крепость?
    В отдельном автомобильном   45k   "Фрагмент" Мемуары
             Риск - благородное дело
    В чем наша беда?   23k     "Фрагмент" Мемуары
             Практические заметки из служебного опыта
    Из технарей в политработники   12k     "Фрагмент" Мемуары
             О неожиданном повороте судьбы и мыслях по этому поводу
    ТАТУ   34k     "Фрагмент" Мемуары
             Начало пути вечного узника
  

Ошибка полковника Люлечника

  
   В работе начальника кафедры есть много вопросов, которые напрямую не касаются профессиональной деятельности, а затрагивают область человеческих отношений.
   К числу таких относится и вопрос семейный.
   *
   В Калининградском инженерном мне довелось быть свидетелем одной семейной драмы, которая имела место в жизни одного из старейших и уважаемых преподавателей кафедры по фамилии Люлечник.
   На этого человека я обратил внимание с самого начала работы в Калининграде.
   Умный, творческий человек, начитанный, знающий несравненно больше того, что требовалось учебной программой, он мог на высоком уровне выполнить любую учебную, методическую или научную задачу, но не всегда выкладывался в полной мере.
   Видимо он считал, что в педагогической работе невозможно всегда работать на пике возможностей, ибо это может привести к нежелательным последствиям.
   Потому он полностью выкладывался тогда, когда того требовали обстоятельства - контроль со стороны старших, зачетные задания, экзаменационная сессия и т.п.
   *
   Приближаясь к пенсионному возрасту, он берег силы...
   *
   Вникнув в суть позиции своего подчиненного, понимая особенности возраста, я не стал предпринимать ничего из того, что можно было бы применить к человеку другого возраста и другой квалификации. Я был уверен, что Вилен Исаакович в трудную минуту не подведет и, если придется выполнять сложное и ответственное задание, то он с ним справится блестяще.
   *
   Находясь в первое время в Калининграде без семьи, живя в самой близости от училища, я почти всегда раньше всех приходил на кафедру и до начала занятий занимался всякого рода работой, связанной с моими административными или учебными обязанностями.
   Но нередко в приходе на кафедру меня опережал полковник Люлечник.
   Вначале я не обращал на это внимание, но потом заметил некую ненормальность в том, что он не только раньше всех приходил на кафедру, но и позже всех покидал ее.
   Во время обеденного перерыва он заказывал себе обильный обед и с чувством проголодавшегося человека поглощал все, что было в его многочисленных тарелочках.
   Такой "зверский аппетит" мог быть лишь у хорошо проголодавшегося человека.
   *
   Секрет "служебного рвения" и "зверского аппетита" открылся скоро.
   Дело было в том, что Вилен Исаакович старался уйти из дома, пока его домашние еще спали и придти домой тогда, когда они уже отходили ко сну.
   Другими словами, товарищ наш старался избегать общения с домочадцами, так как это общение ввергало его в страшное смятение и приносило неимоверное страдание.
   *
   Причиной тому была молодая жена.
   Женившись на молодой, красивой, но расчетливой и злобной женщине, он спустя некоторое время после начала супружеской жизни понял, что допустил большую ошибку в своей жизни.
   Женщина, которую он боготворил, оказалась сущей стервой.
   Рассчитывая на обеспеченную жизнь, праздное времяпрепровождение, она скоро пресытилась такой жизнью и стала срывать зло на своем супруге.
   С этого времени каждый день был похож на кошмар. Не было такого слова, за которое привередливая супруга не ухватилась бы, как за повод излить свое неудовлетворение.
   Мало того, она стала настраивать сына чуть ли не с пеленок против отца, понося его разными словами и давая обидные и незаслуженные клички и прозвища.
   *
   Коллега наш, мягкий по характеру, сам добрый и покладистый, вынужден был найти средство спасения от стервозной супруги.
   Он стал как можно меньше времени проводить дома.
   Но это, безусловно, проблему не решило, а лишь обострило конфликт к семье...
  

Причем тут Сократ?

  
   Положение Люлечника было сродни с ситуацией, в которую попал древнегреческий мыслитель и философ Сократ, беря в жены девицу по имени Ксантиппу.
   *
   Нам следует ознакомиться с этим случаем.
   Встретил он свою избранницу на афинском базаре. Она звонким девичьим голосом расхваливала какие-то горшки. У него возникло желание с ней побалагурить.
   -- Ну, почем твои горшки, девица, - игриво спросил он.
   -- А голытьбе и самые дешевые покажутся очень дорогими, - осмотрев неказистого Сократа, ответила девушка.
   -- А я бы хотел купить ваши горшки вместе с хозяйкой, - не отставал Сократ.
   -- Я - не рабыня, чтобы меня покупать, - гордо заявила девушка.
   -- А если замуж возьму тебя, согласна? - допытывался философ.
   -- Да кому нужен таков муж: лысая голова, отвислое брюхо да рваный хитон? - рассмеявшись, спросила девушка.
   Но тут ей объяснили, что это Сократ.
   -- Ты и есть Сократ, о котором так много говорят в Афинах? - удивленно спросила она. - Много слыхала о твоем уме и твоей "красоте", но не ожидала встретить такого урода.
   -- А у Сократа есть не только крепкий ум, но и крепкие руки, которые на что-нибудь да сгодятся.
   С этими словами он неожиданно подхватил Ксантиппу за талию, поднял ее над грудой горшков и ... получил пощечину от девушки.
   -- Вот это женщина! Мне такая нужна! - с восхищением проговорил Сократ.
   -- Не справишься, Сократ. Видишь, какая норовистая невеста! - предупредил философа кто-то из зевак.
   Невозмутимый Сократ стал разъяснять, в чем состоит добродетель настоящего мужчины.
   -- Люди, желающие стать хорошими наездниками, берут себе лошадей не самых смирных, а горячих: они думают, что если сумеют укрощать таких, то легко справятся со всеми. Вот и я желая быть в общении с людьми, возьму ее к себе в том убеждении, что если я буду переносит ее, то мне легко будет иметь дело со всеми людьми.
   *

Нужно ли садиться на пороховую бочку?

  
   Надо обладать силой воли Сократа, чтобы решиться воспитать мужскую добродетель с помощью сварливой жены.
   Кому-то, может быть и нравится сидеть на пороховой бочке, к которой подведен бикфордов шнур, готовый воспламениться в любую минуту.
   В семейной жизни офицера есть две важные составляющие.
   Первая из них - найти надежную спутницу жизни, т.е. такого человека, который бы по всем статьям подходил данному человеку.
   Не буду писать об этом, но все же укажу источник, где можно найти разъяснение:
   См.:
   Не всяк девица офицеру под стать   30k   "Документ" История Комментарии: 5 (26/03/2007)
   О требованиях благопристойности офицерских браков и влиянии брака на боевые качества офицерского состава.
   Вторая проблема - воспитать жену, с одной стороны, а для мужа - стать настоящим мужем.
   И здесь я откажусь от развития темы и укажу лишь источник, где такие разъяснения имеются:
   См.:
   Любите, да власти над собой не давайте   70k   "Статья" История
   Об одном мудром совете Владимира Мономаха мужчинам
  

Мысли архиеписко­па Амвросия (Ключарева)

  
   В заключение приведу некоторые мысли из проповедей архиепископа Харьковского Амвросия (Ключарева), опубликованные в 1873 г.
  
  -- Главное заблуждение относительно семейной жизни ныне состоит в том, что все ищут и ждут от семейной жизни счастия как чего-то готового, что непре­менно они должны найти без трудов и усилий. Но такого готового счастия ни в каком роде и нигде нет на нашей земле: все здесь трудом добывается.
  -- Богатство требует труда для накоп­ления и сохранения от растраты и рас­хищения; самые прочные и великолеп­ные здания -- поддержки и исправле­ний от ветхости и повреждений; челове­ческое общество -- охраны от внутрен­них и внешних врагов; родство и друж­ба -- от недоразумений и столкновений. Очевидно, что и семейная жизнь и сча­стие не могут в этом отношении состав­лять исключения -- и их надобно возде­лывать и охранять.
  -- Все увлечения нашего сердца прохо­дят вместе с переменами, неизбежно происходящими в предметах, к которым они направлены, и в нас самих. Красота телесная вянет, к богатству привыкают, вкус к удовольствиям по времени при­тупляется -- не изменяются и не слабе­ют только связи, составляемые на об­щем направлении супругов к разумным целям, на постоянной потребности друг в друге как в необходимой силе, содей­ствующей достижению этих целей, на взаимном уважении друг к другу как к силе действительной и надежной и на взаимном утешении от сознания дости­гаемого успеха.
  -- Воображая, что счастливым выбором партии обеспечивается навсегда семей­ное счастие и что оно упрочивается пер­вою склонностию, многие супруги ныне опускают из виду и то, что в первое время супружества они еще не знают ни друг друга как должно, ни даже са­мих себя в новом своем положении. Только стоя близко друг к другу, как стоят супруги, и только по времени они могут изучить образ мыслей, вкусы, склонности, привычки друг друга, при­чем, к удивлению многих, в избранни­ках сердца вместе с достоинствами, при­влекшими любовь, открываются и зна­чительные недостатки.
  -- Обнаружение недостатков, неожи­данные мысли, желания и требования поражают иногда обоих супругов как нечто необычайное, для счастия опасное и доказывающее ошибку, сделанную в выборе. При дальнейшем обнаружении недостатков эта мысль подтверждается, и умножающиеся столкновения, споры и размолвки при недостатке наблюде­ния за собою и снисходительности друг к другу принимаются за доказательство, что счастие улетает, что брак не удался, что вместе жить невозможно, что нужно разойтись. Между тем как правила хри­стианской жизни требовали от обоих супругов при благодарности к Богу за найденные друг в друге достоинства быть настороже и ждать обнаружения недостатков как неизбежной принад­лежности каждого человека; изучить их, отнестись к ним со всею снисходительностию, какой требует взаимная любовь, и приниматься с кротостью и терпением за исправление друг друга.
  -- Ныне в супругах, знакомых с совре­менными ложными взглядами на вза­имные отношения людей между собою, все направлено против этого основного правила семейной жизни: и признание за каждым безусловной свободы иметь во всем и отстаивать свои взгляды и убеждения, каковы бы они ни были; и самолюбие, не дозволяющее смириться пред другим хотя бы для собственного блага; и, наконец, ложные понятия о душе человеческой, по которым все внутренние качества признаются неиз­бежным проявлением организма и фи­зических отправлений, а обнаруживаю­щиеся в человеке важные недостатки приписываются среде, в которой он вос­питан, а не ему самому, так что его можно только лечить, а не исправлять и в случае неудачи в лечении остается только бросить.
  -- Прибавьте к этому, что такой суд произносится новыми людьми только о других, а сознание собственных недо­статков не допускается, как малодуш­ная измена собственным убеждениям и складу своей природы, к которому дру­гие должны приспособляться и отно­ситься с уважением. И вот супруги бе­гут друг от друга...
  -- Почему? Сначала они так любили друг друга, так верили в прочность и неизменность любви! Потому что не имели смирения, чтобы сознаваться в своих недостатках, лишающих другого счастия и спокойствия, и по любви к нему не хотели поработать над собою и исправиться; потому что не имели уменья посоветовать и спутнику жизни на­блюдать за собою и постепенно исправ­ляться -- и терпения подождать ис­правления с летами; наконец, потому, что забыли или вовсе не знали различия между недостатками исправимыми и не­исправимыми и не умели примириться с последними и уживаться с ними, как приходится в подобных случаях ужи­ваться с чужими людьми.
  -- Но к мужу и жене новые люди тре­бовательнее, чем к чужим: чужие могут иметь неисправимые недостатки, нам до них дела нет -- а свой человек, которо­го мы любим, которому клялись в веч­ной верности, обязан не иметь их; он должен быть совершенством; он обязан дать нам полнейшее счастие; и если это­го мы не находим, то вправе оставить его и искать счастия с другим, в кото­ром нет этих недостатков, хотя, конечно, найдутся другие.
  -- Но труд перенесения в супругах не­достатков друг друга есть право на бла­годарность от стороны, имеющей недо­статки, к другой, терпящей их. Это ук­репляет любовь, так как имеющий недостаток старается утешить снисходитель­ного друга другими, лучшими свойства­ми своей души.
  -- Внимание к слабости и недостатку такого близкого человека, как муж или жена, возбуждает жалость к нему и ут­верждает в терпении, которое само по се­бе есть добродетель; в этой добродетели человек, имеющий христианские убеж­дения, и для собственного усовершенст­вования обязан упражняться с ревностию и постоянством. Он не может бро­сить того, с кем сжился сначала первою, живою и ясною любовию, потом любовию, по слову апостола, милосердствую­щей, потом любовию долготерпящею, наконец, любовию верующею в плоды терпения и в возможность исправления человека, которое иногда бывает и сверх ожидания, при особой помощи благода­ти Божией (1 Кор. 13, 4--8).
  -- По этим воззрениям истинно, честно любящие друг друга супруги не могут бросить друг друга за недостатки (если они не обращаются в преступления), иначе для них потеряется главная цель супружеской жизни -- любить друг друга не с увлечением для одних на­слаждений, а с самоотвержением для общего блага, временного и вечного.
  -- В этом случае полезно вспоминать на­ставление святого Иоанна Златоуста: "В супружестве надо всем жертвовать и все терпеть для сохранения взаимной любви; если она утрачена -- все пропало". А любовь, и радующаяся о любимом, и скорбящая, и терпящая,-- все любовь, то есть единственно прочное чувство, ус­лаждающее нашу земную жизнь; и по­движники любви знают, что любовь жертвующая доставляет духу несрав­ненно высшее утешение, чем наслажда­ющаяся. Это любовь христианская, о ко­торой сказано: мы, сильные, должны сно­сить немощи бессильных и не себе угож­дать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал (Рим. 15, 1--3).
  
   *
   Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010